ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Форс. Гл.14. Слёзная лихорадка. Эпизоды 7 - 12

 

Форс. Гл.14. Слёзная лихорадка. Эпизоды 7 - 12

25 февраля 2014 - Елена Силкина
article195223.jpg
фото из интернета
музыка - The Young Dubliners "Rocky Road To Dublin"
 
 
                                             7.

  Катя Петренкова засекла поисковый луч таора Герхало и начала  перемещаться по городу. Инто прибавил скорость.
     Он увидел её издалека.
  Делая вид, что безмятежно любуется облаками, маленькая блондинка безошибочно оглянулась именно в том направлении, откуда приближался таор. Она явно знала его в лицо, потому что он специально сменил цвет своего герлона с форменного на обычный.
     Она стремительно свернула на скоростную эстакаду, включила дальний свет, а также сирену и, завывая, словно баньши, погнала машину на максимальной скорости. Платиновые волосы вились из-под шлема земной конструкции, но сделанного из местных материалов и надетого поверх капюшона герлона.
     Катин байк-трансформер был эрнианского производства, то есть, мощнее, чем у Инто. Зато таор гораздо лучше знал город.
     Катя уходила от погони очень рискованно и очень весело. По временам она оглядывалась через плечо и, кажется, даже смеялась в тех случаях, когда полагала, что наконец оторвалась от погони.
    Перед съездом с очередной эстакады она обнаружила знак ограничения скорости. Тогда блондинка стремительно повернула назад, разогналась и... перелетела вместе с машиной на соседнюю эстакаду. Она захлопала в ладоши и на предельной скорости погнала дальше.
    Инто снова сменил цвет своего герлона на форменный чёрный, включил сирену, освобождая себе трассу, съехал с эстакады и стал ждать её у соседнего спуска. Она промчалась мимо по бордюру и понеслась вдоль шоссе.
      Таор последовал за ней.
  Она не знала, что очередная улица перекрыта, но, обнаружив стену, размышляла недолго. Байк, сделанный на Эрнэле, торжествующе взревел, разгоняясь, развернулся боком, взлетел в воздух задним колесом немного вперёд, и перенёс через препятствие рисковую барышню.
     Таор притормозил возле неприметной двери, открыл её и проехал сквозь здание на соседнюю улицу...
   Блондинка использовала подвернувшиеся пандусы, как трамплины, и перепрыгивала на своём байке с одного берега реки на другой, через несколько машин, водители которых вздумали помочь представителю закона задержать нарушителя, и снова с одной эстакады на другую...
     От летящей в воздухе бортовой шлюпки Катя увернулась, прикрываясь попутной грузовой платформой, ушла под кроны деревьев парка и помчалась, опасно лавируя между стволов.
     В конце концов Инто дал отмашку, чтобы прекратили помогать её ловить. Он начал всерьёз опасаться за её жизнь.
     Он знал, что она не желала разговора с инспектором вовсе не из страха. Екатерина Петренкова в своей жизни не боялась никого и ничего, как Красная Шапочка из анекдота. «А чего мне бояться? Лес знаю, секс люблю...» Она просто испытывала непреодолимое отвращение к тайрианам и на дух не переносила само название таорэн.
     В какой-то момент ей надоела игра в догонялки. Она остановила байк так резко, что тайрианин по инерции пролетел мимо и, возвращаясь, развернулся, почти положив машину на бок.
     Катя наглухо закрыла своё сознание и поджидала таора с милой улыбкой. Эрниане не учили её навыкам эспера, она получила их ещё на Земле от тёти-ведьмы.
     Когда он подъехал поближе, она нахально оглядела его с головы до ног. Черты лица утончённые и правильные, даже слишком правильные. Густые золотые волосы, большие чёрные глаза, такие чёрные, что не видно зрачков, умные, глубокие и спокойные, светлая кожа, рост под два метра, атлетическая, пропорциональная, гармонично накачанная фигура в облегающем чёрном. Так хорош, что аж мурашки по позвоночнику. И столь же отвратителен, потому что до тошноты правильный, как все тайриане. Как видно, менты везде одинаковы, мешают жить свободно и наслаждаться жизнью... А больше всего раздражало то, что таоры никаким образом не покупались на женское обаяние...
    Её огромные голубые глаза смотрели открыто, невинно и весело, с потаённым ехидством. Выглядела она лет на двадцать, но на самом деле ей было двадцать восемь.
     -Вы хотите предъявить мне обвинение, инспектор? - спросила она звонким голосом на гала-пиджин и тут же непринуждённо перешла на тайрианский. - А я только в последние пол-минуты заметила, что меня, оказывается, преследует представитель закона.
     -Обвинение? О нет. Я всего лишь намерен побеседовать неофициально, - Инто позволил ироничной усмешке слегка проявиться в голосе. - Хочу заметить, что в перспективе существует два варианта итога данной беседы. За незаконную деятельность полагается как минимум депортация на Землю либо более серьёзные санкции. В случае значительной помощи следствию могут быть любые — подчёркиваю, любые — послабления.
    -Незаконная деятельность? Но я — простая танцовщица. Таор видел мои танцы на шесте? - она соблазнительно изогнулась в седле байка.
    Таор видел. Акробатика была неплоха. Техничность без души и хорошей идеи оставляла его безразличным. Основная идея данной авантюрной личности — жить и наслаждаться жизнью за счёт других из серии «человек человеку — волк» — никак не могла ему импонировать.
   -Советую обстоятельно обдумать идею содействия в расследовании и сообщить. Вы отлично знаете, о чём речь. И поосторожней с эрнианами. Если поминать фразу «человек человеку — волк», то это — тигры, и волков они едят на завтрак, обед и ужин... Я всегда на связи. Илэ-оо.
     Он развернул свой байк и стремительно умчался.
   Столько талантов — и всё впустую, без настоящего дела. Прожигатели жизни раздражали тайрианина. По большому счёту, они не умели любить не только других, но и самих себя.
  Отвращение было взаимным. Уезжая, Инто ощущал спиной злой взгляд разочарованной блондинки.
    Когда между ними оказалось несколько кварталов, Инто сбавил скорость и  задумчиво посмотрел на переплетение дорог, вспоминая...

