ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → "Посланник", Пятая глава "Новенький", часть 1

"Посланник", Пятая глава "Новенький", часть 1

7 февраля 2014 - Kyle James Davies
 Глава 5
«Новенький»
 
            Стоя напротив напольного  зеркала, окантованного резной позолоченной рамой, я наблюдал за парнем. Каштановые волосы юноши были аккуратно уложены и зачёсаны набок. В серых, обрамлённых длинными чёрными ресницами, глазах пропал страх и блеск от постоянно подступающих слёз. Они светились от счастья, как неугасаемый свет звёзд на небе. Я смотрел на своё отражение, не веря, что в зеркале вижу себя.
            Осмотрев дорогущий костюм, и шёлковую рубашку цвета слоновой кости, я сказал:
            — Мам, это уже слишком!
            — Ты красавец у меня! Одевайся и спускайся завтракать.
            — Даниил не вернулся? – поинтересовался я.
            С тех пор, как Корнелий и Кристина Борджиа усыновили меня, Даня ушёл из дома. Он был против того, чтобы меня принимали в семью, но я не мог представить, что настолько сильно.
            — Дима, он вернётся. Нагуляется и вернётся.
            — Ясно. Ему нелегко.
            — Он просто избалован. Наверное, мы слишком много ему позволяли. Сынок, ты не переживай, такой как Даня, не пропадёт. Одевайся, а то опоздаешь в школу. Да, чуть не забыла. С днём рождения!
            Мама протянула мне чёрную коробку, в которой оказались прекрасные часы.  Серебряный циферблат, кожаный ремешок. Стрелки, отсчитывающее, время из белого золота были тонкими и изящными и при движении такие же лёгкие и грациозные, как походка Кристины.
            — Не стоило, конечно, но большое спасибо. Они прекрасны.
            Я поцеловал маму в щёку, после чего она ушла, оставив меня наедине с моими чувствами. Я привыкал к хорошей жизни так быстро, что мне становилось немного страшно. Боялся, что богатство и знатность изменят меня. Снова начал сомневаться в себе и поддаваться эмоциям, которые отец учил контролировать. Глубоко вдохнув, я задержал дыхание. Это простое действие помогало мне успокоиться и привести  в равновесие, разгулявшееся как котёнок, нашедший под диваном фантик, воображение.
            В зеркале я видел совершенно иного человека. В настороженном взгляде появилось больше уверенности в себе. Он не был уже, как у загнанного в угол зверя, которы, кроме, как рычать и скалиться, ничего не мог сделать. В осанке юноши появилась статность, а в строгом лице нечто аристократическое. Всё-таки у меня были хорошие учителя. Улыбнувшись новому Дмитрию, я оглядел ещё раз костюм, вышел из комнаты и, спустившись на первый этаж, прошёл в столовую
            Отец посмотрела на меня с гордостью. Он восторженно улыбался, голубые, как бесконечное небо, глаза сияли. Мама, держа мужа за руку, цвела так ярко и нежно, как ромашки на лугу. Я любовался этими людьми, как любуются всемирно известным произведением искусства. Столько любви я не ощущал и не испытывал, наверное, никогда. Конечно, возможно, я был не прав, что так быстро отвык от родного отца, но он был сам во многом виноват, он не старался изменить свою жизнь, его всё устраивало. Да, я наделал тоже кучу ошибок, я не поддержал его, я просто его боялся. Если бы во мне была смелость, отвага, мужественность, в конце концов, возможно когда-нибудь, он перестал бы пить и стал нормальным человеком. Ему нужна была только моя поддержка…
            — Спасибо вам огромное!
            Они улыбнулись мне в ответ. И от их улыбок стало тепло на душе, как от огня в камине, как в полдень в жаркий летний день. Сердце замирало, а душа пела соловьём. Вот оно, счастье, когда рядом находятся люди, которые искренне любят и не требуют ничего взамен. В таких случаях готов сам, без чьей-либо подсказки, отдать всё тепло, что хранит сердце.
            — Пап, ты отвезёшь меня в школу? Автобус всё равно уже ушёл.
            — Ну, наконец-то! – он поцеловал маму, и мы вышли на улицу
            Оказалось, что наш особняк находился не так далеко от цивилизации, как я предполагал по началу.  Всего нужно проехать среди деревьев пару километров и  всё вот она, окраина города. Здесь и остановка, на которой каждое утро в восемь часов останавливается жёлтый, как в американских фильмах, школьный автобус.
            — Волнуешься? – спросил отец, краем глаза наблюдая, как я учу расписание занятий, присланное мне вместе с письмом.
            — Удивительно, но нет! Я уверен, что всё пройдёт гладко.
            — Вот такой настрой мне нравится.
            Когда я впервые увидел Корнелия, то он мне показался таким измученным и уставшим, напоминающим больше робота, нежели живое существо. Теперь же в нём плескалась жизнь. Каждое его движение, каждая фраза – всё было наполнено стремлением,  жизнерадостной энергией.
            Лицей располагался в старой части города. Здание учебного заведения, несмотря на отличный ремонт, казалось очень старым. Оно, словно титан, стояло и гордо смотрело на учеников и проходящих мимо людей. Каждый кирпичик, каждая колонна сияли величием. Я представил, как впервые лицей принял учеников. Наверняка, это было нечто грандиозное.
            — Спасибо! – я поблагодарил отца.
            — За тобой заехать после занятий?
            — Нет. Я на автобусе.
           

