ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра. Глава 23. Окончание первой части.

 

Доверие контролёра. Глава 23. Окончание первой части.

                                                    Глава двадцать третья.

                                                    Окончание первой части.

 

 

   За пару дней я выучил забытую адвокатом газету чуть ли наизусть. Дни тянулись с черепашьей скоростью, и настоящей отдушиной стала единственная прогулка в дворике с остальными заключёнными, немного поболтали с Рональдом, того с «девятки» привезли на суд за убийство тамошнего вертухая. Старый зек не ждал подарков от судьбы, в «огонь», так в «огонь». Главное покарал того, кто убил его младшего брата ни за что, так, по пьяни забил до смерти дубинкой, срывая на несчастном арестанте злость.

 

    Рональд подарил мне неплохую книжку, по истории этого мира, его легенды и обычаи, с интересом читал её, удивляясь сходству наших вселенных. Так же как и у нас в цене смелость и отвага, деньги и власть, свои древние герои, валившие драконов чуть ли не десятками за раз, и ублажавших по сотне женщин за ночь. Ну да, порубил на колбасу дюжину несчастных птеродактилей – переростков, отодрал взвод красавиц, и глядишь, день не зря прошёл. А завтра с утра можно опять ринуться вперёд за подвигами, настоящий герой всегда найдёт приключений на свою задницу. Прямо как я, вот своим бабам приношу только проблемы.

 

   С утра перекусил гречневой кашей с мясом, вскоре пришёл жандарм и отвёл меня в душевую, где выдал безопасную пластиковую бритву.

- Приведи себя в порядок! – напутствовал он. – Судья Рамизов не любит небритых, начальству потом нагоняй будет.

Значит суд… Не спеша принял душ, побрился, глядя в старое мутное зеркало. Посмотрел себе в глаза – какая же у меня несчастная морда. Подмигнул и улыбнулся себе – держи хвост пистолетом, Алёша, не дай им глумиться над собой, пусть видят, что ты сильнее их.

На столе ждал новый комплект робы и обуви, совершенно новый, оторвал этикетки и оделся, сунул руку в карман, и остолбенел, нащупав там непонятный предмет. В душевой находилась всего одна камера, и я встал под неё, и вытащил на свет Божий крохотный баллончик – спрей, выполненный из странного материала, походящего на стекло, с прикреплённой на тонкой резинке запиской – инструкции, выполненной в довольно приличной типографии.

«Спрей боевого применения «ВЗЛОМ» используется для разрушений преград и заграждений любого известного типа. При распылении спрея, меняется молекулярный состав наносимой поверхности, и в итоге она становится чрезвычайно хрупкой…»

Понятно, очень хорошая штуковина, убрал её в карман, нагнулся, и просунул инструкцию между прутьями решётки стока, плыви родная…

   Вышел в коридор, и конвоир, надев на меня наручники, отвёл какое-то небольшое помещение, где я подписал какую-то бумагу, суть которой сводилась к тому, что претензий к этой тюрьме у меня нет и не будет. Потом меня вывели во двор и посадили в знакомую мне по поездке к императору, бронемашину. Залез вовнутрь, мои ноги приковали к полу, и на меня зло уставились две пары глаз – те же суровые парни, что и в тот раз, смотрят на меня, не мигая. И в их взгляде я не уловил ничего для себя хорошего – так глядит собака, ждущая от хозяина команды, чтоб растерзать тебя в клочья.

- Привет бойцам! – усмехнулся я. – Расслабьтесь, я вас не трону.

- Заткнись, сука! – прорычал один из солдат, и коротко ударил меня кулаком в грудь, как говорится, «пробил фанеру». – Не заставляй нас нервничать!

Вот уроды, совершенно дикие люди, интересно, они и у себя дома такие?

 

   Бронемашина тронулась с места, посмотрел на пулемётчика, тот как и в тот раз крутился во все стороны, боятся гады, правильно, бойтесь. Люк над головой механика –водителя открыт, похоже, что это стрелянный воробей, специально так сделал, надеется, что в случае подрыва машины взрывная волна катапультирует его наружу. Через люк слышны множественные сирены машин жандармерии, да меня, судя по всему, везут с помпой и по высшему разряду, в стиле московских перекрытых улиц, перед проездом очередных высоко-откормленных «тузов».

 

…Знакомое «Думм» ухо уловило сразу. Стрелок-оператор «Наяды» был снайпером экстра класса, так как пуля достала нашего «мехвода» через броню и превратила в фарш, ошмётки плоти повисли на касках сидевших напротив меня бойцов, не пригодился тебе люк, дружище. И это всё на такой на такой скорости, неплохой выстрел, однако!

