ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Лесное молчание 2 глава

 

Лесное молчание 2 глава

article54177.jpg

2 глава

В квартире с готической комнатой разлилась тишина, мать и дочь ждали за столом кухни отца. Но тут раздался телефонный звонок, Тамара подошла и взяла трубку.

- Алло? Какую Валькирию?- возмущённо спросила женщина.

- Мам это меня, не клади трубку. Алло?- подходя к телефону перебила девушка.

- Привет дорогая Валькирия – в трубке звучал высокий мужской голос.

- Здравствуй.

- Это Александр Желязников!

- О, мой Бог, я очень рада!

- Я тоже. Как мы и договаривались, через месяц буду в твоём городе, не найдёшь для меня и ещё троих ребят ковриков где-нибудь  на кухне?

- О чем речь, конечно, найду. В этом случае, я работаю на заводе по выпуску ковриков.

- Ну, вот и договорились! Как ты там поживаешь? Письмо получила?

- Да сегодня,- немного помолчав Жанна продолжила- Правда нечаянно упустила, не сильно обижу тебя, если половину не разберу? Оно упало в лужу.

- Да о чем речь… Мы же всегда понимаем, друг друга, ну с кем не бывает, ведь жизнь странная штука. Ничего, еще спишемся.

- Сегодня буду писать ответ.

- Ладно, крепко целую Жанна.

- Как хочу, чтоб ты был рядом, уже сейчас. Пока! Родной ты мой! Жду!

Жанна положила трубку и разрыдалась впервые за день от души. Она посмотрела на маму, что-то переламывая в своей горящей душе.

- Мама, почему эти сволочи постоянно здесь, а такие люди как Саша нет?

- Таков устрой мира.

- А кто и почему его так уложил все эти законы?

- Бог или жизнь!

- Они, верно, ошиблись, сложив так кирпичи в этой стене, и им прощения не будет за содеянные ими ошибки.

- Не говори так, ты же сама себе противоречишь, говоря, что человек сам выбирает свой путь, а тут вину ты перекладываешь на других! Да к тому же, дочка ты повзрослеешь и будешь глядеть на нынешние вещи другими глазами. Не делай сейчас скоропостижных выводов. Ты ещё молода и посему многих слов не вкусила настоящую горечь.

Из прихожей донёсся звук открывающейся двери.

- Это точно, ты права. Ладно папа пришел, пойду встречу.

Жанна подошла к входной двери и сходу сообщила отцу о происшедшем. Он, молча вышел из квартиры, надев только что снятую куртку, и лишь промолвил «Накрывайте на стол».

- Зачем ты так с ходу?- вытирая полотенцем тарелку, спросила мама.

- Это разрывало меня изнутри. Мама я не могла это уже терпела…

- Но ведь, ты даже улыбалась этим парням – удивилась мама артистичности свое дочери.

- Мама это была игра, роль, лицемерие. Сейчас хуже всего, нужно жить чужой жизнью, чтобы быть понятым. А быть самим собой самое ненужное дело сегодня. Не знаю, как было раньше, но сегодня молодёжь такова.

- Жанна ты в свои девятнадцать лет, будто тридцатилетняя женщина рассуждаешь, какая ты молодец у меня. Я горжусь твоей мудростью, силой, но сама бы я не смогла быть такой как ты.

- Спасибо,- её глаза наполнились светом и вновь загорелся огонек, будто свеча во храме- Я пойду к себе, а когда придет папа, мы поужинаем, и  буду писать письмо.

- Ладно, иди, я потом позову.

Войдя в комнату, она устремила свой взор в глубь леса, туда, где дышит  нарисованная природа,  где воздух пропитался придуманной Жанной жизнью, где каждый лист, каждая травинка излучала и отражала дары Солнца и Луны. Жанна окунулась в мир своих грёз. Там в глубине души леса время остановилось и менялись лишь свет и тьма. Вдали Жанне даже был слышен одинокий вой – лунная соната, временно загрустившего волка, а рядом по закону природы стонала его жертва.

Дверь раскрылась, и комната заполнилась закатным светом, обливая каменный зал янтарным цветом смол…

- Жанна, милая- в комнату вошел отец- Все кончено, они получили свое, отныне глаза будут опускать при виде моей принцессы.

 Отец и дочь обнялись, и долго еще закат поглощал их своим светом уходящего дня.

За короткие двадцать минут, облачность разогнал ветер, и солнце играло с оставшейся водой. За окном еще были слышны детские голоса, но звуки электрических гитар и барабанов потихоньку начали заполнять пустоту, царившею целый день в маленьком уголке дома. Жанна села на кровать с горячим утюгом и принялась сушить пришедшие сегодня письмо и две книги.

Чернила на конверте расплылись, и адреса не было видно, но сердце уже постукивало чаще, зная заранее, что там будет поддержка, настоящая любовь и долгожданный рассказ о прогулке по лесу. При раскрытии конверта, Жанна посмотрела на часы:7:35, 18 апреля. «Да должно быть только-только, раскрывается листва, начинают цвести весенние цветы. Какая прелесть, не то что тут, асфальт, город, люди… Хотя и здесь есть свои преимущества, ванная комната, где вода той температуры какой пожелаешь, но скованность и вечное чувство, что ты не одна…»- галоп мыслей промчался в голове.

Глаза опустились с часов в письмо.

 « Дорогая Валькирия, привет!

Наконец то я добрался до ответа, извини, что молчал целый месяц, просто сложности в семье, да и мой переезд из Карелии в Екатеринбург сказываются на моем душевном состоянии.

Не знаю, как тебе это сказать, но я чувствую страх перед новой жизнью, новым началом очередного отрезка времени. Постоянные переезды, (а их уже было три) эти поезда которые стучат по рельсам, как электрический заряд, бьющий по голове. А когда приезжаешь, то огромный город с магазинами, витринами, машинами и заводами душит и давит, к тому же квартира находится на  четырнадцатом этаже. Вид из окна просторный, но какой-то скупой. Вдали на берегу горизонта видно озеро и солнечные лучи, купающиеся в нем. Рядом лес и что то похожее на кладбище, но… но я не уверен, что это оно, в общем есть в этой цивилизации места, куда она еще не пришла или ушла безвозвратно…» (две другие страницы письма, были безнадежно испорчены).

