Прости меня, Колька!

2 февраля 2018 - Борисова Елена
Прости меня, Колька!
                                                   ПЬЕСА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

                                                          ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Никита,  15 лет, ученик 9 класса
Коля, его друг и одноклассник
Аня и Влад, их одноклассники
Надежда  Петровна и Виктор Анатольевич, родители Никиты
Антонина Ивановна и Петр Никифорович, бабушка и дедушка Никиты
Ольга Васильевна, врач-нарколог
Вениамин, 19 лет, сосед  Коли
Черт  и его свита
Школьники
Медсестры                                                                        
                                                                           Действие первое
                                                                                     Сцена 1
Звенит звонок. Из здания школы выбегают, размахивая портфелями, младшие школьники и не торопясь выходят старшеклассники. Двое из них, Никита и Коля,  худощавые,   скромно одетые  подростки, ничем не выделяющиеся из толпы, медленно  направляются к воротам.
 
Никита.  Сегодня   гулять не пойду.   Вчера в Интернете наткнулся на интереснейшую книжку о раскопках могилы древнеегипетского фараона Тутанхамона. Представляешь, он был чуть старше нас, а уже управлял огромной страной. Видимо, кому-то  здорово мешал, раз  ему помогли отправиться на тот свет в таком  юном возрасте.  Не так давно ученые проникли в  пирамиду, где он был захоронен, и обнаружили там несметные сокровища.  И что интересно, участники   той экспедиции загадочным образом  в течение нескольких лет  умерли один за другим . Говорят, они стали жертвами древнего проклятия: нельзя  тревожить прах  фараонов.
Коля.  Завидую я тебе: у тебя есть такое интересное увлечение и к тому же оно тебе не надоедает! А  я, чем бы ни заинтересовался, быстро перегораю и забрасываю.
Никита. А что толку? Дальше чтения книжек мое увлечение не пойдет: в институт  на исторический или археологический мне никогда не поступить. Я же кроме истории   ничего не знаю, по всем остальным предметам, сам знаешь, тройки вымаливаю. В этом плане дед  с отцом правы: шахта "плачет". Поэтому книжки про пирамиды и клады так и  останутся для меня мечтой. От этой мысли так тоскливо становится.
Коля. Романтик ты. Сейчас таких - днем с огнем не сыщешь.
 
Тут друзей обгоняют, громко смеясь и  жестикулируя,   их   одноклассники  - Аня и Влад,  всегда и всюду ходившие  вместе.  Они садятся  в припаркованную на дороге за оградой школы роскошную иномарку, из которой доносится модная  музыка,  и уезжают.
 
Никита.  Живут же люди: ездят на такой крутой машине с водителем! Но если бы  у Влада  не было богатого  папы  с его лимузином, не видать бы ему  красотки-Аньки!
Коля. Сколько раз я говорил:  выбрось   из головы эту красотку! А ты все сохнешь по ней... Глупая она и пустая, как пластиковая бутылка от газировки.  Вы с ней - с разных планет.  Даже не представляю, о чем бы ты с ней говорил! Даже я, твой лучший друг, до конца не могу понять твоего увлечения археологией и историей.  Не вижу перспектив: не практично это.  Анька твоя   тем более не поймет. Что это за мечта  -  мотаться по стране или даже по  миру с киркой и лопатой, ночевать в палатках, варить еду на костре?  У нее другое представление о жизни: маникюр и наряды, да замуж бы за мажора  выскочить, чтобы все  иметь просто так, за красивые глазки. Она ищет того, кому можно свою красоту подороже продать. А из тебя покупатель - никакой...
Никита. В глубине души я понимаю, что ты прав, но ничего не могу с собой поделать. Она мне снится по ночам, я ради нее — на все готов. Но она меня не замечает, словно я прозрачный или  меня нет вообще. Тоска, одним словом. Не повезло нам с родителями...
 
                                                                                        Сцена 2
Вечер того же дня. На скромно обставленной  кухне   семья  Никиты  собралась на ужин.
 
Надежда  Петровна. Сынок, иди кушать: все только тебя ждут.
Никита. Я не хочу! Ешьте без меня.
Антонина Ивановна. Что значит «не хочу»? Я твоих  любимых  котлет  нажарила и пироги  с повидлом испекла.
 
На кухню влетает взъерошенный Никита, хватает пирожок и пытается улизнуть к себе в комнату. Отец  встает из-за стола и преграждает ему выход из кухни.
 
Виктор Анатольевич. Сядь и поешь нормально! Бабушка весь день готовила, так уважай ее труд. Она прежде всего  ради тебя старалась, потому что ты плохо ешь.  А ты не благодарный...
Никита. Пап, ну не начинай. Благодарный я, благодарный! Только если бы действительно готовили для меня, то стол  должен  был ломиться от  чипсов и  шоколадных батончиков. И вообще, не стой на дороге, некогда мне тут с вами...
 
Никита   резко отталкивает отца  и выбегает из  кухни.
 
Петр Никифорович (Никите вдогонку).  Да что же это  такое! Тебе уже отец — не преграда? Совсем распустился!  (Дочери и зятю) Говорил же,  пороть надо было его с самого детства, как нас, послевоенных мальчишек отцы ремнями стегали за малейшую провинность. А вы его все жалеете, все беседы проводите. Ничего, придет время, он и не такое вам покажет, помяните мое слово: нахлебаетесь вы с ним еще!
 Надежда  Петровна. Папа, ну что ты такое говоришь? Не то сейчас время, чтобы бить. Это не педагогично. Я сейчас пойду, поговорю с ним...
 
Надежда Петровна удаляется вслед за сыном. Антонина Ивановна накладывает на большую тарелку котлеты, картофельное пюре, сверху - пирожок, в другую руку берет чашку с чаем и выходит из кухни.
 
Петр Никифорович  (зятю). Вот и все воспитание!  Как можно из пацана мужика воспитать, когда ему все на блюдечке с голубой каемочкой подносят?
Виктор Анатольевич. Полностью с тобой согласен: мальчишку вырастили неженкой. Трудностей и  лишений он сроду не знал. Бабушка  за ним с детства с котлетами да пирогами бегала. Даже не знаю, что с ним делать! Учится плохо, кроме истории, ничем не интересуется. Телефон новый просит. А у меня на работе уже который   месяц  дела плохо идут. Подъемник  сломался,  электроблок  никак не починим: запчастей не можем найти.  План  не выполняем, а значит, зарплаты нормальной нет. Долги за квартиру  растут, как на дрожжах.
 
В кухню возвращаются Надежда  Петровна и  Антонина Ивановна с пустой посудой.
 
 Петр Никифорович (жене). Вот куда это годится?  Зачем ты  его балуешь?  А потом удивляемся, почему он таким  увальнем растет? От компьютера, видите ли, он не может оторваться. Барин! Пороть его надо, пороть!
Виктор Анатольевич. Ну все! Мое терпение лопнуло! Сейчас пойду, всыплю ему по первое число!
 
Резко встает из-за стола, выходит в коридор, выдергивает из брюк, висящих на вешалке,  ремень и направляется в комнату сына.  Через минуту доносятся крики, вопли и визг, а затем -  звук хлопнувшей двери.  В кухню, вытирая пот на лбу,  с ремнем в руке входит отец семейства.
 
Надежда  Петровна. Зря ты так жестко  с ним. Надо как-то по-другому, помягче, почеловечнее. Переходный возраст — дело сложное. Как бы не перегнуть палку.
Виктор Анатольевич. Да я его — легонечко:  в воспитательных целях, чтобы уважал старших. А он вскочил и убежал.
Надежда  Петровна. Тут дело не в силе удара, а самом ударе.  Он  обозлится и возненавидит нас, а потом  когда-нибудь отомстит. Насилие - это зло, а от зла добра не бывает.
Антонина Ивановна. Вот-вот! Добра от вашего битья не будет. Теперь неизвестно, куда он  шататься пошел. Еще в компанию какую попадет.
Петр Никифорович. Не попадет! Вся его компания — Колька из соседнего подъезда. Такой же увалень и недотепа. Точно вам говорю: Никита ему жаловаться побежал.
 
 
                                                                                     Сцена 3
На лавочке перед подъездом  сидят Никита и Коля.
 
Коля. Вполне согласен с тобой:  взрослым наших проблем не понять никогда. У них  память - как печка, в которой  закрыта задвижка. Не могут они вернуться в свое детство и вспомнить, какими сами были в нашем возрасте. Наверняка, тоже были влюблены в кого-то, хотели хорошо одеваться, иметь всякие модные штучки.
Никита. Новый телефон просил все лето: так и не купили. У отца на работе какой-то агрегат постоянно ломается. Дед с бабушкой "на старость" откладывают, поэтому у них, кроме как на мороженое, не выпросишь. В общем, так и буду с этим  допотопным  старьем еще сто лет ходить. Стыдно перед Анькой из кармана  доставать. Хотел в Интернете  подработку поискать на сайтах с вакансиями, так отец  разозлился, что я на ужин не вышел, с ремнем кинулся на меня. Это все дед его подначивает.
Коля. А я всегда мечтал иметь отца. А как посмотрю на тебя, так может, и хорошо, что у меня его нет. Вот у тебя -  полная семья, а у меня - одна мать. Несмотря на это, телефон мне свой тоже перед девчонками стыдно вынимать из кармана.
Никита. Денег бы заработать, да только вот где и как, не знаю. Бросить школу мне  родители не дадут, а за копейки после уроков  подметать улицы или газеты разносить, не серьезно.  На хороший телефон буду сто лет копить.  К тому времени джинсы износятся или еще на что-то другое деньги понадобятся. В общем, тоска...
 
Из подъезда вышел  одетый по последней моде  молодой человек и направился к припаркованному  поодаль дорогому спортивному автомобилю. Вдруг он остановился, как будто вспомнил что-то, повернулся и подошел к ребятам.
 
