Небо ноября

16 декабря 2012 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article102413.jpg


 

«Пейзажей горизонт – немая полоса

И реки вдаль несут потоки хрусталя»

Омела – Дыхание зимы

 

Обиженное небо струило нескончаемые потоки воды на город. Вода мчалась по ливневкам и утекала прочь. Эта сырая, холодная, ноябрьская погода всегда доставляет неудобства людям. В это время года вся погода переживает мор, тот самый мор, траурные мантии которого омываются водой, туманами и отходят к зимнему, затяжному сну. Екатерина собиралась на день рождения к своей лучшей подруге Марине, которой сегодня 2 ноября исполнилось 20 лет. Марина была поэтом, ее очень любили в литературном кружке, она с легкостью жонглировала различными видами поэзии, часто придумывала на ходу длинные стихи. Легкий слог, легкая ритмика слов, легкие темы доставляли полнейшую релаксацию для слушателей. Нет, Екатерина не завидовала подруге, совсем наоборот, она очень любила её творчество и как верная, спутница соратница, всегда говорила Марине честно и о своих мыслях и о жизни в целом. Екатерина вообще была очень честной и принципиальной девушкой. Она всегда говорила что думала, поступала по совести, несла свою честь и сердце, как пламя, впереди самой себя, но у нее в жизни не было той лёгкости и самолюбования, каким наделены все молоденькие девушки. Катя выросла в очень не простой семье. Так сложилось, что в этой маленькой ячейке общества сошлись сразу несколько эгоистов, способных грызть кости друг другу, дабы урвать себе кусок побольше. Катин отец, Валерий был юристом. Он давно перестал воспринимать нормальные человеческие отношения, заменив их общепрининятым этикетом, судебной и тюремной иерархией. За долгие года, он отвык от простого общения с женой, от детской ласки, постоянно разматывая дела криминальной России. Мать Кати, Нина, была учителем в школе для душевнобольных детей. За 15 лет стажа, она тоже охладела ко всему на свете. И если она раньше намеревалась стать бабушкой, переехать с областного центра в дачный посёлок, где был построен большой дом, посадить там огород и сад, дабы там растить внуков, то теперь же даже мысль о замужестве дочки, или женитьбе сына приводила её в ужас. И наконец, брат Ярослав. Он был гопником, простым русским гопником, тем, кого принято именовать русским быдло, для кого пьянки, легкие наркотики, драки, грабеж, милиция является обыденностью. И среди всего этого великолепия, выросла Екатерина, с детства воспитанная на романтических книгах, рок балладах и романсах XIX века. Нет, она не была столь же оторвана от нынешнего времени, как может показаться, просто девушка была романтичная, умная и при этом совершенно потерянная в жизни. Она все прекрасно понимала, и свое положение в жизни, и свои возможности и то, что она совершенно не вписывается в молодежную среду. В принципе, она давно свыклась с мыслью, что останется на всю жизнь одна, без любимого человека, без детей и подруг. У Кати был сейчас один друг, она по своему любила его, но не испытывала к нему ничего кроме симпатии и уважения, за то что он дружит с нею, любит, тихо и самозабвенно. Но она не могла полюбить его, хотя и старалась всеми силами. Не зажигал Юрий в ней той девичьей радости, того бешеного огня, что хотелось испытать. Катя понимала, ей со всеми не по пути. У нее есть своя дорога, которую нужно пройти, но для начала необходимо эту тропинку отыскать. И лишь две верные подруги Марина и Анна были всегда рядом. С ними можно было делиться самым сокровенным и душевным. И вот сегодня, как раз Катя в очередной раз захотела сбежать из семейного ада туда, где она могла расслабиться и получить удовольствие. Девушки договорились встретиться в кафе на ЖД вокзале, так как Анна уезжала домой. Но Кате не повезло. Не успела она уйти из дому, не встретившись с домочадцами. В прихожей комнате, она столкнулась со своим братом, пришедшим домой пьяным. Едва он открыл дверь, начал материть всех родственников, зная что его в семье никто не одолеет. От чего он чувствовал себя полноправным хозяином квартиры. Девушка что-то ответила ему невнятно, не желая портить себе настроение перед торжеством, но брат сорвался на нее и прошел в свою комнату. К ней подбежал пес. Это была простая дворняжка, подобранная Катей пять лет назад возле магазина продуктов. Девушка объяснила Юджину, что сегодня гулять не получится, поскольку ей надо идти и пёс поняв эти слова опустил морду к полу и пошёл лег на свой коврик, лежавший в углу коридора. Катя опять убедилась, что животные намного умнее и мудрее многих из тех, кого называют «человек разумный». Она обулась и вышла из дому. На ней были черный плащ, высокие черные сапожки и черные джинсы, черный зонтик добавлял строгости. Спустя двадцать минут она пришла в кафе, где уже сидели ее подружки и еще один незнакомый парень. Поздоровавшись и познакомившись с ним, Катя поняла, что это был сосед Анны, который тоже ехал домой с учебы в родной Анин город. Девушки сидели, что-то вспоминая из своей жизни. Что-то говорил парень, так же он рассказывал о своей недавней поездке на раскопки какого-то древнего поселения. Это очень заинтересовало Катю. Она никогда сама не думала о том, как люди жили в древности на нашей русской земле. Будучи православной христианкой, ей и в голову не приходило капнуть самой вглубь родной земли, узнать как было здесь до того, что принято считать рождением государства российского. А здесь парень говорил о том, что он своими руками греб землю со святых курганов, держал кости предков, их украшения и оружие. Здесь же Анна сочинила маленькое стихотворение.

 

Я б руками греб курганы,

Чтоб до правды докопаться,

Были на Руси свои изъяны,

Но нет того, на кого ровняться!

Всюду кости, всюду стрелы

Только плач детей не слышен,

В жизни есть измены,

Поминальной тризны.

 

Время неслось быстро, едва только Катя пришла сюда, как пролетело пару часов и ей надо было уже думать о том, что скоро нужно будет вернуться домой. Девушка глянула на часы, весящие на стене кафетерия. Они показывали 20:37. На улице уже стемнело, везде зажглись разноцветные фонари, рисующие красивые переплетения света. Город вступал в царство электрической иллюминации. Спустя несколько минут в Катиной сумочке зазвонил телефон. В трубке звучал встревоженный голос матери, которая попросила Катю вернуться скорее домой. Девушка спросила о том, что случилось, но женщина ничего не ответила и отключилась. «Проводить Анну теперь не получится, как и не удастся посидеть с Мариной дольше, чтобы поговорить по душам» – подумала Катя. Девушка попрощалась с молодежью и вышла на улицу. Маршрутки уже не ходили, троллейбусы тоже. С неба моросил противный, холодный дождик, который смешивался с туманом. Девушка посмотрела на черное небо, которое было хмурым, словно ему тоже не нравилось приближение зимы. Она раскрыла зонтик. Несколько машин проехало возле неё, громко шурша колесами по мокрому асфальту. Катя шла, думая, что отец с братом опять подрались, или брат вновь кинулся на соседей, или побил маму. Ей хотелось схватить этого урода за шиворот и сбросить с пятого этажа, или отправить куда-нибудь в Сибирь, чтобы он там работал на самой тяжелой работе и даже не думал о пьянке, или отдыхе. Такие мысли посещают многих людей, которым довелось жить бок о бок с алкоголиками, семейными тиранами, или наркоманами. Катя знала не понаслышке, чего стоят такие слова. Дорога показалась ей очень длинной. Она шла быстро. Навстречу ей прошли трое парней, которые попытались что-то сказать девушке, но она промчалась мимо услышав кавказский акцент. Все её мысли были теперь о том, как узнать заранее, что же произошло дома. По дороге еще раз позвонила мама и узнав, что дочь подходит к подъезду, сказала, чтобы она подождала ее у дверей. Катя остановилась над ступеньками в ожидании мамы. Женщина спустилась встревоженной. Она сказала, что пропала их собака, которую вывел погулять Валерий. Он убежал вслед за какими-то бандитами, оставив пса на улице. Сейчас он находится в полицейском участке, вместе с хулиганами. По его словам, собаку он оставил где-то возле площади музея антропологии человека и эволюции животных. Еще не совсем поверив в услышанное, Катя, повернулась и пошла в ту сторону. Девушка всем сердцем любила пса, которого назвала Юджин. Мама догнала дочку, взяла под локоть и дальше они пошли вместе, говоря только о псе. Они вспоминали, как часто брали его с собою на дачу, как он там бегал по берегу озера, как плавал с ними на лодке, как умело ловил рыбу на мелководье. Они проходили двор за двором, звали пса по кличке, но он не отзывался. Потом дойдя по площади, возле музея, женщины увидели нескольких собак, к которым Катя подбежала, но это оказались бездомные псы, кинувшиеся на девушку. В этот момент, ей не было страшно. Человек становится смелым, когда знает что близкому нужна его помощь. Только когда девушка отошла от стаи бродячих псов и увидела слёзы на глазах матери, ей стало страшно и больно. Страх и боль, как алкоголь ударили в виски, от этого закружилась голова и стало тяжело дышать. Боль распиливала рану, но тоненькая ниточка надежды еще теплилась в девичьей груди. Взяв маму под руку, Катя повела ее по улицам в сторону полицейского участка. Они вышли в сквер, где часто она гуляла с Юджином, и где так нередко приходилось плакать от того, что люди презрительно смотрели на девушку, гуляющую с простой, безродной собакой. Нет, Катя, никогда не променяла бы свою дворнягу ни на лабрадора, ни на пуделя, ни на сенбернара. Порода собаки имеет значения для тех, кто любит себя, а не животное. Для кого мнение окружающих, и восхищение чужих людей имеет большее значение, нежели жизнь отдельно взятого животного. Катя шла, вспоминая презрительные взгляды собаководов, когда ее Юджин всегда первым приносил брошенную палку, летающую тарелку, или резиновый мяч. Катя любила эти мгновения, потому что люди всегда хвастались своими дорогими собаками, а они всегда проигрывали в ловкости ее Юджину. Только сейчас она призналась в этом маме, которая очень удивилась тому, что её дочь может испытывать какие-то чувства, присущие живым людям. Нина привыкла, частично от не внимания, частично, из-за усталости от работы с трудными подростками, что дочь всегда замкнута, всегда живет в обществе прочитываемых ею книг, в каких-то непонятных гитарных музыкальных ходах, в грохоте которых она что-то черпает для себя. Нина слушала дочь и удивлялась, сколько в ней оказалось добра не только к псу, но и к жизни в целом. Дочка рассказывала одну историю за другою, где она была всегда с Юджином, где они вдвоем помогали то детворе, то старикам, а то и вовсе взрослым здоровым мужчинам. Нина слушала дочь, а сама думала, что жизнь прошла мимо неё. Она только сейчас поняла, что ее дети стали взрослыми. Сын пошел по своей извилистой дороге, а дочь вот-вот расправит крылья и выпорхнет из родительского гнезда. Женщина присела на первую попавшуюся скамейку и пожаловалась на головокружение. Женщине не хватало воздуха. Она расплакалась, не смея признаться дочери в истинности своих тревог. Катя стояла рядом с нею, не решаясь обнять родную маму, поскольку никогда не прижималась к ней. Как к верному защитнику. Катя мялась, топчась на одном месте. Через некоторое время у Нины зазвонил телефон и она услышала голос супруга, который сообщил, что он уже дома. Муж сказал, чтобы они тоже возвращались обратно. Нина согласилась и отключила телефон. Женщина всегда быстро прерывала беседу на полуслове, дрожа каждым рублем на счете мобильного телефона. Катя хотела идти одна искать щенка. У нее текли ручьи слёз по пропавшему другу, потому что Юджин был единственным другом, в ее жизни. Девушка нехотя пошла за мамой, которая пыталась успокоить дочку словами в которые и сама толком не верила. Катя же представляла, что если отмотать время как магнитную ленту, то можно было все исправить, изменить. Она шла позади матери, оглядываясь и всматриваясь в глухую темноту осеннего вечера. Где-то были слышны голоса молодёжи, грубый собачий лай, визг тормозов, гул моторов, но не было слышно того ласкового визга родного пса. Катя плакала, сердце ныло, и от этого начинала сильно болеть голова. У Кати всегда так было, когда она чувствовала тревогу, или беду, начинала болеть голова. Боль была острой, все мозги будто надувались и в одночасье лопались. Чувство обреченности все росло, от того что пропал, все понимающий, преданный, любящий самозабвенно друг. Только был маленький лучик надежды, что пес вернулся самостоятельно домой. Эта надежда и вела девушку туда, куда возвращаться совсем не хотелось. Ведь её родной дом не был той крепостью, в которой даже стены греют в холодный зимний день. Три комнаты делили мама, отец и брат тиран, которого боялись все домочадцы. Брат занимал один комнату, отец другую, а Катя с мамой самую маленькую, бывшую детскую, в которой выросли и Катя и Ярослав.

Серая жижа грязи, мокрого снега, дождя и неубранных листьев прилипала к подошве, мешая идти спокойно по улице. Дом становился все ближе. Катя смотрела в свои окна, на высоком пятом этаже и думала, что Юджин уже дома, но едва переступив порог квартиры поняла, что собаки нет. Отец ругался с сыном, обвиняя друг друга в том, что за собакой нужен уход. Мать с порога начала успокаивать мужчин, но те быстро перекинулись на неё с обвинениями, а потом когда вошла в кухню Катя, Ярослав кинулся на неё, с криками. Он попытался ударить её, но девушка успела отскочить в сторону и на скорости пьяный парень врезался в дверную коробку, ударившись носом, из которого тот час полилась густая, темно-красная кровь. Он громко выматерился и вытирая руками кровь, снова метнулся к Кате, но она оттолкнула брата и он упал, удавшись головою о кухонный стол. Он закрыл глаза и захрипел, дышал он в это время очень тяжело и семья испугалась. Отец подбежал к сыну, поднял его и оттащил на кровать в его комнату. Выйдя от туда он ударил Катю по щеке и выматерив, заявил, что не потерпит убийцу в своем доме. Он толкнул дочь, в спину к двери и крикнул, чтобы та убиралась. Катя стояла не шевелясь. Она совсем не понимала, что сейчас произошло. Ей хотелось объясниться, сказать, что толкнула брата, чтобы тот не ударил её, но только слова застряли в горле, они будто комок колючей проволоки вцепились в гортань. Девушка и сама не понимала, как могло произойти все это. Но увы каждый человек слушает только то, что он понимает. Брат встал, ударился лицом об коробку, затем сразу кинулся на неё, а она лишь немного толкнула его в другую сторону. Она ведь его не убивала. Катя думала, что убивают непременно ножом, топором, или пистолетом. В общем, чем-то очень тяжелым, или быстро действующим. А тут не было ничего подобного. Ей стало еще страшнее от того, что жизнь оказывается настолько хрупкой. Вся её двадцатилетняя судьба пролетела перед глазами, словно это был короткометражный фильм, или рекламный ролик о лучшей жизни. Девушка почувствовала, как на запястье щёлкают наручники, как ее ведут в тюрьму под лай немецких овчарок и как судья выносит вердикт, что ей грозит пожизненное заключение, или муки на каторге, где-нибудь на Колыме. Но тут мама вышла из комнаты Ярослава и тихо, почти шепотом сказала, что он жив, только видимо сотрясение. Катя смотрела на маму, ища в ее взгляде защиты, или поддержки, но женщина осталась холодна ко взгляду дочери. Катя опять почувствовала, как комок вцепляется в её горло, как проволока протыкает гортань, как внутри сочатся ручьи крови. Они заливают всё, выдавливая жизнь из организма. Отец вновь подошёл к ней сзади и толкнув в спину сказал: «Ты что стоишь, убийца? Ты думаешь, если мой сын остался жив, тебе это все сойдёт с рук? Если ты думаешь так, то тебе нечего делать в моём доме! Иди...» - отец послал ее туда, куда отправляют всех тех людей, которые осточертели давно. Катя сделала шаг в сторону двери и обернувшись ответила, что не хотела смерти брату, но случись бы эта трагедия, ей было бы намного жальче Юджина, чем этого алкаша. На эти слова отец взорвался. Он подскочил к ней и схватив дочь за плечи начал угрожать ей, и унижать, обзывая то отличницей, то девственницей, то вообще отшельницей, на которую нужно пустить кучу разъярённых, голодных чеченцев. Катя старалась разъяснить отцу, что не виновата в случившемся с ее братом. Но мужчина не мог переносить ни её, ни жену и не слушал Катю вовсе, твердя о своём сыне, о том, что он вырос настоящим мужчиной, умеющим делать все и пить и жить. Катя понимала, что отец говорит так, только из-за страха, который он испытывает перед Ярославом. Он боялся, что данная история может плохо сказаться на его репутации одного из лучших адвокатов города. Одно дело иметь сына - алкаша, совсем другое - дочь, убившую или попытавшуюся убить своего родного брата. Она открыла дверь и вышла на лестничную площадку. Там тускло горела лампочка и было холодно. Давно здесь не было батареи, а трубы плохо прогревали помещение. Катя спустилась на площадку между этажами и села на теплую трубу. Пол и стены были грязными, затопанными, всюду были разбросаны окурки, обвёртки от конфет и шкурки от семечек. Даже на высоте полутора метров были следы от протектора подошв. Девушка сидела, думая над тем как людям удаётся так не любить место где они выросли. Ведь патриотизм рождается от любви к своему детству, жилищу и окрестностям, а не из экранов телеканалов и ласковых речей власти. Любовь к родине это любовь к тому как ты вырос. Стоял запах то ли мочи, то ли чего-то протухшего. Долго находиться здесь Катя не могла. Она встала и спустилась на улицу. Дорога назад была отрезана и ей не к кому было идти. Девушка  шла тихо по двору, удаляясь от родного подъезда. Ночь скрывала ее боль и слезы от всего мира. Время покрывало ее отчаянием и тем самым чувством отверженности и пустоты, когда человеку некуда идти, а дома не существует. И как на зло, не было рядом Юджина, которому можно было все прошептать на ушко и тот выслушает, посмотрит своими добрыми глазами и оближет нос своим холодным языком. Катя села на скамейку и расплакалась. Так больно ей не было ни разу в жизни. Девушка не стеснялась, она плакала во весь голос. Для неё попросту мир перестал существовать, так как только что она поняла какими жестокими могут быть родные люди. Ведь, если бы Ярослав ударил её, то ему бы все сошло с рук, потому что его бояться и мать и отец. А страх сковывает чувство сопереживания из-за того что сам можешь пострадать. Во дворе было чудовищно тихо, не было ни местных гопников, ни простых прохожих. Ноябрь не любит бродящих и не терпит долгих уличных прогулок горожан. Катя услышала, что звонит ее телефон, но отвечать совершенно не хотелось. Мелодия вырывалась протяжными мелодиями из кармана. Будто вьюнок тянущийся к Солнцу. Тут же к девушке подошла мама и села рядом, обнимая ее крепко руками. Женщина была одета в теплую куртку, пахнущую домашним ароматом. Катя вдыхала его, как нечто, что уже давно покинуло ее душу. В голове возникали картинки из детства, школьные годы, институт. Казалось, все это было не с нею, а с другим человеком, у которого жизнь удалась, который живет теперь далеко отсюда и никогда не пересечется с той, что сидит здесь, на сырой лавочке и дышит холодным воздухом. не желая вернуться назад. Мама предложила дочке еще раз пройти по тем улицам, где всегда они гуляли с Юджином и Катя молча встала, взяв маму под руки пошла рядом с нею. Говорить обоим не хотелось, поэтому они шли безмолвствуя, прислушиваясь к городским ночным звукам. Снова был слышен тот грудной голос огромной собаки. Где-то звучала веселая музыка, в небе летел самолет, по дорогам ездили машины и их покрышки шипели на мокром асфальте. Тихий ветерок пронизывал Катю, но она пыталась согреться мыслями, настраивая себя, что нельзя поддаваться холоду и сну. Прогулявшись более двух часов, дамы так и не встретили собаку, и мама все-таки уговорила вернуться дочь домой. Катя же вспомнила, что ей когда-то друг обещал найти съёмную квартиру, дабы она ушла из семейного ада. Ей хотелось позвонить парню, да только где он найдет квартиру в полночь. Катя шла молча домой, подумав о том, что нужно прыгнуть в воду с моста. Эта мысль пришла к ней сразу, загоревшись яркой свечой в душевной пустоте. Она была чем-то естественным, чем-то очень обыденным, по-крайней мере так показалось Кате в этот момент. Она остановилась и сказав маме, что сейчас вернётся побежала в сторону моста. Она бежала быстро, думая чтобы ее мама не смогла догнать и отговорить от броска. Катя бежала и думала, что прыгнет не останавливаясь, не задумываясь над своим поступком. Но едва переступив мост, она увидела как там стояло несколько человек, громко смеясь и танцуя на тротуаре, возле перилл. Катя остановилась. Ей показалось бессмысленным прерывать их веселье. Девушка развернулась и увидела подходящую маму. Женщина схватила дочку под руки и обняла. Катя почувствовала, как женщина тихо плакала. Ей стало стыдно от того, что заставила родную мать плакать.

- Если бы ты прыгнула, я бы сиганула за тобой. – сказала Нина, еще крепче прижимаясь к девичьей груди.

- Я бы не смогла, мама... не смогла бы... но очень хотелось! Так хотелось, что не могу найти слов рассказать тебе.

- Тебе не о смерти надо думать. А о парне, который сможет тебя вознести к небу.

- Ты что, мама? Какой парень? Чтобы вся моя жизнь превратилась в сплошной кошмар, как было до этого? Нет таких мужчин, за которых бы я пошла! Лучше остаться одной, лучше прыгнуть с моста, но не терпеть того что довелось пережить от брата и отца. Мужики только и умеют сливать свою сперму в нас, да гордиться тем, что они сильнее нас, выносливее! Всё! На большее ни один мужик не способен!

Девушка почувствовала как мама застеснялась, услышав от дочери такое, да и Катя сама не ожидала, что скажет именно это.

- Не говори так, Катя... ты не знаешь их... любимый мужчина поднимает свою женщину к звёздам.

- Поднимает, чтобы бросить её и чтобы та ударилась о землю. Они любят коллекционировать разбитые девичьи сердца. И всё! И всё! – подтвердила Катя.

- Ты не можешь судить о всех мужчинах по двум неудачникам!

- Да они же все козлы!

- Ты близко не знаешь никого, как ты можешь говорить такое? Разве Юра тоже козёл?

- Мама, а ты знаешь многих? Ты многих перебирала? Тогда почему связала свою жизнь с тем, кто хуже всех на свете? Что, не было лучше мужика, чем мой папочка? Может быть ты, тоже не хотела посмотреть по сторонам? – Катя говорила это, а сама в душе корила себя за сказанное. Всё нутро сопротивлялось этому потоку слов, но ей нужно было выплеснуть сразу всю обиду

- Всё, Катя замолчи... мы не поймем одна другую... вот когда будешь с мужчиной жить, тогда поймешь, что они могут нас лечить...

- И калечить тоже!

- И калечить тоже... здесь ты права...

- Почему нет спокойной жизни? Почему людям-то всегда не хватает того, что есть у них? Неужели нельзя довольствоваться малым?