«Вот жаль- подумала Жанна, отложив нечитаемые листки в сторону- Да, любимый мой- глядя на взятую в руки фотографию- «Видно тебе тоже там плохо и не уютно живется – она взглянула на замок и печально промолвила шепотом – В прочем как и всем, кто идет своей дорогой, но не все еще потеряно, мир полон таких одиночек как мы. Это уже не полное отречение, а лишь ожидание того момента, когда мы поймем что настала пора перемен сейчас, и больше никогда!» Снова глаза наполнились ярким огнем и загорелись сильнее, как две звезды.

«Одиночеством на век,

Обречены мы вместе.

И прячет за собой свет

Порок и мелочь лести…

Этими строками я описываю то, что творится со мной, последние полгода. Жалко, что нет начала подумала Жанна. Вновь проблемы с непониманием, родители не готовы замечать меня как личность, как идеологически настроенного человека, полного свободы и своего собственного восприятия мира.

Вчера, к примеру, поскандалил со своей сестрой из-за её безголовых парней, оборвавших в моей комнате полку с камнями привезенных мною из земель Гипербореи. До сих пор не могу найти три. А эта красавица, заявила что, дескать, полка сама упала, а ее друзья не в чем не виноваты. Они просто стояли и смотрели на камни. Спрашивается зачем разглядывать их, если они ничем не отличаются от лежащих около дороги?

Как ты там? Держись! Помни я с тобой, нам необходимо на всё смотреть с улыбкой и в любой ситуации есть выход.

Вечно твой Александр Железняков».

Жанна села за стол,  взяв  в руку тетрадь, и принялась писать ответ:

«Здравствуй Саша!

 Ты не представляешь, как мне помогло твое письмо, и приободрил звонок! Сегодня как-то все накопилось, но вдаваться в подробности не хочу. Поверь, сегодня как никогда еще прежде, мне было больно и так одиноко. Если бы не ты и родители, наверное я могла покончить с собой… Хотя знаешь, вот только что поняла, что суицид не выход. Это слишком бессмысленный поступок и за его решением, нет ничего стоящего. Любая жизнь стоит того чтобы жить.

Я знаю, как на тебя влияет твой переезд. Уверена что  меня вдохновил бы твой рассказ, но увы письмо промокло, да я сейчас, ни о чем не желаю думать, кроме как о твоем приезде. Вот тогда мы отпустим всех в свободное, плавание и будем говорить, говорить, говорить, пока  от сна  не свалимся. Наверняка мне только в этот вечер одиноко, но я справлюсь. Я верю, что мы идем правильным путем, путем самопознания и веры в жизнь, веры в себя через совесть.

Все больше холодом веют дали,

Отнимая тепло мест, куда звали

И остаться бы здесь, но нет сил.

Мир этот весь стал невыносим.

В потоке холодном, стекающих рек,

Смеется притворной улыбою грех.

И мыслей красивых отныне здесь нет

Денег всесильных виден лишь след.

Как теперь видно, то чего нет

И постоянно слышно заходящий рассвет

Но то, что осталось ушло в никуда

Лишь тихо подкралась разлиться смола.

Ты знаешь, не люблю писать стихи, которые говорят именно одно, прямым текстом. Лучше, на мой взгляд, писать образами, слегка непонятными, размытыми, тем самым воображения читателя, увеличиваются во стократ.

Милый Саша, приезжай, и забери меня, я так устала… А теперь этот месяц станет невыносимой нитью, которую будем тянуть друг к другу на встречу, и жаль, что не дано приблизить ее быстрей, а в принципе наверно и не нужно. Ожидание само по себе, невыносимое и самое прекрасное, что может испытывать человек, когда находится один на один, с самим собой…

Что ты сам об этом всем думаешь? Я не хочу писать о моем не соответствии этому времени, я не говорю о непонимании значения слов говорящих людей. Я хочу быть понятой самой собой, и в этом письме, да и переписке с другими, мы раскрываемся довольно-таки обширно. Спустя год два, решаем такие проблемы, с которыми сталкиваемся, легко и не прихотливо. Ты замечаешь, как изменились мы, не изменяя себе и своим принципам? Мы смотрим на мир намного глубже, мы понимаем его полностью, но почему он не желает понять нас? Ты знаешь, Саша, мне кажется, что все идет по спирали. Мы будто игрушки в чьих-то руках. Мы подобно игре, подобно колеснице летим вправо, а оказываемся в левой стороне, как Земля летит вокруг Солнца, ударяясь от самой, я считала себя, но от смерти и от себя не убежишь. Не представляю, сколько будет идти, роль жизни, ведь жизнь всего лишь прелюдия к новой цели-пути наверх. И я, и ты, и все мы кружим и летим, мчим, сломя голову, ищем средств, для пропитания. Выстроили, огромную и ненужную цивилизацию, но есть одно место, которое остается  чистым, и служит сама собою, не прячась ни за ширмы приличия, ни за мораль, и является, по сути даже не зеркальным отражением нас, а нами самими, вновь мною, тобою, всеми людьми – это трубы и сливные канализационные емкости. Вот мы какие, вот такими нас терпит Бог, вот из нас он хотел и думаю, ещё хочет, сделать чистых ангелов, воинов света. Но покуда мы сами, или что-то внутри нас не скажет, что пора бы умыть душу, умыть себя изнутри, ничего этого не изменится. Знаешь, мы, наверное, дожили до вершины человеческой жизни, и теперь нам не интересно узнавать что-то для себя новое, по одной простой причине, не с кем поделиться. Никто всю литературу, искусство не признает в серьез, а тех, кто изучает и посвящает ей, свою жизнь, в основной массе своей считают слегка помешанным, а хуже того, опасными. Да великих творцов люди считают не высокоморальными и высокодуховными, а говорят в их адрес: «Писатели были матерщинниками!» Пусть даже были, но они смогли сотворить то что поднялось над человечеством. И когда найдется человек, который откроет силы поднять этот мир. Он спасет и приведет его к цели самопознания и отражения своей сути, своей жизни. Но я не хочу, чтоб это был очередной хозяин. Пусть он станет другом и общество останется с ним на равных правах, и пусть не  будет считать себя его рабом. Меня интересует рост совести в гражданской позиции, судьба патриотизма… Нам вдолбили, что 1/6 часть суши это все мы, но не объясняют, что значит любить эту страну и ценить каждого человека живущего в ней и не сталкивать друг против друга. Почему мы забываем обо всем этом? Многие западные рок - группы, приезжающие к нам в своих интервью дают самые лучшие характеристики нашей души, говоря, что люди очень открыты, у них очень яркие глаза. А разве это мы слышим и видим от местных СМИ о наших неформалах? Сколько это ещё будет продолжаться? Или настало время кривить рты, растягивая все себе, и кто больше натащит, тот и уважение заработает в глазах людей? Но сменится все на земле, и следующие поколения будут ценить совсем другие качества. А что останется от нашего времени? Неужели символом нашего времени будет бывалый в лагерях зэк, гордящийся своим преступлением? Саша, почему в твоих письмах, всегда есть мысль спасения, мысль совести и поддержки, а в том, что идет на массовость, этого нет? И так нам навязали, что мы общество, которое способно выбирать, будто мы сами не знали, что от природы, нам дан разум, чтоб сами мы смогли выбрать то, что ближе по духу и сердцу.