Между тем, потерявший управление броневик со всей дури влетел во что-то, меня кинуло вперёд, и я от души приложился головой о какую-то железную штуковину, чуть не потеряв сознание, в голове гул…  Кровь тёплой струйкой потекла по щеке, вздохнул полными лёгкими пороховые газы, пулемётчик время не терял, отчаянно долбил куда –то влево, гильзы звонко катились по броне.

«Думм», и стрелок откинулся на кресле, заляпав внутренностями отсек. А с улицы раздавалась весьма плотная стрельба, кто-то истошно орал, веселье в полном разгаре.

Один из моих конвоиров сдёрнул остатки убитого пулемётчика на пол, и залез в его кресло, другой солдат пристроил к бортовой бойнице ствол своего «Рамзеса».

- На полдевятого синий дом, второй этаж! – донеслось из башни. – Контакт!

Бронемашину сотряс гул крупнокалиберного пулемёта, боец добил по своей цели не жалея ствол, его напарник вторил ему с автомата, ну а меня уже трясло, как в лихорадке. Изловчившись, вытащил из кармана аэрозоль, и стараясь не попасть на руки, аккуратной тоненькой струйкой «пшикнул» на цепь наручников. Подождал пару секунд, и дёрнул руки в сторону, металл рассыпался, как овсяное печенье, хмыкнув, повторил трюк с цепями на ногах. Подполз к трупу водителя, и снял с его пояса электрошокер, повернулся, и с душой приложил длинным разрядом к автоматчику, того заколотило, как эпилепсика, по штанине пробежала струйка мочи. Сдернул с него «рамзес» и подсумок с магазинами, заметив у него на поясе наручники, приковал солдата к лавке, на которой только что сидел. Убивать служивых совершенно не хотелось, как-то устал от всего этого дерьма, поэтому электрошоком досталось и башенному стрелку, сдёрнул его на пол, и застегнул наручники ему за спиной, пусть отдыхает, ну а мне пора.

Открыл боковую дверцу, выскочил наружу, и тут же попал в руки незнакомцам, они моментом отобрали у меня оружие и я услышал:

- Мы за тобой, хочешь жить, давай за нами! Пошёл!

Меня подхватили под руки, и потащили к подъезду невысокого пригородного дома, в том же бешеном темпе спустились в подвал. Их было человек шесть, парни, в руках «Валы», морды серьёзные, производили впечатление бывалых людей. Один из них устанавливал время от времени на стенах мины, было видно, что эти ребята всё продумали до мелочей.

- Придержите их ещё пару минут! – кто-то распорядился по рации, повернулся к говорившему. Высокий плотный мужик, разменявший четвёртый десяток лет, с улыбкой взглянул на меня.

- Вы кто? – спросил я его, мы быстро двигались по каким-то подземельям, похоже, что это инфраструктура местного метро.

- Полковник Конь, отдел «Выброс», - ответил тот. – Если вас интересует безопасность некой Марии Лампасс, то в ваших интересах выполнять наши требования, товарищ Воропаев. Вы меня слышите?

- Слышу! – уныло пробормотал я. – Из огня в полымя, взяли значит, меня за яйца.

-  Да не так всё и плохо для вас! – воскликнул тот. – По крайней мере судить и казнить никто вас не собирается.

- Так какого хрена?

- Всё увидите! – отрезал Конь. – Шире шаг!

Пришлось увеличить скорость, мы практически бежали, и где-то позади внезапно что-то глухо бухнуло.

- Они идут! – констатировал минёр. – Первая сработала!

 

Минут через десять мы вышли из подъезда весьма обшарпанного дома, и уселись в большой микроавтобус. Один из парней закрыл дверь, и машина сорвалась с места.

- Вам привет от Герцога! – сказал я Коню, сидевшему напротив меня. – Он говорил, что вы хороший человек!

Взгляд офицера смягчился, и он спросил:

- А где вы его видели? Давно?

- Несколько дней назад, в дне пути от города Пшеничного, не запомнил название того места. Живёт на свалке, у его своя община.

- В своём репертуаре! – улыбнулся Конь. – Называйте меня Олег Николаевич.

- Как скажете, - я взглянул ему в глаза. – Вы из мира, где жив СССР?

- Я знал, что вы догадаетесь! – кивнул тот.

- «Наяду» ни с чем не перепутаешь! – усмехнулся я. – А мои друзья, вы их освобождать собираетесь?

