ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра. Глава19.

 

Доверие контролёра. Глава19.

 

                                                  Глава девятнадцатая.

 

 

   Прошли за стол, уставленный нехитрыми блюдами, варёная картошечка, селёдка солёная, сало, душистый хлеб. А я как раз уже успел соскучиться по такой селёдочке, не говоря уже о деде, тот первым делом налетел на неё, глотая слюну. Не принято тут, как я заметил есть такое, любопытный факт. Запили всё это великолепие светлым пивом, деду явно полегчало, лицо заметно расправилось, синячило старое…

-Пошли, мне нужно кое о чём тебе рассказать! – обратился к Радию Роман. – Насчёт Поля.

Они вышли из кухни, и вернулись через десять минут, было заметно, как опечален наш гостеприимец.

- Я поеду, переговорю с куратором! – мрачно сказал Радик. – Располагайтесь и отдыхайте. Думаю, мне не стоит раскрывать личность госпожи Разановой, у руководства могут появиться свои планы. Она с другом моего брата, и мы многом обязаны Роману, поэтому я пойду на это.

 

       Он вышел во двор, а мы расселись на диванах, что не говори, а постоянная езда в одном положении тела быстро утомляет, и сейчас испытывали чуть ли не блаженство. Включили старенький телевизор, и смотрели комедийный мюзикл.

- Вроде нормальный кент, этот Радик, – заметил Саша Пушкин, ковыряясь зубочисткой в зубах. – Не то, что тот беспредельщик!

- Это да, он хороший человек, и готов помочь нам! – воскликнул Роман. – Я уверен в нём!

 

 

     Да и я сам, собственно, почувствовал в этом человеке некий стержень, знал почему –то про себя, что не выдаст он нас и не предаст, Поль тоже показался мне таким –же, люди, которых бы хотелось видеть среди самых верных друзей.

Я встал, и вышел во двор, нашёл в багажнике пластиковый пакет, и отсыпал в него часть денег. Затем подошёл к Елене, развешивающей бельё во дворе, и вручил свёрток. Она заглянула в него и её руки затряслись.

- Это лишнее, господин! – пробормотала женщина, пытаясь вернуть подарок обратно, но я остановил её:

  - Вам пригодится, не спорьте! Спрячьте только!

Она кинула и быстрым шагом пошла в дом, бросив таз с бельём стоять на табуретке.

 

  - Лёха! –донеслось с порога, Роман отчаянно махал мне рукой. – Иди скорее сюда! Там по телевизору…

Бегом ворвался в дом, и услышал с ходу:

«Мы считаем, что госпожу Разанову похитил небезызвестный Алексей Воропаев с сообщниками, у нас есть запись с камеры видеонаблюдения, на которых отчётливо видно, как они выводят похищенную в туалет. Сообщники бандита устанавливаются, наверняка это повстанцы. Мы не знаем, как они хотят поступить, никаких требований не выдвигалось. Повторяем, что похищена дочь известнейшего промышленника Рафаэля Разанова, одного из влиятельнейшего людей империи, и только благодаря работникам Центра видеомониторинга этот факт вскрылся, наверняка это не входило в планы преступников, что сыграло им не на руку, и позволит Имперской Безопасности выйти на след негодяев…».

На экране Роман тащит Лауру к туалету, словом, и вправду раньше времени ребята сработали, что ж, весьма оперативно.

- Парни, одевайте экзо-скелеты! – произнёс я. – Начинается кипиш!

- Рома! – в дверях взволнованная Елена, стоит с карточкой – телефоном в руке. – Радик тебя!

Тот выхватил у неё трубку:

- Да?

Лицо Романа напряглось, и он с тревогой остановил свой взгляд на мне.

- Спасибо, брат! – парень вернул телефон растерянной женщине и сказал. – Нас едут брать силы повстанцев! Сорвать куш в виде Лауры и спихнуть всё на нас, вот их цель, ублюдки, вот ублюдки.

- Всем во двор, одеть броню! – заорал я, и первый бросился к джипу.

   Забрался в багажник, и вытащил своё «экзо», начал быстро облачаться в костюм, вот вроде и всё, щёлкнул тумблером включения питания и моторы сервоприводов монотонно загудели, по стеклу шлема пробежали строки включения системы, и высветилось «Молот активирован». А рядом уже одевались дед с Романом, Лаура стояла поодаль и напряжённо смотрела на нас.

- Готовы? – спросил я у мужиков, и услышал в наушниках подтверждение, те уже закончили одеваться и разбирали оружие.

- Лаура, за руль! – сказал я девушке. – Валим отсюда скорее!

Какое счастье, что громадный салон внедорожника вместил нас всех в «броне», Роман лишь сказал на прощание Елене:

- Простите нас!

Та сдавленно кивнула, прижимая к себе сына, и мы вылетели в распахнутые ворота.

- Знаешь местность? – спросил я у Лауры.

- Более – менее!

- Я тоже знаю! – сказал Роман. – Тут в десятке километров отсюда полевая авиашкола, можно захватить лёгкий самолёт, попробовать уйти на нём. Желательно ночью, когда остаётся один из охранников.

- Да он уже, небось, под наблюдением! – с сомнением ответил я. – Сам говорил, что имперцы не дураки.

- А какие предложения?

- Заедем туда и объявим о захвате! Кстати, а летать –то умеет кто?

