ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Лесное молчание 6 глава

 

Лесное молчание 6 глава

13 июня 2012 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article55431.jpg

- Всё, стоп, снято – объявил режиссер. – Слушай, Толик, если ты поменьше  думал бы о своих сумасшедших друзьях, и об их нечеловеческом поступке, играл бы немного лучше! Я скоро снижу твой гонорар. И, дорогой не пытайся сыграть, так как это на самом деле… Родной. Играй роль, а не живи ей. Толик, пойми я делаю тебе скидки, только по одной причине, ты симпатичен мне как искренний актёр, но ты, брат грузишься, будто старый компьютер. Это не хорошо, время советского нетленного кинематографа безвозвратно ушло.

Нынешняя обязанность кино одно: делать все, даже смерть красивой. Народу плевать на твои чувства, ему кровь нужна, живое мясо… Но раз наша картина на боевик, а мелодрама, то лишь жесты помогут передать эмоции. – Режиссер похлопал по плечу парня и решил, было уходить…

- Но понимаете, я хочу играть осмысленно, глубоко, я хочу искренних, чувств настоящих, а не поверхностных. Не вы- ли меня отправили учиться быть одиноким? – пытливый взгляд Толка полосовал режиссёра.

- Знаешь фразу «people хавает?» И, знаешь дружок, одиночеству нельзя научиться, оно либо есть, либо нет.

- Да… Ему не научишься, а быть изгоем совсем иное…

- Мне эта фраза тоже, поверь очень не нравится, но нынче время такое: нужны либо разврат, либо менты, либо солдаты… А чувства применяй по отношению к своей девушке – мужчин похлопал актёра по плечу – пока что это ещё не является срамом, межполовым. Но чую я что может мир и здесь стать Римом. Послушай, я дал тебе возможность пообщаться с самой легкомысленной культурой в мире, а ты теперь загруженный вернулся, почему?

- Это совсем не так, они не «легкомысленны», вы не правы!

- Тогда почему они заигрывают со смертью?

- Эти люди отвергнуты обществом. Это, люди которые знают нечто, что не видят простые обыватели…

- Что же?.. Почему?

- Этого не могу вам сказать, я сам пока не совсем разобрался… Это и одиночество и аскетизм в одном. Юность очень пылкое время жизни…

- О чем ты говоришь? У нас сегодня три съемки. Не грузись, милый мой и мир станет яснее… Вообще слава Богу, сегодня нет худ советов, которые замучили бы своей цензурой и попыткой морализовать идеи автора, все упрощено.

- Но ведь любая недосказанность ведет к непониманию искусства. Хуже всего, большинство людей ныне превращается в подобие животных, где прогрессируют инстинкты и повадки… Разве вы этого не замечаете?

- Конечно, замечаю, но сейчас по другому – никак! Хуже всего кино, как и большинство жанров искусства стало очередной компанией по выбиванию денег из людей. Это конечно плохо, но ничего не изменишь, так все делают…

- Закон шоу – бизнеса?! Мы просто отошли от Бога, поэтому и мир сгнивает.

- Да именно так, - режиссер сел на стул, взял в руки рупор и заорал: «Так, а теперь на место! Снимаем тебя в хижине. Бери в руки дрова и растапливай печь! Я понятно говорю? Да по – техничней!»

Толик взял в руки несколько пален и оператор включил камеру.

Ира сидела в вагоне и читала Конфуция. Закипел и отключился чайник. Она встала и навила себе чай. Девушка взяла из шкафа пирожное, и начала наслаждаться терпким напитком и вкусом кондитерского изделия.

Стук в дверь немного напугал ее, и оправившись от небольшого испуга, девушка встала и отворила дверь. За ней оказалась девушка, лет 22 одетая в топик и шорты – синего цвета. От нее разило дорогими духами…

- Ой, Ира, не ожидала тебя застать дома – прокуренным голосом спросила она

- А кого же ожидала ты увидеть? – быстро спросила Ира.

- Толя здесь?..- всматриваясь в вагончик через плечо Иры, осведомилась гостья.

- Нет, на съемках – закрывая дверь, ответила Ира.

- Подожди…

- Что еще?

- Ой… а ты какой косметикой пользуешься?

Ира очень удивилась такому вопросу, поскольку совершенна была не готова к разговору, об женском арсенале покорения красоты.

- Брови горелым деревом мажу…

- Чем – чем? – удивилась девушка, Её глаза испуганно раскрылись. Она была явно оказалась не готова к такому ответу.

- А губы – кровью очередной жертвы. – с небрежностью и предчувствием предстоящего разговора произнесла Ира. – Заходи…- она пригласила стоящую у порога гостью войти.

Зайдя в вагон, новоиспеченная гримерша рукой профессионала провела по развешанным джемпером и «черным майкам».

- Знаешь, я бы не стала носить такую безвкусицу! У тебя ведь Толя хорошо зарабатывает… Или вас в лесу ничему не учат? Ведь это правда, что ваша компания ушла туда? Не понимаю, на что они поменяли уют города?.. Крысы, змеи, холод…

Она сыгранно вздрогнула, и сделала несколько не членораздельных визга.

Гостья не заметила, как Ира улыбнулась девичьему удивлению.

- Тебе не нужно напрягаться, это болезненно для твоей, отравленной химией головы.

- Как на тебя мог обратить внимание такой парень как Толя? – сорвалось с губ гримёрши.

- А ты, из-за этого пришла?.. Я тоже об этом часто думаю – ехидно улыбнувшись, ответила она – Он такой красивый, высокий, не то что я, серая мышка… Я не правильно крашусь, гремлю цепями, мечами… Знаешь, давай сделаем так: - Я не буду препятствовать, если ты, станешь добиваться его расположения. Может получится что-то.

Глаза гостьи разгорелись и обмокли. Ее мысли были наполнены победой и главной «заповедью» гламура «разбудить в женщине ее начало, через опустошение кошелька».

- Неужели ты понимаешь, что недостойна его? Ты просто не женственна, он в тебе опору, но не женщину. А я редко ошибаюсь, попомни мои слова.

- Так, ты сиди и не думай, это вредно… для тебя…

- Нет, ты Ира не права, сейчас модно быть умной!

- Что? Да, а я и не заметила – улыбнулась хозяйка. Ира оглядела вагончик.

- Я все – таки гример, не хочешь, я тебя на предстоящий вечер накрашу? Именно так как подобает настоящей женщине.

- Нет, я уж как – нибудь сама.

- Ну как хочешь… Ладно, я пойду, подумай, через три дня будет этот вечер. Там будет все в живую, а не эти декорации. Тебе нравится этот фильм?

- Мало гламура.

- Да какой гламур, о чем ты… кому интересен бред одинокого мужчины? Уже лучше бы сходил в ресторан, чем ушел в лес, глупо…

- Ты хочешь сказать, лучше бы нашел пару – тройку проституток и забыл бы про свою любовь?

- Нет конечно. Но это же всего – то фильм!

- Но фильм этот говорит о чувствах!

- Кому они нужны, чувства? – прожав плечами ответила гостья – я боевики и порнуху люблю.

- Каждому свое…

- Да и арабская музыка, танец живота лучше чем эти боевые кличи в женском вокале.

- Это ты о «Мельнице» так отзываешься? А что тебе в ней не нравится?

- Да женщина поет о мужских вещах, это глупо… Вы неформалы вообще странные личности.

- Ну извини, не всем о любви и зонтиках петь. Я устала, извини, но хочу побыть одна...

- Да я уже ухожу, Толику привет. Наш – же уговор в силе?

- Да конечно.

Закрыв дверь. Ира села на стул долила остывший чай и громко рассмеялась. Потом взяла ручку с бумагой написала.

