ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Форс. Гл.15. Астероидные мыши

 

Форс. Гл.15. Астероидные мыши

25 февраля 2014 - Елена Силкина
article195401.jpg
фото из интернета
музыка - The Dubliners "Dirty Old Town"

                                             1.

     -Ру, ты сошёл с ума! - Ондрил кричал в откровенной панике на всю рубку. - Вы погибнете оба! Ты увёз её от врачей, от медицинской техники, от всего, что могло ей помочь! На что ты рассчитываешь?!  На свою маурскую магию?
   -О том, что я сошёл с ума, мне говорят с десяти моих лет, - спокойно и несколько рассеянно заметил Ирруор. - Я не могу сейчас драться с Оэренгайном. Столько энергии, сколько мне нужно, чтобы спасти Иру, качать там, в городе и на планете, невозможно, мне необходимо открытое пространство. Большинство народа слишком привыкло полагаться на технические приспособления, а они не всегда срабатывают. Все эти аппараты... Стоило поместить туда мою айю, как она начинала умирать. Их излучение ей не подходит. А моё — да. Посмотри, она жива до сих пор, дышит, сердце бьётся.
     Ирруор, обнажённый по пояс, сидел в кресле пилота возле пульта, Ира спала у него на руках. Онда мерил стремительными шагами рубку кахурского корабля, который стоял на поверхности луны, вблизи от посадочной шахты подземного производственного комплекса.
   -Допустим, я тебе поверю, что ты способен на такую фантастику, как в романах о древних волшебниках. Но ты не сможешь держать её на своей энергетике бесконечно, - повторил Онда слова Раутлинг.
     -Бесконечно и не нужно, у любого яда есть срок действия.
     -Ты бы лучше подумал над тем, где найти противоядие.
    -Эрнианские флора и фауна эндемичны, химия — можно сказать, также. Противоядие имеется только у Оэренгайнов, на то и рассчитано.
     -Твоих сил может не хватить.
    -Если я почувствую, что это так, то вброшу ей разом всё, что смогу. Этого будет достаточно, чтобы выжить.
     -Что?! Ты задумал такой оригинальный способ самоубийства?
     -В любом случае она не заплатит за то, что я её увёз. Если кто и заплатит, то это буду я.
    -Лучше пусть это будут Оэренгайны... Почему ты не обратился к своему таору?
    -К Инто? А он чем может помочь, да и все другие таоры? Они не врачи и, хотя и эсперы, но не целители. До Тайра я её не довезу, до Кахура тоже.
   -Если бы такое случилось с моей девушкой, я предпочёл бы отдать её гарайну, только бы она осталась жива...
      -Онда, это ты сошёл с ума. Хивинча вообще нельзя допускать к женщинам. Он проводит над ними психологические эксперименты, после чего, когда очередное подопытное существо ему надоедает, оно исчезает... С младшим Оэренгайном хорошо помериться физической силой, никаких других дел с ним иметь нельзя.
      -Вижу, ты собрался куда-то ещё.
     -На один из астероидов внешнего пояса. Когда Оэренгайны найдут нас там, их будет ждать сюрприз... Я оставлю тебе координаты, сообщишь их ещё раз Инто и Хинке.
    -А я отправлюсь на Лтар Эмайтэн и поищу кого-нибудь знающего. Потому что то, что ты делаешь, по-моему, всё-таки чистое безумие.
    -От подстраховки не откажусь, если она вдруг появится. Но я уже обыскал весь Зарингар.
     -Ладно, я пошёл. Эоро, маур, удачи тебе.
     -Илэ-оо.
     Ирруор не провожал Онду, открыл для него внешний люк с пульта.
     Остианин надел свой скафандр, записал координаты астероида и ушёл.
    Маур взялся одной рукой за свой инфор и отправил три сообщения. Два из них предназначались Инто и Хинке. Затем он бегло набрал несколько команд на пульте.
    «Блюдце» резко подпрыгнуло, на секунду зависло на небольшой высоте, убирая опоры, потом рванулось ввысь и во мгновение ока исчезло из глаз.
      Онда посмотрел на небо в том месте, где только что видел корабль Ирруора, и плавными прыжками побежал к посадочной шахте.
    

                                                   2.

    -Ответь на вызов, идиот!!! Ты не удержишь её!
  Долгая пауза. Несколько стремительных шагов взад-вперёд. Ещё пауза с инфором возле уха.
     Инфор с размаху полетел об пол.
     Хивинч ворвался в рубку, отделанную под галерею дворца.
     -Куда они испарились? Ты же уверяла, что он сам нам её принесёт!
   -Я не уверяла. - Манейр невозмутимо подобрала инфор с мехового ковра и элегантно присела на кресло. - Ты, как обычно, услышал то, что хотел услышать.
   -Её нет в Зарингаре! Если бы она оказалась в одной из больниц, я легко забрал бы её оттуда! - Хивинч хотел пнуть камин, забыв, что он голографический.
     -Я тебе скажу больше — её нет на планете. Он очень умён, но всё равно — идиот. Она слишком молода, чтобы уметь сопротивляться по-настоящему — изо всех сил и сверх того. И научиться уже не успеет. Один он её не удержит. Далеко они не улетели — он сейчас не в состоянии отвлекаться ни на оборону, ни на навигацию. Они на одном из спутников или астероидов. Ищи, сканируй.
     В это время на пульте заверещал сигнал вызова. Оба вздрогнули.
     -Что от нас понадобилось таорэн?! Мы здесь находимся законно и ничего не нарушаем! Мэ-э-энью? - Хивинч недобро прищурился.
     -Никаких записей и свидетельств не должно было остаться, я позаботилась об этом.
     -Тогда за каким... они нас вызывают?
     -Запрос автоматический. Какая-то бюрократическая рутина. Как капитан, ты обязан разобраться с этим, а на поиски отправлюсь я. Я их найду, не беспокойся, никуда они от нас не денутся...                                              

   
                                                 3.

     Знакомые таоры на связи отсутствовали.
  Онда договорился со сменщиком и, пока ожидал его, безжалостно смыл блестящую краску со своих косичек, расплёл их и завязал волосы, которые стали просто коричневыми, в хвост. Цвет герлона он поменял на нейтральный светлый, поверх него надел закрытую рубашку, свободного покроя брюки и высокие ботинки. Сейчас ему не стоило привлекать к себе излишнее внимание, тем более — шокировать своим видом.
     Он проверил свою экипировку — инфор, аптечку, пси-блок, личное оружие, разместил на себе всё это так, чтобы оно не бросалось в глаза, и взял шлюпку. Онда любил закрытые машины, он считал передвижение в них более безопасным...
    В Зарингаре он прежде всего отправился в таорэн и долго слонялся возле здания отдела, потому что ни Интосайи, ни Хинки на месте не оказалось. Когда он уже весь извёлся от ожидания, они наконец появились.
     -Илэ-оо, таоры Аюлэймара и Герхало. На Лтар Эмайтэн есть кто-нибудь, кто разбирается в эрнианских ядах?
     -Таких нет, - ответил Инто. - Эрнэл — закрытое общество. Зачем тебе это нужно?
     -Не мне — Ирруору. 
  -Та-а-ак. Что произошло, пока я осмелился отвлечься на свои прямые обязанности? Какой ещё идиотский номер отколол многомудрый Халеарн?
   Чёрные глаза Инто загорелись гневом, Онда попятился. И поспешно начал рассказывать всё, что узнал от маура...
      -Он специально создал условия, чтобы его без помех взяли голыми руками?! Здесь он хотя бы был бы в безопасности, ни один гарайн близко бы не подошёл к стоянке отдела!
  -Бери борт и лети. Без тебя тут управимся, - проговорила Хинка, успокаивающе кладя ладонь на локоть таора Герхало.
      Инто поспешно ушёл.
    -А тебя я попрошу без самодеятельности. Отправляйся обратно на фабрику и жди.
  Ондрил грустно и упрямо посмотрел на тайрианку. Он знал, что не послушается этого совета. Правильная полиция — хорошо, а друзья — лучше, друзья могут сделать невозможное и раздобыть что-либо гораздо успешнее самых квалифицированных специалистов. Кроме того, он был не способен просто сидеть и ждать в бездействии при подобных обстоятельствах.
     -Я на всякий случай расспрошу всех, кого знаю. В этом нет никакого риска. Илэ-оо...
     Хинка больше ничего не сказала и только кивнула, глядя ему вслед.
    Онда забрался в свою машину и в растерянности отправился колесить по городу, куда глаза глядят...

                                                 4.

