ДУША

17 октября 2012 - Анна Анакина

 

ОН стоял в своём кабинете и смотрел через стеклянные стены на мир, созданный ЕГО руками. Всю жизнь положил на то, чтобы создать этот мир. Пятьдесят лет труда было у него перед глазами, пятьдесят лет проб и ошибок, пятьдесят лет бессонных ночей. Пятьдесят лет поисков, неудач и побед. И теперь он смотрел и осознавал, что прожил пятьдесят ненужных лет.

 

Он так мечтал дать всем надежду, подарить вторую жизнь. Подарить бессмертие. Казалось, ну что тут сложного? Главное закон. Он не мог рисковать своими планами, надеждами, будущим, ему нужна была легальность. ОН не хотел идти по пути тысяч пытавшихся безуспешно сделать это до него. Все их труды пропадали, потому что нужен был закон, а они спешили, но не ОН.

 

ОН ждал, писал, требовал, убеждал. Главное, чтоб ООН дало добро. Создание живого существа уже давно было возможно, но создание ЧЕЛОВЕКА находилось под запретом. Уже многие годы выращивали отдельные органы и пересаживали больным, ну почему же все правительства так упорно и долго сопротивлялись. Ведь всё так очевидно. Ну, зачем выращивать отдельный орган, когда можно вырастить целого ЧЕЛОВЕКА.

 

Сколько сил и времени ушло на это. Сколько было проведено экспериментов. Но все они были неудачны. Все клоны имели недостатки. Для хорошей, отличной работы нужны были деньги, большие деньги и главное нужна была легальность. Когда, наконец, ООН приняло решение о создании такого центра, то именно ему, столько, боровшемуся с этой необходимостью, и предоставили право возглавить центр, эту лабораторию — его лабораторию. И это казалось ПОБЕДОЙ.

 

Многие годы ушли на первый удачный эксперимент. Ребёнок был совершенен, ни один микроб, ни один вирус не мог ему навредить, это был первый и единственный экземпляр. Тридцать лет, долгих тридцать лет ушло на то, чтоб создать, как ему казалось. СОВЕРШЕНСТВО. Почему он не остановился тогда двадцать лет назад. Нет, он был счастлив. Наконец-то тридцатилетняя работа завершились полной победой. Работа лаборатории было открыта и доступна, это было главным условием правительств всех стран, иначе и нельзя было. Даже на космос они тратили меньше, чем на его лабораторию. Тридцать лет весь мир ждал чуда и оно свершилось. Но кто, же готов был стать первым пациентом? За тридцать лет список желающих достиг миллионов. Оставались и те, кто сопротивлялся прогрессу, по всему миру проходили митинги протеста, устраивались теракты. Но это не могло остановить ЕГО.

 

За многие годы лаборатория выросла. Из небольшого здания, построенного специально для нового разрешённого проекта, она превратилась в огромную охраняемую крепость. Это был город в городе со своей инфраструктурой. В нём жили только проверенные и жаждущие новых открытий. Только те, кто верил, в то, что делают. А больше всех верил ОН. Поняв двадцать лет назад, что нельзя просто попытаться переселить в это крохотное существо сознание взрослого, больного, возможно старого человека. Все, и главное ОН, решили растить созданных в лаборатории до того момента пока не станет приемлемо дать им жизнь. Предыдущие эксперименты показали, что нельзя ускорять развитие, это приводит к нежелательным побочным эффектам. А нужен был человек — совершенство во всём. И начался процесс выращивания и создания всё больше и больше новых младенцев-клонов. Это так поглотило ЕГО, что задумываться о последствиях, просто не было времени. А правильно ли ОН поступает? Но некогда было думать, надо было работать. Нельзя выращивать только одного ЧЕЛОВЕКА, нужны ещё и ещё. Нужны миллионы. Если эксперимент удастся, то никто не захочет потом ждать ещё двадцать лет. Особенно он сам, ведь ОН надеялся, быть если не первым подопытным, но в первой сотни удачных пересадок. Ведь ОН не молодел все эти годы, а так, же, как и положено любому рождённому женщиной, старел, болел и приближался к своему финалу. ОН, как и все должен будет умереть. Но как это предотвратить, ведь столько ещё не сделано. Столько ещё надо создать.

И вот настал тот первый долгожданный день. Лаборатория — город изменились. Город вырос, стал ещё более охраняемый, и ещё больше требующий вложений. Теперь первые участники эксперимента были не самые-самые нуждающиеся, а самые — самые богатые на Земле и таких, набралось не мало. Лаборатории нужны были всё большие и большие вложения и многие готовы были рискнуть, получить новую жизнь, заплатив за это. Им уже не хотелось находиться дальше в больном стареющем теле. Они желали новой, счастливой, здоровой жизни. И, казалась, она была так рядом, только протяни руку. НОВАЯ, НОВАЯ ЖИЗНЬ! И они вкладывали свои деньги, потому что верили. Верили, как все верят в чудо. И вот настал тот первый день. Было решено начать, столько лет ожидания, все устали. Все хотели ЧУДА.