Когда в бюджете этой грязи

Профицит идет налево,

Шлифуют лапы высшей масти

Забыв, что на жито не смело.

И ты останешься один,

Где остаться не в удел

Тебе поможет каждый «друг».

Если душой ты не смел,

Пред носом закроется круг

В колесницу жизни.

«Да, я тут Конфуция читаю… Зачем, если я не модна? Оказывается глупа как серая мышка и не красиво крашусь. А еще, что Толя во мне нашел? Ну-ну, дорогая много – ли ведер твоих духов, стоит его сердце? Интересно, что об этом Толя подумает когда узнает? – улыбнулась девушка – я понаблюдаю, как ведет себя новоиспеченная подруга».

Отложив ручку и бумагу, Ира взяла фотографию всей компании снятую перед их отъездом и прослезилась: « Да, ребята, жизнь бьет сильнее, чем мы этого можем выдержать».

Внезапно зазвенел телефон, и мелодия вернула, к будничному образу мысли. Голос оказался незнакомым.

- Алло, Ирина?

- Да.

- В субботу вечером, вся наша съемочная компания приглашена на юбилей города, в местный ДК. Там будет ужин, поэтому, прими общечеловеческий вид – попросил голос из трубки.

- Это как? – непонимающе спросила девушка.

- Это … как все! – возразил голос.

- Юбочка, кофточка и глупый взгляд?

- А ты крошка, быстро соображаешь

- Немного тебя огорчу, милый мой собеседник…

- Чем же?.. – поинтересовался незнакомец.

- Насчет первого и второго смогу, а глупый взгляд от рождения не имею. Уж прости меня.

- Смешно шутишь. Но ты постарайся. Ведь там никто Ницше читать не будет, а вот коньячок станут попивать все. Может после отдохнем где–нибудь, пока  Толик будет занят. Ты не против?

- Я никогда ни от чего не отказываюсь – иронично ответила девушка.

- Ну на том и порешили. До свидания.

- Да, я даже не спросила, как тебя зовут, а ты уже в постель ко мне просишься.

- Зачем? Меня здесь и так все знают! Девочки прямо мечтают покувыркаться со мной, а ты спрашиваешь, как меня зовут. Лаврентий Палыч – устроит?

- Лерочка, значит?

- Ну, ты не заговаривайся!  Пока.

В трубке послышались гудки, отложив ее в сторону, Ира подумала. «А мне тут начинает нравится, прямо чувствую себя здесь этаким волчком, тихо нацепившим на себя овечью шкуру. Интересно, что будет завтра? В прочем наперед забегать не стану, продержусь до субботы, а там Лаврентий Палыч немного пошатнется в своих убеждениях…»

Лаврентий Павлович был главным спонсором кинофильма. Все рабочие догадывались, что он был далеким от искусства человеком. Но именитость главного героя и режиссера давали возможность неплохо заработать, не прикладывая особых усилий. Предприниматель начинал свою карьеру на осколках распада СССР. Он возил вещи из Турции. Работа челноком вначале была прибыльной, отчего мужчина быстро сколотил себе юридическую контору, все же образование помогло, и плыл как фрегат по штормовой юриспруденции нашей страны. В конце 90-х годов, после обрушения экономики он начал спасать русскую киносъемочную страду. И « Одинокий Герой» был его восьмым фильмом.

Снова стук в дверь развеял все мысли.

- Прости Ирочка, я потерял свой ключ – объяснил Толик. Он был очень усталый.

- Ладно завтра закажу другой…

- Меня с тобой пригласили на вечеринку… - снимая свитер объяснил парень.

- Да, мне уже звонили, сказали. Я тут решила всех удивить платьем Жанны.

- Да, ты их удивишь. Можно задать один вопрос?

- Да!

- А ты на каблуках ходить умеешь?

- А ты сомневаешься? – смеясь поинтересовалась Ира.

- Ну с мечом тебя я видел, с натянутой тетивой тоже, с гитарой и в кроссовках тоже, но в вечернем платье еще не доводилось…

- Образ DARK PRINCES, увидишь, обещаю.

- В любом случае ты лучше всех - Толик обнял девушку, прижал, поцеловал и понял в который раз, что этот диковинный человек является очень женственной натурой, которая очень хорошо целуется. Я сегодня целый день думаю о наших «лесных друзьях», как они там? Чем заняты? Саша со своим максимализмом их заставит еще зимовать там. Я бы на зиму вернулся, до весны…

- Ты боишься за них или за себя? – резко спросила Ира. В её взгляде родилось недоверие.

- За них. Все-таки в лесу опасность подстерегает на каждом шагу.

- Опасения охраняют.

- Но готовы ли они зимовать в таких условиях, я сомневаюсь.

- Но это поход, готовился целый год.

- В переписке и телефонных разговорах?

- В общем – то да.

- Этого не достаточно.

- На 100% нельзя быть готовому ко всему.

- Можно, продолжить жить, где уют…

- В большом городе?

- Почему нет…

- В больших городах: скинхеды, гопники, и прочие околочеловеческие структуры бандитского толка, они не посягают на личный выбор каждого? Это не опасно? Города нынешнего времени, не смотря на всю красоту и чистоту улиц и площадей, гниют. Наши люди совершенно не понимают чем занять себя, как проводить свою жизнь, чем увлекаться и что нести другим…

Люди не осознают свою божественную природу, отчего и происходит это гниение. Люди стирают грани между нормой и похабностью. Они часто приписывают матам литературное корневище, и совершенно забывают о собственной совести. Зато каждый из таких шантеклеров взывает к совести других людей. Понимаешь, Толик, мир намного похабней, чем, кажется на первый взгляд. Знаешь, родной мой, нынешние поколения отринули старые законы и традиции, а новых еще не придумали. Наше время чудовищно даже для жителей сегодняшних людей. А ты представь такой фантастический вариант, в наш мир пришел миссия. Да он отречется от Бога, он не сможет ужиться в наших «правах человека». Равно как и наш современный человек не сможет выжить во времена распятия Христа. Разве об этом сейчас принято говорить? Наши города похожи на очищенные канализации, пустые, свежие, но, тем не менее, суть их остается  неизменной. Люди не думают о ближних, а берегут и жалеют себя! Слишком уже города похожи на дикие джунгли, живущие не по внутренней дисциплине, а по понятиям. В связи с этим и гибнут люди, потому что никто никому не нужен. А знаешь, что убийство на народе это сейчас героизм?!

- Но вокруг люди.

- А ты не замечал, когда на улице к человеку пристают или избивают, то другие  проходят мимо и ничего не делают, даже соседнему милиционеру почти никто не скажет о происшедшем. Уж лучше жить в лесу или в сельской местности, там меньше зла.

- Но в лесу можно попасть в волчью стаю или болото.

- А города уже утонули… ты это сказал, будто боишься пожить в лесу.

- Нет. Но я человек большого города. И пока туго представляю, как я жил бы там среди деревьев. Хотя признаюсь, мечтал об этом когда были в Екатеринбурге.

- Я тоже выросла в большом городе. Зачем ты говоришь мне о своем страхе?

- Я не хочу тебя обидеть, но я высказываю свою точку зрения.

- Мнение, основанное на страхе, а не на знании глупо.

Вновь стук в дверь оборвал эту атмосферу в помещении…

- Кто это еще? – нервно спросила Ира.

- Ой, это наверное подарок?!

- Кому?

- Подожди… - Толик пошел к двери и вскоре в вагончик занесли при коробки: плоскую и 2 квадратные, обтянутые цветной фольгой.

- Что это? – поинтересовалась девушка.

- Это мой подарок на сегодняшний твой день рождения.

- А! Мне ведь 19. А, я забыла! – воскликнула девушка.