Ну ладно Сашенька, мой миленький, всего тебе наилучшего, не хочу сейчас писать о любви, когда на душе скверно. О ней не нужно писать тогда, когда на сердце чистота небесной выси.

Люблю, целую, жду! Твоя Валькирия (Жанна).

Все последующие дни пролетали как птицы, не оставляя в памяти ничего кроме дат.

Придя в музыкальный магазин, где всегда кто-то сидел и слушал музыку, Жанна обратила на мужчину свой взгляд, и он поймал его. Пройдя мимо него, она подошла к полке с надписью «ROCK METAL» и стала просматривать диски, отбирая в стопку те, которые заинтересовали.

Сзади раздались  шаги, приближающиеся, плавно и тихо.

- Девушка, обратился высокий светловолосый молодой человек, одетый в классический костюм.- Я заметил, что вы слушаете рок-н-ролл- осторожно поинтересовался он.

- Да, а что?- Небрежно, даже не поворачиваясь, оторвала слова Жанна.

- Да, собственно ничего, только для новой своей роли, одинокого жителя леса, мне режиссер вручил список, отечественных рок- групп, которые через месяц мне нужно знать. Узнать их суть, их чувства. Но я до этого слушал в основном Верку Сердючку и ее сотоварищей, и ничего не понимаю, ни в роке, ни в джазе, ни в блюзе…

- А это тоже нужно слушать?- спросила она.

- Нет.

- Тогда в чём я могу тебе помочь? Выбрать диски?

- Ну, да, и если время есть, то и обтолковать.

- Хорошо, для начала посмотрим твой список – Жанна быстро пробежала по нему - Butterfly temple, Северные врата, Novgorod, Мельница, Ария, Мастер…

В общем, я помогу тебе, если ты хочешь поделиться темой сценария- утвердительно заявила Жанна.

- Я одинокий обреченный от мира человек.

- Так, стоп. Меня зовут Жанна – прервала его девушка.

- А меня,- он покраснел- Анатолий, лучше Толик.

- Ну, вот и будем знакомы.

Обменялись улыбками и рукопожатием. Они повернулись и пошли к выходу магазина.

- Ну, вот… я одинокий, отрешенный от мира человек, ненавидящий все живое и людей, ухожу в лес, где делаю себе землянку и живу там один…

- Подожди, почему ты тогда не покончишь с собой?

 

- Ну, это – ж сценарий… 

- Хорошо, из-за чего у тебя проснулась ненависть к этому миру?

- Умерла любимая девушка.

- Это уже хорошо, улыбнулась, и остановилась над перекрестком Жанна. Ну, куда пойдём?

- Вот заболтался и забыл, у меня есть машина, поедешь со мной?

- От чего, не поехать? тем более одной, даже в этом городке жутковато ходить.

- Что, кто-то не ровно дышит к твоему стилю одежды?

- Да полно таких, но это мелочи жизни, лучше продолжай свой сценарий.

Парень с девушкой подошли к машине.

- Боже, это твоя машина?- удивилась Жанна.

- Да, «Ламборгини»

- Какая желтая, как космический корабль.

- Садись, межгалактическая принцесса. Куда поедем?

- Ко мне домой!

- Я думал, мы приступим к прослушиванию музыки.

- Ну, во первых не к прослушиванию, а к изучению рок-музыки, а во вторых у нас еще есть пол часа, пока приедет мама домой- она глянула парню в глаза, и в них отразилось увлечение ее непосредственностью и юной привлекательностью. Тем более, голос ее нес в своей мягкой растекающейся манере уверенности и убежденности в своих словах.

- Ну, тогда давай прокатимся до поселка и обратно- предложил актёр.

- Конечно, под музыку, которая на скорости становится ближе и родней.

Поселок находился в двадцати километрах от города. Их соединяла асфальтированная дорога с двумя поворотами: вначале и в конце пути… Жёлтой стрелой ламборгини мчался по шоссе, кровь стыла  в жилах девушки, но она старалась думать о вечности, ибо ценила её больше всего на свете.

…На повороте к своему дому, как обычно стояли парни, обсуждая вчерашние прогулки. Когда в их двор на скорости въехал не виданный доселе желтый зверь, вся компания, открыв рты, застыла с неподвижной гримасой лиц, всматриваясь в салон автомобиля.

- Я забыла спросить, а этот сценарий для фильма или спектакля? – осведомилась девушка.

- Для фильма.

- Как называется?

- «Одинокий герой», психологический фильм с кучей философских размышлений. В общем, такой фильм еще наше кино не снимало, по крайней мере, с 80 –х. годов.

- Вот и славно,- Жанна открыла дверь и повернулась к парням.

- Это ты из-за них то не хотела идти домой одна? – спросил Анатолий.

- Что?- непонимающе спросила она.

- Да нет, просто мысли в слух.

- Давай поднимемся. Я страшно хочу, есть. Пообедаем и начнем растить «одинокого героя» из тебя.

- А где вы его снимаете, и как ты попал к нам в городок?

- Снимаем в 40 км отсюда, там есть хорошая лесная чаща, и река, и электричество, рассмеявшись, сказал Анатолий.

Ребята поднялись в квартиру Ланцовых. Жанна отвела парня в свою комнату, а сама прошла на кухню, разъяснить маме, цель прихода гостя в дом.

