ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра. Глава 20.

 

Доверие контролёра. Глава 20.

 

                                                           Глава двадцатая.

 

 

   Местные бомжи, как оказалось, совсем не бедствовали. На противоположном краю свалки оказался городок из двух десятков разномастных трейлеров, неплохо освещённый, в окнах горел свет. Прошли по главной «улице», довольно многолюдно, в заставленном лавками со столами закутке гогот и весёлые крики, как я понял, здешнее место общего проведения досуга. Подошли поближе, и я увидел толпу, собравшуюся возле громадного телевизора, прикрепленного к стене трейлера. Народ смотрел какую –то спортивную передачу, галдя и то и дело припадая к горлышкам пивных бутылок. Не сказать, что люди грязные и оборванные, выглядели вполне опрятно, я заметил даже нескольких детей от семи лет и выше.

   Взглянул на экран – два здоровяка мутузили друг друга почём не зря, морды в крови, взор свиреп, мышцы бугрятся. Старо, как мир, с древних времён человечество любило такие зрелища, и будет любить до последних дней этой планеты.

- Пойдём, присядем! – сказала тётка. – Я, кстати Оксана!

- Вадим! – буркнул её компаньон. – Берите пиво, и располагайтесь на лавке. Я пока за Герцогом схожу.

Мы с Оксаной присели за широкий столик, тут же подскочил какой –то горбатый и кривобокий мужичок лет пятидесяти и поставил перед нами пару бутылок пива и по миске сосисок. Вдохнул тошнотворный ветер со свалки, и решил воздержаться от еды, а вот от пивка не отказался.

- Чё за Герцог? – спросил я спутницу. При свете фонаря вполне разглядел её – очень высокая и плотная бабища лет сорока, вся помятая и потасканная, но вполне харизматично прихлёбывающая пивко, дымя сигареткой.

- Наш старший! – взглянула на меня Оксана, и откусила от сосиски кусок. – Был при Петре герцогом настоящим, но сегодня он, как и мы все – в жопе!

- А ты как тут оказалась? – нетактично поинтересовался я у неё.

- С мужем развелась, бросила работу, познакомилась с Вадимом и примкнула к нашему обществу.

- А нормальной жизни не хочется? – я добил бутылку, отставил в сторону, и тут же невесть откуда возникнувший рядом со мной горбун сунул мне другую. Благодарно кивнул ему, а тот улыбнулся, кивнув в ответ.

-  Нормальной жизни? – губы Оксаны как –то презрительно скривились. – Да нет её, жизни этой, нигде нет. Ты вкалываешь, платишь за ипотеку, окружаешь себя ненужными вещами… Надоело. Тут, между прочим, в нашей общине много богатых людей. – женщина невесело усмехнулась. – Платят нам доллары за возможность пожить у нас, приводят в порядок нервишки, дурачатся и чудят.

- У-у! – с досадой взвыла толпа. На экране один из бойцов лежит в отрубе, похоже, не скоро очнётся. А комментатор надрывался:

«Победа присуждается Марку Оленю! Это был блестящий бой…»

- Понятно! – ответил я Оксане, открывая пиво.

 

   Тем временем к нам за столик подсели Вадим с довольно пожилым, но крепким мужиком. Открытое доброе лицо, умные глаза и борода лопатой. Ему бы в исторических фильмах сниматься, играть королей да мудрых вождей, а он тут возглавляет бомжовскую братию.

- Здравствуйте, Алексей! – Герцог протянул мне свою ладонь, и я пожал её. – Я Герцог, но можете называть меня Данилой. Рад встрече, если честно, вы любопытная личность.

- И что во мне такого любопытного? – усмехнулся я.

- Ну, не каждый же день земляка можно встретить! – прищурился Данила. – Хоть я и не москвич…

Вот оно что! Да этот старикан не так прост!

- А откуда тогда?

- С Иваново, вернее с Шуи, - Герцог улыбнулся. – Почти рядом. Тебе, как я посмотрю, помощь нужна, постараюсь её предоставить.

Старик посмотрел на бомжей:

- Оставьте нас на минутку!

Оксана с Вадимом покорно встали и пересели за другую лавку.

- Откуда вы знаете? – спросил я у Данилы. – Про то, откуда я?

- Я всё о тебе знаю, Лёша. – Герцог посмотрел мне прямо в глаза. – Ты вот скажи – как тебе после тёмных дел на душе? Мерзко?

- Каких дел? – не понял его я.

- Ну, ты это называешь пси –манипуляцией, а ведь раньше это называлось колдовством, и вполне можно было угодить в костёр, слышал же в школе на уроках истории об инквизиции и борьбе с ведьмами?

- А какая связь? – усмехнулся я.