- Раскрывай!

Ирина взяла ножницы, и принялась открывать коробки. Глаза загорелись светлым огнем. Лицо стало словно медаль ярким и удивленно – задумчивым. В первой коробке оказались две AUDIO колонки, во второй гитарный комбик.

Ира поняв, что в третьей, подбежала к парню и поцеловала.

- Спасибо, родной… - она принялась открывать оставшуюся и вытащила белую гитару фирмы «GIBSON».

- Спасибо, спасибо тебе большое…

- Да, собственно, не за что, ты сегодня мне уже сыграешь на этом всем?

- Конечно. Вот только подключимся и сразу заиграем. Я и тебя ещё играть научу!

Блеском новой гитары отражали глаза девушки любовь и радость. По вагону раздались высокие космические звуки и в лучших традициях начинающих гитаристов заиграли пальцы по струнам до боли знакомую «Smoke on the water…»

В городском доме культуре громко гремела музыка. Яркие свечи на столах, и электрические лампы разбивают унынье и тьму, добавляя радость и веселье. Отражались в столовых предметах и дорогих алкогольных напитках лампочки. Романтично устроены столики, на шесть персон с огромным подсвечником посередине, и заставленный до отвала румяными голубями, мясом кролика, котлетами из диких кабанов, несчетным количеством салатов, паштетов, в хрустальных вазах и серебряных подносах…

Помещение напоминало гигантский аквариум, с огромным количеством выставленных окон, в металлопластиковых заключении. Окна окропляли настежь открытые плотные, шелковые, бардового цвета теневые занавеси.

Напрягая уши, люди стояли, разговаривая по маленьким  компаниям.

Мужчины напоминали 33 черноморцев из сказки А.С. Пушкина, одинаково одетых, расчесанных, и подвязанных галстуками и лишь двое или трое разбавляли единение бабочками. Унылое единение накрывало присутствующих гостей на празднике жизни. Люди пытались из всей души показать счастливые улыбки.

Женщины, стояли более обособленно, ближе к выходу. Каждая из них рассматривала цену играющих драгоценностей и платья на потенциальных соперницах. Руки сжатые в локтях крепко держали стаканы с белым сухим вином. Их взгляды были направлены только на вход, и приходящих гостей.

К этому времени в городе окончились все мероприятия и народ хлынул отмечать День города по ночным клубам, танцплощадкам и подворотням. А добропорядочная «элита» маленького провинциального города устремилась отметить день города на калифорнийский манер.

Ирина и Анатолий пришли к началу праздничной трапезы. На сцене стоял мэр, нацепив очки, и склонив голову вчитывался в текст. Официант прочел пригласительные билеты, указал на столик, который находился в тени огромных китайских роз. Цветы расцвели в окурат к празднику.

- Здесь, маленький городок, а помпезности будто у столицы. Столик накрыт уютно. Мне нравится. Смотри, Толик нам виден весь зал.

- Да! Осталось, только узнать, кто с нами будет  за столиком.

- Мне, если честно, все равно. Здесь еды на всех хватит. Хотя я лучше бы посидела дома и тренировалась на моей гитаре. Спасибо, тебе еще раз, огромное – Ира поцеловала парня в щёку.

Длинные волнистые волосы красиво опускались по плечам. Ярко красное платье с прикрепленной вуалью обвивало тело и растекалось к низу, словно водопад. Скрепленные три цепочки обвивали живот и спину, словно тяжелый пояс подобно гирлянде или лиане обнимали горящую девушку, держа ее в стреме. Высокие каблуки прививали наивности и самоуважения. Золотые браслеты, серьги и колье, взятые на прокат, четко гармонировали с готическим платьем, тем самым дополняя образ Dark princess. Перламутровые линзы в глазах, отдавали контрастом смотрящих людей в них…

Любая черта индивидуальности на человеке не относящаяся к определению «писк моды» воспринимается почитателями, как наглость и посягательство на территорию мгновенных желаний, когда как истинной красоте и правде, это же добавляет лишь колорит самобытности и изюминку как внешнего, так и внутреннего миров.

Разместившись в удобных стульях, все шестеро человек начали рассматривать друг друга, и съестные продукты за столом. Девушки, глядя в глаза Ирины переглядывались со слегка растянутыми улыбками. Неформалка заметила их смущение и слегка улыбнулась.

- Ну что, давайте знакомится – сказала Ира. – Меня зовут Ира. Это мой парень Толик.

- Саша. Это мой друг Артем, Вероника и Лена.

Девушки были в одинаковых, на первый взгляд платьях. Одна в ярко – зеленом, тогда как вторая в черном, но одежда отличалась умением сшить разные части тканей. Волос был зализан гелем.

- Мы из соседнего городка Орловска. Я недавно стал предпринимателем, можно так сказать… Мне один лох подарил казино.

- Что такое «лох», в твоем понимании? – оборвала его Ира. Она всматривалась в его пустой взгляд.

- Ты девочка в каком веке живешь? Ты мне сразу напомнила одну мою знакомую, та тоже не знала, многого… Да так ничему в жизни и не научится – парень вульгарно усмехнулся.

Ирина, хотела взорваться, но теплая рука парня коснулась ее ноги и она лишь вдохнула воздух…

- Да бывает. Я с Ирой – произнес Толик – проезжал пару раз через этот городишко.

- Обыкновенный провинциальный городок, - резко прервал Саша – Но я там вырос и люблю эти стены, улицы, и они для меня стали, и школой, и домом, и родителям.

Внезапно, чей – то голос затмил все, что можно было сказать в зале. Голос трещал словно акация в разгоревшимся костре и в мало выразительных фразах, слышен был зазубренный, словно таблица умножения, речитатив, о достоинствах и планах развития города Ключевск. Город был назван в честь ключа, из которого питались советские солдаты во время Великой отечественной войны.

Ирина повернулась и громко обратилась к Анатолию, не опасаясь, что услышат их разговор соседи по столу, Она поняла, что при настроенных концертных колонках можно волноваться, разве что о ушах…

- Как ты понял, что это соседи Жанны? – её пытливый взгляд указал на молодёжь.

- Я узнал этого Сашу. Он и есть этот Шкур, который избил ее. А этот второй – Артем, который был у нее, в гостях…

- Да, я с ними еще поговорить хочу… Ах, да, тут ко мне заходила одна манекенщица. Спрашивала разрешение на танец – другой, я дала его. Думаю ты возражать не будешь за мою смелость?

- О ком ты говоришь, родная?

- Ты думаешь я спрашивала как ее зовут что ли? Вон у сцены она сидит и вытаращилась через зеркало на нас. Помаши ей ручкой и заметишь ее стесненную улыбку.

Толик так и сделал и все повторилось в точности. Удивлённый парень посмотрел на свою девушку.

- Ну, что еще ничего не придумал? – спросила она.

- А, что я должен был придумать? – растерянно прошипел актёр.

Вот мужики, приземленные личности. Обольсти, переспи, пользуйся женской наивностью, как своими собственными чувствами. Ведь такие девки только и могут быть подстилками. Ни одна серьёзная женщина и секс своего мужа не стоит читать изменой, с такой вот.

- Хорошо. – парень кивнул согласно головой и улыбнулся.

- И ты говоришь «хорошо»? – иронично заметила Ира.

- Меня твоя компания научила, брать все, что ко мне стремится.

- И даже не смотря на верность?

- А что такое верность? Я буду верен тебе даже если пересплю со  всеми здесь людьми.

- Прямо со всеми? – удивилась девушка.

- Да! – смущаясь ответил актёр.

- И с мужчинами и пожилыми женщинами, тоже будешь спать?