Нина ничего не ответила. Они подошли к подъезду, женщина открыла дверь и впустила первой дочку. Сама же шла позади, думая о том, чтобы Катя не сбежала. Звуки шагов заполнили эхом пустое помещение. Дома было тихо. Оба мужчины спали. Мама тоже легла в кровать, а Катя пошла в ванную, налила там горячей воды, разделась и легла в ванну. Теплая вода согревала и расслабляла усталое тело. Девушка не прекращала плакать. Ей было жалко и собаку и саму себя. Катя лежала, а сама думала: «Ты уже наверно, видишь третий сон, Юджин. Я уверенна, что тебе они сняться хорошими. Ведь добрые сны сняться только таким прелестным созданиям как ты. А мне вот, не спится. Знаешь, я сейчас сидела на лавочке. Промерзла до костей, но ощутила себя свободной от всего на свете! Да, это самое ужасное, что изменилось во мне, я теперь ощущаю, что я свободна, от всего на свете. У меня нет привязанности, тем более чувств к родным. Ты меня за это осудишь, и не стоит в этом сомневаться. Я смотрела в окно. В нем горел свет и был виден падающий снег он был белый и холодный, как мой отец, или брат. Но он казался мне тёплым и спокойным, наверно потому что я думала о тебе. Думала, как было бы здорово оказаться рядом с тобой, будто не видела тебя уже долго предолго. Мне снова хотелось поговорить, с тобою встретиться взглядами. Как жаль, что нас разделяет неизвестность. И как жаль, что поступив так с тобою, я не смогу загладить свою вину. Если бы ты только знал... Если бы знал, как я страдаю от одиночества. Как я устала от своей однообразной, скучной жизни. От этих стен, от этого запаха, от этих предметов, что окружают меня каждый день. Я хочу к тебе, мой Юджин. Завтра будет новый день и я обязательно тебя найду. Я обойду весь город, но найду тебя» - Катя почувствовала себя расслабленной и сонной. Она обмоталась полотенцем и вышла из ванной. Высушим волосы феном, она легла спать...

...Выйдя из какого-то серого тумана, в месиве которого ничего не было видно, Катя оказалась на дороге, которая пролегала в широком поле, где-то над горизонтом росла лесополоса, а с другой стороны блестело голубое озеро. Девушка шла по залитому Солнцем полю и не понимала, где же она находится. Бесконечно длинные облака растекались по небу причудливыми формами, они порхали в вышине необычайно красиво. Дул легкий ветерок, в котором  звучала неземная музыка. В ней было нечто от настоящих барочных мелодий. Легкая, полупрозрачная, невесомая гармония, от звуков которой на душе становилось теплее и лучше. Музыка жила на этом поле своей, необъяснимой жизнью. Она крутилась, сворачивалась, растекалась в дуновениях ветра и воспаряла под небесную чашу. Её звуки летали, как невидимые духи, как ангелы, живущие в самых потаённых местах рая. Каждая травинка, каждый лепесток отражал божественные звуки и от этого музыка только обогащалась и становилась еще краше! Катя шла, наслаждаясь этой красотою. Как она здесь оказалась и куда она направляется ей было неведомо. Девушка только шла, не понимая что с нею происходит, боясь остановится. Внезапно дорога исчезла, уступив место огромному деревянному мосту, который держался тросами на больших железных опорах. Эти два черных исполина были выкованы из отдельных кусков, и при ближайшем рассмотрении, Катя заметила, что столбы состояли из кованного железа, на них всюду были листья и цветы. Ничего подобного девушка никогда не видела. Такие цветы не растут в России. Они походили на розы, только лепестков было в трое, а может и вчетверо больше, чем в этих прекрасных цветах. Здесь не было ни шипов, ни каких-то повреждений. Она подошла к столбам и те зашевелились. Каждый цветок, каждый листик повернулся к ней и всюду запахло пыльцой. Этот запах был во сто крат приятней всех земных ароматов. От него девушке стало еще лучше, чем от музыки, хотя через какое-то время, Катя почувствовала, как этот летучий аромат является только одной гранью этой музыки. Столбы извивались в такт мелодии и девушка поняла, что ей нужно идти на другой берег. Едва она ступила на деревянный мост, как тот загудел и снизу донеслось до ее ушей мелодичное речное течение. Вода стекала по камням, падала с небольших камней вниз, пенилась и переливала яркий солнечный свет. Девушка посмотрела на светило и увидела, как оно меняет один цвет на другой. Несколько секунд оно жёлтое, потом потихоньку переходит в красный цвет, а после в синий, и фиолетовый, а затем снова светлеет и становится жёлтым. «Как здесь красиво» - подумала она и пошла по мосту. Снова здесь был густой туман, через который пробивались солнечные лучи, разукрашивая серую пелену всевозможной красотой. В этом сгустке капель Катя увидела десятки ярких образов, сотни изображений, собственных мыслей и фантазий. Девушка шла, озираясь по сторонам и не понимала, что же с нею происходит. Ей нравилось все, что было вокруг, словно попала она куда-то очень глубоко в собственное сознание и гуляла в нем, очаровываясь всем, что доселе было не понятным. Но снова ее накрыл туман. Он был плотным, скрывавшим все что окружало здесь девушку. Катя вышла из тумана так же неожиданно, как и вошла. Она оглянулась, но обернувшись, не увидела ни тумана, ни моста. Всюду были красивые белые, асбестовые и мраморные скульптуры. Здесь стояли и красивые юные девушки, и богатыри и животные и совершенно не понятные существа, то ли из сказок, то ли из каких-то древних мифологий. Катя шла мимо них, немного сторонясь странных существ. Она подолгу засматривалась на красивые работы умелых скульпторов, и удивлялась до чего же человек может доводить свою работу. Все скульптуры были произведениями искусства. Все они были потрясающими. Девушка шла, находясь под таким впечатлением, что спроси у нее который час, она бы удивилась, что есть время, или какие-то календарные даты. Так же как и всюду, здесь была та красивая барочная, или даже еще более возвышенная музыка. Голоса дивных птиц сплетались в унисон с красотою этих мраморных творений, с этим загадочным музыкальным ветром и удивительным переменным светом, так быстро меняющимся оттенком, что глаза не перестают радоваться этому светопреставлению. Катя почувствовала спиною, на себе чей-то взгляд. Она обернулась и увидела красивую маленькую девочку, несущую в руках белое льняное полотенце. Она была одела в белое льняное платье.

Белые волосы так же как и все здесь излучали свет, и удивительно чистые глаза, девочка обладала взглядом, не знающим ни пороков, ни матерных слов. Этот милый ангелочек смотрел на Катю, едва улыбаясь, той самой небесной улыбкой, что бывает у самых маленьких детей.

– Как мне пройти к Юджину? - спросила Катя. Она ни на секунду не засомневалась, что девочка знает дорогу, но этот миленький ангелочек стоял и просто любовался незнакомкой, пришедшей без приглашения. Катя повторила свой вопрос, и только помолчав немного, девочка сказала, что здесь можно идти в любом направлении, и придешь туда, куда нужно. Здесь каждый выбирает свой собственный путь, и неважно куда идти, главное двигаться и ты придешь именно туда, к чему шёл. Катя не поняла ответа и отвернувшись от девочки пошла вдоль стройного ряда скульптур богатырей. Они были такими огромными, что девушке стало очень приятно находится, возле таких мужчин, пусть даже каменных. Красивые мускулистые мужские тела, были одеты в военные, железные кольчуги, доспехи, в руках зажаты огромные копья, стрелы и мечи. Судя по их виду, скульптурам не меньше тысячи лет, поскольку нынче нет таких великих мастеров. Девушка шла, думая как же здесь красиво и как же ей посчастливилось побывать в таком прекрасном месте. Пахучие травы под ногами излучали такие восхитительные ароматы, от которых Кате хотелось летать. Вокруг никого не было, но она всей спиной чувствовала, что за нею наблюдают какие-то внимательные взоры. Это ощущение сильно сковывало её лучезарную радость. Катя увидела огромный дуб, растущий в стороне от всех этих статуй. Она побежала к нему, он был огромного размера, несколько ответвлений тянулись в небо, где скручивались между собою тысячами разных веточек. Огромный, толстый ствол был покрыт старой корою, Катя осмотрела дерево, походила вокруг него, удивляясь его размеру. И лишь спустя несколько минут заметила золотую цепь, которая опоясывала и ствол дерева и его огромные ответвления. Цепь сверкала под Солнцем золотом, оно было таким жёлтым и казалось, что цепь это запутанный солнечный луч. Катя дотронулась до золотых звеньев, пощупав её, словно хотела удостоверится, что цепь настоящая. Сзади к ней кто-то подошёл, Катя оглянулась и снова увидела эту маленькую девочку. Та стояла, немного улыбаясь той самой ангельской улыбкой, которую изображали великие художники эпохи возрождения. В глазах девочки была та самая божественная мудрость, которой наделены самые чистые люди на свете. В них хотелось просто смотреть и ни о чем не думать вовсе. Но в душе дрожала птица и она не давала покоя. Ей хотелось направится к Юджину, и увидеть его хоть краешком глаза. Девочка протянула свою маленькую ручонку, в которой она держала небольшой аленький цветочек. Катя посмотрела на этот цветочек, а он искрился, как в сказках. Девушка не поверила собственных глазам. От удивления Катя закрыла свой рот ладонью, дабы не напугать девочку. Но девочка подкинула над собою цветочек и тот завис в воздухе, словно умел летать. Он танцевал, рассыпая свою искристую пыльцу. А потом упал на открытую ладонь девочки.

- Как тебя зовут, девочка? – спросила Катя. Ей очень хотелось пообщаться с этой красивой девочкой.

- Имя? – как-то очень удивленно спросила девочка... Когда-то имя было у меня.. а теперь оно не нужно мне... здесь никто ни к кому не обращается... мы тут живем каждый в своем мире, в том мире который мы заслужили при жизни...

- Прости, ты говоришь при жизни заслужили... а мы сейчас где?

- Мы... это я умерла в возрасте 6 лет, а ты здесь в гостях...

- Где это я в гостях? – немного со злостью спросила Катя.

- Не надо здесь гневиться! Здесь так тихо, так хорошо, а ты повышаешь голос. Вот смотри, от того что ты сказала с небольшим гневом, завяло несколько цветов! И теперь их не вернуть к жизни. Они увянут и не принесут больше никогда новых цветов.

- Ой, прости, я не хотела... мне бы к Юджину пройти... ты не отведешь меня к нему?

Девочка немного помолчала, а потом протянула второй раз руку и Катя взявшись за неё, пошла следом она только сейчас поняла, что сказала девочка ей.

- Ты говорила, что умерла в возрасте 6 лет? Тогда мы с тобою в раю? – удивлённо спросила девушка.

- Да, в раю, только тебе здесь долго нельзя быть... и мне с тобой тоже нельзя разговаривать.. тебя надо было выгнать сразу же.. но я не могу.. потому что Юджин нуждается в тебе...

Катя смотрела по сторонам. Всюду были удивительные статуи, здания, различные храмы, удивительный город-сад, в котором росли чудеснейшие деревья. Миллионы видов цветов, которые пахли так, что кружилась голова. Вдали ходили люди, покрытые белыми одеждами. Они шли небольшими группами, о чем-то разговаривая. Тихо улыбались и снова что-то говорили. Только Катя не могла понять их слов. Пройдя два, а может три красивых моста, чьей красоты она не могла даже описать, ей открылся красивый ритуал, в котором участвовала целая группа людей. Все они были одеты в длинные белые платья, на ногах были красивые желтые босоножки, с маленькими крыльями по бокам. Люди окунали какие-то ткани в воду, потом танцевали с ними, тянули их к небу, приподнимая над собой и снова окунали в эту воду. А между тем, вода находилась в больших золотистых купелях. Катя почувствовала, что девочка отпускает ее и не успев понять это, девочка растворилась в воздухе. Девушка подошла к этим людям и увидела, что здесь на большом мраморном пьедестале лежит её Юджин. Он весь мокрый, грязный, весь в крови, с грустным взглядом, полным боли и отчаяния. Катя бросилась к нему. На ее глазах появилось озеро слёз. Обнимая собаку, Катя чувствовала, что его сердце тихо бьётся. Оно излучает свет, как далёкая звезда, борющаяся с темнотою летней ночи. Катя кричала имя собаки, но он только глядел в пустоту, изливая горькие слёзы. Он уже не скулил, не шевелился, Юджин только смотрел вдаль и ничего не видел в кромешной темноте своих глаз. Он умирал. Катя оглянулась и увидела, что люди уже не пляшут и не продолжают свой ритуал. Теперь они тоже тихо глядели на нее и собаку. Катя сильно разозлилась, но заметила, как сразу же повяли несколько цветов и с них так же посыпалась искристая пыльца, постаралась успокоиться. Люди ничего не сказали ей, а она им, потому что не знала что сказать... Катя села рядом с собакой и положила свою голову ей на лапки, подставленные под ее мордочку. Теперь ей не хотелось никуда идти, ни рассматривать эти красоты. Катя нашла своего верного друга и ей большего не нужно было.

 

Вдруг она услышала лай собаки и открыла глаза. Была она теперь дома. Чувствовалась та же угнетающая атмосфера семейного раздора, которая не вмещалась в комнатах и давила на стены, и те казалось, вот-вот рухнут и завалят весь подъезд. Было еще темно. Солнечный свет застрял где-то в серой вате туч, наполняя небо серой краской. Катя накинула халат и вскочила на балкон. Она позвала Юджина, но подбежала совсем другая собака. Она заскулила и завиляла хвостом, ожидая, что сверху ей бросят что-нибудь поесть. Катя протерла лицо руками, поправила волос и вошла в свою комнату. Сон как рукой сняло. Девушка оделась, умылась и поставила чайник на газовую печь. Она стала вспоминать свой сон. Это было нечто совершенно не похожее ни на что, что было с нею раньше. Ей вновь захотелось вернуться туда, в эти прекрасные долины к Юджину. Время тянулось чудовищно медленно. Оно словно скотч клеилось и совершенно не двигалось вперед. Секундная стрелка на белых часах, висящих на дверце кухонного шкафа нарочито медленно считала собственные шаги. Катя сидела и ждала, когда же закипит вода в чайнике. Она открыла дверцу во втором от стены шкафу, достала оттуда кружку, ложечку и сахарницу с баночкой кофе. Обычно девушка доставала все эти предметы в два приёма, сегодня же получилось ухватится за все сразу, не упустив ни одной вещи. Катя насыпала в кружку одну ложечку кофе и три сахара, перемешала и посмотрела в окно. Город оживал. В разных квартирах загорались лампочки, по видимому люди собирались на работу. Закипел чайник. Она налила воду, потом достала из холодильника молоко и разбавила им содержимое кружки. Приятный аромат воспарил по комнате, от которого стало немного лучше. Попив кофе, Катя собралась и вышла на улицу. Ей хотелось по скорее найти потерянного друга. Куда идти она не знала, но сидеть дома, когда Юджин где-то возможно умирает, она не смела, чувствуя личную ответственность за нынешнее его положение. Холодный, сырой воздух прогнал остатки сна и девушка шла думая только о собаке. Она присматривалась к темным углам, смотрела под припаркованные автомобили, подходила к мусорным бакам, искала между ближайшими железными гаражами, но нигде не было Юджина. Он словно провалился сквозь землю. Девушка кричала, звала его, но собака не отзывалась. Катя села на лавочку и заплакала. Ей стало так больно, потому что Юджин был единственным близким существом в ее короткой девичьей жизни. А он и был таковым, поскольку понимал Катю намного лучше родителей, подруг и жениха. И едва только Катя вспомнила о своем парне, как он тут же позвонил ей. Рассказав ему о случившимся, девушка попросила помочь его в поиске пса. Парень сказал, что сможет прийти только вечером. Катя согласилась, так как не было выбора. Возвращаться домой ей совсем не хотелось, тем более внутри что-то подсказывало, что Юджин еще молит Бога о помощи, ждёт свою верную подругу, чтобы она спасла его и вылечила. До самого обеда Катя ходила по улицам, но так нигде не нашла пса. В полдень она вернулась домой, готовясь к очередному скандалу в семье. Дома опять были все. Отец с братом сидели на кухне, о чем-то громко беседуя, а мать проверяла школьные тетради. Катя села рядом с нею, взяла в руки тетрадь и помахала ею над лицом. Ей не было жарко, просто девушка не знала что же делать. Затем она набралась смелости и прошла в кухню. Сев рядом с отцом, Катя ещё раз все расспросила его о прогулке и о том, где же собака оторвалась с поводка. Как ни странно, но отец рассказал все то же самое уже спокойным тоном, без угроз, крика и обвинений в её адрес. Катя подумала: - «Почему нельзя было вчера так же спокойно рассказать об этом и не кидаться с обвинениями, доводя до отчаяния семью?» Посидев немного рядом с отцом, Катя вошла в свою комнату и села на кровать. Мама продолжала проверять тетради и почувствовав на себе взгляд дочери, она посмотрела на нее и спросила о поиске. Катя отрицательно махнула головой и прослезилась. В горле застрял ком, который душил, будто выдавливая душу наружу. Катя снова вспомнила свой сон и на какое-то время отвлеклась от своих переживаний. Ей захотелось снова провалиться в глубокий крепкий сон, в котором будет Юджин счастливый и здоровый. Девушка задумалась над этим, чувствуя нарастающую скуку о собаке. Теперь боль начала сменять тоску и от таких чувств становилось уныло. Снова заиграла мелодия звонка и Катя взяв в руку телефон увидела, что звонил ее парень, Юрий. Он тоже был один из участников поэтического кружка «Сиреневые дали». Он считался среди их братии самым одарённым поэтом, парень легко переводил стихи израильских, английских, немецких авторов. Умел в иносказательной форме писать как политические оды, так и любовную лирику. Он уже закончил лингвистический институт и сейчас работал в местной газете. Катя рассказала ему о своем горе подробней и попросила его о помощи. Юра сказал, что через час придет к ней и они продолжат поиск потерявшегося пса. Катя встала, пошла навела себе чай и вернувшись в свою комнату, села над окном, поставив кружку на подоконник. Старая, деревянная рама пропускала холодный воздух в комнату. Сквозняк гонял занавески и железные прищепки скрипели на гардинах. Девушка пила чай и думала о том, что же делать, куда нужно будет идти, чтобы найти собаку. От этих мыслей, чувств и событий голова раскалывалась. Она словно стеклянная банка под струей горячей воды скрипела. Этот час длился очень долго. Время словно останавливалось или крутилось по какому-то кругу. Катя смотрела из окна на прохожих, которые спешили по своим делам. Никто из них не поднимал голову вверх, люди не любят смотреть на серое небо, из которого льётся моросящий дождь. Девушка сидела, вспоминая вчерашнюю ссору, которую так хотелось забыть. Но все эти отрицательные события, словно репейник надолго остаются в душе. Ей так хотелось разъяснить и отцу и матери о том, что она вчера толкнула брата не специально, но только девушка заранее понимала, что никто не примет её слова, а наоборот все это будет звучать как оправдания и желание выйти из этой ситуации сухой. Как же она здесь была пригвождена к той страшной семейной драме, как же ей хотелось поскорее выпорхнуть из квартиры, как птице из гнезда. Девушка смотрела из окна и очень сожалела, что окно в этой комнате не открывается, а есть только небольшая форточка вверху. Иначе она открыла бы окно, встала на подоконник и сделала бы свой главный шаг в жизни. Здесь она по-настоящему никому не нужна, да и особой привязанности она не испытывала ни к кому. Мама бы уехала сразу к бабушке в другой конец города, а отец и брат бы остались полноправными хозяевами в квартире. Почему-то Катя была уверенна, что жизнь у её родственников моментально улучшилась. Она допила чай. Собралась и спустилась во двор. Осенний воздух пах землёю и мокрыми листьями. Дул небольшой ветерок, напевая грустную ноябрьскую меланхоличную мелодию. Он пронизывал и становилось холодно, только эта мрачная серость городского пейзажа не была такой обречённой, каким было нутро Катиной груди. Там в глубине души сейчас умирало дерево, которое все эти годы росло и давало вкусные, сочные плоды. Они–то и помогали девушке развиваться, учиться и радоваться жизни. Ветви этого плодового дерева тянулись к Солнцу, листья питались светом, были очень сочными и красивыми. По вёснам дерево распускало красивые розово-белые цветы, которые излучали сильный. нежный аромат. Потом лепестки опадали и на их месте появлялись плоды, ими Катя и питалась всю свою жизнь. Это была её духовная пища, удобренная русской тяжёлой музыкой, классической литературой, романсами и зарубежным фэнэзи, да мифологиями разных народов. А теперь она чувствовала, что дерево засохло, облетели с него не только листья и плоды, но и все маленькие ветви. Они лежали у ствола и распадались от сухоты и гнили. Да и само дерево теперь было ватным. С него осыпалась кора, обламывались ветви. Дерево трепал ветер. В него проникал дождь и от сильного мороза древесина лопалась, ослабевала и ломалась. Деревья умирают стоя. Они уходят в мать землю стоя на одной ноге, которая держит их всю жизнь прямо, гордо смотря в небо и над землёю. Катя понимала, что так наверное сходят с ума, потому что смерть к другим людям приходит вместе с болезнью, вместе с муками, а к ней она подкрадывалась очень извилистым путём. то подползая как змея в высокой траве, а то и вовсе как вор. Смерть подходила сзади и била очень больно предательством и ложью, к которым девушка не была готова. Катя смотрела вглубь себя тем самым утраченным третьим глазом, который, как современный рентген, видит все внутренние переживания, все дилеммы, все сомнения, все опасения.

Совсем не слышно подошёл к девушке парень, взял ее руку в свою и поцеловал в губы. Катя не сразу поняла это, но едва его губы прикоснулись к ней, в неё понеслась живительная энергия космоса. Она пробудила в ней оживление. Образ сухого погибающего дерева исчез, но на его месте не получилось ничего. Лишь серое небо ноября несло тяжелые тучи над землёю, заполняя мир мрачной осенней хандрою.

Юра расспросил ее о тех местах, где она была и вынул из своей сумки стопку объявлений, на которых было написано о пропаже собаки и пара номеров телефона. Катя оживилась. Они прошли по остановкам общественного транспорта, нескольким ближайшим магазинам и расклеили эти объявления. Возле одного большого супермаркета их окликнул охранник и спросил о том, что они ищут. Катя рассказала свою историю и мужчина выслушав ее, сказал что дома у него есть несколько щенков, которых он хочет пристроить в хорошие руки. Он дал свой номер телефона, Катя пообещала позвонить ему, как только поговорит с родителями. В ней ещё теплилась надежда, что Юджин вернётся или она сможет найти его.

Пробродив еще пару часов, девушка почувствовала усталость, которая одолевала ее. Катя валилась с ног, ей хотелось отдохнуть от всего, что случилось за последнее время. Они присели на детскую площадку, в каком-то незнакомом дворе. Где сейчас Катя находилась, она не знала, но привыкла доверять Юрию. Он мог договориться со всеми и знал город очень хорошо. Они сидели молча, на все попытки парня поговорить, Катя отвечала лишь жестами головы. Потом к ним подошёл мальчик лет десяти, который держал в руке поводок от собаки. Он спросил не видели они лабрадора. Он сказал, что пёс час назад убежал от него и теперь парень боится возвращаться домой. Катя послушала мальчика и посоветовала ему идти домой и вместе с родителями начинать искать пса, потому что собака может быть еще не далеко. Мальчик оживился и резво побежал домой. Через некоторое время к ним подошли его родители и поговорив с Катей, сказали что его могли отвести в собачий приют, но так как сегодня выходной, туда попасть можно только в понедельник. Девушке стало еще грустнее от всего этого. Было уже темно и хотелось окунуться в теплую воду в ванной. Катя попросила отвести ее домой, а завтра продолжить поиск. Юра сказал, что бессмысленно искать собаку вот так, совершенно не зная где же она может быть. Катя понимала, что жизнь ее собаки не волнует Юрия. Он любил ее, но не любил всех кто окружал девушку помимо него самого. Он ревновал ее тихо, переживая и не показывая своих чувств другим. Дорога домой была утомительна. Парень рассказывал девушке о том, что было интересного в «Сиреневых далях», вспоминал о своих встречах со знакомыми музыкантами, но Катя только молча слушала его и ничего не говорила в ответ. Потом она простилась с парнем и пошла по своему двору одна. Придя в квартиру, она узнала, что папа ей соврал и Юджин убежал совсем в другую сторону. Он перемахнул через мост, ведущий в сторону области и побежал через дворы по улице, ведущей к ветеринарной клинике. Катя застыла в прихожей, после услышанного только что. Она привыкла к обманам отца, но такой подлости она не могла понять. Как же она возненавидела его в этот момент. Ей хотелось кричать на него, кинуться драться, но только девушка понимала, что это ни к чему не приведет. Идти туда совсем не было сил. Катя попросила маму подогреть ей ужин, а сама пошла разделась и открыла кран в ванной, дабы выкупаться и смыть с себя весь негатив, воцарившийся сейчас в ней. Поужинав и выкупавшись, Катя легла в кровать. Спасть ей не хотелось, но усталость одолела ее совсем.