- Что ни наесть прямая! – ответил мне Герцог. – Ведь что такое Зона, Грязи эти местные? И как они появились? Не задумывался никогда? Просто кто –то решил поиграть в Бога и запустил дьявольскую адскую машину, вот чьей силой и поддержкой ты пользуешься, брат, эти твари приняли футуристическое обличье и пользуются им. 

- Да о чём ты говоришь! – воскликнул я. – Чушь собачья!

- Вовсе нет! – уверенно сказал Герцог. – Ты вот не задумывался, почему твоя жизнь крутится вокруг Зоны? Ты никак не можешь вылезти из этого дерьма, и что бы ты не предпринимал, всё равно твоя дорога ведёт в эти гиблые места. Постоянно какие –то совпадения, странные встречи, ты как муха, попавшая в пиво, не можешь выбраться. Зона проросла через тебя, а так называемая прошивка усугубила процесс, и так будет постоянно, ты не сможешь жить нормальной жизнью.

- И что мне делать? – глухо спросил я его.

- Разорвать этот круг, Лёша! В этом помогу с радостью – в Рыжем лесу есть часовня, в ней живёт один монах, дашь ему это! – Данила вытащил из кармана какую –то монету, и протянул её мне. – И он тебе поможет! Главное, чтобы ты сам искренне хотел этого, разорвать свою связь с Установкой, брат.

- Ну, до монаха этого добраться нужно! – горько произнёс я. – А так я согласен, мне эта кутерьма самому до смерти надоела.

- Доберёшься! – твёрдо ответил мой собеседник. – Всё будет хорошо!

- А ты кто сам? – спросил я его. – Слишком много знаешь обо всём этом бардаке!

- Я один из тех, кто пошёл в крёстный поход на установку! – был мне ответ. – Но не всё так просто, это тебе не стиральную машину вырубить! Завтра поговорим ещё, а теперь иди с Оксаной, она тебя определит на постой к нам, отдыхай, а утром я сам зайду.

- Оксана! – позвал он её, и та обернулась. – Размести Алексея!

Женщина подошла ко мне:

- Пойдём!

Допил пиво, и мы покинули «кафе», пошли между рядов трейлеров.

- Герцог ваш интересный человек! – нарушил я молчание. – Очень интересный!

- За него тут любой из нас на смерть пойдёт! – ответила женщина. – Не раздумывая. Мы пришли!

Остановились около ржавого здоровенного трейлера, и Оксана протянула мне ключи:

- Располагайся, там всё приготовлено, разберёшься!

И она тут же растворилась в ночи.

 

   Открыл дверь, и зашёл вовнутрь. Нащупал включатель света на стене и врубил освещение. Неплохо, внутри трейлер выглядел гораздо презентабельней, чем снаружи, чистенько и уютно. Две комнаты и кухня. Осмотрел своё новое жилище и раздевшись, упал на кровать. Лежал и размышлял о Герцоге, весьма необычный дядька, знает обо мне много всего. Или у тех, кого пометила Установка, судьбы не сильно отличаются? В это я поверю – наслышан историй подобного рода по самые не балуй, и конец один – сгинул в Зоне. Да и заметил, что, как-то спокойнее жил без своих супер-способностей, хоть он и неслабо выручали, зато спал спокойнее… Действительно, придётся пойти с монетой к тому монаху и просить о помощи. Но это потом, сначала разберусь с навалившимся грузом проблем.

Достал монету, и рассмотрел её. Размером с пятак, надпись: «Один рубль. Государственный банк СССР, 2012 год». Понятно, этот Герцог в полной теме. Перевернул, и на меня уставился Ильич, смотрит с немым укором, во взгляде его фирменная ухмылочка.

 

    Снилось, что я на Болоте, стою на вышке рядом с Дубярой, смотрим в даль и молчим. Наконец, Игорь поворачивается ко мне и говорит:

- Тебе от нас не уйти, ты наш!

Изо рта на ржавое железо пола сыплются опарыши, а он всё повторяет, как заведённый:

- Ты НАШ!

 И каждая буква жжёт душу огнём, тут ещё сам Дубяра вцепился в мою руку, и тянет к себе…

Проснулся в поту, а в ушах всё звенят ещё его вопли.

- Хрен вам! – я сложил «фигу» и посмотрел на неё. – Это мы ещё посмотрим, чей я!

 

    Поднялся с постели и прошёл на кухню. В холодильнике обнаружил бутылку минеральной воды, которой с удовольствием и напился. Затем включил небольшой переносной телевизор, сплошной поток рекламы, похоже, что вышла новая модель «бродяги», чуть массивнее и угловатее, ещё брутальнее, чем бы. С удовольствием завёл бы себе такого стального коня, но увы, такие ништяки не по мою душу.

