ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Лесное молчание 5 глава

 

Лесное молчание 5 глава

13 июня 2012 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article55424.jpg

 

5 глава

Долгие летние дни – приятное время. В такой отрезок года все кажется ярче, красивее и не так больно, как зимними вечерами. «Лето – матушка»,- говорили в старину, и действительно, мир преображается; он многоцветен и легок… И проблемы в это время кажутся незначительными.

 

 

Ребята давно и физически и морально были готовы идти к назначенной цели. Оставалось дело за малым – выбрать дату. Ее следовало установить на сентябрь – октябрь, а пока июнь… и об этом не думали, тем более, что думать было о чем…

 

 

Не раз ребята вчетвером ходили на полюбившееся им место озерного кладбища, где тишь напевала флейтами мелодии летних ночей. Ребята полюбили купаться под луною в пресной воде этого озера. Тихими русалками они плавали, не нарушая песен флейты плесканием воды.

 

 

Тихо, безудержно тихо. Подобная тишина  давит в уши, она еле уловимым шумом слышна внутренним ухом, и колеблющийся треск сжимает виски. Нигде вокруг нет ни единого лишнего звука… даже полет серых скрученных облаков по свинцовому небу кажется громогласной колесницей громовержца… Мелодия луны в такт плеску волн о берег стекает в озеро, где ее лучи омываются и серебром воспаряют в небо… Безотрывно… Бесповоротно… Жизнеутверждающе время гонит небо, и для гулящей ночной молодежи порой кажется, что, если не успеть прийти до рассвета домой, то и их не останется днем, как звезд на небе. Поэтому ребята разделяли прогулки на две категории: вечерние и ночные – со встречей рассвета…

 

 

…Ира с Толиком приехали на съемочную площадку. Режиссер не похвалил парня за сумасшедшие поступки разрыва контракта, но и сильно ругать не стал… С первых минут разговора мужчина понял, что актер набрался опыта. И теперь ему эта роль станет ближе и интересней. Валентин Владимирович еще тогда понял, что друзья Жанны станут проводниками для Толика в мир изгоев. И надежды вернувшийся Анатолий не обманул, а подтвердил. Толик быстро все повторил и с третьего дня после приезда начал снова съемки…

 

 

- Ира, ты скучаешь по друзьям? – спросил Толик, возвратившись как-то вечером домой с работы.

 

 

- Немного…- протянула девушка в ответ.

 

 

- А как давно ты знаешь их всех?

 

 

- По переписке около трех лет, хотя с Сашей и Ариной по четыре с половиной года…

 

 

-А как вы познакомились?

 

 

- В журналах… В отделах «Письма». А почему это тебя интересует?

 

 

- Просто… Любопытство… Мне их всех не хватает. Хотя знаю вас всего ничего… От чего вы стали мне так близки?

 

 

Ира поглядела на парня. Он сидел на стуле, облокотившись руками о колонки, и теребил в пальцах компакт-диск.

 

 

- Отчего мы стали так близки?

 

 

- Вы, неформалы, живете той жизнью, которую люди прячут, скрывают за мишурой приличия…. А вы…. Вы открыты… Вы ближе к сокрытым тайнам мирозданья, что ли… У вас принято выговариваться и высказывать свои мысли в творчестве, вкладывать в нее душу, свое видение. Это же можно отнести и к дружбе…

 

 

- Что ты хочешь этим сказать?

 

 

- Вы честнее…

 

 

- Скорее, мы честнее к самим себе, нежели к окружающим. Просто от окружающих людей получаешь такой заряд «положительных» эмоций, что волей-неволей начинаешь задумываться и искать путь к отступлению. И превращается он в бег от себя. А потом кусаешь локти, ведь от себя не скрыться. А если и попытаешься, то будет уже начало стройки замка в облаках… вот и приходиться не врать себе, утверждая свое «я» через давящую призму под названием «моральный урод». Вот тебе и честность… Люцифер и Мелькор тоже были честны, а что с ними случилось, знаешь?

 

 

- Увы. Да…- томно ответил актёр. Его взгляд опустился на пол.

 

 

- Ты подвела меня  к невеселой мысли.

 

 

- Какой?- поинтересовалась Ира.

 

 

Толик усмехнулся, поднял голову и вновь опустил. Ира несколько минут ждала, когда парень надумает, но подобного не случилось; затем она перевела разговор на другую тему, и он поддержал разговор более охотно.

 

 

Каждый вечер Толик рано спешил домой. Над ним немного подшучивали, называя его «одноир» (однолюб), но он относился к этому лишь с усмешкой… Для него Ира была  главным сокровищем в жизни, а для остальных «неправильной девушкой с дурным влиянием рок-музыки»… Вот и вся разница… Однажды вечером Толик не узнал изменений в своей девушке.

 

 

- Ты никогда не пытался прыгнуть за край, чтобы там разбудить свою печаль?

 

 

Знакомый голос разорвал тишину.

 

 

Толик оглянулся, сзади стояла Ира, и в ее взгляде была торжественная строгость. Закатные лучи горели с сзади ее головы.

 

 

- Что?- Его взгляд устремился к  угасающему светилу.

 

 

Ира повторила.