   Как искать, кого искать, где искать? У Ирруора куча знакомых на всех наиболее часто посещаемых планетах, а кого тут знает он, Онда?
     Остианин остановил шлюпку у обочины и принялся рыться в базе данных своего инфора.
    Вот, «Ксауваэ» в полном составе. Кеяна, лидер шоу-группы, может знать травы и земные, и лемурские. Если музыканты ещё в Зарингаре...
    Уараг ответил на вызов и охотно пригласил к себе. Он встретил Онду одетым по-домашнему — в одной короткой юбке из четырёх отделанных бахромой фартуков.
    -Начальный школьный курс Тайра, - пояснил Кеяна, махнув рукой в сторону настольного экрана, на котором высвечивались какие-то формулы. - До сих пор навёрстываю. Ты же знаешь, откуда я...
   -С Земли, из сельвы времён Колумба, - вспомнил Ондрил. - Вообще не представляю, каково это.
     -Сложно, но возможно, - улыбнулся музыкант, отбрасывая за спину длинные чёрные волосы, заплетённые в мелкие косички.
    От ольмеков, которых привезли, потом снова эвакуировали, хотя бы название и несколько культурных памятников на Земле осталось. От уарагов в истории не сохранилось даже именования. Зато продолжали существовать сами уараги — маленькая группа в амазонской сельве и несколько человек оттуда среди звёзд, если не считать населения планеты-прародины. Кеяна бывал на ней, но поселиться там не захотел, не ощущал своей связи с истоком предков, потому предпочёл Тайр.
     -Ирруор был у меня вчера. К сожалению, ничем существенным я ему помочь не смог, потому что он слишком торопился. Сейчас мы с тобой попробуем разузнать получше. Готов ли ты помотаться по кварталу диаспоры уарагов?
     Онда энергично кивнул. Он сейчас был готов на что угодно.
     Кеяна взялся за свой инфор...
  В иных мирах эти индейцы держались очень дружно, в их поселения не рисковали соваться даже самые крутые криминальные элементы, поскольку давно были в курсе, что наткнутся на резкий отпор. Онда тоже не решился бы заехать сюда один, но сейчас он был вместе с Кеяной.
     Они разъезжали по уарагскому кварталу Зарингара весь день. Их радушно принимали в своих жилищах красивые, полные достоинства люди, одетые либо в общепринятом стиле, либо в древнем, традиционном. Онда с удовольствием пробовал национальные блюда и напитки, любовался особо интересующими его украшениями, отважно попытался курить трубку с табаком и травами, после чего его пришлось некоторое время приводить в себя, потому что он с непривычки перестарался, вдыхая дым.
   Его поразил один шаман, с которым Кеяна долго беседовал в его присутствии, но по-уарагски, поэтому Онда ничего не понял, а задействовать пси-блок постеснялся, потому что ему никто прямо не предложил поучаствовать в разговоре. У этого уарага были удивительные глаза, очень глубокие и полные спокойной мудрости, так что Онда даже сравнил их про себя с глазами тайриан.
    Эрнианских природных или искусственных ядов, а также их аналогов никто не знал. Эрнэл — в самом деле очень закрытое общество...
  Поздно вечером встревоженный Кеяна предложил навестить диаспору лемуров-тави, начиная с участников группы «Ксауваэ», бас-гитаристка второго состава которой Аолеа происходила из семьи шаманов южных лемуров планеты Алитава.
    Тави придерживались суточного режима своих животных предков, то есть, как правило, вели ночной образ жизни.
     Онда понял, что в эту ночь ему поспать не удастся...    

                                            5.

    Ей снился кошмар. Как будто её каким-то образом отравили, и ни передовая инопланетная медицина, ни даже древняя маурская магия — ничто не могло помочь и спасти её жизнь. Она проснулась на руках у Ирруора, глянула ему в лицо, вспомнила, как он метался с нею по ночному Зарингару, и поняла, что это — реальность.
     И тогда — закричала.
   -Не-е-ет!!! Не хочу, не хочу, не хочу! Я не хочу умирать! Жизнь только началась! Такой огромный мир, я хочу жить, видеть и узнавать его! Я хочу любить! Я люблю и тебя, и весь мир, и не хочу, чтобы это заканчивалось... - голос её упал до шёпота.
    -Да, кричи, - он крепко прижал её к себе и через силу улыбнулся. - Ярись, сопротивляйся, ты можешь. Ты не умрёшь, я держу тебя, но ты сама должна бороться тоже. Ты можешь, я знаю.
     Она глубоко вздохнула, вспомнив, что означает на его языке «я держу тебя». И почувствовала, что задыхается.
     -Верь мне, ты можешь, борись за себя, помогай мне.
     По ногам вверх поднималось леденящее онемение. Усилием воли она гнала его вон из тела, прочь. Оно на время отступало. На сознание наплывала тьма, подавляя волю, гася сопротивление. Она с усилием рассеивала её, тьма ненадолго исчезала. Дыхание замирало. Она заставляла себя дышать. И чётко ощущала, что долго так сопротивляться не сможет.
     -Держись, айя амау. Ты должна.
  -Сколько времени нужно продержаться? - этот тихий вопрос застал его врасплох.
     -Несколько дней... Может, больше. Сутки уже прошли.
   Возможно, действие яда закончится через несколько дней, а может быть, через несколько месяцев. Он не сказал ей этого.
   Кахурский корабль не был виден с поверхности, он закопался в грунт, правда, не очень глубоко.
     Над астероидом, немного в стороне, зависло «блюдце» инспектора Интосайи Герхало, ощетинившееся во все стороны раструбами аннигиляционных пушек. Поскольку вся бортовая защита маура была отключена, тайрианин мог спокойно отслеживать состояние обоих, Халеарна и его девушки. Оба пока что были живы. 
  Вокруг небольшой космической глыбы наматывала неровные спирали каплевидная эрнианская шлюпка. Манейр бранилась за пультом.
   -Астероидные мыши, коллапсар вам в дюзы! Закопались с таким видом, словно невдомёк, что сияние можно обнаружить за несколько светолет! И этот ещё тут, охранничек, ищейка хренова, маячит, как будто у него служебных обязанностей нет! Тьфу, все чокнутые до единого!
     Порой самые умные люди ругаются крайне глупо...

                                            6.

     Ночной Зарингар сильно отличался от дневного.
   Онда, хоть и был человеком, то есть, дневным существом, очень любил ночные пейзажи, особенно городские. Повсюду много прекрасных огней, которые сияют, словно ювелирные изделия, просторные дороги гораздо более свободны для быстрой езды, а если опустить фонарь кабины, то ночной ветер принесёт совершенно особые ароматы, не такие, как дневные, более тонкие и вольные, что ли, на которые Ирруор когда-то обратил внимание остианина. И с того момента Онда полюбил мир в тёмное время суток ещё больше.
    Ночной Зарингар сильно отличался, он был гораздо опаснее дневного города. По ночам хищники в большинстве миров любят выходить на охоту, в том числе двуногие.
  Впрочем, пока что Онде везло, до квартиры Аолеа он добрался без происшествий. Маленькая бледнокожая тавинка репетировала на старинных инструментах, время от времени быстро откладывая электро-бас-гитару и перебегая к лазерной арфе и так называемой поющей чаше и гонгам. По всем углам музыкальной студии курились благовония и горели разноцветные свечи.
     -Ирруор был у меня позавчера, очень быстро ушёл и унёс свою девушку, потому что я, увы, ничем помочь не смогла. Попробуем отыскать какие-нибудь сведения у других тави, хотя ничего наверняка обещать не могу, - хмуро произнесла она, берясь за свой инфор...
     Всю ночь они разъезжали от одних тави к другим, северным и южным. Онда постепенно сникал, хотя его кормили до отвала, в том числе натуральным мясом разных экзотических животных. Нужной информации так и не нашлось.
     Под утро, одурев от бесконечных разговоров, постоянного пения лемуров и запаха благовоний, Онда откровенно начал клевать носом. Он не успел ещё научиться не спать по ночам. Остианин отвёз тавинку к её жилищу, проводил до дверей квартиры, а когда спустился обратно во двор к припаркованной возле подъезда шлюпке, то обнаружил, что её пытаются вскрыть.
     -Эт-то что такое?! А ну пшёл прочь! - рявкнул Ондрил самым свирепым голосом, на какой был способен. Эффект был неожиданным — взломщик свалился в обморок.
     Онда подбежал поближе, присмотрелся в сумеречном свете пасмурного утра и ужаснулся. Похититель был молодым мауром и наркоманом в последней стадии. Парень явно сидел на самой страшной синтетической дряни, от которой заживо гниёт тело. На одной руке у него остались только кости, с которых до локтя отвалилось разложившееся мясо. Кости оплетали провода, подсоединённые к маленькому приборчику,  примотанному к руке клейкой лентой. Только благодаря этому приспособлению маур, видимо, и мог ещё как-то двигать скелетной конечностью. Рядом валялись инфор, электронный планшет и набор отмычек.
     Онда втащил взломщика в шлюпку, забросил туда же всё, что нашёл рядом с ним, и отвёз в отдел таорэн.
     -Этот гнилой изобретатель пытался вскрыть мою машину — белым днём, - доложил он Хинке.
     Хинка молча поднялась из-за стола, от компьютера и инфора. Вдвоём они перенесли так и не пришедшего в себя юного наркомана на диванчик, и тайрианка принялась вызывать машину из больницы, а Онда отправился дальше...

                                                  7.

    Тави подсказали остианину пару предположительно перспективных контактов. Он решил поскорей отработать их, посему купил бутылку безалкогольного тоника, чтобы не засыпать на ходу. Тоник помогал плохо.
     Менгея, рептилоид с планеты Шихетхейса, ответил на вызов и против визита не возразил.
     Это был на удивление тощий и, как показалось Онде, очень ехидный шихайт.
     Нет, Халеарн к нему не обращался. Нет, ничего полезного для уважаемого гражданина об эрнианских флоре, фауне и химии он не знает. Нет, те, кто может о вышеперечисленном знать, ему не известны. Нет, никого из тех, кто может знать о тех, кто может что-то о вышеперечисленном знать, он также назвать не может. Нет, нет, нет...
      Ондрил уехал от необычно улыбчивого шихайта с уверенным ощущением колоссальной недосказанности. Но сделать ничего не мог.
     Поэтому он всё оставшееся светлое время суток искал Гюйрен Уэрле, дизайнера одежды, тайрианку, потому что больше уже не знал, кого и как искать. Большинство контактов в списке его инфора принадлежало самым обычным людям и другим сапиенсам, не обладающим никакими особыми знаниями и навыками.
     На вызовы по инфору она не отвечала.
     В дизайнерском салоне в центре города её не оказалось.
    В квартире в здании, расположенном на границе с криминальным районом, она отсутствовала.
     Из чистого упрямства, еле держась на ногах, он позвонил в одну из квартир соседей. Открыл дверь высокий динзин угрожающего вида, со встопорщенной острой, как бритва, чешуёй и ядовитыми шипами на сгибах суставов. Один взмах руки такого, и Онду можно будет везти сразу в крематорий, не заезжая в больницу даже для освидетельствования. Онда в ужасе попятился. Динзин ухмыльнулся во все свои сорок четыре похожих на иглы зуба, но, к изумлению Онды, сообщил всё, что было необходимо — несколько мест, где часто бывает Уэрле. Напоследок динзин отпустил невразумительное замечание насчёт неожиданной перемены ориентации и, не прощаясь, захлопнул дверь.
    Тави не объяснили толком, почему Уэрле прозывается Странной Тайрианкой. Личный этический кодекс у неё вроде был вполне соответственным, а всё остальное Онду не особо интересовало. Пусть она будет хоть триста раз странной, лишь бы не отказалась и смогла существенно помочь.
     Ни по одному из перечисленных адресов он также её не нашёл.
   Онда остановил машину возле какого-то кафе, опёрся локтями о пульт и опустил голову на руки. Он жутко хотел спать, но был не в состоянии ни отрубиться, ни двинуться с места...