- «А теперь выпуск ранних утренних новостей. (На экране молодая женщина, с голливудской улыбкой и холодными глазами). Итак, какова судьба похищенной госпожи Разановой? Имперская безопасность пока воздерживается от комментариев, но кое-что наши корреспонденты раскопали. Выяснилось, что похитители вступили в схватку с безопасниками, поджидающими мерзавцев в засаде, но ничего не добились, и более того, потеряли людей. Повстанцы потерь не понесли, не считая разбитой машины, водителя которой сейчас ищут все службы, задействованные в поисках похищенной девушки.»

Ну, флаг им в руки, подумал я, и переключил канал. Повтор какого-то ток-шоу, где со смаком и расстановкой обливали помоями мою бедную Машку. Вот уроды, у меня аж сердце защемило, несчастная моя девочка, уже второй раз по моей вине смотрит в глаза смерти. Я в сердцах долбанул по столу рукой, как же так всё получается? Может и впрямь я уже наполнился Зоной на полную? Тогда хватит с меня, надо с этим всем завязывать.

 

   Часа через три пришёл Герцог с Вадимом. Вошли, уселись за стол на кухне, жестом указав мне присоединиться к ним. Подсел к ним, и Данила спросил:

- Рассказывай, каковы твои планы?

- Собираюсь попасть в свой мир, чтобы вернуться за Машкой на территорию Петра. – честно ответил я. – А пока мне надо попасть в Саймонус.

- К порталу, - понятливо кивнул Герцог. – В этом мы тебе поможем. У нас тут есть человек один, очень богатый, у него даже несколько своих самолётов. И если я попрошу его об услуге, он вряд ли откажет. Ну, а о том, что полетишь ты ему знать необязательно. – Он заглянул мне в глаза. – Только дай обещание исправить свою жизнь и пойти к монаху. Твоя точка невозврата не за горами.

- Обещаю! – ответил я. – Я сам понимаю, что не могу так больше жить.

- Ну вот и хорошо! – улыбнулся Герцог. – Жди здесь, не выходи из вагончика, твоё фото сейчас просто везде, так что светиться не нужно.

- Понял!

- Ну вот и хорошо! – поднялся Данила, а за ним и Вадим, и они вышли из трейлера.

 

   Вскоре пришла Оксана и принесла мне завтрак, перекусил макаронами с сосисками, и запил всё это пивом. Затем завалился на кровать, и лежал так, рассматривая заклёпку на обшивке потолка, голова совершенно пустая, как барабан, тупо лежал и смотрел в одну точку. Вспомнилось спрятанное на автосвалке «экзо», стоило бы забрать его с собой, но и злоупотреблять гостеприимством не хотелось. Ладно уж, не пропаду. И кто этот Герцог в конце то концов? Какая-то совершенно мистическая фигура, отчего –то беспокоится обо мне, помогает. Зачем ему это на самом деле?  

  Поднялся и вернулся на кухню, и включил телевизор. Минут сорок смотрел какой –то идиотский мюзикл с Маркизом в главной роли, от происходящего на экране феерического бреда чуть не впал в ступор, так уж всё это диссонировало с окружавшей меня невесёлой действительностью. Но вскоре кинофильм прервал экстренный выпуск новостей. Диктор с невесёлым лицом сообщил, что наконец-то похитители госпожи Разановой объявились и выставили свои требования, а конкретнее произвести обмен её на мадам Лампасс. Следом выступил высокопоставленный имперец, и сообщил, что они согласны на такую сделку, естественно, папа Лауры другого варианта бы не понял. Обмен должен был состояться на границе государств, и никаких палок в колёса никто вроде ставить не собирался. Что ж, новость меня приободрила, значит есть вероятность того, что Машка будет на свободе. Одновременно переживал за Лауру, надеюсь, у Дашки хватит ума стереть ей память, ибо всяк потом ей придётся иметь дело с имперскими контролёрами…

 

  От печальных раздумий меня оторвало появление Герцога. Тот вошёл, держа в руке какой-то балахон, протянул его мне:

 – Одевай.

Одел на себя это одеяние, и накинул на голову капюшон.

- Пошли!

Я подобрал со стула свой рюкзак, и мы вышли из трейлера. Прошли между вагончиками, и оказались у огромного жёлтого лимузина. Залезли с Герцогом на заднее сидение, и машина мягко тронулась с места.

 Вскоре лес, окружающий дорогу закончился, и мы выбрались на автостраду. Тут же лимузин обогнала патрульная машина жандармерии, и я напрягся, ожидая беды, но те включили свои «мигалки», и как оказалось, были силами сопровождения, времена –то нелёгкие и опасные. Я усмехнулся про себя- знали ли бы местные копы, кого сопровождают… Взглянул на Герцога – тот предельно серьёзен, смотрит в окно, поджав губы, думает о чём-то своём.

 

   На очередной развилке свернули с трассы и вновь оказались на лесной дороге, впрочем, асфальт был великолепен, машина шла как по рельсам.