- Всё зависит от вас, дорогой Алексей Петрович! – развёл руками Конь. – Пойдёте на наши условия, и мы вытащим их для вас.

- Так что же вам от меня надо? – спросил я его. – Хоть подумаю хорошенько, пока катаемся.

Я кивнул на окно, мы как раз неслись по загородной трассе, обгоняя попутные автомобили.

- Помощь в расследовании действий Подольского Сергея Ивановича, нас интересуют все подробности, все детали, буквально всё. Это первое. А во вторых хочу предложить вам сотрудничество. Ну куда вам ещё податься? А мы дадим крышу на головой для вас с Марией. Вы нас интересуете, Алексей.

- Понятно! – ответил я. – Выбора у меня нет, так что я согласен, надоело бегать от всех и всякого, знаете ли…

Конь ещё раз кивнул и улыбнулся, а я отвернулся к окну, и взглянул на зелёное небо. Лёгкие облачка, отличнейшая погода, кондиционер микроавтобуса остужал жару, но мне захотелось увидеть эти странные небеса зимой. При белом снеге…

 

                                                         Конец Первой части.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0139881

от 1 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139881 выдан для произведения:

                                                    Глава двадцать третья.

                                                    Окончание первой части.

 

 

   За пару дней я выучил забытую адвокатом газету чуть ли наизусть. Дни тянулись с черепашьей скоростью, и настоящей отдушиной стала единственная прогулка в дворике с остальными заключёнными, немного поболтали с Рональдом, того с «девятки» привезли на суд за убийство тамошнего вертухая. Старый зек не ждал подарков от судьбы, в «огонь», так в «огонь». Главное покарал того, кто убил его младшего брата ни за что, так, по пьяни забил до смерти дубинкой, срывая на несчастном арестанте злость.

 

    Рональд подарил мне неплохую книжку, по истории этого мира, его легенды и обычаи, с интересом читал её, удивляясь сходству наших вселенных. Так же как и у нас в цене смелость и отвага, деньги и власть, свои древние герои, валившие драконов чуть ли не десятками за раз, и ублажавших по сотне женщин за ночь. Ну да, порубил на колбасу дюжину несчастных птеродактилей – переростков, отодрал взвод красавиц, и глядишь, день не зря прошёл. А завтра с утра можно опять ринуться вперёд за подвигами, настоящий герой всегда найдёт приключений на свою задницу. Прямо как я, вот своим бабам приношу только проблемы.

 

   С утра перекусил гречневой кашей с мясом, вскоре пришёл жандарм и отвёл меня в душевую, где выдал безопасную пластиковую бритву.

- Приведи себя в порядок! – напутствовал он. – Судья Рамизов не любит небритых, начальству потом нагоняй будет.

Значит суд… Не спеша принял душ, побрился, глядя в старое мутное зеркало. Посмотрел себе в глаза – какая же у меня несчастная морда. Подмигнул и улыбнулся себе – держи хвост пистолетом, Алёша, не дай им глумиться над собой, пусть видят, что ты сильнее их.

На столе ждал новый комплект робы и обуви, совершенно новый, оторвал этикетки и оделся, сунул руку в карман, и остолбенел, нащупав там непонятный предмет. В душевой находилась всего одна камера, и я встал под неё, и вытащил на свет Божий крохотный баллончик – спрей, выполненный из странного материала, походящего на стекло, с прикреплённой на тонкой резинке запиской – инструкции, выполненной в довольно приличной типографии.

«Спрей боевого применения «ВЗЛОМ» используется для разрушений преград и заграждений любого известного типа. При распылении спрея, меняется молекулярный состав наносимой поверхности, и в итоге она становится чрезвычайно хрупкой…»

Понятно, очень хорошая штуковина, убрал её в карман, нагнулся, и просунул инструкцию между прутьями решётки стока, плыви родная…

   Вышел в коридор, и конвоир, надев на меня наручники, отвёл какое-то небольшое помещение, где я подписал какую-то бумагу, суть которой сводилась к тому, что претензий к этой тюрьме у меня нет и не будет. Потом меня вывели во двор и посадили в знакомую мне по поездке к императору, бронемашину. Залез вовнутрь, мои ноги приковали к полу, и на меня зло уставились две пары глаз – те же суровые парни, что и в тот раз, смотрят на меня, не мигая. И в их взгляде я не уловил ничего для себя хорошего – так глядит собака, ждущая от хозяина команды, чтоб растерзать тебя в клочья.

- Привет бойцам! – усмехнулся я. – Расслабьтесь, я вас не трону.