- Катя, - обратилась к ней мама, - Я сегодня была у одного мужчины. Он продает бездомных собак. Там нет нашего Юджина. Мне на работе посоветовали сходить к этому человеку. Он проводил меня вдоль всех клеток, где живут псы, но увы, а может быть и к счастью нашего любимого Юджина там нет.

- Ну нет, значит есть где-то в другом месте,- ответила Катя. Она была такой уставшей, что совсем не было сил на разговоры.

Девушка теперь не думала ни о чем. Она только пыталась увидеть мир глазами Юджина. Всеми силами девушка старалась сосредоточиться и покинуть свое тело и хотя бы на одно мгновение, увидеть место, где сейчас находится ее друг. Узнав бы хотя бы одну постройку, она была готова побежать к нему и вернуть пса домой. Но перед глазами была лишь непроглядная темнота. И потихоньку сон стелился в ее мозгу тем самым волшебным забвением, от которого человек способен летать. Он расползался сладким ароматом цветов, распустившихся под ласковым весенним солнцем. А потом девушка провалилась в глубокий сон, спасающим её от тяжелых будничных семейных драм. Катя стояла в лесу, вокруг неё росли высокие хвойные деревья, тянущиеся до самых облаков. Они заслоняли своими ветвями небо и солнечный свет. Всюду здесь был полумрак. Он давил на девичье сознание и сковывал ее движения. Она осматривалась, но вновь не могла понять, где же она находится. Здесь не было ни тропинки, ни чего что могло ей указать путь. Зато здесь звучала очень мрачная музыка, она была такой душещипательной, что становилось очень душно. Музыка проходила по телу девушки, как плуг трактора по полю. Музыка была тихою, но в этой тиши, в гармоническом единстве мелодии разрывались на тысячи отдельных звуков и пронзали небо миллионным звездопадом, который был виден даже днём. Звёздный дождь сыпался откуда-то сверху, заполняя лес таким необычным светом, что хотелось собрать эти звёзды в руки и рассмотреть поближе. Катя побежала к месту, где падали звёзды, но сколько бы она не передвигалась, звезды все удалялись. Девушка не переставала бежать, она силилась и боролась с усталостью, но так и не смогла добраться до звездопада. Лишь остановившись, она увидела как эти падающие искры заполонили место где девушка стояла. Искры падали, освещая траву снизу и от огромного их числа, свет исходил снизу вверх. Было такое удивительное чувство, что все земные светлячки собрались в одном месте и освещают дорогу для девушки. Катя не переставала смотреть вокруг себя и удивлялась от такой красоты. Маленькие звёздочки сверкали, блестели, мерцали разными оттенками и играли какую-то музыку, звуков которой девушка не могла расслышать. Лежа на земле звездочки не гасли, они только медленно уходили глубоко в почву, чтобы согреть нашу планету там внизу. Они были живыми, какими-то необыкновенными созданиями, пришедшими к нам на Землю из глубин космоса. Эти бесчисленные, падающие звёздочки сыпались с неба, превращая сумеречный вечер в феерию космического света. Каждый листик, каждая травинка светились, отражая этот дивный свет. Катя стояла, наблюдая за этой красотою. Потом она решила собрать эти звёздочки себе на память. Девушка наклонилась, взяла в руки одну звезду. Яркая звёздочка дрожала, будто умирая от холода. Катя подышала на неё и та стала светить намного ярче, чем те, что падали вокруг. Звездочка засияла так, словно ей придали столько новых сил, что она готова взлететь. И через секунду звезда полетела в высь, она становилась все меньше и меньше, Катя наблюдала за нею, пока та не скрылась в миллионе ярких точек на небосклоне. Катя стала собирать звёзды в руки, раз за разом согревая их своим теплом и отпускала. Те поднимались ввысь, все выше и выше. Она увлеклась своей работой и даже не услышала как к ней подошел кто-то. Лишь его приятный, громкий голос испугал девушку.

- Что ты здесь делаешь?- спросил кто-то, стоящий сзади девушки.

Девушка обернулась и увидела над собою стоящего мужчину. Он был одет в длинную серую рясу, скрывающую все его фигуру. Лишь пряди седых волос свисали от головы до груди. Мужчина смотрел очень внимательно в глаза девушки. Его взгляд горел тем самым огнем, который может обжечь своим ядовитым прикосновением.

- Оживляю звёзды, - коротко ответила Катя. Она отпустила несколько звёзд, что были в её руках и те начали подниматься в высь. И Катя и мужчина провожали их взглядом, неописуемая тишина царила здесь. Никаких звуков, никакой музыки, только она, царица и госпожа мироздания, тишь раскрывала свой покров под этим ярким звездопадом.

- А разве они умирают?- удивлённо спросил незнакомец – Звёзды, хотя и не звёзды это вовсе, а снежинки, точнее замерший свет.

Катя подумала, что этот мужчина решил над нею посмеяться, ведь она никогда не слышала даже такого термина «замёрший свет». Да конечно в черных дырах свет гаснет и не может избежать своей гибели, на горизонте событий, но ведь он там не мерзнет, а переходит в другую форму своей жизни. А этот незнакомец показался ей простым шарлатаном, который решил сумничать, но только умную девушку с высшим образованием не так то и просто обвести вокруг пальца.

- Что? Разве свет может замёрзнуть? Свет же появляется от продуктов горения!

- Свет, появляющийся от продуктов горения, как ты говоришь, это просто визуальный свет, но он ничего общего не имеет с тем светом, что можно назвать светом мироздания. Нейтринной одни люди называют его, святым духом другие именуют его, а третьи просто живут в нём и все, не желая думать, что можно как-то проводить жизнь без него. Люди имеют такую склонность упрощать окружающий мир. Для вас есть только свет и тьма, все остальное вы стараетесь не замечать!

Катя посмотрела на звезды, лежащие на земле. Они медленно проходили сквозь почву вглубь планеты. Девушка подняла три звезды и присмотрелась к ним. Действительно, в руках у нее лежали снежинки, которые едва начинали согреваться, как таяли и поднимались к небу в виде света. Катя удивилась, что такое может быть. Она посмотрела на мужчину и прониклась к нему уважением. Но неожиданно для себя, она заметила у него крылья за спиной.

- Что ты так пристально смотришь на меня? – спросил мужчина.

- У вас крылья за спиной.

Мужчина громко рассеялся. Он так громко хохотал, что Кате стало не по себе.

- Понимаешь, люди наделяют меня ещё не такими описаниями и сравнениями! Одни видят во мне собачий оскал, другие свиное рыло, третьи – козлиные рога и бороду, крокодильи челюсти. В общем каждый народ, всякий человек наделят свое непонимание собственным страхом, отчего я якобы превращаюсь в злобного монстра, поедающего своих детей, всех вообще людей и живых существ во вселенной! – мужчина не переставал смеяться, но Катя сейчас и сама увидела на нём всё то, о чем он говорил и поняла насколько этот человек несчастен. – я порою смотрюсь в озёрную гладь и удивляюсь насколько совершенна всё-таки человеческая фантазия, но как же вы ею пользуетесь бездарно!

- А я-то тут при чём?

- Тебе нужно напомнить все твои дурные фантазии? Ты представляла что смерть твоего брата принесёт тебе освобождение от семейного насилия! Ты думала о том, что если отец покинет вас, то вам с матерью станет легче жить, а последствии продать квартиру, и купить две двухкомнатные в разных районах города. Ты так же размышляла о том, что твоя смерть станет лучшей долей для твоих родных! А мост припомнить тебе? Было такое за последние дни?

Катя молчала, опустив голову вниз. Ей было чудовищно стыдно от того, что ее потаённые мысли узнал совершенно не знакомый человек, так нагло высказавший ей о том, в чём она и до конца сама себе боялась признаться. Как же ей было совестно, что хотелось провалиться сквозь землю, как эти звёздочки, которые превращаются в снежинки.

- Довольно! Откуда вам всё это известно, мне не понять, но это очень неприятно слушать!

- Да неприятно, у каждого человека есть такие мысли или поступки, о которых досадно слышать из уст другого человека, но кто же вас заставляет их делать? Наверное легко все на Дьявола скинуть, будто это он вас искушает, будто это его вина в вашем блудстве!

- Так кто же вы такой?

- Меня называют Люцифером, Дьяволом, Сатаною, Чёрным Богом и сотнями других имён, придуманных богов. Но только никто не знает, кем я являюсь на самом деле.

От этих слов Катя онемела. Она смотрела на него и не могла ни слова сказать, ни пошевелить телом. Мысли остановились, и сердце перестало биться. Мужчина заметил этот страх и протянул к ней свою руку.

- Не бойся! Ты ведь стоишь подле меня и ничего страшного не происходит. Люди слишком много уделяют сил на страх и стыд. Для вас это очень большие столпы благодаря которым вы не можете быть самими собою. Вы боитесь наказания за все что сделали, и вам много раз бывает стыдно за то, что сделали. Вот вся ваша жизнь и зажата между этими чувствами! А ведь что может быть проще жить и не делать того за что вам может быть стыдно, тем самым и страха не будет за это!

- Вы? – наконец-то выдавила из себя Катя.

- Не бойся! Я ничего не делаю плохого людям! Как говорит народная молва – и тысяча чертей не сделает человеку столько зла, сколько он сам может причинить себе. Вы сами для себя первые враги, а после с чувством собственного достоинства сваливаете всю свою проказу на меня и самое невероятное, сами в это верите! Как же я устал от этого! – покачав головой, сказал мужчина.

- А где я сейчас?

- Ты у меня в гостях! Надо же в гостях у Лешего, или как там меня еще называют те, которых можно назвать окультуренными обезьянами! Пойдём, я покажу свои чертоги...

Одна маленькая звезда упала прямо на голову этому мужчине и освятило его лицо. Катя разглядела его печальный взгляд, с таким вниманием, словно желая постичь причину таких печальных глаз, но понимая кто же перед нею стоит. Девушка млела, не зная как отреагирует на её вопросы тот, кто является отцом страха, боли и ненависти. Они пошли среди этого звездопада, словно влюблённые. Этот звездопад не угасал, он просто был бесконечный. Екатерина не заметила сколько они прошли, но поняла, что уже находится среди чистого поля раним утром. Только прохлада янтарной росы развеяла в ней волны забвения. Девушка оглядывалась по сторонам, идя возле высокого мужчины. Цветущие поля поражали своей красотой. Они были настолько красивы, что хотелось сесть на высокий холм и наблюдать за ними всю оставшуюся жизнь. Катя огляделась еще раз, чтобы заметить какой-нибудь холм и подняться на него, но едва только повернула голову вправо, как увидела холм, на котором стоял пожилой старик. Под его руками были подставки, на подобие костылей и он тянул к небу руки. Старик взирал на небо с такой благодатью, с такой нежностью, что сам светился почти так же ярко, как восходящее Солнце. Подпорки служили ему очень верно, они не давали опускаться рукам. Катя остановилась и внимательно смотрела на этого старика. Его длинный волос и очень длинная борода свисали почти до пояса.

- Что ты так разглядываешь его? – удивленно спросил Крылатый.

- Кто это?

- Святой старец. Стоит здесь уже лет 20, отходит только по нужде пару раз на день. Не спит, практически не ест, вернее ест только чтобы были силы здесь стоят. Говорит, что ведёт диалог с Богом. Не знаю... у нас никогда диалога не получается. Как-то я встречался с Ним- Крылатый указал пальцем в небо, - Но я был очень в плохом настроении и не понял слов сказанных Им.

- А что помешало понять их?

Крылатый остановился и как-то странно посмотрел на Катю.

- Вот посмотри на этого старца. Он стоит и молится, от этих молитв он переходит в транс, и выходя в астрал встречается с Богом. А я могу с ним говорить когда только захочу и он также... только нам говорить не о чем, мы и так все знаем что можем сказать друг другу. Знаешь, такое бывает, когда ты знаешь человека очень хорошо и видишь его часто. Ты просто интересуешься его здоровьем, делами и настроением и ответ уже заранее знаешь. Вот так и у нас происходит.

Ты посмотри на старца. Я люблю наблюдать за этим стариком. Даже пару раз подходил к нему, пытался поговорить, но он не идёт на контакт. Я надеюсь объяснять тебе не надо почему, – Крылатый улыбнулся. Первый раз в его глазах Катя увидела немного счастья, а может быть смирения, того самого смирения с которым люди живут радуясь всему на свете, - У него столько силы, что порою я думаю на таких вот плечах и держится вся Мать сыра земля. Сколько же в вас, в людях силы сколько мощи, но вы так быстро сгораете, так быстро гасните, как те маленькие снежинки, которые ты называла звёздами.

Катя вспомнила этот звездопад, ей захотелось вернуться обратно, но тут она представила  Юджина и снова пошла следом за идущим мужчиной. Солнце поднялось уже над землёю и поля стали еще краше. Все цветы распустились и воздух утонул в пьянящем запахе майской весны. Дул легкий ветерок, который окрылял ее еще больше. Через какое-то время Крылатый указал на высокую скалистую вершину, стоящую по середине этой равнины. Эта гора возвышалась до облаков. Крутые склоны были истерзаны ветром и дождями, камни разных величин были разбросаны по всей горе. Отвесные скалы срезали луга и заканчивались высокими, тонкими похожими на швейные иголки столбы, образованные от сильных потоков дождевой воды. Гора приковывала девичий взгляд и казалась очень  фантастической. Как она образовалась здесь в степи, Катя не могла понять, потому что здесь не было никогда ни стыков литосферных плит, ни разлома земной коры. Мужчина взял Катю за руку и взлетел. Он мчался так быстро, что девушка ничего не смогла рассмотреть и приземлился он тоже живо в какой-то очень тёмной пещере. В ней ничего не было видно. Лишь вверху плыло голубое небо. Девушка не знала что ожидать от незнакомца, но он уловив её тревогу сказал, чтобы она не боялась и что с нею ничего не произойдёт. Катя поверила, сама не зная почему. Он сказал, чтобы она следовала за ним и начал спускаться по довольно крутому склону. С детства людей учат не доверять не знакомым, но очень часто доверие знакомых, заканчивается плачевно.

Катя привыкла к темноте и даже начала кое-что видеть, а потом она догнала мужчину и взяла его за руку.

- Ты же Люцифер, ты же «носящий свет», почему ты не светишь в темноте?

Крылатый ухмыльнулся и что-то прошептал. Тут же в его руках появился факел.

- Так лучше? – спросил он, внимательно смотря на девушку.

Катя согласно махнула головою и смотрела только вперёд. Там снизу что-то доносилось до её ушей, но звуков она не разобрала. Они молча шли по пещере около часа, лишь изредка Крылатый что-то рассказывал о себе, а девушка соглашалась с его доводами по поводу его поступков. Вдали горел огонь. Запах серы и копоти был очень резким. Катя посмотрела вопросительно на мужчину, но тот сказал что это не ад! Он указал рукою вперед и пояснил, что в ад он не может привести её, но должен показать путь по которому она сможет найти Юджина. Катя остановилась. Она боялась идти дальше. Из глубины доносились истерические крики, женский визг, детский плач, мужские крики. Всё это сплеталось в какой-то жуткий хор, от которого поднимался волос на теле.

- Не бойся... это не ад, это далеко не ад... здесь есть место, где можно посмотреть на звёзды

Катя удивилась, что он хочет ей показать звёзды, когда как сам говорил о поиске собаки. Мужчина подвел девушку к какому-то огненному жерлу. Огонь вырывался из каменной расщелины и пылал так, словно снизу горела либо нефть, либо пластик. Девушка осмотрела темное помещение. Это была простая пещера, и кроме этой расщелины ничего не было. Огонь горел не сильно, но все же от него было достаточно тепло.

- Смотри...- прошептал он и посмотрел по-отцовски на Катю.

Девушка взглянула в огонь, но ничего не разглядела, кроме ярких, золотых языков огня. Но едва глаза привыкли к пламени, как в нем девушка отчетливо рассмотрела знакомое звёздное небо. Она увидела Большую медведицу, Лебедя, Гончих псов. Эти красивые звёзды вырывали из себя миллионы тонн света и энергии в секунду. Они полыхали так мощно, что нет человеческих слов, дабы передать все процессы, происходящие на звёздах. Каждый из этих гигантов пульсировал, мерцал, кружился и девушка как зачарованная наблюдала за ними не в силах оторваться. Такой яркой, красоты еще никогда не доводилась видеть Кате. Звёзды были живыми существами, которые порождали тот самый свет, который является жизнью. К этим горящим гигантам подлетали какие-то непонятные шары, они скручивались в вихри, и по спирали опускались на поверхность светил, а там тонули в этой огромнейшей обители света. На поверхностях звёзд было такое волнение, словно рождающийся в их недрах огонь, был океаном, он то поднимался большим цунами, то наоборот проваливался вниз. Никакого спокойствия, никакой стабильности на звёздах не существовало. Лишь большие вихри огненного ветра носились по поверхности подчищая шальную атмосферу светил. Этот жар звёзд все нарастал. А потом вид неба поменялся и среди всего разнообразя звёзд, Катя различила созвездие Орион, с его прекрасными туманностями. Эти сотни звезд, сверкали так близко, что протяни она руку в огонь, могла коснуться их, или знаменитого Бетельгейзе, чьим взрывом пугают людей, или миролюбивый пояс, с его «тремя царями» которыми упиваются писатели-фантасты. Туманности были красивы, но их пейзаж рождал дикий ужас в душе девушки. Она понимала что такая красота не может принадлежать людям. Нет, она не хотела стать полноправной хозяйкой всего созвездия. Но девушка удивилась, что эти звёзды так чётко смотрели на двойную звезду Сириус, которой поклоняются многие народы Африки, древние египтяне, греки, индейцы Америки. И только сейчас, впервые в жизни, Катя смогла увидеть целиком созвездие Большого пса. Она молча наблюдала за красотою звёздного неба, не смея спросить, как это все поможет найти Юджина. Она лишь стояла пленённая этой красотою. Звёзды пролетали мимо неё на огромной скорости, но не было иллюзорного обмана, будто ты смотришь компьютерное моделирование. Катя понимала, что видит настоящие звёзды, что это происходит на самом деле! Затем звёзды опят повернулись в другую сторону и Катя увидела родное Солнце. Оно было таким тёплым и знакомым, как запах родной комнаты, как аромат любимого блюда. Среди всего великолепия далёких краёв вселенной, Солнце родило в душе девушки ощущение счастья и покоя, ощущение возвращения домой. Девушка смотрела на солнце, а потом увидело, как звезда находится в центре созвездия Южного креста. Солнце находилось ровно посередине между Мимозой и Бекруксом. Эти звёзды, будто сторожа охраняли свет родной для всего человечества звезды и мирно мерцали за Солнцем. Откуда Катя знала имена всех этих небесных светил, она не могла понять, но едва она видела свет какой-то звезды, как в голове появлялась информация о ней.

Громкий стук разбудил Екатерину. Она открыла глаза и поняла что проснулась. Ничего подобного ей никогда не снилось, за исключением вчерашнего сна.

- Что это такое? – спросила девушка стоящую над книжными полками маму.

Та лишь повернулась к дочери головой, сказав что упустила статуэтку, которая разбилась. Катя приподнялась и увидела, что разбит звездочёт, подаренный ей на одном из поэтических конкурсом за стих о звёздах. Девушка ничего не сказала маме на этот счёт, но в душе очень расстроилась, потому что очень часто писала стихи, представляя как смотрит на мир через телескоп, направленный на звёзды. Мама сказала, что прежде чем они пойдут на поиск Юджина в ту сторону куда его последний раз вёл отец, им нужно зайти к женщине, которая порою подбирает бездомных собак и определяет их в питомник, чтобы те не умерли от голода и холода. Катя поняла маму, она снова легла и глянула на потолок. Пролежав недолго молча, она встала и начала собираться на розыск.

Перед тем, как пойти к месту где потерялся Юджин Катя с мамой пошли вначале к собаководчице, которая жила поблизости. Люди говорили, что она оставляет жить у себя в квартире бездомных животных. Виктория Андреевна жила недалеко от Кати. Её дом был расположен на соседней улице от двора, где жила Катя. Часто девушка встречала её, но никогда не задумывалась о её странности, которой эта полная, грузная женщина славилась в округе. Кате вообще было все равно что говорят люди об окружающих, о ней самой и о разных событиях происходящих в жизни. Девушка старалась слушать разных людей и по тому что они говорили об окружающих, складывала впечатления о них самих. А сейчас, когда мама предложила подняться на седьмой этаж, к Виктории, Кате стало любопытно, почему они шли именно к ней. Катя на миг представила, каким может быть запах дома у Виктории Андреевны, но решила не делать скоропостижных выводов. Катина мама нажала на кнопку звонка и из квартиры донесся громкий, тяжёлый собачий лай. Девушка старалась расслушать в этом многоголосье лай Юджина, но не успела. Дверь открылась и на лестничную площадку вышла женщина и трое больших собак. Они замолчали и сели возле хозяйки. Катя внимательно глядела на Викторию Андреевну и не решалась заговорить с нею о своей пропаже. В глазах женщины моментально появились слёзы. Глаза заблестели как волны ручейка, льющего под Солнцем.

- Я думала это из милиции пришли – сказала хозяйка,- Они часто ко мне приходят, соседи жалуются, что у меня живут три собаки.

Катя сразу решила уйти, поняв, что ее друга здесь нет.

Но мама взяла Катю за руку и удержала, объяснив цель своего прихода женщине. Хозяйка лишь пожала плечами и сказала что сейчас много молодёжи, которая жарит собак на костре, или просто увозят и там расстреливают из травматики. От этих слов Катя прониклась теплом к этой женщине. Девушка уловила трагичные ноты в голосе Виктории. Женщина пригласила их к себе в квартиру и гости вошли.