Но, чуда не случилось. Первый, потом второй, третий и все последующие умирали во время эксперимента. Но очередь не уменьшалась, все знали, на что идут. Каждый верил, что именно он станет первым выжившим.

ОН стоял у одной из стеклянных стен своего огромного кабинета и смотрел на армию клонов находящихся по ту сторону стекла. Эта часть лаборатории казалась, была бесконечна. Живые существа лежали в своих прозрачных коконах с множеством подключённых электродов, для нормально развития мышц, с присутствующей пуповиной, не удалённой при «рождении», если то, что происходит при смене одного кокона на другой можно назвать рождением. Самое страшное было отделить существо от этой пуповины во время операции. Сколько потребуется секунд, чтоб оно не умерло пока не получит сознание от готового рискнуть и получить в награду новую жизнь. Никто не знал. Пока не умер первый. Потом им удавалось сохранить жизнь. Новую жизнь…. на несколько секунд. Но, увы, всё повторялось. ОН уже готов был сложить руки. Письмо, написанное в ООН, ждало, свей минуты. У НЕГО ничего не выходит. Что-то ОН упустил. Что-то не заметил. Ещё один подопытный и он покается перед всем миром. Нельзя создать нового человека, можно создать миллионы оболочек, но они не могут жить без пуповины. Не могут, Почему??? Где он ошибся, неужели вся жизнь прожита напрасно?

 

Но пришла ПОБЕДА, да именно победа. Так они решили в тот момент. Две недели назад они смогли. Но теперь ОН стоит тут и думает: что— же я натворил? Как всё исправить?

 

Он повернулся и прошёл к другой стене своего прозрачного кабинета, в центре огромной Лаборатории-города. За этой стеной был лишь один … одно… нет, не было обозначения тому, что ОН создал.

 

Один пациент и десятки персонала вокруг. Существо жило. Оно дышало, у него билось сердце, но лучше бы оно умерло там, на операционном столе, вместе с тем, кто отдал ему свою ДУШУ. Как она было прекрасна. Как хотела уйти. Но они поймали её и вернули. Но вернули не в то тело, где она прожила многие годы, не в то тело, что дал ей Господь. Они взяли на себя право изменить волю Господа. И теперь душа находилось в этом, ничего не умеющем и непонимающем, двадцатилетнем юноши. Она было заперта там. Заперта ИМ.

Существо ничего не могло кроме, как сосать молоко из бутылочки. Никакой пересадки сознания не может быть, это ОН понял только несколько месяцев назад, когда все в операционной замерли, увидав ЕЁ, никто даже не мог предположить, что надо пересаживать не сознание, которое просто погибает вместе со своим телом. А пересаживать надо душу. Душу, рвавшуюся на волю. Они никому не сказали. Только Лаборатория — город знала правду. А весь мир подсчитывал очередные неудавшиеся эксперименты и продолжал ждать, потому что так хотелось ЧУДА.

 

И они продолжали, но теперь они знали, что надо пересаживать, но как? Как поймать её, такую воздушную, такую прекрасную, такую жаждущую свободы. И им удалось. Удалось сделать это две недели назад. И теперь он стоял и думал: — «Что же я натворил, это всё нужно исправить?»

 

Решение было. И оно уже почти осуществилось. Надо было только связаться с теми, кто все эти пятьдесят лет, так же как ОН отстаивали свои идеи и создавали свою организацию — СОПРОТИВЛЕНИЕ. Несколько дней назад и это ему удалось. Как удавалось, всё, что ОН задумывал, а потом осуществлял в этой своей долгой и никчемной жизни. И они пришли. ЕМУ не составило большого труда изменить коды допуска для них. И сейчас они здесь. Они готовы всё исправить.

 

Они готовы отдать свои души, чтобы исправить за него ЕГО же ошибку. ОН знал, что это может произойти в любую минуту, даже прямо сейчас. ОН всё уже подготовил, никто не сможет восстановить всё созданное им, по крайней мере, ещё пятьдесят лет, а там, может, человечество поймёт, как понял он. Только слишком большой ценой далась ему это правда.

 

— Господи прости нас! — закричал он, подняв руки вверх, и в этот момент тысячи и тысячи душ устремились к своему создателю, чтобы ответить за то, что они совершили.