                                                8.

     Дежурство не заканчивается никогда, говорят тайриане.
    Таор Интосайи Герхало возвращался со смены домой, не торопясь. В какой-то момент он взглянул на эстакаду и увидел гонщика на байке, который хоть и нёсся на максимальной скорости, но на первый взгляд ничего не нарушал. Если не считать того, что он был без шлема и без герлона — встречный ветер жёстко трепал его длинные волосы. Что-то не так было в его посадке, в наклоне тела. За годы службы Инто научился определять подобные вещи безошибочно без всякого сканирования.
    Тайрианин взлетел на своём мотоцикле-трансформере по спиральному пандусу на высотную трассу, резко прибавил скорость и начал преследование. Байкер, который мчался впереди, не реагировал на световые сигналы и сирену, телепатически его окликнуть было невозможно, он закрылся. Инто достал проектор, и перед лихачом повис голографический дорожный знак, символизирующий требование немедленно остановиться. Знак был проигнорирован также. Тогда Инто включил портативный излучатель силового поля, предназначенный для принудительной остановки транспортных средств.
   Байк постепенно затормозил. Водитель обернулся, мирно поджидая приближения инспектора. Двухцветные волосы, вертикальные зрачки и вибриссы выдавали в нём маура. Чёрный кожаный костюм, как влитой, сидел на его атлетической фигуре. 
   -Я что-то нарушил? - спросил байкер. Инто не понравилось отрешённое выражение его лица.
     -Нет. Но ты слишком опасно гнал. Опасно для тебя самого.
     -Я хорошо умею водить и могу гонять гораздо быстрее.
     И в это время их окружили. Инто в пылу погони не заметил, как сам стал объектом преследования. Он узнал их — это были межпланетные контрабандисты, чьей незаконной деятельности он не так давно серьёзно помешал. Тридцать человек против одного — это было многовато даже для отлично тренированного тайрианина. Но тут вмешался маур. Никто не ожидал, что нарушитель вступится за инспектора. Он быстро снял с рук кожаные перчатки, в два движения сбросил с ног обувь и взвился в воздух в прыжке прямо с байка.
     Тех, кто был лучше всего экипирован, он просто смёл за бортик эстакады инерцией веса своего тела, прыгая очень рискованно, ведь сам-то он был без герлона. В какой-то момент он даже чуть не сорвался, повис на руках на большой высоте, но быстро вскарабкался обратно.
  Остальных противников, тех, что ещё не нокаутировал Инто, маур молниеносно вывел из строя, пустив в ход не только руки и ноги, но и когти.
      Затем они вдвоём уехали оттуда.
   Когда боевая ярость угасла, лицо маура снова стало отрешённым. Лишь спустя время он спросил:
     -Куда мы едем? В отдел таорэн?
     -Выпивать, - ответил Инто, который уже принял решение. - Отметить победу как следует.
     Байкер безразлично пожал плечами.
  Инто поторопился найти подходящий бар. Оттуда он вежливо попросил удалиться немногих посетителей, которые охотно это сделали при виде рослого маура в смутном настроении. Инто оплатил выпивку, в состав которой входила валериана, закуску и возможный разгром.
 Маур вначале пил немного. Инто поймал на себе пристальный, проницательный взгляд ярко-жёлтых, уже заметно хмельных глаз. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
   Сапиенсы, всё равно какого вида или расы, на которых по причине особенностей их биологии действует спиртное или его аналоги, в пьяном виде ведут себя примерно одинаково, то есть, прежде всего становятся более откровенными и прямолинейными.
     -Не опасайся, таор. Меня есть чему держать в этой жизни.
   После этих слов он чуть заметно улыбнулся и начал планомерно накачиваться заказанными для него коктейлями. Уже доверяет, понял Инто.
     Потом маур включил музыку и стал плясать. Это было красиво и виртуозно, но не менее пугающе, чем то, как он дрался. В результате буйных прыжков вперемешку со степом большая часть интерьера оказалась разгромлена, потому что из-за несколько поплывшей координации движений танцор часто налетал на предметы. Люстра обрушилась, так как во время одного из прыжков он на ней повис, да ещё и раскачался. Музыка, к немалому удивлению Инто, оказалась земной — самые огненные ирландские мелодии.
    Инто решил пощадить остатки интерьера и внезапно переменил музыкальное сопровождение. Зазвучала широко известная колыбельная на мурлыкающем языке.
     -Выключи, - неожиданно резко потребовал маур, замирая на месте.
     -Почему? Это же ваша знаменитость.
     -Выключи! - и сквозь стиснутые зубы: - Пожалуйста...
     Инто немного приоткрылся, чтобы понять, и тут его с такой силой ударило чужой болью, что он чуть не опрокинулся навзничь вместе со стулом.
     -Эй, маур! Что с тобой такое?
     Тот ответил не сразу.
     -Я потерял дело, о котором полагал, что оно будет моим надолго... - Он ещё помолчал. - Я потерял голос. Наверно, к лучшему — он приносил несчастья окружающим...
     -Так это поёшь ты!
     -Пел. Да, это именно я. Я — кот, который пел.
  Кот, Который Пел — его так прозвали за глаза, когда он перестал концертировать, и гадали о возможных причинах этого.
     Это был Ирруор Халеарн...

                                              9.