Вениамин. Колька, Никита, вы  что ли? Вас  не узнать, так вымахали.
Коля. Привет, а я тоже смотрю: ты это или не ты. Что-то давно тебя не было видно. Ты где сейчас?
Вениамин. В Москве. Вот, приехал мать навестить. А вы,  я смотрю, скучаете? Чем вообще по  жизни занимаетесь?
Коля и Никита (хором, перебивая друг друга).  Да ничем! Вот, сидим,  на жизнь жалуемся друг другу и думаем, как  бы денег заработать.
Вениамин.  Тогда приходите ко мне сегодня вечером.  Мать на работу уйдет,  а я вечеринку устрою "с подогревом" - проставляюсь «за приезд». Кстати, и как заработать на такую красавицу (кивает на свой автомобиль),  научу.
Коля (переглядываясь с  Никитой). Хорошо,  тогда придем.
 
                                                                Действие второе
                                                                        Сцена 1
                                                                
В комнате - полумрак, играет громкая музыка.  Молодые люди, юноши и девушки, танцуют, смеются. В этой всеобщей атмосфере  веселья скучают только Коля и Никита,  одиноко пристроившиеся  на  стульях в углу комнаты.   К ним подходит хозяин квартиры  Вениамин.
 
Вениамин (наклоняясь к ребятам). А вы что такие грустные? Вам особое приглашение надо? Давайте,  присоединяйтесь!  На столе  - все, что нужно  «для разгона»: напитки, закуски…  Чем богаты, как говорится.
Коля. Спасибо! Но мы не пьем.
Вениамин. Ну  и ладно. Вас никто не заставляет!
Никита. Ты говорил, что научишь, как  заработать.
Вениамин. Про это потом. А пока вам надо пройти испытание. Выдержите проверку, введу вас в курс дела.
Коля и Никита (хором). А что за испытание?
Вениамин. Для начала  надо научиться отдыхать и веселиться вместе со всеми. Мне угрюмые работники не нужны. Не хотите булькающего, тогда вот вам средство получше. (Протягивает им горсть таблеток)
Коля. Таблетки? Если наркотики, то мы не будем… (Никите) Пошли отсюда!
Никита. Да ты погоди! Может, это никакие не наркотики?
Вениамин (Коле). Да это … так, баловство, легкий кайф.  Чудо-средство: проглатываешь  и  становишься суперменом:  решение проблем находится само собой,  осуществляется  любая мечта, тебя все начинают любить.   Попробуйте! От одного раза ничего не будет. Вон, все глотают и рады-счастливы. Я же вам не колоться предлагаю, потому что не враг вам!
Коля (Вениамину). Боязно. А не врешь?
Никита. Да ладно тебе, Колька, не дрейфи. Давай попробуем, действительно, от одного раза наркоманами не станем.
Вениамин (Коле). Никита молодец, не то что ты, Колька. Вот он далеко пойдет, у него все перспективы есть когда-нибудь на такую «тачку», как у меня,  заработать.  А ты, Колька, так и будешь в жизни всего бояться.
Вениамин. Расслабляйтесь, а о деле поговорим позже.
 
Никита берет одну таблетку  и  сразу проглатывает, не запивая. А Коля еще какое-то время колеблется, поглядывая на друга. Потом встает, подходит к столу, наливает себе в стакан сока и запивает"лекарство". Через несколько минут мальчики танцуют вместе со всеми, им весело, они свободно общаются, скованность и озабоченность своими проблемами прошли.
 
Никита  (Коле) Ну, как ощущения? Лично мне нравится! Веня не обманул: действительно,  кайф.
Коля. Не то слово. Я стал невесомым.
Никита. А мне кажется, что вокруг меня — ромашковое поле, и при этом цветы танцуют и поют.  Небо — необыкновенно голубое, а солнце — яркое.  А еще вокруг -  поют птички.  Красота! Фантастика!  Вот это жизнь, я понимаю! Эх, жаль сейчас здесь нет Аньки! Давай, еще по одной!
 
Коля. Давай!
 
                                                                                   Сцена  2
                                                                    
Никита просыпается дома в своей постели. 
 
Никита (сам с собой).  Голова раскалывается и тошнит… Как  и во сколько домой  пришел? Не помню.
 
Он садится на кровати и обнаруживает, что спал в уличной одежде. В комнату  входит бабушка.
 
Антонина Ивановна. Внучек, ты во сколько вчера пришел?
Никита. Ой, ба, отстань. Не помню. Что-то  у меня нет сил встать. Плохо мне.
Антонина Ивановна. Заболел, никак? (Прикладывая  ко лбу внука ладонь). Температуры, вроде, нет.  Никита. А для тебя болезнь должна быть обязательно с температурой?
Антонина Ивановна. Ну, не знаю... А что именно у тебя болит?
Никита. Душа болит, ба. Но тебе не понять. Болезнь моя называется — жизнь. Нет от нее лекарства.
Антонина Ивановна (с иронией, вздыхая)  Куда уж мне тебя понять! После войны в твоем возрасте  я уже в колхозе работала от зари до зари. Отец - погиб, а мать нас  троих на себе тянула.   Вы, молодые, не цените того, что хлеб у вас на столе всегда есть. Выдумываете себе проблемы... Душа! Мы и слов таких раньше не знали... Сейчас пойду, принесу тебе сырников. Только что испекла…
 
Выходит из комнаты и возвращается с полной тарелкой выпечки.
 
Антонина Ивановна. На вот, поешь. А то совсем отощаешь.
Никита (берет один сырник, откусывает и выплевывает). Фу, такие жирные. Меня и без того тошнит… Сегодня обойдусь без завтрака. Надо поскорее выйти на воздух. Все, бабуль, я в школу побегу.
 
Встает и  выходит из комнаты. Женщина следует за ним, охая и ахая.
 
                                                                                  Сцена 3
 
Перемена. Школьный двор. Никита и Коля сидят на лавочке.
 
Никита. Что-то на воздухе не легче!  А ты как?
Коля. Голова так и болит.
Никита. Мне тоже плоховато…  Слушай, у меня утром в комнате повсюду валялись  завявшие ромашки и мертвые птицы . Так жутко!  Но  мне хватило ума  не сказать об этом бабушке, а то бы причитать начала.  Зная, какая она чистюля, я догадался, что это - «глюки».   Думал, пройдут...  А сейчас смотрю вокруг и вижу, что  деревья вокруг корявые, а лица у всех перекошенные, как в фильмах ужасов.  У тебя такого нет?
Коля. У меня все вокруг - в черно-белых красках. Как в старых фильмах. И тошнит все время.
Никита. И меня тошнит.
Коля. Я как чувствовал, не хотел ту дрянь глотать. А ты: давай попробуем!
Никита.  Вчера -то все классно было! Тебе же понравилось?
Коля. Вчера -да, было здорово. Я впервые себя почувствовал человеком.  А сегодня - кошмар: ноги еле таскаю и картинка перед глазами серая надоела.
Никита.  После школы пойдем к Вене по поводу работы, заодно и узнаем, как избавиться от тошноты, твоей серой картинки  и моих  кошмаров. 
 
                                                                               Сцена 4
                                                                   
Коля и Никита звонят в дверь. На пороге появляется заспанный Вениамин и жестом предлагает пройти.
Коля. Привет! Ты обещал нам работу.
Вениамин. Да без проблем. Только сначала скажите, вы  действительно настроились на зарабатывание денег? Тут нужна бодрость, смекалка и находчивость. А вы, я смотрю, еле на ногах стоите.
Никита. Да, есть немного. Что-то силенок маловато. И кошмары не проходят.
Вениамин. Значит, нужен допинг?
Коля. В смысле?
Вениамин. В смысле,  надо подлечиться.
Никита. А чем?
Вениамин (протягивая им таблетки). Вот!
Коля. Наркотики я больше не буду.
Вениамин. Да какие наркотики! Что ты заладил? Спортсмены тоже допинг принимают и потом мировые рекорды ставят. А ты тут хнычешь, как девчонка. Какой из тебя сейчас работник, если тебя тошнит?
Никита (Коле). А я буду!  Если это восстановит силы и избавит  от кошмаров... (Вениамину) Давай!
Вениамин (язвительно). Что значит, давай! За красивые глазки? (Протяжно).  Купи!
Никита. У меня  нет денег! Ты же знаешь, мы хотели заработать и поэтому пришли к тебе.
Вениамин. Я же не могу вас вечно угощать. Нет денег, пойди и поищи, что продать.
Никита. А сколько это стоит? Вот, у меня телефон есть.
Вениамин. Вот это другой разговор.
Коля (Никите). Ты как хочешь, а я больше не буду. Не хочу портить себе жизнь. Здесь мне с тобой не по пути.
Никита. Колька, мы же с тобой с первого класса всегда и во всем - вместе. Неужели ты сейчас оставишь меня одного, наедине с моими  кошмарами ? Тебя же тоже тошнит, и мир твой стал серым.
Коля. Умеешь ты уговорить.
 
Коля робко вынимает свой телефон и протягивает его Вениамину.    
 
                                                                             Сцена 5
 
Конец  учебного года. Май. Жара. Окна в квартире - нараспашку, но даже гуляющие сквозняки не приносят желанной прохлады. На кухню, в углу которой работает  мощный вентилятор,    входит Никита. На нем -спортивная олимпийка с длинными рукавами, на голове - капюшон. Он  проходит мимо стола, за которым  на завтрак собралась вся семья,  и присаживается на свободный стул.
 
Надежда  Петровна (сыну).  Ты б еще в пуховик вырядился! Сегодня 32 обещают. (Остальным) Не смогла  найти свои сережки с голубыми камешками. Кто - нибудь  видел?
 
 В воздухе повисла пауза. Все молчат.
 
Виктор Анатольевич. Да кому нужны твои серьги? Куда-нибудь положила, и забыла. Теперь ищешь крайнего.
 