- Ко мне никогда не приходят гости. Я осталась совсем одна в этом мире – объяснила хозяйка, она вошла на кухню и поставила на печку чайник. Сама же отрыла шкаф и достала пакет с пряниками на стол. Затем повернулась и взяла суповую тарелку и высыпала пряники из пакета в неё: – «Присаживайтесь, - сказала Виктория, - сейчас чай будем пить». Женщина быстро достала три стеклянные кружки с изображенными на ними красными розами, бросила в них по пакетику чая и налила кипяток. Катя села рядом с мамой, напротив хозяйки и они заговорили о собаке. Потом разговор перешёл на семейную трагедию Виктории Андреевны. Здесь-то Катя и узнала все об этой странной женщине. Она посмотрела на остановленные стрелки часов. Они застыли на 15:43 минутах. Катя подумала, что они поломались, а женщина не может их достать, из-за того что они подвешены под самый потолок. Но хозяйка заметила, что гостья поглядела на часы и тут же оправдалась, что в это время у неё случилось сразу два горя. 11 лет назад в это самое время от нее ушел муж к другой женщине, а 3 года назад умерла дочь от лейкемии. Сказанное Викторией вернуло девушку обратно в реальность из мира ее дум о пропавшем псе. Катя ничего не ответила на такой рассказ женщины, лишь глубоко вздохнула, отчаянно осознав, что у других людей тоже бывают беды, от которых можно сойти с ума. Кате стало больно и за эту женщину, которая уже потеряла и любимого человека и родителей и дочь. Что может быть страшнее пережитого ею? Девушке захотелось обнять женщину, но она постеснялась. Стыд накрыл ее красной краскою по лицу и она встала из-за стола и подошла к окну, подышать свежим воздухом и тем самым скрыть краску на лице. Девушка подумала о грусти, будто оно - корень большого дерева, которое прорастает в тебя и чем больше становится, тем сильнее и глубже в нем корни. Они являются тем самым стержнем, который держит тебя в стремени и не позволяет отречься от мира. С этими корнями ты можешь оглянуться и пересмотреть все то, что раньше не замечал. Грусть рождается из-за понимания того, что ты способен ошибаться. Девушка все думала об этом и почему-то решила, что сейчас может все измениться в ее жизни. Будто лента жизни снова перемотана на сутки назад и ничего не произошло, хотя девушка все знает и сможет предотвратить трагедию. Но прошло мгновение и Катя поняла, что жизнь не обернёшь назад. Ведь кому не безразличен мир со всеми его положительными и отрицательными сторонами может переживать, в том числе и грустить. Сейчас у девушки не было слёз на глазах, зато в груди наверное их было целое море. Оно колыхалось, штормило, но пока еще не сильно вырывалось из берегов души. Девушка слушала разговор женщин, но не вмешивалась, думая что лучше не говорить ничего попусту. В это время ей хотелось молчать и думать только о том, что Юджин еще жив и что он ждёт её, как она его! Прошло уже полчаса, но мама так и говорила с этой женщиной и Катя не выдержав, предложила матери отправится дальше. Женщина сразу встала и быстро оделась. Она посмотрела вопросительно на свою дочь, а Катя почувствовала сколько холода в материнских глазах. Девушка почувствовала, что у её родной матери так и не проснулся материнский инстинкт. Эта женщина так и не узнала что такое ласка к своему ребёнку. И она не ведает как радостно смотреть на свое растущее чадо. Для неё это было только данью, порукой, традицией, чтобы не прервать на себе цепь бесконечной сансары. Катя смотрела на мать и так не могла понять за что ей выдалась такая жизнь. Сейчас мать ходит с нею, только потому что боится за дочь, чтобы та не покончила жизнь, либо прыгнув с моста, либо прыгнув под колёса грузовика. В ней была боль и страх за дочь, но больше всего она боялась осознать то, что она не состоялась как мать, как достойный пример для собственной дочери. Спустившись по лестничной площадке, Катя хотела спросить маму о том, как она будет относиться к внукам, но постеснялась. Мать говорила ей о чем угодно, только не о своих чувствах к родным. А Катя все ждала, что женщина скажет, что ей одинаково дороги и сын и дочь и мать и муж, но она говорила о том, что Виктория Андреевна может начать жить заново. Девушке было дико слушать такое. За эти недолгие минуты, Катя осознала, что эта женщина превратила свою жизнь в реквием тех чувств, что жили в этой семье. Женщина дорожит каждой минутой, прожитой с мужем, не может пережить смерть дочери, потерю с родителями. А мать говорит о только о себе, перекладывая свои предположения на чужую судьбу. Никакой диалектики в голове этой женщины не было. Катя удивилась как мать может оценивать творческие сочинения школьников, как может выносить всех этих трудных подростков. Если она считает что только она всегда и везде права. Девушке стало страшно от таких мыслей.

Они прошли уже довольно далеко от дома. Миновали и сквер, где накануне были, и несколько параллельных улиц, которые в народе называли спицами, потому что они все заканчивались у городского парка. Если смотреть на него сверху, он сильно походил на недовязанный носок, пронизанный этими улицами, словно гигантскими спицами. Катя мельком глянула на одну пятиэтажку, и отвела взгляд, но через пару секунд посмотрела опять на здание. Днём горел свет в трех окнах. В самом верхнем правом углу, потом на третьем этаже третье справа и на первом пятое справа. Девушка остановилась. Она внимательно всматривалась в эти окна, внутри что-то забарабанило. Она еще не отдавала себе отчёта в том, что она видит, но электрический ток пронзил все тело. Лёгкая дрожь промчалась быстрой конницей по коже.

Мама посмотрела на дочь и спросила, что с нею случилось.

- Пояс Ориона – быстро сказала Катя.

Женщина удивилась. Она явно не ожидала услышать что-то подобное из уст дочери.

- Что? Что это такое?

Катя начала приходить в себя. Она смотрела по сторонам, и увидела несколько молодых парней, пьющих пиво на детской площадке.

- Мама сходи, узнай не видели ли они собаку.

Женщина не отрываясь следила за Катиным поведением.

- Я схожу, только скажи при чём тут пояс Ориона?

- Потом... я потом тебе скажу, только пойди спроси.. думаю, мы нашли Юджина! – обрадовано сказала Катя. Она продолжала смотреть по сторонам, но так больше никаких знаков не могла различить. С минуту мамы не было. Она что-то разговорилась с парнями, а затем вернулась.

- Они сказали, что на следующем перекрёстке лежит какая-то рыжая дворняга. Катя посмотрела в ту сторону и увидела два больших окна магазина, из которых бил очень яркий свет, над ними висел светофор, который тоже горел жёлтым светом. А на дороге была огромная лужа, в которой отражался светофор.

- Вон видишь те окна магазина, а над ними светофор, а внизу лужа. Внутри этого южного креста и находится Юджин. – громко сказала девушка.

- Ты откуда знаешь? Катя что с тобою? Скажи мне, при чём тут Орион, этот твой крест? – и тут женщина повернулась в сторону и в левом углу этой пятиэтажки находился магазин с названием Сириус, она указала на него дочери, - смотри, Катя.

- И Сириус здесь! Надо же, как он все указал мне, спасибо, Крылатый! Спасибо огромное! – радостно сказала Катя.

- Кто? Да ты что с ума сошла? – начала настойчиво допрашивать мама.

Катя немного помялась и вкратце рассказала ей свой сон. Женщина замолчала после услышанного, потом сказала что ей вообще не сняться сны, поэтому для неё трудно представить что в таком состоянии к другим людям приходят какие-то ведения. Нина смотрела на дочь с каким-то недоверием, но старалась не думать об этом. Кате казалось, они никогда не дойдут до этого перекрёстка. Время тянулось словно мёд из маленькой баночки. Шаги стали тяжёлыми, как во сне. Перекрёсток был очень оживлённым. Десятки машин проносились на высокой скорости. Пешеходы стояли на обочине, ожидая красного света, на светофоре. Катино сердце забилось так быстро, что стало тяжело дышать. Она увидела лежащую собаку на обочине. Её забросал ветер листьями, а вода грязью. Катя молила Бога, чтобы это был не Юджин. Но с каждым шагом она понимала, что лежит здесь именно её пёс. Девушка подошла к собаке. Позвала его, он не отозвался, не завилял хвостом, как обычно, не посмотрел в её глаза своим преданным взглядом. Пёс лежал мёртвым, его шесть была залита жидкой грязью, листья прилипли к ней. Катя подняла его и положила на тротуар. Прохожие холодно смотрели на девушку и уходили прочь.

- Мама сходи в магазин и купи полотенце. Мы увернём Юджина и отнесём домой.

- Сейчас схожу,- ответила Нина и повернулась обратно. Она пошла в магазин Сириус, вытирая слёзы на лице. А Катя начала отчищать собаку от грязи. Через минуту мама вернулась и они увернув собаку в полотенце, пошли домой. То что дорога была трудной, это не нужно объяснять. Они шли словно перебирались в тёмную ночь по дремучему лесу. Шли молча, ибо говорить теперь ничего не хотелось, да и какой вес может быть у слов, когда на руках несёшь то самое дорогое, что было в твоей жизни, а теперь этого сокровища не будет никогда. Мама позвонила отцу и тот вышел им навстречу. Катя смотрела на него. Этот мужчина казался ей таким же сломанным, как и она сама, только он все еще силился показать своё мужество. Мужчина шёл быстро, но в каждом его движении чувствовалась вина за смерть дорогой собаки. Катя ощущала эти чувства, они, как искры огня вырывались из души отца и заполняли собою улицу. Ей стало жалко отца, потому что девушка поняла насколько этот мужчина переживает за гибель собаки. Подойдя к дочери, он взял у неё Юджина из рук и дальше понёс сам, сказав только одно:

- Я специально сказал вам неправильное направление, чтобы сам мог найти Юджина и привести его домой. Когда вы искали его по другим улицам, я оббегал здесь всё, но увы так и не нашёл. Хотя проходил два раза по этой улице.

Катя поняла, что отец говорит правду и он чувствует себя виновным в такой кончине пса.

- Теперь уже ничего не вернуть, - ответила Катя. Нужно похоронить Юджина хоть по человечески.

- Хорошо. Сейчас отмоем его и поедем на дачу.

Катя согласно махнула головой. «Теперь хотя бы есть определённость» - подумала она. Почему-то в этот момент ей в голову пришёл припев из песни «Луч Солнца золотого»

«Ночь пройдет, настанет утро ясное,

Верю, счастье нас с тобой ждёт.

Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная.

Солнце взойдет...»[1]...

Катя взяла маму под руку и они начали подниматься по ступеням к своей квартире. Дома было тихо, даже Ярослав ходил, переживая что всё так закончилось с Юджином. Он погладил собаку, попросил прощения у него и скрылся с глаз. Катя разулась и сняла куртку, вошла в ванную, открыла кран и начала наполнять ванну. Отец опустил Юджина в воду, а Катя вошла в комнату Ярослава и обомлела, увидев на его щеках слёзы. Ей было удивительно видеть слёзы у того, кого она считала бездушным камнем. Брат не скрывал то, что ему чудовищно жалко собаку.

- Я до последнего надеялся, что пёс найдется. Вчера целый день ходил по ближайшим кварталам, но так нигде и не нашёл его. Вот оказывается какая жизнь, хрупкая она, как стакан, как стекло...

- Я тоже надеялась... верила до последнего... но увы... мы должны это пережить, чтобы подняться чуть выше над тем как жили раньше...

Кате хотелось сесть рядом с братом, обнять его, но она побоялась, что он тут же вскочит и не пойдет на контакт. И так она была удивлена его поведением, но и сама не ожидала от себя такой тяги к родному плечу брату. Она закрыла глаза и вспомнила, что даже в детстве Ярослав никогда не показывал слёз. Он всегда был холоден, всегда был выше этих «телячьих нежностей», как он называл чувства сопереживания.

Катя вышла из его комнаты взяв ещё одно полотенце и пошла мыть собаку. Ей никто не помогал, да и не нужно было, девушка не согласилась бы, чтобы кто-то видел её в таком состоянии. Здесь она наревелась за все дни без собаки, за всю свою жизнь. Она поговорила с Юджином последний раз, гладя его по голове. Выкупав, она положила тело на дно перевёрнутого таза и включила фен. Через несколько минут шерсть Юджина высохла и заблестела. Катя вынесла его и положила на его любимый коврик. Он лежал, как живой к нему подошли и родители и брат. Все молча глядели на собаку... Через несколько минут вся семья сидела в машине, направляясь в дачный посёлок, где было решено похоронить Юджина.

По просьбе Ярослава отец свернул на какую-то стройку, где они взяли большой прямоугольный песчаный камень и погрузили его в багажник машины. По приезду на дачу, Ярослав с отцом выкопали ямку в углу сада, где раньше хотели построить беседку и закопали Юджина, сверху воздвигнув этот большой каменный памятник. Катя смотрела за происходящим молча. Она ничего не делала здесь, поскольку поняла, что каждый из членов семьи должен сделать что-то своё для Юджина. После того, как был установлен камень, Катя почувствовала некое облегчение, будто с плеч свалилась огромная скала. Она вошла в дом и села у камина. Огонь ласково трещал в сухих поленьях. Он грел замершие руки и ноги. От этого стало лучше на душе. Посидев здесь, Катя отправилась спасть. Она очень устала за последние дни, вымоталась и теперь хотела просто отоспаться в полной тишине. Там дома, в городе вечно по ночам гудели автомобили, которые по видимому не спят, вместе со своими хозяевами. Девушка постелила кровать и легла. Она вспоминала все эти злополучные ноябрьские новосотворённые выходные единения народа и удивилась, что в одноимённый праздник её семья примирилась, пусть даже это перемирие временное. Катя помолилась перед иконой Казанской божьей матери, чей праздник был сегодня и уснула.

Снова из этой неописуемой гулкой темноты, из которой не выбраться, не докричаться, не выползти умирая от бессилия, Катя попала в сизый туман, пронизанный цветными лучами Солнца. Здесь туман был не таким спокойным, как прежде, в тех метах, где она бродила в прошлый раз. Здесь же туман дышал, скручивался, словно опасаясь чего-то страшного и непознаваемого. Катя шла по сухостою, который скрывал ее ноги до колен. Вокруг ничего не было видно, только липкий страх одиночества вцепившийся в девичью грудь сдавливал горло, отчего тяжело было дышать. Девушка чувствовала, что спускается с какой-то горы вниз. Воздух был пропитан водным испарением какого-то водоёма, туман заканчивался у самого берега этого озера. Катя посмотрела на гладкую водную плоскость. Она была удивительно спокойной. Словно всю тревогу вобрал в себя этот туман, который всё так же как и раньше вбирает в себя и никогда не знаешь чем он является на самом деле. Лишь на противоположном берегу озеро кипело, потому что в него стекала лава, льющаяся из огромного вулкана. Девушке показалось странным, что в воздухе не пахло ни гарью, ни дымом, ни каким-то ядовитым газом, которые всегда выходят во время извержения и губят миллионы людей. А здесь было все иначе. Тут эта горячая магма не издавала ни звука, ни запаха, ни жара. Катя только и видела, как она стекает, а вода кипит, поднимая клубы пара в воздух. Туман смешивался вверху с дымом и сдавливал в свои объятия этот страшный исполин. Здесь тоже никого не было, Катя почувствовала опять это бездушное одиночество, прижимающее её к земле. Страх становился еще сильней. Он приказывал ей сесть на землю и сидеть до скончания веков, но девушка сопротивлялась и старалась быть стойкой. Она подняла голову к небу, где рдело серое небо, сотканное из черного дыма и белого тумана. Это плотное полотно практически не пропускало солнечные лучи, отчего мир погружался в тягучую дремоту. Здесь не было той чудеснейшей музыки, окрыляющей девичью душу. В этом тревожном тумане играл оркестр, какую-то очень тяжёлую, надрывную, томную гармонию звуков. Эти мелодии словно осенняя хандра навеивали тоску, отчаяние и пустоту в душу. Девушке было душно от этой музыки, хотелось поскорее убежать отсюда, но эти звуки не отпускали. Они затягивали в глубину своей сущности и проникая в груди касались самых потаённых струн души. Катя ощутила, как подул ветер. Он был очень холодным, он колол ледяными стрелами по лицу. Вмиг девушка замёрзла и присела, обняв ноги руками. Она продолжала смотреть на небо, которое стало проясниваться. Прогалины в тумане становились больше, и оттуда лился божественный солнечный свет. Он осветил водную гладь и девушка заметила, что там в середине озера кто-то купается. Катя присмотрелась. Далеко в озере плавал мужчина и к своему удивлению, Катя заметила за его спиной два огромных крыла. Девушка насторожилась. Длинные седые волосы прилипли к спине, а огромные чёрные крылья поднимали незнакомца из воды и едва он поднимался над волнами, как тут же крылья прижимались к спине и мужчина падал в озеро. Крыльями он владел так виртуозно, что складывалось впечатление, будто они живут сами по себе, своей жизнью. Затем он быстро рванулся вверх, Катя едва успела проследить за ним. Мужчина поднялся выше вулкана, сделал пару кругов вокруг дыма и пепла, поднимающегося в небо и исчез в облаках, но спустя пару тройку секунд появился снова, спустился к озеру, нырнул в него и вода вскипела. Она забурлила, будто проваливалась куда-то под землю. Катя встала на ноги и внимательно смотрела в озеро. Этот странный крылатый мужчина взлетел очень близко от неё и полетел прочь от озера, затем он вернулся назад уже с корзиной, опять прыгнул в воду и вынырнул уже на другом конце озера с наполненной чем-то корзиной и снова исчез в облаках. Катя долго смотрела, не появится ли он опять. Но мужчина не появился. И только сейчас она поняла, что это был тот, кто там в прошлом сне был с нею рядом в тех прекрасных местах. Ей снова стало страшно. Эта ситуация со смертью Юджина сбила ее напрочь. Девушка думала, что так наверное сходят с ума, что именно с подобных блужданий начинается душевное отклонение. И остаток жизни она проведет изолированной от общества, как те, что живут всю жизнь в психиатрических клиниках. Почему-то такая перспектива ей показалась самоё реалистичной изо всех, что были раньше в её жизни. Катя смотрела в озеро и хотела войти в него, но что-то не пускало её в воду. Это тяжёлое чувство тревоги и боязни войти одной в воду останавливало девушку, говорило ей, что не нужно идти туда, а надо постоять немного ещё...

Катя стояла. Она не могла сделать и шага. Снова сгущался туман и она словно растворялась в нём. Туман обволакивал ее фигуру, словно умелый любовник гладил девушку и она расслаблялась. В ушах взорвался какой-то музыкальный ураган, который вмиг разбудил ее от этого полузабытья. Катя открыла глаза и увидела напротив себя какие-то золотые врата, они были кованные золотом, с огромными толи хрустальными, то ли алмазными цветами. Эти переливы цветов на лепестках не давали сомнений, что все что было изображено на ковке врат не случайно и что-то означает. Изнутри доносилась какая-то волшебная музыка, намного чище и светлее чем все что она слышала ранее, даже те мелодии что звучали у моста не могли отразить той волшебной невесомости, что была здесь. Белые облака  вихрились, волновались, стелились под неё ногами. Всюду были люди, спешащие куда-то. Катя молча наблюдала за ними. Но едва она хотела заговорить с ними, как понимала, что они не видят её, не понимают её жестов и не хотят слушать незнакомку. Девушка подошла к двум рослым стражникам, которые были одеты, как настоящие средневековые рыцари, при них были луки, стрелы, мечи, железная кольчуга, шлемы. Катя поздоровалась с ними и они ответили ей, продолжая смотреть куда-то вдаль. Девушка попросила подсказать ей, как выйти отсюда и вернуться домой, но один из стражей удивился такому вопросу и сказал очень интересную мысль, смысл которой Катя не могла понять сразу.

- Надо же, впервые вижу человека, который хочет уйти отсюда, а не попасть хотя бы за границу спасительных врат.

Катя внимательно посмотрела на мужчину. Его мудрый взрослый взгляд состоявшегося в жизни мужчины не давал сомнений, что он знает истинный вес слов.

- А что там за вашими вратами? – поинтересовалась девушка. Она попыталась подойти поближе к ним и на удивление стражники пропустили её и девушка подошла к ним. Тонкими пальцами схватившись за метал, девушка почувствовала такую благодать, что описать её невозможно. Она забыла все что было с нею до сего момента. Она стояла и чувствовала как душа радуется, как она наполняется такой энергией, от которой можно начинать новую жизнь, новую вселенную. Девушка чувствовала что внутри неё начинают рождаться звёзды. Из хауса миллиардов песчинок появляются объекты, они кружат вокруг ее души и создают новый мир, который породит новые формы жизни. Никаких грехов, никакого угрызения совести не было. Был лишь тот столп мироздания, что породил наш мир и тысячи других. Он проникал внутрь сознания и соединял девушку с космосом. Она становилась матерью собственного мира, который был не меньше чем все что окружает нас всегда. своего имени Катя не помнила, память была не нужна ей теперь, она получила нечто большее, чем все что было раньше. Девушка видела теперь не глазами то, что окружало её, она смотрела теперь сквозь время, чувства и пространства. Она видела и как порок глумился над святостью. И как святость прорастала в самых низменных формах общения. За этими вратами протекала совершенная жизнь, которая не была похожа ни на что. Там росли чудеснейшие цветы, были удивительные животные и люди, рожденные светом. Все светилось, все благоухало, и не было ничего, что принято описывать человеческими ценностями или оценками. Там не было важно, кем ты являлся в прошлом. Люди не видели в окружении ничего индивидуального. Было простое единство, которое жило своей жизнью. Девушка почувствовала как ее взяли за плечо и отвели от врат. Она обернулась и тут же в голову ударила волна памяти. Она снесла все что было только что перед глазами. Над нею стоял мужчина, у которого лик был очень похож на святого смотрящего с иконы. Катя видела его у себя дома в красном углу зала. Это был Николай Чудотворец. Она поклонилась и продолжала смотреть на него, думая, что сошла с ума. Мужчина ничего не говорил ей, здесь не нужны были даже слова. Он просто смотрел своими глубокими и ласковыми глазами на нее. В его взгляде была та отцовская забота, которой не хватала Кате от родного папы. Из этого взгляда девушка поняла, что ей нельзя быть тут, нельзя потому что рано... святой указал дорогу и девушка молча, опустив голову пошла по той тропе, на которую он указал ей...

Утром поднялся ветер. Он быстро разогнал тучи, превратив небо в картину удивительной красоты. Катя вышла из дома, подошла к могилке Юджина и увидела, что вокруг неё посажены несколько кустов роз. Она постояла здесь и решила прогуляться. Она прошла мимо несколько соседних дворов, вышла на небольшой курган, который находился в полукилометре от дачного посёлка. Дальше начинались сельскохозяйственные поля, а за ними лес и несколько озёр, да водохранилище. Ветер приносил с западной стороны влажный воздух. Пах он этой большой, пресной водою, с терпким осенним запахом увядания природы. Здесь было очень тихо. Девушка стояла, разгадывая дали. Осенний пейзаж все еще благоухал теми красками, что описывают поэты русскую природу. Несколько холмов, с сухостоем, голые деревья, грунтовая дорога, обрывы земляных берегов безымянной речки, пустой поселок с холодными домиками, собранными из подручных вещей всё это чуть не плясало от ласковых лучей ясного Солнца. Хоть и тепла не было, но все равно все живое радуется нашему светилу, подарившему нам жизнь. Лишь Катин дом на даче был пригоден для жилья. Это была просторная трехкомнатная постройка, с большой мансардой. Дом был выложен их белого кирпича, с пластиковыми окнами, с железными решетками стальною дверью. Катин отец часто оставался здесь один, ознакамливаться с тяжелыми судебными делами. Чтобы дом не пустовал, он приютил одного бездомного парня, который всё время жил здесь и следил за огородом и садом. Катя сама просилась у родителей жить одна на даче, но ни мать ни отец не давали разрешения ей в этом. Девушка отвернулась от поселка и продолжила любоваться окрестностями. У самого горизонта тучи были свинцово-серого цвета. Рваные завихрения этих туч впивались в тёмно синие кучевые облака, которые были чуть выше горизонта. Это переплетение очень сильно напомнило девушке русский народный орнамент, который часто она видела у бабушки на расписных русских одеждах. А над ними была длинная и узкая прогалина чистого неба, чей цвет настолько необычен, что Катя долго думала, как его назвать, но определилась лишь чуть позже, обозначив для себя его как серебристо-голубой. Потом начинался целый маскарад из ребристых, перистых, перисто кучевых и перисто-слоистых облаков. Они развивались во все стороны горизонта, словно какие-то прекрасные знамёна. Облака занимали почти весь небосвод. Только на востоке не было никаких облаков, и яркие лучи окрашивали облака всеми цветами радуги. От белоснежных, до дымчато-серых тонов приобретали облака цвет. Такого красивого неба Катя не видела давно. Ей хотелось теперь как в детстве взлететь птицей в небо и порхать до бессилия там в вышине, или позвать Крылатого, да только она не знала как это сделать. После продолжительных дождей и мороза, это утро казалось окраиной тех чудотворных мест, что снились Кате в последние дни. Высоко на западе висела убывающая Луна, и над всем этим торжеством, поднималось Солнце. Его стальной свет раскрашивал мир в позабытые краски лета. Остатки зеленой травы блестели каплями росы, лужи отражали небо, блестя от падающих лучей. И посередине всего этого, стояла хрупкая девушка, прожившая на свете всего каких-то двадцать лет.

