ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Лесное молчание 3 глава

 

Лесное молчание 3 глава

article54178.jpg

3 глава

 

Ветер прекратился, и вокруг стало удивительно тихо. Звуки моторов, быстро приближались и накатом отдавали мурашки по телу девушки. Лицо менялось каждую секунду, но вечно живые и ярко-горящие глаза сейчас замерли, всматриваясь в одну точку, встречая левый мотоцикл с одним гонщиком, сидящим, будто атаман на своём коне. Скорость развивала его длинный густой каштановый волос. На мгновение время замерло и перестало истекать кровью в венах. Лишь сердце стучало двойными ударами.

Мотоциклисты остановились. Из машины выпорхнула девушка и своей лёгкой походкой подошла к  высокому с крепким телосложением юноше. Он встретил  любимую девушку роскошной, дружеской улыбкой и крестом расставленными руками.

Первая встреча, первая улыбка, первое объятие, и наконец, первый поцелуй, при котором все  придуманные истины и жизненные законы отпадают на задний план, да и вовсе исчезают.

- HEAVY METAL!

- HEAVY родная, какая ты всё - же красивая, а на фотографиях совсем другая.  Это красное платье, эта причёска, и твои глаза, они как два жемчуга горят при свете На яву они готовы налиться огнём ещё больше. Я в тебя налью этот святой источник. Готова  ли ты принять все смуты и слёзы, смех и радость каждого дня, вместе со мной? Я готов тебе показать любую часть этого мира, что именуется Александр Желязников!

- Я принимаю тебя уже три года. А ты сам веришь в то, что можешь взвесить все «за» и «против» терпеть меня как личность с моими чувствами и недостатками?

- Конечно, поэтому я здесь с тобой. Мы же никто ничем никому не обязаны были, а сейчас мы приняли на себя ответственность и готовы нести это знамение оставленный нам путь – Саша еще раз поцеловал Жанну.        

 

Как в красивых сериалах, или любовных драмах шестеро человек = вечных странников этой жизни, впервые увиделись, и весь мир приклонился перед встречей. Тонким прикосновением смычка к струне скрипки, любовь и вера в жизнь смогли соединить одинокие сердца и влить их душевные ручейки в большую реку с бурной и жгучей водой. Ребята обнимались по очереди, и в этот миг казались совершенно счастливыми. Их лица озарялись лучезарными улыбками и громкими криками. Они резвились и вспоминали интересные сюжеты из совместной переписки. Толик стоял и разглядывал эту компанию, облокотившись на капот своей машины. Возможно, где-то в душе он также желал прыгать и быть счастливым среди этой группы молодых энтузиастов. Мимо беснующихся пролетали стаи птиц, машин, облаков, а ребята болтали о своих жизнях, будто очень старые приятели и не было в них ощущения, что еще 5 минут назад они не видели Жанну в глаза. Тем не менее,  волнение у всех ребят поулеглось, и Жанна познакомила гостей со своим другом и предложила съездить в городской парк. Все ребята согласились и быстро расселись на транспортные средства и отправились вослед Саши и Жанны.

Город встретил путников ярким солнечным светом и легким, свежим ветром. Парк находился в центре города и располагался по склонам, у подножия которых находилось небольшое, но очень чистое и холодное озеро. Здесь у  воды и остановился кортеж мотоциклистов и машины.

- Все остановитесь у меня- уточнила Жанна.

- Нет Жанна,- сказал Толик - У нас четырехкомнатная квартира снятая киношниками. Сейчас она пустует. Там вы все и сможете жить всё время, тем более что моя компания уже оплатила за проживание. Возражения не принимаются. Рядом есть гараж, так что поехали и до вечера побудем там…

- Ну, что едем?  спросила Ира.

- Ладно, поехали…- сказал Влад.

- Вы езжайте, а я с Сашу повезу знакомить с моими родителями, так что  через час мы будем у вас. Думаю, ты не возражаешь, Саша?

- Нет, конечно, едем - улыбнувшись, произнес Саша.

Жанна объяснила, что остальных ребят познакомит чуть позже, как только родители освоятся с мыслью, что у их дочери обзавёлся парень.

Вновь зазвучали мощные моторы и в разные стороны парка помчались друзья. Встречи друзей тем и приятны, что в любой момент можно разойтись, без всяких обид и упрёков.

Улицы мелькали быстро, и очень скоро появился до боли знакомый дом с полуотвалившейся штукатуркой и поблекшими оконными рамами. Во дворе как всегда сидели на лавках старушки, из окна второго этажа слышен был сонет, разучиваемый на пианино маленькой девочкой, и лишь не было в сердце того одиночества, а было то чувство, что называют стремлением к жизни. Любовь и человек, которого можно обнять, и понять, что он твой, а ты его. Любовь самая простая и банальная истина на Земле, но без нее мир закончился бы, не успев начаться…

- Останавливайся. Подкати  мотоцикл к тому окошку, а я сейчас… - Жанна исчезла за дверьми.

 

          Саша вытащил ключи из замка зажигания, надел их кольцом на указательный палец и оглянулся во двор. Полуразрушенные строения хорохорились былым величием. Лишь начисто выметенный асфальт вырывался над убогой картиной демократического режима. Парень взглянул на дом. Бесчисленные ряды окон отражали бело-голубое лето и смытые полосы известки и краски струились высохшими руслами на просторе стен. «Все-таки среди этой вакханалии люди способны вскормить дитя, тянущееся к свету, к знаниям, к осмыслению своей жизни. Пусть Жанна одна, среди своих сверстников оказалась способной приподняться над обоймой нетерпимости и презрения, пусть она одна осознала, что жизнь - это дерьмо, но дерьмо без которого нет ничего другого, и пусть она не совсем осознает, что ей уготовила судьба, она уже выше меркантильных, завистливых и свирепых рабов общественной морали. И она должна справиться, ибо другого пути нет. И другой жизни нам не дано», - подумал парень.

Через минуту  вышел мужчина и пожал руку Саше.

Он был одет в синие джинсы и белую, не глаженую майку. На лице росла седая борода, и нос был немного вьючен. Очки с огромным плюсом покрывали, чуть ли не половину лица. Мужчина улыбнулся и протянул Саше руки. Они   поздоровались и мужчина закурил. Сигаретный дым взметнулся высь.

- Наслышан, наслышан, товарищ Александр. Значит, в гости приехали вы, к моей Жанне?

- В общем-то, да, - объяснил Саша.