Никита (тихо). Вот именно. Все сразу на меня подумали. Но я ничего не брал. ( И более громко, воодушевленно, переводя  тему разговора) А эти  синоптики все время врут. Надо быть начеку, вдруг дождь пойдет?
Виктор Анатольевич. Ладно, согласен, олимпийку можно на всякий случай с собой прихватить. Но зачем в ней дома ходить? К тому же еще и капюшон надевать?
Никита (громко). Что вы ко мне пристали? Не знаете, к чему придраться? Ну,  нравится мне в  капюшоне ходить и в этой олимпийке. Преступление, что ли?
Петр Никифорович. Опять отцу грубишь?
Никита (раздраженно).  Дайте поесть в тишине! Не приставайте с глупыми вопросами!
Петр Никифорович. С глупыми вопросами? Ну, куда нам, неучам. У нас же один ты умный, а все остальные - недостойны тебя. А ну сними  капюшон, тебе сказали!
Никита (переходя на крик). Не сниму! Это мое дело, в чем ходить! Не имеете права!
 
Петр Никифорович (зятю). Ты слышал? Не имеем права! Скоро будем к нему, графу,  на прием записываться, чтобы сделать замечание. Выпороть бы тебя, сорванца!
Никита (вскакивает из-за стола, но бабушка берет его за руку и пытается  успокоить). Дед, отстань, я тебе сказал. Не то  я вообще уйду из дома. Достали уже!
 
Никита вырывает руку из руки бабушки, вскакивает и выбегает из кухни.
 
Виктор Анатольевич (выбегая за ним). Ну, это уже ни в какие ворота не лезет! Вот я ему сейчас ремня задам!
 
Слышатся  звуки упавшей домашней утвари, визги Никиты, после чего громко  хлопает входная  дверь. Виктор Анатольевич возвращается на кухню один.
 
Виктор Анатольевич. Совсем пацан от рук отбился! Я одной рукой на него ремнем замахнулся, а другой - стащил капюшон. Так он после этого на меня с ножом бросился. И глаза у него при этом были такие... Даже не знаю, как и описать. Мне показалось, что они у него  остекленели.  Упустили мальчишку. Он своей жизнью живет, и что в ней творится, нам неведомо... Куда он ушел?  Опять, наверное, к Кольке, и когда вернется, не известно. Что будем делать?
Надежда  Петровна. Он вообще в последнее время стал неуправляемым. И эти резкие перемены настроения. То радуется, как малый ребенок, то вдруг бросается на всех и заводится с пол-оборота. Вы не замечали?
Антонина Ивановна. Вчера он пришел из  школы  веселым, меня бабулей  называл и даже поцеловал после обеда, сказав, что я готовлю  лучше всех на свете.
Надежда  Петровна. Вот и мне он вчера весь вечер делал комплименты. Говорил,  что  гордится мной - самой  молодой  и красивой  мамой из всех, кого знает. Просто милашка, а не сын!
Виктор Анатольевич. А я вчера поздно  с работы пришел. Начальник попросил после смены задержаться, надо было срочно закончить наладку станка. Поэтому мне не посчастливилось застать  сына в хорошем расположении духа. Зато сегодня он мне выдал!
Петр Никифорович. Не хотели пороть, вот  и  получайте результат!
Надежда  Петровна. Папа, вот именно потому, что тебя слушали и пытались пороть, он так от  нас и отдалился.
Антонина Ивановна. Верно, дочка, добротой надо было его окружить.
Петр Никифорович. Доокружались уже! Дальше некуда!  Не удивлюсь, если скоро позвонят из полиции  и сообщат, что он на кого-нибудь еще с ножом кинется!
 
                                                                        Действие третье
                                                                                  Сцена 1
Все та же кухня, но  вечером.  Антонина Ивановна хлопочет  у плиты. Входит Петр Никифорович  и садится за стол.
 
Антонина Ивановна. Который час?
Петр Никифорович. Семь доходит. Что у нас сегодня на ужин? Похоже, я один  проголодался: молодежь не спешит за стол.
Антонина Ивановна. Запеканку творожную делаю с изюмом. Кому мало - могу гуляш предложить: днем приготовила.
Петр Никифорович (разворачивая газету). Если через пять минут никто не придет, сяду и все сам съем.
 
Вбегает  заплаканная Надежда  Петровна, бросает   сумки на пол.
 
Надежда  Петровна  (сбивчиво, отрывисто, делая паузы).  Это кошмар! .. Папа, ты как сглазил!.. Я не поверила, но она сказала, что он - наркоман!
Петр Никифорович (откладывая газету в сторону). Кого это я сглазил? И кто это - наркоман?
Надежда  Петровна. Никитка наш...Учительница сегодня позвонила и сообщила, что медицинское тестирование  в школе проводили, и у нашего мальчика - положительный   результат.
Антонина Ивановна. Положительный результат? А что это означает?
Надежда  Петровна. Мама! Да очнись ты! Мой сын, ваш внук - наркоман. Я завтра же беру отгул и с утра иду вместе с ним в школу. Галина Андреевна вызывает к себе на беседу. Кстати, очень даже похоже на правду, по крайней мере, объясняет причину его странного поведения и таинственную пропажу моих украшений из дома.
 
Входит Виктор Анатольевич.
 
Виктор Анатольевич. Всем привет! Я такой голодный, что слона сейчас съем! А вы почему не за столом? Наденька, что случилось? Почему ты заплаканная?
Надежда  Петровна. Ой, Витенька, не знаю, как и сказать тебе.
Петр Никифорович. А ты не церемонься. Начни с главного. (Поворачиваясь к зятю)Поздравляю! Вырастил ты, зятек, наркомана!
Виктор Анатольевич (с полным ртом). В смысле?
Надежда  Петровна (мужу). Ты только не волнуйся!  Может, это ошибка. Я завтра в школу схожу и разберусь во всем.
 Петр Никифорович. Ну-ну, разбирайтесь! Думаете, дым появился без огня - вопреки законам природы!
Антонина Ивановна. Дед,  ты бы масла в огонь не подливал, а лучше подумал бы, что делать.
Виктор Анатольевич (прожевав, жене). Никитка наш что ли наркотиками балуется? Ничего себе! Да! Этого и стоило ожидать! Я не удивлен. Целыми днями на работе торчу, деньги зарабатываю, а  до  ребенка никому нет дела.
Надежда  Петровна. Ты деньги зарабатываешь? А я, интересно, не зарабатываю? Я бы с удовольствием дома сидела  и воспитанием ребенка занималась, но на твою мизерную зарплату не проживешь.
Виктор Анатольевич (кивая на тещу и тестя).  А они чем занимаются? Одна - борщи варит и балует, а другой - подначивают ему постоянные порки устраивать. Те еще воспитатели.  А в школе куда глядели, как допустили?
Надежда  Петровна. У тебя все вокруг виноваты. Один ты - белый и пушистый.   Ты, как отец, когда с ним в последний раз по-человечески поговорил? А на море мы когда всей семьей ездили в отпуск? Никитке тогда лет 11 было. И все! С тех пор это беспросветное  безденежье.
 Виктор Анатольевич. А я что сделаю, если наше предприятие еле на плаву держится который год? Старое оборудование - отечественное, оно  все время ломается, а новое - импортное, так на него деталей днем с огнем не сыскать.
Антонина Ивановна. Не время сейчас выяснять отношения. Все мы виноваты, каждый по-своему. Мальчонке и доброта нужна, и строгость, но все в меру должно быть. А у нас с перегибами воспитание получилось.
Надежда  Петровна. Мама верно говорит. Пока мы, взрослые, спорили, как надо воспитывать, не заметили, как он вырос и сам свой путь выбрал. Надо теперь его к нормальной жизни возвращать. Я вот что думаю, пойду-ка я к Колькиной матери схожу, поговорю. Наверняка, там та же проблема.: сыновья-то наши всегда и везде вместе. Может, вместе с ней придумаем, что делать.
 
Надежда Петровна уходит.
 
                                                                               Сцена 2
Утро следующего дня. Детская. Входит Надежда  Петровна и пытается разбудить сына. Тот  не хочет вставать , пытается укрыться одеялом и отворачивается. Антонина Ивановна стоит в дверях и молча наблюдает за происходящим.
 
Надежда  Петровна. Вставай,  тебе говорят! Ты во сколько вчера пришел? Сейчас вместе пойдем в школу. Вчера Галина Андреевна звонила,  к себе вызвала. Я все знаю, что ты употребляешь наркотики. И у матери Колиной вчера была. Оказывается, по поводу своего лоботряса  она давно подозревала, но не хотела сор из избы выносить. А вот теперь у вас обоих положительные результаты на наркотики.
Никита. Только не делай из этого трагедию. Все что-нибудь употребляют и ничего: живы- здоровы. Отец с дедом, вон, выпивают самогон. А это тоже не очень -то полезно для здоровья.  Захочу - в любой момент брошу.
Надежда  Петровна. Так и брось, сынок, я прошу тебя. Гадость ведь это.
Никита. Как ты можешь называть гадостью то, о чем  понятия не имеешь. Да я эти последние месяцы уверенным в себе  стал.
Надежда  Петровна . Как давно ты употребляешь? И что это, таблетки?
Никита. Мама, какая ты недалекая... Таблетки - это было в начале. Ты только подумай, почему я в такую жару хожу в одежде с длинными рукавами?
Надежда  Петровна (срывая с него одеяло и хватая за руки). Ну-ка покажи!
Никита (уворачиваясь). Мне больно! Отстань!
Надежда  Петровна (хватаясь за голову и присаживаясь на кровать). А я надеялась, что учительница что-то путает. Выходит, она права. (Громко, решительно) А ну, вставай, я сказала. Не то  сейчас вызову "Скорую",  и тебя в больницу отвезут.
Никита. Мам, ну не надо меня стращать. Никто меня в больницу не заберет. Я себя нормально  чувствую, ломок у меня нет, "передоза"  тоже.
Надежда  Петровна. Ужас! Где ты таких слов нахватался! Ну, я тебе устрою!
 
Вынимает из кармана телефон и начинает звонить.
 