- Может прекратим? – попятившись назад, попытался угомонить девушку актёр.

- Что?

- Разговор.

- Нет, ты не ответил.

- Нет с этими я спать не буду…

- Ты мне открываешь, странные проявления мужского влечения.

- Какие?

- Как какие? Желания иметь все что движется… Это чисто животное желание, исключающее духовность.

- Разве у женщины нет желания затащить мужчину к себе

- Для нас сцена в постели не одно и тоже с флиртом.

- Так значит «не прелюбодействуй» на вас не распространяется?

- Там так же написано «Богу – божье; Кесарю - кесарево».

- Ты всегда находишь выход.- томно ответил парень.

- А ты всегда плутаешь среди своих мыслей. Ирина повернулась к столу и тут поняла, что голос давно утих, и весь зал упорно молча глядит на их дискуссию, медленно переваривая разговор.

«Вот потеха – громко произнесла Ира – Любопытство сильнее аппетита!»

Зал, смущенно зашевелился и принялся вилками скрести по тарелкам.

Громко зазвенела симфоническая музыка, но ведущий быстро убавил ее пыл и мелодия превратилась в возвышенно – комфортный фон с далеким от земного спокойствием.

Ближе к полуночи к Ирине подошел Лаврентий Палыч и приобнял ее за талию.

- Весь вечер наблюдаю за тобой и влюбляюсь сильнее с каждым взглядом, - произнес бархатным голосом, пузатый мужчина.

- Я польщена – небрежно ответила девушка, - мне смеяться или плакать?

- Я дам тебе пол мира, если ты станешь моей!

- Что прямо сейчас?

- Не только…

- Я хочу посмотреть на твою жену, есть ли у нее шансы на соперничество?

- Потише. К жене я запрещаю подходить ближе чем на километр.

- Я уже купил тебе квартиру, после поедешь со мной…

- Соловей в клетке не поет.

- У меня все поют! Уж так я завёл в своём мире.

- Тогда, мне нужны два загородных дома.

- Не много ли одной? – мужчина еле сдерживался от дерзновений неформалки.

- А, что твой мир это всего то двухкомнатная квартира?

- Конечно нет – предприниматель вскипал.

- Ты, меня утомил.

Выражение лица мужчины не возможно описать, когда давят ему на мозоль или открытую рану, что принято называть честью. Лицо в секунду стало красным, белым, зеленым в глаза накатилась кровь, участилось дыхание.

- Слышишь шлюшка, ты вздумала мне перечить?! – мужчина прильнул к ней.

- Потише, а то репутацию подмочишь.

- Так, детка, завтра утром, ты и твой дружок можете убираться со съемок. Я тебе еще устрою – зажестикулировал  он толстыми руками и еле сдержался от  рукоприкладства.

- Нет, проблем, заплатишь неустойку и мы уйдем.

- Ты, что мне дерзишь?..

- Да, упаси господь, но есть контракт и он подписан.

- Здесь я все решаю, и последнее слово за мной.

Ирина подошла в плотную к полному мужчине, вцепилась рукой в пах и сильно сжала руку.

Глаза у него наполнились болью и слезами. Вних горели ненависть, и вожделение и он не сдерживал эмоции.

- Отпусти! – еле выдавил он из себя, а сам тихо матерился.

- Послушай теперь меня. Рука у меня сильная, поверь, я хорошо владею мечем давно. Еще раз твою манекенщицу рядом с Толей увижу, я тебе достоинство отрежу. Понятно?

- Более чем – прохрипел он.

Девушка отошла и обернулась. В её грации мужчина увидел одновременно херувима и вампира.

- Я разговариваю и общаюсь с кем хочу…

Она направилась к жене продюсера. По пути Ира у официанта взяла шампанское, сделала глоток: «Какая мерзость, даже пиво лучше».- подумала иронично девушка.

В танце с гримершей Толик узнал все последние новости о мире, шоу бизнеса этого городка, собственной съемочной группе и даже о своей семье. Девушка изо всех сил старалась увлечь и затмить собой Иру.

Но резкий, грубый мужчина, быстро выхватил из объятий девушку и потащил с собой. Толик взглядом проводил их до двери и отправился за свой стол, где уже сидела Ира.

- Слушай, Ира ты видела, что вытворил Лаврентий Палыч? Так резко вырвал эту девушку и поволок с собой.

- И что? – непонимающе спросила девушка.

- Ну, это не по-человечески.

- Сдались тебе эти человеческие поступки! Ведь он здесь все решает?

- Это касается капиталовложений.

- И только?

- Да. Все таки он нахал.

- А меня, как ты думаешь нахалкой здесь не считают?

- А меня глупцом? Ты это хочешь спросить?

- Ну да… - улыбнувшись ответила неформалка.

- Давай выпьем, за то чтобы нас могли понимать1 – Толик поднял бокал вина.

- Мне это не нужно! Коммунизм строили, что из это вышло?   Высмеяли и прокляли. Давай выпьем за вечный поиск души и веру в себя – глаза загорелись красным оттенком.

- Давай! – сказал Толик.

Девушки переглянулись и с опаской взглянули вторично в глаза Иры.

- Ира – обратилась Вера – зачем тебе такие линзы или боишься свои глаза показать?

- А что, вас не устраивает?

- Нет, но просто не обычно.

- С платьем смотрится элегантно – сказала Лена.

- Народу нравится – повернувшись сказала Ира – а я рада, что людей это не пугает.

- Давайте выпьем за сохранение индивидуальности.

Все сидящие за столом согласились. Лишь Шкур вспомнил слова сказанные Жанной и с ненавистью взглянул на Иру. В этот момент ему стало плохо, затошнило и кровь молотом ударила в мозги. Он понял, что эта девушка все о нем знает, и появилось желание удушить ее.

Спустя некоторое время столик опустел и он заметил подходящею Ирину.

- Да, Саша как в городе обстоят дела с неформалами?

- Их у нас нет!

- Плохо.

- Чем же?

- Они все странные.

- А Жанна?

- Она ведь уехала из города, вроде бы как в лес. Собственно туда ей и дорога…

- Тебе жаль ее?

- Нет.

- А честно?

- Я не испытываю к ней ничего, кроме ненависти!

- Но послушай, Жанна в твоей жизни отнюдь не вчерашний день…

- Что ты этим хочешь сказать?

- То что все возвращается на круги своя. «Помни день субботний».

- Сегодняшний? – глупый взгляд дырявил Ирины глаза

- Нет. Это главный день для человечества – день возмездия. Просто каждому раю приходит конец и жизнь превращается в ад. Помни это, малыш.

Шкур с детства не переносил это обращение. Он подавился глотком водки. Таким разбитым он себя не чувствовал никогда.

- Ты послушай – перешел он на привычно низкий и хриплый голос с пафосными нотками – Если ты хочешь нажить себе неприятностей, ты обратилась по адресу. Я устрою тебе хорошую жизнь.

- Не угрожай, а то больно страшно. Не такие, как ты ублюдки  гнулись…

Шкур умолк, а Ира села рядом с ним…

-Ты заметил, что твоя девушка приударила за Толиком?

- Я даже не знаю кто из них кто. Мы их взяли напрокат в нашем казино.

- Прекрасно! Как мне нравятся такие истинно мужские воззрения на жизнь! А вдруг подхватишь что – то…

- Ну буду лечиться.

- Это понятно. Давай выпьем этой гадости спиртной.

- За то чтобы у нас было все, а нам ничего за это не было?.

- Нет! За то чтоб каждому было воздано по заслугам его! – отрезала Ира, гладком выпила водку.