                                                  8.

     Ира не спала. Она боялась заснуть, потому что в это время переставала контролировать себя, и порождаемое ядом оцепенение начинало стремительно охватывать всё тело. Порой она принималась отчаянно метаться и пытаться вырваться из рук маура, чувствуя, что не справляется с отравой. Тогда Ирруор усиливал приток энергии ещё и ещё. Лицо у него сильно осунулось, он тоже начинал ощущать отчаяние, но упрямо гнал эти мысли.
     -Держись, это критическая точка, её надо перешагнуть и выжить.
  Остатки её воли таяли, она чувствовала странное смирение, так не свойственное ей обычно. Смертельно опасное спокойствие всё больше захватывало её сознание. Тело и разум переставали ей подчиняться.
     Ирруор, бедный, в кои-то веки оказался не прав, и она всё-таки умрёт, а вместе с ней — и он. Только эта мысль хоть как-то заставляла цепляться за жизнь, когда ни сил, ни воли на это практически не осталось.
     Как странно и несправедливо оказался устроен мир. Зачем маур ждал столько времени? Чтобы она умерла у него на руках через несколько дней после встречи, не успев даже толком выказать свою внезапно осознанную любовь? Он видел, он верил, что они выживут оба, но, похоже, всё слишком изменилось, а новое он прочесть уже не мог. За что? Почему? Зачем? Зачем эрнианам понадобилось убивать её? Глупый вопрос. Мэнью нужен Ирруор. Но разве она, такая умная и разносторонне квалифицированная, не понимает, что всё равно не сможет получить его попросту потому, что он не выживет?
     Какой глупый оказался мир, какая глупая она, что надеялась на что-то хорошее, какие глупые эрниане, какое глупое всё, вообще всё...
 

                                                9.

      «Эй!»
  Ондрил тяжело поднял голову. Перед машиной кто-то стоял, высокий, белокурый, одетый в светлое. Онда не понял, мужчина это или женщина.
     «Зачем ты искал меня?»
   Он совсем отупел от усталости, поэтому без размышлений просто открыл дверцу и выбрался наружу.
    -Зачем ты искал меня? - голос, довольно низкий, ни мужской, ни женский, повторил вопрос вслух.
     -Гюйрен Уэрле?
     -Да, это я.
     -Нужна помощь.
     -Чем я могу помочь?
     Это было по-тайриански. Онда с облегчением вздохнул и рассказал всё.
     -Того, что нужно, не знаю, но мы найдём, - уверенно заявила она и с трудом разместилась в машине Онды. Она была слишком высока даже для тайрианки, под два метра ростом, Онда едва доставал ей до подбородка.
     -Езжай.
     -Куда?
     -Пока что прямо вперёд.
   И они отправились, на ночь глядя, в глубь криминального района Зарингара. Она выглядела очень уверенной в себе, явно знала здесь всё и вся, была женщиной и при этом не боялась, поэтому Онда тоже не испытывал страха.
  Она разговаривала во многих местах и со многими, которые иной раз выглядели так, что Онда побоялся бы приблизиться к ним в танке с пушками. Пожалуй, вот почему она получила прозвище Странной, подумал остианин. Она, тайрианка, со своими высокоэтичными принципами, проживала в самом неблагополучном районе города. Она, помимо занятий дизайном одежды, писала музыку и получала вдохновение от общения с опасными индивидуумами и от экстремальных ситуаций. То, что у неё был мужской склад характера, мужская походка и практически мужская внешность, а также нетрадиционная ориентация, не казалось Онде особо необычным.
     Они колесили по району всю ночь, и ни разу никто до них не докопался. Ондрил нисколько не был этим удивлён. Видимо, Гюйрен Уэрле здесь знали хорошо, а он ездил с ней. Нужной информации не оказалось ни у кого. Этим он также не был удивлён. По сути, он начал впадать в отчаяние.
     -Вдвоём далее ездить нет смысла, - в конце концов сказала она. - Ищи по другим каналам, а я продолжу здесь. Я буду на связи и, как только найду, немедленно сообщу... Какое-то время он продержится, дней пять у нас ещё есть, - помолчав, прибавила она, имея в виду Ирруора.
     Она подняла руку, прощаясь, проследила, как он подошёл к своей машине, и отвернулась, собираясь уходить. В этот момент что-то большое и тяжёлое обрушилось на остианина, вцепилось в его плечи и быстро потащило вверх. Он не успел понять, что произошло, а Уэрле уже отреагировала. Она присела и прыгнула, взлетая на грави-поясе.
     Крылатый похититель немедленно выпустил Онду. Остианин тяжело свалился на фонарь кабины с высоты нескольких метров, а в воздухе над его головой завязалась уличная драка. Мощный широкоплечий крылан и крупная светловолосая женщина то сцеплялись, то разлетались в разные стороны. Крылан злобно вопил, тайрианка дралась молча.
     Скорость передвижения на грави-поясе была выше, зато мерцающий, подобно бабочке, полёт, внезапные провалы в воздушные ямы, шараханья из стороны в сторону, словно танец с рваной, непредсказуемой траекторией, позволял крылану нападать с неожиданной стороны.
     Противник бил тайрианку крыльями, пытался кусаться — зубы безвредно скользили по герлону. В результате ответной подсечки с переворотом он полетел вниз, кувыркаясь и суматошно трепыхаясь, выправился у самой земли, рванулся вверх с яростным воплем и угодил под удар кулаком в челюсть...
     В какой-то момент они закружились, словно вихрь, с такой скоростью, что у Онды зарябило в глазах.    
     Остианину пришлась не по вкусу мысль, что из-за него пострадает женщина. Он достал из кобуры подмышкой лучемёт и выстрелил парализующим. Чуть не попал по Гюйрен и стрелял трижды, прежде чем крылан наконец рухнул наземь. Она тут же спустилась, но подбежала в первую очередь не к Онде, а к своему поверженному противнику. Присела рядом, пощупала пульс на его шее, осмотрела перепончатые крылья.
   -Жить будет, летать — скорее всего, нет. Жаль, он был виртуозным воздушным танцором.
     На сей раз она проследила вблизи, чтобы остианин благополучно уселся в машину и закрыл за собой дверцу...
   
                                            10.

     Он ехал, напряжённо думал и поначалу не сообразил, куда подсознательно зарулил. А когда узнал местность, то решил, что попал туда, куда надо. Это был ещё один район не то чтобы криминальный, но тоже сомнительный. Он разобрался, кого расспрашивала Гюйрен — наркоторговцев. Ни одного подпольного дельца Онда не знал, но решил, что они сами на него выйдут.
    Он достал аптечку, закапал себе в глаза расширяющий зрачки состав, растрепал волосы и неряшливо вытащил рубашку из брюк. Окружающий мир расплылся в мутной пелене, глаза и голова дико заболели. Он наспех составил себе легенду — не только наркоман в поисках дозы, но также потенциальный убийца, которому необходим яд, не оставляющий следов, для получения крупного наследства. В пункте проката он взял себе грави-пояс.
   Прежде чем припарковаться, он внимательно оглядел не только окружающую наземную территорию, но и небо.
     В первом же баре к нему почти сразу подошёл столь же неряшливо одетый молодой человек, но Онда не успел даже толком начать разговор, как от барной стойки раздался удивлённо-издевательский возглас.
     -Ой! Кого я вижу! Дружок маура! Шпиён!
     Онда невольно обернулся и увидел экипаж Оэренгайнов в полном составе. Он узнал их: динзин, шихайт, северный тави, птероид и человек, не с Осты, не с Земли, не пойми откуда — Камбей. К сожалению, они его узнали тоже, точнее, узнал Камбей. Вот когда Онда порадовался, что взял грави-пояс в подражание Странной Тайрианке. Он подпрыгнул и понёсся напролом через помещение, по возможности опрокидывая за собой мебель, чтобы задержать погоню. Что-то раскатывалось по полу, что-то разбивалось, кто-то орал, чуть не кувырком спеша убраться с его траектории. Онда нёсся через комнаты, словно смерч.
     Он вылетел наружу, запрыгнул в шлюпку и полетел на максимальной скорости. Перед глазами всё расплывалось, несколько раз он чуть не врезался во что-то. На экране заднего обзора вплотную, как пришитый, маячил каплевидный аппарат с эрнианского корабля. Онда проскочил под эстакадой, заложил вираж, огибая здание-башню, увернулся от аэробуса, попытался заслониться воздушной грузовой платформой, но его быстро обнаружили...
     Краем сознания Гюйрен присматривала за Ондой. Он много знает, но опыта маловато, а ради друзей склонен к неоправданному риску, как многие представители юных цивилизаций. Она увидела ситуацию дистанционно, немедленно взлетела и понеслась, как молния.
     Шлюпку зацепили силовым полем, телепатически заставили Онду открыть дверцу и выйти.
     -Камбей, а ты не параноишь часом? Это ж обычный нарик! Глянь на него!
     -Вот я и глянул! Какой нахрен нарик?! Нарик тебе сможет так гонять? Это ювелир, закадычный дружок Халеарна! Кончить его надо прямо здесь, чтоб не вынюхивал лишнего на нашей территории!
     Динзин ухмыльнулся словам Камбея зубами-иглами и молча растопырил запястные ядовитые шипы на левой руке. Но кольнуть не успел.
     Сверху стремительно упала фигура в облегающем светлом, пнула динзина ногой в герлоне, подхватила Онду и взмыла вверх.
     Они не стали преследовать тайрианку, загрузились в свою блестящую металлом каплю и убрались восвояси.
     Гюйрен отнесла остианина к его шлюпке, посмотрела, как он в неё усядется, велела ехать в таорэн и улетела...                                                   

                                       
                                                    11.