Сразу же, при первом открытии двери, комната оказалась потусторонним раем. Актёр даже ахнул от удивления. Смятение рухнуло на него. Будто кусок штукатурки. Каменный замок с тихим синим цветом стен, большое количество мелкой растительности и декоративное дерево, излучали райское спокойствие. Даже небрежно разложенные вещи: книги, диски, письма, тетради, бигуди, фигурки глиняных воинов, что заполняли все полки и стол, портреты, постеры рок звезд, компьютер делали эту комнату, уголком простора, тишины и покоя, словно кроме этих стен и потолка, в мире нет ничего. Лишь окно, предательски выдавало весь обзор панорамы улицы, парка и соседнего дома, где, как и всегда сидела старушка и читала свой очередной роман, наверняка вспоминая свое прошлое…

Дверь отварилась, и комнату залило ярким светом дневного солнца.

- Все, таки, солнце в апреле, самое светлое и прекрасное- сказал Толик.

- Да мне тоже нравится. Пойдем, познакомлю тебя, с мамой и пообедаем заодно.

- А это не стеснит тебя и маму? – нерешительно спросил гость.

- Нет что ты! Может она тебя как актера и знает, а мне твое лицо не знакомо. Я ведь не смотрю телевизор. Там считают, что наши светлые головушки им не под стать. Вставай. Пойдем. Это печально, но это факт, я не ради красивого словца так говорю.

Пообедав и познакомившись, ребята вновь вернулись в комнату Жанны, усаживаясь за стол, Жанна принялась, что- то искать в ящике.

- Что ты ищешь?

- А что уже невтерпеж?  Погоди. Ожидание само по себе прекрасное чувство.

- В общем-то, да! – ответил Толик и выглянул в окно.

- Подожди, сейчас дам тебе тексты, и поедем – она подала распечатку и включила компьютер.

- Спасибо.

- А еще можно один вопрос? - Жанна посмотрела на Толика.

- Конечно!

- Ты когда-нибудь испытывал комок в горле, боль в сердце, обиду из-за не понимания, из за того, что не стремились тебя понять те люди, на которых ты считал, что можешь положиться?

- Это сопровождается постоянно!

- Ладно,  включаю, я скажу тебе, если хочешь понять тяжёлую музыку, её нужно учится слушать. Она требует большой отдачи от слушателя. Впрочем, как и любой другой вид искусства.

- Ты красивая, умная, энергичная. Не против того, если приглашу тебя на ужин в ресторан?

- Не знаю, нужно у матери спросить.

- Зачем? – удивлённо спросил парень.

- Да, мы рокеры народ свободный, но ответственный!- При этом глаза её наполнились горящим огнем и сердце, заколотилось сильнее. День промчался быстро, за день было выучено  всего два альбома.

- Ну вот, сегодня мы и так устали, а завтра продолжим. В три часа я буду свободна.

- Куда за тобой приехать?

- Зачем?

- Чтобы была возможность ещё обсудить нюансы текста…

- Ладно, подъезжай на вокзал, я из института приеду в 14-30, там и встретимся.

Девушка проводила парня из своей комнаты до порога.

- Извини за вопрос, а ты на кого учишься?- в прихожей спросил он.

- На журналиста.

- Ладно, побегу, а то меня уже давно потеряли. Я возьму диски, чтоб закрепить все…

- Да, конечно, сейчас принесу. Жанна повернулась и пошла в комнату.

Толик быстро вошел на кухню и, глядя на Тамару Ивановну, попрощался, а в ответ получил важную информацию. Мама сказала, что у Жанны часто бывают парни в гостях, с которыми она подолгу сидит в комнате и разговаривает. По словам Тамары, её дочь дружит больше с юношами с творческим подходом к жизни.

- А что такого случилось у нее? Мы, когда подъезжали сюда, компания молодых людей на нее смотрели как стая волков на добычу.

- У них тут,  скандал произошел, но я тебе, ничего не говорила. Договорились?

- Да конечно! До свидания, я побежал – улыбнувшись попрощался парень.

- До свидания – Толик вышел с кухни и остановился у входной двери.

- Ты куда пропал? спросила Жанна.

- Ходил с твоей мамой прощаться - Девушка смущённо улыбнулась и добавила:

- Ну, договорились, завтра  в 14-30 на вокзале.

- Да я приеду, до встречи.

- Пока. Жанна закрыла дверь и пошла на кухню.

- А как ты с ним познакомилась?

- В магазине. Толик подошел и попросил помочь понять металлическую музыку. Он, какой то актер.

- Я знаю, его часто по телевизору показывают.

- Вот и хорошо. Ладно, мама я пойду, спать хочу.

- Иди, спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

На следующий и последующие дни, встречи стали частыми и длинными. Но однажды, выйдя из маршрутного такси, у Жанны вновь появились слезы. Недели три парень наслаждался радостными мгновениями девичьих воззрений. Толик и сам не понял как влюбился в Жанну. Но сегодня с утра его сердце клокотало, словно поломанный мотор автомобиля. Парень сидел в машине и увидел слёзы на лице подруги. Вначале он не понял что нужно делать, отчего растерялся. Не успел он выйти из салона, как Жанна открыла дверь и села рядом с ним. Толик прочёл по её лицу беспомощность, царящую сейчас в её груди. Она стала в этот миг очень чужой и далёкой. В её глазах была обескрыленность.

- Жанна, что случилось? – настороженно спросил актёр.

- Да ничего, просто настроение такое, смазливо – плаксивое.

- Нет, признавайся – надавил на неё Толик.

- Я получила письмо от любимого, молодого человека.

- А почему ты плачешь? Ведь нужно смеяться,- скрепя сердцем произнес парень.

- Да он пишет, что скоро приедет, а я тут с другим парнем гуляю и уже около недели о нем не вспоминала.

- Ты что, перестала его любить? – поинтересовался Толик. Его обдало летучим кипятком, и по телу пробежала окалина боли. Актёр сожалел, что происходящее летит не по сценарию фильма, а на яву.

- Нет, конечно, но мне стыдно, что сейчас я развлекаюсь, когда у него проблемы.

- А ты что обязана страдать вместе с ним?

- Нет, никто никому ничем не обязан. Просто всегда были ниточки, по которым мы понимали и чувствовали друг друга, а сейчас нет.

- Да не обыкновенная ты девушка. Я много встречал на своем пути, но такую как ты, впервые. Ты свободолюбивая, ты умница, красивая очень, по тебе не скажешь, что любишь человека, но ведь любовь это не только счастье, но и горе из-за потерь и недомолвок. Понимаешь, ты сидишь сейчас, и плачешь, а у меня сердце сжимается. Я с того нашего первого дня знакомства понял, что я влюблен в тебя настолько сильно, что готов бороться за свое право на любовь…- осмелившись спросил Толик.