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0055431

от 13 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0055431 выдан для произведения:

- Всё, стоп, снято – объявил режиссер. – Слушай, Толик, если ты поменьше  думал бы о своих сумасшедших друзьях, и об их нечеловеческом поступке, играл бы немного лучше! Я скоро снижу твой гонорар. И, дорогой не пытайся сыграть, так как это на самом деле… Родной. Играй роль, а не живи ей. Толик, пойми я делаю тебе скидки, только по одной причине, ты симпатичен мне как искренний актёр, но ты, брат грузишься, будто старый компьютер. Это не хорошо, время советского нетленного кинематографа безвозвратно ушло.

Нынешняя обязанность кино одно: делать все, даже смерть красивой. Народу плевать на твои чувства, ему кровь нужна, живое мясо… Но раз наша картина на боевик, а мелодрама, то лишь жесты помогут передать эмоции. – Режиссер похлопал по плечу парня и решил, было уходить…

- Но понимаете, я хочу играть осмысленно, глубоко, я хочу искренних, чувств настоящих, а не поверхностных. Не вы- ли меня отправили учиться быть одиноким? – пытливый взгляд Толка полосовал режиссёра.

- Знаешь фразу «people хавает?» И, знаешь дружок, одиночеству нельзя научиться, оно либо есть, либо нет.

- Да… Ему не научишься, а быть изгоем совсем иное…

- Мне эта фраза тоже, поверь очень не нравится, но нынче время такое: нужны либо разврат, либо менты, либо солдаты… А чувства применяй по отношению к своей девушке – мужчин похлопал актёра по плечу – пока что это ещё не является срамом, межполовым. Но чую я что может мир и здесь стать Римом. Послушай, я дал тебе возможность пообщаться с самой легкомысленной культурой в мире, а ты теперь загруженный вернулся, почему?

- Это совсем не так, они не «легкомысленны», вы не правы!

- Тогда почему они заигрывают со смертью?

- Эти люди отвергнуты обществом. Это, люди которые знают нечто, что не видят простые обыватели…

- Что же?.. Почему?

- Этого не могу вам сказать, я сам пока не совсем разобрался… Это и одиночество и аскетизм в одном. Юность очень пылкое время жизни…

- О чем ты говоришь? У нас сегодня три съемки. Не грузись, милый мой и мир станет яснее… Вообще слава Богу, сегодня нет худ советов, которые замучили бы своей цензурой и попыткой морализовать идеи автора, все упрощено.

- Но ведь любая недосказанность ведет к непониманию искусства. Хуже всего, большинство людей ныне превращается в подобие животных, где прогрессируют инстинкты и повадки… Разве вы этого не замечаете?

- Конечно, замечаю, но сейчас по другому – никак! Хуже всего кино, как и большинство жанров искусства стало очередной компанией по выбиванию денег из людей. Это конечно плохо, но ничего не изменишь, так все делают…

- Закон шоу – бизнеса?! Мы просто отошли от Бога, поэтому и мир сгнивает.

- Да именно так, - режиссер сел на стул, взял в руки рупор и заорал: «Так, а теперь на место! Снимаем тебя в хижине. Бери в руки дрова и растапливай печь! Я понятно говорю? Да по – техничней!»

Толик взял в руки несколько пален и оператор включил камеру.

Ира сидела в вагоне и читала Конфуция. Закипел и отключился чайник. Она встала и навила себе чай. Девушка взяла из шкафа пирожное, и начала наслаждаться терпким напитком и вкусом кондитерского изделия.

Стук в дверь немного напугал ее, и оправившись от небольшого испуга, девушка встала и отворила дверь. За ней оказалась девушка, лет 22 одетая в топик и шорты – синего цвета. От нее разило дорогими духами…

- Ой, Ира, не ожидала тебя застать дома – прокуренным голосом спросила она

- А кого же ожидала ты увидеть? – быстро спросила Ира.

- Толя здесь?..- всматриваясь в вагончик через плечо Иры, осведомилась гостья.

- Нет, на съемках – закрывая дверь, ответила Ира.

- Подожди…

- Что еще?

- Ой… а ты какой косметикой пользуешься?

Ира очень удивилась такому вопросу, поскольку совершенна была не готова к разговору, об женском арсенале покорения красоты.

- Брови горелым деревом мажу…

- Чем – чем? – удивилась девушка, Её глаза испуганно раскрылись. Она была явно оказалась не готова к такому ответу.

- А губы – кровью очередной жертвы. – с небрежностью и предчувствием предстоящего разговора произнесла Ира. – Заходи…- она пригласила стоящую у порога гостью войти.

Зайдя в вагон, новоиспеченная гримерша рукой профессионала провела по развешанным джемпером и «черным майкам».

- Знаешь, я бы не стала носить такую безвкусицу! У тебя ведь Толя хорошо зарабатывает… Или вас в лесу ничему не учат? Ведь это правда, что ваша компания ушла туда? Не понимаю, на что они поменяли уют города?.. Крысы, змеи, холод…

Она сыгранно вздрогнула, и сделала несколько не членораздельных визга.

Гостья не заметила, как Ира улыбнулась девичьему удивлению.

- Тебе не нужно напрягаться, это болезненно для твоей, отравленной химией головы.

- Как на тебя мог обратить внимание такой парень как Толя? – сорвалось с губ гримёрши.

- А ты, из-за этого пришла?.. Я тоже об этом часто думаю – ехидно улыбнувшись, ответила она – Он такой красивый, высокий, не то что я, серая мышка… Я не правильно крашусь, гремлю цепями, мечами… Знаешь, давай сделаем так: - Я не буду препятствовать, если ты, станешь добиваться его расположения. Может получится что-то.

Глаза гостьи разгорелись и обмокли. Ее мысли были наполнены победой и главной «заповедью» гламура «разбудить в женщине ее начало, через опустошение кошелька».

- Неужели ты понимаешь, что недостойна его? Ты просто не женственна, он в тебе опору, но не женщину. А я редко ошибаюсь, попомни мои слова.

- Так, ты сиди и не думай, это вредно… для тебя…

- Нет, ты Ира не права, сейчас модно быть умной!

- Что? Да, а я и не заметила – улыбнулась хозяйка. Ира оглядела вагончик.

- Я все – таки гример, не хочешь, я тебя на предстоящий вечер накрашу? Именно так как подобает настоящей женщине.

- Нет, я уж как – нибудь сама.

- Ну как хочешь… Ладно, я пойду, подумай, через три дня будет этот вечер. Там будет все в живую, а не эти декорации. Тебе нравится этот фильм?

- Мало гламура.

- Да какой гламур, о чем ты… кому интересен бред одинокого мужчины? Уже лучше бы сходил в ресторан, чем ушел в лес, глупо…

- Ты хочешь сказать, лучше бы нашел пару – тройку проституток и забыл бы про свою любовь?

- Нет конечно. Но это же всего – то фильм!

- Но фильм этот говорит о чувствах!

- Кому они нужны, чувства? – прожав плечами ответила гостья – я боевики и порнуху люблю.

- Каждому свое…

- Да и арабская музыка, танец живота лучше чем эти боевые кличи в женском вокале.

- Это ты о «Мельнице» так отзываешься? А что тебе в ней не нравится?

- Да женщина поет о мужских вещах, это глупо… Вы неформалы вообще странные личности.

- Ну извини, не всем о любви и зонтиках петь. Я устала, извини, но хочу побыть одна...

- Да я уже ухожу, Толику привет. Наш – же уговор в силе?

- Да конечно.

Закрыв дверь. Ира села на стул долила остывший чай и громко рассмеялась. Потом взяла ручку с бумагой написала.

Когда в бюджете этой грязи

Профицит идет налево,

Шлифуют лапы высшей масти

Забыв, что на жито не смело.

И ты останешься один,

Где остаться не в удел

Тебе поможет каждый «друг».