 

Июль, октябрь-ноябрь 2012



[1] слова Ю. Энтина, музыка Г. Гладкова
песня Трубадура из мультфильма Бременские музыканты

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0102413

от 16 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0102413 выдан для произведения:


 

«Пейзажей горизонт – немая полоса

И реки вдаль несут потоки хрусталя»

Омела – Дыхание зимы

 

Обиженное небо струило нескончаемые потоки воды на город. Вода мчалась по ливневкам и утекала прочь. Эта сырая, холодная, ноябрьская погода всегда доставляет неудобства людям. В это время года вся погода переживает мор, тот самый мор, траурные мантии которого омываются водой, туманами и отходят к зимнему, затяжному сну. Екатерина собиралась на день рождения к своей лучшей подруге Марине, которой сегодня 2 ноября исполнилось 20 лет. Марина была поэтом, ее очень любили в литературном кружке, она с легкостью жонглировала различными видами поэзии, часто придумывала на ходу длинные стихи. Легкий слог, легкая ритмика слов, легкие темы доставляли полнейшую релаксацию для слушателей. Нет, Екатерина не завидовала подруге, совсем наоборот, она очень любила её творчество и как верная, спутница соратница, всегда говорила Марине честно и о своих мыслях и о жизни в целом. Екатерина вообще была очень честной и принципиальной девушкой. Она всегда говорила что думала, поступала по совести, несла свою честь и сердце, как пламя, впереди самой себя, но у нее в жизни не было той лёгкости и самолюбования, каким наделены все молоденькие девушки. Катя выросла в очень не простой семье. Так сложилось, что в этой маленькой ячейке общества сошлись сразу несколько эгоистов, способных грызть кости друг другу, дабы урвать себе кусок побольше. Катин отец, Валерий был юристом. Он давно перестал воспринимать нормальные человеческие отношения, заменив их общепрининятым этикетом, судебной и тюремной иерархией. За долгие года, он отвык от простого общения с женой, от детской ласки, постоянно разматывая дела криминальной России. Мать Кати, Нина, была учителем в школе для душевнобольных детей. За 15 лет стажа, она тоже охладела ко всему на свете. И если она раньше намеревалась стать бабушкой, переехать с областного центра в дачный посёлок, где был построен большой дом, посадить там огород и сад, дабы там растить внуков, то теперь же даже мысль о замужестве дочки, или женитьбе сына приводила её в ужас. И наконец, брат Ярослав. Он был гопником, простым русским гопником, тем, кого принято именовать русским быдло, для кого пьянки, легкие наркотики, драки, грабеж, милиция является обыденностью. И среди всего этого великолепия, выросла Екатерина, с детства воспитанная на романтических книгах, рок балладах и романсах XIX века. Нет, она не была столь же оторвана от нынешнего времени, как может показаться, просто девушка была романтичная, умная и при этом совершенно потерянная в жизни. Она все прекрасно понимала, и свое положение в жизни, и свои возможности и то, что она совершенно не вписывается в молодежную среду. В принципе, она давно свыклась с мыслью, что останется на всю жизнь одна, без любимого человека, без детей и подруг. У Кати был сейчас один друг, она по своему любила его, но не испытывала к нему ничего кроме симпатии и уважения, за то что он дружит с нею, любит, тихо и самозабвенно. Но она не могла полюбить его, хотя и старалась всеми силами. Не зажигал Юрий в ней той девичьей радости, того бешеного огня, что хотелось испытать. Катя понимала, ей со всеми не по пути. У нее есть своя дорога, которую нужно пройти, но для начала необходимо эту тропинку отыскать. И лишь две верные подруги Марина и Анна были всегда рядом. С ними можно было делиться самым сокровенным и душевным. И вот сегодня, как раз Катя в очередной раз захотела сбежать из семейного ада туда, где она могла расслабиться и получить удовольствие. Девушки договорились встретиться в кафе на ЖД вокзале, так как Анна уезжала домой. Но Кате не повезло. Не успела она уйти из дому, не встретившись с домочадцами. В прихожей комнате, она столкнулась со своим братом, пришедшим домой пьяным. Едва он открыл дверь, начал материть всех родственников, зная что его в семье никто не одолеет. От чего он чувствовал себя полноправным хозяином квартиры. Девушка что-то ответила ему невнятно, не желая портить себе настроение перед торжеством, но брат сорвался на нее и прошел в свою комнату. К ней подбежал пес. Это была простая дворняжка, подобранная Катей пять лет назад возле магазина продуктов. Девушка объяснила Юджину, что сегодня гулять не получится, поскольку ей надо идти и пёс поняв эти слова опустил морду к полу и пошёл лег на свой коврик, лежавший в углу коридора. Катя опять убедилась, что животные намного умнее и мудрее многих из тех, кого называют «человек разумный». Она обулась и вышла из дому. На ней были черный плащ, высокие черные сапожки и черные джинсы, черный зонтик добавлял строгости. Спустя двадцать минут она пришла в кафе, где уже сидели ее подружки и еще один незнакомый парень. Поздоровавшись и познакомившись с ним, Катя поняла, что это был сосед Анны, который тоже ехал домой с учебы в родной Анин город. Девушки сидели, что-то вспоминая из своей жизни. Что-то говорил парень, так же он рассказывал о своей недавней поездке на раскопки какого-то древнего поселения. Это очень заинтересовало Катю. Она никогда сама не думала о том, как люди жили в древности на нашей русской земле. Будучи православной христианкой, ей и в голову не приходило капнуть самой вглубь родной земли, узнать как было здесь до того, что принято считать рождением государства российского. А здесь парень говорил о том, что он своими руками греб землю со святых курганов, держал кости предков, их украшения и оружие. Здесь же Анна сочинила маленькое стихотворение.

 

Я б руками греб курганы,

Чтоб до правды докопаться,

Были на Руси свои изъяны,

Но нет того, на кого ровняться!

Всюду кости, всюду стрелы

Только плач детей не слышен,

В жизни есть измены,

Поминальной тризны.

 

Время неслось быстро, едва только Катя пришла сюда, как пролетело пару часов и ей надо было уже думать о том, что скоро нужно будет вернуться домой. Девушка глянула на часы, весящие на стене кафетерия. Они показывали 20:37. На улице уже стемнело, везде зажглись разноцветные фонари, рисующие красивые переплетения света. Город вступал в царство электрической иллюминации. Спустя несколько минут в Катиной сумочке зазвонил телефон. В трубке звучал встревоженный голос матери, которая попросила Катю вернуться скорее домой. Девушка спросила о том, что случилось, но женщина ничего не ответила и отключилась. «Проводить Анну теперь не получится, как и не удастся посидеть с Мариной дольше, чтобы поговорить по душам» – подумала Катя. Девушка попрощалась с молодежью и вышла на улицу. Маршрутки уже не ходили, троллейбусы тоже. С неба моросил противный, холодный дождик, который смешивался с туманом. Девушка посмотрела на черное небо, которое было хмурым, словно ему тоже не нравилось приближение зимы. Она раскрыла зонтик. Несколько машин проехало возле неё, громко шурша колесами по мокрому асфальту. Катя шла, думая, что отец с братом опять подрались, или брат вновь кинулся на соседей, или побил маму. Ей хотелось схватить этого урода за шиворот и сбросить с пятого этажа, или отправить куда-нибудь в Сибирь, чтобы он там работал на самой тяжелой работе и даже не думал о пьянке, или отдыхе. Такие мысли посещают многих людей, которым довелось жить бок о бок с алкоголиками, семейными тиранами, или наркоманами. Катя знала не понаслышке, чего стоят такие слова. Дорога показалась ей очень длинной. Она шла быстро. Навстречу ей прошли трое парней, которые попытались что-то сказать девушке, но она промчалась мимо услышав кавказский акцент. Все её мысли были теперь о том, как узнать заранее, что же произошло дома. По дороге еще раз позвонила мама и узнав, что дочь подходит к подъезду, сказала, чтобы она подождала ее у дверей. Катя остановилась над ступеньками в ожидании мамы. Женщина спустилась встревоженной. Она сказала, что пропала их собака, которую вывел погулять Валерий. Он убежал вслед за какими-то бандитами, оставив пса на улице. Сейчас он находится в полицейском участке, вместе с хулиганами. По его словам, собаку он оставил где-то возле площади музея антропологии человека и эволюции животных. Еще не совсем поверив в услышанное, Катя, повернулась и пошла в ту сторону. Девушка всем сердцем любила пса, которого назвала Юджин. Мама догнала дочку, взяла под локоть и дальше они пошли вместе, говоря только о псе. Они вспоминали, как часто брали его с собою на дачу, как он там бегал по берегу озера, как плавал с ними на лодке, как умело ловил рыбу на мелководье. Они проходили двор за двором, звали пса по кличке, но он не отзывался. Потом дойдя по площади, возле музея, женщины увидели нескольких собак, к которым Катя подбежала, но это оказались бездомные псы, кинувшиеся на девушку. В этот момент, ей не было страшно. Человек становится смелым, когда знает что близкому нужна его помощь. Только когда девушка отошла от стаи бродячих псов и увидела слёзы на глазах матери, ей стало страшно и больно. Страх и боль, как алкоголь ударили в виски, от этого закружилась голова и стало тяжело дышать. Боль распиливала рану, но тоненькая ниточка надежды еще теплилась в девичьей груди. Взяв маму под руку, Катя повела ее по улицам в сторону полицейского участка. Они вышли в сквер, где часто она гуляла с Юджином, и где так нередко приходилось плакать от того, что люди презрительно смотрели на девушку, гуляющую с простой, безродной собакой. Нет, Катя, никогда не променяла бы свою дворнягу ни на лабрадора, ни на пуделя, ни на сенбернара. Порода собаки имеет значения для тех, кто любит себя, а не животное. Для кого мнение окружающих, и восхищение чужих людей имеет большее значение, нежели жизнь отдельно взятого животного. Катя шла, вспоминая презрительные взгляды собаководов, когда ее Юджин всегда первым приносил брошенную палку, летающую тарелку, или резиновый мяч. Катя любила эти мгновения, потому что люди всегда хвастались своими дорогими собаками, а они всегда проигрывали в ловкости ее Юджину. Только сейчас она призналась в этом маме, которая очень удивилась тому, что её дочь может испытывать какие-то чувства, присущие живым людям. Нина привыкла, частично от не внимания, частично, из-за усталости от работы с трудными подростками, что дочь всегда замкнута, всегда живет в обществе прочитываемых ею книг, в каких-то непонятных гитарных музыкальных ходах, в грохоте которых она что-то черпает для себя. Нина слушала дочь и удивлялась, сколько в ней оказалось добра не только к псу, но и к жизни в целом. Дочка рассказывала одну историю за другою, где она была всегда с Юджином, где они вдвоем помогали то детворе, то старикам, а то и вовсе взрослым здоровым мужчинам. Нина слушала дочь, а сама думала, что жизнь прошла мимо неё. Она только сейчас поняла, что ее дети стали взрослыми. Сын пошел по своей извилистой дороге, а дочь вот-вот расправит крылья и выпорхнет из родительского гнезда. Женщина присела на первую попавшуюся скамейку и пожаловалась на головокружение. Женщине не хватало воздуха. Она расплакалась, не смея признаться дочери в истинности своих тревог. Катя стояла рядом с нею, не решаясь обнять родную маму, поскольку никогда не прижималась к ней. Как к верному защитнику. Катя мялась, топчась на одном месте. Через некоторое время у Нины зазвонил телефон и она услышала голос супруга, который сообщил, что он уже дома. Муж сказал, чтобы они тоже возвращались обратно. Нина согласилась и отключила телефон. Женщина всегда быстро прерывала беседу на полуслове, дрожа каждым рублем на счете мобильного телефона. Катя хотела идти одна искать щенка. У нее текли ручьи слёз по пропавшему другу, потому что Юджин был единственным другом, в ее жизни. Девушка нехотя пошла за мамой, которая пыталась успокоить дочку словами в которые и сама толком не верила. Катя же представляла, что если отмотать время как магнитную ленту, то можно было все исправить, изменить. Она шла позади матери, оглядываясь и всматриваясь в глухую темноту осеннего вечера. Где-то были слышны голоса молодёжи, грубый собачий лай, визг тормозов, гул моторов, но не было слышно того ласкового визга родного пса. Катя плакала, сердце ныло, и от этого начинала сильно болеть голова. У Кати всегда так было, когда она чувствовала тревогу, или беду, начинала болеть голова. Боль была острой, все мозги будто надувались и в одночасье лопались. Чувство обреченности все росло, от того что пропал, все понимающий, преданный, любящий самозабвенно друг. Только был маленький лучик надежды, что пес вернулся самостоятельно домой. Эта надежда и вела девушку туда, куда возвращаться совсем не хотелось. Ведь её родной дом не был той крепостью, в которой даже стены греют в холодный зимний день. Три комнаты делили мама, отец и брат тиран, которого боялись все домочадцы. Брат занимал один комнату, отец другую, а Катя с мамой самую маленькую, бывшую детскую, в которой выросли и Катя и Ярослав.

Серая жижа грязи, мокрого снега, дождя и неубранных листьев прилипала к подошве, мешая идти спокойно по улице. Дом становился все ближе. Катя смотрела в свои окна, на высоком пятом этаже и думала, что Юджин уже дома, но едва переступив порог квартиры поняла, что собаки нет. Отец ругался с сыном, обвиняя друг друга в том, что за собакой нужен уход. Мать с порога начала успокаивать мужчин, но те быстро перекинулись на неё с обвинениями, а потом когда вошла в кухню Катя, Ярослав кинулся на неё, с криками. Он попытался ударить её, но девушка успела отскочить в сторону и на скорости пьяный парень врезался в дверную коробку, ударившись носом, из которого тот час полилась густая, темно-красная кровь. Он громко выматерился и вытирая руками кровь, снова метнулся к Кате, но она оттолкнула брата и он упал, удавшись головою о кухонный стол. Он закрыл глаза и захрипел, дышал он в это время очень тяжело и семья испугалась. Отец подбежал к сыну, поднял его и оттащил на кровать в его комнату. Выйдя от туда он ударил Катю по щеке и выматерив, заявил, что не потерпит убийцу в своем доме. Он толкнул дочь, в спину к двери и крикнул, чтобы та убиралась. Катя стояла не шевелясь. Она совсем не понимала, что сейчас произошло. Ей хотелось объясниться, сказать, что толкнула брата, чтобы тот не ударил её, но только слова застряли в горле, они будто комок колючей проволоки вцепились в гортань. Девушка и сама не понимала, как могло произойти все это. Но увы каждый человек слушает только то, что он понимает. Брат встал, ударился лицом об коробку, затем сразу кинулся на неё, а она лишь немного толкнула его в другую сторону. Она ведь его не убивала. Катя думала, что убивают непременно ножом, топором, или пистолетом. В общем, чем-то очень тяжелым, или быстро действующим. А тут не было ничего подобного. Ей стало еще страшнее от того, что жизнь оказывается настолько хрупкой. Вся её двадцатилетняя судьба пролетела перед глазами, словно это был короткометражный фильм, или рекламный ролик о лучшей жизни. Девушка почувствовала, как на запястье щёлкают наручники, как ее ведут в тюрьму под лай немецких овчарок и как судья выносит вердикт, что ей грозит пожизненное заключение, или муки на каторге, где-нибудь на Колыме. Но тут мама вышла из комнаты Ярослава и тихо, почти шепотом сказала, что он жив, только видимо сотрясение. Катя смотрела на маму, ища в ее взгляде защиты, или поддержки, но женщина осталась холодна ко взгляду дочери. Катя опять почувствовала, как комок вцепляется в её горло, как проволока протыкает гортань, как внутри сочатся ручьи крови. Они заливают всё, выдавливая жизнь из организма. Отец вновь подошёл к ней сзади и толкнув в спину сказал: «Ты что стоишь, убийца? Ты думаешь, если мой сын остался жив, тебе это все сойдёт с рук? Если ты думаешь так, то тебе нечего делать в моём доме! Иди...» - отец послал ее туда, куда отправляют всех тех людей, которые осточертели давно. Катя сделала шаг в сторону двери и обернувшись ответила, что не хотела смерти брату, но случись бы эта трагедия, ей было бы намного жальче Юджина, чем этого алкаша. На эти слова отец взорвался. Он подскочил к ней и схватив дочь за плечи начал угрожать ей, и унижать, обзывая то отличницей, то девственницей, то вообще отшельницей, на которую нужно пустить кучу разъярённых, голодных чеченцев. Катя старалась разъяснить отцу, что не виновата в случившемся с ее братом. Но мужчина не мог переносить ни её, ни жену и не слушал Катю вовсе, твердя о своём сыне, о том, что он вырос настоящим мужчиной, умеющим делать все и пить и жить. Катя понимала, что отец говорит так, только из-за страха, который он испытывает перед Ярославом. Он боялся, что данная история может плохо сказаться на его репутации одного из лучших адвокатов города. Одно дело иметь сына - алкаша, совсем другое - дочь, убившую или попытавшуюся убить своего родного брата. Она открыла дверь и вышла на лестничную площадку. Там тускло горела лампочка и было холодно. Давно здесь не было батареи, а трубы плохо прогревали помещение. Катя спустилась на площадку между этажами и села на теплую трубу. Пол и стены были грязными, затопанными, всюду были разбросаны окурки, обвёртки от конфет и шкурки от семечек. Даже на высоте полутора метров были следы от протектора подошв. Девушка сидела, думая над тем как людям удаётся так не любить место где они выросли. Ведь патриотизм рождается от любви к своему детству, жилищу и окрестностям, а не из экранов телеканалов и ласковых речей власти. Любовь к родине это любовь к тому как ты вырос. Стоял запах то ли мочи, то ли чего-то протухшего. Долго находиться здесь Катя не могла. Она встала и спустилась на улицу. Дорога назад была отрезана и ей не к кому было идти. Девушка  шла тихо по двору, удаляясь от родного подъезда. Ночь скрывала ее боль и слезы от всего мира. Время покрывало ее отчаянием и тем самым чувством отверженности и пустоты, когда человеку некуда идти, а дома не существует. И как на зло, не было рядом Юджина, которому можно было все прошептать на ушко и тот выслушает, посмотрит своими добрыми глазами и оближет нос своим холодным языком. Катя села на скамейку и расплакалась. Так больно ей не было ни разу в жизни. Девушка не стеснялась, она плакала во весь голос. Для неё попросту мир перестал существовать, так как только что она поняла какими жестокими могут быть родные люди. Ведь, если бы Ярослав ударил её, то ему бы все сошло с рук, потому что его бояться и мать и отец. А страх сковывает чувство сопереживания из-за того что сам можешь пострадать. Во дворе было чудовищно тихо, не было ни местных гопников, ни простых прохожих. Ноябрь не любит бродящих и не терпит долгих уличных прогулок горожан. Катя услышала, что звонит ее телефон, но отвечать совершенно не хотелось. Мелодия вырывалась протяжными мелодиями из кармана. Будто вьюнок тянущийся к Солнцу. Тут же к девушке подошла мама и села рядом, обнимая ее крепко руками. Женщина была одета в теплую куртку, пахнущую домашним ароматом. Катя вдыхала его, как нечто, что уже давно покинуло ее душу. В голове возникали картинки из детства, школьные годы, институт. Казалось, все это было не с нею, а с другим человеком, у которого жизнь удалась, который живет теперь далеко отсюда и никогда не пересечется с той, что сидит здесь, на сырой лавочке и дышит холодным воздухом. не желая вернуться назад. Мама предложила дочке еще раз пройти по тем улицам, где всегда они гуляли с Юджином и Катя молча встала, взяв маму под руки пошла рядом с нею. Говорить обоим не хотелось, поэтому они шли безмолвствуя, прислушиваясь к городским ночным звукам. Снова был слышен тот грудной голос огромной собаки. Где-то звучала веселая музыка, в небе летел самолет, по дорогам ездили машины и их покрышки шипели на мокром асфальте. Тихий ветерок пронизывал Катю, но она пыталась согреться мыслями, настраивая себя, что нельзя поддаваться холоду и сну. Прогулявшись более двух часов, дамы так и не встретили собаку, и мама все-таки уговорила вернуться дочь домой. Катя же вспомнила, что ей когда-то друг обещал найти съёмную квартиру, дабы она ушла из семейного ада. Ей хотелось позвонить парню, да только где он найдет квартиру в полночь. Катя шла молча домой, подумав о том, что нужно прыгнуть в воду с моста. Эта мысль пришла к ней сразу, загоревшись яркой свечой в душевной пустоте. Она была чем-то естественным, чем-то очень обыденным, по-крайней мере так показалось Кате в этот момент. Она остановилась и сказав маме, что сейчас вернётся побежала в сторону моста. Она бежала быстро, думая чтобы ее мама не смогла догнать и отговорить от броска. Катя бежала и думала, что прыгнет не останавливаясь, не задумываясь над своим поступком. Но едва переступив мост, она увидела как там стояло несколько человек, громко смеясь и танцуя на тротуаре, возле перилл. Катя остановилась. Ей показалось бессмысленным прерывать их веселье. Девушка развернулась и увидела подходящую маму. Женщина схватила дочку под руки и обняла. Катя почувствовала, как женщина тихо плакала. Ей стало стыдно от того, что заставила родную мать плакать.

- Если бы ты прыгнула, я бы сиганула за тобой. – сказала Нина, еще крепче прижимаясь к девичьей груди.

- Я бы не смогла, мама... не смогла бы... но очень хотелось! Так хотелось, что не могу найти слов рассказать тебе.

- Тебе не о смерти надо думать. А о парне, который сможет тебя вознести к небу.

- Ты что, мама? Какой парень? Чтобы вся моя жизнь превратилась в сплошной кошмар, как было до этого? Нет таких мужчин, за которых бы я пошла! Лучше остаться одной, лучше прыгнуть с моста, но не терпеть того что довелось пережить от брата и отца. Мужики только и умеют сливать свою сперму в нас, да гордиться тем, что они сильнее нас, выносливее! Всё! На большее ни один мужик не способен!

Девушка почувствовала как мама застеснялась, услышав от дочери такое, да и Катя сама не ожидала, что скажет именно это.

- Не говори так, Катя... ты не знаешь их... любимый мужчина поднимает свою женщину к звёздам.

- Поднимает, чтобы бросить её и чтобы та ударилась о землю. Они любят коллекционировать разбитые девичьи сердца. И всё! И всё! – подтвердила Катя.

- Ты не можешь судить о всех мужчинах по двум неудачникам!

- Да они же все козлы!

- Ты близко не знаешь никого, как ты можешь говорить такое? Разве Юра тоже козёл?

- Мама, а ты знаешь многих? Ты многих перебирала? Тогда почему связала свою жизнь с тем, кто хуже всех на свете? Что, не было лучше мужика, чем мой папочка? Может быть ты, тоже не хотела посмотреть по сторонам? – Катя говорила это, а сама в душе корила себя за сказанное. Всё нутро сопротивлялось этому потоку слов, но ей нужно было выплеснуть сразу всю обиду

- Всё, Катя замолчи... мы не поймем одна другую... вот когда будешь с мужчиной жить, тогда поймешь, что они могут нас лечить...

- И калечить тоже!

- И калечить тоже... здесь ты права...

- Почему нет спокойной жизни? Почему людям-то всегда не хватает того, что есть у них? Неужели нельзя довольствоваться малым?