 

 

- А что там  ожидает нас или того, кто прыгнет?

 

 

- Возможно, кто-то и ждет, но, скорее всего, пустота…

 

 

- Лучшее начало – пустота - закат сверлил его душу.

 

 

- Да, ты прав. Но будешь ли ты счастлив там?

 

 

- С тобой, да - Толик прильнул к девушке и обнял ее. – а сам продолжал глядеть на парящие закатные лучи.

 

 

- Здорово, - еле успела произнести она.

 

 

Весь вечер они прогуляли по окрестностям Ключевска… Домой вернулись только под утро.

 

 

Толик лежал в ванной, он очень любил размышлять, лежа в теплой воде. В таком расслабленном состоянии он часто жаждал сыграть роль настоящего ковбоя. С детства он любил эти пыльные каньоны и вестерны… Парень представил себя ярым бандитом, которого влечет вой дикого шакала и гнетет местный шериф. Парень воспарил в мечтаниях. Он даже вдыхал запах горящих прелей и каменных пустынь… Актер не заметил, что горячую воду отключили, и из крана лилась холодная, а когда почувствовал обнявший его озноб, выскочил из воды в подавленном настроении.

 

 

- Что случилось, дорогой?- поинтересовалась Ира.

 

 

- Воду горячую выключили…- обиженно ответил актёр.

 

 

- Не выключили, а кончилась.

 

 

- То есть как?

 

 

- Тут же газовая колонка, и она греет определенное количество воды…

 

 

- Деревня, - улыбнувшись, сказал парень.

 

 

- Зазвездился, - иронично подметила девушка.

 

 

Толик вышел из вагончика, ветер наградил его своим  прикосновением и парень вернулся обратно.

 

 

- Я слишком много мечтаю.

 

 

- Это неплохо, просто нужно знать меру.

 

 

- Да… - в памяти вновь всплыл горящий закат вечернего неба.

 

 

- Это твоя пустота… Мечты… Грезы…- пытаясь обнять, шёпотом сказала Ира.

 

 

Он улыбнулся.

 

 

- Ты на все находишь ответ.

 

 

- Меня просто с четырех лет книги влекли больше, чем игры, а после и девичьи грезы. Как я смеялась над этими принцессами, которые думают, что и памятники провожают их взглядом!

 

 

- Не поверишь, но я тоже никогда не принадлежал к тем парням, которые стремятся повстречаться со всеми девушками города. Меня это тяготило, даже не из-за воспитания, а как-то... неприязнь лилась изнутри, душа просила большего. Меня влекло одухотворение. Она легкой вуалью грела маленького мальчика. Где-то с восьми лет я  понял, что не интересно мне быть как все. Это невозможно объяснить, почему и как это все происходит… Это чувство сродни тому, когда ребенок берет в левую руку ложку и начинает ей есть, вопреки наставлению родителей.

 

 

- А как родители относились к твоему непомерному влечению к духовной литературе.

 

 

- Нормально. У нас же духовенство в крови… Хотя и буддизм и ислам меня влекли…

 

 

- А музыка?

 

 

- Хм… Бах, Моцарт, Глинка, Рахманинов. А сейчас то, что звучит по радио и ТВ. Просто нет времени на серьезную музыку. Я и к металлу вначале ринулся, а сейчас просто сильно устаю, ни до чего… Я слышу, у тебя всегда что-то играет, это и слушаю. Увы, не вслушиваюсь…

 

 

- Ничего, со временем услышишь… Музыка такая вещь, о ней можно говорить днями, но лучше слушать. Ибо это сила духовная.

 

 

- Мне о кинематографе бы не забыть…- расчёсываясь, ответил парень.

 

 

 

 

 

 

Толик встал из-за стола и принялся вновь. перечитывать сценарий. Он твердо решил самосовершенствоваться в этой роли. Все разговоры с Ирой он персонифицировал под то, как видел себя в роли одинокого героя. Он вечно искал ту искорку своего таланта, которую видели все, кроме его самого… Он долго обсуждал с режиссером и Ирой тембр и тон своего голоса в мыслях, долго репетировал перед зеркалом мимикой лица. И через несколько месяцев понял, что игра хорошего актера стоит гораздо большего, чем просто хорошего выполнения работы, но и полной самоотдачи для аудитории.

 

 

 

 

 

 

Осень. Как много в этом звуке, человеческая фантазия рисует. Бесконечные натюрморты, пейзажи и портреты природы встают в памяти людей. Осень жизни – часто можно услышать от пессимистов. Но разве она не благоухает пожаром красоты на листьях и травах? Разве в какой – то другой квартал года человек больше ценит удивительную хрупкость мира? Осень это та пора года, когда человек ощущает интимную тягость и полное единение с природой. С приходом донны Осени воздух становится прозрачней и в небе начинают скопляться стаи оловянно – свинцовых туч, горящих миру скорым похолоданием. Но тем и прекрасны солнечные, непродолжительные, теплые деньки. В них сокрыта вся магнетическая ценность любви к этому времени года. Именно в такой теплый, светлый денек ребята добрались автостопом по проселочным дорогам до леса. Огромная стена, распластавшаяся от горизонта до горизонта покрывала гигантской щетиной степь. Лес нарядился во все великолепие, будто ожидая гостей. Его чудное сопение немного пугало подошедшую молодежь. Ребята остановились и переглянулись. По их лицам скользило сомнение в правильности сделанного пути. Но отступать было некуда. От себя не убежишь. Они крепко сжали друг другу руки и улыбки озарили счастьем их желание найти себя. Арина умылась свежим воздухом, проведя ладонями по лицу, и мигом скрылась за высокими кустами терна.