Если душой ты не смел,

Пред носом закроется круг

В колесницу жизни.

«Да, я тут Конфуция читаю… Зачем, если я не модна? Оказывается глупа как серая мышка и не красиво крашусь. А еще, что Толя во мне нашел? Ну-ну, дорогая много – ли ведер твоих духов, стоит его сердце? Интересно, что об этом Толя подумает когда узнает? – улыбнулась девушка – я понаблюдаю, как ведет себя новоиспеченная подруга».

Отложив ручку и бумагу, Ира взяла фотографию всей компании снятую перед их отъездом и прослезилась: « Да, ребята, жизнь бьет сильнее, чем мы этого можем выдержать».

Внезапно зазвенел телефон, и мелодия вернула, к будничному образу мысли. Голос оказался незнакомым.

- Алло, Ирина?

- Да.

- В субботу вечером, вся наша съемочная компания приглашена на юбилей города, в местный ДК. Там будет ужин, поэтому, прими общечеловеческий вид – попросил голос из трубки.

- Это как? – непонимающе спросила девушка.

- Это … как все! – возразил голос.

- Юбочка, кофточка и глупый взгляд?

- А ты крошка, быстро соображаешь

- Немного тебя огорчу, милый мой собеседник…

- Чем же?.. – поинтересовался незнакомец.

- Насчет первого и второго смогу, а глупый взгляд от рождения не имею. Уж прости меня.

- Смешно шутишь. Но ты постарайся. Ведь там никто Ницше читать не будет, а вот коньячок станут попивать все. Может после отдохнем где–нибудь, пока  Толик будет занят. Ты не против?

- Я никогда ни от чего не отказываюсь – иронично ответила девушка.

- Ну на том и порешили. До свидания.

- Да, я даже не спросила, как тебя зовут, а ты уже в постель ко мне просишься.

- Зачем? Меня здесь и так все знают! Девочки прямо мечтают покувыркаться со мной, а ты спрашиваешь, как меня зовут. Лаврентий Палыч – устроит?

- Лерочка, значит?

- Ну, ты не заговаривайся!  Пока.

В трубке послышались гудки, отложив ее в сторону, Ира подумала. «А мне тут начинает нравится, прямо чувствую себя здесь этаким волчком, тихо нацепившим на себя овечью шкуру. Интересно, что будет завтра? В прочем наперед забегать не стану, продержусь до субботы, а там Лаврентий Палыч немного пошатнется в своих убеждениях…»

Лаврентий Павлович был главным спонсором кинофильма. Все рабочие догадывались, что он был далеким от искусства человеком. Но именитость главного героя и режиссера давали возможность неплохо заработать, не прикладывая особых усилий. Предприниматель начинал свою карьеру на осколках распада СССР. Он возил вещи из Турции. Работа челноком вначале была прибыльной, отчего мужчина быстро сколотил себе юридическую контору, все же образование помогло, и плыл как фрегат по штормовой юриспруденции нашей страны. В конце 90-х годов, после обрушения экономики он начал спасать русскую киносъемочную страду. И « Одинокий Герой» был его восьмым фильмом.

Снова стук в дверь развеял все мысли.

- Прости Ирочка, я потерял свой ключ – объяснил Толик. Он был очень усталый.

- Ладно завтра закажу другой…

- Меня с тобой пригласили на вечеринку… - снимая свитер объяснил парень.

- Да, мне уже звонили, сказали. Я тут решила всех удивить платьем Жанны.

- Да, ты их удивишь. Можно задать один вопрос?

- Да!

- А ты на каблуках ходить умеешь?

- А ты сомневаешься? – смеясь поинтересовалась Ира.

- Ну с мечом тебя я видел, с натянутой тетивой тоже, с гитарой и в кроссовках тоже, но в вечернем платье еще не доводилось…

- Образ DARK PRINCES, увидишь, обещаю.

- В любом случае ты лучше всех - Толик обнял девушку, прижал, поцеловал и понял в который раз, что этот диковинный человек является очень женственной натурой, которая очень хорошо целуется. Я сегодня целый день думаю о наших «лесных друзьях», как они там? Чем заняты? Саша со своим максимализмом их заставит еще зимовать там. Я бы на зиму вернулся, до весны…

- Ты боишься за них или за себя? – резко спросила Ира. В её взгляде родилось недоверие.

- За них. Все-таки в лесу опасность подстерегает на каждом шагу.

- Опасения охраняют.

- Но готовы ли они зимовать в таких условиях, я сомневаюсь.

- Но это поход, готовился целый год.

- В переписке и телефонных разговорах?

- В общем – то да.

- Этого не достаточно.

- На 100% нельзя быть готовому ко всему.

- Можно, продолжить жить, где уют…

- В большом городе?

- Почему нет…

- В больших городах: скинхеды, гопники, и прочие околочеловеческие структуры бандитского толка, они не посягают на личный выбор каждого? Это не опасно? Города нынешнего времени, не смотря на всю красоту и чистоту улиц и площадей, гниют. Наши люди совершенно не понимают чем занять себя, как проводить свою жизнь, чем увлекаться и что нести другим…

Люди не осознают свою божественную природу, отчего и происходит это гниение. Люди стирают грани между нормой и похабностью. Они часто приписывают матам литературное корневище, и совершенно забывают о собственной совести. Зато каждый из таких шантеклеров взывает к совести других людей. Понимаешь, Толик, мир намного похабней, чем, кажется на первый взгляд. Знаешь, родной мой, нынешние поколения отринули старые законы и традиции, а новых еще не придумали. Наше время чудовищно даже для жителей сегодняшних людей. А ты представь такой фантастический вариант, в наш мир пришел миссия. Да он отречется от Бога, он не сможет ужиться в наших «правах человека». Равно как и наш современный человек не сможет выжить во времена распятия Христа. Разве об этом сейчас принято говорить? Наши города похожи на очищенные канализации, пустые, свежие, но, тем не менее, суть их остается  неизменной. Люди не думают о ближних, а берегут и жалеют себя! Слишком уже города похожи на дикие джунгли, живущие не по внутренней дисциплине, а по понятиям. В связи с этим и гибнут люди, потому что никто никому не нужен. А знаешь, что убийство на народе это сейчас героизм?!

- Но вокруг люди.

- А ты не замечал, когда на улице к человеку пристают или избивают, то другие  проходят мимо и ничего не делают, даже соседнему милиционеру почти никто не скажет о происшедшем. Уж лучше жить в лесу или в сельской местности, там меньше зла.

- Но в лесу можно попасть в волчью стаю или болото.

- А города уже утонули… ты это сказал, будто боишься пожить в лесу.

- Нет. Но я человек большого города. И пока туго представляю, как я жил бы там среди деревьев. Хотя признаюсь, мечтал об этом когда были в Екатеринбурге.

- Я тоже выросла в большом городе. Зачем ты говоришь мне о своем страхе?

- Я не хочу тебя обидеть, но я высказываю свою точку зрения.

- Мнение, основанное на страхе, а не на знании глупо.

Вновь стук в дверь оборвал эту атмосферу в помещении…

- Кто это еще? – нервно спросила Ира.

- Ой, это наверное подарок?!

- Кому?

- Подожди… - Толик пошел к двери и вскоре в вагончик занесли при коробки: плоскую и 2 квадратные, обтянутые цветной фольгой.

- Что это? – поинтересовалась девушка.

- Это мой подарок на сегодняшний твой день рождения.

- А! Мне ведь 19. А, я забыла! – воскликнула девушка.

- Раскрывай!

Ирина взяла ножницы, и принялась открывать коробки. Глаза загорелись светлым огнем. Лицо стало словно медаль ярким и удивленно – задумчивым. В первой коробке оказались две AUDIO колонки, во второй гитарный комбик.