Нина ничего не ответила. Они подошли к подъезду, женщина открыла дверь и впустила первой дочку. Сама же шла позади, думая о том, чтобы Катя не сбежала. Звуки шагов заполнили эхом пустое помещение. Дома было тихо. Оба мужчины спали. Мама тоже легла в кровать, а Катя пошла в ванную, налила там горячей воды, разделась и легла в ванну. Теплая вода согревала и расслабляла усталое тело. Девушка не прекращала плакать. Ей было жалко и собаку и саму себя. Катя лежала, а сама думала: «Ты уже наверно, видишь третий сон, Юджин. Я уверенна, что тебе они сняться хорошими. Ведь добрые сны сняться только таким прелестным созданиям как ты. А мне вот, не спится. Знаешь, я сейчас сидела на лавочке. Промерзла до костей, но ощутила себя свободной от всего на свете! Да, это самое ужасное, что изменилось во мне, я теперь ощущаю, что я свободна, от всего на свете. У меня нет привязанности, тем более чувств к родным. Ты меня за это осудишь, и не стоит в этом сомневаться. Я смотрела в окно. В нем горел свет и был виден падающий снег он был белый и холодный, как мой отец, или брат. Но он казался мне тёплым и спокойным, наверно потому что я думала о тебе. Думала, как было бы здорово оказаться рядом с тобой, будто не видела тебя уже долго предолго. Мне снова хотелось поговорить, с тобою встретиться взглядами. Как жаль, что нас разделяет неизвестность. И как жаль, что поступив так с тобою, я не смогу загладить свою вину. Если бы ты только знал... Если бы знал, как я страдаю от одиночества. Как я устала от своей однообразной, скучной жизни. От этих стен, от этого запаха, от этих предметов, что окружают меня каждый день. Я хочу к тебе, мой Юджин. Завтра будет новый день и я обязательно тебя найду. Я обойду весь город, но найду тебя» - Катя почувствовала себя расслабленной и сонной. Она обмоталась полотенцем и вышла из ванной. Высушим волосы феном, она легла спать...

...Выйдя из какого-то серого тумана, в месиве которого ничего не было видно, Катя оказалась на дороге, которая пролегала в широком поле, где-то над горизонтом росла лесополоса, а с другой стороны блестело голубое озеро. Девушка шла по залитому Солнцем полю и не понимала, где же она находится. Бесконечно длинные облака растекались по небу причудливыми формами, они порхали в вышине необычайно красиво. Дул легкий ветерок, в котором  звучала неземная музыка. В ней было нечто от настоящих барочных мелодий. Легкая, полупрозрачная, невесомая гармония, от звуков которой на душе становилось теплее и лучше. Музыка жила на этом поле своей, необъяснимой жизнью. Она крутилась, сворачивалась, растекалась в дуновениях ветра и воспаряла под небесную чашу. Её звуки летали, как невидимые духи, как ангелы, живущие в самых потаённых местах рая. Каждая травинка, каждый лепесток отражал божественные звуки и от этого музыка только обогащалась и становилась еще краше! Катя шла, наслаждаясь этой красотою. Как она здесь оказалась и куда она направляется ей было неведомо. Девушка только шла, не понимая что с нею происходит, боясь остановится. Внезапно дорога исчезла, уступив место огромному деревянному мосту, который держался тросами на больших железных опорах. Эти два черных исполина были выкованы из отдельных кусков, и при ближайшем рассмотрении, Катя заметила, что столбы состояли из кованного железа, на них всюду были листья и цветы. Ничего подобного девушка никогда не видела. Такие цветы не растут в России. Они походили на розы, только лепестков было в трое, а может и вчетверо больше, чем в этих прекрасных цветах. Здесь не было ни шипов, ни каких-то повреждений. Она подошла к столбам и те зашевелились. Каждый цветок, каждый листик повернулся к ней и всюду запахло пыльцой. Этот запах был во сто крат приятней всех земных ароматов. От него девушке стало еще лучше, чем от музыки, хотя через какое-то время, Катя почувствовала, как этот летучий аромат является только одной гранью этой музыки. Столбы извивались в такт мелодии и девушка поняла, что ей нужно идти на другой берег. Едва она ступила на деревянный мост, как тот загудел и снизу донеслось до ее ушей мелодичное речное течение. Вода стекала по камням, падала с небольших камней вниз, пенилась и переливала яркий солнечный свет. Девушка посмотрела на светило и увидела, как оно меняет один цвет на другой. Несколько секунд оно жёлтое, потом потихоньку переходит в красный цвет, а после в синий, и фиолетовый, а затем снова светлеет и становится жёлтым. «Как здесь красиво» - подумала она и пошла по мосту. Снова здесь был густой туман, через который пробивались солнечные лучи, разукрашивая серую пелену всевозможной красотой. В этом сгустке капель Катя увидела десятки ярких образов, сотни изображений, собственных мыслей и фантазий. Девушка шла, озираясь по сторонам и не понимала, что же с нею происходит. Ей нравилось все, что было вокруг, словно попала она куда-то очень глубоко в собственное сознание и гуляла в нем, очаровываясь всем, что доселе было не понятным. Но снова ее накрыл туман. Он был плотным, скрывавшим все что окружало здесь девушку. Катя вышла из тумана так же неожиданно, как и вошла. Она оглянулась, но обернувшись, не увидела ни тумана, ни моста. Всюду были красивые белые, асбестовые и мраморные скульптуры. Здесь стояли и красивые юные девушки, и богатыри и животные и совершенно не понятные существа, то ли из сказок, то ли из каких-то древних мифологий. Катя шла мимо них, немного сторонясь странных существ. Она подолгу засматривалась на красивые работы умелых скульпторов, и удивлялась до чего же человек может доводить свою работу. Все скульптуры были произведениями искусства. Все они были потрясающими. Девушка шла, находясь под таким впечатлением, что спроси у нее который час, она бы удивилась, что есть время, или какие-то календарные даты. Так же как и всюду, здесь была та красивая барочная, или даже еще более возвышенная музыка. Голоса дивных птиц сплетались в унисон с красотою этих мраморных творений, с этим загадочным музыкальным ветром и удивительным переменным светом, так быстро меняющимся оттенком, что глаза не перестают радоваться этому светопреставлению. Катя почувствовала спиною, на себе чей-то взгляд. Она обернулась и увидела красивую маленькую девочку, несущую в руках белое льняное полотенце. Она была одела в белое льняное платье.

Белые волосы так же как и все здесь излучали свет, и удивительно чистые глаза, девочка обладала взглядом, не знающим ни пороков, ни матерных слов. Этот милый ангелочек смотрел на Катю, едва улыбаясь, той самой небесной улыбкой, что бывает у самых маленьких детей.

– Как мне пройти к Юджину? - спросила Катя. Она ни на секунду не засомневалась, что девочка знает дорогу, но этот миленький ангелочек стоял и просто любовался незнакомкой, пришедшей без приглашения. Катя повторила свой вопрос, и только помолчав немного, девочка сказала, что здесь можно идти в любом направлении, и придешь туда, куда нужно. Здесь каждый выбирает свой собственный путь, и неважно куда идти, главное двигаться и ты придешь именно туда, к чему шёл. Катя не поняла ответа и отвернувшись от девочки пошла вдоль стройного ряда скульптур богатырей. Они были такими огромными, что девушке стало очень приятно находится, возле таких мужчин, пусть даже каменных. Красивые мускулистые мужские тела, были одеты в военные, железные кольчуги, доспехи, в руках зажаты огромные копья, стрелы и мечи. Судя по их виду, скульптурам не меньше тысячи лет, поскольку нынче нет таких великих мастеров. Девушка шла, думая как же здесь красиво и как же ей посчастливилось побывать в таком прекрасном месте. Пахучие травы под ногами излучали такие восхитительные ароматы, от которых Кате хотелось летать. Вокруг никого не было, но она всей спиной чувствовала, что за нею наблюдают какие-то внимательные взоры. Это ощущение сильно сковывало её лучезарную радость. Катя увидела огромный дуб, растущий в стороне от всех этих статуй. Она побежала к нему, он был огромного размера, несколько ответвлений тянулись в небо, где скручивались между собою тысячами разных веточек. Огромный, толстый ствол был покрыт старой корою, Катя осмотрела дерево, походила вокруг него, удивляясь его размеру. И лишь спустя несколько минут заметила золотую цепь, которая опоясывала и ствол дерева и его огромные ответвления. Цепь сверкала под Солнцем золотом, оно было таким жёлтым и казалось, что цепь это запутанный солнечный луч. Катя дотронулась до золотых звеньев, пощупав её, словно хотела удостоверится, что цепь настоящая. Сзади к ней кто-то подошёл, Катя оглянулась и снова увидела эту маленькую девочку. Та стояла, немного улыбаясь той самой ангельской улыбкой, которую изображали великие художники эпохи возрождения. В глазах девочки была та самая божественная мудрость, которой наделены самые чистые люди на свете. В них хотелось просто смотреть и ни о чем не думать вовсе. Но в душе дрожала птица и она не давала покоя. Ей хотелось направится к Юджину, и увидеть его хоть краешком глаза. Девочка протянула свою маленькую ручонку, в которой она держала небольшой аленький цветочек. Катя посмотрела на этот цветочек, а он искрился, как в сказках. Девушка не поверила собственных глазам. От удивления Катя закрыла свой рот ладонью, дабы не напугать девочку. Но девочка подкинула над собою цветочек и тот завис в воздухе, словно умел летать. Он танцевал, рассыпая свою искристую пыльцу. А потом упал на открытую ладонь девочки.

- Как тебя зовут, девочка? – спросила Катя. Ей очень хотелось пообщаться с этой красивой девочкой.

- Имя? – как-то очень удивленно спросила девочка... Когда-то имя было у меня.. а теперь оно не нужно мне... здесь никто ни к кому не обращается... мы тут живем каждый в своем мире, в том мире который мы заслужили при жизни...

- Прости, ты говоришь при жизни заслужили... а мы сейчас где?

- Мы... это я умерла в возрасте 6 лет, а ты здесь в гостях...

- Где это я в гостях? – немного со злостью спросила Катя.

- Не надо здесь гневиться! Здесь так тихо, так хорошо, а ты повышаешь голос. Вот смотри, от того что ты сказала с небольшим гневом, завяло несколько цветов! И теперь их не вернуть к жизни. Они увянут и не принесут больше никогда новых цветов.

- Ой, прости, я не хотела... мне бы к Юджину пройти... ты не отведешь меня к нему?

Девочка немного помолчала, а потом протянула второй раз руку и Катя взявшись за неё, пошла следом она только сейчас поняла, что сказала девочка ей.

- Ты говорила, что умерла в возрасте 6 лет? Тогда мы с тобою в раю? – удивлённо спросила девушка.

- Да, в раю, только тебе здесь долго нельзя быть... и мне с тобой тоже нельзя разговаривать.. тебя надо было выгнать сразу же.. но я не могу.. потому что Юджин нуждается в тебе...

Катя смотрела по сторонам. Всюду были удивительные статуи, здания, различные храмы, удивительный город-сад, в котором росли чудеснейшие деревья. Миллионы видов цветов, которые пахли так, что кружилась голова. Вдали ходили люди, покрытые белыми одеждами. Они шли небольшими группами, о чем-то разговаривая. Тихо улыбались и снова что-то говорили. Только Катя не могла понять их слов. Пройдя два, а может три красивых моста, чьей красоты она не могла даже описать, ей открылся красивый ритуал, в котором участвовала целая группа людей. Все они были одеты в длинные белые платья, на ногах были красивые желтые босоножки, с маленькими крыльями по бокам. Люди окунали какие-то ткани в воду, потом танцевали с ними, тянули их к небу, приподнимая над собой и снова окунали в эту воду. А между тем, вода находилась в больших золотистых купелях. Катя почувствовала, что девочка отпускает ее и не успев понять это, девочка растворилась в воздухе. Девушка подошла к этим людям и увидела, что здесь на большом мраморном пьедестале лежит её Юджин. Он весь мокрый, грязный, весь в крови, с грустным взглядом, полным боли и отчаяния. Катя бросилась к нему. На ее глазах появилось озеро слёз. Обнимая собаку, Катя чувствовала, что его сердце тихо бьётся. Оно излучает свет, как далёкая звезда, борющаяся с темнотою летней ночи. Катя кричала имя собаки, но он только глядел в пустоту, изливая горькие слёзы. Он уже не скулил, не шевелился, Юджин только смотрел вдаль и ничего не видел в кромешной темноте своих глаз. Он умирал. Катя оглянулась и увидела, что люди уже не пляшут и не продолжают свой ритуал. Теперь они тоже тихо глядели на нее и собаку. Катя сильно разозлилась, но заметила, как сразу же повяли несколько цветов и с них так же посыпалась искристая пыльца, постаралась успокоиться. Люди ничего не сказали ей, а она им, потому что не знала что сказать... Катя села рядом с собакой и положила свою голову ей на лапки, подставленные под ее мордочку. Теперь ей не хотелось никуда идти, ни рассматривать эти красоты. Катя нашла своего верного друга и ей большего не нужно было.

 

Вдруг она услышала лай собаки и открыла глаза. Была она теперь дома. Чувствовалась та же угнетающая атмосфера семейного раздора, которая не вмещалась в комнатах и давила на стены, и те казалось, вот-вот рухнут и завалят весь подъезд. Было еще темно. Солнечный свет застрял где-то в серой вате туч, наполняя небо серой краской. Катя накинула халат и вскочила на балкон. Она позвала Юджина, но подбежала совсем другая собака. Она заскулила и завиляла хвостом, ожидая, что сверху ей бросят что-нибудь поесть. Катя протерла лицо руками, поправила волос и вошла в свою комнату. Сон как рукой сняло. Девушка оделась, умылась и поставила чайник на газовую печь. Она стала вспоминать свой сон. Это было нечто совершенно не похожее ни на что, что было с нею раньше. Ей вновь захотелось вернуться туда, в эти прекрасные долины к Юджину. Время тянулось чудовищно медленно. Оно словно скотч клеилось и совершенно не двигалось вперед. Секундная стрелка на белых часах, висящих на дверце кухонного шкафа нарочито медленно считала собственные шаги. Катя сидела и ждала, когда же закипит вода в чайнике. Она открыла дверцу во втором от стены шкафу, достала оттуда кружку, ложечку и сахарницу с баночкой кофе. Обычно девушка доставала все эти предметы в два приёма, сегодня же получилось ухватится за все сразу, не упустив ни одной вещи. Катя насыпала в кружку одну ложечку кофе и три сахара, перемешала и посмотрела в окно. Город оживал. В разных квартирах загорались лампочки, по видимому люди собирались на работу. Закипел чайник. Она налила воду, потом достала из холодильника молоко и разбавила им содержимое кружки. Приятный аромат воспарил по комнате, от которого стало немного лучше. Попив кофе, Катя собралась и вышла на улицу. Ей хотелось по скорее найти потерянного друга. Куда идти она не знала, но сидеть дома, когда Юджин где-то возможно умирает, она не смела, чувствуя личную ответственность за нынешнее его положение. Холодный, сырой воздух прогнал остатки сна и девушка шла думая только о собаке. Она присматривалась к темным углам, смотрела под припаркованные автомобили, подходила к мусорным бакам, искала между ближайшими железными гаражами, но нигде не было Юджина. Он словно провалился сквозь землю. Девушка кричала, звала его, но собака не отзывалась. Катя села на лавочку и заплакала. Ей стало так больно, потому что Юджин был единственным близким существом в ее короткой девичьей жизни. А он и был таковым, поскольку понимал Катю намного лучше родителей, подруг и жениха. И едва только Катя вспомнила о своем парне, как он тут же позвонил ей. Рассказав ему о случившимся, девушка попросила помочь его в поиске пса. Парень сказал, что сможет прийти только вечером. Катя согласилась, так как не было выбора. Возвращаться домой ей совсем не хотелось, тем более внутри что-то подсказывало, что Юджин еще молит Бога о помощи, ждёт свою верную подругу, чтобы она спасла его и вылечила. До самого обеда Катя ходила по улицам, но так нигде не нашла пса. В полдень она вернулась домой, готовясь к очередному скандалу в семье. Дома опять были все. Отец с братом сидели на кухне, о чем-то громко беседуя, а мать проверяла школьные тетради. Катя села рядом с нею, взяла в руки тетрадь и помахала ею над лицом. Ей не было жарко, просто девушка не знала что же делать. Затем она набралась смелости и прошла в кухню. Сев рядом с отцом, Катя ещё раз все расспросила его о прогулке и о том, где же собака оторвалась с поводка. Как ни странно, но отец рассказал все то же самое уже спокойным тоном, без угроз, крика и обвинений в её адрес. Катя подумала: - «Почему нельзя было вчера так же спокойно рассказать об этом и не кидаться с обвинениями, доводя до отчаяния семью?» Посидев немного рядом с отцом, Катя вошла в свою комнату и села на кровать. Мама продолжала проверять тетради и почувствовав на себе взгляд дочери, она посмотрела на нее и спросила о поиске. Катя отрицательно махнула головой и прослезилась. В горле застрял ком, который душил, будто выдавливая душу наружу. Катя снова вспомнила свой сон и на какое-то время отвлеклась от своих переживаний. Ей захотелось снова провалиться в глубокий крепкий сон, в котором будет Юджин счастливый и здоровый. Девушка задумалась над этим, чувствуя нарастающую скуку о собаке. Теперь боль начала сменять тоску и от таких чувств становилось уныло. Снова заиграла мелодия звонка и Катя взяв в руку телефон увидела, что звонил ее парень, Юрий. Он тоже был один из участников поэтического кружка «Сиреневые дали». Он считался среди их братии самым одарённым поэтом, парень легко переводил стихи израильских, английских, немецких авторов. Умел в иносказательной форме писать как политические оды, так и любовную лирику. Он уже закончил лингвистический институт и сейчас работал в местной газете. Катя рассказала ему о своем горе подробней и попросила его о помощи. Юра сказал, что через час придет к ней и они продолжат поиск потерявшегося пса. Катя встала, пошла навела себе чай и вернувшись в свою комнату, села над окном, поставив кружку на подоконник. Старая, деревянная рама пропускала холодный воздух в комнату. Сквозняк гонял занавески и железные прищепки скрипели на гардинах. Девушка пила чай и думала о том, что же делать, куда нужно будет идти, чтобы найти собаку. От этих мыслей, чувств и событий голова раскалывалась. Она словно стеклянная банка под струей горячей воды скрипела. Этот час длился очень долго. Время словно останавливалось или крутилось по какому-то кругу. Катя смотрела из окна на прохожих, которые спешили по своим делам. Никто из них не поднимал голову вверх, люди не любят смотреть на серое небо, из которого льётся моросящий дождь. Девушка сидела, вспоминая вчерашнюю ссору, которую так хотелось забыть. Но все эти отрицательные события, словно репейник надолго остаются в душе. Ей так хотелось разъяснить и отцу и матери о том, что она вчера толкнула брата не специально, но только девушка заранее понимала, что никто не примет её слова, а наоборот все это будет звучать как оправдания и желание выйти из этой ситуации сухой. Как же она здесь была пригвождена к той страшной семейной драме, как же ей хотелось поскорее выпорхнуть из квартиры, как птице из гнезда. Девушка смотрела из окна и очень сожалела, что окно в этой комнате не открывается, а есть только небольшая форточка вверху. Иначе она открыла бы окно, встала на подоконник и сделала бы свой главный шаг в жизни. Здесь она по-настоящему никому не нужна, да и особой привязанности она не испытывала ни к кому. Мама бы уехала сразу к бабушке в другой конец города, а отец и брат бы остались полноправными хозяевами в квартире. Почему-то Катя была уверенна, что жизнь у её родственников моментально улучшилась. Она допила чай. Собралась и спустилась во двор. Осенний воздух пах землёю и мокрыми листьями. Дул небольшой ветерок, напевая грустную ноябрьскую меланхоличную мелодию. Он пронизывал и становилось холодно, только эта мрачная серость городского пейзажа не была такой обречённой, каким было нутро Катиной груди. Там в глубине души сейчас умирало дерево, которое все эти годы росло и давало вкусные, сочные плоды. Они–то и помогали девушке развиваться, учиться и радоваться жизни. Ветви этого плодового дерева тянулись к Солнцу, листья питались светом, были очень сочными и красивыми. По вёснам дерево распускало красивые розово-белые цветы, которые излучали сильный. нежный аромат. Потом лепестки опадали и на их месте появлялись плоды, ими Катя и питалась всю свою жизнь. Это была её духовная пища, удобренная русской тяжёлой музыкой, классической литературой, романсами и зарубежным фэнэзи, да мифологиями разных народов. А теперь она чувствовала, что дерево засохло, облетели с него не только листья и плоды, но и все маленькие ветви. Они лежали у ствола и распадались от сухоты и гнили. Да и само дерево теперь было ватным. С него осыпалась кора, обламывались ветви. Дерево трепал ветер. В него проникал дождь и от сильного мороза древесина лопалась, ослабевала и ломалась. Деревья умирают стоя. Они уходят в мать землю стоя на одной ноге, которая держит их всю жизнь прямо, гордо смотря в небо и над землёю. Катя понимала, что так наверное сходят с ума, потому что смерть к другим людям приходит вместе с болезнью, вместе с муками, а к ней она подкрадывалась очень извилистым путём. то подползая как змея в высокой траве, а то и вовсе как вор. Смерть подходила сзади и била очень больно предательством и ложью, к которым девушка не была готова. Катя смотрела вглубь себя тем самым утраченным третьим глазом, который, как современный рентген, видит все внутренние переживания, все дилеммы, все сомнения, все опасения.

Совсем не слышно подошёл к девушке парень, взял ее руку в свою и поцеловал в губы. Катя не сразу поняла это, но едва его губы прикоснулись к ней, в неё понеслась живительная энергия космоса. Она пробудила в ней оживление. Образ сухого погибающего дерева исчез, но на его месте не получилось ничего. Лишь серое небо ноября несло тяжелые тучи над землёю, заполняя мир мрачной осенней хандрою.

Юра расспросил ее о тех местах, где она была и вынул из своей сумки стопку объявлений, на которых было написано о пропаже собаки и пара номеров телефона. Катя оживилась. Они прошли по остановкам общественного транспорта, нескольким ближайшим магазинам и расклеили эти объявления. Возле одного большого супермаркета их окликнул охранник и спросил о том, что они ищут. Катя рассказала свою историю и мужчина выслушав ее, сказал что дома у него есть несколько щенков, которых он хочет пристроить в хорошие руки. Он дал свой номер телефона, Катя пообещала позвонить ему, как только поговорит с родителями. В ней ещё теплилась надежда, что Юджин вернётся или она сможет найти его.

Пробродив еще пару часов, девушка почувствовала усталость, которая одолевала ее. Катя валилась с ног, ей хотелось отдохнуть от всего, что случилось за последнее время. Они присели на детскую площадку, в каком-то незнакомом дворе. Где сейчас Катя находилась, она не знала, но привыкла доверять Юрию. Он мог договориться со всеми и знал город очень хорошо. Они сидели молча, на все попытки парня поговорить, Катя отвечала лишь жестами головы. Потом к ним подошёл мальчик лет десяти, который держал в руке поводок от собаки. Он спросил не видели они лабрадора. Он сказал, что пёс час назад убежал от него и теперь парень боится возвращаться домой. Катя послушала мальчика и посоветовала ему идти домой и вместе с родителями начинать искать пса, потому что собака может быть еще не далеко. Мальчик оживился и резво побежал домой. Через некоторое время к ним подошли его родители и поговорив с Катей, сказали что его могли отвести в собачий приют, но так как сегодня выходной, туда попасть можно только в понедельник. Девушке стало еще грустнее от всего этого. Было уже темно и хотелось окунуться в теплую воду в ванной. Катя попросила отвести ее домой, а завтра продолжить поиск. Юра сказал, что бессмысленно искать собаку вот так, совершенно не зная где же она может быть. Катя понимала, что жизнь ее собаки не волнует Юрия. Он любил ее, но не любил всех кто окружал девушку помимо него самого. Он ревновал ее тихо, переживая и не показывая своих чувств другим. Дорога домой была утомительна. Парень рассказывал девушке о том, что было интересного в «Сиреневых далях», вспоминал о своих встречах со знакомыми музыкантами, но Катя только молча слушала его и ничего не говорила в ответ. Потом она простилась с парнем и пошла по своему двору одна. Придя в квартиру, она узнала, что папа ей соврал и Юджин убежал совсем в другую сторону. Он перемахнул через мост, ведущий в сторону области и побежал через дворы по улице, ведущей к ветеринарной клинике. Катя застыла в прихожей, после услышанного только что. Она привыкла к обманам отца, но такой подлости она не могла понять. Как же она возненавидела его в этот момент. Ей хотелось кричать на него, кинуться драться, но только девушка понимала, что это ни к чему не приведет. Идти туда совсем не было сил. Катя попросила маму подогреть ей ужин, а сама пошла разделась и открыла кран в ванной, дабы выкупаться и смыть с себя весь негатив, воцарившийся сейчас в ней. Поужинав и выкупавшись, Катя легла в кровать. Спасть ей не хотелось, но усталость одолела ее совсем.