 Надежда  Петровна. Галина Андреевна?  Это мама Никиты. Он неважно себя чувствует, поэтому останется сегодня дома, а я  минут через  15 буду у Вас. (Поворачиваясь к Антонине  Ивановне) Мама, я  пошла в школу, а вас  запру с той стороны на ключ, чтобы этот (кивая на Никиту)  никуда без меня из дома  не ушел. Хлеба я по дороге куплю.
 
Надежда Петровна  и Антонина  Ивановна выходят из комнаты.
 
 
                                                                                Сцена 3
 
Никита, оставшись  в своей комнате в одиночестве,  откидывается  на подушку и смотрит в одну точку перед собой. Через какое-то врем , прорывая стену, словно бумагу, в комнату входит Черт со своей свитой. Повелитель тьмы бесцеремонно усаживается на краешек кровати Никиты, потеснив его.    Маленькие уродцы,  припадая к ногам Его Омерзительства, пристраиваются на полу. Подросток смотрит на гостей с неподдельным с ужасом и долго не может сказать ни слова от страха.
 
Никита (шепотом, выдавливая из себя). Вы кто такие? Как сюда попали и что вам надо?
Черт. Не задавай глупых вопросов. Ты прекрасно знаешь, кто мы.  Теперь с тобой жить будем.
Никита. Уходите, это моя комната.
Черт (повелительно, противным голосом). Была твоя, стала - наша. Стены перекрасим  в мой любимый - черный.  Кровать твою займу я, но и слугам моим  понадобится место, поэтому  тебе придется отправиться ... (кивая головой в сторону) в тот угол.
 
 Черт наваливается на Никиту всем телом, поэтому подростку ничего не остается, как сползти с кровати и забиться в угол комнаты.
 
Никита (все так же тихо и робко). Уходите! Я вас не звал! Как вы сюда попали? Сейчас позову бабушку с дедом, и они прогонят вас!
 
 Подросток пытается закричать, но не может этого сделать. Черти, обрадовавшись его бессилию,   устраивают  дьявольский  танец с криками и визгами. При этом каждый пытается задеть Никиту:  ударить, ущипнуть или бросить в него чем-то. Подросток сидит в угу, сгорбившись, прижав голову к коленям и обхватив ее руками. Он бубнит себе под нос, но его едва слышно. Когда черти падают в изнеможении от усталости, музыка становится тише, а голос мальчика чуть громче.
 
Никита (из последних сил). Мамочка, ну где же ты! Почему так долго не приходишь! Помоги мне! Я погибаю. Бабушка, а ты почему не приходишь со своими пирожками! Куда все подевались! Хотя бы дед с ремнем зашел! Я уже и ему рад! Увидел бы этих уродов и разогнал бы. Как мне плохо! Неужели, это конец?
 
Открывается дверь и входят мать, бабушка и дед.
 
 
Надежда  Петровна. Сынок, ты что забился в угол?
Антонина Ивановна. Да его трясет! На лбу испарина!
Надежда Петровна. И пульс  еле прощупывается.  (Поворачиваясь к отцу).  Пап, вызывай "Скорую". 
 
                                                                           Сцена 4
 
Белые стены больницы. Кровать, на ней лежит Никита. Рядом - установка для капельного введения лекарств.  Входят три женщины в белых халатах.
Та, что постарше, наклоняется над Никитой, осматривает его.
 
Ольга Васильевна. Как себя чувствуете, больной?
Никита (открывая глаза).  Я что, в рай попал?
Ольга Васильевна.  В больнице вы. Для вас это действительно сейчас - рай. Мы вас несколько дней в чувства приводили - чудом с того света вернули.  
Никита. А что со мной было?
Ольга Васильевна. Плохо вам было. Но сейчас все позади. Проводим лечение.
Никита.  А я что, болен? Чем?
 Ольга Васильевна. У вас - наркозависимость.
Никита. Я что - наркоман?
 Ольга Васильевна. Еще какой! Уже можно сказать - со стажем.
Никита. Но когда я успел? Всего-то несколько месяцев, как балуюсь.
 Ольга Васильевна. Вот и добаловался... Могу о будущем рассказать. Хотите?
Никита. Не надо. Я догадываюсь, что меня ждет.
 Ольга Васильевна.  Вот  то- то же! Давай, миленький, будем лечиться и работать вместе. Я тебе помогу и научу, как и что надо делать. Не маленький уже, должен понимать, к чему игры с наркотиками приводят. На мать с отцом  и бабушку с дедом посмотри. Всю ночь в коридоре просидели, домой не захотели ехать: за тебя переживают.
Никита. И даже дед там?
 Ольга Васильевна. И он тоже.
Никита. С ремнем, небось, пришел?
Ольга Васильевна. Не до ремня ему. Он капли сердечные то и дело пьет и себя во всем винит. А мать с бабушкой плачут все время. Себя не жалеешь, так о них подумай. Любят они тебя.
Никита. А можно их позвать?
Ольга Васильевна (поворачиваясь к выходу). Конечно, сейчас позовем.
 
Врач и медсестра покидают палату, а родные Никиты робко входят в нее.
 
 Надежда Петровна. Сынок, ну, как ты?
Антонина  Ивановна. Исхудал как, вот, я тебе пирогов напекла. Съешь, уважь!
Никита (приподнимаясь и садясь на постели).  Да мне уже лучше. Голова побаливает, но в целом ничего... А черти из моей комнаты ушли?
Надежда Петровна. Какие черти?
Никита. Я их реально, как вас сейчас, видел. Гадкие такие.
Виктор Анатольевич. Вот видишь, до чего ты сам себя довел. Делай выводы.
Петр Никифорович (мягко, примирительно) Напугал ты нас, внучок, я чуть не помер от горя. Ты так больше не делай, хорошо?  (Подходя  и обнимая  внука) Что мы без тебя будем жить?
Никита. Даже не знал, что вы можете быть такими...
Петр Никифорович. Какими?
Никита. Что будете так за меня переживать, что ночевать в больнице останетесь. ..Пап, а ты что, на работу не пошел?
Виктор Анатольевич. Отгулы взял. Какая работа, когда единственного сына без сознания в больницу увезли! Шутишь!
Никита. Дед, а как же твоя теория порки?
Петр Никифорович. Да какая теория? Просто думал, что меня правильно воспитывали,  хотел тебя так же... Да видно, время другое, поэтому и методы должны быть другими. Учительница посоветовала матери   к психологу обратиться. В общем, теперь она будет ходить на беседы и нас учить, как в семье наладить отношения.
 
Дед и внук обнимаются, а все остальные присоединяются к ним.
 
Никита.  А как там Колька?
Надежда Петровна (испуганно переглядываясь с остальными, тихо  и нерешительно). Да тут...не знаю, как и сказать. Ты только не волнуйся… в общем, нет больше твоего Кольки.
Никита. Как нет? А где он?
Надежда Петровна . Передозировка у него… Вы с ним почти в одно время в больницу попали, только ты - с ломками, потому что я тебя дома заперла и найденные у тебя запасы зелья выбросила,  а он - с сердечным приступом после очередной инъекции.  Врач сказала, что по статистике  у подростков сердце отказывает чаще всего из-за наркотиков. Слабенький у него мотор оказался.   В общем, жаль дружка твоего.
Никита (тихо, хватаясь за голову, вставая и подходя к окну). Не верю! Не может этого быть...
Надежда Петровна. Может, сынок! Людям свойственно умирать. Вы - подростки,  не знаете цену жизни, потому так легко  соглашаетесь на прогулки  по   лезвию ножа, употребляя всякую гадость.
Никита (подходя  к матери и кидаясь  ей на шею). Мама, что же мы наделали? Как же я буду без Кольки?
Надежда Петровна. Без Кольки? А мог бы и сам на том свете оказаться, а еще  деда с  бабушкой в могилу свести!  Их за эти дни сердце несколько раз  хватало… Ладно, ты отдыхай. Мы еще поговорим.  Раз тебе полегчало, мы домой съездим, а потом  к тебе  будем по очереди приезжать .
Никита. Да, вы идите, отдыхайте! А мне надо побыть одному и подумать.
Виктор Анатольевич. Подумай, тем более,  есть,  о чем...
 
Все уходят. Никита остается в палате один.
 
Никита (сквозь слезы). Колька, как же так! Какая несправедливость!  Умереть должен был я. Ведь  ты, словно  предчувствуя  беду, упирался,  не хотел на той вечеринке прикасаться к таблеткам. Это все я! . . Это я тебя  уговорил!.. (Подходя к стене, прислоняясь  к ней и медленно сползая). Уговорил и ...убил!
 
Мысленно Никита прокручивает в памяти моменты из своей жизни, когда они с Колей гуляли на  школьном дворе, сидели на лавочке и делились своими бедами, горестями и планами, танцевали на вечеринке у Вениамина.   / На экране за спиной Никиты мелькают цветные  фото или демонстрируется видео /
 
Никита (с мольбой в голосе). Если сможешь, прости меня, Колька! Я обязательно поправлюсь и буду всегда приносить на твою могилу свежие цветы. А еще… Я тебе обещаю, что  выйду отсюда  и ради памяти о тебе буду бороться с теми, кто распространяет эту  гадость. Ты был прав — история и археология — это романтика, и работы в нашем маленьком городе я не найду. А вот кто действительно требуется  моему городу детства, так это   чистильщики — борцы с наркодельцами, которые втягивают таких, как мы с тобой,  в свои сети. Вот их я и стану ловить, как мух,  и отправлять за решетку.  Поэтому я  пойду … в полицию! Думаю, дед и отец одобрят мое решение!
                                                                                          Занавес
 
28.01.2018

© Copyright: Борисова Елена, 2018

Регистрационный номер №0408754

от 2 февраля 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0408754 выдан для произведения: Прости меня, Колька!
                                                   ПЬЕСА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

                                                          ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Никита,  15 лет, ученик 9 класса
Коля, его друг и одноклассник
Аня и Влад, их одноклассники
Надежда  Петровна и Виктор Анатольевич, родители Никиты
Антонина Ивановна и Петр Никифорович, бабушка и дедушка Никиты
Ольга Васильевна, врач-нарколог
Вениамин, 19 лет, сосед  Коли
Черт  и его свита
Школьники
Медсестры                                                                        
                                                                           Действие первое
                                                                                     Сцена 1
Звенит звонок. Из здания школы выбегают, размахивая портфелями, младшие школьники и не торопясь выходят старшеклассники. Двое из них, Никита и Коля,  худощавые,   скромно одетые  подростки, ничем не выделяющиеся из толпы, медленно  направляются к воротам.
 
