Еще один шанс

17 декабря 2013 - Александр Киселев
Глава 1 Ночь.

БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ: МУТАНТЫ!
Кричаще яркие желтые буквы на черном фоне плаката раздражали. Ветер играл обтрепанными краями полотнища, громко хлопал им о стену полуразрушенного кирпичного здания, гнал мусор по растрескавшимся тротуарам. Серое небо нависло низко над крышами, и казалось, черные ветки деревьев цепляют облака. Раньше листва на деревьях была зеленой – по крайней мере картинки в старых книгах это подтверждали. Но то было раньше.
Олег не любил маску – на его лице две наклонные розовые полоски расходящиеся от переносицы к подбородку отмечали область, защищенную респиратором. Кожа вокруг нее была значительно суше, красноватая от непрерывной бомбардировки мельчайшими частицами мусора, носимого ветром. Ветер не стихал никогда – как и ровный монотонный шум города. Уже темнело, и на стене Периметра2 загорелись желтые глаза прожекторов.
Олег сморгнул – глаза слезились от холодных порывов. Он зябко поежился, втянул голову в плечи и зашагал дальше, подгадывая, чтобы не выйти к воротам одновременно с патрулем.
Четверо в тяжелых защитных панцирях и круглых шлемах неторопливо дефилировали вдоль стены, отделяющей собственно город от предместий. Олег придал лицу выражение спокойной, чуть скучающей уверенности – наиболее уместное при встрече с патрульными. Один из четверки оглянулся, увидел человека, подходящего к перекрестку, остановился, явно поджидая. Дал знак остальным, двинул плечом с турелью параллизатора. С тихим жужжанием сервомоторов тот довернулся, поймав Олега в прицел.
- Стоять, гражданин. Поверка ментальности. Повернуться спиной, руки сцепить на затылке, ноги вместе.
Усиленный динамиками брони голос прозвучал монотонно и размеренно, словно у андроида с дефектным синтезатором речи. Сколько Олег помнил, у патрульных всегда был именно такой голос. Может, и верно шутили, будто в их коммуникаторы встроена кнопочка, запускающая запись стандартного обращения – дабы не перегружать голосовые связки. Слишком уж часто повторялись эти слова на улицах.
Олег едва слышно чертыхнулся и медленно – быстрое движение могло стоить жизни, повернулся спиной к четверке.
- Офицер – сказал он старательно ровным тоном. – Это уже шестая проверка за сегодня. Закон запрещает сканирование больше пяти раз в сутки.
Сканер за его спиной подтверждающе пискнул, сверившись с чипом в левом запястье человека. Хрустнула ветка – один из патрульных переступил с ноги на ногу, и Олег почувствовал холодное прикосновение металла к затылку.
- Уже не запрещает. – Тем же равнодушным тоном ответил патрульный. – Со вчерашнего дня установлена норма в восемь сканирований.
Шею охватило жесткое кольцо, обожгло холодом металла. Со щелчком выдвинулись усики ментоскопа, прижались к вискам. Короткое гудение, еще щелчок – и захват разжался, оставив после себя легкую ноющую боль в голове. Олег скривил губы. Боль будет расти, пока через полчаса не достигнет пика и лишь затем начнет спадать. Надо срочно найти, где пересидеть это время.
- Проверка окончена. Опустите руки.
Олег повернулся лицом к четверке и взглянул в зеркально бликующее слепое забрало шлема.
- Что нибудь случилось? – поинтересовался он, не особенно надеясь на ответ. Патрульные развернулись, словно не услышав вопроса, и механически – размеренным шагом двинулись дальше, продолжая обход.
Олег вздохнул с облегчением – пронесло. Между ним и фигурами в черно-желтой броне было уже шагов двадцать, когда старший решил все таки ответить.
- Прорыв. Огневики.
Олег вздрогнул – и не от холода. Раз очередной прорыв – жди неприятностей. Паек урежут как пить дать, ворота закроют, и снова – бесконечные проверки, проверки, проверки.

«Отдел П», будь он неладен. 

Инквизиция.