- Я умею, и что? – хмыкнул Роман. - Куда потом полетим?

- На грязи! – я откинулся в кресле, вроде как погони нет, всё спокойно, но…

 

   - Куда собрался? – услышал я незнакомый голос в голове, мать честна, да со мной какой –то контролёр на контакт выходит. Попали…

- Тебе чё надо? – ментально ответил я ему.

- Сдавайтесь по –хорошему, нам нужна ваша заложница.

- Она не заложница!

- Да мне всё равно!  - воскликнул голос и в ушах зазвенело, а машина неожиданно остановилась, мозг разрывало на части, контролёр пытался сорвать блокировку, но тщетно, и это его бесило.

Я повернулся и взглянул на спутников, они все повырубались, из носов кровь течёт, в том числе и у меня, и это прямо в шлеме. Прикинул, что до противника пара километров, и они стремительно приближаются.

 

    Вышел из машины, и борясь с пси-атаками мутанта, вытащил из-за руля девушку и аккуратно положил её в багажник, связав руки за спиной ремнём. Затем извлёк батареи из «экзо» мужиков. Теперь они как в кандалах, им не пошевелиться толком.  Залез за руль и сорвав с себя шлем, положил его на сидение рядом. А тем временем контролёр увеличил напор, у меня аж в глазах задвоилось, блокировка трещала по швам, но держалась, хоть и сукой был покойный Сергей Иванович Подольский, а защиту поставил отменную.

  Сорвал машину с места, чуя, как во мне закипает злость, и понял, что сейчас я войду в «проекцию».

- Не дури, Воропаев! – мутант похоже, тоже это почувствовал. – Мы выполняем приказ царевны Дарии, она хочет сама обменять Разанову на Марию Лампасс.

- А я что, другое хочу? Чё ты мне лечишь, обезьяна? – «проекция» уже дрожала перед глазами, медленно принимая форму, и атаки контролёра казались смешными комариными укусами.

- Она рядом со мной. Говорит, что ты лох по жизни, хочет сама всё сделать. – хмыкнул мой оппонент. – Не веришь, сам загляни ей в разум. Да и какая тебе разница?

Я последовал его совету, и то, что я увидел, заставило тоскливо сжаться горлу, «проекция» исчезла. В её глазах я был совершенно никчёмным, не простила измены, как тогда, год назад, не простила Пашку…

 

    Остановил машину, и подключил аккумуляторы к броне мужиков, развязал уже пришедшую в себя Разанову, она с испугом смотрела на меня из багажника, да детка, со мной сплошные непонятки…

- Поедешь с другими людьми! Они не причинят тебе вреда, просто хотят сам поменять тебя на Машу.

- Ладно! – Лаура понятливо кивнула и выбралась из машины, встала рядом со мной, как –то растерянно улыбнулась. – Но не поверишь, мне страшно, нечасто так со мной.

Я аккуратно обнял её на секунду и сказал на ушко:

- С тобой Ромка будет, он за тебя любого порвёт. Да и Дашка тебя в обиду не даст!

 

  Тем временем рядом остановились два больших внедорожника, и из них вышла группа вооружённых людей, Дашка сразу подошла ко мне. В лёгком броне-костюме, красивая и гордая.

- Как дела, Воропаев? – как –то сочувственно спросила у меня, поняла, видимо, что я знаю о её мыслях обо мне. Смотрит на меня с какой –то тоской, эх Дашка, виноват перед тобой, что не говори.

- Тот патрон ещё у тебя? – угрюмо произнёс я. – Пристрели меня на хрен, надоело всё уже…

- Не раскисай! – ответила она, и неожиданно погладила меня по щеке. – Ну не было у тебя шансов провернуть всё самому, что со мной, что сейчас, с Машкой, у вас на хвосте сидит мощнейший контролёр империи, некто Лаки, теперь он пойдёт за нами. Прикроешь нас, уведёшь его за собой?

- Как, Даш? -  устало спросил я у неё.

- Поедешь за нами, при его обнаружении сцепишься с ним, дав нам уйти. – услышал я голос контролёра, повернулся и увидел небольшого старика, глаза ласковые – ласковые, и хрен скажешь, что такой матёрый мутантище. Тот сунул руку за пазуху и достал небольшую фляжку, протянул её мне. – На вот, глотнёшь, когда совсем худо будет. Я старый, а ты молодой, выдержишь.

- Я долго не продержусь, у вас будет очень мало времени! – я взял посудину и положил в нагрудный контейнер. – О людях моих побеспокойтесь, отправьте их куда попросят, ну и о Машке.

- Хорошо, Лёша! – Дашка подошла ко мне, и поцеловала в щёку, глаза её предательски блеснули. – Надеюсь увидеть тебя живым!

- По машинам! – скомандовала она, повернувшись к остальным.

- Прощай, Лёха! – ко мне подошли дед и Роман. – Дай, Бог, свидимся ещё!

 

    Вернулся в салон «бродяги» в одиночестве, кинул па пол рядом со шлемом пулемёт, и пристроился в хвосте нашей маленькой колонны. На душе звенящая пустота, автоматически управлял автомобилем, шаря по округе радаром, понимание того, что я делаю всё это ради Маши успокаивало, ведь ради неё я был готов на всё. Надеюсь, что у Дашки всё получится с обменом.