 

– Похвально! А еще Жанна говорила, что нынче нет места героизму. А чем твой поступок не героический? - Саша пожал плечами и смущенно улыбнулся. – Герои не только на войне встречаются, герои они везде и во всем бывают. Я вот с Жанной часто беседую о многом и порой слышу из ее уст такие вещи, от которых спать не могу ночами, даже после настойки валерьянки.  – Мужчина слегка усмехнулся. Эта девушка многого добьется. Не знаю, что вы там находите в своей музыке и современной фантастической литературе, но мысли эти мне очень симпатичны. Жанна на самом деле дает мне пищу для ума и скрашивает одиночество неиссякаемым потоком, по - началу мне казалось совершенно несвязных мыслей, но потом я понял, как сильно ошибался. Храни ее, мой мальчик. Среди ее сверстников, мало кто удосуживается  пользоваться мозгами и ртом по назначению. Время, как-никак, потребления нынче идет, а не самоотдачи. Не переживай за мотоциклом я пригляжу, идите. Счастливо

– Спасибо, до свидания, - ответили ребята, и зашли в подъезд

Они попрощались, и поднявший на лестничную площадку и там Саша спросил девушку:

- А кто он?

- Он бывший ректор одного института, мой большой друг Анатолий Петрович Ишенко. Я познакомлю тебя сейчас со своей мамой, она тебе понравится, потом покажу свою комнату…

- Да ты писала о ней много раз, я весь горю от нетерпенья…

Двери легко поддались повороту ключа.

- Дочка ты пришла?- голос матери был немного встревожен.

- Да мама, я не одна.

- Тогда идите обедать – сказал папа.

- Вот одним выстрелом двух зайцев,- тихо произнесла Жанна. - Мама, папа  я хочу вас познакомить с одним человеком, лично… Это Саша.

Парень вошел на кухню и остановился на пороге. Он был крупного телосложения, одетый в черную майку, черную кожаную безрукавку и синие джинсы, на правом бедре свисала яркая блестящая цепь. Он улыбнулся и поздоровался. В его взгляде царила паника, с которой он пытался бороться. Первые слова застряли в его горле, но он глотнул воздуха и представился. Его голос звучал намного тише, чем обычно, но родители девушки все прекрасно понимали.

- Тамара - в глазах женщины немного застыли слёзы.

- Владимир - протянул отец руку, вставая со стула.

- Добрый день, сегодня приехал, чтобы попросить руки и сердце вашей дочери.

- А остальное? Разве нам нужна она безрукая и бессердечная?- пошутил отец.

- Вообще-то я всю забираю, но прошу только это…- улыбаясь, ответил гость.

- Так дорогие мужчины моя дочь не вещь, а традиции не игрушки – оборвала диалог Тамара Ивановна.

Разгорелся пламенем разговор и грохотом раздался смех. Начало было положено, знать теперь все будет идти как по маслу.

- Ладно, спасибо, мы пойдем в комнату, нужно ведь показать все свои сокровища - приданное мое.

Жанна взяла за руку Сашу и повела к себе.

- Знаешь, а мне понравился этот парень. Он юный, влюбленный, умный, красивый, рискованный.

- Мне он тоже понравился - уточнила мама, расставляя посуду со стола.

Комната открылась пред глазами самым лучшим видом. Загорелись по стенам светильники XIX века. Свет распространялся снизу вверх и слегка перебивал солнечный. Папоротники и Китайская роза, осветились и заблестели светло-зеленым цветом.

- Бог мой, твоя комната просто прекрасна: эти картины, люстра, светильники, растения, мебель, палас действительно завораживают. А доспехи и культурное наследие древних славян, вообще отдельный разговор - Саша ходил, рассматривая каждый предмет.

- У нас будет еще три дня на осмотр комнаты, а пока, пока я хочу просто посидеть и помолчать хотя бы минут пять. Я так давно мечтала об этом, что сейчас не могу не просить тебя об этом, - Жанна села на кровать и пристально стала всматриваться в глаза Александра. Он сел на стул. Пара смотрела друг на друга долго и молча.

Парень поднялся со стула  и подошел к девушке, убрал ее волосы с лица, нежно, но крепко стал целовать ее губы, а руками стал нежно гладить по талии и спине.. Жанна не сопротивлялась, а лишь испуганно следила за прикосновением рук и губ. Руки, все сильнее и сильнее сжимали в своих объятиях, молодое тело девушки и ее глаза загорались ярким огнем страсти при каждом прикосновении. Она раньше и не догадывалась, что прикосновения любимого человека, отдаются по всему телу электрическим током. Через некоторое время, лежа в объятьях, друг друга и дыша одним воздухом, Жанна неожиданно подскочила. Она походила на взорвавшийся вулкан.

- Слушай, Саша нам нужно ехать, а то Толя привезет ребят сюда, я сейчас не хочу, чтоб кто-то нарушал наш покой сегодня. Родной мой ты не подумай, что я такая не гостеприимная, просто не сегодня… не сегодня…

- Хорошо, поехали сейчас же к ним.

Парень встал с кровати и собрал волос в хвост.

В танце жизни компания пробыла целых трое суток, смеясь и безобидно подшучивая, друг над другом. Но неизбежно завязывались тонкими нитями в узелки чувства, больше чем любовь и родство. После отдыха, компания полным составом решила продолжить свой путь. Александр и Жанна, Владислав и Арина, и новая пара, которая образовалась уже на второй день, Анатолий и Ирина, влюбившиеся друг друга, как только поняли, что дороги пересеклись и подобно ручейкам подтаявшего снега, влились в одну большую реку, имя которой любовь. Родители Жанны, решили не препятствовать своей дочери. Лишь в последнюю минуту расставания, дочка стремглав соскочила с мотоцикла и бросилась в объятья своих родителей, понимая, что это были последние девичьи объятия в родительском доме. И пусть эти последние объятия проходили у дверей подъезда, Жанна ощущала, что находилась в своей квартире, в своей комнате, над любимой стеной у замка. По лицу Жанны и ее родителей текли слезы. Ей хотелось никогда их не отпускать, или хотя бы продлить минуты расставания. Девушка жадно впитывала ноздрями запах двора, родительской одежды и крепче сжимала пальцы в спины своих родных. Она смотрела в заплаканные родительские глаза, и молило небо, чтобы оно всегда сливало свою милость на них. В этот миг девушке показались все их юношеские забавы бессмысленными затеями, но остаться дома она уже не могла. Это распутье ее и пленило заревом новых горизонтов и прибивало к месту, где все знакомо и по-своему любимо. Будут другие встречи, не с девочкой, а со взрослой, молодой женщиной имеющей семью, своих детей.

И когда заревели моторы, нехотя со слезами на глазах, Жанна оторвалась от родительских рук. Села сзади на сиденье мотоцикла, обняв Сашу за спину, и помахала рукой родителям.