 

 

Тонкой нитью или серой струной тропа упорхнула в высокие кусты меж хвойных деревьев и пение птиц. Воздух отражал каждым листком свободное пение орлов парящих высоко под облаками. Лес накатился желто-зеленой пеленой и огненно-красными обрывками жизни. Легкие игривые прикосновения ветра, пробегали по длинным волосам и срывал их с плеч, зовя с собой неизведанную даль чистейшей природы. Где то вдали сквозь шепот листьев слышен загадочный плеск падающей с большой скалы воды. Лишь он нарушает царствующий покой, со временем прихода из мирового океана первой амебы поселившейся и размножившись в рай, что зовется русским лесом…Стоящий стеной пред глазами молодых скитальцев. Впервые в жизни они ощутили что все их блуждания могут быть осуществлены только благодаря зову безмолвного края, который ведёт их души к жажде познания.

 

 

- Лесное молчание, минорно парит,

 

 

И дуновением ветра шепчет покой.

 

 

Он никогда на свете этом не спит.

 

 

Лишь только сердца зовет наши с собой…»

 

 

Люди, держащие на спинах рюкзаки, разбились по парам и решили углубиться на несколько километров в глубь леса. Время подгоняло солнце к закату, и лучи начали рисовать на палитре облаков, раскрашивая их, то в желтый, то в розовый, а то вовсе в зеленый цвет. Но листва скрывала от них свободное небо. Ребята собрали охапку сухих дров и подожгли их.

 

 

Костер быстро разгорался, первые мотыльки обожженные его пламенем в нервном срыве порхали возле несгоревших пален.

 

 

Они расставили палатки. В котле закипел свежепойманный заяц. Луна освятила ребят под аккомпанемент хора филинов. В Сашиных руках заиграла акустическая гитара песню группы ДДТ - «Что такое осень»

 

 

Четыре голоса ни стесняясь, без малейшей нотки сомнения подпевали шестиструнному чуду человеческого ума. Звёзды и сердце поблёскивая, сверкали в ритм любимых песен, спетых за последние несколько часов.

 

 

- Слушайте, неужели наши все хлопоты связанные из-за непонимания и неприязнью поведения, мыслей, одежды, закончились?

 

 

- Нет, это всего лишь начало.

 

 

- Так мы дом здесь будем строить? – искревлённо спросил Влад.

 

 

- Ну не в палатке же зиму проводить – ответил Саша.

 

 

- А как мы в ручную деревья ломать и стены и нового мира возводить? А я думал мы будем грибами да ягодами наслаждаться, но и тут работа ожидает – поинтересовался парень.

 

 

- Так, мужчины хватит устраивать баталии, сначала найдём пещеру и там сделаем привал, по крайней мере до зимы, а там видно будет.

 

 

- Правильно Арина, я сама об этом думаю.

 

 

- Да здорово - прислонил Саша гитару к стволу, поднялся на ноги - Спокойной ночи, я хочу спать. Что-то голова кружится от обилия кислорода.

 

 

Лучи озарили облака и лазурное небо отдало светом по земле. Туман сдавил в свои объятия деревья и палатки, разбудив прохладой энтузиастов.

 

 

Звук водопада пропал, и каждая птичка воспевала хвалу небесам своей молитвой. Утром лес показался маленьким и сдавленным холодом.

 

 

- Мы сегодня пойдём на поиски нового жилища?- спросила Жанна Сашу.

 

 

- Нет ты оставайся здесь, а я с Ариной отправлюсь, а то они подумают, что мы решаем всё сами, не считаясь с ними.

 

 

- Тогда я и Влад пойдем ловить рыбу. Всю жизнь мечтала поесть её свежеиспечённую на костре…

 

 

- Нам нужно место, где мы сможем остановиться  наедине с самими собою.

 

 

- А мы его найдём?

 

 

- Ну конечно найдём! – Иначе, зачем мы пришли сюда?  - переспросил Саша.

 

 

- Да, действительно …. –поникшим голосом ответил Влад.  – Мы отмотали слишком большой путь, чтобы сворачивать назад.

 

 

- Влад ты сомневаешься?  - холодно спросила Арина.

 

 

- Нет, что ты! Просто размышляю.

 

 

- А мне кажется, Влад ты боишься  - заметила Жанна.

 

 

Ребята дырявили взором парня. Он молчал с минуту, затем встал и отошел от них. Его рука коснулась коры ясеня, и он медленно обернулся к ребятам:

 

 

- Страх…. Нет, не страх… и не сомнения… тут даже больше разочарование бродит во мне. Пожалуй, я бежал от жизни, а здесь она тоже протекает, поэтому я и не готов полностью поддерживать вас. Ребята умолкли. Они разглядывали даль и не смели нарушить тишину.