     Инто почти никогда не читал будущее, ему было некогда это делать. Гораздо чаще он использовал сканирование...
  Его несколько позабавило то, что Катю во время бегства занесло в окрестности клуба.
     С высоты эстакады море смотрелось красиво, невзирая на пустынный пляж. Таор привычно метнул поисковый луч вокруг себя. Пляж оказался не совсем пуст. Возле кромки воды прямо на мокром песке сидела странно одетая девушка небольшого роста и пыталась умываться солёной водой. Ей было очень плохо физически, а в мыслях преобладала паника и растерянность. Ускоренная, к тому же грубая инициация пси-способностей хорошему самочувствию не способствует.
    Инто свернул на пандус и спустился вниз. Шагая по песку, он ещё раз проверил окружающее пространство. Девушка была одна.
     Эллочка сразу заметила неторопливо идущего к ней высокого мужчину в чёрном, несмотря на то, что видела плохо — перед глазами плясали разноцветные слепящие искры. Она вытерла мокрые руки об одежду и попробовала подняться на ноги. С третьей попытки ей это удалось. Болели глаза, голова, позвоночник, суставы и вообще всё тело разом. Она с трудом двигалась, хромая и ковыляя, как калечная старуха.
     -Ты понимаешь гала-пиджин?
     «Ты меня слышишь?»
     Они спросили друг друга одновременно. Инто перешёл на телепатию.
     «Кто ты и что здесь делаешь?»
     «Я — Элла Макарова, я убежала, когда они напились, и не знаю, что делать. Я тут ничего не знаю».
     Они снова заговорили одновременно.
     «Расскажи», - ментальный тон Инто был очень мягким.
     «Ты — полицейский?»
    Серебристая звезда на чёрном герлоне Инто напомнила Эллочке знак шерифа из вестернов.
     «Да. Здесь полицейский называется — таор», - слегка улыбнулся Инто.
   Она внимательно посмотрела ему в лицо, благо цветные искры у неё перед глазами исчезли и голова перестала болеть, и немедленно принялась рассказывать.
    Она рассказывала, пока шли по песку к байку и Инто поддерживал её под локоть.
    Она рассказывала, пока он усаживал её на машину, и потом, когда они вдвоём въезжали по пандусу на эстакаду.
     Она рассказывала по пути в отдел таорэн, сидя впереди Инто на его байке, и одновременно разглядывала дорогу и город, а также, полагая, что делает это украдкой — присматривалась к таору.
     Её увезли с Земли вместе с партией редкоземельных элементов, потому что она оказалась в неподходящее время в неподходящем месте. Она не поняла, зачем её увезли, потому что ничего с ней не делали, только иногда били энергетически. Она была уверена, что похитители развлекались таким образом.
    Вместе с ней увезли её старшую двоюродную сестру Веру, которая её растила после того, как родители Эллочки погибли в авиакатастрофе. Веру держали отдельно. Тот, кто сторожил Эллочку, угрожал её убить, если она попытается бежать, а потом напился и заснул. Она стала искать оружие, чтобы убить его, но нашла возможность отпереть дверь и просто ушла.
   Веру надо поскорее достать оттуда, беспокоилась девушка. Она не могла объяснить, где в Зарингаре находится квартира, в которой держали её сестру. Инто попросил мысленно показать картинки и тут же сообщил полученную информацию по инфору в отдел.
     А ешё она подслушала разговор о предстоящей крупной операции на Земле. Они говорили по-русски, поэтому она всё разобрала, даже координаты...
     Она на самом деле подслушала телепатически, но сама не поняла этого.
    В отделе Эллочку дополнительно расспросила Хинка. После чего её уложили спать в соседней комнате на подобии земной тахты.
   Хинка поинтересовалась у Инто, как там Кмау. Посреди диалога в дверях появилась Эллочка с горящими от любопытства глазами, отводя с лица пепельные, очень пушистые волосы.
     «А мне вы расскажете?»
    Она слушала историю юного маура и яркой недоброй Кати, как сказку.
     «Что ж она его не пожалела? Хотя бы не так резко бросила...»
     «Она никого не жалеет»...
  Привезли Веру Макарову. Это оказалась полная невысокая женщина с суровым взглядом, сильно за сорок. Эллочка радостно взвизгнула и бросилась к ней обнимать...
  Значит, Оэренгайны уберутся отсюда завтра. Ирруор с Ирой будут в безопасности хотя бы от этих, подумал Инто и отправился на совещание по поводу полученной от Эллочки информации...


                                              10.

    -Откуда на борту тараканы? - Хивинч злобно пнул ногой угол мехового ковра, залитого в нескольких местах вином.
    -Им в твоей голове тесно стало, - ответствовала Манейр, не отрываясь от снарядов, с которыми тренировалась. - Твои способности тебе не на пользу. Подслушивать меньше надо такие сцены, тем более подключаться, тогда бы не бесился.
     -Тебе легко говорить, ты от природы более... хладнокровная, - язвительно процедил младший брат и поискал глазами, чем бы запустить в стену. Схватил первое, что попалось под руку, потом разглядел, что это инфор, и аккуратно положил на прежнее место. Автоматическую тележку он тоже пощадил, зато не повезло большой старинной вазе и нескольким статуэткам.
     -Не передумал? Последствия просмотрел?
     -Нет, не передумал. Плевать я хотел на последствия. Последствия будут для маура, а не для меня.
     Они понимали друг друга с полуслова без всякой телепатии.
     -Ну смотри, не раскайся потом...
     Манейр оторвалась от тренажёров, разыскала одну из своих шкатулок, долго в ней рылась, о чём-то размышляя, выбрала капсулу с неким составом, зарядила ею пистолет-шприц и полезла на самую высокую точку на наружной броне звездолёта.
     Ждать ей пришлось довольно долго, но это её не напрягало...

                                                  11.