Машины вырулили на автобан и взяли обратный курс на Пшеничный, шли на расстоянии пятидесяти метров друг от друга, я находился всё ещё в том, «боевом» состоянии, когда можно было вернуть «проекцию» в малейшее время.

 

     Мощный ментальный удар пришёлся по мне, как раз на развязке к какому –то городу.

- Уходите! – шепнул я дружественному контролёру, и вошёл в «боевой» режим, надел на голову шлем.

    Лаки находился в большом микроавтобусе на мосту, первым делом я сжёг мозги его водителю и этим обездвижил оппонента. В замен получил такую мощную оплеуху, что чуть не вырубился, сознание поплыло, и удержать мне его стоило неимоверных усилий, да ещё вкупе с попыткой взлома блокировки, ощущения просто непередаваемые.

Отпустил руль, и «бродяга» на полной скорости протаранил какую-то легковушку, проломив пластиковое ограждение, вылетел в дренажную канаву. Меня спас экзо- скелет, я благополучно пережил кувырки автомобиля, после которых он влетел в одну из больших сосен и остановился. Да, если бы не броня, пипец бы мне настал, без вариантов.

Послал ответный удар, но так и не смог взломать мозг вражеского контролёра. Достал из контейнера фляжку с напитком и выпил одним залпом, резко почувствовал прилив мощнейшей энергии, меня просто распирало от неё. Очередной импульс противника пришёлся вскользь, хотел приложиться от души по оппоненту, как заметил, что за беглецами увязалась погоня на нескольких автомобилях, перевёл внимание на преследователей, и стёр им память, их машины остановились.

   Держа на радаре Дашкины автомобили, отбил ещё один удар от Лаки, с ужасом заметил, что силы стали покидать меня, сознание путалось и терялось. Послал ему «ответку», в которую вложил все силы, всё, пробил его защиту, почувствовал, как враг сжался от ужаса. И это самый мощный контролёр империи? Взорвал ему мозг, и сам совершенно остался без сил.

   Перевёл «Экзо» в аварийный режим, и выбравшись из покорёженной машины, побрёл по сосновому лесу, подхватив пулемёт. Вернее, лишь направлял костюм взглядом, и тот сам топал в указанном направлении, как ранее объяснил Роман, это «режим тяжелораненного», в железяках с моего мира такого нет, очень удобная вещь. Про себя ухмылялся, как так, не вырубило меня, крепчаю что ли? Раньше сознания терял после подобных мероприятий, а сейчас почему всё иначе?

   Прошагав так полчаса, и всё –таки вырубился посреди какого –то леса, ощутив напоследок, как экзо-скелет вкалывает мне в задницу какие –то инъекции.

 

     Проснулся посреди ночи, рядом нащупал пулемёт, подтянул к себе. Броне -костюм тут же включил ночник и вколол мне ещё пару уколов, после которых я почувствовал себя вновь живым и очень бодрым, хоть гопака пляши, хоть ламбаду. Затем последовал доклад:

«Во время нахождения оператора Молот в бессознательном состоянии, система приняла решение встать в охранный режим повышенной боеготовности. Режим продлился десять часов сорок одну минуту. За это время были уничтожены два объекта, не оборудованные идентификационными датчиками. Местоположение объектов следующее…»

«Экзо» тут же на экране показал мне эти объекты. Я подошёл поближе увидел два тела. Мужики средних лет, одеты в какое –то старьё, рядом валяются корзинки, из которых высыпались грибы.

 

    Пипец! Это что же за броня у меня, это просто робот какой –то, сам решения принимает и народ валит, когда захочет… Не повезло вам, грибнички, не на ту полянку вышли, что ж, извините, и я тут не при делах, все предъявы к разработчикам данного устройства.

А костюм продолжает докладывать мне о том, что я сам в норме, и мои физическое состояние в порядке благодаря его стараниям. Под этот бубнёж быстро обшарил карманы бедолаг, так, два бумажника, пара пачек сигарет с зажигалками, по мобильнику с носа и складные ножики. В рюкзаке нашёл литровую бутылку коньяка, опорожнённую наполовину и бутерброды. Забрал всё это себе, и отойдя неподалёку, накинулся на еду, потроша «лопатники». Триста «баксов», какие –то бумажки и один паспорт на имя Ларисея Бортендолле, на фотке толстая рожа с тремя подбородками.

 

       Через пять минут уже брёл по лесу, рюкзак за спиной, пригодится ещё. Надо бы костюм этот припрятать, с пулемётом, и нарисоваться в городе, посмотреть, что к чему. Странно, что меня безопасники не взяли, пока в отрубе был, что же это они так? И что-то не давало покоя, как будто упустил нечто из виду… Остановился как вкопанный – мой «радар» не работал. Вот дела… Сгорел что –ли? Не вовремя как, очень не вовремя! Достал коньяк, и от души приложился к бутылке.

 

Ладно, придумаю что-нибудь, прорвусь, и не в таких ямах с дерьмом плавал, не такой я и лох, в натуре. Завалил же Лаки, тоже чего стоит, сами бы попробовали с ним справиться, умники.

 Надо когти рвать через Саймонус, надеюсь, найду деда Махоркина в Зоне, а тогда и потолкуем. Как там с финансами? Заглянул в боковой контейнер костюма – да там золота битком, аж настроение приподнялось, плюс пара пачек сотенных, очень кстати.