 

 

- Что ты предлагаешь, Влад? – спросил Саша.

 

 

- Вы не подумайте, что я брошу вас или буду отговаривать от похода. Нет. Я буду идти с вами и попытаюсь настроить себя на то, что это мне нужно…. Поймите вы меня правильно.

 

 

Саша и Арина собрались и спустя несколько минут ушли, а Жанна и Влад собрались идти на рыбалку.

 

 

Зелёные насаждения, шелест высохшей травы, хруст веток и приближающейся запах застроенной воды сопровождали молодёжь, оставившую свой ночлег. Арина и Александр пошли вглубь леса, вдоль тихой реки, на гул падающего водопада. Жанна и Влад решили обойти болото, что по левую сторону от реки, застыло от ленивого течения.

 

 

Терпкий запах гнили и жилища водяных обитателей, отравили всю романтику. Сильным хлопком, бобёр прыгнул с высокого берега, и поплыл к своей плотине не дающей соприкоснуться болоту с проточной водой. Листья вслед друг за другом, словно по взмаху невидимой руки, описывают дуги, небрежно ложатся на сухую траву и не двигаясь умирают, даруя жизнь своему родителю

 

 

- Жанна, знаешь мы здесь уже три дня и углубились, довольно далеко, даже сейчас мы движемся от населенных пунктов, но я чувствую ностальгию о прошлом, и если выдастся возможность я вернусь. А ты?

 

 

- Понимаешь, Влад мы пришли сюда не просто так сбежав от народа. Мы не пытаемся убежать от себя, наоборот мы идём к себе… В жизни каждого человека должно быть место подвигу. А каким подвигом можно обзавестись сейчас? Ведь набить морду, встречному на улице человеку, не есть геройский поступок. А что дают националистические выкрики, выпивка в ночном клубе и пляска до утра, под забойные ритмы для жизни?

 

 

- Я это понимаю, но мы идём и идём, вслед за жизнью, а вполне возможно она просто убегает от нас. Но мы выглядим мотыльками… Я все так же хочу стать человеком, подобно языческим или буддистским старцам, ушедшим в лес. Но они уходили для общения с Богами, а мы для поднятия боевого духа. Зачем нам он?

 

 

- Чтоб стать людьми.

 

 

- А сейчас мы кто, промежуточное положение между Дарвинским открытием и религиозным учением? Мы – мизантропы, человеконенавистники, полулюди, полузвери, поэтому отрекаемся от жизни. Жалко родителей, они не для этого нас рожали…

 

 

- Да мне тоже жаль, но мы весной в мае вернёмся и всё, всё будет по-прежнему. Мы создали свою металлическую группу, отличную от других, и посвятим наше творчество возрождению старой Руси, старых законов, человеколюбию. А ты говоришь «»мизантропы». Мы просто идём по выбранному нами пути.

 

 

У тихой заводи реки, под золотистыми косами березы ребята размотали удочки. Никто из них толком не мог обращаться с заковыристыми рыболовными премудростями. Жанна громко смеялась с Влада, а он с нее, но после получасовых неудач они наловчились управляться с удочкой и леской. И спустя полуторачасовой отрезок времени в пакете лежало несколько карпов и окуней.

 

 

- Рыбы на пару дней хватит.

 

 

- Надо еще и грибов собрать.

 

 

- Да, точно, Влад ты прав. Я так хочу грибов и рыбы! Я уже вкушаю их запах.

 

 

- Жанна, солнышко, не трави душу. Я и так голодный.

 

 

- Влад, а ты действительно хочешь уйти?

 

 

- Да хочу, но не уйду. Нужно не идти на поводу у своих эмоций.

 

 

Жанна улыбнулась.

 

 

- А ведь ты опять прав. Когда человек закаляется духовно, то он не должен давать слабину своим похотям и мимолетным желаниям.

 

 

- Вот я об этом и думаю постоянно…

 

 

Шум падающей воды, перестали скрывать листья деревьев. Воцарилась тишина над полукруглым озерцом у подножия водопада. Лишь хлопот падающей воды проник в каждую частичку воздуха, и громом отдают по телу нервы, гонящие по телу кровь.

 

 

По берегам озера деревья подняли свои ветви будто воспевая песнь небесам за вечную влагу, что тянут корни… Растворился утренний туман и повсюду видны испарения и брызги от летящей воды. Озёрные чайки облепили скалу и горланят  всей стаей.

 

 

Лишь в выси неба под облаками безмятежно парит, показывая своё превосходство, сокол.

 

 

Покалено в воде и размашистыми движениями передних лап стоит медведь и своим ревом подзывает своих детей забраться и насладиться прохладной водой. Хлопочущий плеск падающей воды заворожил ребят. Саша сел над кустом орешника и начал следить за медведем. Как впоследствии оказалось - это медведица со своими детьми. Двухметровый водопад легко скрывал шум неопытных странников. Арину обуял страх. Она крепко схватилась за плечо парня и следила за каждым движением зверя.

 

 

- А еще медведей считают родственными животными человеку, - сорвалось с ее губ.

 

 

- Порой люди бывают позлее,  чем эти бедолаги.

 

 

- Да, я знаю, но все же …. Саша, ты не боишься?