- Заткнись, сука! – прорычал один из солдат, и коротко ударил меня кулаком в грудь, как говорится, «пробил фанеру». – Не заставляй нас нервничать!

Вот уроды, совершенно дикие люди, интересно, они и у себя дома такие?

 

   Бронемашина тронулась с места, посмотрел на пулемётчика, тот как и в тот раз крутился во все стороны, боятся гады, правильно, бойтесь. Люк над головой механика –водителя открыт, похоже, что это стрелянный воробей, специально так сделал, надеется, что в случае подрыва машины взрывная волна катапультирует его наружу. Через люк слышны множественные сирены машин жандармерии, да меня, судя по всему, везут с помпой и по высшему разряду, в стиле московских перекрытых улиц, перед проездом очередных высоко-откормленных «тузов».

 

…Знакомое «Думм» ухо уловило сразу. Стрелок-оператор «Наяды» был снайпером экстра класса, так как пуля достала нашего «мехвода» через броню и превратила в фарш, ошмётки плоти повисли на касках сидевших напротив меня бойцов, не пригодился тебе люк, дружище. И это всё на такой на такой скорости, неплохой выстрел, однако!

Между тем, потерявший управление броневик со всей дури влетел во что-то, меня кинуло вперёд, и я от души приложился головой о какую-то железную штуковину, чуть не потеряв сознание, в голове гул…  Кровь тёплой струйкой потекла по щеке, вздохнул полными лёгкими пороховые газы, пулемётчик время не терял, отчаянно долбил куда –то влево, гильзы звонко катились по броне.

«Думм», и стрелок откинулся на кресле, заляпав внутренностями отсек. А с улицы раздавалась весьма плотная стрельба, кто-то истошно орал, веселье в полном разгаре.

Один из моих конвоиров сдёрнул остатки убитого пулемётчика на пол, и залез в его кресло, другой солдат пристроил к бортовой бойнице ствол своего «Рамзеса».

- На полдевятого синий дом, второй этаж! – донеслось из башни. – Контакт!

Бронемашину сотряс гул крупнокалиберного пулемёта, боец добил по своей цели не жалея ствол, его напарник вторил ему с автомата, ну а меня уже трясло, как в лихорадке. Изловчившись, вытащил из кармана аэрозоль, и стараясь не попасть на руки, аккуратной тоненькой струйкой «пшикнул» на цепь наручников. Подождал пару секунд, и дёрнул руки в сторону, металл рассыпался, как овсяное печенье, хмыкнув, повторил трюк с цепями на ногах. Подполз к трупу водителя, и снял с его пояса электрошокер, повернулся, и с душой приложил длинным разрядом к автоматчику, того заколотило, как эпилепсика, по штанине пробежала струйка мочи. Сдернул с него «рамзес» и подсумок с магазинами, заметив у него на поясе наручники, приковал солдата к лавке, на которой только что сидел. Убивать служивых совершенно не хотелось, как-то устал от всего этого дерьма, поэтому электрошоком досталось и башенному стрелку, сдёрнул его на пол, и застегнул наручники ему за спиной, пусть отдыхает, ну а мне пора.

Открыл боковую дверцу, выскочил наружу, и тут же попал в руки незнакомцам, они моментом отобрали у меня оружие и я услышал:

- Мы за тобой, хочешь жить, давай за нами! Пошёл!

Меня подхватили под руки, и потащили к подъезду невысокого пригородного дома, в том же бешеном темпе спустились в подвал. Их было человек шесть, парни, в руках «Валы», морды серьёзные, производили впечатление бывалых людей. Один из них устанавливал время от времени на стенах мины, было видно, что эти ребята всё продумали до мелочей.

- Придержите их ещё пару минут! – кто-то распорядился по рации, повернулся к говорившему. Высокий плотный мужик, разменявший четвёртый десяток лет, с улыбкой взглянул на меня.

- Вы кто? – спросил я его, мы быстро двигались по каким-то подземельям, похоже, что это инфраструктура местного метро.

- Полковник Конь, отдел «Выброс», - ответил тот. – Если вас интересует безопасность некой Марии Лампасс, то в ваших интересах выполнять наши требования, товарищ Воропаев. Вы меня слышите?

- Слышу! – уныло пробормотал я. – Из огня в полымя, взяли значит, меня за яйца.

-  Да не так всё и плохо для вас! – воскликнул тот. – По крайней мере судить и казнить никто вас не собирается.

- Так какого хрена?

- Всё увидите! – отрезал Конь. – Шире шаг!