Вскоре натолкнулся на автомобильную свалку, находящуюся на краю леса. При розовом свете «ночника» передо мной предстали груды автомобилей, сложенные штабелями, штук по пять в каждом, видно, тачки старые и ржавые. Кое –где пара авто выпали из своих рядов в «поленнице», капот одного из них открыт, и я разглядел в нём обычный поршневой движок, и рядом из моторного отсека росло небольшое деревце. Ага, местечко вполне заброшенное, можно успешно заныкать снарягу.

 Обошёл свалку вокруг, охраны вроде нет, лишь пара бродячих собак от души облаяли меня. Понимаю, не каждый день можно увидеть подобное чудище, которое представлял собой я в массивном «экзо», был бы псом, сам бы с удовольствием обматерил от души по – собачьи…  Был бы со мной сейчас мой отец, он бы наверняка обозвал бы меня клоуном, я даже хмыкнул при этой мысли.

Заметил узкий лаз между рядами и протиснулся в него, вот, то что надо – оказался сзади небольшого грузового микроавтобуса с одной оторванной дверью, сойдёт для схрона. Залез машину, и усевшись на полу, вытащил из контейнеров пистолет с обоймами, деньги и часть золота. Затем снял с себя броне-костюм, и сложил его на передние сидения, подобрал оторванную дверь и прикрыл сверху, сунул под седухи пулемёт. Затем распихал вещи по карманам и рюкзаку, и вылез из своего тайника.

 Оглядел себя при свете луны – в приталенном жёлтом пиджачке и брюках клёш на этой свалке показался себе странней, чем был в «экзо».

- Вася, ну кто его не знает, о- о!! - вслух спел я строчки из вечного Сюткинского хита. – Вася, стиляга из Москвы!

   Закинул рюкзак за спину и сунув пистолет за пояс, зашагал по ночной просёлочной дороге, насвистывая песню про более удачливого парня, чем я. Плохо, что ночника нет, хотелось шлем взять, да побоялся, мало ли что. Надо было трофейную корзинку с грибами ещё прихватить, для пущей конспирации, да видон совсем не для тихой охоты. Ещё и пиджак весь в крови, что хлестала из носа, да и пофиг, главное, что жив, а этому я очень радовался. Но вот что дальше, как добраться до Саймонуса? Не на автобусе ж ведь… Может затаиться где-нибудь, и переждать весь кипишь? Это бы у нас в мире на заброшенной даче перекумарился, осень на носу, урожая море, до зимы бы пересидел, может даже бы и отожрался бы на картошечке… А тут что –то дач и не видно нигде…

   Пахнуло чем –то несвежим, затем порыв ветерка ещё раз донёс до меня тошнотворное амбре, как на нашей, Московской городской свалке, был там разок, в прошлой жизни, теми же ароматами веет.  И точно, через пять минут стоял на краю царства отбросов и хлама, при свете луны это вонючее море раскинулось от края до края, и дорога, по которой я шёл, проходила как раз по центру этого безобразия. Постоял, понюхал местные ароматы, и двинул вперёд, периодически подавляя рвотные спазмы.

 

- Стоять! – рыкнул кто –то за спиной, я аж подпрыгнул от неожиданности. – Стоять, я сказал!

Голос пропитый и скрипучий, но твёрдый, и принадлежал уверенному человеку. Резко перекатом ушёл в сторону, одновременно выхватывая пистолет, эх, долбанный жёлтый пиджак, видать меня в нем за версту, даже ночью.

- Какого хрена, что надо? – ору в темноту.

- Ща стрельну! – пообещал уже другой, когда –то бывший женским, такой же сиплый и прокуренный. – Мы тебя видим просто великолепно, будь уверен!

- Давай, я тебя по вспышке вычислю, мало не покажется! – меня уже распирал какой- то дурной смех, вот денёк начинается, не хватало, чтобы помоечные бомжи меня отгопстопили...

- Ты чего там ржёшь? – в голосе мужика уже чувствовалась какая –то опаска.

- Да жизнь весёлая, братуха! – ответил я ему. – Хорош дурковать, у меня итак день тяжёлый был, вы тут ещё. Давай, разойдёмся краями, спешу я.

 - Это как краями? – ко мне подошли два тёмных силуэта, высокий и маленький, и тот, что поменьше пробасил:

- Говор у тебя странный какой –то… Иностранец?

- Да я уже сам не знаю, кто я! – сказал я ему. – Вы - то кто?

- Со свалки мы, живём здесь! – ответила баба, смачно сморкнувшись, аж с присвистом. – Наша эта территория, не любим, когда чужаки тут бродят!

- Я случайно сюда вышел, ваша свалка мне по барабану!

- Барабану? – недоуменно переспросила бомжиха и мне в лицо упёрся луч карманного фонаря. – Во, морда - то знакомая, это же….

- Воропаев это! – уверенно постановил мужик. – В бегах, значит…

- А вы то меня откуда знаете? – искренне удивился я. Дожил, Алёша, теперь каждый бомж тебя узнаёт, чуть ли не в темноте, далеко пойдёшь, пронеслось в голове.

- А ты что думаешь, мы газет не читаем? – ответ мне был с оттенком превосходства, ну лорд англицкий, в натуре. – Да у нас здесь и интернет есть! Повстанец, значит? Пошли с нами, поможем тебе. Наши тебя уважают, не каждый против Саймона в открытую попрёт.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0136800

от 15 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0136800 выдан для произведения:

 

                                                  Глава девятнадцатая.