Все, детство кончилось и умчалось в прошлое, как стеклянный лист ударившись об асфальт. Жизнь начала новый круг, где будут свои плюсы и минусы, взлеты и падения, но неизменным останется одно, стремление жить, желание во сто крат увеличившееся с появлением второй половинки. Машины тронулись в путь. Через восемь часов дороги, когда на небе взошла луна, и немного притупился свет звезд, начал загораться горизонт. Впереди ждал город Екатеринбург. Вновь мотоцикл Саши встал во главе колонны, и Жанна рукой указывала дорогу. Через несколько минут они приехали, поднялись на 4 этаж.

Девушкам показалась квартира запыленной, и прежде чем лечь спать, Жанна и Ирина решили ее убрать, а Арина стала готовить ужин.

За ужином ребята так и не решили, куда они хотят идти. Ими обуревали чувства, а не разум. Дату отправления не выбирали, решив пока просто погулять по окрестностям города и поговорить со стариками о загадочности русских лесов. Александр предложил Жанне прогуляться по увиденному из окна кладбищу и прилегающему к нему рукаву леса, втиснутому меж озёрной гладью и армией крестов.

Девушка согласилась пойти на следующий вечер. Сначала Жанна хотела сходить вместе с Ариной и Владом, но потом поняла, что их прогулка будет нести сакральный смысл для их отношений. Целый день ребята провели в заботах. Саша и Влад устроились работать в местную шиномонтажную мастерскую, а Арина пошла продавцом в ларек, Жанна же нашла себе временный заработок, убирая мусор в банке. Ребята понимали, что летний заработок не повредит им в выполнении намеченных планов. Поужинав, после работы Влад и Арина остались дома, а Жанна и Саша собрались уйти. Этот рукав леса располагался в двух с половиной километров от квартиры. Идти предстояло по оживленным кварталам, затем свернув на проселочную дорогу по полю. Недалеко от кладбища стояла церквушка, которую ребята обошли другой дорогой. И перебравшись, через небольшой деревянный мостик над маленьким ручейком ребята пришли на кладбище.

…Ночь. Тишина, лишь прибрежные волны, ударяясь о берег нарушали покой. Они плескались, словно малые дети, в час отхода ко сну. Озёрный лунный свет падал на листья сверху и снизу, и тени не отбрасывала природа.

Свет и тьма окутали в свои объятия, туго и молчаливо, всю ночную тишь. Лишь лёгкое дуновения ветра, мчалось вместе с волнами, звуками флейт в слегка поржавевшие кресты, эти символы вечной дороги, дороги к Богу блестели под луной. Но насладится и уйти в себя мешает их количество, словно войско они стояли на берегу, и ждали когда пополнится их полк. И тихий звон уносился далеко в небо, там не слышны ни молитвы ни стоны, там лишь ветер и белые облака несутся с свету…

Здесь слишком громкая тишина, и в этом покое гибнут любые слова, оставляя место для чувств. Ведь человек тем и отличается от животных, что всегда стесняет себя, то отнимая чудотворную связь с природой мира, то наоборот, сносит всё на своём пути, все созданные собой же затворы и не стесняясь говорит жёсткую и суровую правду. Которая не замечает под собой ни ауры цветущего сада, ни песнопения диких птиц, ни хорового ансамбля лягушек. Всегда люди старались избежать, вновь и вновь налетающего наваждения - стать животными. Они создали мир, цивилизацию, в которой бы человек чувствовал себя превосходно. Но спустя некоторое время внутри закипает кровь, при виде загадочного и почти полностью забытого, потерянного для состояния души, мира, позеленевшего от жизни, и с каждой каплей всё живее и живее смотрящего в глаза человеку, с его двумя бездонными океанами души. К сожалению, огонь животворящей природы всё слабее в наших огрубевших от цивилизации самых отдалённых затворах души.

- Что ты решил, дорогой? Как нам здесь выжить? Ведь мало кто желает понять другого человека… большинство людей лишь смеётся над нашим видом, смотря наружу, но нутро человека ведь никому невидно. Да и кто сможет всё увидеть?..- присела Жанна на сломленное дерево и слеза покатилась по её освещённому Луной лицу.

- Всё-таки интересно получается, вся жизнь рокочет барабанной дробью в ушах:когда строишь мечты, паришь над землёй, когда думаешь что лень это удел слабых. А я сильный, и сильный человек - сам себе режиссёр, а ленивый - струна в руках божьих. Но случается порой что слабый выбирается струной гитары, из глубины жизненных трудностей, а тот кто кричал, что равен со всеми богами любой масти- плачет. И лишь Луна сопровождает и окутывает его туманом, забивает манящим серебром… укрыться от которого порой очень сложно. Наша человеческая суть, хрупка, как тонкий стакан, но если трудность будет слишком высокой, как звук скрипки – одинокой спутницы жизни,  то сердце не выдержит и подобно прозрачному сосуду, треснет и разобьётся на тысячи мелких осколков. К сожалению первые люди, именно те кто способен прожить и добиться уважения Богов – остаются верными одной истине «Вольному воля» ошибочной по природе. Потому что судьба – цепь и все мы, её звенья. И останавливая её, мы разрываем цикл нескончаемого поезда, под названием «ЖИЗНЬ» . Вот такую картинную тишину , скрывают свет и тьма,  озеро и кладбище, освещённые Луной –по своему парень хотел объяснить девушке ощущения от этого места.

Александр сорвал один листик с клёна и крутя его в пальцах, замолчал. Он взглянул пронзительным любящим взором на Жанну, сидящую на упавшем дереве.

- Больно как больно, почему же всё быстро кончается? Тихо и смирно, тонкой нитью, и честным взглядом Я и Ты быстро прошли путь. Что же случилось, почему так произошло? Почему мы так остро чувствуем боль? Неужели люди это всего - то платья, а тогда зачем вся литература, всё духовенство врут нам, что мы, одухотворены, или душа это лишь воздух? Когда вдохнул она в тебе- выдохнул- нет. Не слишком- ли просто устроен мир? Мы рабы разума придумали себе тюрьму-жизнь, и другую ещё большую - свободу. Мы любим теперь повторять: «Я Человек с большой буквы Ч», но мы Я и Ты просто платья придуманные для игры в театр Неужели мы живём в ловко придуманных декорациях, принося себя в жертву ради себя опять же? Скучно жить в одиночестве, но ещё страшней в обществе. Что же делать? – Жанна подняла с земли две маленькие палочки, придавила пальцем по одной, их стало три - Опять со скрежетом искать новый ряд декораций, или что остаётся просто доживать свой век, среди зрителей которым всё равно что будет с героями спектакля? Или большая тюрьма воспоёт, что она ещё огромней по размерам, чем кажется актёрам? И вновь он припадёт, склонив колено, и станет рабом свободы – самым безумным человеком на планете. Ведь, Саша, каждая черта рано или поздно должна заканчиваться?