Никита.  Сегодня   гулять не пойду.   Вчера в Интернете наткнулся на интереснейшую книжку о раскопках могилы древнеегипетского фараона Тутанхамона. Представляешь, он был чуть старше нас, а уже управлял огромной страной. Видимо, кому-то  здорово мешал, раз  ему помогли отправиться на тот свет в таком  юном возрасте.  Не так давно ученые проникли в  пирамиду, где он был захоронен, и обнаружили там несметные сокровища.  И что интересно, участники   той экспедиции загадочным образом  в течение нескольких лет  умерли один за другим . Говорят, они стали жертвами древнего проклятия: нельзя  тревожить прах  фараонов.
Коля.  Завидую я тебе: у тебя есть такое интересное увлечение и к тому же оно тебе не надоедает! А  я, чем бы ни заинтересовался, быстро перегораю и забрасываю.
Никита. А что толку? Дальше чтения книжек мое увлечение не пойдет: в институт  на исторический или археологический мне никогда не поступить. Я же кроме истории   ничего не знаю, по всем остальным предметам, сам знаешь, тройки вымаливаю. В этом плане дед  с отцом правы: шахта "плачет". Поэтому книжки про пирамиды и клады так и  останутся для меня мечтой. От этой мысли так тоскливо становится.
Коля. Романтик ты. Сейчас таких - днем с огнем не сыщешь.
 
Тут друзей обгоняют, громко смеясь и  жестикулируя,   их   одноклассники  - Аня и Влад,  всегда и всюду ходившие  вместе.  Они садятся  в припаркованную на дороге за оградой школы роскошную иномарку, из которой доносится модная  музыка,  и уезжают.
 
Никита.  Живут же люди: ездят на такой крутой машине с водителем! Но если бы  у Влада  не было богатого  папы  с его лимузином, не видать бы ему  красотки-Аньки!
Коля. Сколько раз я говорил:  выбрось   из головы эту красотку! А ты все сохнешь по ней... Глупая она и пустая, как пластиковая бутылка от газировки.  Вы с ней - с разных планет.  Даже не представляю, о чем бы ты с ней говорил! Даже я, твой лучший друг, до конца не могу понять твоего увлечения археологией и историей.  Не вижу перспектив: не практично это.  Анька твоя   тем более не поймет. Что это за мечта  -  мотаться по стране или даже по  миру с киркой и лопатой, ночевать в палатках, варить еду на костре?  У нее другое представление о жизни: маникюр и наряды, да замуж бы за мажора  выскочить, чтобы все  иметь просто так, за красивые глазки. Она ищет того, кому можно свою красоту подороже продать. А из тебя покупатель - никакой...
Никита. В глубине души я понимаю, что ты прав, но ничего не могу с собой поделать. Она мне снится по ночам, я ради нее — на все готов. Но она меня не замечает, словно я прозрачный или  меня нет вообще. Тоска, одним словом. Не повезло нам с родителями...
 
                                                                                        Сцена 2
Вечер того же дня. На скромно обставленной  кухне   семья  Никиты  собралась на ужин.
 
Надежда  Петровна. Сынок, иди кушать: все только тебя ждут.
Никита. Я не хочу! Ешьте без меня.
Антонина Ивановна. Что значит «не хочу»? Я твоих  любимых  котлет  нажарила и пироги  с повидлом испекла.
 
На кухню влетает взъерошенный Никита, хватает пирожок и пытается улизнуть к себе в комнату. Отец  встает из-за стола и преграждает ему выход из кухни.
 
Виктор Анатольевич. Сядь и поешь нормально! Бабушка весь день готовила, так уважай ее труд. Она прежде всего  ради тебя старалась, потому что ты плохо ешь.  А ты не благодарный...
Никита. Пап, ну не начинай. Благодарный я, благодарный! Только если бы действительно готовили для меня, то стол  должен  был ломиться от  чипсов и  шоколадных батончиков. И вообще, не стой на дороге, некогда мне тут с вами...
 
Никита   резко отталкивает отца  и выбегает из  кухни.
 
Петр Никифорович (Никите вдогонку).  Да что же это  такое! Тебе уже отец — не преграда? Совсем распустился!  (Дочери и зятю) Говорил же,  пороть надо было его с самого детства, как нас, послевоенных мальчишек отцы ремнями стегали за малейшую провинность. А вы его все жалеете, все беседы проводите. Ничего, придет время, он и не такое вам покажет, помяните мое слово: нахлебаетесь вы с ним еще!
 Надежда  Петровна. Папа, ну что ты такое говоришь? Не то сейчас время, чтобы бить. Это не педагогично. Я сейчас пойду, поговорю с ним...
 
Надежда Петровна удаляется вслед за сыном. Антонина Ивановна накладывает на большую тарелку котлеты, картофельное пюре, сверху - пирожок, в другую руку берет чашку с чаем и выходит из кухни.
 
Петр Никифорович  (зятю). Вот и все воспитание!  Как можно из пацана мужика воспитать, когда ему все на блюдечке с голубой каемочкой подносят?
Виктор Анатольевич. Полностью с тобой согласен: мальчишку вырастили неженкой. Трудностей и  лишений он сроду не знал. Бабушка  за ним с детства с котлетами да пирогами бегала. Даже не знаю, что с ним делать! Учится плохо, кроме истории, ничем не интересуется. Телефон новый просит. А у меня на работе уже который   месяц  дела плохо идут. Подъемник  сломался,  электроблок  никак не починим: запчастей не можем найти.  План  не выполняем, а значит, зарплаты нормальной нет. Долги за квартиру  растут, как на дрожжах.
 
В кухню возвращаются Надежда  Петровна и  Антонина Ивановна с пустой посудой.
 
 Петр Никифорович (жене). Вот куда это годится?  Зачем ты  его балуешь?  А потом удивляемся, почему он таким  увальнем растет? От компьютера, видите ли, он не может оторваться. Барин! Пороть его надо, пороть!
Виктор Анатольевич. Ну все! Мое терпение лопнуло! Сейчас пойду, всыплю ему по первое число!
 
Резко встает из-за стола, выходит в коридор, выдергивает из брюк, висящих на вешалке,  ремень и направляется в комнату сына.  Через минуту доносятся крики, вопли и визг, а затем -  звук хлопнувшей двери.  В кухню, вытирая пот на лбу,  с ремнем в руке входит отец семейства.
 
Надежда  Петровна. Зря ты так жестко  с ним. Надо как-то по-другому, помягче, почеловечнее. Переходный возраст — дело сложное. Как бы не перегнуть палку.
Виктор Анатольевич. Да я его — легонечко:  в воспитательных целях, чтобы уважал старших. А он вскочил и убежал.
Надежда  Петровна. Тут дело не в силе удара, а самом ударе.  Он  обозлится и возненавидит нас, а потом  когда-нибудь отомстит. Насилие - это зло, а от зла добра не бывает.
Антонина Ивановна. Вот-вот! Добра от вашего битья не будет. Теперь неизвестно, куда он  шататься пошел. Еще в компанию какую попадет.
Петр Никифорович. Не попадет! Вся его компания — Колька из соседнего подъезда. Такой же увалень и недотепа. Точно вам говорю: Никита ему жаловаться побежал.
 
 
                                                                                     Сцена 3
На лавочке перед подъездом  сидят Никита и Коля.
 
Коля. Вполне согласен с тобой:  взрослым наших проблем не понять никогда. У них  память - как печка, в которой  закрыта задвижка. Не могут они вернуться в свое детство и вспомнить, какими сами были в нашем возрасте. Наверняка, тоже были влюблены в кого-то, хотели хорошо одеваться, иметь всякие модные штучки.
Никита. Новый телефон просил все лето: так и не купили. У отца на работе какой-то агрегат постоянно ломается. Дед с бабушкой "на старость" откладывают, поэтому у них, кроме как на мороженое, не выпросишь. В общем, так и буду с этим  допотопным  старьем еще сто лет ходить. Стыдно перед Анькой из кармана  доставать. Хотел в Интернете  подработку поискать на сайтах с вакансиями, так отец  разозлился, что я на ужин не вышел, с ремнем кинулся на меня. Это все дед его подначивает.
Коля. А я всегда мечтал иметь отца. А как посмотрю на тебя, так может, и хорошо, что у меня его нет. Вот у тебя -  полная семья, а у меня - одна мать. Несмотря на это, телефон мне свой тоже перед девчонками стыдно вынимать из кармана.
Никита. Денег бы заработать, да только вот где и как, не знаю. Бросить школу мне  родители не дадут, а за копейки после уроков  подметать улицы или газеты разносить, не серьезно.  На хороший телефон буду сто лет копить.  К тому времени джинсы износятся или еще на что-то другое деньги понадобятся. В общем, тоска...
 
Из подъезда вышел  одетый по последней моде  молодой человек и направился к припаркованному  поодаль дорогому спортивному автомобилю. Вдруг он остановился, как будто вспомнил что-то, повернулся и подошел к ребятам.
 