 

 

   Прошли за стол, уставленный нехитрыми блюдами, варёная картошечка, селёдка солёная, сало, душистый хлеб. А я как раз уже успел соскучиться по такой селёдочке, не говоря уже о деде, тот первым делом налетел на неё, глотая слюну. Не принято тут, как я заметил есть такое, любопытный факт. Запили всё это великолепие светлым пивом, деду явно полегчало, лицо заметно расправилось, синячило старое…

-Пошли, мне нужно кое о чём тебе рассказать! – обратился к Радию Роман. – Насчёт Поля.

Они вышли из кухни, и вернулись через десять минут, было заметно, как опечален наш гостеприимец.

- Я поеду, переговорю с куратором! – мрачно сказал Радик. – Располагайтесь и отдыхайте. Думаю, мне не стоит раскрывать личность госпожи Разановой, у руководства могут появиться свои планы. Она с другом моего брата, и мы многом обязаны Роману, поэтому я пойду на это.

 

       Он вышел во двор, а мы расселись на диванах, что не говори, а постоянная езда в одном положении тела быстро утомляет, и сейчас испытывали чуть ли не блаженство. Включили старенький телевизор, и смотрели комедийный мюзикл.

- Вроде нормальный кент, этот Радик, – заметил Саша Пушкин, ковыряясь зубочисткой в зубах. – Не то, что тот беспредельщик!

- Это да, он хороший человек, и готов помочь нам! – воскликнул Роман. – Я уверен в нём!

 

 

     Да и я сам, собственно, почувствовал в этом человеке некий стержень, знал почему –то про себя, что не выдаст он нас и не предаст, Поль тоже показался мне таким –же, люди, которых бы хотелось видеть среди самых верных друзей.

Я встал, и вышел во двор, нашёл в багажнике пластиковый пакет, и отсыпал в него часть денег. Затем подошёл к Елене, развешивающей бельё во дворе, и вручил свёрток. Она заглянула в него и её руки затряслись.

- Это лишнее, господин! – пробормотала женщина, пытаясь вернуть подарок обратно, но я остановил её:

  - Вам пригодится, не спорьте! Спрячьте только!

Она кинула и быстрым шагом пошла в дом, бросив таз с бельём стоять на табуретке.

 

  - Лёха! –донеслось с порога, Роман отчаянно махал мне рукой. – Иди скорее сюда! Там по телевизору…

Бегом ворвался в дом, и услышал с ходу:

«Мы считаем, что госпожу Разанову похитил небезызвестный Алексей Воропаев с сообщниками, у нас есть запись с камеры видеонаблюдения, на которых отчётливо видно, как они выводят похищенную в туалет. Сообщники бандита устанавливаются, наверняка это повстанцы. Мы не знаем, как они хотят поступить, никаких требований не выдвигалось. Повторяем, что похищена дочь известнейшего промышленника Рафаэля Разанова, одного из влиятельнейшего людей империи, и только благодаря работникам Центра видеомониторинга этот факт вскрылся, наверняка это не входило в планы преступников, что сыграло им не на руку, и позволит Имперской Безопасности выйти на след негодяев…».

На экране Роман тащит Лауру к туалету, словом, и вправду раньше времени ребята сработали, что ж, весьма оперативно.

- Парни, одевайте экзо-скелеты! – произнёс я. – Начинается кипиш!

- Рома! – в дверях взволнованная Елена, стоит с карточкой – телефоном в руке. – Радик тебя!

Тот выхватил у неё трубку:

- Да?

Лицо Романа напряглось, и он с тревогой остановил свой взгляд на мне.

- Спасибо, брат! – парень вернул телефон растерянной женщине и сказал. – Нас едут брать силы повстанцев! Сорвать куш в виде Лауры и спихнуть всё на нас, вот их цель, ублюдки, вот ублюдки.

- Всем во двор, одеть броню! – заорал я, и первый бросился к джипу.

   Забрался в багажник, и вытащил своё «экзо», начал быстро облачаться в костюм, вот вроде и всё, щёлкнул тумблером включения питания и моторы сервоприводов монотонно загудели, по стеклу шлема пробежали строки включения системы, и высветилось «Молот активирован». А рядом уже одевались дед с Романом, Лаура стояла поодаль и напряжённо смотрела на нас.

- Готовы? – спросил я у мужиков, и услышал в наушниках подтверждение, те уже закончили одеваться и разбирали оружие.

- Лаура, за руль! – сказал я девушке. – Валим отсюда скорее!

Какое счастье, что громадный салон внедорожника вместил нас всех в «броне», Роман лишь сказал на прощание Елене:

- Простите нас!

Та сдавленно кивнула, прижимая к себе сына, и мы вылетели в распахнутые ворота.

- Знаешь местность? – спросил я у Лауры.

- Более – менее!

- Я тоже знаю! – сказал Роман. – Тут в десятке километров отсюда полевая авиашкола, можно захватить лёгкий самолёт, попробовать уйти на нём. Желательно ночью, когда остаётся один из охранников.

- Да он уже, небось, под наблюдением! – с сомнением ответил я. – Сам говорил, что имперцы не дураки.

- А какие предложения?

- Заедем туда и объявим о захвате! Кстати, а летать –то умеет кто?