- Да конечно - наклонившись над девушкой сказал парень.

- А, бездна, бесконечность или свобода не дадут ничего стоящего нашему мозгу, кроме как превращения его в новую вселенную. Он вберёт все законы и знания в себя. И скрутятся все извилины  мозга от каждой стоящей информации, Но в конце концов человеку предстоит умереть лишь с одной мыслью: «Кому все передать?».

- Да, конечно, постоянно нужен  приемник. Свободу даёт самовоспитание . Но кто ей , скажи, пользуется?

- Вокруг лишь скотофермы или родильные дома, где множат новорождённых своим воспитанием извне, но не прививают внутреннюю, совестливую натуру. Зачем, так больно мне , если я совсем другой человек? Почему я переживаю за других, если мне всё равно скажут: «Жанна ты сумасшедшая».- она выбросила палочки из рук,- Но я снова и снова  буду кружить Валькирией вокруг этого мира и болеть душой, или платьем своим за судьбу народа…Так уж я устроена.

Не вдалеке раздались хрусты сломанных сухих веточек и шелеста листьев. Шаги приближались не быстро, но уверенно. Ребята расслышали двоих мужчин, так оно и оказалось. Этими мужчинами были местные священник и участковый. Два упитанных мужчины шли с фонарями и немецкой овчаркой. Их лица излучали пышностью здоровья даже в свете луны. Их вес выдавали шаги, хруст сухой травы и хворост. Мужчины приближались быстро. В лунном свете погоны милиционера и нагрудный крест священника ярко блестели. Ребятам показалось, что сдвинься с места и милиционер спустит с поводка пса. Жанна со страхом взглянула на молодого парня, но в его глазах было спокойствие. Девушка протянула свои руки к Саше, и он крепко сжал их. Жанне стало легче. Но все равно сердечная дрожь не унималась. Мужчины поравнялись с молодежью. Сотрудник МВД был в гневе. Из его глаз сыпались искры ненависти и корысти. Но поп держался иначе. Он был смирен.

- Варвары – раздались слова сотрудника МВД –Что можно делать в это время здесь? Здесь не место для прогулок, это и не парк…

- Успокойся, ты и сам слышал, что эти молодые люди сидят не нарушая покой, они просто рассуждают о жизни - приостановил милиционера священник, покладая руку на плечо мужчине.

- Ребята, поймите правильно, это кладбище, здесь погребены люди, которые прожили начертанный им путь. И нельзя устраивать тут посиделки со смехом и греховными помыслами, это место вселенской скорби.

- Я давно хочу спросить – Александр встал с пенька и подойдя поближе к священнику взглянул ему в глаза. При этом лунный свет проскользнул по его волосам и лицу- Почему смерть это вселенская скорбь, если она является божьей волей?

- Вы, молодой человек, когда- нибудь теряли что-то или кого-то из близких людей, или вещей?

- Да, мы все теряем и приобретаем, это и есть сама жизнь. Но Бог даёт и берёт. Почему это называется скорбью, если она изначально считается грехом?

- Ну вот вы и сами ответили на этот вопрос – спокойно ответил поп.

- Разве Бог даёт нам жизнь, а с нею и грех? Тогда получается что, в раю никого нет?

- Бог есть любовь и его любовь это умение прощать и отдавать. А кто кроме него может, не имея ничего, делится своим духом? При этом взамен ничего не прося… Акромя, разве, что сердца.

- Тогда получается что мы марионетки или рабы?

- Рабы бывают разные одни божьи, другие свободы. Он даёт истину она важнее всего. Ты знаешь 10 заповедей?

- Конечно.

- Ну вот значит - прощай и тебе простится всё.

- А как бы вы назвали разлуку с близкими по- другому? Ведь это не ностальгия.

- Ностальгия… Смерть… Печаль... Да действительно, интересно получается лабиринт с одним неизвестным выходом.

- Да, интересно…

- Думай. как хочешь, но мы все на пути к Богу. Ибо на перекрёстке каждого пути стоит Он.

- Да, это я уже понял, тем более что даже в этом месте можно встретить Его представителя.

- В общем- то мы не за вами идём. Здесь постоянно происходят вандальские вылазки. Хулиганы разрушают могилы и сжигают их до основания.

- Боже, я только об этом говорила- вмешалась Жанна.

- Я слышал ваш разговор с самого начала и до последнего слова, вы чистые и открытые люди - это божья благодарность вашим родителям. Но, лучше вам сейчас отсюда уйти. Поймите кладбище это не пристанище для ночных прогулок.

- Почему вы так считаете? Ведь человеку не дано прочувствовать, прочесть желание чужой души, чужого сердца. Мы сюда не пришли, потому что здесь тихо, или потому что мы хотели бы уединится. Мы сбежали от фальши, ото лжи этого мира. Наши сердца стучат в такт лунному свету, и разве не слышите, как кресты звучат флейтами? Наши души просят общения с душами мёртвых…

- Но наш мир не такой и плохой, вера жива и она помогает людям стать лучше.

- Я в этом сомневаюсь, наше общество как не крути, выросло из христианства и пора уже переписывать религию на современный лад. Я согласен, что без веры человек не жив но сейчас уже тупо уповать на Бога и верить в него нет смысла. Я убеждён  нужно содействовать и помогать Богу, сотворять его желания этот мир, делая мир лучше и краше. Ведь мы же созданы «по образу и подобию» значит, способны творить, как и Бог.

 

- Но вера Христова это и утверждает. И если ты неспособен понять святое писание, то садись изучать себя через самопознание. Я уверен, что через полгода Бог отвернётся от тебя. Ибо ты бросишь его, чтоб вернуться. Религия нужна, чтобы наставить человека на истинный путь. Приходите ко мне на службу, послушайте наши молитвы, прочувствуйте связь с Богом. Ибо Он всегда отзывается на все молитвы, но мы слепы нашим разумом и не видим его жестов, обращённых к нам.

 

- Саша- Жанна оглянулась и посмотрела в сторону парня- Мы ведь придем?

- Да, конечно, мне понравился наш разговор.

- Мне тоже. Да хранит вас Бог - перекрестив пару, священник удалился.

- Особенно он понравился мне, в течении пары часов можно было вздремнуть- сообщил участковый милиционер. Он натянул на голову фуражку, включил фонарь и пошёл вслед за священником.