 

 

 

 Написан  20.06.2010 года

© Copyright: Анна Анакина, 2012

Регистрационный номер №0085148

от 17 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0085148 выдан для произведения:

 

ОН стоял в своём кабинете и смотрел через стеклянные стены на мир, созданный ЕГО руками. Всю жизнь положил на то, чтобы создать этот мир. Пятьдесят лет труда было у него перед глазами, пятьдесят лет проб и ошибок, пятьдесят лет бессонных ночей. Пятьдесят лет поисков, неудач и побед. И теперь он смотрел и осознавал, что прожил пятьдесят ненужных лет.

 

Он так мечтал дать всем надежду, подарить вторую жизнь. Подарить бессмертие. Казалось, ну что тут сложного? Главное закон. Он не мог рисковать своими планами, надеждами, будущим, ему нужна была легальность. ОН не хотел идти по пути тысяч пытавшихся безуспешно сделать это до него. Все их труды пропадали, потому что нужен был закон, а они спешили, но не ОН.

 

ОН ждал, писал, требовал, убеждал. Главное, чтоб ООН дало добро. Создание живого существа уже давно было возможно, но создание ЧЕЛОВЕКА находилось под запретом. Уже многие годы выращивали отдельные органы и пересаживали больным, ну почему же все правительства так упорно и долго сопротивлялись. Ведь всё так очевидно. Ну, зачем выращивать отдельный орган, когда можно вырастить целого ЧЕЛОВЕКА.

 

Сколько сил и времени ушло на это. Сколько было проведено экспериментов. Но все они были неудачны. Все клоны имели недостатки. Для хорошей, отличной работы нужны были деньги, большие деньги и главное нужна была легальность. Когда, наконец, ООН приняло решение о создании такого центра, то именно ему, столько, боровшемуся с этой необходимостью, и предоставили право возглавить центр, эту лабораторию — его лабораторию. И это казалось ПОБЕДОЙ.

 

Многие годы ушли на первый удачный эксперимент. Ребёнок был совершенен, ни один микроб, ни один вирус не мог ему навредить, это был первый и единственный экземпляр. Тридцать лет, долгих тридцать лет ушло на то, чтоб создать, как ему казалось. СОВЕРШЕНСТВО. Почему он не остановился тогда двадцать лет назад. Нет, он был счастлив. Наконец-то тридцатилетняя работа завершились полной победой. Работа лаборатории было открыта и доступна, это было главным условием правительств всех стран, иначе и нельзя было. Даже на космос они тратили меньше, чем на его лабораторию. Тридцать лет весь мир ждал чуда и оно свершилось. Но кто, же готов был стать первым пациентом? За тридцать лет список желающих достиг миллионов. Оставались и те, кто сопротивлялся прогрессу, по всему миру проходили митинги протеста, устраивались теракты. Но это не могло остановить ЕГО.

 

За многие годы лаборатория выросла. Из небольшого здания, построенного специально для нового разрешённого проекта, она превратилась в огромную охраняемую крепость. Это был город в городе со своей инфраструктурой. В нём жили только проверенные и жаждущие новых открытий. Только те, кто верил, в то, что делают. А больше всех верил ОН. Поняв двадцать лет назад, что нельзя просто попытаться переселить в это крохотное существо сознание взрослого, больного, возможно старого человека. Все, и главное ОН, решили растить созданных в лаборатории до того момента пока не станет приемлемо дать им жизнь. Предыдущие эксперименты показали, что нельзя ускорять развитие, это приводит к нежелательным побочным эффектам. А нужен был человек — совершенство во всём. И начался процесс выращивания и создания всё больше и больше новых младенцев-клонов. Это так поглотило ЕГО, что задумываться о последствиях, просто не было времени. А правильно ли ОН поступает? Но некогда было думать, надо было работать. Нельзя выращивать только одного ЧЕЛОВЕКА, нужны ещё и ещё. Нужны миллионы. Если эксперимент удастся, то никто не захочет потом ждать ещё двадцать лет. Особенно он сам, ведь ОН надеялся, быть если не первым подопытным, но в первой сотни удачных пересадок. Ведь ОН не молодел все эти годы, а так, же, как и положено любому рождённому женщиной, старел, болел и приближался к своему финалу. ОН, как и все должен будет умереть. Но как это предотвратить, ведь столько ещё не сделано. Столько ещё надо создать.

И вот настал тот первый долгожданный день. Лаборатория — город изменились. Город вырос, стал ещё более охраняемый, и ещё больше требующий вложений. Теперь первые участники эксперимента были не самые-самые нуждающиеся, а самые — самые богатые на Земле и таких, набралось не мало. Лаборатории нужны были всё большие и большие вложения и многие готовы были рискнуть, получить новую жизнь, заплатив за это. Им уже не хотелось находиться дальше в больном стареющем теле. Они желали новой, счастливой, здоровой жизни. И, казалась, она была так рядом, только протяни руку. НОВАЯ, НОВАЯ ЖИЗНЬ! И они вкладывали свои деньги, потому что верили. Верили, как все верят в чудо. И вот настал тот первый день. Было решено начать, столько лет ожидания, все устали. Все хотели ЧУДА.