     Он сидел в машине посреди эстакады в полном изнеможении и думал, что остался единственный способ, очень ненадёжный в его исполнении, но другого выхода не было. Если и это не сработает...
  Онда не доверял методам эсперов, на его родине они не являлись общепринятыми.
    Впрочем, имея достаточные навыки, подобным образом можно быстро найти в огромном городе того, кто нужен, даже не зная изначально, есть ли тут вообще таковой. Ирруор не мог воспользоваться этим способом, значит, для него это должен сделать его друг.
     Остианин решил, что высота эстакады — наиболее подходящее условие, а также лучше всего будет выйти из машины. Он остановился в самой середине тротуара и метнул поисковый луч так, как его недавно научили. Многоголосый ментальный шум оглушил его сознание. О звёзды, как Инто и другие таоры выдерживают это постоянно? У остианина моментально заболела голова, но он продолжал удерживать внимание. И одновременно кинул в пространство мысленный вопрос.
     «Кто знает хоть что-то об эрнианских ядах?»
     Ответа не последовало. Шум нарастал. Может, вопрос никто не услышал?
     «Кто разбирается в эрнианских ядах?!»
     Ментальное игнорирование пополам с невыносимым галдежом доводило до бешенства. Голова болела всё сильнее. Онда сжал руками виски.
     «Кто знает флору, фауну и химию Эрнэла?»
     Голову пронзила такая дикая боль, что Онда зажмурился и прислонился к бортику эстакады.
     «Я».
  Кто-то крепко взял его за плечо. Боль в голове постепенно утихала, ментальный шум исчез. Онда открыл глаза. На него в упор смотрел высокий светловолосый мужчина, одетый в...
     Клятый архаичный комбез. Клятые гарайны.
    Онда вывернулся из рук незнакомца, прыгнул в шлюпку и помчался по эстакаде с односторонним движением, лавируя между встречных машин... Мысленно. Потому что вырваться из железной хватки этого эрнианина не смог бы, наверное, даже Ирруор.
  Онда попытался свалиться на тротуар. К сожалению, ни гасить собственное сознание, ни блокировать память, хотя бы самый крошечный её участок его ещё не научили.
     Его жёстко встряхнули.
   «Прекрати трястись от страха! И не вздумай падать в обморок! Нет времени! Кто вас, таких слабых, сюда пускает?.. Я помочь хочу. Где маур, на которого охотятся Оэренгайны?»
     Ондрил молчал, изо всех сил стараясь не вспоминать виденную мельком запись.
     Рослый блондин бесцеремонно затолкнул Онду в шлюпку и привёз в отдел таорэн, где их встретила Хинка.
     -Объясни ему, кто я. Я уже устал всем и каждому внушать, что я — не крокодил.
     -Ты устал, Таори? По-моему, ты в очередной раз развлекаешься — сначала пугаешь своим видом, потом ошарашиваешь своими намерениями, - скупо улыбнулась, глядя на них, Хинка.
     -Нет времени, - пробормотал ничего не понимающий Онда.
     -Время есть. Хитрый кот отправил сообщение Оэренгайнам от имени таорэн и тем самым задержал их здесь. А мы пустим в ход всю возможную бюрократию. Хотя лично от меня он потом получит за злоупотребление доверием таора Герхало... Знакомься, Ондрил. Это Лиоран Таори, Странный Гарайн. Он действительно может помочь.
   -Если коротко — я изгой с Эрнэла, я отказался от родовых имён и взял тайрианскую фамилию, - соизволил пояснить Онде Лиоран. - У меня личный кодекс, как с годами выяснилось, слишком отличается от эрнианского менталитета... Мне однажды подсказали хорошую идею — вместо того, чтобы мстить, лучше исправлять последствия содеянного кланами, а то и предотвращать. Это оказалось гораздо веселее и намного более эффектной местью... Голова на самом деле должна болеть у меня, а не у вот этого паникёра, потому что меня вдруг принялись разыскивать и звать все разом, по одной и той же причине. А я и сам уже сюда летел, потому что прочёл некоторые линии и решил кое во что вмешаться... Где маур, на которого охотятся Оэренгайны?
      -Летите поскорей, - устало сказала Хинка и махнула рукой на прощание.
   Стоянка отдела находилась здесь же, в городской черте. Они обогнули здание, Онда увидел уменьшенную копию корабля Оэренгайнов и тупо поплёлся к нему следом за Лиораном. Они поднялись на борт, Онда оглянулся на закрывающийся за ними люк, и в это время в массивную металлическую пластину что-то врезалось на большой скорости.
   Странный Гарайн немедленно пустил люк обратно — у подножия трапа лежала Гюйрен и улыбалась.
     -Без меня всё самое интересное увидеть хотели? Не выйдет.
     Лиоран сбежал вниз по трапу, поднял её на руки и занёс в корабль.
     -Цела?
   -Как видишь. Оглушило немного. В последний момент извернулась, чтоб головой не вписаться. Поцелуй меня с налёту — я за люком тут стою.
     -Знакома с Апом?
     -Разумеется. Ты же знаешь, с кем я в основном общаюсь...                                                
   

                                             12.

     -Блаженная Клава у всех на виду
     Искала упавшую в лужу звезду...
   Темноволосая девушка сидела на корточках у бордюра проезжей части и шарила рукой возле водостока. Посреди пустынного пока что шоссе стояли столики уличного кафе. Ира присела за один из них.
    Уборщица принялась подметать асфальт между столиками и под ними, потом начала обмахивать веником ноги Иры, всё выше и выше. Ощущение было мучительным, Ира закричала, как под пыткой. И проснулась, громко охая.
  Онемение быстро поднималось вверх по ногам. Она попыталась отодвинуть его вовне, как раньше, но на сей раз это не удалось.
   -Помогай мне. Сопротивляйся. Ничто не приходит само по себе. Я даю тебе силы, используй их. Сопротивляйся! - слова Ирруора становились всё менее убедительными для неё. 
     -Я не могу, я не умею...
   Сопротивляться — сложно. Особенно когда и тело, и разум, утомлённые безрезультатной борьбой, вопиют о сдаче.
   Он посмотрел на неё. В её глазах нарастало безразличие к собственной участи. Он начал притягивать энергию ещё быстрее, рискуя сжечь свой мозг и нервы. Её глаза на мгновение ожили, но он понял, что для него всё закончится очень скоро. Они все были правы, а он вместе со способностью к предвидению утратил разум...
     Он собрал все резервы и приготовился. Она выдержит и выживет, она в этом смысле сильнее.
      -Спой мне...
     -Что?
     -Это моё последнее желание.
     -Вот таких слов лучше не говори. Куда делось твоё земное упрямство?
    Он сам себе тут же ответил на этот вопрос: яд. На мозг он подействовал тоже.
    -Если больной на стороне болезни, а не на стороне врача... Я не могу сейчас отвлекаться.
    -Да что уж там отвлекаться... Всё ясно... Спой. Пожалуйста... А то я умру и так и не услышу, как поют мауры.
     -Только не пугайся. Песня древняя, звуки странные.
     Что можно исполнить с помощью заржавевшей от многолетнего певческого бездействия глотки — виртуозную арию, эстрадную композицию? Разве что древнюю, грубо звучащую, простую песню. Он знал несколько таких, ритуальных, когда-то считавшихся целительными, которые ни разу не звучали со сцены. 
     Песня начиналась с очень низких нот, и мелодия поступенчато, но резко уходила наверх. Эти первые ноты прозвучали, как отчаянный вой, как плач по самому дорогому и безнадёжно утраченному. 
     И, хотя почти что прежний голос неожиданно прорезался, остальные звуки были не лучше — рычание, шипение, истошный мяв, изредка мурлыканье. Это была очень древняя обрядовая маурская песня.
     Ира широко раскрыла глаза. В ней поднималась какая-то мощная сила, которая сметала на своём пути всё, что убивало — тьму, оцепенение, смирение, неверие в себя, безнадёжность. Она глубоко вздохнула, ощущая заново обретённую радость жизни. И безмятежно заснула.
     Ирруор посмотрел на неё — с помощью «второго зрения» также, поставил «на автомат» прокачку энергии и почти без чувств свалился рядом.

                                           13.

  Пятеро в скафандрах стояли перед маурским кораблём, который уже выкопался из астероидного грунта — Инто воспользовался доверенным ему кодом.
     -Пора, - сказал Лиоран. - А то будет поздно.
     -Погоди, не мешай, - ответил ему Инто.
    -Что там происходит? - Онда, единственный из всех, не умел сканировать и мысленно заглядывать внутрь помещения сквозь стены.    
   -Он поёт. - Манейр подавилась истеричным смешком. - О звёзды, у меня внутренние уши завяли! А какой был голос...
     Гюйрен молча улыбалась.
   Они всё-таки не выдержали и ворвались через несколько мгновений. И застали двоих в обнимку на полу рубки. Мирно спящих и вполне живых.
     -Какой изысканный облик у его девочки! - восхищённо выговорила Гюйрен.
     -Это ты останешься с носом, Хи, - пробормотала Манейр.
     -Немедленно обоих — в генератор! - приказал Инто.
     -У меня на борту он лучше, - заметил Лиоран. - Посмотрите как следует и запомните — это самый упрямый в Галактике кот. И он в очередной раз победил.