Через час мы оказались на аэродроме, на КПП нас пропустили без досмотра, даже не останавливали, машина подъехала к трапу небольшого реактивного пассажирского самолёта. Вылезли из салона лимузина и тут же поднялись на борт воздушного судна, широкоплечий стюард закрыл за нами люк, и мы уселись прошли в своеобразное купе, обставленное по высшему классу. – Просьба господам усесться в кресла и пристегнуть ремни. – объявил мужской голос по внутренней связи.  Выполнили просьбу, я присел у окна, тихо обалдевая от подобной оперативности Герцога. Так быстро организовать перелёт на такое расстояние, не иначе, он был очень влиятельным человеком.

- Зачем тебе всё это? – спросил я его.

- Потом всё сам поймёшь! – как-то печально усмехнулся Данила, его умные глаза смотрели прямо в душу. – Да и должен я тебе, очень должен!

- Чего ты мне должен? – изумился я. – Я тебя не видел раньше, о чём ты?

- Потом поймёшь, Алексей! – отмахнулся от меня мой благодетель. – Давай без вопросов, ты просто свои дела закончи, а тогда и узнаешь всё!

- Понятно! – буркнул я, хотя самого распирало от любопытства.

 

   Между тем самолёт разогнался, и взлетел, оторвавшись от земли. Взглянул в иллюминатор – кругом леса, вдалеке виден город, а чуть дальше горы, снежные вершины белеют на фоне ласкового зелёного неба. Никак не мог привыкнут к этому цвету, если к местной жизни адаптировался и вполне здесь обтесался, но стоило взглянуть на небеса, как вновь накатывало тошное чувство нереальности происходящего, это выбивало из колеи. Поэтому старался смотреть наверх как можно реже. Но сейчас просто не мог оторвать глаза от этой зелени, она манила и выворачивала душу одновременно, стало вдруг понятно, почему дед Махоркин так рвался опять в неласковую Зону…

 - Будет одна просьба! – вдруг нарушил молчание Герцог.

- Я слушаю! – нельзя сказать, что я не подозревал, что меня чем-нибудь озадачат в качестве ответной услуги, и поэтому ожидал подобного.

- Если пересечёшься с неким полковником Конём, передай ему привет от меня! – Герцог на мгновение улыбнулся. – Ну, вот и вся просьба!

- Не слышал! – помотал я головой. – Без базара, как только, так сразу! А что за Конь?

- Один хороший человек! – отрезал Данила. – Не забивай себе голову!

 

Я откинулся в кресле, ещё раз взглянул в иллюминатор, но в нем были видны только облака, самолёт уже набрал высоту, и теперь мерно гудел двигателями.

- Чего изволите, господа? - в купе вошёл стюард, он равнодушно скользнул глазами по моему лицу, но, похоже, не узнал, или просто сделал вид, что не знает меня.

- Тащи коньяку! – велел ему Герцог. – Ну и пожрать чего-нибудь.

-Одну минуту, господа! – и мужик исчез за дверью…

 

В Саймонус прилетели к обеду, нас встретил неизменный жёлтый лимузин прямо у трапа, который отвёз нас к городу, где меня высадили на дороге.

- Поторопись, выброс через два часа! – напутствовал Герцог, и протянул мне свою ладонь. – Удачи! Помни то, о чём я тебе говорил!

 - Я помню! – ответил я. – Спасибо тебе огромное, Данила!

Тот лишь улыбнулся на прощание и лимузин, развернувшись на дороге, укатил в обратную сторону. Ну а я, закинув рюкзак за спину, неспешно пошёл по полю в сторону портала. Рядом, так же, как и в первый день прибытия в этот мир, паслись коровы, словом, идиллия.

Наконец, добрался до пролома в своде трубы коллектора, и спустился вниз. Шёл, а душу раздирали какие –то противоречивые чувства, словно оставлял здесь что –то важное, дорогое для себя… Неужели успел прикипеть душой к этому миру?

 

… - Кого я вижу! – услышал я знакомый голос и аж подпрыгнул от неожиданности.

Передо мной стоял, ухмыляясь Пётр, а за ним улыбался во все тридцать два зуба Разудалов.

- Такие люди и без охраны!

Вот это да! Я шагнул вперёд и мы обнялись.

- Я знал, что нам стоит ждать тебя здесь! – сказал Пётр. – Жопой просто чуял. Ты в курсе насчёт Машки?

- Ну да, пипец полный. – с горечью произнёс я.

- Не ссы, Дашка замутила мудрый ход, с обменом на дочь одного старого имперского педераста! Слышал об этом? По телеку только и талдычат о том, какая наглая дочь у Петра.

- Слышал, Дашка молодец! –печально вздохнул я. – Сами как?

- Да вот, когда услышали о твоей смерти, рванули сюда, а когда сообщили о том, что ты замешан в похищении той мажорки, поняли, что ты появишься здесь. – лицо контролёра просто сияло от радости. – Время ещё есть, рассказывай, что с тобой стряслось!