     Они весь день ходили друг за другом по кораблю.
   После пульта наступила очередь для проверки двигательного отсека. Ира отправилась туда с вязанием следом за Ирруором. Она сидела на пороге и честно пыталась не мешать, заниматься своим делом и даже не смотреть на маура. Иногда ей это удавалось.
     Потом она захотела есть и побежала за продуктами. Пока выбирала блюда, видимо, прошло некоторое время, потому что кахурианин оторвался от двигательной установки и пришёл к ней. Они вместе пообедали и отправились обратно, но по дороге завернули в Ирину каюту...
     Затем примерно в таком же порядке произошла проверка ангаров, складов, систем жизнеобеспечения, связи... В конце концов они перестали забегать в каюту, чтобы не тратить время на дорогу...
     -И где мы ещё не пробовали? - она озорно осмотрелась.
     -И что мы ещё не пробовали?
   Его сияющая улыбка, став откровенно чувственной, сделалась ослепительной. И очень хулиганской...
     В какой-то редкий момент она оказалась на расстоянии от Ирруора и вдруг захотела немного проветриться. Она накинула недовязанное пончо поверх короткого платья, выбралась через верхний люк наружу и уселась, свесив ноги в проём входа и любуясь окрестностями. Вечерело, слабый ветер с нежностью перебирал длинные тёмные пряди её распущенных волос, небо на закате было янтарным, медовым и апельсиновым.
     Она держала рядом с собой инфор, слушала музыку, мечтала и, видимо, так долго сидела неподвижно, глядя в небо, что у неё затекла шея. Она повертела головой, почесала зудящую в области сонной артерии кожу и вознамерилась спуститься вниз, когда Ирруор опередил это намерение, пришёл и унёс её в рубку...
     Сквозь алый туман страсти и грохот оркестра барабанов пробился слабый голос.
     -Ир! Ир, остановись!
     Он остановился.
   С ней творилось что-то не то. Лицо её было залито слезами, тело пылало жаром, она тёрла руками склеивающиеся глаза и задыхалась. Судя по признакам, она заболела слёзной лихорадкой. Когда и где она ухитрилась подцепить редкую инфекцию?
     Он вскочил, схватил её на руки и бросился в медотсек.
  -Не бойся, сейчас всё пройдёт, - шептал он, врубая энергоустановку и укладывая Иру в прозрачный саркофаг.
  Прошло несколько долгих мгновений. В состоянии Иры ничего не изменилось. А потом взвыл датчик сердечной деятельности. Это было очень странно — генератор тонких энергий вкупе с антибиотическими лучами никак не помогал, но рассуждать о причинах времени не оставалось. Ирруор распахнул крышку аппаратного комплекса, выхватил из капсулы Иру, прижал к себе, уселся с нею на руках прямо на пол и сосредоточился. Она сразу перестала задыхаться, сердце забилось слабо, но ровно.
     Тогда он поднялся и с девушкой на руках бросился в свою каюту.
     Чёрные лосины, грави-пояс, на торсе — ничего. Бластер, пси-блок, аптечка, инфор. Покрывало — завернуть Иру.
     Коридор, ангар, шлюпка. Люк, защитное поле корабля, сирена шлюпки.
    Ирруор быстро забрался за пульт с девушкой на руках и повёл машину над посадочным полем напрямик к зданию космопорта на предельной скорости...
 Раутлинг немедленно выставила всех из медпункта и включила энергоустановку и анализаторы, которые были мощнее, чем бортовые.
  -Ничего не понимаю. Аппаратура не оказывает никакого эффекта. И не определяет характер болезни. Но это не инфекция точно, в этом смысле всё чисто.
     Хор тревожных сигналов ударил по ушам.
   Ирруор быстро вытащил Иру из аппарата и прижал к себе. Лицо у него затвердело.
     -Куда ты повезёшь её?
     -В город, в больницу — там много разных специалистов и медтехники.
     -Ты не сможешь долго держать её на своей энергетике.
     -Смогу — столько, сколько понадобится.
   Он выбежал из медпункта с девушкой на руках. Ночной ветер хлестнул песком по голой спине. Маур не заметил этого.  Он прыгнул в шлюпку, крепко удерживая Иру в объятиях, и рванул машину в небо...

                                            12.

     Тёмная улица летела навстречу, отсветы огней молниеносно проскальзывали по кабине, создавая пугающие тени, которые делали лицо Иры похожим на мёртвое.
   Она с трудом разлепила мокрые ресницы и уставилась на Ирруора безумно расширенными глазами. Её тело начала бить мелкая дрожь.
     -Ир! Я умираю, да?! - слабый голос ломался и затухал, но маур слышал, что её сердце бьётся ровно, а дыхание не пресекается.
     -Ты не умрёшь, я держу тебя, - ответил он сквозь стиснутые зубы.
     Она слабо улыбнулась.
     -Я чувствую твои объятия. Кому это когда помогало...
     -Я держу тебя своей энергией, - объяснил он, глядя на дорогу. - Не бойся, ты не умрёшь. Молчи и береги силы.
     Она плохо запомнила всё, что происходило дальше. Одна больница, вторая, третья... Слепящие лампы, куча аппаратуры, воющая сигнализация...
     -Под твою ответственность, эрройу...
   Квартира, жутко пропахшая смесью трав, тощий зеленокожий рептилоид... Ещё квартира, другие запахи трав, странные, надсадно гудящие музыкальные инструменты...
     И чья-то отчётливая фраза:
     -Неизвестный яд.
  -Эрнианский, - сквозь зубы сказал Ирруор, глядя на разрывающийся от сигналов вызова инфор...
     Шлюпка, летящие ожерелья городских огней, похожие на одеяние маурской невесты, дорога , космопорт, рубка, звёзды на экранах...
     Ира не потеряла сознание и не сразу поняла, что кахурский корабль покинул планету.
    