© Copyright: Елена Силкина, 2014

Регистрационный номер №0195401

от 25 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195401 выдан для произведения:
фото из интернета
музыка - The Dubliners "Dirty Old Town"

                                             1.

     -Ру, ты сошёл с ума! - Ондрил кричал в откровенной панике на всю рубку. - Вы погибнете оба! Ты увёз её от врачей, от медицинской техники, от всего, что могло ей помочь! На что ты рассчитываешь?!  На свою маурскую магию?
   -О том, что я сошёл с ума, мне говорят с десяти моих лет, - спокойно и несколько рассеянно заметил Ирруор. - Я не могу сейчас драться с Оэренгайном. Столько энергии, сколько мне нужно, чтобы спасти Иру, качать там, в городе и на планете, невозможно, мне необходимо открытое пространство. Большинство народа слишком привыкло полагаться на технические приспособления, а они не всегда срабатывают. Все эти аппараты... Стоило поместить туда мою айю, как она начинала умирать. Их излучение ей не подходит. А моё — да. Посмотри, она жива до сих пор, дышит, сердце бьётся.
     Ирруор, обнажённый по пояс, сидел в кресле пилота возле пульта, Ира спала у него на руках. Онда мерил стремительными шагами рубку кахурского корабля, который стоял на поверхности луны, вблизи от посадочной шахты подземного производственного комплекса.
   -Допустим, я тебе поверю, что ты способен на такую фантастику, как в романах о древних волшебниках. Но ты не сможешь держать её на своей энергетике бесконечно, - повторил Онда слова Раутлинг.
     -Бесконечно и не нужно, у любого яда есть срок действия.
     -Ты бы лучше подумал над тем, где найти противоядие.
    -Эрнианские флора и фауна эндемичны, химия — можно сказать, также. Противоядие имеется только у Оэренгайнов, на то и рассчитано.
     -Твоих сил может не хватить.
    -Если я почувствую, что это так, то вброшу ей разом всё, что смогу. Этого будет достаточно, чтобы выжить.
     -Что?! Ты задумал такой оригинальный способ самоубийства?
     -В любом случае она не заплатит за то, что я её увёз. Если кто и заплатит, то это буду я.
    -Лучше пусть это будут Оэренгайны... Почему ты не обратился к своему таору?
    -К Инто? А он чем может помочь, да и все другие таоры? Они не врачи и, хотя и эсперы, но не целители. До Тайра я её не довезу, до Кахура тоже.
   -Если бы такое случилось с моей девушкой, я предпочёл бы отдать её гарайну, только бы она осталась жива...
      -Онда, это ты сошёл с ума. Хивинча вообще нельзя допускать к женщинам. Он проводит над ними психологические эксперименты, после чего, когда очередное подопытное существо ему надоедает, оно исчезает... С младшим Оэренгайном хорошо помериться физической силой, никаких других дел с ним иметь нельзя.
      -Вижу, ты собрался куда-то ещё.
     -На один из астероидов внешнего пояса. Когда Оэренгайны найдут нас там, их будет ждать сюрприз... Я оставлю тебе координаты, сообщишь их ещё раз Инто и Хинке.
    -А я отправлюсь на Лтар Эмайтэн и поищу кого-нибудь знающего. Потому что то, что ты делаешь, по-моему, всё-таки чистое безумие.
    -От подстраховки не откажусь, если она вдруг появится. Но я уже обыскал весь Зарингар.
     -Ладно, я пошёл. Эоро, маур, удачи тебе.
     -Илэ-оо.
     Ирруор не провожал Онду, открыл для него внешний люк с пульта.
     Остианин надел свой скафандр, записал координаты астероида и ушёл.
    Маур взялся одной рукой за свой инфор и отправил три сообщения. Два из них предназначались Инто и Хинке. Затем он бегло набрал несколько команд на пульте.
    «Блюдце» резко подпрыгнуло, на секунду зависло на небольшой высоте, убирая опоры, потом рванулось ввысь и во мгновение ока исчезло из глаз.
      Онда посмотрел на небо в том месте, где только что видел корабль Ирруора, и плавными прыжками побежал к посадочной шахте.
    

                                                   2.

    -Ответь на вызов, идиот!!! Ты не удержишь её!
  Долгая пауза. Несколько стремительных шагов взад-вперёд. Ещё пауза с инфором возле уха.
     Инфор с размаху полетел об пол.
     Хивинч ворвался в рубку, отделанную под галерею дворца.
     -Куда они испарились? Ты же уверяла, что он сам нам её принесёт!
   -Я не уверяла. - Манейр невозмутимо подобрала инфор с мехового ковра и элегантно присела на кресло. - Ты, как обычно, услышал то, что хотел услышать.
   -Её нет в Зарингаре! Если бы она оказалась в одной из больниц, я легко забрал бы её оттуда! - Хивинч хотел пнуть камин, забыв, что он голографический.
     -Я тебе скажу больше — её нет на планете. Он очень умён, но всё равно — идиот. Она слишком молода, чтобы уметь сопротивляться по-настоящему — изо всех сил и сверх того. И научиться уже не успеет. Один он её не удержит. Далеко они не улетели — он сейчас не в состоянии отвлекаться ни на оборону, ни на навигацию. Они на одном из спутников или астероидов. Ищи, сканируй.
     В это время на пульте заверещал сигнал вызова. Оба вздрогнули.
     -Что от нас понадобилось таорэн?! Мы здесь находимся законно и ничего не нарушаем! Мэ-э-энью? - Хивинч недобро прищурился.
     -Никаких записей и свидетельств не должно было остаться, я позаботилась об этом.
     -Тогда за каким... они нас вызывают?
     -Запрос автоматический. Какая-то бюрократическая рутина. Как капитан, ты обязан разобраться с этим, а на поиски отправлюсь я. Я их найду, не беспокойся, никуда они от нас не денутся...                                              

   
                                                 3.

     Знакомые таоры на связи отсутствовали.
  Онда договорился со сменщиком и, пока ожидал его, безжалостно смыл блестящую краску со своих косичек, расплёл их и завязал волосы, которые стали просто коричневыми, в хвост. Цвет герлона он поменял на нейтральный светлый, поверх него надел закрытую рубашку, свободного покроя брюки и высокие ботинки. Сейчас ему не стоило привлекать к себе излишнее внимание, тем более — шокировать своим видом.
     Он проверил свою экипировку — инфор, аптечку, пси-блок, личное оружие, разместил на себе всё это так, чтобы оно не бросалось в глаза, и взял шлюпку. Онда любил закрытые машины, он считал передвижение в них более безопасным...
    В Зарингаре он прежде всего отправился в таорэн и долго слонялся возле здания отдела, потому что ни Интосайи, ни Хинки на месте не оказалось. Когда он уже весь извёлся от ожидания, они наконец появились.
     -Илэ-оо, таоры Аюлэймара и Герхало. На Лтар Эмайтэн есть кто-нибудь, кто разбирается в эрнианских ядах?
     -Таких нет, - ответил Инто. - Эрнэл — закрытое общество. Зачем тебе это нужно?
     -Не мне — Ирруору. 
  -Та-а-ак. Что произошло, пока я осмелился отвлечься на свои прямые обязанности? Какой ещё идиотский номер отколол многомудрый Халеарн?
   Чёрные глаза Инто загорелись гневом, Онда попятился. И поспешно начал рассказывать всё, что узнал от маура...
      -Он специально создал условия, чтобы его без помех взяли голыми руками?! Здесь он хотя бы был бы в безопасности, ни один гарайн близко бы не подошёл к стоянке отдела!
  -Бери борт и лети. Без тебя тут управимся, - проговорила Хинка, успокаивающе кладя ладонь на локоть таора Герхало.
      Инто поспешно ушёл.
    -А тебя я попрошу без самодеятельности. Отправляйся обратно на фабрику и жди.
  Ондрил грустно и упрямо посмотрел на тайрианку. Он знал, что не послушается этого совета. Правильная полиция — хорошо, а друзья — лучше, друзья могут сделать невозможное и раздобыть что-либо гораздо успешнее самых квалифицированных специалистов. Кроме того, он был не способен просто сидеть и ждать в бездействии при подобных обстоятельствах.
     -Я на всякий случай расспрошу всех, кого знаю. В этом нет никакого риска. Илэ-оо...
     Хинка больше ничего не сказала и только кивнула, глядя ему вслед.
    Онда забрался в свою машину и в растерянности отправился колесить по городу, куда глаза глядят...

                                                 4.