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0137566

от 21 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0137566 выдан для произведения:

 

                                                           Глава двадцатая.

 

 

   Местные бомжи, как оказалось, совсем не бедствовали. На противоположном краю свалки оказался городок из двух десятков разномастных трейлеров, неплохо освещённый, в окнах горел свет. Прошли по главной «улице», довольно многолюдно, в заставленном лавками со столами закутке гогот и весёлые крики, как я понял, здешнее место общего проведения досуга. Подошли поближе, и я увидел толпу, собравшуюся возле громадного телевизора, прикрепленного к стене трейлера. Народ смотрел какую –то спортивную передачу, галдя и то и дело припадая к горлышкам пивных бутылок. Не сказать, что люди грязные и оборванные, выглядели вполне опрятно, я заметил даже нескольких детей от семи лет и выше.

   Взглянул на экран – два здоровяка мутузили друг друга почём не зря, морды в крови, взор свиреп, мышцы бугрятся. Старо, как мир, с древних времён человечество любило такие зрелища, и будет любить до последних дней этой планеты.

- Пойдём, присядем! – сказала тётка. – Я, кстати Оксана!

- Вадим! – буркнул её компаньон. – Берите пиво, и располагайтесь на лавке. Я пока за Герцогом схожу.

Мы с Оксаной присели за широкий столик, тут же подскочил какой –то горбатый и кривобокий мужичок лет пятидесяти и поставил перед нами пару бутылок пива и по миске сосисок. Вдохнул тошнотворный ветер со свалки, и решил воздержаться от еды, а вот от пивка не отказался.

- Чё за Герцог? – спросил я спутницу. При свете фонаря вполне разглядел её – очень высокая и плотная бабища лет сорока, вся помятая и потасканная, но вполне харизматично прихлёбывающая пивко, дымя сигареткой.

- Наш старший! – взглянула на меня Оксана, и откусила от сосиски кусок. – Был при Петре герцогом настоящим, но сегодня он, как и мы все – в жопе!

- А ты как тут оказалась? – нетактично поинтересовался я у неё.

- С мужем развелась, бросила работу, познакомилась с Вадимом и примкнула к нашему обществу.

- А нормальной жизни не хочется? – я добил бутылку, отставил в сторону, и тут же невесть откуда возникнувший рядом со мной горбун сунул мне другую. Благодарно кивнул ему, а тот улыбнулся, кивнув в ответ.

-  Нормальной жизни? – губы Оксаны как –то презрительно скривились. – Да нет её, жизни этой, нигде нет. Ты вкалываешь, платишь за ипотеку, окружаешь себя ненужными вещами… Надоело. Тут, между прочим, в нашей общине много богатых людей. – женщина невесело усмехнулась. – Платят нам доллары за возможность пожить у нас, приводят в порядок нервишки, дурачатся и чудят.

- У-у! – с досадой взвыла толпа. На экране один из бойцов лежит в отрубе, похоже, не скоро очнётся. А комментатор надрывался:

«Победа присуждается Марку Оленю! Это был блестящий бой…»

- Понятно! – ответил я Оксане, открывая пиво.

 

   Тем временем к нам за столик подсели Вадим с довольно пожилым, но крепким мужиком. Открытое доброе лицо, умные глаза и борода лопатой. Ему бы в исторических фильмах сниматься, играть королей да мудрых вождей, а он тут возглавляет бомжовскую братию.

- Здравствуйте, Алексей! – Герцог протянул мне свою ладонь, и я пожал её. – Я Герцог, но можете называть меня Данилой. Рад встрече, если честно, вы любопытная личность.

- И что во мне такого любопытного? – усмехнулся я.

- Ну, не каждый же день земляка можно встретить! – прищурился Данила. – Хоть я и не москвич…

Вот оно что! Да этот старикан не так прост!

- А откуда тогда?

- С Иваново, вернее с Шуи, - Герцог улыбнулся. – Почти рядом. Тебе, как я посмотрю, помощь нужна, постараюсь её предоставить.

Старик посмотрел на бомжей:

- Оставьте нас на минутку!

Оксана с Вадимом покорно встали и пересели за другую лавку.

- Откуда вы знаете? – спросил я у Данилы. – Про то, откуда я?

- Я всё о тебе знаю, Лёша. – Герцог посмотрел мне прямо в глаза. – Ты вот скажи – как тебе после тёмных дел на душе? Мерзко?

- Каких дел? – не понял его я.

- Ну, ты это называешь пси –манипуляцией, а ведь раньше это называлось колдовством, и вполне можно было угодить в костёр, слышал же в школе на уроках истории об инквизиции и борьбе с ведьмами?

- А какая связь? – усмехнулся я.

- Что ни наесть прямая! – ответил мне Герцог. – Ведь что такое Зона, Грязи эти местные? И как они появились? Не задумывался никогда? Просто кто –то решил поиграть в Бога и запустил дьявольскую адскую машину, вот чьей силой и поддержкой ты пользуешься, брат, эти твари приняли футуристическое обличье и пользуются им. 