- Я умею, и что? – хмыкнул Роман. - Куда потом полетим?

- На грязи! – я откинулся в кресле, вроде как погони нет, всё спокойно, но…

 

   - Куда собрался? – услышал я незнакомый голос в голове, мать честна, да со мной какой –то контролёр на контакт выходит. Попали…

- Тебе чё надо? – ментально ответил я ему.

- Сдавайтесь по –хорошему, нам нужна ваша заложница.

- Она не заложница!

- Да мне всё равно!  - воскликнул голос и в ушах зазвенело, а машина неожиданно остановилась, мозг разрывало на части, контролёр пытался сорвать блокировку, но тщетно, и это его бесило.

Я повернулся и взглянул на спутников, они все повырубались, из носов кровь течёт, в том числе и у меня, и это прямо в шлеме. Прикинул, что до противника пара километров, и они стремительно приближаются.

 

    Вышел из машины, и борясь с пси-атаками мутанта, вытащил из-за руля девушку и аккуратно положил её в багажник, связав руки за спиной ремнём. Затем извлёк батареи из «экзо» мужиков. Теперь они как в кандалах, им не пошевелиться толком.  Залез за руль и сорвав с себя шлем, положил его на сидение рядом. А тем временем контролёр увеличил напор, у меня аж в глазах задвоилось, блокировка трещала по швам, но держалась, хоть и сукой был покойный Сергей Иванович Подольский, а защиту поставил отменную.

  Сорвал машину с места, чуя, как во мне закипает злость, и понял, что сейчас я войду в «проекцию».

- Не дури, Воропаев! – мутант похоже, тоже это почувствовал. – Мы выполняем приказ царевны Дарии, она хочет сама обменять Разанову на Марию Лампасс.

- А я что, другое хочу? Чё ты мне лечишь, обезьяна? – «проекция» уже дрожала перед глазами, медленно принимая форму, и атаки контролёра казались смешными комариными укусами.

- Она рядом со мной. Говорит, что ты лох по жизни, хочет сама всё сделать. – хмыкнул мой оппонент. – Не веришь, сам загляни ей в разум. Да и какая тебе разница?

Я последовал его совету, и то, что я увидел, заставило тоскливо сжаться горлу, «проекция» исчезла. В её глазах я был совершенно никчёмным, не простила измены, как тогда, год назад, не простила Пашку…

 

    Остановил машину, и подключил аккумуляторы к броне мужиков, развязал уже пришедшую в себя Разанову, она с испугом смотрела на меня из багажника, да детка, со мной сплошные непонятки…

- Поедешь с другими людьми! Они не причинят тебе вреда, просто хотят сам поменять тебя на Машу.

- Ладно! – Лаура понятливо кивнула и выбралась из машины, встала рядом со мной, как –то растерянно улыбнулась. – Но не поверишь, мне страшно, нечасто так со мной.

Я аккуратно обнял её на секунду и сказал на ушко:

- С тобой Ромка будет, он за тебя любого порвёт. Да и Дашка тебя в обиду не даст!

 

  Тем временем рядом остановились два больших внедорожника, и из них вышла группа вооружённых людей, Дашка сразу подошла ко мне. В лёгком броне-костюме, красивая и гордая.

- Как дела, Воропаев? – как –то сочувственно спросила у меня, поняла, видимо, что я знаю о её мыслях обо мне. Смотрит на меня с какой –то тоской, эх Дашка, виноват перед тобой, что не говори.

- Тот патрон ещё у тебя? – угрюмо произнёс я. – Пристрели меня на хрен, надоело всё уже…

- Не раскисай! – ответила она, и неожиданно погладила меня по щеке. – Ну не было у тебя шансов провернуть всё самому, что со мной, что сейчас, с Машкой, у вас на хвосте сидит мощнейший контролёр империи, некто Лаки, теперь он пойдёт за нами. Прикроешь нас, уведёшь его за собой?

- Как, Даш? -  устало спросил я у неё.

- Поедешь за нами, при его обнаружении сцепишься с ним, дав нам уйти. – услышал я голос контролёра, повернулся и увидел небольшого старика, глаза ласковые – ласковые, и хрен скажешь, что такой матёрый мутантище. Тот сунул руку за пазуху и достал небольшую фляжку, протянул её мне. – На вот, глотнёшь, когда совсем худо будет. Я старый, а ты молодой, выдержишь.

- Я долго не продержусь, у вас будет очень мало времени! – я взял посудину и положил в нагрудный контейнер. – О людях моих побеспокойтесь, отправьте их куда попросят, ну и о Машке.

- Хорошо, Лёша! – Дашка подошла ко мне, и поцеловала в щёку, глаза её предательски блеснули. – Надеюсь увидеть тебя живым!

- По машинам! – скомандовала она, повернувшись к остальным.

- Прощай, Лёха! – ко мне подошли дед и Роман. – Дай, Бог, свидимся ещё!

 

    Вернулся в салон «бродяги» в одиночестве, кинул па пол рядом со шлемом пулемёт, и пристроился в хвосте нашей маленькой колонны. На душе звенящая пустота, автоматически управлял автомобилем, шаря по округе радаром, понимание того, что я делаю всё это ради Маши успокаивало, ведь ради неё я был готов на всё. Надеюсь, что у Дашки всё получится с обменом.