- Постой, а разве я давала тебе повод? У нас просто не заходило тем про любовь, поэтому я и не  рассказывала про Сашу. Мы, можно сказать вместе уже долго, около трех лет, а ты просто друг и тебе никто не давал прав на меня…

- Послушай,- растерянно произнес актёр- а разве на это нужны заверенные доказательства?

- Хм, ты еще мальчик. Пойми, мы оба друг друга любим, и готовы идти на край света, в дремучий лес, на вершину гор, лишь бы быть вместе раз и навсегда.

- Разве такая любовь есть? Это утопия. Ты его хоть раз видела? Ведь он всего лишь переписчик?

- Пока нет, но через две недели он приедет. Он гораздо больше значит в моей жизни, чем просто переписчик.

- Вот ты влюблена не в самого Сашу, а в тот образ, который себе придумала. Девичьи грезы прекрасны в четырнадцать лет, но для тебя, не знаю. Мы всегда являемся существами, худшими на самом деле, чем пытаемся представить себя…

- И ты тоже?- недоверчивым тоном спросила она.

- Да конечно, я не всегда могу сосредоточиться и сказать или сделать то, что хочу.

- И что же ты хочешь?- быстро спросила Жанна. Её глаза вновь затуманились.

- А вот это… Анатолий притянул и крепко поцеловал Жанну  в губы, но взаимности не последовало. Жанна резко вырвалась и оттолкнула его. Лишь солёный привкус её слёз остался на губах парня.

- Не нужно было этого делать. Отвези меня домой. Нет лучше, останови машину.

- Ладно, довезу, но я могу надеяться, что еще хоть раз тебя увижу?

- Надежда, как известно, умирает последней…

- И, что это значит?

- Информация для размышления…

- Ты даешь мне шанс?

- Шанс? Он бывает всегда только один. Ведь нельзя же родиться и просить опять попасть в утробу к матери. Пойми, за эти дни ты мне дал столько дельных советов, а сам нечем не воспользовался кроме моей привлекательности. Все - же мужчины, очень приземленные личности, вам нужен только секс или то, что называется любовью. Вы не даете надежду и веру, а они куда важнее. Останови, я хочу пройтись по нашему двору, а то скоро меня тут все забудут. Все до свидания!

- Может, поедем куда-нибудь?

- Нет, сегодня нет. Давай завтра, с вокзала заберешь, и обо всем поговорим.

- Ты Жанна необыкновенная, любая другая девушка послала меня, куда подальше, но ты… Ты решила сама разобраться в этой ситуации.

- До завтра вставая из машины, сказала Жанна.

- Успехов!

- Они мне понадобятся. Девушка помахала конвертом, и отвернулась.

«И мне тоже…» - подумал Толик.

Жанна повернулась и медленно пошла домой. Во дворе, как всегда было много людей. Одни дети играли в песочнице, другие бегали, сочиняя очередную потеху, старушки сидели, щелкая семечки и перемалывая косточки жителям двора. Молодежь сидела на лавочке и потягивала пиво, чтобы скоротать время. Слышны были звуки, играющего пианино. Разливалась «Мазурка» Чайковского – «Похоже на «HOLD FAST» группы «CATHARSIS», подумала Жанна». И в этот момент к ней подошел Шкур. Его высокая и немного сутулая фигура напомнила тучу, закрывающую солнце.

- Здравствуй красавица!- грубым противным голосом сказал парень.

- Привет - вопросительно ответила Жанна.

- Что, дружка крутого себе нашла?

От него разило перегаром.

- А тебе, что? Завидуешь что ли?

- Не понял?- почесав затылок притупил он.

- Когда поймешь, подходи, телефончик дам.

- Чей?

- «Крутого дружка». Ты ему тоже понравился.

- Ты о чем? Да я… нет… а… а с чего ты взяла?..

- Ладно, я пойду, пока,- лестно ответила и пошла домой Жанна.

Подъезд приближался быстро. Вбежав по лестнице, Жанна открыла входную дверь, и обнаружив, что дома никого нет включила музыку погромче.

Весь мир стал тонуть, в плотном гитарном ритме и безудержном ударе барабанов. Сильный мужской надрывной вокал взлетел на первый план, словно молодой сокол. Быстрая мелодия была написана под влиянием народной музыки, народного мотива. И спустя  двадцать минут, девушка, уже  забыв обо всем, что случилось за сегодня, полностью погрузилась в мир музыки. Лежа на кровати и уставив вновь на стену свой взгляд, где находился далекий и мятежный, ночной лес, она провалилась в мир придуманный ею.

Вечером, когда солнце собралось ложиться спать, дверь открылась и снова комната наполнилась желтым цветом. В дверях остановилась Тамара Ивановна.

- Дочка, почему ты в последнее время какая-то сама не своя?

- Мама, скоро приезжает Саша, протяжно тоскливо произнесла дочь.

- Я знаю, еще чувствую, что ты хочешь отправиться с ним. Ведь так?

- Да, но я боюсь оставить вас. Вы для меня всегда были двумя опорами, чтоб не свалилось на голову небо. А я предательски хочу сбежать от вас произнесла дочь.

- Это не предательство, а закон жизни. Рано или поздно человек расправляет свои крылья и улетает из родительского очага, каким бы он ни был теплым и уютным.

- Да, я понимаю вас, но я тоже женщина, и тоже хочу своих детей. Я хочу их любить, как любите вы меня, хочу их воспитывать, как вы меня воспитали, но хочет ли этого Саша?

При всей его надежности и стремлению ко мне, я задумалась, что мы ведь всегда являемся кем-то худшим на самом деле, чем хотим казаться, скрывая все самые низкие черты характера.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Вдруг он совсем другой, иной, чем я его представляла и делилась с тобой. Да и я не такая, какой он мог меня воображать. И мы, встретившись, ничего не сможем объяснить, а просто разойдемся, не понравившись, он мне, а я ему.

- Откуда такие мысли? Вы ведь три года переписываетесь, звоните, друг другу, общаетесь, фото и видеофильмы отсылали. У  вас много общего, вы хотите сходить в лес. Ты глупости сейчас говоришь, посмотри в зеркало, в свои глаза и поймешь, что равных тебе нет.

- Да мама, только ты можешь поддержать меня, спасибо тебе.

- Ну, солнышко мое, кого же я буду поддерживать еще, с такой теплотой и любовью?