© Copyright: Елена Силкина, 2014

Регистрационный номер №0195223

от 25 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195223 выдан для произведения:
фото из интернета
музыка - The Young Dubliners "Rocky Road To Dublin"
 
 
                                             7.

  Катя Петренкова засекла поисковый луч таора Герхало и начала  перемещаться по городу. Инто прибавил скорость.
     Он увидел её издалека.
  Делая вид, что безмятежно любуется облаками, маленькая блондинка безошибочно оглянулась именно в том направлении, откуда приближался таор. Она явно знала его в лицо, потому что он специально сменил цвет своего герлона с форменного на обычный.
     Она стремительно свернула на скоростную эстакаду, включила дальний свет, а также сирену и, завывая, словно баньши, погнала машину на максимальной скорости. Платиновые волосы вились из-под шлема земной конструкции, но сделанного из местных материалов и надетого поверх капюшона герлона.
     Катин байк-трансформер был эрнианского производства, то есть, мощнее, чем у Инто. Зато таор гораздо лучше знал город.
     Катя уходила от погони очень рискованно и очень весело. По временам она оглядывалась через плечо и, кажется, даже смеялась в тех случаях, когда полагала, что наконец оторвалась от погони.
    Перед съездом с очередной эстакады она обнаружила знак ограничения скорости. Тогда блондинка стремительно повернула назад, разогналась и... перелетела вместе с машиной на соседнюю эстакаду. Она захлопала в ладоши и на предельной скорости погнала дальше.
    Инто снова сменил цвет своего герлона на форменный чёрный, включил сирену, освобождая себе трассу, съехал с эстакады и стал ждать её у соседнего спуска. Она промчалась мимо по бордюру и понеслась вдоль шоссе.
      Таор последовал за ней.
  Она не знала, что очередная улица перекрыта, но, обнаружив стену, размышляла недолго. Байк, сделанный на Эрнэле, торжествующе взревел, разгоняясь, развернулся боком, взлетел в воздух задним колесом немного вперёд, и перенёс через препятствие рисковую барышню.
     Таор притормозил возле неприметной двери, открыл её и проехал сквозь здание на соседнюю улицу...
   Блондинка использовала подвернувшиеся пандусы, как трамплины, и перепрыгивала на своём байке с одного берега реки на другой, через несколько машин, водители которых вздумали помочь представителю закона задержать нарушителя, и снова с одной эстакады на другую...
     От летящей в воздухе бортовой шлюпки Катя увернулась, прикрываясь попутной грузовой платформой, ушла под кроны деревьев парка и помчалась, опасно лавируя между стволов.
     В конце концов Инто дал отмашку, чтобы прекратили помогать её ловить. Он начал всерьёз опасаться за её жизнь.
     Он знал, что она не желала разговора с инспектором вовсе не из страха. Екатерина Петренкова в своей жизни не боялась никого и ничего, как Красная Шапочка из анекдота. «А чего мне бояться? Лес знаю, секс люблю...» Она просто испытывала непреодолимое отвращение к тайрианам и на дух не переносила само название таорэн.
     В какой-то момент ей надоела игра в догонялки. Она остановила байк так резко, что тайрианин по инерции пролетел мимо и, возвращаясь, развернулся, почти положив машину на бок.
     Катя наглухо закрыла своё сознание и поджидала таора с милой улыбкой. Эрниане не учили её навыкам эспера, она получила их ещё на Земле от тёти-ведьмы.
     Когда он подъехал поближе, она нахально оглядела его с головы до ног. Черты лица утончённые и правильные, даже слишком правильные. Густые золотые волосы, большие чёрные глаза, такие чёрные, что не видно зрачков, умные, глубокие и спокойные, светлая кожа, рост под два метра, атлетическая, пропорциональная, гармонично накачанная фигура в облегающем чёрном. Так хорош, что аж мурашки по позвоночнику. И столь же отвратителен, потому что до тошноты правильный, как все тайриане. Как видно, менты везде одинаковы, мешают жить свободно и наслаждаться жизнью... А больше всего раздражало то, что таоры никаким образом не покупались на женское обаяние...
    Её огромные голубые глаза смотрели открыто, невинно и весело, с потаённым ехидством. Выглядела она лет на двадцать, но на самом деле ей было двадцать восемь.
     -Вы хотите предъявить мне обвинение, инспектор? - спросила она звонким голосом на гала-пиджин и тут же непринуждённо перешла на тайрианский. - А я только в последние пол-минуты заметила, что меня, оказывается, преследует представитель закона.
     -Обвинение? О нет. Я всего лишь намерен побеседовать неофициально, - Инто позволил ироничной усмешке слегка проявиться в голосе. - Хочу заметить, что в перспективе существует два варианта итога данной беседы. За незаконную деятельность полагается как минимум депортация на Землю либо более серьёзные санкции. В случае значительной помощи следствию могут быть любые — подчёркиваю, любые — послабления.
    -Незаконная деятельность? Но я — простая танцовщица. Таор видел мои танцы на шесте? - она соблазнительно изогнулась в седле байка.
    Таор видел. Акробатика была неплоха. Техничность без души и хорошей идеи оставляла его безразличным. Основная идея данной авантюрной личности — жить и наслаждаться жизнью за счёт других из серии «человек человеку — волк» — никак не могла ему импонировать.
   -Советую обстоятельно обдумать идею содействия в расследовании и сообщить. Вы отлично знаете, о чём речь. И поосторожней с эрнианами. Если поминать фразу «человек человеку — волк», то это — тигры, и волков они едят на завтрак, обед и ужин... Я всегда на связи. Илэ-оо.
     Он развернул свой байк и стремительно умчался.
   Столько талантов — и всё впустую, без настоящего дела. Прожигатели жизни раздражали тайрианина. По большому счёту, они не умели любить не только других, но и самих себя.
  Отвращение было взаимным. Уезжая, Инто ощущал спиной злой взгляд разочарованной блондинки.
    Когда между ними оказалось несколько кварталов, Инто сбавил скорость и  задумчиво посмотрел на переплетение дорог, вспоминая...