- Да о чём ты говоришь! – воскликнул я. – Чушь собачья!

- Вовсе нет! – уверенно сказал Герцог. – Ты вот не задумывался, почему твоя жизнь крутится вокруг Зоны? Ты никак не можешь вылезти из этого дерьма, и что бы ты не предпринимал, всё равно твоя дорога ведёт в эти гиблые места. Постоянно какие –то совпадения, странные встречи, ты как муха, попавшая в пиво, не можешь выбраться. Зона проросла через тебя, а так называемая прошивка усугубила процесс, и так будет постоянно, ты не сможешь жить нормальной жизнью.

- И что мне делать? – глухо спросил я его.

- Разорвать этот круг, Лёша! В этом помогу с радостью – в Рыжем лесу есть часовня, в ней живёт один монах, дашь ему это! – Данила вытащил из кармана какую –то монету, и протянул её мне. – И он тебе поможет! Главное, чтобы ты сам искренне хотел этого, разорвать свою связь с Установкой, брат.

- Ну, до монаха этого добраться нужно! – горько произнёс я. – А так я согласен, мне эта кутерьма самому до смерти надоела.

- Доберёшься! – твёрдо ответил мой собеседник. – Всё будет хорошо!

- А ты кто сам? – спросил я его. – Слишком много знаешь обо всём этом бардаке!

- Я один из тех, кто пошёл в крёстный поход на установку! – был мне ответ. – Но не всё так просто, это тебе не стиральную машину вырубить! Завтра поговорим ещё, а теперь иди с Оксаной, она тебя определит на постой к нам, отдыхай, а утром я сам зайду.

- Оксана! – позвал он её, и та обернулась. – Размести Алексея!

Женщина подошла ко мне:

- Пойдём!

Допил пиво, и мы покинули «кафе», пошли между рядов трейлеров.

- Герцог ваш интересный человек! – нарушил я молчание. – Очень интересный!

- За него тут любой из нас на смерть пойдёт! – ответила женщина. – Не раздумывая. Мы пришли!

Остановились около ржавого здоровенного трейлера, и Оксана протянула мне ключи:

- Располагайся, там всё приготовлено, разберёшься!

И она тут же растворилась в ночи.

 

   Открыл дверь, и зашёл вовнутрь. Нащупал включатель света на стене и врубил освещение. Неплохо, внутри трейлер выглядел гораздо презентабельней, чем снаружи, чистенько и уютно. Две комнаты и кухня. Осмотрел своё новое жилище и раздевшись, упал на кровать. Лежал и размышлял о Герцоге, весьма необычный дядька, знает обо мне много всего. Или у тех, кого пометила Установка, судьбы не сильно отличаются? В это я поверю – наслышан историй подобного рода по самые не балуй, и конец один – сгинул в Зоне. Да и заметил, что, как-то спокойнее жил без своих супер-способностей, хоть он и неслабо выручали, зато спал спокойнее… Действительно, придётся пойти с монетой к тому монаху и просить о помощи. Но это потом, сначала разберусь с навалившимся грузом проблем.

Достал монету, и рассмотрел её. Размером с пятак, надпись: «Один рубль. Государственный банк СССР, 2012 год». Понятно, этот Герцог в полной теме. Перевернул, и на меня уставился Ильич, смотрит с немым укором, во взгляде его фирменная ухмылочка.

 

    Снилось, что я на Болоте, стою на вышке рядом с Дубярой, смотрим в даль и молчим. Наконец, Игорь поворачивается ко мне и говорит:

- Тебе от нас не уйти, ты наш!

Изо рта на ржавое железо пола сыплются опарыши, а он всё повторяет, как заведённый:

- Ты НАШ!

 И каждая буква жжёт душу огнём, тут ещё сам Дубяра вцепился в мою руку, и тянет к себе…

Проснулся в поту, а в ушах всё звенят ещё его вопли.

- Хрен вам! – я сложил «фигу» и посмотрел на неё. – Это мы ещё посмотрим, чей я!

 

    Поднялся с постели и прошёл на кухню. В холодильнике обнаружил бутылку минеральной воды, которой с удовольствием и напился. Затем включил небольшой переносной телевизор, сплошной поток рекламы, похоже, что вышла новая модель «бродяги», чуть массивнее и угловатее, ещё брутальнее, чем бы. С удовольствием завёл бы себе такого стального коня, но увы, такие ништяки не по мою душу.

- «А теперь выпуск ранних утренних новостей. (На экране молодая женщина, с голливудской улыбкой и холодными глазами). Итак, какова судьба похищенной госпожи Разановой? Имперская безопасность пока воздерживается от комментариев, но кое-что наши корреспонденты раскопали. Выяснилось, что похитители вступили в схватку с безопасниками, поджидающими мерзавцев в засаде, но ничего не добились, и более того, потеряли людей. Повстанцы потерь не понесли, не считая разбитой машины, водителя которой сейчас ищут все службы, задействованные в поисках похищенной девушки.»