Дни промчались  молниеносно.  Шел дождь, светило солнце, ветер играл листвой, и звала к себе луна, скрывали  снова все облака, и лишь время тонкой ниточкой тянуло все это за собой, в неизвестную до селе даль, чтоб вновь возвратить все на круги своя…

Ко двору подъехал желтый «Ламборгини», из него вышел молодой человек высокого роста, одетый в черную майку с надписью «Дай руку мне», и позвонил по телефону. Спустя некоторое время  из дома вышла девушка, одетая в готическое платье с пышной каймой и узким верхом, ярко красного цвета. Быстро села в машину, и они помчались желтой стрелой по  направлению к выезду из города.

- Алло Валькирия? Ты где?- от скорости заскрежетало в трубке.

- Мы едем к тебе! Мы скоро будем вместе. Я еду на желтой иномарке. Мы узнаем друг друга, любимый! – Жанна не могла подобрать слов от волнения.

- Конечно любимая!

Быстро мчали три мотоцикла с четырьмя пассажирами, два парня и две девушки, а на встречу еще двое… Машина остановилась первой, подле растущей  плакучей ивы.

- Смотри Жанна, вон три точки вдали.

- Вижу, останавливай и включай громче музыку.

Включенная музыка эхом по полям раздалась гулом моторов, звоном электрогитар и высокого мужского вокала…

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0054177

от 8 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054177 выдан для произведения:

2 глава

В квартире с готической комнатой разлилась тишина, мать и дочь ждали за столом кухни отца. Но тут раздался телефонный звонок, Тамара подошла и взяла трубку.

- Алло? Какую Валькирию?- возмущённо спросила женщина.

- Мам это меня, не клади трубку. Алло?- подходя к телефону перебила девушка.

- Привет дорогая Валькирия – в трубке звучал высокий мужской голос.

- Здравствуй.

- Это Александр Желязников!

- О, мой Бог, я очень рада!

- Я тоже. Как мы и договаривались, через месяц буду в твоём городе, не найдёшь для меня и ещё троих ребят ковриков где-нибудь  на кухне?

- О чем речь, конечно, найду. В этом случае, я работаю на заводе по выпуску ковриков.

- Ну, вот и договорились! Как ты там поживаешь? Письмо получила?

- Да сегодня,- немного помолчав Жанна продолжила- Правда нечаянно упустила, не сильно обижу тебя, если половину не разберу? Оно упало в лужу.

- Да о чем речь… Мы же всегда понимаем, друг друга, ну с кем не бывает, ведь жизнь странная штука. Ничего, еще спишемся.

- Сегодня буду писать ответ.

- Ладно, крепко целую Жанна.

- Как хочу, чтоб ты был рядом, уже сейчас. Пока! Родной ты мой! Жду!

Жанна положила трубку и разрыдалась впервые за день от души. Она посмотрела на маму, что-то переламывая в своей горящей душе.

- Мама, почему эти сволочи постоянно здесь, а такие люди как Саша нет?

- Таков устрой мира.

- А кто и почему его так уложил все эти законы?

- Бог или жизнь!

- Они, верно, ошиблись, сложив так кирпичи в этой стене, и им прощения не будет за содеянные ими ошибки.

- Не говори так, ты же сама себе противоречишь, говоря, что человек сам выбирает свой путь, а тут вину ты перекладываешь на других! Да к тому же, дочка ты повзрослеешь и будешь глядеть на нынешние вещи другими глазами. Не делай сейчас скоропостижных выводов. Ты ещё молода и посему многих слов не вкусила настоящую горечь.

Из прихожей донёсся звук открывающейся двери.

- Это точно, ты права. Ладно папа пришел, пойду встречу.

Жанна подошла к входной двери и сходу сообщила отцу о происшедшем. Он, молча вышел из квартиры, надев только что снятую куртку, и лишь промолвил «Накрывайте на стол».

- Зачем ты так с ходу?- вытирая полотенцем тарелку, спросила мама.

- Это разрывало меня изнутри. Мама я не могла это уже терпела…

- Но ведь, ты даже улыбалась этим парням – удивилась мама артистичности свое дочери.

- Мама это была игра, роль, лицемерие. Сейчас хуже всего, нужно жить чужой жизнью, чтобы быть понятым. А быть самим собой самое ненужное дело сегодня. Не знаю, как было раньше, но сегодня молодёжь такова.

- Жанна ты в свои девятнадцать лет, будто тридцатилетняя женщина рассуждаешь, какая ты молодец у меня. Я горжусь твоей мудростью, силой, но сама бы я не смогла быть такой как ты.

- Спасибо,- её глаза наполнились светом и вновь загорелся огонек, будто свеча во храме- Я пойду к себе, а когда придет папа, мы поужинаем, и  буду писать письмо.

- Ладно, иди, я потом позову.

Войдя в комнату, она устремила свой взор в глубь леса, туда, где дышит  нарисованная природа,  где воздух пропитался придуманной Жанной жизнью, где каждый лист, каждая травинка излучала и отражала дары Солнца и Луны. Жанна окунулась в мир своих грёз. Там в глубине души леса время остановилось и менялись лишь свет и тьма. Вдали Жанне даже был слышен одинокий вой – лунная соната, временно загрустившего волка, а рядом по закону природы стонала его жертва.

Дверь раскрылась, и комната заполнилась закатным светом, обливая каменный зал янтарным цветом смол…

- Жанна, милая- в комнату вошел отец- Все кончено, они получили свое, отныне глаза будут опускать при виде моей принцессы.

 Отец и дочь обнялись, и долго еще закат поглощал их своим светом уходящего дня.

За короткие двадцать минут, облачность разогнал ветер, и солнце играло с оставшейся водой. За окном еще были слышны детские голоса, но звуки электрических гитар и барабанов потихоньку начали заполнять пустоту, царившею целый день в маленьком уголке дома. Жанна села на кровать с горячим утюгом и принялась сушить пришедшие сегодня письмо и две книги.

Чернила на конверте расплылись, и адреса не было видно, но сердце уже постукивало чаще, зная заранее, что там будет поддержка, настоящая любовь и долгожданный рассказ о прогулке по лесу. При раскрытии конверта, Жанна посмотрела на часы:7:35, 18 апреля. «Да должно быть только-только, раскрывается листва, начинают цвести весенние цветы. Какая прелесть, не то что тут, асфальт, город, люди… Хотя и здесь есть свои преимущества, ванная комната, где вода той температуры какой пожелаешь, но скованность и вечное чувство, что ты не одна…»- галоп мыслей промчался в голове.