                                                8.

     Дежурство не заканчивается никогда, говорят тайриане.
    Таор Интосайи Герхало возвращался со смены домой, не торопясь. В какой-то момент он взглянул на эстакаду и увидел гонщика на байке, который хоть и нёсся на максимальной скорости, но на первый взгляд ничего не нарушал. Если не считать того, что он был без шлема и без герлона — встречный ветер жёстко трепал его длинные волосы. Что-то не так было в его посадке, в наклоне тела. За годы службы Инто научился определять подобные вещи безошибочно без всякого сканирования.
    Тайрианин взлетел на своём мотоцикле-трансформере по спиральному пандусу на высотную трассу, резко прибавил скорость и начал преследование. Байкер, который мчался впереди, не реагировал на световые сигналы и сирену, телепатически его окликнуть было невозможно, он закрылся. Инто достал проектор, и перед лихачом повис голографический дорожный знак, символизирующий требование немедленно остановиться. Знак был проигнорирован также. Тогда Инто включил портативный излучатель силового поля, предназначенный для принудительной остановки транспортных средств.
   Байк постепенно затормозил. Водитель обернулся, мирно поджидая приближения инспектора. Двухцветные волосы, вертикальные зрачки и вибриссы выдавали в нём маура. Чёрный кожаный костюм, как влитой, сидел на его атлетической фигуре. 
   -Я что-то нарушил? - спросил байкер. Инто не понравилось отрешённое выражение его лица.
     -Нет. Но ты слишком опасно гнал. Опасно для тебя самого.
     -Я хорошо умею водить и могу гонять гораздо быстрее.
     И в это время их окружили. Инто в пылу погони не заметил, как сам стал объектом преследования. Он узнал их — это были межпланетные контрабандисты, чьей незаконной деятельности он не так давно серьёзно помешал. Тридцать человек против одного — это было многовато даже для отлично тренированного тайрианина. Но тут вмешался маур. Никто не ожидал, что нарушитель вступится за инспектора. Он быстро снял с рук кожаные перчатки, в два движения сбросил с ног обувь и взвился в воздух в прыжке прямо с байка.
     Тех, кто был лучше всего экипирован, он просто смёл за бортик эстакады инерцией веса своего тела, прыгая очень рискованно, ведь сам-то он был без герлона. В какой-то момент он даже чуть не сорвался, повис на руках на большой высоте, но быстро вскарабкался обратно.
  Остальных противников, тех, что ещё не нокаутировал Инто, маур молниеносно вывел из строя, пустив в ход не только руки и ноги, но и когти.
      Затем они вдвоём уехали оттуда.
   Когда боевая ярость угасла, лицо маура снова стало отрешённым. Лишь спустя время он спросил:
     -Куда мы едем? В отдел таорэн?
     -Выпивать, - ответил Инто, который уже принял решение. - Отметить победу как следует.
     Байкер безразлично пожал плечами.
  Инто поторопился найти подходящий бар. Оттуда он вежливо попросил удалиться немногих посетителей, которые охотно это сделали при виде рослого маура в смутном настроении. Инто оплатил выпивку, в состав которой входила валериана, закуску и возможный разгром.
 Маур вначале пил немного. Инто поймал на себе пристальный, проницательный взгляд ярко-жёлтых, уже заметно хмельных глаз. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
   Сапиенсы, всё равно какого вида или расы, на которых по причине особенностей их биологии действует спиртное или его аналоги, в пьяном виде ведут себя примерно одинаково, то есть, прежде всего становятся более откровенными и прямолинейными.
     -Не опасайся, таор. Меня есть чему держать в этой жизни.
   После этих слов он чуть заметно улыбнулся и начал планомерно накачиваться заказанными для него коктейлями. Уже доверяет, понял Инто.
     Потом маур включил музыку и стал плясать. Это было красиво и виртуозно, но не менее пугающе, чем то, как он дрался. В результате буйных прыжков вперемешку со степом большая часть интерьера оказалась разгромлена, потому что из-за несколько поплывшей координации движений танцор часто налетал на предметы. Люстра обрушилась, так как во время одного из прыжков он на ней повис, да ещё и раскачался. Музыка, к немалому удивлению Инто, оказалась земной — самые огненные ирландские мелодии.
    Инто решил пощадить остатки интерьера и внезапно переменил музыкальное сопровождение. Зазвучала широко известная колыбельная на мурлыкающем языке.
     -Выключи, - неожиданно резко потребовал маур, замирая на месте.
     -Почему? Это же ваша знаменитость.
     -Выключи! - и сквозь стиснутые зубы: - Пожалуйста...
     Инто немного приоткрылся, чтобы понять, и тут его с такой силой ударило чужой болью, что он чуть не опрокинулся навзничь вместе со стулом.
     -Эй, маур! Что с тобой такое?
     Тот ответил не сразу.
     -Я потерял дело, о котором полагал, что оно будет моим надолго... - Он ещё помолчал. - Я потерял голос. Наверно, к лучшему — он приносил несчастья окружающим...
     -Так это поёшь ты!
     -Пел. Да, это именно я. Я — кот, который пел.
  Кот, Который Пел — его так прозвали за глаза, когда он перестал концертировать, и гадали о возможных причинах этого.
     Это был Ирруор Халеарн...

                                              9.