После покоя пригорода мегаполис оглушил и ослепил. Рекламные голограммы мерцали, переливались, растекались по улице волнами призрачного света. Невидимые динамики озвучивали действо, перекрывая друг друга, и казалось, будто целая толпа сумасшедших кричит прямо в уши.
- Лучшие девушки! Попробуй – и останешься здесь навсегда!
- Самые безопасные грезы – у нас! Первая неделя бесплатно!
- ..миллиард! Настоящее казино! У нас мутантов нет! Заходи! Заходи! Заходи!
- Девушки! Грезы! Казино! Грезы! Бум-бах! Не раздумывай! Скорее! Миллиард! Трам-парам-пам! Скорее!
Обнаженные красотки с ненатурально роскошными телами строили глазки, подмигивали, из распахнутых дверей казино то и дело вылетали целые вороха кредиток и рассыпались мерцающим дождем, когда лучи проекторов скользили дальше. 
Из бара напротив выбежала девица в неглиже, огляделась, схватила Олега за руку и потянула к себе.
- Пойдем! Ну, пойдем же!
В ее глазах с неестественно расширенными зрачками отражались цветные огни.
Олег освободил руку и почти бегом направился к неприметной железной двери старого пятиэтажного здания – одной из немногих, над которой не было вывески. 
- Придурок! – громко, перекрывая рекламу, крикнула вслед девица.- Импотент!
Олег прижался лбом к холодной поверхности, повел рукой, давая замку считать сигнал. Короткий лязг, шипение, и дверь ушла в боковые пазы, бесшумно и мягко. Олег шагнул внутрь и она тут -же скользнула обратно, отсекая какофонию улицы.

Освещение внутри было тусклым, багровым, но после буйства рекламы казалось спокойным и мягким, почти домашним. Несколько столиков, диванчики вдоль стен, барная стойка, тускло блестящая матовым металлом. Олег махнул бармену рукой, растопырив пальцы и прикоснувшись к виску, и сел за первый попавшийся столик. Обхватил голову и сильно сжал, будто прикосновение могло снять боль.
- Сколько вкатили?
Олег поднял голову. Девушка в черном комбинезоне сняла с подноса стакан с зеленоватой субстанцией, и протянула ему.
- Привет, Оль. Шесть. 
Он залпом выпил содержимое и откинулся на столик, чувствуя, как боль растворяется в наркотическом облегчении. Тело легонько закололо тысячами мелких иголочек, тошнота и тяжесть в затылке ушли. Зрение поплыло, руки и ноги налились тяжестью.
Девушка всплеснула руками.
– Садисты! Ты приляг, отдохни. Давай-давай, пошли.
Олег неуклюже поднялся, и она, обхватив за спину, повела мужчину к свободному диванчику.
- Давай, поспи. 
Олег поерзал, устраиваясь, и едва ворочая языком, пробормотал.
- Я тебя люблю, Олька.
Та улыбнулась и взъерошила коротко стриженные черные волосы.
- И я тебя. Заплатишь сразу, или…
Ольга не закончила фразу. Олег уже не слышал ее. «Покой-3», легкий наркотик с нейроблокиратором, действует быстро.
Официантка коснулась запястья Олега сканером и перевела на счет заведения причитающуюся сумму. Немного подумала, и сняла еще три процента, себе на чай.
Часть 2 
УТРО

Как обычно, после дозы тело слушалось неохотно. Олег кряхтя свесил ноги с дивана и принялся энергично тереть лицо, разгоняя легкую одеревенелость. 
- Время? – спросил он соседа слева.
- Шесть двадцать. – Ответил тот. – Если на работу, то не проспал. 
Он лениво растянул губы, изображая улыбку. Олег вздохнул.
- Не на работу. Жена ждет, волнуется наверное.
Последняя фраза вышла неуверенной, с изрядной долей скептицизма. Олег поднялся, и подошел к стойке. Вчерашний бармен молча нацедил в кружку бледно-желтой жидкости, пустил по стойке.
- Зря ты в пригород сунулся. – Негромко сказал он. – Нет работы, и сиди спокойно на пайке, не ищи приключений. Огребешь когда - нибудь.
Олег вздохнул.
- Думал, может там повезет. – Признался он так же тихо. – Говорят, асы иной раз нанимают городских.
Бармен выразительно похлопал себя по лбу.
- Сдурел? Если поймают у них, сам в асоциалы вылетишь. Ох, Олег, не дразнил бы ты судьбу. Намордник твой где? Накрылся? На, занесешь как нибудь.
Из под стойки он выудил потрепанный, но еще рабочий респиратор, и протянул клиенту. Тот благодарно кивнул, сделал пару глотков из кружки и поднялся.
- Бывай, Дрон. Пойду я.
- Осторожнее там! – бармен проводил мужчину взглядом и уткнулся в бормочущий головизор.
***
Время тишины – с пяти до восьми утра в городе действовал режим экономии энергии. Шум ветра в ущельях улиц, тихий свист турбин редких каров – пожалуй, вот и все звуки в эту пору. По твердому покрытию шаги звучали неестественно громко, гулко, и Олег невольно сбавил шаг. 
На этот раз повезло – едва он шагнул на платформу остановки, как, скрипя и дребезжа металлом, подошел вагончик монорельса. Сквозь грязные окна было видно, что он пуст. Олег вздохнул с облегчением и примостился на неудобном, узком металлическом сидении. 
**** *** ***
В коридор он вошел с двояким чувством – неясным чувством вины и ожиданием. Ожиданием пустого дома, записки на зеркале в прихожей, как вариант – возни в спальне. Трения с женой начались не вчера. Олег с некоторым облегчением увидел брошенный на диван женский плащ, уличную маску, и услышал тихое жужжание вирт-комплекса.
Даяна, одетая в лишь в кружевную ночную рубашку, удобно расположилась в кресле. Красивые длинные ноги вытянуты и чуть разведены, руки сползли вниз, к черному треугольнику внизу живота. Лицо до самого подбородка закрыто шлемом. Даяна дышала часто, неровно, изредка тихо постанывая.
- Да! - Вдруг четко произнесла она. – Да, милый, да!
Олег замер. Затем коснулся сенсора внешнего экрана и несколько секунд наблюдал за появившейся картинкой – виртуальным миром, выбранным женой. Затем отвернулся и вышел на кухню.