 

 

- Боюсь, но не это главное.

 

 

- А что тогда?

 

 

- Ты боишься больше меня, и это придает мне уверенности в себе.

 

Девушка взглянула в глаза парню и поймала ту нить его внутренней силы, которая позволяла ему держаться спокойно. Она попыталась найти ее и в себе и через некоторое время успокоилась.

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0055424

от 13 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0055424 выдан для произведения:


 

5 глава

Долгие летние дни – приятное время. В такой отрезок года все кажется ярче, красивее и не так больно, как зимними вечерами. «Лето – матушка»,- говорили в старину, и действительно, мир преображается; он многоцветен и легок… И проблемы в это время кажутся незначительными.

Ребята давно и физически и морально были готовы идти к назначенной цели. Оставалось дело за малым – выбрать дату. Ее следовало установить на сентябрь – октябрь, а пока июнь… и об этом не думали, тем более, что думать было о чем…

Не раз ребята вчетвером ходили на полюбившееся им место озерного кладбища, где тишь напевала флейтами мелодии летних ночей. Ребята полюбили купаться под луною в пресной воде этого озера. Тихими русалками они плавали, не нарушая песен флейты плесканием воды.

Тихо, безудержно тихо. Подобная тишина  давит в уши, она еле уловимым шумом слышна внутренним ухом, и колеблющийся треск сжимает виски. Нигде вокруг нет ни единого лишнего звука… даже полет серых скрученных облаков по свинцовому небу кажется громогласной колесницей громовержца… Мелодия луны в такт плеску волн о берег стекает в озеро, где ее лучи омываются и серебром воспаряют в небо… Безотрывно… Бесповоротно… Жизнеутверждающе время гонит небо, и для гулящей ночной молодежи порой кажется, что, если не успеть прийти до рассвета домой, то и их не останется днем, как звезд на небе. Поэтому ребята разделяли прогулки на две категории: вечерние и ночные – со встречей рассвета…

…Ира с Толиком приехали на съемочную площадку. Режиссер не похвалил парня за сумасшедшие поступки разрыва контракта, но и сильно ругать не стал… С первых минут разговора мужчина понял, что актер набрался опыта. И теперь ему эта роль станет ближе и интересней. Валентин Владимирович еще тогда понял, что друзья Жанны станут проводниками для Толика в мир изгоев. И надежды вернувшийся Анатолий не обманул, а подтвердил. Толик быстро все повторил и с третьего дня после приезда начал снова съемки…

- Ира, ты скучаешь по друзьям? – спросил Толик, возвратившись как-то вечером домой с работы.

- Немного…- протянула девушка в ответ.

- А как давно ты знаешь их всех?

- По переписке около трех лет, хотя с Сашей и Ариной по четыре с половиной года…

-А как вы познакомились?

- В журналах… В отделах «Письма». А почему это тебя интересует?

- Просто… Любопытство… Мне их всех не хватает. Хотя знаю вас всего ничего… От чего вы стали мне так близки?

Ира поглядела на парня. Он сидел на стуле, облокотившись руками о колонки, и теребил в пальцах компакт-диск.

- Отчего мы стали так близки?

- Вы, неформалы, живете той жизнью, которую люди прячут, скрывают за мишурой приличия…. А вы…. Вы открыты… Вы ближе к сокрытым тайнам мирозданья, что ли… У вас принято выговариваться и высказывать свои мысли в творчестве, вкладывать в нее душу, свое видение. Это же можно отнести и к дружбе…

- Что ты хочешь этим сказать?

- Вы честнее…

- Скорее, мы честнее к самим себе, нежели к окружающим. Просто от окружающих людей получаешь такой заряд «положительных» эмоций, что волей-неволей начинаешь задумываться и искать путь к отступлению. И превращается он в бег от себя. А потом кусаешь локти, ведь от себя не скрыться. А если и попытаешься, то будет уже начало стройки замка в облаках… вот и приходиться не врать себе, утверждая свое «я» через давящую призму под названием «моральный урод». Вот тебе и честность… Люцифер и Мелькор тоже были честны, а что с ними случилось, знаешь?

- Увы. Да…- томно ответил актёр. Его взгляд опустился на пол.

- Ты подвела меня  к невеселой мысли.

- Какой?- поинтересовалась Ира.

Толик усмехнулся, поднял голову и вновь опустил. Ира несколько минут ждала, когда парень надумает, но подобного не случилось; затем она перевела разговор на другую тему, и он поддержал разговор более охотно.

Каждый вечер Толик рано спешил домой. Над ним немного подшучивали, называя его «одноир» (однолюб), но он относился к этому лишь с усмешкой… Для него Ира была  главным сокровищем в жизни, а для остальных «неправильной девушкой с дурным влиянием рок-музыки»… Вот и вся разница… Однажды вечером Толик не узнал изменений в своей девушке.

- Ты никогда не пытался прыгнуть за край, чтобы там разбудить свою печаль?

Знакомый голос разорвал тишину.

Толик оглянулся, сзади стояла Ира, и в ее взгляде была торжественная строгость. Закатные лучи горели с сзади ее головы.

- Что?- Его взгляд устремился к  угасающему светилу.