   Как искать, кого искать, где искать? У Ирруора куча знакомых на всех наиболее часто посещаемых планетах, а кого тут знает он, Онда?
     Остианин остановил шлюпку у обочины и принялся рыться в базе данных своего инфора.
    Вот, «Ксауваэ» в полном составе. Кеяна, лидер шоу-группы, может знать травы и земные, и лемурские. Если музыканты ещё в Зарингаре...
    Уараг ответил на вызов и охотно пригласил к себе. Он встретил Онду одетым по-домашнему — в одной короткой юбке из четырёх отделанных бахромой фартуков.
    -Начальный школьный курс Тайра, - пояснил Кеяна, махнув рукой в сторону настольного экрана, на котором высвечивались какие-то формулы. - До сих пор навёрстываю. Ты же знаешь, откуда я...
   -С Земли, из сельвы времён Колумба, - вспомнил Ондрил. - Вообще не представляю, каково это.
     -Сложно, но возможно, - улыбнулся музыкант, отбрасывая за спину длинные чёрные волосы, заплетённые в мелкие косички.
    От ольмеков, которых привезли, потом снова эвакуировали, хотя бы название и несколько культурных памятников на Земле осталось. От уарагов в истории не сохранилось даже именования. Зато продолжали существовать сами уараги — маленькая группа в амазонской сельве и несколько человек оттуда среди звёзд, если не считать населения планеты-прародины. Кеяна бывал на ней, но поселиться там не захотел, не ощущал своей связи с истоком предков, потому предпочёл Тайр.
     -Ирруор был у меня вчера. К сожалению, ничем существенным я ему помочь не смог, потому что он слишком торопился. Сейчас мы с тобой попробуем разузнать получше. Готов ли ты помотаться по кварталу диаспоры уарагов?
     Онда энергично кивнул. Он сейчас был готов на что угодно.
     Кеяна взялся за свой инфор...
  В иных мирах эти индейцы держались очень дружно, в их поселения не рисковали соваться даже самые крутые криминальные элементы, поскольку давно были в курсе, что наткнутся на резкий отпор. Онда тоже не решился бы заехать сюда один, но сейчас он был вместе с Кеяной.
     Они разъезжали по уарагскому кварталу Зарингара весь день. Их радушно принимали в своих жилищах красивые, полные достоинства люди, одетые либо в общепринятом стиле, либо в древнем, традиционном. Онда с удовольствием пробовал национальные блюда и напитки, любовался особо интересующими его украшениями, отважно попытался курить трубку с табаком и травами, после чего его пришлось некоторое время приводить в себя, потому что он с непривычки перестарался, вдыхая дым.
   Его поразил один шаман, с которым Кеяна долго беседовал в его присутствии, но по-уарагски, поэтому Онда ничего не понял, а задействовать пси-блок постеснялся, потому что ему никто прямо не предложил поучаствовать в разговоре. У этого уарага были удивительные глаза, очень глубокие и полные спокойной мудрости, так что Онда даже сравнил их про себя с глазами тайриан.
    Эрнианских природных или искусственных ядов, а также их аналогов никто не знал. Эрнэл — в самом деле очень закрытое общество...
  Поздно вечером встревоженный Кеяна предложил навестить диаспору лемуров-тави, начиная с участников группы «Ксауваэ», бас-гитаристка второго состава которой Аолеа происходила из семьи шаманов южных лемуров планеты Алитава.
    Тави придерживались суточного режима своих животных предков, то есть, как правило, вели ночной образ жизни.
     Онда понял, что в эту ночь ему поспать не удастся...    

                                            5.

    Ей снился кошмар. Как будто её каким-то образом отравили, и ни передовая инопланетная медицина, ни даже древняя маурская магия — ничто не могло помочь и спасти её жизнь. Она проснулась на руках у Ирруора, глянула ему в лицо, вспомнила, как он метался с нею по ночному Зарингару, и поняла, что это — реальность.
     И тогда — закричала.
   -Не-е-ет!!! Не хочу, не хочу, не хочу! Я не хочу умирать! Жизнь только началась! Такой огромный мир, я хочу жить, видеть и узнавать его! Я хочу любить! Я люблю и тебя, и весь мир, и не хочу, чтобы это заканчивалось... - голос её упал до шёпота.
    -Да, кричи, - он крепко прижал её к себе и через силу улыбнулся. - Ярись, сопротивляйся, ты можешь. Ты не умрёшь, я держу тебя, но ты сама должна бороться тоже. Ты можешь, я знаю.
     Она глубоко вздохнула, вспомнив, что означает на его языке «я держу тебя». И почувствовала, что задыхается.
     -Верь мне, ты можешь, борись за себя, помогай мне.
     По ногам вверх поднималось леденящее онемение. Усилием воли она гнала его вон из тела, прочь. Оно на время отступало. На сознание наплывала тьма, подавляя волю, гася сопротивление. Она с усилием рассеивала её, тьма ненадолго исчезала. Дыхание замирало. Она заставляла себя дышать. И чётко ощущала, что долго так сопротивляться не сможет.
     -Держись, айя амау. Ты должна.
  -Сколько времени нужно продержаться? - этот тихий вопрос застал его врасплох.
     -Несколько дней... Может, больше. Сутки уже прошли.
   Возможно, действие яда закончится через несколько дней, а может быть, через несколько месяцев. Он не сказал ей этого.
   Кахурский корабль не был виден с поверхности, он закопался в грунт, правда, не очень глубоко.
     Над астероидом, немного в стороне, зависло «блюдце» инспектора Интосайи Герхало, ощетинившееся во все стороны раструбами аннигиляционных пушек. Поскольку вся бортовая защита маура была отключена, тайрианин мог спокойно отслеживать состояние обоих, Халеарна и его девушки. Оба пока что были живы. 
  Вокруг небольшой космической глыбы наматывала неровные спирали каплевидная эрнианская шлюпка. Манейр бранилась за пультом.
   -Астероидные мыши, коллапсар вам в дюзы! Закопались с таким видом, словно невдомёк, что сияние можно обнаружить за несколько светолет! И этот ещё тут, охранничек, ищейка хренова, маячит, как будто у него служебных обязанностей нет! Тьфу, все чокнутые до единого!
     Порой самые умные люди ругаются крайне глупо...

                                            6.

     Ночной Зарингар сильно отличался от дневного.
   Онда, хоть и был человеком, то есть, дневным существом, очень любил ночные пейзажи, особенно городские. Повсюду много прекрасных огней, которые сияют, словно ювелирные изделия, просторные дороги гораздо более свободны для быстрой езды, а если опустить фонарь кабины, то ночной ветер принесёт совершенно особые ароматы, не такие, как дневные, более тонкие и вольные, что ли, на которые Ирруор когда-то обратил внимание остианина. И с того момента Онда полюбил мир в тёмное время суток ещё больше.
    Ночной Зарингар сильно отличался, он был гораздо опаснее дневного города. По ночам хищники в большинстве миров любят выходить на охоту, в том числе двуногие.
  Впрочем, пока что Онде везло, до квартиры Аолеа он добрался без происшествий. Маленькая бледнокожая тавинка репетировала на старинных инструментах, время от времени быстро откладывая электро-бас-гитару и перебегая к лазерной арфе и так называемой поющей чаше и гонгам. По всем углам музыкальной студии курились благовония и горели разноцветные свечи.
     -Ирруор был у меня позавчера, очень быстро ушёл и унёс свою девушку, потому что я, увы, ничем помочь не смогла. Попробуем отыскать какие-нибудь сведения у других тави, хотя ничего наверняка обещать не могу, - хмуро произнесла она, берясь за свой инфор...
     Всю ночь они разъезжали от одних тави к другим, северным и южным. Онда постепенно сникал, хотя его кормили до отвала, в том числе натуральным мясом разных экзотических животных. Нужной информации так и не нашлось.
     Под утро, одурев от бесконечных разговоров, постоянного пения лемуров и запаха благовоний, Онда откровенно начал клевать носом. Он не успел ещё научиться не спать по ночам. Остианин отвёз тавинку к её жилищу, проводил до дверей квартиры, а когда спустился обратно во двор к припаркованной возле подъезда шлюпке, то обнаружил, что её пытаются вскрыть.
     -Эт-то что такое?! А ну пшёл прочь! - рявкнул Ондрил самым свирепым голосом, на какой был способен. Эффект был неожиданным — взломщик свалился в обморок.
     Онда подбежал поближе, присмотрелся в сумеречном свете пасмурного утра и ужаснулся. Похититель был молодым мауром и наркоманом в последней стадии. Парень явно сидел на самой страшной синтетической дряни, от которой заживо гниёт тело. На одной руке у него остались только кости, с которых до локтя отвалилось разложившееся мясо. Кости оплетали провода, подсоединённые к маленькому приборчику,  примотанному к руке клейкой лентой. Только благодаря этому приспособлению маур, видимо, и мог ещё как-то двигать скелетной конечностью. Рядом валялись инфор, электронный планшет и набор отмычек.
     Онда втащил взломщика в шлюпку, забросил туда же всё, что нашёл рядом с ним, и отвёз в отдел таорэн.
     -Этот гнилой изобретатель пытался вскрыть мою машину — белым днём, - доложил он Хинке.
     Хинка молча поднялась из-за стола, от компьютера и инфора. Вдвоём они перенесли так и не пришедшего в себя юного наркомана на диванчик, и тайрианка принялась вызывать машину из больницы, а Онда отправился дальше...

                                                  7.

    Тави подсказали остианину пару предположительно перспективных контактов. Он решил поскорей отработать их, посему купил бутылку безалкогольного тоника, чтобы не засыпать на ходу. Тоник помогал плохо.
     Менгея, рептилоид с планеты Шихетхейса, ответил на вызов и против визита не возразил.
     Это был на удивление тощий и, как показалось Онде, очень ехидный шихайт.
     Нет, Халеарн к нему не обращался. Нет, ничего полезного для уважаемого гражданина об эрнианских флоре, фауне и химии он не знает. Нет, те, кто может о вышеперечисленном знать, ему не известны. Нет, никого из тех, кто может знать о тех, кто может что-то о вышеперечисленном знать, он также назвать не может. Нет, нет, нет...
      Ондрил уехал от необычно улыбчивого шихайта с уверенным ощущением колоссальной недосказанности. Но сделать ничего не мог.
     Поэтому он всё оставшееся светлое время суток искал Гюйрен Уэрле, дизайнера одежды, тайрианку, потому что больше уже не знал, кого и как искать. Большинство контактов в списке его инфора принадлежало самым обычным людям и другим сапиенсам, не обладающим никакими особыми знаниями и навыками.
     На вызовы по инфору она не отвечала.
     В дизайнерском салоне в центре города её не оказалось.
    В квартире в здании, расположенном на границе с криминальным районом, она отсутствовала.
     Из чистого упрямства, еле держась на ногах, он позвонил в одну из квартир соседей. Открыл дверь высокий динзин угрожающего вида, со встопорщенной острой, как бритва, чешуёй и ядовитыми шипами на сгибах суставов. Один взмах руки такого, и Онду можно будет везти сразу в крематорий, не заезжая в больницу даже для освидетельствования. Онда в ужасе попятился. Динзин ухмыльнулся во все свои сорок четыре похожих на иглы зуба, но, к изумлению Онды, сообщил всё, что было необходимо — несколько мест, где часто бывает Уэрле. Напоследок динзин отпустил невразумительное замечание насчёт неожиданной перемены ориентации и, не прощаясь, захлопнул дверь.
    Тави не объяснили толком, почему Уэрле прозывается Странной Тайрианкой. Личный этический кодекс у неё вроде был вполне соответственным, а всё остальное Онду не особо интересовало. Пусть она будет хоть триста раз странной, лишь бы не отказалась и смогла существенно помочь.
     Ни по одному из перечисленных адресов он также её не нашёл.
   Онда остановил машину возле какого-то кафе, опёрся локтями о пульт и опустил голову на руки. Он жутко хотел спать, но был не в состоянии ни отрубиться, ни двинуться с места...