На столе, рядом с пустой бутылкой «Эйфории» стояла раскрытая дамская сумочка. Красная, натуральной кожи – его подарок Даяне на годовщину брачного контракта. Из сумочки торчал край розовой пластиковой упаковки. Олег вытащил ее, прочел название и очень медленно опустил обратно. 

Следующие полчаса он возился в кладовке, чем-то шуршал, негромко звякал, скрипел зипперами пакетов. 


Даяна в спальне задышала громче.

Олег вернулся на кухню, включил головизор и усилил звук.
- …гонка! Победитель получит все!
Касание сенсора – следующий канал.
- …все должны понять, вызванные проблемой мутантов, являются временными. Правительство и отдел «П» делают все возможное, чтобы защитить жизнь и благосостояние лояльных граждан.
Следующий канал.
- …сокращение социальных квот. Это вызвано недавним прорывом…
Следующий.
- Дорогой, ты просто влюбишься в новый кар! «Экселлент j350 Турбо»! Теперь он стал еще доступнее, а если ты оформишь займ в «Глобал –ба…
- …на нашем шоу «Молодые и дерзкие!» Охотник, записавший на счет наибольшее количество мутов, получит … - Пауза, и с восторженным придыханием: - Получит единый абонемент на посещение любых городских развлекательных заведений в течение года и предложение службы в отделе «П»! Убей мута – спаси человечество!

Олег ударил по сенсору, визор смолк, и стало очень тихо. В этой тишине Олег подошел к окну, распахнул его и по пояс высунулся наружу.
С высоты тридцатого этажа город казался сгоревшей электронной платой – черно-серые коробки зданий и тусклая зелень покрытия дорог. Лишь за стеной периметра пролегла неширокая полоса разрушенных кварталов, а еще дальше – холмистая равнина, кое-где поросшая лесом. Зона асов.
- Закрой окно, холодно.
За спиной заурчала кофеварка.
- Закрой окно. – Повторила Даяна. – И садись пить кофе.
Олег повернулся к ней лицом.
- Знаешь, вчера, в пригороде…
- Вчера? – она наморщила лоб в непритворном удивлении. – Ты уходил? Я не помню…
- Присядь. – Попросил он тихо, и сел на подоконник. – Давай поговорим. Просто поговорим.
- Ой, Олежек, только недолго. – Даяна присела на краешек стула и вытянула из под столешницы консоль. – Я сегодня так занята! В общем, сейчас будет «Я – самая» по голо, ну ты помнишь, я подавала заявку. Меня взяли. Потом поохочусь на мутов, а вечером у нас….

Он не помнил. Просто так повелось – жена постоянно была занята в развлекательных голо-шоу для домохозяек, вирт – сейшнах, модных парадах, участвовала в «Гонках на выживание», смыслом которых было разбить как можно больше чужих каров – в общем постоянно вращалась там, где не нужно напрягать голову – только действовать. Молодая, красивая и уверенная, она, казалось, собралась опробовать все, что предлагала индустрия развлечений изрядно поредевшему человечеству.
Каждый раз она говорила: «Помнишь, я тебя предупреждала… я иду… лечу…еду…», ставя перед фактом.