     Инто почти никогда не читал будущее, ему было некогда это делать. Гораздо чаще он использовал сканирование...
  Его несколько позабавило то, что Катю во время бегства занесло в окрестности клуба.
     С высоты эстакады море смотрелось красиво, невзирая на пустынный пляж. Таор привычно метнул поисковый луч вокруг себя. Пляж оказался не совсем пуст. Возле кромки воды прямо на мокром песке сидела странно одетая девушка небольшого роста и пыталась умываться солёной водой. Ей было очень плохо физически, а в мыслях преобладала паника и растерянность. Ускоренная, к тому же грубая инициация пси-способностей хорошему самочувствию не способствует.
    Инто свернул на пандус и спустился вниз. Шагая по песку, он ещё раз проверил окружающее пространство. Девушка была одна.
     Эллочка сразу заметила неторопливо идущего к ней высокого мужчину в чёрном, несмотря на то, что видела плохо — перед глазами плясали разноцветные слепящие искры. Она вытерла мокрые руки об одежду и попробовала подняться на ноги. С третьей попытки ей это удалось. Болели глаза, голова, позвоночник, суставы и вообще всё тело разом. Она с трудом двигалась, хромая и ковыляя, как калечная старуха.
     -Ты понимаешь гала-пиджин?
     «Ты меня слышишь?»
     Они спросили друг друга одновременно. Инто перешёл на телепатию.
     «Кто ты и что здесь делаешь?»
     «Я — Элла Макарова, я убежала, когда они напились, и не знаю, что делать. Я тут ничего не знаю».
     Они снова заговорили одновременно.
     «Расскажи», - ментальный тон Инто был очень мягким.
     «Ты — полицейский?»
    Серебристая звезда на чёрном герлоне Инто напомнила Эллочке знак шерифа из вестернов.
     «Да. Здесь полицейский называется — таор», - слегка улыбнулся Инто.
   Она внимательно посмотрела ему в лицо, благо цветные искры у неё перед глазами исчезли и голова перестала болеть, и немедленно принялась рассказывать.
    Она рассказывала, пока шли по песку к байку и Инто поддерживал её под локоть.
    Она рассказывала, пока он усаживал её на машину, и потом, когда они вдвоём въезжали по пандусу на эстакаду.
     Она рассказывала по пути в отдел таорэн, сидя впереди Инто на его байке, и одновременно разглядывала дорогу и город, а также, полагая, что делает это украдкой — присматривалась к таору.
     Её увезли с Земли вместе с партией редкоземельных элементов, потому что она оказалась в неподходящее время в неподходящем месте. Она не поняла, зачем её увезли, потому что ничего с ней не делали, только иногда били энергетически. Она была уверена, что похитители развлекались таким образом.
    Вместе с ней увезли её старшую двоюродную сестру Веру, которая её растила после того, как родители Эллочки погибли в авиакатастрофе. Веру держали отдельно. Тот, кто сторожил Эллочку, угрожал её убить, если она попытается бежать, а потом напился и заснул. Она стала искать оружие, чтобы убить его, но нашла возможность отпереть дверь и просто ушла.
   Веру надо поскорее достать оттуда, беспокоилась девушка. Она не могла объяснить, где в Зарингаре находится квартира, в которой держали её сестру. Инто попросил мысленно показать картинки и тут же сообщил полученную информацию по инфору в отдел.
     А ешё она подслушала разговор о предстоящей крупной операции на Земле. Они говорили по-русски, поэтому она всё разобрала, даже координаты...
     Она на самом деле подслушала телепатически, но сама не поняла этого.
    В отделе Эллочку дополнительно расспросила Хинка. После чего её уложили спать в соседней комнате на подобии земной тахты.
   Хинка поинтересовалась у Инто, как там Кмау. Посреди диалога в дверях появилась Эллочка с горящими от любопытства глазами, отводя с лица пепельные, очень пушистые волосы.
     «А мне вы расскажете?»
    Она слушала историю юного маура и яркой недоброй Кати, как сказку.
     «Что ж она его не пожалела? Хотя бы не так резко бросила...»
     «Она никого не жалеет»...
  Привезли Веру Макарову. Это оказалась полная невысокая женщина с суровым взглядом, сильно за сорок. Эллочка радостно взвизгнула и бросилась к ней обнимать...
  Значит, Оэренгайны уберутся отсюда завтра. Ирруор с Ирой будут в безопасности хотя бы от этих, подумал Инто и отправился на совещание по поводу полученной от Эллочки информации...


                                              10.

    -Откуда на борту тараканы? - Хивинч злобно пнул ногой угол мехового ковра, залитого в нескольких местах вином.
    -Им в твоей голове тесно стало, - ответствовала Манейр, не отрываясь от снарядов, с которыми тренировалась. - Твои способности тебе не на пользу. Подслушивать меньше надо такие сцены, тем более подключаться, тогда бы не бесился.
     -Тебе легко говорить, ты от природы более... хладнокровная, - язвительно процедил младший брат и поискал глазами, чем бы запустить в стену. Схватил первое, что попалось под руку, потом разглядел, что это инфор, и аккуратно положил на прежнее место. Автоматическую тележку он тоже пощадил, зато не повезло большой старинной вазе и нескольким статуэткам.
     -Не передумал? Последствия просмотрел?
     -Нет, не передумал. Плевать я хотел на последствия. Последствия будут для маура, а не для меня.
     Они понимали друг друга с полуслова без всякой телепатии.
     -Ну смотри, не раскайся потом...
     Манейр оторвалась от тренажёров, разыскала одну из своих шкатулок, долго в ней рылась, о чём-то размышляя, выбрала капсулу с неким составом, зарядила ею пистолет-шприц и полезла на самую высокую точку на наружной броне звездолёта.
     Ждать ей пришлось довольно долго, но это её не напрягало...

                                                  11.