                                                  8.

     Ира не спала. Она боялась заснуть, потому что в это время переставала контролировать себя, и порождаемое ядом оцепенение начинало стремительно охватывать всё тело. Порой она принималась отчаянно метаться и пытаться вырваться из рук маура, чувствуя, что не справляется с отравой. Тогда Ирруор усиливал приток энергии ещё и ещё. Лицо у него сильно осунулось, он тоже начинал ощущать отчаяние, но упрямо гнал эти мысли.
     -Держись, это критическая точка, её надо перешагнуть и выжить.
  Остатки её воли таяли, она чувствовала странное смирение, так не свойственное ей обычно. Смертельно опасное спокойствие всё больше захватывало её сознание. Тело и разум переставали ей подчиняться.
     Ирруор, бедный, в кои-то веки оказался не прав, и она всё-таки умрёт, а вместе с ней — и он. Только эта мысль хоть как-то заставляла цепляться за жизнь, когда ни сил, ни воли на это практически не осталось.
     Как странно и несправедливо оказался устроен мир. Зачем маур ждал столько времени? Чтобы она умерла у него на руках через несколько дней после встречи, не успев даже толком выказать свою внезапно осознанную любовь? Он видел, он верил, что они выживут оба, но, похоже, всё слишком изменилось, а новое он прочесть уже не мог. За что? Почему? Зачем? Зачем эрнианам понадобилось убивать её? Глупый вопрос. Мэнью нужен Ирруор. Но разве она, такая умная и разносторонне квалифицированная, не понимает, что всё равно не сможет получить его попросту потому, что он не выживет?
     Какой глупый оказался мир, какая глупая она, что надеялась на что-то хорошее, какие глупые эрниане, какое глупое всё, вообще всё...
 

                                                9.

      «Эй!»
  Ондрил тяжело поднял голову. Перед машиной кто-то стоял, высокий, белокурый, одетый в светлое. Онда не понял, мужчина это или женщина.
     «Зачем ты искал меня?»
   Он совсем отупел от усталости, поэтому без размышлений просто открыл дверцу и выбрался наружу.
    -Зачем ты искал меня? - голос, довольно низкий, ни мужской, ни женский, повторил вопрос вслух.
     -Гюйрен Уэрле?
     -Да, это я.
     -Нужна помощь.
     -Чем я могу помочь?
     Это было по-тайриански. Онда с облегчением вздохнул и рассказал всё.
     -Того, что нужно, не знаю, но мы найдём, - уверенно заявила она и с трудом разместилась в машине Онды. Она была слишком высока даже для тайрианки, под два метра ростом, Онда едва доставал ей до подбородка.
     -Езжай.
     -Куда?
     -Пока что прямо вперёд.
   И они отправились, на ночь глядя, в глубь криминального района Зарингара. Она выглядела очень уверенной в себе, явно знала здесь всё и вся, была женщиной и при этом не боялась, поэтому Онда тоже не испытывал страха.
  Она разговаривала во многих местах и со многими, которые иной раз выглядели так, что Онда побоялся бы приблизиться к ним в танке с пушками. Пожалуй, вот почему она получила прозвище Странной, подумал остианин. Она, тайрианка, со своими высокоэтичными принципами, проживала в самом неблагополучном районе города. Она, помимо занятий дизайном одежды, писала музыку и получала вдохновение от общения с опасными индивидуумами и от экстремальных ситуаций. То, что у неё был мужской склад характера, мужская походка и практически мужская внешность, а также нетрадиционная ориентация, не казалось Онде особо необычным.
     Они колесили по району всю ночь, и ни разу никто до них не докопался. Ондрил нисколько не был этим удивлён. Видимо, Гюйрен Уэрле здесь знали хорошо, а он ездил с ней. Нужной информации не оказалось ни у кого. Этим он также не был удивлён. По сути, он начал впадать в отчаяние.
     -Вдвоём далее ездить нет смысла, - в конце концов сказала она. - Ищи по другим каналам, а я продолжу здесь. Я буду на связи и, как только найду, немедленно сообщу... Какое-то время он продержится, дней пять у нас ещё есть, - помолчав, прибавила она, имея в виду Ирруора.
     Она подняла руку, прощаясь, проследила, как он подошёл к своей машине, и отвернулась, собираясь уходить. В этот момент что-то большое и тяжёлое обрушилось на остианина, вцепилось в его плечи и быстро потащило вверх. Он не успел понять, что произошло, а Уэрле уже отреагировала. Она присела и прыгнула, взлетая на грави-поясе.
     Крылатый похититель немедленно выпустил Онду. Остианин тяжело свалился на фонарь кабины с высоты нескольких метров, а в воздухе над его головой завязалась уличная драка. Мощный широкоплечий крылан и крупная светловолосая женщина то сцеплялись, то разлетались в разные стороны. Крылан злобно вопил, тайрианка дралась молча.
     Скорость передвижения на грави-поясе была выше, зато мерцающий, подобно бабочке, полёт, внезапные провалы в воздушные ямы, шараханья из стороны в сторону, словно танец с рваной, непредсказуемой траекторией, позволял крылану нападать с неожиданной стороны.
     Противник бил тайрианку крыльями, пытался кусаться — зубы безвредно скользили по герлону. В результате ответной подсечки с переворотом он полетел вниз, кувыркаясь и суматошно трепыхаясь, выправился у самой земли, рванулся вверх с яростным воплем и угодил под удар кулаком в челюсть...
     В какой-то момент они закружились, словно вихрь, с такой скоростью, что у Онды зарябило в глазах.    
     Остианину пришлась не по вкусу мысль, что из-за него пострадает женщина. Он достал из кобуры подмышкой лучемёт и выстрелил парализующим. Чуть не попал по Гюйрен и стрелял трижды, прежде чем крылан наконец рухнул наземь. Она тут же спустилась, но подбежала в первую очередь не к Онде, а к своему поверженному противнику. Присела рядом, пощупала пульс на его шее, осмотрела перепончатые крылья.
   -Жить будет, летать — скорее всего, нет. Жаль, он был виртуозным воздушным танцором.
     На сей раз она проследила вблизи, чтобы остианин благополучно уселся в машину и закрыл за собой дверцу...
   
                                            10.

     Он ехал, напряжённо думал и поначалу не сообразил, куда подсознательно зарулил. А когда узнал местность, то решил, что попал туда, куда надо. Это был ещё один район не то чтобы криминальный, но тоже сомнительный. Он разобрался, кого расспрашивала Гюйрен — наркоторговцев. Ни одного подпольного дельца Онда не знал, но решил, что они сами на него выйдут.
    Он достал аптечку, закапал себе в глаза расширяющий зрачки состав, растрепал волосы и неряшливо вытащил рубашку из брюк. Окружающий мир расплылся в мутной пелене, глаза и голова дико заболели. Он наспех составил себе легенду — не только наркоман в поисках дозы, но также потенциальный убийца, которому необходим яд, не оставляющий следов, для получения крупного наследства. В пункте проката он взял себе грави-пояс.
   Прежде чем припарковаться, он внимательно оглядел не только окружающую наземную территорию, но и небо.
     В первом же баре к нему почти сразу подошёл столь же неряшливо одетый молодой человек, но Онда не успел даже толком начать разговор, как от барной стойки раздался удивлённо-издевательский возглас.
     -Ой! Кого я вижу! Дружок маура! Шпиён!
     Онда невольно обернулся и увидел экипаж Оэренгайнов в полном составе. Он узнал их: динзин, шихайт, северный тави, птероид и человек, не с Осты, не с Земли, не пойми откуда — Камбей. К сожалению, они его узнали тоже, точнее, узнал Камбей. Вот когда Онда порадовался, что взял грави-пояс в подражание Странной Тайрианке. Он подпрыгнул и понёсся напролом через помещение, по возможности опрокидывая за собой мебель, чтобы задержать погоню. Что-то раскатывалось по полу, что-то разбивалось, кто-то орал, чуть не кувырком спеша убраться с его траектории. Онда нёсся через комнаты, словно смерч.
     Он вылетел наружу, запрыгнул в шлюпку и полетел на максимальной скорости. Перед глазами всё расплывалось, несколько раз он чуть не врезался во что-то. На экране заднего обзора вплотную, как пришитый, маячил каплевидный аппарат с эрнианского корабля. Онда проскочил под эстакадой, заложил вираж, огибая здание-башню, увернулся от аэробуса, попытался заслониться воздушной грузовой платформой, но его быстро обнаружили...
     Краем сознания Гюйрен присматривала за Ондой. Он много знает, но опыта маловато, а ради друзей склонен к неоправданному риску, как многие представители юных цивилизаций. Она увидела ситуацию дистанционно, немедленно взлетела и понеслась, как молния.
     Шлюпку зацепили силовым полем, телепатически заставили Онду открыть дверцу и выйти.
     -Камбей, а ты не параноишь часом? Это ж обычный нарик! Глянь на него!
     -Вот я и глянул! Какой нахрен нарик?! Нарик тебе сможет так гонять? Это ювелир, закадычный дружок Халеарна! Кончить его надо прямо здесь, чтоб не вынюхивал лишнего на нашей территории!
     Динзин ухмыльнулся словам Камбея зубами-иглами и молча растопырил запястные ядовитые шипы на левой руке. Но кольнуть не успел.
     Сверху стремительно упала фигура в облегающем светлом, пнула динзина ногой в герлоне, подхватила Онду и взмыла вверх.
     Они не стали преследовать тайрианку, загрузились в свою блестящую металлом каплю и убрались восвояси.
     Гюйрен отнесла остианина к его шлюпке, посмотрела, как он в неё усядется, велела ехать в таорэн и улетела...                                                   

                                       
                                                    11.