Машины вырулили на автобан и взяли обратный курс на Пшеничный, шли на расстоянии пятидесяти метров друг от друга, я находился всё ещё в том, «боевом» состоянии, когда можно было вернуть «проекцию» в малейшее время.

 

     Мощный ментальный удар пришёлся по мне, как раз на развязке к какому –то городу.

- Уходите! – шепнул я дружественному контролёру, и вошёл в «боевой» режим, надел на голову шлем.

    Лаки находился в большом микроавтобусе на мосту, первым делом я сжёг мозги его водителю и этим обездвижил оппонента. В замен получил такую мощную оплеуху, что чуть не вырубился, сознание поплыло, и удержать мне его стоило неимоверных усилий, да ещё вкупе с попыткой взлома блокировки, ощущения просто непередаваемые.

Отпустил руль, и «бродяга» на полной скорости протаранил какую-то легковушку, проломив пластиковое ограждение, вылетел в дренажную канаву. Меня спас экзо- скелет, я благополучно пережил кувырки автомобиля, после которых он влетел в одну из больших сосен и остановился. Да, если бы не броня, пипец бы мне настал, без вариантов.

Послал ответный удар, но так и не смог взломать мозг вражеского контролёра. Достал из контейнера фляжку с напитком и выпил одним залпом, резко почувствовал прилив мощнейшей энергии, меня просто распирало от неё. Очередной импульс противника пришёлся вскользь, хотел приложиться от души по оппоненту, как заметил, что за беглецами увязалась погоня на нескольких автомобилях, перевёл внимание на преследователей, и стёр им память, их машины остановились.

   Держа на радаре Дашкины автомобили, отбил ещё один удар от Лаки, с ужасом заметил, что силы стали покидать меня, сознание путалось и терялось. Послал ему «ответку», в которую вложил все силы, всё, пробил его защиту, почувствовал, как враг сжался от ужаса. И это самый мощный контролёр империи? Взорвал ему мозг, и сам совершенно остался без сил.

   Перевёл «Экзо» в аварийный режим, и выбравшись из покорёженной машины, побрёл по сосновому лесу, подхватив пулемёт. Вернее, лишь направлял костюм взглядом, и тот сам топал в указанном направлении, как ранее объяснил Роман, это «режим тяжелораненного», в железяках с моего мира такого нет, очень удобная вещь. Про себя ухмылялся, как так, не вырубило меня, крепчаю что ли? Раньше сознания терял после подобных мероприятий, а сейчас почему всё иначе?

   Прошагав так полчаса, и всё –таки вырубился посреди какого –то леса, ощутив напоследок, как экзо-скелет вкалывает мне в задницу какие –то инъекции.

 

     Проснулся посреди ночи, рядом нащупал пулемёт, подтянул к себе. Броне -костюм тут же включил ночник и вколол мне ещё пару уколов, после которых я почувствовал себя вновь живым и очень бодрым, хоть гопака пляши, хоть ламбаду. Затем последовал доклад:

«Во время нахождения оператора Молот в бессознательном состоянии, система приняла решение встать в охранный режим повышенной боеготовности. Режим продлился десять часов сорок одну минуту. За это время были уничтожены два объекта, не оборудованные идентификационными датчиками. Местоположение объектов следующее…»

«Экзо» тут же на экране показал мне эти объекты. Я подошёл поближе увидел два тела. Мужики средних лет, одеты в какое –то старьё, рядом валяются корзинки, из которых высыпались грибы.

 

    Пипец! Это что же за броня у меня, это просто робот какой –то, сам решения принимает и народ валит, когда захочет… Не повезло вам, грибнички, не на ту полянку вышли, что ж, извините, и я тут не при делах, все предъявы к разработчикам данного устройства.

А костюм продолжает докладывать мне о том, что я сам в норме, и мои физическое состояние в порядке благодаря его стараниям. Под этот бубнёж быстро обшарил карманы бедолаг, так, два бумажника, пара пачек сигарет с зажигалками, по мобильнику с носа и складные ножики. В рюкзаке нашёл литровую бутылку коньяка, опорожнённую наполовину и бутерброды. Забрал всё это себе, и отойдя неподалёку, накинулся на еду, потроша «лопатники». Триста «баксов», какие –то бумажки и один паспорт на имя Ларисея Бортендолле, на фотке толстая рожа с тремя подбородками.

 

       Через пять минут уже брёл по лесу, рюкзак за спиной, пригодится ещё. Надо бы костюм этот припрятать, с пулемётом, и нарисоваться в городе, посмотреть, что к чему. Странно, что меня безопасники не взяли, пока в отрубе был, что же это они так? И что-то не давало покоя, как будто упустил нечто из виду… Остановился как вкопанный – мой «радар» не работал. Вот дела… Сгорел что –ли? Не вовремя как, очень не вовремя! Достал коньяк, и от души приложился к бутылке.

 

Ладно, придумаю что-нибудь, прорвусь, и не в таких ямах с дерьмом плавал, не такой я и лох, в натуре. Завалил же Лаки, тоже чего стоит, сами бы попробовали с ним справиться, умники.

 Надо когти рвать через Саймонус, надеюсь, найду деда Махоркина в Зоне, а тогда и потолкуем. Как там с финансами? Заглянул в боковой контейнер костюма – да там золота битком, аж настроение приподнялось, плюс пара пачек сотенных, очень кстати.