Ну, флаг им в руки, подумал я, и переключил канал. Повтор какого-то ток-шоу, где со смаком и расстановкой обливали помоями мою бедную Машку. Вот уроды, у меня аж сердце защемило, несчастная моя девочка, уже второй раз по моей вине смотрит в глаза смерти. Я в сердцах долбанул по столу рукой, как же так всё получается? Может и впрямь я уже наполнился Зоной на полную? Тогда хватит с меня, надо с этим всем завязывать.

 

   Часа через три пришёл Герцог с Вадимом. Вошли, уселись за стол на кухне, жестом указав мне присоединиться к ним. Подсел к ним, и Данила спросил:

- Рассказывай, каковы твои планы?

- Собираюсь попасть в свой мир, чтобы вернуться за Машкой на территорию Петра. – честно ответил я. – А пока мне надо попасть в Саймонус.

- К порталу, - понятливо кивнул Герцог. – В этом мы тебе поможем. У нас тут есть человек один, очень богатый, у него даже несколько своих самолётов. И если я попрошу его об услуге, он вряд ли откажет. Ну, а о том, что полетишь ты ему знать необязательно. – Он заглянул мне в глаза. – Только дай обещание исправить свою жизнь и пойти к монаху. Твоя точка невозврата не за горами.

- Обещаю! – ответил я. – Я сам понимаю, что не могу так больше жить.

- Ну вот и хорошо! – улыбнулся Герцог. – Жди здесь, не выходи из вагончика, твоё фото сейчас просто везде, так что светиться не нужно.

- Понял!

- Ну вот и хорошо! – поднялся Данила, а за ним и Вадим, и они вышли из трейлера.

 

   Вскоре пришла Оксана и принесла мне завтрак, перекусил макаронами с сосисками, и запил всё это пивом. Затем завалился на кровать, и лежал так, рассматривая заклёпку на обшивке потолка, голова совершенно пустая, как барабан, тупо лежал и смотрел в одну точку. Вспомнилось спрятанное на автосвалке «экзо», стоило бы забрать его с собой, но и злоупотреблять гостеприимством не хотелось. Ладно уж, не пропаду. И кто этот Герцог в конце то концов? Какая-то совершенно мистическая фигура, отчего –то беспокоится обо мне, помогает. Зачем ему это на самом деле?  

  Поднялся и вернулся на кухню, и включил телевизор. Минут сорок смотрел какой –то идиотский мюзикл с Маркизом в главной роли, от происходящего на экране феерического бреда чуть не впал в ступор, так уж всё это диссонировало с окружавшей меня невесёлой действительностью. Но вскоре кинофильм прервал экстренный выпуск новостей. Диктор с невесёлым лицом сообщил, что наконец-то похитители госпожи Разановой объявились и выставили свои требования, а конкретнее произвести обмен её на мадам Лампасс. Следом выступил высокопоставленный имперец, и сообщил, что они согласны на такую сделку, естественно, папа Лауры другого варианта бы не понял. Обмен должен был состояться на границе государств, и никаких палок в колёса никто вроде ставить не собирался. Что ж, новость меня приободрила, значит есть вероятность того, что Машка будет на свободе. Одновременно переживал за Лауру, надеюсь, у Дашки хватит ума стереть ей память, ибо всяк потом ей придётся иметь дело с имперскими контролёрами…

 

  От печальных раздумий меня оторвало появление Герцога. Тот вошёл, держа в руке какой-то балахон, протянул его мне:

 – Одевай.

Одел на себя это одеяние, и накинул на голову капюшон.

- Пошли!

Я подобрал со стула свой рюкзак, и мы вышли из трейлера. Прошли между вагончиками, и оказались у огромного жёлтого лимузина. Залезли с Герцогом на заднее сидение, и машина мягко тронулась с места.

 Вскоре лес, окружающий дорогу закончился, и мы выбрались на автостраду. Тут же лимузин обогнала патрульная машина жандармерии, и я напрягся, ожидая беды, но те включили свои «мигалки», и как оказалось, были силами сопровождения, времена –то нелёгкие и опасные. Я усмехнулся про себя- знали ли бы местные копы, кого сопровождают… Взглянул на Герцога – тот предельно серьёзен, смотрит в окно, поджав губы, думает о чём-то своём.

 

   На очередной развилке свернули с трассы и вновь оказались на лесной дороге, впрочем, асфальт был великолепен, машина шла как по рельсам.