- Катя, - обратилась к ней мама, - Я сегодня была у одного мужчины. Он продает бездомных собак. Там нет нашего Юджина. Мне на работе посоветовали сходить к этому человеку. Он проводил меня вдоль всех клеток, где живут псы, но увы, а может быть и к счастью нашего любимого Юджина там нет.

- Ну нет, значит есть где-то в другом месте,- ответила Катя. Она была такой уставшей, что совсем не было сил на разговоры.

Девушка теперь не думала ни о чем. Она только пыталась увидеть мир глазами Юджина. Всеми силами девушка старалась сосредоточиться и покинуть свое тело и хотя бы на одно мгновение, увидеть место, где сейчас находится ее друг. Узнав бы хотя бы одну постройку, она была готова побежать к нему и вернуть пса домой. Но перед глазами была лишь непроглядная темнота. И потихоньку сон стелился в ее мозгу тем самым волшебным забвением, от которого человек способен летать. Он расползался сладким ароматом цветов, распустившихся под ласковым весенним солнцем. А потом девушка провалилась в глубокий сон, спасающим её от тяжелых будничных семейных драм. Катя стояла в лесу, вокруг неё росли высокие хвойные деревья, тянущиеся до самых облаков. Они заслоняли своими ветвями небо и солнечный свет. Всюду здесь был полумрак. Он давил на девичье сознание и сковывал ее движения. Она осматривалась, но вновь не могла понять, где же она находится. Здесь не было ни тропинки, ни чего что могло ей указать путь. Зато здесь звучала очень мрачная музыка, она была такой душещипательной, что становилось очень душно. Музыка проходила по телу девушки, как плуг трактора по полю. Музыка была тихою, но в этой тиши, в гармоническом единстве мелодии разрывались на тысячи отдельных звуков и пронзали небо миллионным звездопадом, который был виден даже днём. Звёздный дождь сыпался откуда-то сверху, заполняя лес таким необычным светом, что хотелось собрать эти звёзды в руки и рассмотреть поближе. Катя побежала к месту, где падали звёзды, но сколько бы она не передвигалась, звезды все удалялись. Девушка не переставала бежать, она силилась и боролась с усталостью, но так и не смогла добраться до звездопада. Лишь остановившись, она увидела как эти падающие искры заполонили место где девушка стояла. Искры падали, освещая траву снизу и от огромного их числа, свет исходил снизу вверх. Было такое удивительное чувство, что все земные светлячки собрались в одном месте и освещают дорогу для девушки. Катя не переставала смотреть вокруг себя и удивлялась от такой красоты. Маленькие звёздочки сверкали, блестели, мерцали разными оттенками и играли какую-то музыку, звуков которой девушка не могла расслышать. Лежа на земле звездочки не гасли, они только медленно уходили глубоко в почву, чтобы согреть нашу планету там внизу. Они были живыми, какими-то необыкновенными созданиями, пришедшими к нам на Землю из глубин космоса. Эти бесчисленные, падающие звёздочки сыпались с неба, превращая сумеречный вечер в феерию космического света. Каждый листик, каждая травинка светились, отражая этот дивный свет. Катя стояла, наблюдая за этой красотою. Потом она решила собрать эти звёздочки себе на память. Девушка наклонилась, взяла в руки одну звезду. Яркая звёздочка дрожала, будто умирая от холода. Катя подышала на неё и та стала светить намного ярче, чем те, что падали вокруг. Звездочка засияла так, словно ей придали столько новых сил, что она готова взлететь. И через секунду звезда полетела в высь, она становилась все меньше и меньше, Катя наблюдала за нею, пока та не скрылась в миллионе ярких точек на небосклоне. Катя стала собирать звёзды в руки, раз за разом согревая их своим теплом и отпускала. Те поднимались ввысь, все выше и выше. Она увлеклась своей работой и даже не услышала как к ней подошел кто-то. Лишь его приятный, громкий голос испугал девушку.

- Что ты здесь делаешь?- спросил кто-то, стоящий сзади девушки.

Девушка обернулась и увидела над собою стоящего мужчину. Он был одет в длинную серую рясу, скрывающую все его фигуру. Лишь пряди седых волос свисали от головы до груди. Мужчина смотрел очень внимательно в глаза девушки. Его взгляд горел тем самым огнем, который может обжечь своим ядовитым прикосновением.

- Оживляю звёзды, - коротко ответила Катя. Она отпустила несколько звёзд, что были в её руках и те начали подниматься в высь. И Катя и мужчина провожали их взглядом, неописуемая тишина царила здесь. Никаких звуков, никакой музыки, только она, царица и госпожа мироздания, тишь раскрывала свой покров под этим ярким звездопадом.

- А разве они умирают?- удивлённо спросил незнакомец – Звёзды, хотя и не звёзды это вовсе, а снежинки, точнее замерший свет.

Катя подумала, что этот мужчина решил над нею посмеяться, ведь она никогда не слышала даже такого термина «замёрший свет». Да конечно в черных дырах свет гаснет и не может избежать своей гибели, на горизонте событий, но ведь он там не мерзнет, а переходит в другую форму своей жизни. А этот незнакомец показался ей простым шарлатаном, который решил сумничать, но только умную девушку с высшим образованием не так то и просто обвести вокруг пальца.

- Что? Разве свет может замёрзнуть? Свет же появляется от продуктов горения!

- Свет, появляющийся от продуктов горения, как ты говоришь, это просто визуальный свет, но он ничего общего не имеет с тем светом, что можно назвать светом мироздания. Нейтринной одни люди называют его, святым духом другие именуют его, а третьи просто живут в нём и все, не желая думать, что можно как-то проводить жизнь без него. Люди имеют такую склонность упрощать окружающий мир. Для вас есть только свет и тьма, все остальное вы стараетесь не замечать!

Катя посмотрела на звезды, лежащие на земле. Они медленно проходили сквозь почву вглубь планеты. Девушка подняла три звезды и присмотрелась к ним. Действительно, в руках у нее лежали снежинки, которые едва начинали согреваться, как таяли и поднимались к небу в виде света. Катя удивилась, что такое может быть. Она посмотрела на мужчину и прониклась к нему уважением. Но неожиданно для себя, она заметила у него крылья за спиной.

- Что ты так пристально смотришь на меня? – спросил мужчина.

- У вас крылья за спиной.

Мужчина громко рассеялся. Он так громко хохотал, что Кате стало не по себе.

- Понимаешь, люди наделяют меня ещё не такими описаниями и сравнениями! Одни видят во мне собачий оскал, другие свиное рыло, третьи – козлиные рога и бороду, крокодильи челюсти. В общем каждый народ, всякий человек наделят свое непонимание собственным страхом, отчего я якобы превращаюсь в злобного монстра, поедающего своих детей, всех вообще людей и живых существ во вселенной! – мужчина не переставал смеяться, но Катя сейчас и сама увидела на нём всё то, о чем он говорил и поняла насколько этот человек несчастен. – я порою смотрюсь в озёрную гладь и удивляюсь насколько совершенна всё-таки человеческая фантазия, но как же вы ею пользуетесь бездарно!

- А я-то тут при чём?

- Тебе нужно напомнить все твои дурные фантазии? Ты представляла что смерть твоего брата принесёт тебе освобождение от семейного насилия! Ты думала о том, что если отец покинет вас, то вам с матерью станет легче жить, а последствии продать квартиру, и купить две двухкомнатные в разных районах города. Ты так же размышляла о том, что твоя смерть станет лучшей долей для твоих родных! А мост припомнить тебе? Было такое за последние дни?

Катя молчала, опустив голову вниз. Ей было чудовищно стыдно от того, что ее потаённые мысли узнал совершенно не знакомый человек, так нагло высказавший ей о том, в чём она и до конца сама себе боялась признаться. Как же ей было совестно, что хотелось провалиться сквозь землю, как эти звёздочки, которые превращаются в снежинки.

- Довольно! Откуда вам всё это известно, мне не понять, но это очень неприятно слушать!

- Да неприятно, у каждого человека есть такие мысли или поступки, о которых досадно слышать из уст другого человека, но кто же вас заставляет их делать? Наверное легко все на Дьявола скинуть, будто это он вас искушает, будто это его вина в вашем блудстве!

- Так кто же вы такой?

- Меня называют Люцифером, Дьяволом, Сатаною, Чёрным Богом и сотнями других имён, придуманных богов. Но только никто не знает, кем я являюсь на самом деле.

От этих слов Катя онемела. Она смотрела на него и не могла ни слова сказать, ни пошевелить телом. Мысли остановились, и сердце перестало биться. Мужчина заметил этот страх и протянул к ней свою руку.

- Не бойся! Ты ведь стоишь подле меня и ничего страшного не происходит. Люди слишком много уделяют сил на страх и стыд. Для вас это очень большие столпы благодаря которым вы не можете быть самими собою. Вы боитесь наказания за все что сделали, и вам много раз бывает стыдно за то, что сделали. Вот вся ваша жизнь и зажата между этими чувствами! А ведь что может быть проще жить и не делать того за что вам может быть стыдно, тем самым и страха не будет за это!

- Вы? – наконец-то выдавила из себя Катя.

- Не бойся! Я ничего не делаю плохого людям! Как говорит народная молва – и тысяча чертей не сделает человеку столько зла, сколько он сам может причинить себе. Вы сами для себя первые враги, а после с чувством собственного достоинства сваливаете всю свою проказу на меня и самое невероятное, сами в это верите! Как же я устал от этого! – покачав головой, сказал мужчина.

- А где я сейчас?

- Ты у меня в гостях! Надо же в гостях у Лешего, или как там меня еще называют те, которых можно назвать окультуренными обезьянами! Пойдём, я покажу свои чертоги...

Одна маленькая звезда упала прямо на голову этому мужчине и освятило его лицо. Катя разглядела его печальный взгляд, с таким вниманием, словно желая постичь причину таких печальных глаз, но понимая кто же перед нею стоит. Девушка млела, не зная как отреагирует на её вопросы тот, кто является отцом страха, боли и ненависти. Они пошли среди этого звездопада, словно влюблённые. Этот звездопад не угасал, он просто был бесконечный. Екатерина не заметила сколько они прошли, но поняла, что уже находится среди чистого поля раним утром. Только прохлада янтарной росы развеяла в ней волны забвения. Девушка оглядывалась по сторонам, идя возле высокого мужчины. Цветущие поля поражали своей красотой. Они были настолько красивы, что хотелось сесть на высокий холм и наблюдать за ними всю оставшуюся жизнь. Катя огляделась еще раз, чтобы заметить какой-нибудь холм и подняться на него, но едва только повернула голову вправо, как увидела холм, на котором стоял пожилой старик. Под его руками были подставки, на подобие костылей и он тянул к небу руки. Старик взирал на небо с такой благодатью, с такой нежностью, что сам светился почти так же ярко, как восходящее Солнце. Подпорки служили ему очень верно, они не давали опускаться рукам. Катя остановилась и внимательно смотрела на этого старика. Его длинный волос и очень длинная борода свисали почти до пояса.

- Что ты так разглядываешь его? – удивленно спросил Крылатый.

- Кто это?

- Святой старец. Стоит здесь уже лет 20, отходит только по нужде пару раз на день. Не спит, практически не ест, вернее ест только чтобы были силы здесь стоят. Говорит, что ведёт диалог с Богом. Не знаю... у нас никогда диалога не получается. Как-то я встречался с Ним- Крылатый указал пальцем в небо, - Но я был очень в плохом настроении и не понял слов сказанных Им.

- А что помешало понять их?

Крылатый остановился и как-то странно посмотрел на Катю.

- Вот посмотри на этого старца. Он стоит и молится, от этих молитв он переходит в транс, и выходя в астрал встречается с Богом. А я могу с ним говорить когда только захочу и он также... только нам говорить не о чем, мы и так все знаем что можем сказать друг другу. Знаешь, такое бывает, когда ты знаешь человека очень хорошо и видишь его часто. Ты просто интересуешься его здоровьем, делами и настроением и ответ уже заранее знаешь. Вот так и у нас происходит.

Ты посмотри на старца. Я люблю наблюдать за этим стариком. Даже пару раз подходил к нему, пытался поговорить, но он не идёт на контакт. Я надеюсь объяснять тебе не надо почему, – Крылатый улыбнулся. Первый раз в его глазах Катя увидела немного счастья, а может быть смирения, того самого смирения с которым люди живут радуясь всему на свете, - У него столько силы, что порою я думаю на таких вот плечах и держится вся Мать сыра земля. Сколько же в вас, в людях силы сколько мощи, но вы так быстро сгораете, так быстро гасните, как те маленькие снежинки, которые ты называла звёздами.

Катя вспомнила этот звездопад, ей захотелось вернуться обратно, но тут она представила  Юджина и снова пошла следом за идущим мужчиной. Солнце поднялось уже над землёю и поля стали еще краше. Все цветы распустились и воздух утонул в пьянящем запахе майской весны. Дул легкий ветерок, который окрылял ее еще больше. Через какое-то время Крылатый указал на высокую скалистую вершину, стоящую по середине этой равнины. Эта гора возвышалась до облаков. Крутые склоны были истерзаны ветром и дождями, камни разных величин были разбросаны по всей горе. Отвесные скалы срезали луга и заканчивались высокими, тонкими похожими на швейные иголки столбы, образованные от сильных потоков дождевой воды. Гора приковывала девичий взгляд и казалась очень  фантастической. Как она образовалась здесь в степи, Катя не могла понять, потому что здесь не было никогда ни стыков литосферных плит, ни разлома земной коры. Мужчина взял Катю за руку и взлетел. Он мчался так быстро, что девушка ничего не смогла рассмотреть и приземлился он тоже живо в какой-то очень тёмной пещере. В ней ничего не было видно. Лишь вверху плыло голубое небо. Девушка не знала что ожидать от незнакомца, но он уловив её тревогу сказал, чтобы она не боялась и что с нею ничего не произойдёт. Катя поверила, сама не зная почему. Он сказал, чтобы она следовала за ним и начал спускаться по довольно крутому склону. С детства людей учат не доверять не знакомым, но очень часто доверие знакомых, заканчивается плачевно.

Катя привыкла к темноте и даже начала кое-что видеть, а потом она догнала мужчину и взяла его за руку.

- Ты же Люцифер, ты же «носящий свет», почему ты не светишь в темноте?

Крылатый ухмыльнулся и что-то прошептал. Тут же в его руках появился факел.

- Так лучше? – спросил он, внимательно смотря на девушку.

Катя согласно махнула головою и смотрела только вперёд. Там снизу что-то доносилось до её ушей, но звуков она не разобрала. Они молча шли по пещере около часа, лишь изредка Крылатый что-то рассказывал о себе, а девушка соглашалась с его доводами по поводу его поступков. Вдали горел огонь. Запах серы и копоти был очень резким. Катя посмотрела вопросительно на мужчину, но тот сказал что это не ад! Он указал рукою вперед и пояснил, что в ад он не может привести её, но должен показать путь по которому она сможет найти Юджина. Катя остановилась. Она боялась идти дальше. Из глубины доносились истерические крики, женский визг, детский плач, мужские крики. Всё это сплеталось в какой-то жуткий хор, от которого поднимался волос на теле.

- Не бойся... это не ад, это далеко не ад... здесь есть место, где можно посмотреть на звёзды

Катя удивилась, что он хочет ей показать звёзды, когда как сам говорил о поиске собаки. Мужчина подвел девушку к какому-то огненному жерлу. Огонь вырывался из каменной расщелины и пылал так, словно снизу горела либо нефть, либо пластик. Девушка осмотрела темное помещение. Это была простая пещера, и кроме этой расщелины ничего не было. Огонь горел не сильно, но все же от него было достаточно тепло.

- Смотри...- прошептал он и посмотрел по-отцовски на Катю.

Девушка взглянула в огонь, но ничего не разглядела, кроме ярких, золотых языков огня. Но едва глаза привыкли к пламени, как в нем девушка отчетливо рассмотрела знакомое звёздное небо. Она увидела Большую медведицу, Лебедя, Гончих псов. Эти красивые звёзды вырывали из себя миллионы тонн света и энергии в секунду. Они полыхали так мощно, что нет человеческих слов, дабы передать все процессы, происходящие на звёздах. Каждый из этих гигантов пульсировал, мерцал, кружился и девушка как зачарованная наблюдала за ними не в силах оторваться. Такой яркой, красоты еще никогда не доводилась видеть Кате. Звёзды были живыми существами, которые порождали тот самый свет, который является жизнью. К этим горящим гигантам подлетали какие-то непонятные шары, они скручивались в вихри, и по спирали опускались на поверхность светил, а там тонули в этой огромнейшей обители света. На поверхностях звёзд было такое волнение, словно рождающийся в их недрах огонь, был океаном, он то поднимался большим цунами, то наоборот проваливался вниз. Никакого спокойствия, никакой стабильности на звёздах не существовало. Лишь большие вихри огненного ветра носились по поверхности подчищая шальную атмосферу светил. Этот жар звёзд все нарастал. А потом вид неба поменялся и среди всего разнообразя звёзд, Катя различила созвездие Орион, с его прекрасными туманностями. Эти сотни звезд, сверкали так близко, что протяни она руку в огонь, могла коснуться их, или знаменитого Бетельгейзе, чьим взрывом пугают людей, или миролюбивый пояс, с его «тремя царями» которыми упиваются писатели-фантасты. Туманности были красивы, но их пейзаж рождал дикий ужас в душе девушки. Она понимала что такая красота не может принадлежать людям. Нет, она не хотела стать полноправной хозяйкой всего созвездия. Но девушка удивилась, что эти звёзды так чётко смотрели на двойную звезду Сириус, которой поклоняются многие народы Африки, древние египтяне, греки, индейцы Америки. И только сейчас, впервые в жизни, Катя смогла увидеть целиком созвездие Большого пса. Она молча наблюдала за красотою звёздного неба, не смея спросить, как это все поможет найти Юджина. Она лишь стояла пленённая этой красотою. Звёзды пролетали мимо неё на огромной скорости, но не было иллюзорного обмана, будто ты смотришь компьютерное моделирование. Катя понимала, что видит настоящие звёзды, что это происходит на самом деле! Затем звёзды опят повернулись в другую сторону и Катя увидела родное Солнце. Оно было таким тёплым и знакомым, как запах родной комнаты, как аромат любимого блюда. Среди всего великолепия далёких краёв вселенной, Солнце родило в душе девушки ощущение счастья и покоя, ощущение возвращения домой. Девушка смотрела на солнце, а потом увидело, как звезда находится в центре созвездия Южного креста. Солнце находилось ровно посередине между Мимозой и Бекруксом. Эти звёзды, будто сторожа охраняли свет родной для всего человечества звезды и мирно мерцали за Солнцем. Откуда Катя знала имена всех этих небесных светил, она не могла понять, но едва она видела свет какой-то звезды, как в голове появлялась информация о ней.

Громкий стук разбудил Екатерину. Она открыла глаза и поняла что проснулась. Ничего подобного ей никогда не снилось, за исключением вчерашнего сна.

- Что это такое? – спросила девушка стоящую над книжными полками маму.

Та лишь повернулась к дочери головой, сказав что упустила статуэтку, которая разбилась. Катя приподнялась и увидела, что разбит звездочёт, подаренный ей на одном из поэтических конкурсом за стих о звёздах. Девушка ничего не сказала маме на этот счёт, но в душе очень расстроилась, потому что очень часто писала стихи, представляя как смотрит на мир через телескоп, направленный на звёзды. Мама сказала, что прежде чем они пойдут на поиск Юджина в ту сторону куда его последний раз вёл отец, им нужно зайти к женщине, которая порою подбирает бездомных собак и определяет их в питомник, чтобы те не умерли от голода и холода. Катя поняла маму, она снова легла и глянула на потолок. Пролежав недолго молча, она встала и начала собираться на розыск.

Перед тем, как пойти к месту где потерялся Юджин Катя с мамой пошли вначале к собаководчице, которая жила поблизости. Люди говорили, что она оставляет жить у себя в квартире бездомных животных. Виктория Андреевна жила недалеко от Кати. Её дом был расположен на соседней улице от двора, где жила Катя. Часто девушка встречала её, но никогда не задумывалась о её странности, которой эта полная, грузная женщина славилась в округе. Кате вообще было все равно что говорят люди об окружающих, о ней самой и о разных событиях происходящих в жизни. Девушка старалась слушать разных людей и по тому что они говорили об окружающих, складывала впечатления о них самих. А сейчас, когда мама предложила подняться на седьмой этаж, к Виктории, Кате стало любопытно, почему они шли именно к ней. Катя на миг представила, каким может быть запах дома у Виктории Андреевны, но решила не делать скоропостижных выводов. Катина мама нажала на кнопку звонка и из квартиры донесся громкий, тяжёлый собачий лай. Девушка старалась расслушать в этом многоголосье лай Юджина, но не успела. Дверь открылась и на лестничную площадку вышла женщина и трое больших собак. Они замолчали и сели возле хозяйки. Катя внимательно глядела на Викторию Андреевну и не решалась заговорить с нею о своей пропаже. В глазах женщины моментально появились слёзы. Глаза заблестели как волны ручейка, льющего под Солнцем.

- Я думала это из милиции пришли – сказала хозяйка,- Они часто ко мне приходят, соседи жалуются, что у меня живут три собаки.

Катя сразу решила уйти, поняв, что ее друга здесь нет.

Но мама взяла Катю за руку и удержала, объяснив цель своего прихода женщине. Хозяйка лишь пожала плечами и сказала что сейчас много молодёжи, которая жарит собак на костре, или просто увозят и там расстреливают из травматики. От этих слов Катя прониклась теплом к этой женщине. Девушка уловила трагичные ноты в голосе Виктории. Женщина пригласила их к себе в квартиру и гости вошли.