     Они весь день ходили друг за другом по кораблю.
   После пульта наступила очередь для проверки двигательного отсека. Ира отправилась туда с вязанием следом за Ирруором. Она сидела на пороге и честно пыталась не мешать, заниматься своим делом и даже не смотреть на маура. Иногда ей это удавалось.
     Потом она захотела есть и побежала за продуктами. Пока выбирала блюда, видимо, прошло некоторое время, потому что кахурианин оторвался от двигательной установки и пришёл к ней. Они вместе пообедали и отправились обратно, но по дороге завернули в Ирину каюту...
     Затем примерно в таком же порядке произошла проверка ангаров, складов, систем жизнеобеспечения, связи... В конце концов они перестали забегать в каюту, чтобы не тратить время на дорогу...
     -И где мы ещё не пробовали? - она озорно осмотрелась.
     -И что мы ещё не пробовали?
   Его сияющая улыбка, став откровенно чувственной, сделалась ослепительной. И очень хулиганской...
     В какой-то редкий момент она оказалась на расстоянии от Ирруора и вдруг захотела немного проветриться. Она накинула недовязанное пончо поверх короткого платья, выбралась через верхний люк наружу и уселась, свесив ноги в проём входа и любуясь окрестностями. Вечерело, слабый ветер с нежностью перебирал длинные тёмные пряди её распущенных волос, небо на закате было янтарным, медовым и апельсиновым.
     Она держала рядом с собой инфор, слушала музыку, мечтала и, видимо, так долго сидела неподвижно, глядя в небо, что у неё затекла шея. Она повертела головой, почесала зудящую в области сонной артерии кожу и вознамерилась спуститься вниз, когда Ирруор опередил это намерение, пришёл и унёс её в рубку...
     Сквозь алый туман страсти и грохот оркестра барабанов пробился слабый голос.
     -Ир! Ир, остановись!
     Он остановился.
   С ней творилось что-то не то. Лицо её было залито слезами, тело пылало жаром, она тёрла руками склеивающиеся глаза и задыхалась. Судя по признакам, она заболела слёзной лихорадкой. Когда и где она ухитрилась подцепить редкую инфекцию?
     Он вскочил, схватил её на руки и бросился в медотсек.
  -Не бойся, сейчас всё пройдёт, - шептал он, врубая энергоустановку и укладывая Иру в прозрачный саркофаг.
  Прошло несколько долгих мгновений. В состоянии Иры ничего не изменилось. А потом взвыл датчик сердечной деятельности. Это было очень странно — генератор тонких энергий вкупе с антибиотическими лучами никак не помогал, но рассуждать о причинах времени не оставалось. Ирруор распахнул крышку аппаратного комплекса, выхватил из капсулы Иру, прижал к себе, уселся с нею на руках прямо на пол и сосредоточился. Она сразу перестала задыхаться, сердце забилось слабо, но ровно.
     Тогда он поднялся и с девушкой на руках бросился в свою каюту.
     Чёрные лосины, грави-пояс, на торсе — ничего. Бластер, пси-блок, аптечка, инфор. Покрывало — завернуть Иру.
     Коридор, ангар, шлюпка. Люк, защитное поле корабля, сирена шлюпки.
    Ирруор быстро забрался за пульт с девушкой на руках и повёл машину над посадочным полем напрямик к зданию космопорта на предельной скорости...
 Раутлинг немедленно выставила всех из медпункта и включила энергоустановку и анализаторы, которые были мощнее, чем бортовые.
  -Ничего не понимаю. Аппаратура не оказывает никакого эффекта. И не определяет характер болезни. Но это не инфекция точно, в этом смысле всё чисто.
     Хор тревожных сигналов ударил по ушам.
   Ирруор быстро вытащил Иру из аппарата и прижал к себе. Лицо у него затвердело.
     -Куда ты повезёшь её?
     -В город, в больницу — там много разных специалистов и медтехники.
     -Ты не сможешь долго держать её на своей энергетике.
     -Смогу — столько, сколько понадобится.
   Он выбежал из медпункта с девушкой на руках. Ночной ветер хлестнул песком по голой спине. Маур не заметил этого.  Он прыгнул в шлюпку, крепко удерживая Иру в объятиях, и рванул машину в небо...

                                            12.

     Тёмная улица летела навстречу, отсветы огней молниеносно проскальзывали по кабине, создавая пугающие тени, которые делали лицо Иры похожим на мёртвое.
   Она с трудом разлепила мокрые ресницы и уставилась на Ирруора безумно расширенными глазами. Её тело начала бить мелкая дрожь.
     -Ир! Я умираю, да?! - слабый голос ломался и затухал, но маур слышал, что её сердце бьётся ровно, а дыхание не пресекается.
     -Ты не умрёшь, я держу тебя, - ответил он сквозь стиснутые зубы.
     Она слабо улыбнулась.
     -Я чувствую твои объятия. Кому это когда помогало...
     -Я держу тебя своей энергией, - объяснил он, глядя на дорогу. - Не бойся, ты не умрёшь. Молчи и береги силы.
     Она плохо запомнила всё, что происходило дальше. Одна больница, вторая, третья... Слепящие лампы, куча аппаратуры, воющая сигнализация...
     -Под твою ответственность, эрройу...
   Квартира, жутко пропахшая смесью трав, тощий зеленокожий рептилоид... Ещё квартира, другие запахи трав, странные, надсадно гудящие музыкальные инструменты...
     И чья-то отчётливая фраза:
     -Неизвестный яд.
  -Эрнианский, - сквозь зубы сказал Ирруор, глядя на разрывающийся от сигналов вызова инфор...
     Шлюпка, летящие ожерелья городских огней, похожие на одеяние маурской невесты, дорога , космопорт, рубка, звёзды на экранах...
     Ира не потеряла сознание и не сразу поняла, что кахурский корабль покинул планету.
    
Рейтинг: 0 143 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!