Он молчал. Он терпел. Он ее любил.
Но сегодня что-то оборвалось.

Олег смотрел на умело подведенные глаза, брови вразлет, красивые полные губы – и не мог сказать, что чувствует сейчас. Все эмоции ушли, уступив место глухому равнодушию.
- Знаешь – сказал он. – А у меня сегодня день рождения.
Даяна округлила глаза, прижала к губам ладошку и виновато рассмеялась.
- Да? Прости, я совсем забыла! Столько дел…
Она осеклась, увидев его исказившееся лицо.
- Дел? Ты называешь это делами? Охота за несчастными уродами, демонстрация тела перед чужими, десятки калек после каждых гонок, тупые шоу для тупых зрителей – это дела? Для чего все это, Дая? Прошла гонка, кончилось шоу, перестала действовать твоя «Эйфория» - что дальше? Вспомни, когда мы в последний раз были вместе? Разговаривали? Строили планы?

Олег осознал, что кричит. Слезы катились по щекам, и нечем было их вытереть, потому, что руки судорожно вцепились с край стола.
- Ты врала мне! С самого начала – врала. «Милый, ну так вышло, не расстраивайся, врачи говорят меня можно вылечить…» Это - твоя болезнь?
Он схватил сумочку, рванул замок. Пластиковая защелка отлетела с сухим треском. Олег бросил на стол продолговатую розовую упаковку. «Без проблем!» - уверяла надпись на яркой наклейке.

- Ты знала, как я хотел ребенка – и лгала, и пила контрацептив!
Молодая, красивая, сильная – как долго ты еще пробудешь такой? Что дальше?
Он осекся, разжал пальцы и вытер лицо.

- Знаешь, я не случайно сказал тебе про день рождения. В этот раз он будет настоящим. 
Олег помолчал, успокаивая дыхание.
- Знаешь, однажды, там, за стеной, я нашел книгу. Старую, еще бумажную. Было очень тяжело и непонятно многое, но я прочел. А потом еще одну, и еще. Я не только искал работу у асов, я лазил по развалинам старых домов и искал книги. Не те, что у тебя в планшетке. Секс, драйв, кровь, деньги – и скажи, что в твоих книгах есть что-то еще, кроме этого.
А мои – другие. Из прошлой жизни, до Эпидемии.
Знаешь, что раньше люди часто верили друг другу на слово? И вера – не толстый контракт с двумя отпечатками пальцев на последнем листе. И любовь – это не название борделя? Кто знает сейчас, что такое «друг»? 
И я не знал этого, пока не начал читать.

Даяна зло сверкнула глазами, но Олег не дал себя прервать.
- Потерпи, уже немного осталось. Понимаешь, Дая, я кое-что понял.
Это ненормально, как мы живем. Ты, я, мы все. Должно быть что-то еще, кроме … - он запнулся, затем неопределенным жестом повел рукой вокруг. – Кроме пустоты вокруг. Кроме убийств и секса, бездумного хохота перед визором. Я не знаю, что именно, но постараюсь понять. Я ухожу. 
За Периметр. 

Даяна расхохоталась – искренне, взахлеб.
- Ой, Олежек, ну ты даешь! Классная шутка! Знаешь, ее использую на шоу? Это будет нечто! Не, ну в самом деле – бросить гражданство, легкую жизнь, все удовольствия – и уйти туда?

Она было снова растянула губы в улыбке, но улыбка растаяла, сползла с лица расплавленным воском. Олег невесело усмехнулся.
- Делить нам нечего. Железки оставь себе – там мне не пригодится визор, виртуалка, и прочий хлам. Что надо, я уже собрал. Социальный отдел откроется в девять, не стоит терять время. После него зайду, заберу вещи… а хотя…
Он вышел из кухни, и достал из кладовки набитый ранец с притороченным сверху продолговатым свертком. 
Щелкнули на груди застежки ремней. Олег надел респиратор и обернулся в дверях.
- Нет, не стану возвращаться. Незачем.
продолжение следует

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0175532

от 17 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0175532 выдан для произведения:
Глава 1 Ночь.

БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ: МУТАНТЫ!
Кричаще яркие желтые буквы на черном фоне плаката раздражали. Ветер играл обтрепанными краями полотнища, громко хлопал им о стену полуразрушенного кирпичного здания, гнал мусор по растрескавшимся тротуарам. Серое небо нависло низко над крышами, и казалось, черные ветки деревьев цепляют облака. Раньше листва на деревьях была зеленой – по крайней мере картинки в старых книгах это подтверждали. Но то было раньше.
Олег не любил маску – на его лице две наклонные розовые полоски расходящиеся от переносицы к подбородку отмечали область, защищенную респиратором. Кожа вокруг нее была значительно суше, красноватая от непрерывной бомбардировки мельчайшими частицами мусора, носимого ветром. Ветер не стихал никогда – как и ровный монотонный шум города. Уже темнело, и на стене Периметра2 загорелись желтые глаза прожекторов.
Олег сморгнул – глаза слезились от холодных порывов. Он зябко поежился, втянул голову в плечи и зашагал дальше, подгадывая, чтобы не выйти к воротам одновременно с патрулем.
Четверо в тяжелых защитных панцирях и круглых шлемах неторопливо дефилировали вдоль стены, отделяющей собственно город от предместий. Олег придал лицу выражение спокойной, чуть скучающей уверенности – наиболее уместное при встрече с патрульными. Один из четверки оглянулся, увидел человека, подходящего к перекрестку, остановился, явно поджидая. Дал знак остальным, двинул плечом с турелью параллизатора. С тихим жужжанием сервомоторов тот довернулся, поймав Олега в прицел.
- Стоять, гражданин. Поверка ментальности. Повернуться спиной, руки сцепить на затылке, ноги вместе.
Усиленный динамиками брони голос прозвучал монотонно и размеренно, словно у андроида с дефектным синтезатором речи. Сколько Олег помнил, у патрульных всегда был именно такой голос. Может, и верно шутили, будто в их коммуникаторы встроена кнопочка, запускающая запись стандартного обращения – дабы не перегружать голосовые связки. Слишком уж часто повторялись эти слова на улицах.
Олег едва слышно чертыхнулся и медленно – быстрое движение могло стоить жизни, повернулся спиной к четверке.
- Офицер – сказал он старательно ровным тоном. – Это уже шестая проверка за сегодня. Закон запрещает сканирование больше пяти раз в сутки.
Сканер за его спиной подтверждающе пискнул, сверившись с чипом в левом запястье человека. Хрустнула ветка – один из патрульных переступил с ноги на ногу, и Олег почувствовал холодное прикосновение металла к затылку.
- Уже не запрещает. – Тем же равнодушным тоном ответил патрульный. – Со вчерашнего дня установлена норма в восемь сканирований.
Шею охватило жесткое кольцо, обожгло холодом металла. Со щелчком выдвинулись усики ментоскопа, прижались к вискам. Короткое гудение, еще щелчок – и захват разжался, оставив после себя легкую ноющую боль в голове. Олег скривил губы. Боль будет расти, пока через полчаса не достигнет пика и лишь затем начнет спадать. Надо срочно найти, где пересидеть это время.
- Проверка окончена. Опустите руки.
Олег повернулся лицом к четверке и взглянул в зеркально бликующее слепое забрало шлема.
- Что нибудь случилось? – поинтересовался он, не особенно надеясь на ответ. Патрульные развернулись, словно не услышав вопроса, и механически – размеренным шагом двинулись дальше, продолжая обход.
Олег вздохнул с облегчением – пронесло. Между ним и фигурами в черно-желтой броне было уже шагов двадцать, когда старший решил все таки ответить.
- Прорыв. Огневики.
Олег вздрогнул – и не от холода. Раз очередной прорыв – жди неприятностей. Паек урежут как пить дать, ворота закроют, и снова – бесконечные проверки, проверки, проверки.

«Отдел П», будь он неладен. 

Инквизиция.