Ира поняв, что в третьей, подбежала к парню и поцеловала.

- Спасибо, родной… - она принялась открывать оставшуюся и вытащила белую гитару фирмы «GIBSON».

- Спасибо, спасибо тебе большое…

- Да, собственно, не за что, ты сегодня мне уже сыграешь на этом всем?

- Конечно. Вот только подключимся и сразу заиграем. Я и тебя ещё играть научу!

Блеском новой гитары отражали глаза девушки любовь и радость. По вагону раздались высокие космические звуки и в лучших традициях начинающих гитаристов заиграли пальцы по струнам до боли знакомую «Smoke on the water…»

В городском доме культуре громко гремела музыка. Яркие свечи на столах, и электрические лампы разбивают унынье и тьму, добавляя радость и веселье. Отражались в столовых предметах и дорогих алкогольных напитках лампочки. Романтично устроены столики, на шесть персон с огромным подсвечником посередине, и заставленный до отвала румяными голубями, мясом кролика, котлетами из диких кабанов, несчетным количеством салатов, паштетов, в хрустальных вазах и серебряных подносах…

Помещение напоминало гигантский аквариум, с огромным количеством выставленных окон, в металлопластиковых заключении. Окна окропляли настежь открытые плотные, шелковые, бардового цвета теневые занавеси.

Напрягая уши, люди стояли, разговаривая по маленьким  компаниям.

Мужчины напоминали 33 черноморцев из сказки А.С. Пушкина, одинаково одетых, расчесанных, и подвязанных галстуками и лишь двое или трое разбавляли единение бабочками. Унылое единение накрывало присутствующих гостей на празднике жизни. Люди пытались из всей души показать счастливые улыбки.

Женщины, стояли более обособленно, ближе к выходу. Каждая из них рассматривала цену играющих драгоценностей и платья на потенциальных соперницах. Руки сжатые в локтях крепко держали стаканы с белым сухим вином. Их взгляды были направлены только на вход, и приходящих гостей.

К этому времени в городе окончились все мероприятия и народ хлынул отмечать День города по ночным клубам, танцплощадкам и подворотням. А добропорядочная «элита» маленького провинциального города устремилась отметить день города на калифорнийский манер.

Ирина и Анатолий пришли к началу праздничной трапезы. На сцене стоял мэр, нацепив очки, и склонив голову вчитывался в текст. Официант прочел пригласительные билеты, указал на столик, который находился в тени огромных китайских роз. Цветы расцвели в окурат к празднику.

- Здесь, маленький городок, а помпезности будто у столицы. Столик накрыт уютно. Мне нравится. Смотри, Толик нам виден весь зал.

- Да! Осталось, только узнать, кто с нами будет  за столиком.

- Мне, если честно, все равно. Здесь еды на всех хватит. Хотя я лучше бы посидела дома и тренировалась на моей гитаре. Спасибо, тебе еще раз, огромное – Ира поцеловала парня в щёку.

Длинные волнистые волосы красиво опускались по плечам. Ярко красное платье с прикрепленной вуалью обвивало тело и растекалось к низу, словно водопад. Скрепленные три цепочки обвивали живот и спину, словно тяжелый пояс подобно гирлянде или лиане обнимали горящую девушку, держа ее в стреме. Высокие каблуки прививали наивности и самоуважения. Золотые браслеты, серьги и колье, взятые на прокат, четко гармонировали с готическим платьем, тем самым дополняя образ Dark princess. Перламутровые линзы в глазах, отдавали контрастом смотрящих людей в них…

Любая черта индивидуальности на человеке не относящаяся к определению «писк моды» воспринимается почитателями, как наглость и посягательство на территорию мгновенных желаний, когда как истинной красоте и правде, это же добавляет лишь колорит самобытности и изюминку как внешнего, так и внутреннего миров.

Разместившись в удобных стульях, все шестеро человек начали рассматривать друг друга, и съестные продукты за столом. Девушки, глядя в глаза Ирины переглядывались со слегка растянутыми улыбками. Неформалка заметила их смущение и слегка улыбнулась.

- Ну что, давайте знакомится – сказала Ира. – Меня зовут Ира. Это мой парень Толик.

- Саша. Это мой друг Артем, Вероника и Лена.

Девушки были в одинаковых, на первый взгляд платьях. Одна в ярко – зеленом, тогда как вторая в черном, но одежда отличалась умением сшить разные части тканей. Волос был зализан гелем.

- Мы из соседнего городка Орловска. Я недавно стал предпринимателем, можно так сказать… Мне один лох подарил казино.

- Что такое «лох», в твоем понимании? – оборвала его Ира. Она всматривалась в его пустой взгляд.

- Ты девочка в каком веке живешь? Ты мне сразу напомнила одну мою знакомую, та тоже не знала, многого… Да так ничему в жизни и не научится – парень вульгарно усмехнулся.

Ирина, хотела взорваться, но теплая рука парня коснулась ее ноги и она лишь вдохнула воздух…

- Да бывает. Я с Ирой – произнес Толик – проезжал пару раз через этот городишко.

- Обыкновенный провинциальный городок, - резко прервал Саша – Но я там вырос и люблю эти стены, улицы, и они для меня стали, и школой, и домом, и родителям.

Внезапно, чей – то голос затмил все, что можно было сказать в зале. Голос трещал словно акация в разгоревшимся костре и в мало выразительных фразах, слышен был зазубренный, словно таблица умножения, речитатив, о достоинствах и планах развития города Ключевск. Город был назван в честь ключа, из которого питались советские солдаты во время Великой отечественной войны.

Ирина повернулась и громко обратилась к Анатолию, не опасаясь, что услышат их разговор соседи по столу, Она поняла, что при настроенных концертных колонках можно волноваться, разве что о ушах…

- Как ты понял, что это соседи Жанны? – её пытливый взгляд указал на молодёжь.

- Я узнал этого Сашу. Он и есть этот Шкур, который избил ее. А этот второй – Артем, который был у нее, в гостях…

- Да, я с ними еще поговорить хочу… Ах, да, тут ко мне заходила одна манекенщица. Спрашивала разрешение на танец – другой, я дала его. Думаю ты возражать не будешь за мою смелость?

- О ком ты говоришь, родная?

- Ты думаешь я спрашивала как ее зовут что ли? Вон у сцены она сидит и вытаращилась через зеркало на нас. Помаши ей ручкой и заметишь ее стесненную улыбку.

Толик так и сделал и все повторилось в точности. Удивлённый парень посмотрел на свою девушку.

- Ну, что еще ничего не придумал? – спросила она.

- А, что я должен был придумать? – растерянно прошипел актёр.

Вот мужики, приземленные личности. Обольсти, переспи, пользуйся женской наивностью, как своими собственными чувствами. Ведь такие девки только и могут быть подстилками. Ни одна серьёзная женщина и секс своего мужа не стоит читать изменой, с такой вот.

- Хорошо. – парень кивнул согласно головой и улыбнулся.

- И ты говоришь «хорошо»? – иронично заметила Ира.

- Меня твоя компания научила, брать все, что ко мне стремится.

- И даже не смотря на верность?

- А что такое верность? Я буду верен тебе даже если пересплю со  всеми здесь людьми.

- Прямо со всеми? – удивилась девушка.

- Да! – смущаясь ответил актёр.

- И с мужчинами и пожилыми женщинами, тоже будешь спать?

- Может прекратим? – попятившись назад, попытался угомонить девушку актёр.

- Что?

- Разговор.

- Нет, ты не ответил.

- Нет с этими я спать не буду…

- Ты мне открываешь, странные проявления мужского влечения.