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0054178

от 8 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054178 выдан для произведения:

3 глава

 

Ветер прекратился, и вокруг стало удивительно тихо. Звуки моторов, быстро приближались и накатом отдавали мурашки по телу девушки. Лицо менялось каждую секунду, но вечно живые и ярко-горящие глаза сейчас замерли, всматриваясь в одну точку, встречая левый мотоцикл с одним гонщиком, сидящим, будто атаман на своём коне. Скорость развивала его длинный густой каштановый волос. На мгновение время замерло и перестало истекать кровью в венах. Лишь сердце стучало двойными ударами.

Мотоциклисты остановились. Из машины выпорхнула девушка и своей лёгкой походкой подошла к  высокому с крепким телосложением юноше. Он встретил  любимую девушку роскошной, дружеской улыбкой и крестом расставленными руками.

Первая встреча, первая улыбка, первое объятие, и наконец, первый поцелуй, при котором все  придуманные истины и жизненные законы отпадают на задний план, да и вовсе исчезают.

- HEAVY METAL!

- HEAVY родная, какая ты всё - же красивая, а на фотографиях совсем другая.  Это красное платье, эта причёска, и твои глаза, они как два жемчуга горят при свете На яву они готовы налиться огнём ещё больше. Я в тебя налью этот святой источник. Готова  ли ты принять все смуты и слёзы, смех и радость каждого дня, вместе со мной? Я готов тебе показать любую часть этого мира, что именуется Александр Желязников!

- Я принимаю тебя уже три года. А ты сам веришь в то, что можешь взвесить все «за» и «против» терпеть меня как личность с моими чувствами и недостатками?

- Конечно, поэтому я здесь с тобой. Мы же никто ничем никому не обязаны были, а сейчас мы приняли на себя ответственность и готовы нести это знамение оставленный нам путь – Саша еще раз поцеловал Жанну.        

 

Как в красивых сериалах, или любовных драмах шестеро человек = вечных странников этой жизни, впервые увиделись, и весь мир приклонился перед встречей. Тонким прикосновением смычка к струне скрипки, любовь и вера в жизнь смогли соединить одинокие сердца и влить их душевные ручейки в большую реку с бурной и жгучей водой. Ребята обнимались по очереди, и в этот миг казались совершенно счастливыми. Их лица озарялись лучезарными улыбками и громкими криками. Они резвились и вспоминали интересные сюжеты из совместной переписки. Толик стоял и разглядывал эту компанию, облокотившись на капот своей машины. Возможно, где-то в душе он также желал прыгать и быть счастливым среди этой группы молодых энтузиастов. Мимо беснующихся пролетали стаи птиц, машин, облаков, а ребята болтали о своих жизнях, будто очень старые приятели и не было в них ощущения, что еще 5 минут назад они не видели Жанну в глаза. Тем не менее,  волнение у всех ребят поулеглось, и Жанна познакомила гостей со своим другом и предложила съездить в городской парк. Все ребята согласились и быстро расселись на транспортные средства и отправились вослед Саши и Жанны.

Город встретил путников ярким солнечным светом и легким, свежим ветром. Парк находился в центре города и располагался по склонам, у подножия которых находилось небольшое, но очень чистое и холодное озеро. Здесь у  воды и остановился кортеж мотоциклистов и машины.

- Все остановитесь у меня- уточнила Жанна.

- Нет Жанна,- сказал Толик - У нас четырехкомнатная квартира снятая киношниками. Сейчас она пустует. Там вы все и сможете жить всё время, тем более что моя компания уже оплатила за проживание. Возражения не принимаются. Рядом есть гараж, так что поехали и до вечера побудем там…

- Ну, что едем?  спросила Ира.

- Ладно, поехали…- сказал Влад.

- Вы езжайте, а я с Сашу повезу знакомить с моими родителями, так что  через час мы будем у вас. Думаю, ты не возражаешь, Саша?

- Нет, конечно, едем - улыбнувшись, произнес Саша.

Жанна объяснила, что остальных ребят познакомит чуть позже, как только родители освоятся с мыслью, что у их дочери обзавёлся парень.

Вновь зазвучали мощные моторы и в разные стороны парка помчались друзья. Встречи друзей тем и приятны, что в любой момент можно разойтись, без всяких обид и упрёков.

Улицы мелькали быстро, и очень скоро появился до боли знакомый дом с полуотвалившейся штукатуркой и поблекшими оконными рамами. Во дворе как всегда сидели на лавках старушки, из окна второго этажа слышен был сонет, разучиваемый на пианино маленькой девочкой, и лишь не было в сердце того одиночества, а было то чувство, что называют стремлением к жизни. Любовь и человек, которого можно обнять, и понять, что он твой, а ты его. Любовь самая простая и банальная истина на Земле, но без нее мир закончился бы, не успев начаться…

- Останавливайся. Подкати  мотоцикл к тому окошку, а я сейчас… - Жанна исчезла за дверьми.

 

          Саша вытащил ключи из замка зажигания, надел их кольцом на указательный палец и оглянулся во двор. Полуразрушенные строения хорохорились былым величием. Лишь начисто выметенный асфальт вырывался над убогой картиной демократического режима. Парень взглянул на дом. Бесчисленные ряды окон отражали бело-голубое лето и смытые полосы известки и краски струились высохшими руслами на просторе стен. «Все-таки среди этой вакханалии люди способны вскормить дитя, тянущееся к свету, к знаниям, к осмыслению своей жизни. Пусть Жанна одна, среди своих сверстников оказалась способной приподняться над обоймой нетерпимости и презрения, пусть она одна осознала, что жизнь - это дерьмо, но дерьмо без которого нет ничего другого, и пусть она не совсем осознает, что ей уготовила судьба, она уже выше меркантильных, завистливых и свирепых рабов общественной морали. И она должна справиться, ибо другого пути нет. И другой жизни нам не дано», - подумал парень.

Через минуту  вышел мужчина и пожал руку Саше.

Он был одет в синие джинсы и белую, не глаженую майку. На лице росла седая борода, и нос был немного вьючен. Очки с огромным плюсом покрывали, чуть ли не половину лица. Мужчина улыбнулся и протянул Саше руки. Они   поздоровались и мужчина закурил. Сигаретный дым взметнулся высь.

- Наслышан, наслышан, товарищ Александр. Значит, в гости приехали вы, к моей Жанне?

- В общем-то, да, - объяснил Саша.