Вениамин. Колька, Никита, вы  что ли? Вас  не узнать, так вымахали.
Коля. Привет, а я тоже смотрю: ты это или не ты. Что-то давно тебя не было видно. Ты где сейчас?
Вениамин. В Москве. Вот, приехал мать навестить. А вы,  я смотрю, скучаете? Чем вообще по  жизни занимаетесь?
Коля и Никита (хором, перебивая друг друга).  Да ничем! Вот, сидим,  на жизнь жалуемся друг другу и думаем, как  бы денег заработать.
Вениамин.  Тогда приходите ко мне сегодня вечером.  Мать на работу уйдет,  а я вечеринку устрою "с подогревом" - проставляюсь «за приезд». Кстати, и как заработать на такую красавицу (кивает на свой автомобиль),  научу.
Коля (переглядываясь с  Никитой). Хорошо,  тогда придем.
 
                                                                Действие второе
                                                                        Сцена 1
                                                                
В комнате - полумрак, играет громкая музыка.  Молодые люди, юноши и девушки, танцуют, смеются. В этой всеобщей атмосфере  веселья скучают только Коля и Никита,  одиноко пристроившиеся  на  стульях в углу комнаты.   К ним подходит хозяин квартиры  Вениамин.
 
Вениамин (наклоняясь к ребятам). А вы что такие грустные? Вам особое приглашение надо? Давайте,  присоединяйтесь!  На столе  - все, что нужно  «для разгона»: напитки, закуски…  Чем богаты, как говорится.
Коля. Спасибо! Но мы не пьем.
Вениамин. Ну  и ладно. Вас никто не заставляет!
Никита. Ты говорил, что научишь, как  заработать.
Вениамин. Про это потом. А пока вам надо пройти испытание. Выдержите проверку, введу вас в курс дела.
Коля и Никита (хором). А что за испытание?
Вениамин. Для начала  надо научиться отдыхать и веселиться вместе со всеми. Мне угрюмые работники не нужны. Не хотите булькающего, тогда вот вам средство получше. (Протягивает им горсть таблеток)
Коля. Таблетки? Если наркотики, то мы не будем… (Никите) Пошли отсюда!
Никита. Да ты погоди! Может, это никакие не наркотики?
Вениамин (Коле). Да это … так, баловство, легкий кайф.  Чудо-средство: проглатываешь  и  становишься суперменом:  решение проблем находится само собой,  осуществляется  любая мечта, тебя все начинают любить.   Попробуйте! От одного раза ничего не будет. Вон, все глотают и рады-счастливы. Я же вам не колоться предлагаю, потому что не враг вам!
Коля (Вениамину). Боязно. А не врешь?
Никита. Да ладно тебе, Колька, не дрейфи. Давай попробуем, действительно, от одного раза наркоманами не станем.
Вениамин (Коле). Никита молодец, не то что ты, Колька. Вот он далеко пойдет, у него все перспективы есть когда-нибудь на такую «тачку», как у меня,  заработать.  А ты, Колька, так и будешь в жизни всего бояться.
Вениамин. Расслабляйтесь, а о деле поговорим позже.
 
Никита берет одну таблетку  и  сразу проглатывает, не запивая. А Коля еще какое-то время колеблется, поглядывая на друга. Потом встает, подходит к столу, наливает себе в стакан сока и запивает"лекарство". Через несколько минут мальчики танцуют вместе со всеми, им весело, они свободно общаются, скованность и озабоченность своими проблемами прошли.
 
Никита  (Коле) Ну, как ощущения? Лично мне нравится! Веня не обманул: действительно,  кайф.
Коля. Не то слово. Я стал невесомым.
Никита. А мне кажется, что вокруг меня — ромашковое поле, и при этом цветы танцуют и поют.  Небо — необыкновенно голубое, а солнце — яркое.  А еще вокруг -  поют птички.  Красота! Фантастика!  Вот это жизнь, я понимаю! Эх, жаль сейчас здесь нет Аньки! Давай, еще по одной!
 
Коля. Давай!
 
                                                                                   Сцена  2
                                                                    
Никита просыпается дома в своей постели. 
 
Никита (сам с собой).  Голова раскалывается и тошнит… Как  и во сколько домой  пришел? Не помню.
 
Он садится на кровати и обнаруживает, что спал в уличной одежде. В комнату  входит бабушка.
 
Антонина Ивановна. Внучек, ты во сколько вчера пришел?
Никита. Ой, ба, отстань. Не помню. Что-то  у меня нет сил встать. Плохо мне.
Антонина Ивановна. Заболел, никак? (Прикладывая  ко лбу внука ладонь). Температуры, вроде, нет.  Никита. А для тебя болезнь должна быть обязательно с температурой?
Антонина Ивановна. Ну, не знаю... А что именно у тебя болит?
Никита. Душа болит, ба. Но тебе не понять. Болезнь моя называется — жизнь. Нет от нее лекарства.
Антонина Ивановна (с иронией, вздыхая)  Куда уж мне тебя понять! После войны в твоем возрасте  я уже в колхозе работала от зари до зари. Отец - погиб, а мать нас  троих на себе тянула.   Вы, молодые, не цените того, что хлеб у вас на столе всегда есть. Выдумываете себе проблемы... Душа! Мы и слов таких раньше не знали... Сейчас пойду, принесу тебе сырников. Только что испекла…
 
Выходит из комнаты и возвращается с полной тарелкой выпечки.
 
Антонина Ивановна. На вот, поешь. А то совсем отощаешь.
Никита (берет один сырник, откусывает и выплевывает). Фу, такие жирные. Меня и без того тошнит… Сегодня обойдусь без завтрака. Надо поскорее выйти на воздух. Все, бабуль, я в школу побегу.
 
Встает и  выходит из комнаты. Женщина следует за ним, охая и ахая.
 
                                                                                  Сцена 3
 
Перемена. Школьный двор. Никита и Коля сидят на лавочке.
 
Никита. Что-то на воздухе не легче!  А ты как?
Коля. Голова так и болит.
Никита. Мне тоже плоховато…  Слушай, у меня утром в комнате повсюду валялись  завявшие ромашки и мертвые птицы . Так жутко!  Но  мне хватило ума  не сказать об этом бабушке, а то бы причитать начала.  Зная, какая она чистюля, я догадался, что это - «глюки».   Думал, пройдут...  А сейчас смотрю вокруг и вижу, что  деревья вокруг корявые, а лица у всех перекошенные, как в фильмах ужасов.  У тебя такого нет?
Коля. У меня все вокруг - в черно-белых красках. Как в старых фильмах. И тошнит все время.
Никита. И меня тошнит.
Коля. Я как чувствовал, не хотел ту дрянь глотать. А ты: давай попробуем!
Никита.  Вчера -то все классно было! Тебе же понравилось?
Коля. Вчера -да, было здорово. Я впервые себя почувствовал человеком.  А сегодня - кошмар: ноги еле таскаю и картинка перед глазами серая надоела.
Никита.  После школы пойдем к Вене по поводу работы, заодно и узнаем, как избавиться от тошноты, твоей серой картинки  и моих  кошмаров. 
 
                                                                               Сцена 4
                                                                   
Коля и Никита звонят в дверь. На пороге появляется заспанный Вениамин и жестом предлагает пройти.
Коля. Привет! Ты обещал нам работу.
Вениамин. Да без проблем. Только сначала скажите, вы  действительно настроились на зарабатывание денег? Тут нужна бодрость, смекалка и находчивость. А вы, я смотрю, еле на ногах стоите.
Никита. Да, есть немного. Что-то силенок маловато. И кошмары не проходят.
Вениамин. Значит, нужен допинг?
Коля. В смысле?
Вениамин. В смысле,  надо подлечиться.
Никита. А чем?
Вениамин (протягивая им таблетки). Вот!
Коля. Наркотики я больше не буду.
Вениамин. Да какие наркотики! Что ты заладил? Спортсмены тоже допинг принимают и потом мировые рекорды ставят. А ты тут хнычешь, как девчонка. Какой из тебя сейчас работник, если тебя тошнит?
Никита (Коле). А я буду!  Если это восстановит силы и избавит  от кошмаров... (Вениамину) Давай!
Вениамин (язвительно). Что значит, давай! За красивые глазки? (Протяжно).  Купи!
Никита. У меня  нет денег! Ты же знаешь, мы хотели заработать и поэтому пришли к тебе.
Вениамин. Я же не могу вас вечно угощать. Нет денег, пойди и поищи, что продать.
Никита. А сколько это стоит? Вот, у меня телефон есть.
Вениамин. Вот это другой разговор.
Коля (Никите). Ты как хочешь, а я больше не буду. Не хочу портить себе жизнь. Здесь мне с тобой не по пути.
Никита. Колька, мы же с тобой с первого класса всегда и во всем - вместе. Неужели ты сейчас оставишь меня одного, наедине с моими  кошмарами ? Тебя же тоже тошнит, и мир твой стал серым.
Коля. Умеешь ты уговорить.
 
Коля робко вынимает свой телефон и протягивает его Вениамину.    
 
                                                                             Сцена 5
 
Конец  учебного года. Май. Жара. Окна в квартире - нараспашку, но даже гуляющие сквозняки не приносят желанной прохлады. На кухню, в углу которой работает  мощный вентилятор,    входит Никита. На нем -спортивная олимпийка с длинными рукавами, на голове - капюшон. Он  проходит мимо стола, за которым  на завтрак собралась вся семья,  и присаживается на свободный стул.
 
Надежда  Петровна (сыну).  Ты б еще в пуховик вырядился! Сегодня 32 обещают. (Остальным) Не смогла  найти свои сережки с голубыми камешками. Кто - нибудь  видел?
 
 В воздухе повисла пауза. Все молчат.
 
Виктор Анатольевич. Да кому нужны твои серьги? Куда-нибудь положила, и забыла. Теперь ищешь крайнего.
 