После покоя пригорода мегаполис оглушил и ослепил. Рекламные голограммы мерцали, переливались, растекались по улице волнами призрачного света. Невидимые динамики озвучивали действо, перекрывая друг друга, и казалось, будто целая толпа сумасшедших кричит прямо в уши.
- Лучшие девушки! Попробуй – и останешься здесь навсегда!
- Самые безопасные грезы – у нас! Первая неделя бесплатно!
- ..миллиард! Настоящее казино! У нас мутантов нет! Заходи! Заходи! Заходи!
- Девушки! Грезы! Казино! Грезы! Бум-бах! Не раздумывай! Скорее! Миллиард! Трам-парам-пам! Скорее!
Обнаженные красотки с ненатурально роскошными телами строили глазки, подмигивали, из распахнутых дверей казино то и дело вылетали целые вороха кредиток и рассыпались мерцающим дождем, когда лучи проекторов скользили дальше. 
Из бара напротив выбежала девица в неглиже, огляделась, схватила Олега за руку и потянула к себе.
- Пойдем! Ну, пойдем же!
В ее глазах с неестественно расширенными зрачками отражались цветные огни.
Олег освободил руку и почти бегом направился к неприметной железной двери старого пятиэтажного здания – одной из немногих, над которой не было вывески. 
- Придурок! – громко, перекрывая рекламу, крикнула вслед девица.- Импотент!
Олег прижался лбом к холодной поверхности, повел рукой, давая замку считать сигнал. Короткий лязг, шипение, и дверь ушла в боковые пазы, бесшумно и мягко. Олег шагнул внутрь и она тут -же скользнула обратно, отсекая какофонию улицы.

Освещение внутри было тусклым, багровым, но после буйства рекламы казалось спокойным и мягким, почти домашним. Несколько столиков, диванчики вдоль стен, барная стойка, тускло блестящая матовым металлом. Олег махнул бармену рукой, растопырив пальцы и прикоснувшись к виску, и сел за первый попавшийся столик. Обхватил голову и сильно сжал, будто прикосновение могло снять боль.
- Сколько вкатили?
Олег поднял голову. Девушка в черном комбинезоне сняла с подноса стакан с зеленоватой субстанцией, и протянула ему.
- Привет, Оль. Шесть. 
Он залпом выпил содержимое и откинулся на столик, чувствуя, как боль растворяется в наркотическом облегчении. Тело легонько закололо тысячами мелких иголочек, тошнота и тяжесть в затылке ушли. Зрение поплыло, руки и ноги налились тяжестью.
Девушка всплеснула руками.
– Садисты! Ты приляг, отдохни. Давай-давай, пошли.
Олег неуклюже поднялся, и она, обхватив за спину, повела мужчину к свободному диванчику.
- Давай, поспи. 
Олег поерзал, устраиваясь, и едва ворочая языком, пробормотал.
- Я тебя люблю, Олька.
Та улыбнулась и взъерошила коротко стриженные черные волосы.
- И я тебя. Заплатишь сразу, или…
Ольга не закончила фразу. Олег уже не слышал ее. «Покой-3», легкий наркотик с нейроблокиратором, действует быстро.
Официантка коснулась запястья Олега сканером и перевела на счет заведения причитающуюся сумму. Немного подумала, и сняла еще три процента, себе на чай.
Часть 2 
УТРО

Как обычно, после дозы тело слушалось неохотно. Олег кряхтя свесил ноги с дивана и принялся энергично тереть лицо, разгоняя легкую одеревенелость. 
- Время? – спросил он соседа слева.
- Шесть двадцать. – Ответил тот. – Если на работу, то не проспал. 
Он лениво растянул губы, изображая улыбку. Олег вздохнул.
- Не на работу. Жена ждет, волнуется наверное.
Последняя фраза вышла неуверенной, с изрядной долей скептицизма. Олег поднялся, и подошел к стойке. Вчерашний бармен молча нацедил в кружку бледно-желтой жидкости, пустил по стойке.
- Зря ты в пригород сунулся. – Негромко сказал он. – Нет работы, и сиди спокойно на пайке, не ищи приключений. Огребешь когда - нибудь.
Олег вздохнул.
- Думал, может там повезет. – Признался он так же тихо. – Говорят, асы иной раз нанимают городских.
Бармен выразительно похлопал себя по лбу.
- Сдурел? Если поймают у них, сам в асоциалы вылетишь. Ох, Олег, не дразнил бы ты судьбу. Намордник твой где? Накрылся? На, занесешь как нибудь.
Из под стойки он выудил потрепанный, но еще рабочий респиратор, и протянул клиенту. Тот благодарно кивнул, сделал пару глотков из кружки и поднялся.
- Бывай, Дрон. Пойду я.
- Осторожнее там! – бармен проводил мужчину взглядом и уткнулся в бормочущий головизор.
***
Время тишины – с пяти до восьми утра в городе действовал режим экономии энергии. Шум ветра в ущельях улиц, тихий свист турбин редких каров – пожалуй, вот и все звуки в эту пору. По твердому покрытию шаги звучали неестественно громко, гулко, и Олег невольно сбавил шаг. 
На этот раз повезло – едва он шагнул на платформу остановки, как, скрипя и дребезжа металлом, подошел вагончик монорельса. Сквозь грязные окна было видно, что он пуст. Олег вздохнул с облегчением и примостился на неудобном, узком металлическом сидении. 
**** *** ***
В коридор он вошел с двояким чувством – неясным чувством вины и ожиданием. Ожиданием пустого дома, записки на зеркале в прихожей, как вариант – возни в спальне. Трения с женой начались не вчера. Олег с некоторым облегчением увидел брошенный на диван женский плащ, уличную маску, и услышал тихое жужжание вирт-комплекса.
Даяна, одетая в лишь в кружевную ночную рубашку, удобно расположилась в кресле. Красивые длинные ноги вытянуты и чуть разведены, руки сползли вниз, к черному треугольнику внизу живота. Лицо до самого подбородка закрыто шлемом. Даяна дышала часто, неровно, изредка тихо постанывая.
- Да! - Вдруг четко произнесла она. – Да, милый, да!
Олег замер. Затем коснулся сенсора внешнего экрана и несколько секунд наблюдал за появившейся картинкой – виртуальным миром, выбранным женой. Затем отвернулся и вышел на кухню.