Вскоре натолкнулся на автомобильную свалку, находящуюся на краю леса. При розовом свете «ночника» передо мной предстали груды автомобилей, сложенные штабелями, штук по пять в каждом, видно, тачки старые и ржавые. Кое –где пара авто выпали из своих рядов в «поленнице», капот одного из них открыт, и я разглядел в нём обычный поршневой движок, и рядом из моторного отсека росло небольшое деревце. Ага, местечко вполне заброшенное, можно успешно заныкать снарягу.

 Обошёл свалку вокруг, охраны вроде нет, лишь пара бродячих собак от души облаяли меня. Понимаю, не каждый день можно увидеть подобное чудище, которое представлял собой я в массивном «экзо», был бы псом, сам бы с удовольствием обматерил от души по – собачьи…  Был бы со мной сейчас мой отец, он бы наверняка обозвал бы меня клоуном, я даже хмыкнул при этой мысли.

Заметил узкий лаз между рядами и протиснулся в него, вот, то что надо – оказался сзади небольшого грузового микроавтобуса с одной оторванной дверью, сойдёт для схрона. Залез машину, и усевшись на полу, вытащил из контейнеров пистолет с обоймами, деньги и часть золота. Затем снял с себя броне-костюм, и сложил его на передние сидения, подобрал оторванную дверь и прикрыл сверху, сунул под седухи пулемёт. Затем распихал вещи по карманам и рюкзаку, и вылез из своего тайника.

 Оглядел себя при свете луны – в приталенном жёлтом пиджачке и брюках клёш на этой свалке показался себе странней, чем был в «экзо».

- Вася, ну кто его не знает, о- о!! - вслух спел я строчки из вечного Сюткинского хита. – Вася, стиляга из Москвы!

   Закинул рюкзак за спину и сунув пистолет за пояс, зашагал по ночной просёлочной дороге, насвистывая песню про более удачливого парня, чем я. Плохо, что ночника нет, хотелось шлем взять, да побоялся, мало ли что. Надо было трофейную корзинку с грибами ещё прихватить, для пущей конспирации, да видон совсем не для тихой охоты. Ещё и пиджак весь в крови, что хлестала из носа, да и пофиг, главное, что жив, а этому я очень радовался. Но вот что дальше, как добраться до Саймонуса? Не на автобусе ж ведь… Может затаиться где-нибудь, и переждать весь кипишь? Это бы у нас в мире на заброшенной даче перекумарился, осень на носу, урожая море, до зимы бы пересидел, может даже бы и отожрался бы на картошечке… А тут что –то дач и не видно нигде…

   Пахнуло чем –то несвежим, затем порыв ветерка ещё раз донёс до меня тошнотворное амбре, как на нашей, Московской городской свалке, был там разок, в прошлой жизни, теми же ароматами веет.  И точно, через пять минут стоял на краю царства отбросов и хлама, при свете луны это вонючее море раскинулось от края до края, и дорога, по которой я шёл, проходила как раз по центру этого безобразия. Постоял, понюхал местные ароматы, и двинул вперёд, периодически подавляя рвотные спазмы.

 

- Стоять! – рыкнул кто –то за спиной, я аж подпрыгнул от неожиданности. – Стоять, я сказал!

Голос пропитый и скрипучий, но твёрдый, и принадлежал уверенному человеку. Резко перекатом ушёл в сторону, одновременно выхватывая пистолет, эх, долбанный жёлтый пиджак, видать меня в нем за версту, даже ночью.

- Какого хрена, что надо? – ору в темноту.

- Ща стрельну! – пообещал уже другой, когда –то бывший женским, такой же сиплый и прокуренный. – Мы тебя видим просто великолепно, будь уверен!

- Давай, я тебя по вспышке вычислю, мало не покажется! – меня уже распирал какой- то дурной смех, вот денёк начинается, не хватало, чтобы помоечные бомжи меня отгопстопили...

- Ты чего там ржёшь? – в голосе мужика уже чувствовалась какая –то опаска.

- Да жизнь весёлая, братуха! – ответил я ему. – Хорош дурковать, у меня итак день тяжёлый был, вы тут ещё. Давай, разойдёмся краями, спешу я.

 - Это как краями? – ко мне подошли два тёмных силуэта, высокий и маленький, и тот, что поменьше пробасил:

- Говор у тебя странный какой –то… Иностранец?

- Да я уже сам не знаю, кто я! – сказал я ему. – Вы - то кто?

- Со свалки мы, живём здесь! – ответила баба, смачно сморкнувшись, аж с присвистом. – Наша эта территория, не любим, когда чужаки тут бродят!

- Я случайно сюда вышел, ваша свалка мне по барабану!

- Барабану? – недоуменно переспросила бомжиха и мне в лицо упёрся луч карманного фонаря. – Во, морда - то знакомая, это же….

- Воропаев это! – уверенно постановил мужик. – В бегах, значит…

- А вы то меня откуда знаете? – искренне удивился я. Дожил, Алёша, теперь каждый бомж тебя узнаёт, чуть ли не в темноте, далеко пойдёшь, пронеслось в голове.

- А ты что думаешь, мы газет не читаем? – ответ мне был с оттенком превосходства, ну лорд англицкий, в натуре. – Да у нас здесь и интернет есть! Повстанец, значит? Пошли с нами, поможем тебе. Наши тебя уважают, не каждый против Саймона в открытую попрёт.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 144 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!