Никита (тихо). Вот именно. Все сразу на меня подумали. Но я ничего не брал. ( И более громко, воодушевленно, переводя  тему разговора) А эти  синоптики все время врут. Надо быть начеку, вдруг дождь пойдет?
Виктор Анатольевич. Ладно, согласен, олимпийку можно на всякий случай с собой прихватить. Но зачем в ней дома ходить? К тому же еще и капюшон надевать?
Никита (громко). Что вы ко мне пристали? Не знаете, к чему придраться? Ну,  нравится мне в  капюшоне ходить и в этой олимпийке. Преступление, что ли?
Петр Никифорович. Опять отцу грубишь?
Никита (раздраженно).  Дайте поесть в тишине! Не приставайте с глупыми вопросами!
Петр Никифорович. С глупыми вопросами? Ну, куда нам, неучам. У нас же один ты умный, а все остальные - недостойны тебя. А ну сними  капюшон, тебе сказали!
Никита (переходя на крик). Не сниму! Это мое дело, в чем ходить! Не имеете права!
 
Петр Никифорович (зятю). Ты слышал? Не имеем права! Скоро будем к нему, графу,  на прием записываться, чтобы сделать замечание. Выпороть бы тебя, сорванца!
Никита (вскакивает из-за стола, но бабушка берет его за руку и пытается  успокоить). Дед, отстань, я тебе сказал. Не то  я вообще уйду из дома. Достали уже!
 
Никита вырывает руку из руки бабушки, вскакивает и выбегает из кухни.
 
Виктор Анатольевич (выбегая за ним). Ну, это уже ни в какие ворота не лезет! Вот я ему сейчас ремня задам!
 
Слышатся  звуки упавшей домашней утвари, визги Никиты, после чего громко  хлопает входная  дверь. Виктор Анатольевич возвращается на кухню один.
 
Виктор Анатольевич. Совсем пацан от рук отбился! Я одной рукой на него ремнем замахнулся, а другой - стащил капюшон. Так он после этого на меня с ножом бросился. И глаза у него при этом были такие... Даже не знаю, как и описать. Мне показалось, что они у него  остекленели.  Упустили мальчишку. Он своей жизнью живет, и что в ней творится, нам неведомо... Куда он ушел?  Опять, наверное, к Кольке, и когда вернется, не известно. Что будем делать?
Надежда  Петровна. Он вообще в последнее время стал неуправляемым. И эти резкие перемены настроения. То радуется, как малый ребенок, то вдруг бросается на всех и заводится с пол-оборота. Вы не замечали?
Антонина Ивановна. Вчера он пришел из  школы  веселым, меня бабулей  называл и даже поцеловал после обеда, сказав, что я готовлю  лучше всех на свете.
Надежда  Петровна. Вот и мне он вчера весь вечер делал комплименты. Говорил,  что  гордится мной - самой  молодой  и красивой  мамой из всех, кого знает. Просто милашка, а не сын!
Виктор Анатольевич. А я вчера поздно  с работы пришел. Начальник попросил после смены задержаться, надо было срочно закончить наладку станка. Поэтому мне не посчастливилось застать  сына в хорошем расположении духа. Зато сегодня он мне выдал!
Петр Никифорович. Не хотели пороть, вот  и  получайте результат!
Надежда  Петровна. Папа, вот именно потому, что тебя слушали и пытались пороть, он так от  нас и отдалился.
Антонина Ивановна. Верно, дочка, добротой надо было его окружить.
Петр Никифорович. Доокружались уже! Дальше некуда!  Не удивлюсь, если скоро позвонят из полиции  и сообщат, что он на кого-нибудь еще с ножом кинется!
 
                                                                        Действие третье
                                                                                  Сцена 1
Все та же кухня, но  вечером.  Антонина Ивановна хлопочет  у плиты. Входит Петр Никифорович  и садится за стол.
 
Антонина Ивановна. Который час?
Петр Никифорович. Семь доходит. Что у нас сегодня на ужин? Похоже, я один  проголодался: молодежь не спешит за стол.
Антонина Ивановна. Запеканку творожную делаю с изюмом. Кому мало - могу гуляш предложить: днем приготовила.
Петр Никифорович (разворачивая газету). Если через пять минут никто не придет, сяду и все сам съем.
 
Вбегает  заплаканная Надежда  Петровна, бросает   сумки на пол.
 
Надежда  Петровна  (сбивчиво, отрывисто, делая паузы).  Это кошмар! .. Папа, ты как сглазил!.. Я не поверила, но она сказала, что он - наркоман!
Петр Никифорович (откладывая газету в сторону). Кого это я сглазил? И кто это - наркоман?
Надежда  Петровна. Никитка наш...Учительница сегодня позвонила и сообщила, что медицинское тестирование  в школе проводили, и у нашего мальчика - положительный   результат.
Антонина Ивановна. Положительный результат? А что это означает?
Надежда  Петровна. Мама! Да очнись ты! Мой сын, ваш внук - наркоман. Я завтра же беру отгул и с утра иду вместе с ним в школу. Галина Андреевна вызывает к себе на беседу. Кстати, очень даже похоже на правду, по крайней мере, объясняет причину его странного поведения и таинственную пропажу моих украшений из дома.
 
Входит Виктор Анатольевич.
 
Виктор Анатольевич. Всем привет! Я такой голодный, что слона сейчас съем! А вы почему не за столом? Наденька, что случилось? Почему ты заплаканная?
Надежда  Петровна. Ой, Витенька, не знаю, как и сказать тебе.
Петр Никифорович. А ты не церемонься. Начни с главного. (Поворачиваясь к зятю)Поздравляю! Вырастил ты, зятек, наркомана!
Виктор Анатольевич (с полным ртом). В смысле?
Надежда  Петровна (мужу). Ты только не волнуйся!  Может, это ошибка. Я завтра в школу схожу и разберусь во всем.
 Петр Никифорович. Ну-ну, разбирайтесь! Думаете, дым появился без огня - вопреки законам природы!
Антонина Ивановна. Дед,  ты бы масла в огонь не подливал, а лучше подумал бы, что делать.
Виктор Анатольевич (прожевав, жене). Никитка наш что ли наркотиками балуется? Ничего себе! Да! Этого и стоило ожидать! Я не удивлен. Целыми днями на работе торчу, деньги зарабатываю, а  до  ребенка никому нет дела.
Надежда  Петровна. Ты деньги зарабатываешь? А я, интересно, не зарабатываю? Я бы с удовольствием дома сидела  и воспитанием ребенка занималась, но на твою мизерную зарплату не проживешь.
Виктор Анатольевич (кивая на тещу и тестя).  А они чем занимаются? Одна - борщи варит и балует, а другой - подначивают ему постоянные порки устраивать. Те еще воспитатели.  А в школе куда глядели, как допустили?
Надежда  Петровна. У тебя все вокруг виноваты. Один ты - белый и пушистый.   Ты, как отец, когда с ним в последний раз по-человечески поговорил? А на море мы когда всей семьей ездили в отпуск? Никитке тогда лет 11 было. И все! С тех пор это беспросветное  безденежье.
 Виктор Анатольевич. А я что сделаю, если наше предприятие еле на плаву держится который год? Старое оборудование - отечественное, оно  все время ломается, а новое - импортное, так на него деталей днем с огнем не сыскать.
Антонина Ивановна. Не время сейчас выяснять отношения. Все мы виноваты, каждый по-своему. Мальчонке и доброта нужна, и строгость, но все в меру должно быть. А у нас с перегибами воспитание получилось.
Надежда  Петровна. Мама верно говорит. Пока мы, взрослые, спорили, как надо воспитывать, не заметили, как он вырос и сам свой путь выбрал. Надо теперь его к нормальной жизни возвращать. Я вот что думаю, пойду-ка я к Колькиной матери схожу, поговорю. Наверняка, там та же проблема.: сыновья-то наши всегда и везде вместе. Может, вместе с ней придумаем, что делать.
 
Надежда Петровна уходит.
 
                                                                               Сцена 2
Утро следующего дня. Детская. Входит Надежда  Петровна и пытается разбудить сына. Тот  не хочет вставать , пытается укрыться одеялом и отворачивается. Антонина Ивановна стоит в дверях и молча наблюдает за происходящим.
 
Надежда  Петровна. Вставай,  тебе говорят! Ты во сколько вчера пришел? Сейчас вместе пойдем в школу. Вчера Галина Андреевна звонила,  к себе вызвала. Я все знаю, что ты употребляешь наркотики. И у матери Колиной вчера была. Оказывается, по поводу своего лоботряса  она давно подозревала, но не хотела сор из избы выносить. А вот теперь у вас обоих положительные результаты на наркотики.
Никита. Только не делай из этого трагедию. Все что-нибудь употребляют и ничего: живы- здоровы. Отец с дедом, вон, выпивают самогон. А это тоже не очень -то полезно для здоровья.  Захочу - в любой момент брошу.
Надежда  Петровна. Так и брось, сынок, я прошу тебя. Гадость ведь это.
Никита. Как ты можешь называть гадостью то, о чем  понятия не имеешь. Да я эти последние месяцы уверенным в себе  стал.
Надежда  Петровна . Как давно ты употребляешь? И что это, таблетки?
Никита. Мама, какая ты недалекая... Таблетки - это было в начале. Ты только подумай, почему я в такую жару хожу в одежде с длинными рукавами?
Надежда  Петровна (срывая с него одеяло и хватая за руки). Ну-ка покажи!
Никита (уворачиваясь). Мне больно! Отстань!
Надежда  Петровна (хватаясь за голову и присаживаясь на кровать). А я надеялась, что учительница что-то путает. Выходит, она права. (Громко, решительно) А ну, вставай, я сказала. Не то  сейчас вызову "Скорую",  и тебя в больницу отвезут.
Никита. Мам, ну не надо меня стращать. Никто меня в больницу не заберет. Я себя нормально  чувствую, ломок у меня нет, "передоза"  тоже.
Надежда  Петровна. Ужас! Где ты таких слов нахватался! Ну, я тебе устрою!
 
Вынимает из кармана телефон и начинает звонить.
 
 Надежда  Петровна. Галина Андреевна?  Это мама Никиты. Он неважно себя чувствует, поэтому останется сегодня дома, а я  минут через  15 буду у Вас. (Поворачиваясь к Антонине  Ивановне) Мама, я  пошла в школу, а вас  запру с той стороны на ключ, чтобы этот (кивая на Никиту)  никуда без меня из дома  не ушел. Хлеба я по дороге куплю.
 