На столе, рядом с пустой бутылкой «Эйфории» стояла раскрытая дамская сумочка. Красная, натуральной кожи – его подарок Даяне на годовщину брачного контракта. Из сумочки торчал край розовой пластиковой упаковки. Олег вытащил ее, прочел название и очень медленно опустил обратно. 

Следующие полчаса он возился в кладовке, чем-то шуршал, негромко звякал, скрипел зипперами пакетов. 


Даяна в спальне задышала громче.

Олег вернулся на кухню, включил головизор и усилил звук.
- …гонка! Победитель получит все!
Касание сенсора – следующий канал.
- …все должны понять, вызванные проблемой мутантов, являются временными. Правительство и отдел «П» делают все возможное, чтобы защитить жизнь и благосостояние лояльных граждан.
Следующий канал.
- …сокращение социальных квот. Это вызвано недавним прорывом…
Следующий.
- Дорогой, ты просто влюбишься в новый кар! «Экселлент j350 Турбо»! Теперь он стал еще доступнее, а если ты оформишь займ в «Глобал –ба…
- …на нашем шоу «Молодые и дерзкие!» Охотник, записавший на счет наибольшее количество мутов, получит … - Пауза, и с восторженным придыханием: - Получит единый абонемент на посещение любых городских развлекательных заведений в течение года и предложение службы в отделе «П»! Убей мута – спаси человечество!

Олег ударил по сенсору, визор смолк, и стало очень тихо. В этой тишине Олег подошел к окну, распахнул его и по пояс высунулся наружу.
С высоты тридцатого этажа город казался сгоревшей электронной платой – черно-серые коробки зданий и тусклая зелень покрытия дорог. Лишь за стеной периметра пролегла неширокая полоса разрушенных кварталов, а еще дальше – холмистая равнина, кое-где поросшая лесом. Зона асов.
- Закрой окно, холодно.
За спиной заурчала кофеварка.
- Закрой окно. – Повторила Даяна. – И садись пить кофе.
Олег повернулся к ней лицом.
- Знаешь, вчера, в пригороде…
- Вчера? – она наморщила лоб в непритворном удивлении. – Ты уходил? Я не помню…
- Присядь. – Попросил он тихо, и сел на подоконник. – Давай поговорим. Просто поговорим.
- Ой, Олежек, только недолго. – Даяна присела на краешек стула и вытянула из под столешницы консоль. – Я сегодня так занята! В общем, сейчас будет «Я – самая» по голо, ну ты помнишь, я подавала заявку. Меня взяли. Потом поохочусь на мутов, а вечером у нас….

Он не помнил. Просто так повелось – жена постоянно была занята в развлекательных голо-шоу для домохозяек, вирт – сейшнах, модных парадах, участвовала в «Гонках на выживание», смыслом которых было разбить как можно больше чужих каров – в общем постоянно вращалась там, где не нужно напрягать голову – только действовать. Молодая, красивая и уверенная, она, казалось, собралась опробовать все, что предлагала индустрия развлечений изрядно поредевшему человечеству.
Каждый раз она говорила: «Помнишь, я тебя предупреждала… я иду… лечу…еду…», ставя перед фактом.

Он молчал. Он терпел. Он ее любил.
Но сегодня что-то оборвалось.