Пришлось увеличить скорость, мы практически бежали, и где-то позади внезапно что-то глухо бухнуло.

- Они идут! – констатировал минёр. – Первая сработала!

 

Минут через десять мы вышли из подъезда весьма обшарпанного дома, и уселись в большой микроавтобус. Один из парней закрыл дверь, и машина сорвалась с места.

- Вам привет от Герцога! – сказал я Коню, сидевшему напротив меня. – Он говорил, что вы хороший человек!

Взгляд офицера смягчился, и он спросил:

- А где вы его видели? Давно?

- Несколько дней назад, в дне пути от города Пшеничного, не запомнил название того места. Живёт на свалке, у его своя община.

- В своём репертуаре! – улыбнулся Конь. – Называйте меня Олег Николаевич.

- Как скажете, - я взглянул ему в глаза. – Вы из мира, где жив СССР?

- Я знал, что вы догадаетесь! – кивнул тот.

- «Наяду» ни с чем не перепутаешь! – усмехнулся я. – А мои друзья, вы их освобождать собираетесь?

- Всё зависит от вас, дорогой Алексей Петрович! – развёл руками Конь. – Пойдёте на наши условия, и мы вытащим их для вас.

- Так что же вам от меня надо? – спросил я его. – Хоть подумаю хорошенько, пока катаемся.

Я кивнул на окно, мы как раз неслись по загородной трассе, обгоняя попутные автомобили.

- Помощь в расследовании действий Подольского Сергея Ивановича, нас интересуют все подробности, все детали, буквально всё. Это первое. А во вторых хочу предложить вам сотрудничество. Ну куда вам ещё податься? А мы дадим крышу на головой для вас с Марией. Вы нас интересуете, Алексей.

- Понятно! – ответил я. – Выбора у меня нет, так что я согласен, надоело бегать от всех и всякого, знаете ли…

Конь ещё раз кивнул и улыбнулся, а я отвернулся к окну, и взглянул на зелёное небо. Лёгкие облачка, отличнейшая погода, кондиционер микроавтобуса остужал жару, но мне захотелось увидеть эти странные небеса зимой. При белом снеге…

 

                                                         Конец Первой части.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 221 просмотр
Комментарии (5)
Алексей Прохоров # 4 июня 2013 в 10:40 0
Александр, прочитал все, иногда даже перечитывал. Отношение несколько двойственное. Мне вселенная "Сталкера" интересна, поэтому и Ваше произведение интересно (простите за тавтологию). Но... Если рассмотреть с позиции читателя далекого от "зоны", то впечатление все-таки двойственное. Бег по кругу какой-то. Герои все время куда-то идут и всегда никуда не приходят. Толкиен в худших проявлениях. Мне не хочется расставаться с Вашим ГГ. Мне интересно чем закончится вся эта история. Хотелось бы новой интриги (может рассмотреть ситуацию от лица другого персонажа). Надеюсь, что взятая Вами пауза родит бестселлер. С уважением
Александр Короленко # 4 июня 2013 в 15:17 0
Спасибо, Алексей, я очень признателен Вам, что нашли время на меня, а в особенности на отзыв, для меня это реально важно. Согласен, что Бег по кругу, но, хочу заметить, произведение то динамическое, плюс ко всему у ГГ есть чёткая цель - послать Зону к чёртовой бабушке, и жить со своей возлюбленной, но Установка метит каждого, попавшего в её орбиту, и осуществить свои планы не просто.
Насчёт дальнейшего творчества, так я сейчас на перепутье. Раздумываю, не взять ли тайм аут с "Контролёром", и не взяться за что-то другое, не обязательно фантастику. В придачу,мне с Лёхой Воропаевым не светит издаться, расслылал первую книжку, бесполезно, даже ответа никто не соизволил прислать. Но в противовес у меня уже есть крохотная армия фанатов, они ждут, что будет дальше, не могу себе позволить расстроить их. Вот и раздумываю))) Может и впрямь другого героя , но в этой вселенной?

А уважением, Александр.
Алексей Прохоров # 4 июня 2013 в 20:46 0
Желаю удачи с изданием.
Я книжку издал только после того как встретил знакомого, который издавал журнал и решил издать и мое чтиво. Убытков 70 тыс руб в итоге. Понял одно, что картошкой торговать, что книжками. Правила одни.
Александр Короленко # 4 июня 2013 в 21:23 0
Ну, значит стоит продолжить "контролёра")))).
Алексей Прохоров # 5 июня 2013 в 11:29 0
Обязательно. Хорошее дело бросать нельзя.