Надежда Петровна  и Антонина  Ивановна выходят из комнаты.
 
 
                                                                                Сцена 3
 
Никита, оставшись  в своей комнате в одиночестве,  откидывается  на подушку и смотрит в одну точку перед собой. Через какое-то врем , прорывая стену, словно бумагу, в комнату входит Черт со своей свитой. Повелитель тьмы бесцеремонно усаживается на краешек кровати Никиты, потеснив его.    Маленькие уродцы,  припадая к ногам Его Омерзительства, пристраиваются на полу. Подросток смотрит на гостей с неподдельным с ужасом и долго не может сказать ни слова от страха.
 
Никита (шепотом, выдавливая из себя). Вы кто такие? Как сюда попали и что вам надо?
Черт. Не задавай глупых вопросов. Ты прекрасно знаешь, кто мы.  Теперь с тобой жить будем.
Никита. Уходите, это моя комната.
Черт (повелительно, противным голосом). Была твоя, стала - наша. Стены перекрасим  в мой любимый - черный.  Кровать твою займу я, но и слугам моим  понадобится место, поэтому  тебе придется отправиться ... (кивая головой в сторону) в тот угол.
 
 Черт наваливается на Никиту всем телом, поэтому подростку ничего не остается, как сползти с кровати и забиться в угол комнаты.
 
Никита (все так же тихо и робко). Уходите! Я вас не звал! Как вы сюда попали? Сейчас позову бабушку с дедом, и они прогонят вас!
 
 Подросток пытается закричать, но не может этого сделать. Черти, обрадовавшись его бессилию,   устраивают  дьявольский  танец с криками и визгами. При этом каждый пытается задеть Никиту:  ударить, ущипнуть или бросить в него чем-то. Подросток сидит в угу, сгорбившись, прижав голову к коленям и обхватив ее руками. Он бубнит себе под нос, но его едва слышно. Когда черти падают в изнеможении от усталости, музыка становится тише, а голос мальчика чуть громче.
 
Никита (из последних сил). Мамочка, ну где же ты! Почему так долго не приходишь! Помоги мне! Я погибаю. Бабушка, а ты почему не приходишь со своими пирожками! Куда все подевались! Хотя бы дед с ремнем зашел! Я уже и ему рад! Увидел бы этих уродов и разогнал бы. Как мне плохо! Неужели, это конец?
 
Открывается дверь и входят мать, бабушка и дед.
 
 
Надежда  Петровна. Сынок, ты что забился в угол?
Антонина Ивановна. Да его трясет! На лбу испарина!
Надежда Петровна. И пульс  еле прощупывается.  (Поворачиваясь к отцу).  Пап, вызывай "Скорую". 
 
                                                                           Сцена 4
 
Белые стены больницы. Кровать, на ней лежит Никита. Рядом - установка для капельного введения лекарств.  Входят три женщины в белых халатах.
Та, что постарше, наклоняется над Никитой, осматривает его.
 
Ольга Васильевна. Как себя чувствуете, больной?
Никита (открывая глаза).  Я что, в рай попал?
Ольга Васильевна.  В больнице вы. Для вас это действительно сейчас - рай. Мы вас несколько дней в чувства приводили - чудом с того света вернули.  
Никита. А что со мной было?
Ольга Васильевна. Плохо вам было. Но сейчас все позади. Проводим лечение.
Никита.  А я что, болен? Чем?
 Ольга Васильевна. У вас - наркозависимость.
Никита. Я что - наркоман?
 Ольга Васильевна. Еще какой! Уже можно сказать - со стажем.
Никита. Но когда я успел? Всего-то несколько месяцев, как балуюсь.
 Ольга Васильевна. Вот и добаловался... Могу о будущем рассказать. Хотите?
Никита. Не надо. Я догадываюсь, что меня ждет.
 Ольга Васильевна.  Вот  то- то же! Давай, миленький, будем лечиться и работать вместе. Я тебе помогу и научу, как и что надо делать. Не маленький уже, должен понимать, к чему игры с наркотиками приводят. На мать с отцом  и бабушку с дедом посмотри. Всю ночь в коридоре просидели, домой не захотели ехать: за тебя переживают.
Никита. И даже дед там?
 Ольга Васильевна. И он тоже.
Никита. С ремнем, небось, пришел?
Ольга Васильевна. Не до ремня ему. Он капли сердечные то и дело пьет и себя во всем винит. А мать с бабушкой плачут все время. Себя не жалеешь, так о них подумай. Любят они тебя.
Никита. А можно их позвать?
Ольга Васильевна (поворачиваясь к выходу). Конечно, сейчас позовем.
 
Врач и медсестра покидают палату, а родные Никиты робко входят в нее.
 
 Надежда Петровна. Сынок, ну, как ты?
Антонина  Ивановна. Исхудал как, вот, я тебе пирогов напекла. Съешь, уважь!
Никита (приподнимаясь и садясь на постели).  Да мне уже лучше. Голова побаливает, но в целом ничего... А черти из моей комнаты ушли?
Надежда Петровна. Какие черти?
Никита. Я их реально, как вас сейчас, видел. Гадкие такие.
Виктор Анатольевич. Вот видишь, до чего ты сам себя довел. Делай выводы.
Петр Никифорович (мягко, примирительно) Напугал ты нас, внучок, я чуть не помер от горя. Ты так больше не делай, хорошо?  (Подходя  и обнимая  внука) Что мы без тебя будем жить?
Никита. Даже не знал, что вы можете быть такими...
Петр Никифорович. Какими?
Никита. Что будете так за меня переживать, что ночевать в больнице останетесь. ..Пап, а ты что, на работу не пошел?
Виктор Анатольевич. Отгулы взял. Какая работа, когда единственного сына без сознания в больницу увезли! Шутишь!
Никита. Дед, а как же твоя теория порки?
Петр Никифорович. Да какая теория? Просто думал, что меня правильно воспитывали,  хотел тебя так же... Да видно, время другое, поэтому и методы должны быть другими. Учительница посоветовала матери   к психологу обратиться. В общем, теперь она будет ходить на беседы и нас учить, как в семье наладить отношения.
 
Дед и внук обнимаются, а все остальные присоединяются к ним.
 
Никита.  А как там Колька?
Надежда Петровна (испуганно переглядываясь с остальными, тихо  и нерешительно). Да тут...не знаю, как и сказать. Ты только не волнуйся… в общем, нет больше твоего Кольки.
Никита. Как нет? А где он?
Надежда Петровна . Передозировка у него… Вы с ним почти в одно время в больницу попали, только ты - с ломками, потому что я тебя дома заперла и найденные у тебя запасы зелья выбросила,  а он - с сердечным приступом после очередной инъекции.  Врач сказала, что по статистике  у подростков сердце отказывает чаще всего из-за наркотиков. Слабенький у него мотор оказался.   В общем, жаль дружка твоего.
Никита (тихо, хватаясь за голову, вставая и подходя к окну). Не верю! Не может этого быть...
Надежда Петровна. Может, сынок! Людям свойственно умирать. Вы - подростки,  не знаете цену жизни, потому так легко  соглашаетесь на прогулки  по   лезвию ножа, употребляя всякую гадость.
Никита (подходя  к матери и кидаясь  ей на шею). Мама, что же мы наделали? Как же я буду без Кольки?
Надежда Петровна. Без Кольки? А мог бы и сам на том свете оказаться, а еще  деда с  бабушкой в могилу свести!  Их за эти дни сердце несколько раз  хватало… Ладно, ты отдыхай. Мы еще поговорим.  Раз тебе полегчало, мы домой съездим, а потом  к тебе  будем по очереди приезжать .
Никита. Да, вы идите, отдыхайте! А мне надо побыть одному и подумать.
Виктор Анатольевич. Подумай, тем более,  есть,  о чем...
 
Все уходят. Никита остается в палате один.
 
Никита (сквозь слезы). Колька, как же так! Какая несправедливость!  Умереть должен был я. Ведь  ты, словно  предчувствуя  беду, упирался,  не хотел на той вечеринке прикасаться к таблеткам. Это все я! . . Это я тебя  уговорил!.. (Подходя к стене, прислоняясь  к ней и медленно сползая). Уговорил и ...убил!
 
Мысленно Никита прокручивает в памяти моменты из своей жизни, когда они с Колей гуляли на  школьном дворе, сидели на лавочке и делились своими бедами, горестями и планами, танцевали на вечеринке у Вениамина.   / На экране за спиной Никиты мелькают цветные  фото или демонстрируется видео /
 
Никита (с мольбой в голосе). Если сможешь, прости меня, Колька! Я обязательно поправлюсь и буду всегда приносить на твою могилу свежие цветы. А еще… Я тебе обещаю, что  выйду отсюда  и ради памяти о тебе буду бороться с теми, кто распространяет эту  гадость. Ты был прав — история и археология — это романтика, и работы в нашем маленьком городе я не найду. А вот кто действительно требуется  моему городу детства, так это   чистильщики — борцы с наркодельцами, которые втягивают таких, как мы с тобой,  в свои сети. Вот их я и стану ловить, как мух,  и отправлять за решетку.  Поэтому я  пойду … в полицию! Думаю, дед и отец одобрят мое решение!
                                                                                          Занавес
 
28.01.2018
 
Рейтинг: +2 182 просмотра
Комментарии (2)
Халейг - скальд # 3 февраля 2018 в 11:32 0
Сначала полицию надо зачистить -
Повязанных с мафией срочно отчислить ...
Борисова Елена # 3 февраля 2018 в 13:27 +2
Спасибо! Сюжет подсказали мне пьесы,
рассказа иль повести...Надо подумать...
Популярная проза за месяц
122
102
99
90
89
88
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
79
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
77
74
71
70
69
67
61
Вечный зов 26 августа 2019 (Фрида Полак)
60
60
58
56
55
55
53
53
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
52
52
51
45
45
40
37