Но, чуда не случилось. Первый, потом второй, третий и все последующие умирали во время эксперимента. Но очередь не уменьшалась, все знали, на что идут. Каждый верил, что именно он станет первым выжившим.

ОН стоял у одной из стеклянных стен своего огромного кабинета и смотрел на армию клонов находящихся по ту сторону стекла. Эта часть лаборатории казалась, была бесконечна. Живые существа лежали в своих прозрачных коконах с множеством подключённых электродов, для нормально развития мышц, с присутствующей пуповиной, не удалённой при «рождении», если то, что происходит при смене одного кокона на другой можно назвать рождением. Самое страшное было отделить существо от этой пуповины во время операции. Сколько потребуется секунд, чтоб оно не умерло пока не получит сознание от готового рискнуть и получить в награду новую жизнь. Никто не знал. Пока не умер первый. Потом им удавалось сохранить жизнь. Новую жизнь…. на несколько секунд. Но, увы, всё повторялось. ОН уже готов был сложить руки. Письмо, написанное в ООН, ждало, свей минуты. У НЕГО ничего не выходит. Что-то ОН упустил. Что-то не заметил. Ещё один подопытный и он покается перед всем миром. Нельзя создать нового человека, можно создать миллионы оболочек, но они не могут жить без пуповины. Не могут, Почему??? Где он ошибся, неужели вся жизнь прожита напрасно?

 

Но пришла ПОБЕДА, да именно победа. Так они решили в тот момент. Две недели назад они смогли. Но теперь ОН стоит тут и думает: что— же я натворил? Как всё исправить?

 

Он повернулся и прошёл к другой стене своего прозрачного кабинета, в центре огромной Лаборатории-города. За этой стеной был лишь один … одно… нет, не было обозначения тому, что ОН создал.

 

Один пациент и десятки персонала вокруг. Существо жило. Оно дышало, у него билось сердце, но лучше бы оно умерло там, на операционном столе, вместе с тем, кто отдал ему свою ДУШУ. Как она было прекрасна. Как хотела уйти. Но они поймали её и вернули. Но вернули не в то тело, где она прожила многие годы, не в то тело, что дал ей Господь. Они взяли на себя право изменить волю Господа. И теперь душа находилось в этом, ничего не умеющем и непонимающем, двадцатилетнем юноши. Она было заперта там. Заперта ИМ.

Существо ничего не могло кроме, как сосать молоко из бутылочки. Никакой пересадки сознания не может быть, это ОН понял только несколько месяцев назад, когда все в операционной замерли, увидав ЕЁ, никто даже не мог предположить, что надо пересаживать не сознание, которое просто погибает вместе со своим телом. А пересаживать надо душу. Душу, рвавшуюся на волю. Они никому не сказали. Только Лаборатория — город знала правду. А весь мир подсчитывал очередные неудавшиеся эксперименты и продолжал ждать, потому что так хотелось ЧУДА.

 

И они продолжали, но теперь они знали, что надо пересаживать, но как? Как поймать её, такую воздушную, такую прекрасную, такую жаждущую свободы. И им удалось. Удалось сделать это две недели назад. И теперь он стоял и думал: — «Что же я натворил, это всё нужно исправить?»

 

Решение было. И оно уже почти осуществилось. Надо было только связаться с теми, кто все эти пятьдесят лет, так же как ОН отстаивали свои идеи и создавали свою организацию — СОПРОТИВЛЕНИЕ. Несколько дней назад и это ему удалось. Как удавалось, всё, что ОН задумывал, а потом осуществлял в этой своей долгой и никчемной жизни. И они пришли. ЕМУ не составило большого труда изменить коды допуска для них. И сейчас они здесь. Они готовы всё исправить.

 

Они готовы отдать свои души, чтобы исправить за него ЕГО же ошибку. ОН знал, что это может произойти в любую минуту, даже прямо сейчас. ОН всё уже подготовил, никто не сможет восстановить всё созданное им, по крайней мере, ещё пятьдесят лет, а там, может, человечество поймёт, как понял он. Только слишком большой ценой далась ему это правда.

 

— Господи прости нас! — закричал он, подняв руки вверх, и в этот момент тысячи и тысячи душ устремились к своему создателю, чтобы ответить за то, что они совершили.

 

 

 

 Написан  20.06.2010 года

Рейтинг: +1 713 просмотров
Комментарии (4)
Анна Магасумова # 5 декабря 2012 в 21:26 0
5min Ничего не бывает совершенного! hurtrazb
Анна Анакина # 7 декабря 2012 в 18:31 0
Спасибо smileded
серж ханов # 9 декабря 2012 в 09:47 0
интересно 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Анна Анакина # 22 января 2013 в 18:19 0
Спасибо sneg