Глаза опустились с часов в письмо.

 « Дорогая Валькирия, привет!

Наконец то я добрался до ответа, извини, что молчал целый месяц, просто сложности в семье, да и мой переезд из Карелии в Екатеринбург сказываются на моем душевном состоянии.

Не знаю, как тебе это сказать, но я чувствую страх перед новой жизнью, новым началом очередного отрезка времени. Постоянные переезды, (а их уже было три) эти поезда которые стучат по рельсам, как электрический заряд, бьющий по голове. А когда приезжаешь, то огромный город с магазинами, витринами, машинами и заводами душит и давит, к тому же квартира находится на  четырнадцатом этаже. Вид из окна просторный, но какой-то скупой. Вдали на берегу горизонта видно озеро и солнечные лучи, купающиеся в нем. Рядом лес и что то похожее на кладбище, но… но я не уверен, что это оно, в общем есть в этой цивилизации места, куда она еще не пришла или ушла безвозвратно…» (две другие страницы письма, были безнадежно испорчены).

«Вот жаль- подумала Жанна, отложив нечитаемые листки в сторону- Да, любимый мой- глядя на взятую в руки фотографию- «Видно тебе тоже там плохо и не уютно живется – она взглянула на замок и печально промолвила шепотом – В прочем как и всем, кто идет своей дорогой, но не все еще потеряно, мир полон таких одиночек как мы. Это уже не полное отречение, а лишь ожидание того момента, когда мы поймем что настала пора перемен сейчас, и больше никогда!» Снова глаза наполнились ярким огнем и загорелись сильнее, как две звезды.

«Одиночеством на век,

Обречены мы вместе.

И прячет за собой свет

Порок и мелочь лести…

Этими строками я описываю то, что творится со мной, последние полгода. Жалко, что нет начала подумала Жанна. Вновь проблемы с непониманием, родители не готовы замечать меня как личность, как идеологически настроенного человека, полного свободы и своего собственного восприятия мира.

Вчера, к примеру, поскандалил со своей сестрой из-за её безголовых парней, оборвавших в моей комнате полку с камнями привезенных мною из земель Гипербореи. До сих пор не могу найти три. А эта красавица, заявила что, дескать, полка сама упала, а ее друзья не в чем не виноваты. Они просто стояли и смотрели на камни. Спрашивается зачем разглядывать их, если они ничем не отличаются от лежащих около дороги?

Как ты там? Держись! Помни я с тобой, нам необходимо на всё смотреть с улыбкой и в любой ситуации есть выход.

Вечно твой Александр Железняков».

Жанна села за стол,  взяв  в руку тетрадь, и принялась писать ответ:

«Здравствуй Саша!

 Ты не представляешь, как мне помогло твое письмо, и приободрил звонок! Сегодня как-то все накопилось, но вдаваться в подробности не хочу. Поверь, сегодня как никогда еще прежде, мне было больно и так одиноко. Если бы не ты и родители, наверное я могла покончить с собой… Хотя знаешь, вот только что поняла, что суицид не выход. Это слишком бессмысленный поступок и за его решением, нет ничего стоящего. Любая жизнь стоит того чтобы жить.

Я знаю, как на тебя влияет твой переезд. Уверена что  меня вдохновил бы твой рассказ, но увы письмо промокло, да я сейчас, ни о чем не желаю думать, кроме как о твоем приезде. Вот тогда мы отпустим всех в свободное, плавание и будем говорить, говорить, говорить, пока  от сна  не свалимся. Наверняка мне только в этот вечер одиноко, но я справлюсь. Я верю, что мы идем правильным путем, путем самопознания и веры в жизнь, веры в себя через совесть.

Все больше холодом веют дали,

Отнимая тепло мест, куда звали

И остаться бы здесь, но нет сил.

Мир этот весь стал невыносим.

В потоке холодном, стекающих рек,

Смеется притворной улыбою грех.

И мыслей красивых отныне здесь нет

Денег всесильных виден лишь след.

Как теперь видно, то чего нет

И постоянно слышно заходящий рассвет

Но то, что осталось ушло в никуда

Лишь тихо подкралась разлиться смола.

Ты знаешь, не люблю писать стихи, которые говорят именно одно, прямым текстом. Лучше, на мой взгляд, писать образами, слегка непонятными, размытыми, тем самым воображения читателя, увеличиваются во стократ.

Милый Саша, приезжай, и забери меня, я так устала… А теперь этот месяц станет невыносимой нитью, которую будем тянуть друг к другу на встречу, и жаль, что не дано приблизить ее быстрей, а в принципе наверно и не нужно. Ожидание само по себе, невыносимое и самое прекрасное, что может испытывать человек, когда находится один на один, с самим собой…