- Ко мне никогда не приходят гости. Я осталась совсем одна в этом мире – объяснила хозяйка, она вошла на кухню и поставила на печку чайник. Сама же отрыла шкаф и достала пакет с пряниками на стол. Затем повернулась и взяла суповую тарелку и высыпала пряники из пакета в неё: – «Присаживайтесь, - сказала Виктория, - сейчас чай будем пить». Женщина быстро достала три стеклянные кружки с изображенными на ними красными розами, бросила в них по пакетику чая и налила кипяток. Катя села рядом с мамой, напротив хозяйки и они заговорили о собаке. Потом разговор перешёл на семейную трагедию Виктории Андреевны. Здесь-то Катя и узнала все об этой странной женщине. Она посмотрела на остановленные стрелки часов. Они застыли на 15:43 минутах. Катя подумала, что они поломались, а женщина не может их достать, из-за того что они подвешены под самый потолок. Но хозяйка заметила, что гостья поглядела на часы и тут же оправдалась, что в это время у неё случилось сразу два горя. 11 лет назад в это самое время от нее ушел муж к другой женщине, а 3 года назад умерла дочь от лейкемии. Сказанное Викторией вернуло девушку обратно в реальность из мира ее дум о пропавшем псе. Катя ничего не ответила на такой рассказ женщины, лишь глубоко вздохнула, отчаянно осознав, что у других людей тоже бывают беды, от которых можно сойти с ума. Кате стало больно и за эту женщину, которая уже потеряла и любимого человека и родителей и дочь. Что может быть страшнее пережитого ею? Девушке захотелось обнять женщину, но она постеснялась. Стыд накрыл ее красной краскою по лицу и она встала из-за стола и подошла к окну, подышать свежим воздухом и тем самым скрыть краску на лице. Девушка подумала о грусти, будто оно - корень большого дерева, которое прорастает в тебя и чем больше становится, тем сильнее и глубже в нем корни. Они являются тем самым стержнем, который держит тебя в стремени и не позволяет отречься от мира. С этими корнями ты можешь оглянуться и пересмотреть все то, что раньше не замечал. Грусть рождается из-за понимания того, что ты способен ошибаться. Девушка все думала об этом и почему-то решила, что сейчас может все измениться в ее жизни. Будто лента жизни снова перемотана на сутки назад и ничего не произошло, хотя девушка все знает и сможет предотвратить трагедию. Но прошло мгновение и Катя поняла, что жизнь не обернёшь назад. Ведь кому не безразличен мир со всеми его положительными и отрицательными сторонами может переживать, в том числе и грустить. Сейчас у девушки не было слёз на глазах, зато в груди наверное их было целое море. Оно колыхалось, штормило, но пока еще не сильно вырывалось из берегов души. Девушка слушала разговор женщин, но не вмешивалась, думая что лучше не говорить ничего попусту. В это время ей хотелось молчать и думать только о том, что Юджин еще жив и что он ждёт её, как она его! Прошло уже полчаса, но мама так и говорила с этой женщиной и Катя не выдержав, предложила матери отправится дальше. Женщина сразу встала и быстро оделась. Она посмотрела вопросительно на свою дочь, а Катя почувствовала сколько холода в материнских глазах. Девушка почувствовала, что у её родной матери так и не проснулся материнский инстинкт. Эта женщина так и не узнала что такое ласка к своему ребёнку. И она не ведает как радостно смотреть на свое растущее чадо. Для неё это было только данью, порукой, традицией, чтобы не прервать на себе цепь бесконечной сансары. Катя смотрела на мать и так не могла понять за что ей выдалась такая жизнь. Сейчас мать ходит с нею, только потому что боится за дочь, чтобы та не покончила жизнь, либо прыгнув с моста, либо прыгнув под колёса грузовика. В ней была боль и страх за дочь, но больше всего она боялась осознать то, что она не состоялась как мать, как достойный пример для собственной дочери. Спустившись по лестничной площадке, Катя хотела спросить маму о том, как она будет относиться к внукам, но постеснялась. Мать говорила ей о чем угодно, только не о своих чувствах к родным. А Катя все ждала, что женщина скажет, что ей одинаково дороги и сын и дочь и мать и муж, но она говорила о том, что Виктория Андреевна может начать жить заново. Девушке было дико слушать такое. За эти недолгие минуты, Катя осознала, что эта женщина превратила свою жизнь в реквием тех чувств, что жили в этой семье. Женщина дорожит каждой минутой, прожитой с мужем, не может пережить смерть дочери, потерю с родителями. А мать говорит о только о себе, перекладывая свои предположения на чужую судьбу. Никакой диалектики в голове этой женщины не было. Катя удивилась как мать может оценивать творческие сочинения школьников, как может выносить всех этих трудных подростков. Если она считает что только она всегда и везде права. Девушке стало страшно от таких мыслей.

Они прошли уже довольно далеко от дома. Миновали и сквер, где накануне были, и несколько параллельных улиц, которые в народе называли спицами, потому что они все заканчивались у городского парка. Если смотреть на него сверху, он сильно походил на недовязанный носок, пронизанный этими улицами, словно гигантскими спицами. Катя мельком глянула на одну пятиэтажку, и отвела взгляд, но через пару секунд посмотрела опять на здание. Днём горел свет в трех окнах. В самом верхнем правом углу, потом на третьем этаже третье справа и на первом пятое справа. Девушка остановилась. Она внимательно всматривалась в эти окна, внутри что-то забарабанило. Она еще не отдавала себе отчёта в том, что она видит, но электрический ток пронзил все тело. Лёгкая дрожь промчалась быстрой конницей по коже.

Мама посмотрела на дочь и спросила, что с нею случилось.

- Пояс Ориона – быстро сказала Катя.

Женщина удивилась. Она явно не ожидала услышать что-то подобное из уст дочери.

- Что? Что это такое?

Катя начала приходить в себя. Она смотрела по сторонам, и увидела несколько молодых парней, пьющих пиво на детской площадке.

- Мама сходи, узнай не видели ли они собаку.

Женщина не отрываясь следила за Катиным поведением.

- Я схожу, только скажи при чём тут пояс Ориона?

- Потом... я потом тебе скажу, только пойди спроси.. думаю, мы нашли Юджина! – обрадовано сказала Катя. Она продолжала смотреть по сторонам, но так больше никаких знаков не могла различить. С минуту мамы не было. Она что-то разговорилась с парнями, а затем вернулась.

- Они сказали, что на следующем перекрёстке лежит какая-то рыжая дворняга. Катя посмотрела в ту сторону и увидела два больших окна магазина, из которых бил очень яркий свет, над ними висел светофор, который тоже горел жёлтым светом. А на дороге была огромная лужа, в которой отражался светофор.

- Вон видишь те окна магазина, а над ними светофор, а внизу лужа. Внутри этого южного креста и находится Юджин. – громко сказала девушка.

- Ты откуда знаешь? Катя что с тобою? Скажи мне, при чём тут Орион, этот твой крест? – и тут женщина повернулась в сторону и в левом углу этой пятиэтажки находился магазин с названием Сириус, она указала на него дочери, - смотри, Катя.

- И Сириус здесь! Надо же, как он все указал мне, спасибо, Крылатый! Спасибо огромное! – радостно сказала Катя.

- Кто? Да ты что с ума сошла? – начала настойчиво допрашивать мама.

Катя немного помялась и вкратце рассказала ей свой сон. Женщина замолчала после услышанного, потом сказала что ей вообще не сняться сны, поэтому для неё трудно представить что в таком состоянии к другим людям приходят какие-то ведения. Нина смотрела на дочь с каким-то недоверием, но старалась не думать об этом. Кате казалось, они никогда не дойдут до этого перекрёстка. Время тянулось словно мёд из маленькой баночки. Шаги стали тяжёлыми, как во сне. Перекрёсток был очень оживлённым. Десятки машин проносились на высокой скорости. Пешеходы стояли на обочине, ожидая красного света, на светофоре. Катино сердце забилось так быстро, что стало тяжело дышать. Она увидела лежащую собаку на обочине. Её забросал ветер листьями, а вода грязью. Катя молила Бога, чтобы это был не Юджин. Но с каждым шагом она понимала, что лежит здесь именно её пёс. Девушка подошла к собаке. Позвала его, он не отозвался, не завилял хвостом, как обычно, не посмотрел в её глаза своим преданным взглядом. Пёс лежал мёртвым, его шесть была залита жидкой грязью, листья прилипли к ней. Катя подняла его и положила на тротуар. Прохожие холодно смотрели на девушку и уходили прочь.

- Мама сходи в магазин и купи полотенце. Мы увернём Юджина и отнесём домой.

- Сейчас схожу,- ответила Нина и повернулась обратно. Она пошла в магазин Сириус, вытирая слёзы на лице. А Катя начала отчищать собаку от грязи. Через минуту мама вернулась и они увернув собаку в полотенце, пошли домой. То что дорога была трудной, это не нужно объяснять. Они шли словно перебирались в тёмную ночь по дремучему лесу. Шли молча, ибо говорить теперь ничего не хотелось, да и какой вес может быть у слов, когда на руках несёшь то самое дорогое, что было в твоей жизни, а теперь этого сокровища не будет никогда. Мама позвонила отцу и тот вышел им навстречу. Катя смотрела на него. Этот мужчина казался ей таким же сломанным, как и она сама, только он все еще силился показать своё мужество. Мужчина шёл быстро, но в каждом его движении чувствовалась вина за смерть дорогой собаки. Катя ощущала эти чувства, они, как искры огня вырывались из души отца и заполняли собою улицу. Ей стало жалко отца, потому что девушка поняла насколько этот мужчина переживает за гибель собаки. Подойдя к дочери, он взял у неё Юджина из рук и дальше понёс сам, сказав только одно:

- Я специально сказал вам неправильное направление, чтобы сам мог найти Юджина и привести его домой. Когда вы искали его по другим улицам, я оббегал здесь всё, но увы так и не нашёл. Хотя проходил два раза по этой улице.

Катя поняла, что отец говорит правду и он чувствует себя виновным в такой кончине пса.

- Теперь уже ничего не вернуть, - ответила Катя. Нужно похоронить Юджина хоть по человечески.

- Хорошо. Сейчас отмоем его и поедем на дачу.

Катя согласно махнула головой. «Теперь хотя бы есть определённость» - подумала она. Почему-то в этот момент ей в голову пришёл припев из песни «Луч Солнца золотого»

«Ночь пройдет, настанет утро ясное,

Верю, счастье нас с тобой ждёт.

Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная.

Солнце взойдет...»[1]...

Катя взяла маму под руку и они начали подниматься по ступеням к своей квартире. Дома было тихо, даже Ярослав ходил, переживая что всё так закончилось с Юджином. Он погладил собаку, попросил прощения у него и скрылся с глаз. Катя разулась и сняла куртку, вошла в ванную, открыла кран и начала наполнять ванну. Отец опустил Юджина в воду, а Катя вошла в комнату Ярослава и обомлела, увидев на его щеках слёзы. Ей было удивительно видеть слёзы у того, кого она считала бездушным камнем. Брат не скрывал то, что ему чудовищно жалко собаку.

- Я до последнего надеялся, что пёс найдется. Вчера целый день ходил по ближайшим кварталам, но так нигде и не нашёл его. Вот оказывается какая жизнь, хрупкая она, как стакан, как стекло...

- Я тоже надеялась... верила до последнего... но увы... мы должны это пережить, чтобы подняться чуть выше над тем как жили раньше...

Кате хотелось сесть рядом с братом, обнять его, но она побоялась, что он тут же вскочит и не пойдет на контакт. И так она была удивлена его поведением, но и сама не ожидала от себя такой тяги к родному плечу брату. Она закрыла глаза и вспомнила, что даже в детстве Ярослав никогда не показывал слёз. Он всегда был холоден, всегда был выше этих «телячьих нежностей», как он называл чувства сопереживания.

Катя вышла из его комнаты взяв ещё одно полотенце и пошла мыть собаку. Ей никто не помогал, да и не нужно было, девушка не согласилась бы, чтобы кто-то видел её в таком состоянии. Здесь она наревелась за все дни без собаки, за всю свою жизнь. Она поговорила с Юджином последний раз, гладя его по голове. Выкупав, она положила тело на дно перевёрнутого таза и включила фен. Через несколько минут шерсть Юджина высохла и заблестела. Катя вынесла его и положила на его любимый коврик. Он лежал, как живой к нему подошли и родители и брат. Все молча глядели на собаку... Через несколько минут вся семья сидела в машине, направляясь в дачный посёлок, где было решено похоронить Юджина.

По просьбе Ярослава отец свернул на какую-то стройку, где они взяли большой прямоугольный песчаный камень и погрузили его в багажник машины. По приезду на дачу, Ярослав с отцом выкопали ямку в углу сада, где раньше хотели построить беседку и закопали Юджина, сверху воздвигнув этот большой каменный памятник. Катя смотрела за происходящим молча. Она ничего не делала здесь, поскольку поняла, что каждый из членов семьи должен сделать что-то своё для Юджина. После того, как был установлен камень, Катя почувствовала некое облегчение, будто с плеч свалилась огромная скала. Она вошла в дом и села у камина. Огонь ласково трещал в сухих поленьях. Он грел замершие руки и ноги. От этого стало лучше на душе. Посидев здесь, Катя отправилась спасть. Она очень устала за последние дни, вымоталась и теперь хотела просто отоспаться в полной тишине. Там дома, в городе вечно по ночам гудели автомобили, которые по видимому не спят, вместе со своими хозяевами. Девушка постелила кровать и легла. Она вспоминала все эти злополучные ноябрьские новосотворённые выходные единения народа и удивилась, что в одноимённый праздник её семья примирилась, пусть даже это перемирие временное. Катя помолилась перед иконой Казанской божьей матери, чей праздник был сегодня и уснула.

Снова из этой неописуемой гулкой темноты, из которой не выбраться, не докричаться, не выползти умирая от бессилия, Катя попала в сизый туман, пронизанный цветными лучами Солнца. Здесь туман был не таким спокойным, как прежде, в тех метах, где она бродила в прошлый раз. Здесь же туман дышал, скручивался, словно опасаясь чего-то страшного и непознаваемого. Катя шла по сухостою, который скрывал ее ноги до колен. Вокруг ничего не было видно, только липкий страх одиночества вцепившийся в девичью грудь сдавливал горло, отчего тяжело было дышать. Девушка чувствовала, что спускается с какой-то горы вниз. Воздух был пропитан водным испарением какого-то водоёма, туман заканчивался у самого берега этого озера. Катя посмотрела на гладкую водную плоскость. Она была удивительно спокойной. Словно всю тревогу вобрал в себя этот туман, который всё так же как и раньше вбирает в себя и никогда не знаешь чем он является на самом деле. Лишь на противоположном берегу озеро кипело, потому что в него стекала лава, льющаяся из огромного вулкана. Девушке показалось странным, что в воздухе не пахло ни гарью, ни дымом, ни каким-то ядовитым газом, которые всегда выходят во время извержения и губят миллионы людей. А здесь было все иначе. Тут эта горячая магма не издавала ни звука, ни запаха, ни жара. Катя только и видела, как она стекает, а вода кипит, поднимая клубы пара в воздух. Туман смешивался вверху с дымом и сдавливал в свои объятия этот страшный исполин. Здесь тоже никого не было, Катя почувствовала опять это бездушное одиночество, прижимающее её к земле. Страх становился еще сильней. Он приказывал ей сесть на землю и сидеть до скончания веков, но девушка сопротивлялась и старалась быть стойкой. Она подняла голову к небу, где рдело серое небо, сотканное из черного дыма и белого тумана. Это плотное полотно практически не пропускало солнечные лучи, отчего мир погружался в тягучую дремоту. Здесь не было той чудеснейшей музыки, окрыляющей девичью душу. В этом тревожном тумане играл оркестр, какую-то очень тяжёлую, надрывную, томную гармонию звуков. Эти мелодии словно осенняя хандра навеивали тоску, отчаяние и пустоту в душу. Девушке было душно от этой музыки, хотелось поскорее убежать отсюда, но эти звуки не отпускали. Они затягивали в глубину своей сущности и проникая в груди касались самых потаённых струн души. Катя ощутила, как подул ветер. Он был очень холодным, он колол ледяными стрелами по лицу. Вмиг девушка замёрзла и присела, обняв ноги руками. Она продолжала смотреть на небо, которое стало проясниваться. Прогалины в тумане становились больше, и оттуда лился божественный солнечный свет. Он осветил водную гладь и девушка заметила, что там в середине озера кто-то купается. Катя присмотрелась. Далеко в озере плавал мужчина и к своему удивлению, Катя заметила за его спиной два огромных крыла. Девушка насторожилась. Длинные седые волосы прилипли к спине, а огромные чёрные крылья поднимали незнакомца из воды и едва он поднимался над волнами, как тут же крылья прижимались к спине и мужчина падал в озеро. Крыльями он владел так виртуозно, что складывалось впечатление, будто они живут сами по себе, своей жизнью. Затем он быстро рванулся вверх, Катя едва успела проследить за ним. Мужчина поднялся выше вулкана, сделал пару кругов вокруг дыма и пепла, поднимающегося в небо и исчез в облаках, но спустя пару тройку секунд появился снова, спустился к озеру, нырнул в него и вода вскипела. Она забурлила, будто проваливалась куда-то под землю. Катя встала на ноги и внимательно смотрела в озеро. Этот странный крылатый мужчина взлетел очень близко от неё и полетел прочь от озера, затем он вернулся назад уже с корзиной, опять прыгнул в воду и вынырнул уже на другом конце озера с наполненной чем-то корзиной и снова исчез в облаках. Катя долго смотрела, не появится ли он опять. Но мужчина не появился. И только сейчас она поняла, что это был тот, кто там в прошлом сне был с нею рядом в тех прекрасных местах. Ей снова стало страшно. Эта ситуация со смертью Юджина сбила ее напрочь. Девушка думала, что так наверное сходят с ума, что именно с подобных блужданий начинается душевное отклонение. И остаток жизни она проведет изолированной от общества, как те, что живут всю жизнь в психиатрических клиниках. Почему-то такая перспектива ей показалась самоё реалистичной изо всех, что были раньше в её жизни. Катя смотрела в озеро и хотела войти в него, но что-то не пускало её в воду. Это тяжёлое чувство тревоги и боязни войти одной в воду останавливало девушку, говорило ей, что не нужно идти туда, а надо постоять немного ещё...

Катя стояла. Она не могла сделать и шага. Снова сгущался туман и она словно растворялась в нём. Туман обволакивал ее фигуру, словно умелый любовник гладил девушку и она расслаблялась. В ушах взорвался какой-то музыкальный ураган, который вмиг разбудил ее от этого полузабытья. Катя открыла глаза и увидела напротив себя какие-то золотые врата, они были кованные золотом, с огромными толи хрустальными, то ли алмазными цветами. Эти переливы цветов на лепестках не давали сомнений, что все что было изображено на ковке врат не случайно и что-то означает. Изнутри доносилась какая-то волшебная музыка, намного чище и светлее чем все что она слышала ранее, даже те мелодии что звучали у моста не могли отразить той волшебной невесомости, что была здесь. Белые облака  вихрились, волновались, стелились под неё ногами. Всюду были люди, спешащие куда-то. Катя молча наблюдала за ними. Но едва она хотела заговорить с ними, как понимала, что они не видят её, не понимают её жестов и не хотят слушать незнакомку. Девушка подошла к двум рослым стражникам, которые были одеты, как настоящие средневековые рыцари, при них были луки, стрелы, мечи, железная кольчуга, шлемы. Катя поздоровалась с ними и они ответили ей, продолжая смотреть куда-то вдаль. Девушка попросила подсказать ей, как выйти отсюда и вернуться домой, но один из стражей удивился такому вопросу и сказал очень интересную мысль, смысл которой Катя не могла понять сразу.

- Надо же, впервые вижу человека, который хочет уйти отсюда, а не попасть хотя бы за границу спасительных врат.

Катя внимательно посмотрела на мужчину. Его мудрый взрослый взгляд состоявшегося в жизни мужчины не давал сомнений, что он знает истинный вес слов.

- А что там за вашими вратами? – поинтересовалась девушка. Она попыталась подойти поближе к ним и на удивление стражники пропустили её и девушка подошла к ним. Тонкими пальцами схватившись за метал, девушка почувствовала такую благодать, что описать её невозможно. Она забыла все что было с нею до сего момента. Она стояла и чувствовала как душа радуется, как она наполняется такой энергией, от которой можно начинать новую жизнь, новую вселенную. Девушка чувствовала что внутри неё начинают рождаться звёзды. Из хауса миллиардов песчинок появляются объекты, они кружат вокруг ее души и создают новый мир, который породит новые формы жизни. Никаких грехов, никакого угрызения совести не было. Был лишь тот столп мироздания, что породил наш мир и тысячи других. Он проникал внутрь сознания и соединял девушку с космосом. Она становилась матерью собственного мира, который был не меньше чем все что окружает нас всегда. своего имени Катя не помнила, память была не нужна ей теперь, она получила нечто большее, чем все что было раньше. Девушка видела теперь не глазами то, что окружало её, она смотрела теперь сквозь время, чувства и пространства. Она видела и как порок глумился над святостью. И как святость прорастала в самых низменных формах общения. За этими вратами протекала совершенная жизнь, которая не была похожа ни на что. Там росли чудеснейшие цветы, были удивительные животные и люди, рожденные светом. Все светилось, все благоухало, и не было ничего, что принято описывать человеческими ценностями или оценками. Там не было важно, кем ты являлся в прошлом. Люди не видели в окружении ничего индивидуального. Было простое единство, которое жило своей жизнью. Девушка почувствовала как ее взяли за плечо и отвели от врат. Она обернулась и тут же в голову ударила волна памяти. Она снесла все что было только что перед глазами. Над нею стоял мужчина, у которого лик был очень похож на святого смотрящего с иконы. Катя видела его у себя дома в красном углу зала. Это был Николай Чудотворец. Она поклонилась и продолжала смотреть на него, думая, что сошла с ума. Мужчина ничего не говорил ей, здесь не нужны были даже слова. Он просто смотрел своими глубокими и ласковыми глазами на нее. В его взгляде была та отцовская забота, которой не хватала Кате от родного папы. Из этого взгляда девушка поняла, что ей нельзя быть тут, нельзя потому что рано... святой указал дорогу и девушка молча, опустив голову пошла по той тропе, на которую он указал ей...

Утром поднялся ветер. Он быстро разогнал тучи, превратив небо в картину удивительной красоты. Катя вышла из дома, подошла к могилке Юджина и увидела, что вокруг неё посажены несколько кустов роз. Она постояла здесь и решила прогуляться. Она прошла мимо несколько соседних дворов, вышла на небольшой курган, который находился в полукилометре от дачного посёлка. Дальше начинались сельскохозяйственные поля, а за ними лес и несколько озёр, да водохранилище. Ветер приносил с западной стороны влажный воздух. Пах он этой большой, пресной водою, с терпким осенним запахом увядания природы. Здесь было очень тихо. Девушка стояла, разгадывая дали. Осенний пейзаж все еще благоухал теми красками, что описывают поэты русскую природу. Несколько холмов, с сухостоем, голые деревья, грунтовая дорога, обрывы земляных берегов безымянной речки, пустой поселок с холодными домиками, собранными из подручных вещей всё это чуть не плясало от ласковых лучей ясного Солнца. Хоть и тепла не было, но все равно все живое радуется нашему светилу, подарившему нам жизнь. Лишь Катин дом на даче был пригоден для жилья. Это была просторная трехкомнатная постройка, с большой мансардой. Дом был выложен их белого кирпича, с пластиковыми окнами, с железными решетками стальною дверью. Катин отец часто оставался здесь один, ознакамливаться с тяжелыми судебными делами. Чтобы дом не пустовал, он приютил одного бездомного парня, который всё время жил здесь и следил за огородом и садом. Катя сама просилась у родителей жить одна на даче, но ни мать ни отец не давали разрешения ей в этом. Девушка отвернулась от поселка и продолжила любоваться окрестностями. У самого горизонта тучи были свинцово-серого цвета. Рваные завихрения этих туч впивались в тёмно синие кучевые облака, которые были чуть выше горизонта. Это переплетение очень сильно напомнило девушке русский народный орнамент, который часто она видела у бабушки на расписных русских одеждах. А над ними была длинная и узкая прогалина чистого неба, чей цвет настолько необычен, что Катя долго думала, как его назвать, но определилась лишь чуть позже, обозначив для себя его как серебристо-голубой. Потом начинался целый маскарад из ребристых, перистых, перисто кучевых и перисто-слоистых облаков. Они развивались во все стороны горизонта, словно какие-то прекрасные знамёна. Облака занимали почти весь небосвод. Только на востоке не было никаких облаков, и яркие лучи окрашивали облака всеми цветами радуги. От белоснежных, до дымчато-серых тонов приобретали облака цвет. Такого красивого неба Катя не видела давно. Ей хотелось теперь как в детстве взлететь птицей в небо и порхать до бессилия там в вышине, или позвать Крылатого, да только она не знала как это сделать. После продолжительных дождей и мороза, это утро казалось окраиной тех чудотворных мест, что снились Кате в последние дни. Высоко на западе висела убывающая Луна, и над всем этим торжеством, поднималось Солнце. Его стальной свет раскрашивал мир в позабытые краски лета. Остатки зеленой травы блестели каплями росы, лужи отражали небо, блестя от падающих лучей. И посередине всего этого, стояла хрупкая девушка, прожившая на свете всего каких-то двадцать лет.

 

Июль, октябрь-ноябрь 2012



[1] слова Ю. Энтина, музыка Г. Гладкова
песня Трубадура из мультфильма Бременские музыканты

Рейтинг: +1 300 просмотров
Комментарии (2)
Бен-Иойлик # 24 декабря 2012 в 12:41 0
5min
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 25 декабря 2012 в 12:32 0
не ожидал получить к этому рассказу комментарий! спасибо!