Ира повторила.

- А что там  ожидает нас или того, кто прыгнет?

- Возможно, кто-то и ждет, но, скорее всего, пустота…

- Лучшее начало – пустота - закат сверлил его душу.

- Да, ты прав. Но будешь ли ты счастлив там?

- С тобой, да - Толик прильнул к девушке и обнял ее. – а сам продолжал глядеть на парящие закатные лучи.

- Здорово, - еле успела произнести она.

Весь вечер они прогуляли по окрестностям Ключевска… Домой вернулись только под утро.

Толик лежал в ванной, он очень любил размышлять, лежа в теплой воде. В таком расслабленном состоянии он часто жаждал сыграть роль настоящего ковбоя. С детства он любил эти пыльные каньоны и вестерны… Парень представил себя ярым бандитом, которого влечет вой дикого шакала и гнетет местный шериф. Парень воспарил в мечтаниях. Он даже вдыхал запах горящих прелей и каменных пустынь… Актер не заметил, что горячую воду отключили, и из крана лилась холодная, а когда почувствовал обнявший его озноб, выскочил из воды в подавленном настроении.

- Что случилось, дорогой?- поинтересовалась Ира.

- Воду горячую выключили…- обиженно ответил актёр.

- Не выключили, а кончилась.

- То есть как?

- Тут же газовая колонка, и она греет определенное количество воды…

- Деревня, - улыбнувшись, сказал парень.

- Зазвездился, - иронично подметила девушка.

Толик вышел из вагончика, ветер наградил его своим  прикосновением и парень вернулся обратно.

- Я слишком много мечтаю.

- Это неплохо, просто нужно знать меру.

- Да… - в памяти вновь всплыл горящий закат вечернего неба.

- Это твоя пустота… Мечты… Грезы…- пытаясь обнять, шёпотом сказала Ира.

Он улыбнулся.

- Ты на все находишь ответ.

- Меня просто с четырех лет книги влекли больше, чем игры, а после и девичьи грезы. Как я смеялась над этими принцессами, которые думают, что и памятники провожают их взглядом!

- Не поверишь, но я тоже никогда не принадлежал к тем парням, которые стремятся повстречаться со всеми девушками города. Меня это тяготило, даже не из-за воспитания, а как-то... неприязнь лилась изнутри, душа просила большего. Меня влекло одухотворение. Она легкой вуалью грела маленького мальчика. Где-то с восьми лет я  понял, что не интересно мне быть как все. Это невозможно объяснить, почему и как это все происходит… Это чувство сродни тому, когда ребенок берет в левую руку ложку и начинает ей есть, вопреки наставлению родителей.

- А как родители относились к твоему непомерному влечению к духовной литературе.

- Нормально. У нас же духовенство в крови… Хотя и буддизм и ислам меня влекли…

- А музыка?

- Хм… Бах, Моцарт, Глинка, Рахманинов. А сейчас то, что звучит по радио и ТВ. Просто нет времени на серьезную музыку. Я и к металлу вначале ринулся, а сейчас просто сильно устаю, ни до чего… Я слышу, у тебя всегда что-то играет, это и слушаю. Увы, не вслушиваюсь…

- Ничего, со временем услышишь… Музыка такая вещь, о ней можно говорить днями, но лучше слушать. Ибо это сила духовная.

- Мне о кинематографе бы не забыть…- расчёсываясь, ответил парень.

 

Толик встал из-за стола и принялся вновь. перечитывать сценарий. Он твердо решил самосовершенствоваться в этой роли. Все разговоры с Ирой он персонифицировал под то, как видел себя в роли одинокого героя. Он вечно искал ту искорку своего таланта, которую видели все, кроме его самого… Он долго обсуждал с режиссером и Ирой тембр и тон своего голоса в мыслях, долго репетировал перед зеркалом мимикой лица. И через несколько месяцев понял, что игра хорошего актера стоит гораздо большего, чем просто хорошего выполнения работы, но и полной самоотдачи для аудитории.

 

Осень. Как много в этом звуке, человеческая фантазия рисует. Бесконечные натюрморты, пейзажи и портреты природы встают в памяти людей. Осень жизни – часто можно услышать от пессимистов. Но разве она не благоухает пожаром красоты на листьях и травах? Разве в какой – то другой квартал года человек больше ценит удивительную хрупкость мира? Осень это та пора года, когда человек ощущает интимную тягость и полное единение с природой. С приходом донны Осени воздух становится прозрачней и в небе начинают скопляться стаи оловянно – свинцовых туч, горящих миру скорым похолоданием. Но тем и прекрасны солнечные, непродолжительные, теплые деньки. В них сокрыта вся магнетическая ценность любви к этому времени года. Именно в такой теплый, светлый денек ребята добрались автостопом по проселочным дорогам до леса. Огромная стена, распластавшаяся от горизонта до горизонта покрывала гигантской щетиной степь. Лес нарядился во все великолепие, будто ожидая гостей. Его чудное сопение немного пугало подошедшую молодежь. Ребята остановились и переглянулись. По их лицам скользило сомнение в правильности сделанного пути. Но отступать было некуда. От себя не убежишь. Они крепко сжали друг другу руки и улыбки озарили счастьем их желание найти себя. Арина умылась свежим воздухом, проведя ладонями по лицу, и мигом скрылась за высокими кустами терна.