- Какие?

- Как какие? Желания иметь все что движется… Это чисто животное желание, исключающее духовность.

- Разве у женщины нет желания затащить мужчину к себе

- Для нас сцена в постели не одно и тоже с флиртом.

- Так значит «не прелюбодействуй» на вас не распространяется?

- Там так же написано «Богу – божье; Кесарю - кесарево».

- Ты всегда находишь выход.- томно ответил парень.

- А ты всегда плутаешь среди своих мыслей. Ирина повернулась к столу и тут поняла, что голос давно утих, и весь зал упорно молча глядит на их дискуссию, медленно переваривая разговор.

«Вот потеха – громко произнесла Ира – Любопытство сильнее аппетита!»

Зал, смущенно зашевелился и принялся вилками скрести по тарелкам.

Громко зазвенела симфоническая музыка, но ведущий быстро убавил ее пыл и мелодия превратилась в возвышенно – комфортный фон с далеким от земного спокойствием.

Ближе к полуночи к Ирине подошел Лаврентий Палыч и приобнял ее за талию.

- Весь вечер наблюдаю за тобой и влюбляюсь сильнее с каждым взглядом, - произнес бархатным голосом, пузатый мужчина.

- Я польщена – небрежно ответила девушка, - мне смеяться или плакать?

- Я дам тебе пол мира, если ты станешь моей!

- Что прямо сейчас?

- Не только…

- Я хочу посмотреть на твою жену, есть ли у нее шансы на соперничество?

- Потише. К жене я запрещаю подходить ближе чем на километр.

- Я уже купил тебе квартиру, после поедешь со мной…

- Соловей в клетке не поет.

- У меня все поют! Уж так я завёл в своём мире.

- Тогда, мне нужны два загородных дома.

- Не много ли одной? – мужчина еле сдерживался от дерзновений неформалки.

- А, что твой мир это всего то двухкомнатная квартира?

- Конечно нет – предприниматель вскипал.

- Ты, меня утомил.

Выражение лица мужчины не возможно описать, когда давят ему на мозоль или открытую рану, что принято называть честью. Лицо в секунду стало красным, белым, зеленым в глаза накатилась кровь, участилось дыхание.

- Слышишь шлюшка, ты вздумала мне перечить?! – мужчина прильнул к ней.

- Потише, а то репутацию подмочишь.

- Так, детка, завтра утром, ты и твой дружок можете убираться со съемок. Я тебе еще устрою – зажестикулировал  он толстыми руками и еле сдержался от  рукоприкладства.

- Нет, проблем, заплатишь неустойку и мы уйдем.

- Ты, что мне дерзишь?..

- Да, упаси господь, но есть контракт и он подписан.

- Здесь я все решаю, и последнее слово за мной.

Ирина подошла в плотную к полному мужчине, вцепилась рукой в пах и сильно сжала руку.

Глаза у него наполнились болью и слезами. Вних горели ненависть, и вожделение и он не сдерживал эмоции.

- Отпусти! – еле выдавил он из себя, а сам тихо матерился.

- Послушай теперь меня. Рука у меня сильная, поверь, я хорошо владею мечем давно. Еще раз твою манекенщицу рядом с Толей увижу, я тебе достоинство отрежу. Понятно?

- Более чем – прохрипел он.

Девушка отошла и обернулась. В её грации мужчина увидел одновременно херувима и вампира.

- Я разговариваю и общаюсь с кем хочу…

Она направилась к жене продюсера. По пути Ира у официанта взяла шампанское, сделала глоток: «Какая мерзость, даже пиво лучше».- подумала иронично девушка.

В танце с гримершей Толик узнал все последние новости о мире, шоу бизнеса этого городка, собственной съемочной группе и даже о своей семье. Девушка изо всех сил старалась увлечь и затмить собой Иру.

Но резкий, грубый мужчина, быстро выхватил из объятий девушку и потащил с собой. Толик взглядом проводил их до двери и отправился за свой стол, где уже сидела Ира.

- Слушай, Ира ты видела, что вытворил Лаврентий Палыч? Так резко вырвал эту девушку и поволок с собой.

- И что? – непонимающе спросила девушка.

- Ну, это не по-человечески.

- Сдались тебе эти человеческие поступки! Ведь он здесь все решает?

- Это касается капиталовложений.

- И только?

- Да. Все таки он нахал.

- А меня, как ты думаешь нахалкой здесь не считают?

- А меня глупцом? Ты это хочешь спросить?

- Ну да… - улыбнувшись ответила неформалка.

- Давай выпьем, за то чтобы нас могли понимать1 – Толик поднял бокал вина.

- Мне это не нужно! Коммунизм строили, что из это вышло?   Высмеяли и прокляли. Давай выпьем за вечный поиск души и веру в себя – глаза загорелись красным оттенком.

- Давай! – сказал Толик.

Девушки переглянулись и с опаской взглянули вторично в глаза Иры.

- Ира – обратилась Вера – зачем тебе такие линзы или боишься свои глаза показать?

- А что, вас не устраивает?

- Нет, но просто не обычно.

- С платьем смотрится элегантно – сказала Лена.

- Народу нравится – повернувшись сказала Ира – а я рада, что людей это не пугает.

- Давайте выпьем за сохранение индивидуальности.

Все сидящие за столом согласились. Лишь Шкур вспомнил слова сказанные Жанной и с ненавистью взглянул на Иру. В этот момент ему стало плохо, затошнило и кровь молотом ударила в мозги. Он понял, что эта девушка все о нем знает, и появилось желание удушить ее.

Спустя некоторое время столик опустел и он заметил подходящею Ирину.

- Да, Саша как в городе обстоят дела с неформалами?

- Их у нас нет!

- Плохо.

- Чем же?

- Они все странные.

- А Жанна?

- Она ведь уехала из города, вроде бы как в лес. Собственно туда ей и дорога…

- Тебе жаль ее?

- Нет.

- А честно?

- Я не испытываю к ней ничего, кроме ненависти!

- Но послушай, Жанна в твоей жизни отнюдь не вчерашний день…

- Что ты этим хочешь сказать?

- То что все возвращается на круги своя. «Помни день субботний».

- Сегодняшний? – глупый взгляд дырявил Ирины глаза

- Нет. Это главный день для человечества – день возмездия. Просто каждому раю приходит конец и жизнь превращается в ад. Помни это, малыш.

Шкур с детства не переносил это обращение. Он подавился глотком водки. Таким разбитым он себя не чувствовал никогда.

- Ты послушай – перешел он на привычно низкий и хриплый голос с пафосными нотками – Если ты хочешь нажить себе неприятностей, ты обратилась по адресу. Я устрою тебе хорошую жизнь.

- Не угрожай, а то больно страшно. Не такие, как ты ублюдки  гнулись…

Шкур умолк, а Ира села рядом с ним…

-Ты заметил, что твоя девушка приударила за Толиком?

- Я даже не знаю кто из них кто. Мы их взяли напрокат в нашем казино.

- Прекрасно! Как мне нравятся такие истинно мужские воззрения на жизнь! А вдруг подхватишь что – то…

- Ну буду лечиться.

- Это понятно. Давай выпьем этой гадости спиртной.

- За то чтобы у нас было все, а нам ничего за это не было?.

- Нет! За то чтоб каждому было воздано по заслугам его! – отрезала Ира, гладком выпила водку.

Рейтинг: +1 272 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 13 июня 2012 в 19:25 0
Круто! «Да, ребята, жизнь бьет сильнее, чем мы этого можем выдержать». Верно сказано! Жду очень продолжения!!!! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 14 июня 2012 в 16:11 0
так приятно, что произведение не просто висит на сайте, а им интересуется человек! спасибо!