Через час мы оказались на аэродроме, на КПП нас пропустили без досмотра, даже не останавливали, машина подъехала к трапу небольшого реактивного пассажирского самолёта. Вылезли из салона лимузина и тут же поднялись на борт воздушного судна, широкоплечий стюард закрыл за нами люк, и мы уселись прошли в своеобразное купе, обставленное по высшему классу. – Просьба господам усесться в кресла и пристегнуть ремни. – объявил мужской голос по внутренней связи.  Выполнили просьбу, я присел у окна, тихо обалдевая от подобной оперативности Герцога. Так быстро организовать перелёт на такое расстояние, не иначе, он был очень влиятельным человеком.

- Зачем тебе всё это? – спросил я его.

- Потом всё сам поймёшь! – как-то печально усмехнулся Данила, его умные глаза смотрели прямо в душу. – Да и должен я тебе, очень должен!

- Чего ты мне должен? – изумился я. – Я тебя не видел раньше, о чём ты?

- Потом поймёшь, Алексей! – отмахнулся от меня мой благодетель. – Давай без вопросов, ты просто свои дела закончи, а тогда и узнаешь всё!

- Понятно! – буркнул я, хотя самого распирало от любопытства.

 

   Между тем самолёт разогнался, и взлетел, оторвавшись от земли. Взглянул в иллюминатор – кругом леса, вдалеке виден город, а чуть дальше горы, снежные вершины белеют на фоне ласкового зелёного неба. Никак не мог привыкнут к этому цвету, если к местной жизни адаптировался и вполне здесь обтесался, но стоило взглянуть на небеса, как вновь накатывало тошное чувство нереальности происходящего, это выбивало из колеи. Поэтому старался смотреть наверх как можно реже. Но сейчас просто не мог оторвать глаза от этой зелени, она манила и выворачивала душу одновременно, стало вдруг понятно, почему дед Махоркин так рвался опять в неласковую Зону…

 - Будет одна просьба! – вдруг нарушил молчание Герцог.

- Я слушаю! – нельзя сказать, что я не подозревал, что меня чем-нибудь озадачат в качестве ответной услуги, и поэтому ожидал подобного.

- Если пересечёшься с неким полковником Конём, передай ему привет от меня! – Герцог на мгновение улыбнулся. – Ну, вот и вся просьба!

- Не слышал! – помотал я головой. – Без базара, как только, так сразу! А что за Конь?

- Один хороший человек! – отрезал Данила. – Не забивай себе голову!

 

Я откинулся в кресле, ещё раз взглянул в иллюминатор, но в нем были видны только облака, самолёт уже набрал высоту, и теперь мерно гудел двигателями.

- Чего изволите, господа? - в купе вошёл стюард, он равнодушно скользнул глазами по моему лицу, но, похоже, не узнал, или просто сделал вид, что не знает меня.

- Тащи коньяку! – велел ему Герцог. – Ну и пожрать чего-нибудь.

-Одну минуту, господа! – и мужик исчез за дверью…

 

В Саймонус прилетели к обеду, нас встретил неизменный жёлтый лимузин прямо у трапа, который отвёз нас к городу, где меня высадили на дороге.

- Поторопись, выброс через два часа! – напутствовал Герцог, и протянул мне свою ладонь. – Удачи! Помни то, о чём я тебе говорил!

 - Я помню! – ответил я. – Спасибо тебе огромное, Данила!

Тот лишь улыбнулся на прощание и лимузин, развернувшись на дороге, укатил в обратную сторону. Ну а я, закинув рюкзак за спину, неспешно пошёл по полю в сторону портала. Рядом, так же, как и в первый день прибытия в этот мир, паслись коровы, словом, идиллия.

Наконец, добрался до пролома в своде трубы коллектора, и спустился вниз. Шёл, а душу раздирали какие –то противоречивые чувства, словно оставлял здесь что –то важное, дорогое для себя… Неужели успел прикипеть душой к этому миру?

 

… - Кого я вижу! – услышал я знакомый голос и аж подпрыгнул от неожиданности.

Передо мной стоял, ухмыляясь Пётр, а за ним улыбался во все тридцать два зуба Разудалов.

- Такие люди и без охраны!

Вот это да! Я шагнул вперёд и мы обнялись.

- Я знал, что нам стоит ждать тебя здесь! – сказал Пётр. – Жопой просто чуял. Ты в курсе насчёт Машки?

- Ну да, пипец полный. – с горечью произнёс я.

- Не ссы, Дашка замутила мудрый ход, с обменом на дочь одного старого имперского педераста! Слышал об этом? По телеку только и талдычат о том, какая наглая дочь у Петра.

- Слышал, Дашка молодец! –печально вздохнул я. – Сами как?

- Да вот, когда услышали о твоей смерти, рванули сюда, а когда сообщили о том, что ты замешан в похищении той мажорки, поняли, что ты появишься здесь. – лицо контролёра просто сияло от радости. – Время ещё есть, рассказывай, что с тобой стряслось!

Рейтинг: 0 157 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!