Тонкой нитью или серой струной тропа упорхнула в высокие кусты меж хвойных деревьев и пение птиц. Воздух отражал каждым листком свободное пение орлов парящих высоко под облаками. Лес накатился желто-зеленой пеленой и огненно-красными обрывками жизни. Легкие игривые прикосновения ветра, пробегали по длинным волосам и срывал их с плеч, зовя с собой неизведанную даль чистейшей природы. Где то вдали сквозь шепот листьев слышен загадочный плеск падающей с большой скалы воды. Лишь он нарушает царствующий покой, со временем прихода из мирового океана первой амебы поселившейся и размножившись в рай, что зовется русским лесом…Стоящий стеной пред глазами молодых скитальцев. Впервые в жизни они ощутили что все их блуждания могут быть осуществлены только благодаря зову безмолвного края, который ведёт их души к жажде познания.

- Лесное молчание, минорно парит,

И дуновением ветра шепчет покой.

Он никогда на свете этом не спит.

Лишь только сердца зовет наши с собой…»

Люди, держащие на спинах рюкзаки, разбились по парам и решили углубиться на несколько километров в глубь леса. Время подгоняло солнце к закату, и лучи начали рисовать на палитре облаков, раскрашивая их, то в желтый, то в розовый, а то вовсе в зеленый цвет. Но листва скрывала от них свободное небо. Ребята собрали охапку сухих дров и подожгли их.

Костер быстро разгорался, первые мотыльки обожженные его пламенем в нервном срыве порхали возле несгоревших пален.

Они расставили палатки. В котле закипел свежепойманный заяц. Луна освятила ребят под аккомпанемент хора филинов. В Сашиных руках заиграла акустическая гитара песню группы ДДТ - «Что такое осень»

Четыре голоса ни стесняясь, без малейшей нотки сомнения подпевали шестиструнному чуду человеческого ума. Звёзды и сердце поблёскивая, сверкали в ритм любимых песен, спетых за последние несколько часов.

- Слушайте, неужели наши все хлопоты связанные из-за непонимания и неприязнью поведения, мыслей, одежды, закончились?

- Нет, это всего лишь начало.

- Так мы дом здесь будем строить? – искревлённо спросил Влад.

- Ну не в палатке же зиму проводить – ответил Саша.

- А как мы в ручную деревья ломать и стены и нового мира возводить? А я думал мы будем грибами да ягодами наслаждаться, но и тут работа ожидает – поинтересовался парень.

- Так, мужчины хватит устраивать баталии, сначала найдём пещеру и там сделаем привал, по крайней мере до зимы, а там видно будет.

- Правильно Арина, я сама об этом думаю.

- Да здорово - прислонил Саша гитару к стволу, поднялся на ноги - Спокойной ночи, я хочу спать. Что-то голова кружится от обилия кислорода.

Лучи озарили облака и лазурное небо отдало светом по земле. Туман сдавил в свои объятия деревья и палатки, разбудив прохладой энтузиастов.

Звук водопада пропал, и каждая птичка воспевала хвалу небесам своей молитвой. Утром лес показался маленьким и сдавленным холодом.

- Мы сегодня пойдём на поиски нового жилища?- спросила Жанна Сашу.

- Нет ты оставайся здесь, а я с Ариной отправлюсь, а то они подумают, что мы решаем всё сами, не считаясь с ними.

- Тогда я и Влад пойдем ловить рыбу. Всю жизнь мечтала поесть её свежеиспечённую на костре…

- Нам нужно место, где мы сможем остановиться  наедине с самими собою.

- А мы его найдём?

- Ну конечно найдём! – Иначе, зачем мы пришли сюда?  - переспросил Саша.

- Да, действительно …. –поникшим голосом ответил Влад.  – Мы отмотали слишком большой путь, чтобы сворачивать назад.

- Влад ты сомневаешься?  - холодно спросила Арина.

- Нет, что ты! Просто размышляю.

- А мне кажется, Влад ты боишься  - заметила Жанна.

Ребята дырявили взором парня. Он молчал с минуту, затем встал и отошел от них. Его рука коснулась коры ясеня, и он медленно обернулся к ребятам:

- Страх…. Нет, не страх… и не сомнения… тут даже больше разочарование бродит во мне. Пожалуй, я бежал от жизни, а здесь она тоже протекает, поэтому я и не готов полностью поддерживать вас. Ребята умолкли. Они разглядывали даль и не смели нарушить тишину.

- Что ты предлагаешь, Влад? – спросил Саша.

- Вы не подумайте, что я брошу вас или буду отговаривать от похода. Нет. Я буду идти с вами и попытаюсь настроить себя на то, что это мне нужно…. Поймите вы меня правильно.

Саша и Арина собрались и спустя несколько минут ушли, а Жанна и Влад собрались идти на рыбалку.

Зелёные насаждения, шелест высохшей травы, хруст веток и приближающейся запах застроенной воды сопровождали молодёжь, оставившую свой ночлег. Арина и Александр пошли вглубь леса, вдоль тихой реки, на гул падающего водопада. Жанна и Влад решили обойти болото, что по левую сторону от реки, застыло от ленивого течения.