© Copyright: Kyle James Davies, 2014

Регистрационный номер №0186503

от 7 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0186503 выдан для произведения:
 Глава 5
«Новенький»
 
            Стоя напротив напольного  зеркала, окантованного резной позолоченной рамой, я наблюдал за парнем. Каштановые волосы юноши были аккуратно уложены и зачёсаны набок. В серых, обрамлённых длинными чёрными ресницами, глазах пропал страх и блеск от постоянно подступающих слёз. Они светились от счастья, как неугасаемый свет звёзд на небе. Я смотрел на своё отражение, не веря, что в зеркале вижу себя.
            Осмотрев дорогущий костюм, и шёлковую рубашку цвета слоновой кости, я сказал:
            — Мам, это уже слишком!
            — Ты красавец у меня! Одевайся и спускайся завтракать.
            — Даниил не вернулся? – поинтересовался я.
            С тех пор, как Корнелий и Кристина Борджиа усыновили меня, Даня ушёл из дома. Он был против того, чтобы меня принимали в семью, но я не мог представить, что настолько сильно.
            — Дима, он вернётся. Нагуляется и вернётся.
            — Ясно. Ему нелегко.
            — Он просто избалован. Наверное, мы слишком много ему позволяли. Сынок, ты не переживай, такой как Даня, не пропадёт. Одевайся, а то опоздаешь в школу. Да, чуть не забыла. С днём рождения!
            Мама протянула мне чёрную коробку, в которой оказались прекрасные часы.  Серебряный циферблат, кожаный ремешок. Стрелки, отсчитывающее, время из белого золота были тонкими и изящными и при движении такие же лёгкие и грациозные, как походка Кристины.
            — Не стоило, конечно, но большое спасибо. Они прекрасны.
            Я поцеловал маму в щёку, после чего она ушла, оставив меня наедине с моими чувствами. Я привыкал к хорошей жизни так быстро, что мне становилось немного страшно. Боялся, что богатство и знатность изменят меня. Снова начал сомневаться в себе и поддаваться эмоциям, которые отец учил контролировать. Глубоко вдохнув, я задержал дыхание. Это простое действие помогало мне успокоиться и привести  в равновесие, разгулявшееся как котёнок, нашедший под диваном фантик, воображение.
            В зеркале я видел совершенно иного человека. В настороженном взгляде появилось больше уверенности в себе. Он не был уже, как у загнанного в угол зверя, которы, кроме, как рычать и скалиться, ничего не мог сделать. В осанке юноши появилась статность, а в строгом лице нечто аристократическое. Всё-таки у меня были хорошие учителя. Улыбнувшись новому Дмитрию, я оглядел ещё раз костюм, вышел из комнаты и, спустившись на первый этаж, прошёл в столовую
            Отец посмотрела на меня с гордостью. Он восторженно улыбался, голубые, как бесконечное небо, глаза сияли. Мама, держа мужа за руку, цвела так ярко и нежно, как ромашки на лугу. Я любовался этими людьми, как любуются всемирно известным произведением искусства. Столько любви я не ощущал и не испытывал, наверное, никогда. Конечно, возможно, я был не прав, что так быстро отвык от родного отца, но он был сам во многом виноват, он не старался изменить свою жизнь, его всё устраивало. Да, я наделал тоже кучу ошибок, я не поддержал его, я просто его боялся. Если бы во мне была смелость, отвага, мужественность, в конце концов, возможно когда-нибудь, он перестал бы пить и стал нормальным человеком. Ему нужна была только моя поддержка…
            — Спасибо вам огромное!
            Они улыбнулись мне в ответ. И от их улыбок стало тепло на душе, как от огня в камине, как в полдень в жаркий летний день. Сердце замирало, а душа пела соловьём. Вот оно, счастье, когда рядом находятся люди, которые искренне любят и не требуют ничего взамен. В таких случаях готов сам, без чьей-либо подсказки, отдать всё тепло, что хранит сердце.
            — Пап, ты отвезёшь меня в школу? Автобус всё равно уже ушёл.
            — Ну, наконец-то! – он поцеловал маму, и мы вышли на улицу
            Оказалось, что наш особняк находился не так далеко от цивилизации, как я предполагал по началу.  Всего нужно проехать среди деревьев пару километров и  всё вот она, окраина города. Здесь и остановка, на которой каждое утро в восемь часов останавливается жёлтый, как в американских фильмах, школьный автобус.
            — Волнуешься? – спросил отец, краем глаза наблюдая, как я учу расписание занятий, присланное мне вместе с письмом.
            — Удивительно, но нет! Я уверен, что всё пройдёт гладко.
            — Вот такой настрой мне нравится.
            Когда я впервые увидел Корнелия, то он мне показался таким измученным и уставшим, напоминающим больше робота, нежели живое существо. Теперь же в нём плескалась жизнь. Каждое его движение, каждая фраза – всё было наполнено стремлением,  жизнерадостной энергией.
            Лицей располагался в старой части города. Здание учебного заведения, несмотря на отличный ремонт, казалось очень старым. Оно, словно титан, стояло и гордо смотрело на учеников и проходящих мимо людей. Каждый кирпичик, каждая колонна сияли величием. Я представил, как впервые лицей принял учеников. Наверняка, это было нечто грандиозное.
            — Спасибо! – я поблагодарил отца.
            — За тобой заехать после занятий?
            — Нет. Я на автобусе.
           
Рейтинг: +2 176 просмотров
Комментарии (4)
Иринка Биткина # 18 февраля 2014 в 10:04 +1
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Kyle James Davies # 18 февраля 2014 в 10:45 0
tanzy7
Татьяна Шарина # 7 марта 2014 в 10:11 0
Удивительно , как жизненно написано. Спасибо! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Kyle James Davies # 7 марта 2014 в 10:32 0
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Популярная проза за месяц
145
126
123
102
98
97
97
94
93
91
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
79
77
77
75
74
74
74
73
70
70
46