Олег смотрел на умело подведенные глаза, брови вразлет, красивые полные губы – и не мог сказать, что чувствует сейчас. Все эмоции ушли, уступив место глухому равнодушию.
- Знаешь – сказал он. – А у меня сегодня день рождения.
Даяна округлила глаза, прижала к губам ладошку и виновато рассмеялась.
- Да? Прости, я совсем забыла! Столько дел…
Она осеклась, увидев его исказившееся лицо.
- Дел? Ты называешь это делами? Охота за несчастными уродами, демонстрация тела перед чужими, десятки калек после каждых гонок, тупые шоу для тупых зрителей – это дела? Для чего все это, Дая? Прошла гонка, кончилось шоу, перестала действовать твоя «Эйфория» - что дальше? Вспомни, когда мы в последний раз были вместе? Разговаривали? Строили планы?

Олег осознал, что кричит. Слезы катились по щекам, и нечем было их вытереть, потому, что руки судорожно вцепились с край стола.
- Ты врала мне! С самого начала – врала. «Милый, ну так вышло, не расстраивайся, врачи говорят меня можно вылечить…» Это - твоя болезнь?
Он схватил сумочку, рванул замок. Пластиковая защелка отлетела с сухим треском. Олег бросил на стол продолговатую розовую упаковку. «Без проблем!» - уверяла надпись на яркой наклейке.

- Ты знала, как я хотел ребенка – и лгала, и пила контрацептив!
Молодая, красивая, сильная – как долго ты еще пробудешь такой? Что дальше?
Он осекся, разжал пальцы и вытер лицо.

- Знаешь, я не случайно сказал тебе про день рождения. В этот раз он будет настоящим. 
Олег помолчал, успокаивая дыхание.
- Знаешь, однажды, там, за стеной, я нашел книгу. Старую, еще бумажную. Было очень тяжело и непонятно многое, но я прочел. А потом еще одну, и еще. Я не только искал работу у асов, я лазил по развалинам старых домов и искал книги. Не те, что у тебя в планшетке. Секс, драйв, кровь, деньги – и скажи, что в твоих книгах есть что-то еще, кроме этого.
А мои – другие. Из прошлой жизни, до Эпидемии.
Знаешь, что раньше люди часто верили друг другу на слово? И вера – не толстый контракт с двумя отпечатками пальцев на последнем листе. И любовь – это не название борделя? Кто знает сейчас, что такое «друг»? 
И я не знал этого, пока не начал читать.

Даяна зло сверкнула глазами, но Олег не дал себя прервать.
- Потерпи, уже немного осталось. Понимаешь, Дая, я кое-что понял.
Это ненормально, как мы живем. Ты, я, мы все. Должно быть что-то еще, кроме … - он запнулся, затем неопределенным жестом повел рукой вокруг. – Кроме пустоты вокруг. Кроме убийств и секса, бездумного хохота перед визором. Я не знаю, что именно, но постараюсь понять. Я ухожу. 
За Периметр. 

Даяна расхохоталась – искренне, взахлеб.
- Ой, Олежек, ну ты даешь! Классная шутка! Знаешь, ее использую на шоу? Это будет нечто! Не, ну в самом деле – бросить гражданство, легкую жизнь, все удовольствия – и уйти туда?

Она было снова растянула губы в улыбке, но улыбка растаяла, сползла с лица расплавленным воском. Олег невесело усмехнулся.
- Делить нам нечего. Железки оставь себе – там мне не пригодится визор, виртуалка, и прочий хлам. Что надо, я уже собрал. Социальный отдел откроется в девять, не стоит терять время. После него зайду, заберу вещи… а хотя…
Он вышел из кухни, и достал из кладовки набитый ранец с притороченным сверху продолговатым свертком. 
Щелкнули на груди застежки ремней. Олег надел респиратор и обернулся в дверях.
- Нет, не стану возвращаться. Незачем.
продолжение следует

Рейтинг: +5 233 просмотра
Комментарии (4)
Сергей Шевцов # 18 декабря 2013 в 13:46 +1
Перефразируя Маяковского, скажу: каждый из нас немного мутант, все мы немного мутантыты. joke
Александр Киселев # 18 декабря 2013 в 22:51 +1
надеюсь не разочарую продолжением
Иван Кочнев # 29 декабря 2013 в 09:56 +1
c0137
Серов Владимир # 30 декабря 2013 в 00:50 0
Сильный сюжет. Мне нравится. super Но, как всегда, "наколбасил" достаточно! laugh