Терпкий запах гнили и жилища водяных обитателей, отравили всю романтику. Сильным хлопком, бобёр прыгнул с высокого берега, и поплыл к своей плотине не дающей соприкоснуться болоту с проточной водой. Листья вслед друг за другом, словно по взмаху невидимой руки, описывают дуги, небрежно ложатся на сухую траву и не двигаясь умирают, даруя жизнь своему родителю

- Жанна, знаешь мы здесь уже три дня и углубились, довольно далеко, даже сейчас мы движемся от населенных пунктов, но я чувствую ностальгию о прошлом, и если выдастся возможность я вернусь. А ты?

- Понимаешь, Влад мы пришли сюда не просто так сбежав от народа. Мы не пытаемся убежать от себя, наоборот мы идём к себе… В жизни каждого человека должно быть место подвигу. А каким подвигом можно обзавестись сейчас? Ведь набить морду, встречному на улице человеку, не есть геройский поступок. А что дают националистические выкрики, выпивка в ночном клубе и пляска до утра, под забойные ритмы для жизни?

- Я это понимаю, но мы идём и идём, вслед за жизнью, а вполне возможно она просто убегает от нас. Но мы выглядим мотыльками… Я все так же хочу стать человеком, подобно языческим или буддистским старцам, ушедшим в лес. Но они уходили для общения с Богами, а мы для поднятия боевого духа. Зачем нам он?

- Чтоб стать людьми.

- А сейчас мы кто, промежуточное положение между Дарвинским открытием и религиозным учением? Мы – мизантропы, человеконенавистники, полулюди, полузвери, поэтому отрекаемся от жизни. Жалко родителей, они не для этого нас рожали…

- Да мне тоже жаль, но мы весной в мае вернёмся и всё, всё будет по-прежнему. Мы создали свою металлическую группу, отличную от других, и посвятим наше творчество возрождению старой Руси, старых законов, человеколюбию. А ты говоришь «»мизантропы». Мы просто идём по выбранному нами пути.

У тихой заводи реки, под золотистыми косами березы ребята размотали удочки. Никто из них толком не мог обращаться с заковыристыми рыболовными премудростями. Жанна громко смеялась с Влада, а он с нее, но после получасовых неудач они наловчились управляться с удочкой и леской. И спустя полуторачасовой отрезок времени в пакете лежало несколько карпов и окуней.

- Рыбы на пару дней хватит.

- Надо еще и грибов собрать.

- Да, точно, Влад ты прав. Я так хочу грибов и рыбы! Я уже вкушаю их запах.

- Жанна, солнышко, не трави душу. Я и так голодный.

- Влад, а ты действительно хочешь уйти?

- Да хочу, но не уйду. Нужно не идти на поводу у своих эмоций.

Жанна улыбнулась.

- А ведь ты опять прав. Когда человек закаляется духовно, то он не должен давать слабину своим похотям и мимолетным желаниям.

- Вот я об этом и думаю постоянно…

Шум падающей воды, перестали скрывать листья деревьев. Воцарилась тишина над полукруглым озерцом у подножия водопада. Лишь хлопот падающей воды проник в каждую частичку воздуха, и громом отдают по телу нервы, гонящие по телу кровь.

По берегам озера деревья подняли свои ветви будто воспевая песнь небесам за вечную влагу, что тянут корни… Растворился утренний туман и повсюду видны испарения и брызги от летящей воды. Озёрные чайки облепили скалу и горланят  всей стаей.

Лишь в выси неба под облаками безмятежно парит, показывая своё превосходство, сокол.

Покалено в воде и размашистыми движениями передних лап стоит медведь и своим ревом подзывает своих детей забраться и насладиться прохладной водой. Хлопочущий плеск падающей воды заворожил ребят. Саша сел над кустом орешника и начал следить за медведем. Как впоследствии оказалось - это медведица со своими детьми. Двухметровый водопад легко скрывал шум неопытных странников. Арину обуял страх. Она крепко схватилась за плечо парня и следила за каждым движением зверя.

- А еще медведей считают родственными животными человеку, - сорвалось с ее губ.

- Порой люди бывают позлее,  чем эти бедолаги.

- Да, я знаю, но все же …. Саша, ты не боишься?

- Боюсь, но не это главное.

- А что тогда?

- Ты боишься больше меня, и это придает мне уверенности в себе.

Девушка взглянула в глаза парню и поймала ту нить его внутренней силы, которая позволяла ему держаться спокойно. Она попыталась найти ее и в себе и через некоторое время успокоилась.

Рейтинг: +1 356 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 13 июня 2012 в 19:14 0
Владимир! Так читается легко! Я будто с героями вместе иду по лесу, ловлю рыбу. Как красиво сказано: Донна Осень. Себя представляю Донной Анной, но не пушкинской из "Медного всадника", а обычной, земной, приближённой к лесному молчанию. Люблю лес, он мне кажется таинственным и волшебным!
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 14 июня 2012 в 16:13 0
в нем сокрыты все ответы мироздания! спасибо! я тоже люблю лес.. правда бываю редко! у нас нет по близости(((