 

– Похвально! А еще Жанна говорила, что нынче нет места героизму. А чем твой поступок не героический? - Саша пожал плечами и смущенно улыбнулся. – Герои не только на войне встречаются, герои они везде и во всем бывают. Я вот с Жанной часто беседую о многом и порой слышу из ее уст такие вещи, от которых спать не могу ночами, даже после настойки валерьянки.  – Мужчина слегка усмехнулся. Эта девушка многого добьется. Не знаю, что вы там находите в своей музыке и современной фантастической литературе, но мысли эти мне очень симпатичны. Жанна на самом деле дает мне пищу для ума и скрашивает одиночество неиссякаемым потоком, по - началу мне казалось совершенно несвязных мыслей, но потом я понял, как сильно ошибался. Храни ее, мой мальчик. Среди ее сверстников, мало кто удосуживается  пользоваться мозгами и ртом по назначению. Время, как-никак, потребления нынче идет, а не самоотдачи. Не переживай за мотоциклом я пригляжу, идите. Счастливо

– Спасибо, до свидания, - ответили ребята, и зашли в подъезд

Они попрощались, и поднявший на лестничную площадку и там Саша спросил девушку:

- А кто он?

- Он бывший ректор одного института, мой большой друг Анатолий Петрович Ишенко. Я познакомлю тебя сейчас со своей мамой, она тебе понравится, потом покажу свою комнату…

- Да ты писала о ней много раз, я весь горю от нетерпенья…

Двери легко поддались повороту ключа.

- Дочка ты пришла?- голос матери был немного встревожен.

- Да мама, я не одна.

- Тогда идите обедать – сказал папа.

- Вот одним выстрелом двух зайцев,- тихо произнесла Жанна. - Мама, папа  я хочу вас познакомить с одним человеком, лично… Это Саша.

Парень вошел на кухню и остановился на пороге. Он был крупного телосложения, одетый в черную майку, черную кожаную безрукавку и синие джинсы, на правом бедре свисала яркая блестящая цепь. Он улыбнулся и поздоровался. В его взгляде царила паника, с которой он пытался бороться. Первые слова застряли в его горле, но он глотнул воздуха и представился. Его голос звучал намного тише, чем обычно, но родители девушки все прекрасно понимали.

- Тамара - в глазах женщины немного застыли слёзы.

- Владимир - протянул отец руку, вставая со стула.

- Добрый день, сегодня приехал, чтобы попросить руки и сердце вашей дочери.

- А остальное? Разве нам нужна она безрукая и бессердечная?- пошутил отец.

- Вообще-то я всю забираю, но прошу только это…- улыбаясь, ответил гость.

- Так дорогие мужчины моя дочь не вещь, а традиции не игрушки – оборвала диалог Тамара Ивановна.

Разгорелся пламенем разговор и грохотом раздался смех. Начало было положено, знать теперь все будет идти как по маслу.

- Ладно, спасибо, мы пойдем в комнату, нужно ведь показать все свои сокровища - приданное мое.

Жанна взяла за руку Сашу и повела к себе.

- Знаешь, а мне понравился этот парень. Он юный, влюбленный, умный, красивый, рискованный.

- Мне он тоже понравился - уточнила мама, расставляя посуду со стола.

Комната открылась пред глазами самым лучшим видом. Загорелись по стенам светильники XIX века. Свет распространялся снизу вверх и слегка перебивал солнечный. Папоротники и Китайская роза, осветились и заблестели светло-зеленым цветом.

- Бог мой, твоя комната просто прекрасна: эти картины, люстра, светильники, растения, мебель, палас действительно завораживают. А доспехи и культурное наследие древних славян, вообще отдельный разговор - Саша ходил, рассматривая каждый предмет.

- У нас будет еще три дня на осмотр комнаты, а пока, пока я хочу просто посидеть и помолчать хотя бы минут пять. Я так давно мечтала об этом, что сейчас не могу не просить тебя об этом, - Жанна села на кровать и пристально стала всматриваться в глаза Александра. Он сел на стул. Пара смотрела друг на друга долго и молча.

Парень поднялся со стула  и подошел к девушке, убрал ее волосы с лица, нежно, но крепко стал целовать ее губы, а руками стал нежно гладить по талии и спине.. Жанна не сопротивлялась, а лишь испуганно следила за прикосновением рук и губ. Руки, все сильнее и сильнее сжимали в своих объятиях, молодое тело девушки и ее глаза загорались ярким огнем страсти при каждом прикосновении. Она раньше и не догадывалась, что прикосновения любимого человека, отдаются по всему телу электрическим током. Через некоторое время, лежа в объятьях, друг друга и дыша одним воздухом, Жанна неожиданно подскочила. Она походила на взорвавшийся вулкан.

- Слушай, Саша нам нужно ехать, а то Толя привезет ребят сюда, я сейчас не хочу, чтоб кто-то нарушал наш покой сегодня. Родной мой ты не подумай, что я такая не гостеприимная, просто не сегодня… не сегодня…

- Хорошо, поехали сейчас же к ним.

Парень встал с кровати и собрал волос в хвост.

В танце жизни компания пробыла целых трое суток, смеясь и безобидно подшучивая, друг над другом. Но неизбежно завязывались тонкими нитями в узелки чувства, больше чем любовь и родство. После отдыха, компания полным составом решила продолжить свой путь. Александр и Жанна, Владислав и Арина, и новая пара, которая образовалась уже на второй день, Анатолий и Ирина, влюбившиеся друг друга, как только поняли, что дороги пересеклись и подобно ручейкам подтаявшего снега, влились в одну большую реку, имя которой любовь. Родители Жанны, решили не препятствовать своей дочери. Лишь в последнюю минуту расставания, дочка стремглав соскочила с мотоцикла и бросилась в объятья своих родителей, понимая, что это были последние девичьи объятия в родительском доме. И пусть эти последние объятия проходили у дверей подъезда, Жанна ощущала, что находилась в своей квартире, в своей комнате, над любимой стеной у замка. По лицу Жанны и ее родителей текли слезы. Ей хотелось никогда их не отпускать, или хотя бы продлить минуты расставания. Девушка жадно впитывала ноздрями запах двора, родительской одежды и крепче сжимала пальцы в спины своих родных. Она смотрела в заплаканные родительские глаза, и молило небо, чтобы оно всегда сливало свою милость на них. В этот миг девушке показались все их юношеские забавы бессмысленными затеями, но остаться дома она уже не могла. Это распутье ее и пленило заревом новых горизонтов и прибивало к месту, где все знакомо и по-своему любимо. Будут другие встречи, не с девочкой, а со взрослой, молодой женщиной имеющей семью, своих детей.

И когда заревели моторы, нехотя со слезами на глазах, Жанна оторвалась от родительских рук. Села сзади на сиденье мотоцикла, обняв Сашу за спину, и помахала рукой родителям.