     Он сидел в машине посреди эстакады в полном изнеможении и думал, что остался единственный способ, очень ненадёжный в его исполнении, но другого выхода не было. Если и это не сработает...
  Онда не доверял методам эсперов, на его родине они не являлись общепринятыми.
    Впрочем, имея достаточные навыки, подобным образом можно быстро найти в огромном городе того, кто нужен, даже не зная изначально, есть ли тут вообще таковой. Ирруор не мог воспользоваться этим способом, значит, для него это должен сделать его друг.
     Остианин решил, что высота эстакады — наиболее подходящее условие, а также лучше всего будет выйти из машины. Он остановился в самой середине тротуара и метнул поисковый луч так, как его недавно научили. Многоголосый ментальный шум оглушил его сознание. О звёзды, как Инто и другие таоры выдерживают это постоянно? У остианина моментально заболела голова, но он продолжал удерживать внимание. И одновременно кинул в пространство мысленный вопрос.
     «Кто знает хоть что-то об эрнианских ядах?»
     Ответа не последовало. Шум нарастал. Может, вопрос никто не услышал?
     «Кто разбирается в эрнианских ядах?!»
     Ментальное игнорирование пополам с невыносимым галдежом доводило до бешенства. Голова болела всё сильнее. Онда сжал руками виски.
     «Кто знает флору, фауну и химию Эрнэла?»
     Голову пронзила такая дикая боль, что Онда зажмурился и прислонился к бортику эстакады.
     «Я».
  Кто-то крепко взял его за плечо. Боль в голове постепенно утихала, ментальный шум исчез. Онда открыл глаза. На него в упор смотрел высокий светловолосый мужчина, одетый в...
     Клятый архаичный комбез. Клятые гарайны.
    Онда вывернулся из рук незнакомца, прыгнул в шлюпку и помчался по эстакаде с односторонним движением, лавируя между встречных машин... Мысленно. Потому что вырваться из железной хватки этого эрнианина не смог бы, наверное, даже Ирруор.
  Онда попытался свалиться на тротуар. К сожалению, ни гасить собственное сознание, ни блокировать память, хотя бы самый крошечный её участок его ещё не научили.
     Его жёстко встряхнули.
   «Прекрати трястись от страха! И не вздумай падать в обморок! Нет времени! Кто вас, таких слабых, сюда пускает?.. Я помочь хочу. Где маур, на которого охотятся Оэренгайны?»
     Ондрил молчал, изо всех сил стараясь не вспоминать виденную мельком запись.
     Рослый блондин бесцеремонно затолкнул Онду в шлюпку и привёз в отдел таорэн, где их встретила Хинка.
     -Объясни ему, кто я. Я уже устал всем и каждому внушать, что я — не крокодил.
     -Ты устал, Таори? По-моему, ты в очередной раз развлекаешься — сначала пугаешь своим видом, потом ошарашиваешь своими намерениями, - скупо улыбнулась, глядя на них, Хинка.
     -Нет времени, - пробормотал ничего не понимающий Онда.
     -Время есть. Хитрый кот отправил сообщение Оэренгайнам от имени таорэн и тем самым задержал их здесь. А мы пустим в ход всю возможную бюрократию. Хотя лично от меня он потом получит за злоупотребление доверием таора Герхало... Знакомься, Ондрил. Это Лиоран Таори, Странный Гарайн. Он действительно может помочь.
   -Если коротко — я изгой с Эрнэла, я отказался от родовых имён и взял тайрианскую фамилию, - соизволил пояснить Онде Лиоран. - У меня личный кодекс, как с годами выяснилось, слишком отличается от эрнианского менталитета... Мне однажды подсказали хорошую идею — вместо того, чтобы мстить, лучше исправлять последствия содеянного кланами, а то и предотвращать. Это оказалось гораздо веселее и намного более эффектной местью... Голова на самом деле должна болеть у меня, а не у вот этого паникёра, потому что меня вдруг принялись разыскивать и звать все разом, по одной и той же причине. А я и сам уже сюда летел, потому что прочёл некоторые линии и решил кое во что вмешаться... Где маур, на которого охотятся Оэренгайны?
      -Летите поскорей, - устало сказала Хинка и махнула рукой на прощание.
   Стоянка отдела находилась здесь же, в городской черте. Они обогнули здание, Онда увидел уменьшенную копию корабля Оэренгайнов и тупо поплёлся к нему следом за Лиораном. Они поднялись на борт, Онда оглянулся на закрывающийся за ними люк, и в это время в массивную металлическую пластину что-то врезалось на большой скорости.
   Странный Гарайн немедленно пустил люк обратно — у подножия трапа лежала Гюйрен и улыбалась.
     -Без меня всё самое интересное увидеть хотели? Не выйдет.
     Лиоран сбежал вниз по трапу, поднял её на руки и занёс в корабль.
     -Цела?
   -Как видишь. Оглушило немного. В последний момент извернулась, чтоб головой не вписаться. Поцелуй меня с налёту — я за люком тут стою.
     -Знакома с Апом?
     -Разумеется. Ты же знаешь, с кем я в основном общаюсь...                                                
   

                                             12.

     -Блаженная Клава у всех на виду
     Искала упавшую в лужу звезду...
   Темноволосая девушка сидела на корточках у бордюра проезжей части и шарила рукой возле водостока. Посреди пустынного пока что шоссе стояли столики уличного кафе. Ира присела за один из них.
    Уборщица принялась подметать асфальт между столиками и под ними, потом начала обмахивать веником ноги Иры, всё выше и выше. Ощущение было мучительным, Ира закричала, как под пыткой. И проснулась, громко охая.
  Онемение быстро поднималось вверх по ногам. Она попыталась отодвинуть его вовне, как раньше, но на сей раз это не удалось.
   -Помогай мне. Сопротивляйся. Ничто не приходит само по себе. Я даю тебе силы, используй их. Сопротивляйся! - слова Ирруора становились всё менее убедительными для неё. 
     -Я не могу, я не умею...
   Сопротивляться — сложно. Особенно когда и тело, и разум, утомлённые безрезультатной борьбой, вопиют о сдаче.
   Он посмотрел на неё. В её глазах нарастало безразличие к собственной участи. Он начал притягивать энергию ещё быстрее, рискуя сжечь свой мозг и нервы. Её глаза на мгновение ожили, но он понял, что для него всё закончится очень скоро. Они все были правы, а он вместе со способностью к предвидению утратил разум...
     Он собрал все резервы и приготовился. Она выдержит и выживет, она в этом смысле сильнее.
      -Спой мне...
     -Что?
     -Это моё последнее желание.
     -Вот таких слов лучше не говори. Куда делось твоё земное упрямство?
    Он сам себе тут же ответил на этот вопрос: яд. На мозг он подействовал тоже.
    -Если больной на стороне болезни, а не на стороне врача... Я не могу сейчас отвлекаться.
    -Да что уж там отвлекаться... Всё ясно... Спой. Пожалуйста... А то я умру и так и не услышу, как поют мауры.
     -Только не пугайся. Песня древняя, звуки странные.
     Что можно исполнить с помощью заржавевшей от многолетнего певческого бездействия глотки — виртуозную арию, эстрадную композицию? Разве что древнюю, грубо звучащую, простую песню. Он знал несколько таких, ритуальных, когда-то считавшихся целительными, которые ни разу не звучали со сцены. 
     Песня начиналась с очень низких нот, и мелодия поступенчато, но резко уходила наверх. Эти первые ноты прозвучали, как отчаянный вой, как плач по самому дорогому и безнадёжно утраченному. 
     И, хотя почти что прежний голос неожиданно прорезался, остальные звуки были не лучше — рычание, шипение, истошный мяв, изредка мурлыканье. Это была очень древняя обрядовая маурская песня.
     Ира широко раскрыла глаза. В ней поднималась какая-то мощная сила, которая сметала на своём пути всё, что убивало — тьму, оцепенение, смирение, неверие в себя, безнадёжность. Она глубоко вздохнула, ощущая заново обретённую радость жизни. И безмятежно заснула.
     Ирруор посмотрел на неё — с помощью «второго зрения» также, поставил «на автомат» прокачку энергии и почти без чувств свалился рядом.

                                           13.

  Пятеро в скафандрах стояли перед маурским кораблём, который уже выкопался из астероидного грунта — Инто воспользовался доверенным ему кодом.
     -Пора, - сказал Лиоран. - А то будет поздно.
     -Погоди, не мешай, - ответил ему Инто.
    -Что там происходит? - Онда, единственный из всех, не умел сканировать и мысленно заглядывать внутрь помещения сквозь стены.    
   -Он поёт. - Манейр подавилась истеричным смешком. - О звёзды, у меня внутренние уши завяли! А какой был голос...
     Гюйрен молча улыбалась.
   Они всё-таки не выдержали и ворвались через несколько мгновений. И застали двоих в обнимку на полу рубки. Мирно спящих и вполне живых.
     -Какой изысканный облик у его девочки! - восхищённо выговорила Гюйрен.
     -Это ты останешься с носом, Хи, - пробормотала Манейр.
     -Немедленно обоих — в генератор! - приказал Инто.
     -У меня на борту он лучше, - заметил Лиоран. - Посмотрите как следует и запомните — это самый упрямый в Галактике кот. И он в очередной раз победил.
Рейтинг: 0 152 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!