Все, детство кончилось и умчалось в прошлое, как стеклянный лист ударившись об асфальт. Жизнь начала новый круг, где будут свои плюсы и минусы, взлеты и падения, но неизменным останется одно, стремление жить, желание во сто крат увеличившееся с появлением второй половинки. Машины тронулись в путь. Через восемь часов дороги, когда на небе взошла луна, и немного притупился свет звезд, начал загораться горизонт. Впереди ждал город Екатеринбург. Вновь мотоцикл Саши встал во главе колонны, и Жанна рукой указывала дорогу. Через несколько минут они приехали, поднялись на 4 этаж.

Девушкам показалась квартира запыленной, и прежде чем лечь спать, Жанна и Ирина решили ее убрать, а Арина стала готовить ужин.

За ужином ребята так и не решили, куда они хотят идти. Ими обуревали чувства, а не разум. Дату отправления не выбирали, решив пока просто погулять по окрестностям города и поговорить со стариками о загадочности русских лесов. Александр предложил Жанне прогуляться по увиденному из окна кладбищу и прилегающему к нему рукаву леса, втиснутому меж озёрной гладью и армией крестов.

Девушка согласилась пойти на следующий вечер. Сначала Жанна хотела сходить вместе с Ариной и Владом, но потом поняла, что их прогулка будет нести сакральный смысл для их отношений. Целый день ребята провели в заботах. Саша и Влад устроились работать в местную шиномонтажную мастерскую, а Арина пошла продавцом в ларек, Жанна же нашла себе временный заработок, убирая мусор в банке. Ребята понимали, что летний заработок не повредит им в выполнении намеченных планов. Поужинав, после работы Влад и Арина остались дома, а Жанна и Саша собрались уйти. Этот рукав леса располагался в двух с половиной километров от квартиры. Идти предстояло по оживленным кварталам, затем свернув на проселочную дорогу по полю. Недалеко от кладбища стояла церквушка, которую ребята обошли другой дорогой. И перебравшись, через небольшой деревянный мостик над маленьким ручейком ребята пришли на кладбище.

…Ночь. Тишина, лишь прибрежные волны, ударяясь о берег нарушали покой. Они плескались, словно малые дети, в час отхода ко сну. Озёрный лунный свет падал на листья сверху и снизу, и тени не отбрасывала природа.

Свет и тьма окутали в свои объятия, туго и молчаливо, всю ночную тишь. Лишь лёгкое дуновения ветра, мчалось вместе с волнами, звуками флейт в слегка поржавевшие кресты, эти символы вечной дороги, дороги к Богу блестели под луной. Но насладится и уйти в себя мешает их количество, словно войско они стояли на берегу, и ждали когда пополнится их полк. И тихий звон уносился далеко в небо, там не слышны ни молитвы ни стоны, там лишь ветер и белые облака несутся с свету…

Здесь слишком громкая тишина, и в этом покое гибнут любые слова, оставляя место для чувств. Ведь человек тем и отличается от животных, что всегда стесняет себя, то отнимая чудотворную связь с природой мира, то наоборот, сносит всё на своём пути, все созданные собой же затворы и не стесняясь говорит жёсткую и суровую правду. Которая не замечает под собой ни ауры цветущего сада, ни песнопения диких птиц, ни хорового ансамбля лягушек. Всегда люди старались избежать, вновь и вновь налетающего наваждения - стать животными. Они создали мир, цивилизацию, в которой бы человек чувствовал себя превосходно. Но спустя некоторое время внутри закипает кровь, при виде загадочного и почти полностью забытого, потерянного для состояния души, мира, позеленевшего от жизни, и с каждой каплей всё живее и живее смотрящего в глаза человеку, с его двумя бездонными океанами души. К сожалению, огонь животворящей природы всё слабее в наших огрубевших от цивилизации самых отдалённых затворах души.

- Что ты решил, дорогой? Как нам здесь выжить? Ведь мало кто желает понять другого человека… большинство людей лишь смеётся над нашим видом, смотря наружу, но нутро человека ведь никому невидно. Да и кто сможет всё увидеть?..- присела Жанна на сломленное дерево и слеза покатилась по её освещённому Луной лицу.

- Всё-таки интересно получается, вся жизнь рокочет барабанной дробью в ушах:когда строишь мечты, паришь над землёй, когда думаешь что лень это удел слабых. А я сильный, и сильный человек - сам себе режиссёр, а ленивый - струна в руках божьих. Но случается порой что слабый выбирается струной гитары, из глубины жизненных трудностей, а тот кто кричал, что равен со всеми богами любой масти- плачет. И лишь Луна сопровождает и окутывает его туманом, забивает манящим серебром… укрыться от которого порой очень сложно. Наша человеческая суть, хрупка, как тонкий стакан, но если трудность будет слишком высокой, как звук скрипки – одинокой спутницы жизни,  то сердце не выдержит и подобно прозрачному сосуду, треснет и разобьётся на тысячи мелких осколков. К сожалению первые люди, именно те кто способен прожить и добиться уважения Богов – остаются верными одной истине «Вольному воля» ошибочной по природе. Потому что судьба – цепь и все мы, её звенья. И останавливая её, мы разрываем цикл нескончаемого поезда, под названием «ЖИЗНЬ» . Вот такую картинную тишину , скрывают свет и тьма,  озеро и кладбище, освещённые Луной –по своему парень хотел объяснить девушке ощущения от этого места.

Александр сорвал один листик с клёна и крутя его в пальцах, замолчал. Он взглянул пронзительным любящим взором на Жанну, сидящую на упавшем дереве.

- Больно как больно, почему же всё быстро кончается? Тихо и смирно, тонкой нитью, и честным взглядом Я и Ты быстро прошли путь. Что же случилось, почему так произошло? Почему мы так остро чувствуем боль? Неужели люди это всего - то платья, а тогда зачем вся литература, всё духовенство врут нам, что мы, одухотворены, или душа это лишь воздух? Когда вдохнул она в тебе- выдохнул- нет. Не слишком- ли просто устроен мир? Мы рабы разума придумали себе тюрьму-жизнь, и другую ещё большую - свободу. Мы любим теперь повторять: «Я Человек с большой буквы Ч», но мы Я и Ты просто платья придуманные для игры в театр Неужели мы живём в ловко придуманных декорациях, принося себя в жертву ради себя опять же? Скучно жить в одиночестве, но ещё страшней в обществе. Что же делать? – Жанна подняла с земли две маленькие палочки, придавила пальцем по одной, их стало три - Опять со скрежетом искать новый ряд декораций, или что остаётся просто доживать свой век, среди зрителей которым всё равно что будет с героями спектакля? Или большая тюрьма воспоёт, что она ещё огромней по размерам, чем кажется актёрам? И вновь он припадёт, склонив колено, и станет рабом свободы – самым безумным человеком на планете. Ведь, Саша, каждая черта рано или поздно должна заканчиваться?

- Да конечно - наклонившись над девушкой сказал парень.

- А, бездна, бесконечность или свобода не дадут ничего стоящего нашему мозгу, кроме как превращения его в новую вселенную. Он вберёт все законы и знания в себя. И скрутятся все извилины  мозга от каждой стоящей информации, Но в конце концов человеку предстоит умереть лишь с одной мыслью: «Кому все передать?».

- Да, конечно, постоянно нужен  приемник. Свободу даёт самовоспитание . Но кто ей , скажи, пользуется?

- Вокруг лишь скотофермы или родильные дома, где множат новорождённых своим воспитанием извне, но не прививают внутреннюю, совестливую натуру. Зачем, так больно мне , если я совсем другой человек? Почему я переживаю за других, если мне всё равно скажут: «Жанна ты сумасшедшая».- она выбросила палочки из рук,- Но я снова и снова  буду кружить Валькирией вокруг этого мира и болеть душой, или платьем своим за судьбу народа…Так уж я устроена.

Не вдалеке раздались хрусты сломанных сухих веточек и шелеста листьев. Шаги приближались не быстро, но уверенно. Ребята расслышали двоих мужчин, так оно и оказалось. Этими мужчинами были местные священник и участковый. Два упитанных мужчины шли с фонарями и немецкой овчаркой. Их лица излучали пышностью здоровья даже в свете луны. Их вес выдавали шаги, хруст сухой травы и хворост. Мужчины приближались быстро. В лунном свете погоны милиционера и нагрудный крест священника ярко блестели. Ребятам показалось, что сдвинься с места и милиционер спустит с поводка пса. Жанна со страхом взглянула на молодого парня, но в его глазах было спокойствие. Девушка протянула свои руки к Саше, и он крепко сжал их. Жанне стало легче. Но все равно сердечная дрожь не унималась. Мужчины поравнялись с молодежью. Сотрудник МВД был в гневе. Из его глаз сыпались искры ненависти и корысти. Но поп держался иначе. Он был смирен.

- Варвары – раздались слова сотрудника МВД –Что можно делать в это время здесь? Здесь не место для прогулок, это и не парк…

- Успокойся, ты и сам слышал, что эти молодые люди сидят не нарушая покой, они просто рассуждают о жизни - приостановил милиционера священник, покладая руку на плечо мужчине.

- Ребята, поймите правильно, это кладбище, здесь погребены люди, которые прожили начертанный им путь. И нельзя устраивать тут посиделки со смехом и греховными помыслами, это место вселенской скорби.

- Я давно хочу спросить – Александр встал с пенька и подойдя поближе к священнику взглянул ему в глаза. При этом лунный свет проскользнул по его волосам и лицу- Почему смерть это вселенская скорбь, если она является божьей волей?

- Вы, молодой человек, когда- нибудь теряли что-то или кого-то из близких людей, или вещей?

- Да, мы все теряем и приобретаем, это и есть сама жизнь. Но Бог даёт и берёт. Почему это называется скорбью, если она изначально считается грехом?

- Ну вот вы и сами ответили на этот вопрос – спокойно ответил поп.

- Разве Бог даёт нам жизнь, а с нею и грех? Тогда получается что, в раю никого нет?

- Бог есть любовь и его любовь это умение прощать и отдавать. А кто кроме него может, не имея ничего, делится своим духом? При этом взамен ничего не прося… Акромя, разве, что сердца.

- Тогда получается что мы марионетки или рабы?

- Рабы бывают разные одни божьи, другие свободы. Он даёт истину она важнее всего. Ты знаешь 10 заповедей?

- Конечно.

- Ну вот значит - прощай и тебе простится всё.

- А как бы вы назвали разлуку с близкими по- другому? Ведь это не ностальгия.

- Ностальгия… Смерть… Печаль... Да действительно, интересно получается лабиринт с одним неизвестным выходом.

- Да, интересно…

- Думай. как хочешь, но мы все на пути к Богу. Ибо на перекрёстке каждого пути стоит Он.

- Да, это я уже понял, тем более что даже в этом месте можно встретить Его представителя.

- В общем- то мы не за вами идём. Здесь постоянно происходят вандальские вылазки. Хулиганы разрушают могилы и сжигают их до основания.

- Боже, я только об этом говорила- вмешалась Жанна.

- Я слышал ваш разговор с самого начала и до последнего слова, вы чистые и открытые люди - это божья благодарность вашим родителям. Но, лучше вам сейчас отсюда уйти. Поймите кладбище это не пристанище для ночных прогулок.

- Почему вы так считаете? Ведь человеку не дано прочувствовать, прочесть желание чужой души, чужого сердца. Мы сюда не пришли, потому что здесь тихо, или потому что мы хотели бы уединится. Мы сбежали от фальши, ото лжи этого мира. Наши сердца стучат в такт лунному свету, и разве не слышите, как кресты звучат флейтами? Наши души просят общения с душами мёртвых…

- Но наш мир не такой и плохой, вера жива и она помогает людям стать лучше.

- Я в этом сомневаюсь, наше общество как не крути, выросло из христианства и пора уже переписывать религию на современный лад. Я согласен, что без веры человек не жив но сейчас уже тупо уповать на Бога и верить в него нет смысла. Я убеждён  нужно содействовать и помогать Богу, сотворять его желания этот мир, делая мир лучше и краше. Ведь мы же созданы «по образу и подобию» значит, способны творить, как и Бог.

 

- Но вера Христова это и утверждает. И если ты неспособен понять святое писание, то садись изучать себя через самопознание. Я уверен, что через полгода Бог отвернётся от тебя. Ибо ты бросишь его, чтоб вернуться. Религия нужна, чтобы наставить человека на истинный путь. Приходите ко мне на службу, послушайте наши молитвы, прочувствуйте связь с Богом. Ибо Он всегда отзывается на все молитвы, но мы слепы нашим разумом и не видим его жестов, обращённых к нам.

 

- Саша- Жанна оглянулась и посмотрела в сторону парня- Мы ведь придем?

- Да, конечно, мне понравился наш разговор.

- Мне тоже. Да хранит вас Бог - перекрестив пару, священник удалился.

- Особенно он понравился мне, в течении пары часов можно было вздремнуть- сообщил участковый милиционер. Он натянул на голову фуражку, включил фонарь и пошёл вслед за священником.

Рейтинг: +1 303 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 13 июня 2012 в 00:59 0
Читаю дальше...
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 13 июня 2012 в 11:04 0
большое спасибо!