Что ты сам об этом всем думаешь? Я не хочу писать о моем не соответствии этому времени, я не говорю о непонимании значения слов говорящих людей. Я хочу быть понятой самой собой, и в этом письме, да и переписке с другими, мы раскрываемся довольно-таки обширно. Спустя год два, решаем такие проблемы, с которыми сталкиваемся, легко и не прихотливо. Ты замечаешь, как изменились мы, не изменяя себе и своим принципам? Мы смотрим на мир намного глубже, мы понимаем его полностью, но почему он не желает понять нас? Ты знаешь, Саша, мне кажется, что все идет по спирали. Мы будто игрушки в чьих-то руках. Мы подобно игре, подобно колеснице летим вправо, а оказываемся в левой стороне, как Земля летит вокруг Солнца, ударяясь от самой, я считала себя, но от смерти и от себя не убежишь. Не представляю, сколько будет идти, роль жизни, ведь жизнь всего лишь прелюдия к новой цели-пути наверх. И я, и ты, и все мы кружим и летим, мчим, сломя голову, ищем средств, для пропитания. Выстроили, огромную и ненужную цивилизацию, но есть одно место, которое остается  чистым, и служит сама собою, не прячась ни за ширмы приличия, ни за мораль, и является, по сути даже не зеркальным отражением нас, а нами самими, вновь мною, тобою, всеми людьми – это трубы и сливные канализационные емкости. Вот мы какие, вот такими нас терпит Бог, вот из нас он хотел и думаю, ещё хочет, сделать чистых ангелов, воинов света. Но покуда мы сами, или что-то внутри нас не скажет, что пора бы умыть душу, умыть себя изнутри, ничего этого не изменится. Знаешь, мы, наверное, дожили до вершины человеческой жизни, и теперь нам не интересно узнавать что-то для себя новое, по одной простой причине, не с кем поделиться. Никто всю литературу, искусство не признает в серьез, а тех, кто изучает и посвящает ей, свою жизнь, в основной массе своей считают слегка помешанным, а хуже того, опасными. Да великих творцов люди считают не высокоморальными и высокодуховными, а говорят в их адрес: «Писатели были матерщинниками!» Пусть даже были, но они смогли сотворить то что поднялось над человечеством. И когда найдется человек, который откроет силы поднять этот мир. Он спасет и приведет его к цели самопознания и отражения своей сути, своей жизни. Но я не хочу, чтоб это был очередной хозяин. Пусть он станет другом и общество останется с ним на равных правах, и пусть не  будет считать себя его рабом. Меня интересует рост совести в гражданской позиции, судьба патриотизма… Нам вдолбили, что 1/6 часть суши это все мы, но не объясняют, что значит любить эту страну и ценить каждого человека живущего в ней и не сталкивать друг против друга. Почему мы забываем обо всем этом? Многие западные рок - группы, приезжающие к нам в своих интервью дают самые лучшие характеристики нашей души, говоря, что люди очень открыты, у них очень яркие глаза. А разве это мы слышим и видим от местных СМИ о наших неформалах? Сколько это ещё будет продолжаться? Или настало время кривить рты, растягивая все себе, и кто больше натащит, тот и уважение заработает в глазах людей? Но сменится все на земле, и следующие поколения будут ценить совсем другие качества. А что останется от нашего времени? Неужели символом нашего времени будет бывалый в лагерях зэк, гордящийся своим преступлением? Саша, почему в твоих письмах, всегда есть мысль спасения, мысль совести и поддержки, а в том, что идет на массовость, этого нет? И так нам навязали, что мы общество, которое способно выбирать, будто мы сами не знали, что от природы, нам дан разум, чтоб сами мы смогли выбрать то, что ближе по духу и сердцу.

Ну ладно Сашенька, мой миленький, всего тебе наилучшего, не хочу сейчас писать о любви, когда на душе скверно. О ней не нужно писать тогда, когда на сердце чистота небесной выси.

Люблю, целую, жду! Твоя Валькирия (Жанна).

Все последующие дни пролетали как птицы, не оставляя в памяти ничего кроме дат.

Придя в музыкальный магазин, где всегда кто-то сидел и слушал музыку, Жанна обратила на мужчину свой взгляд, и он поймал его. Пройдя мимо него, она подошла к полке с надписью «ROCK METAL» и стала просматривать диски, отбирая в стопку те, которые заинтересовали.

Сзади раздались  шаги, приближающиеся, плавно и тихо.

- Девушка, обратился высокий светловолосый молодой человек, одетый в классический костюм.- Я заметил, что вы слушаете рок-н-ролл- осторожно поинтересовался он.

- Да, а что?- Небрежно, даже не поворачиваясь, оторвала слова Жанна.

- Да, собственно ничего, только для новой своей роли, одинокого жителя леса, мне режиссер вручил список, отечественных рок- групп, которые через месяц мне нужно знать. Узнать их суть, их чувства. Но я до этого слушал в основном Верку Сердючку и ее сотоварищей, и ничего не понимаю, ни в роке, ни в джазе, ни в блюзе…

- А это тоже нужно слушать?- спросила она.

- Нет.

- Тогда в чём я могу тебе помочь? Выбрать диски?

- Ну, да, и если время есть, то и обтолковать.

- Хорошо, для начала посмотрим твой список – Жанна быстро пробежала по нему - Butterfly temple, Северные врата, Novgorod, Мельница, Ария, Мастер…

В общем, я помогу тебе, если ты хочешь поделиться темой сценария- утвердительно заявила Жанна.

- Я одинокий обреченный от мира человек.

- Так, стоп. Меня зовут Жанна – прервала его девушка.

- А меня,- он покраснел- Анатолий, лучше Толик.

- Ну, вот и будем знакомы.

Обменялись улыбками и рукопожатием. Они повернулись и пошли к выходу магазина.

- Ну, вот… я одинокий, отрешенный от мира человек, ненавидящий все живое и людей, ухожу в лес, где делаю себе землянку и живу там один…

- Подожди, почему ты тогда не покончишь с собой?

 

- Ну, это – ж сценарий… 

- Хорошо, из-за чего у тебя проснулась ненависть к этому миру?

- Умерла любимая девушка.

- Это уже хорошо, улыбнулась, и остановилась над перекрестком Жанна. Ну, куда пойдём?

- Вот заболтался и забыл, у меня есть машина, поедешь со мной?

- От чего, не поехать? тем более одной, даже в этом городке жутковато ходить.

- Что, кто-то не ровно дышит к твоему стилю одежды?

- Да полно таких, но это мелочи жизни, лучше продолжай свой сценарий.

Парень с девушкой подошли к машине.

- Боже, это твоя машина?- удивилась Жанна.

- Да, «Ламборгини»

- Какая желтая, как космический корабль.

- Садись, межгалактическая принцесса. Куда поедем?

- Ко мне домой!

- Я думал, мы приступим к прослушиванию музыки.

- Ну, во первых не к прослушиванию, а к изучению рок-музыки, а во вторых у нас еще есть пол часа, пока приедет мама домой- она глянула парню в глаза, и в них отразилось увлечение ее непосредственностью и юной привлекательностью. Тем более, голос ее нес в своей мягкой растекающейся манере уверенности и убежденности в своих словах.

- Ну, тогда давай прокатимся до поселка и обратно- предложил актёр.

- Конечно, под музыку, которая на скорости становится ближе и родней.

Поселок находился в двадцати километрах от города. Их соединяла асфальтированная дорога с двумя поворотами: вначале и в конце пути… Жёлтой стрелой ламборгини мчался по шоссе, кровь стыла  в жилах девушки, но она старалась думать о вечности, ибо ценила её больше всего на свете.

…На повороте к своему дому, как обычно стояли парни, обсуждая вчерашние прогулки. Когда в их двор на скорости въехал не виданный доселе желтый зверь, вся компания, открыв рты, застыла с неподвижной гримасой лиц, всматриваясь в салон автомобиля.

- Я забыла спросить, а этот сценарий для фильма или спектакля? – осведомилась девушка.

- Для фильма.

- Как называется?

- «Одинокий герой», психологический фильм с кучей философских размышлений. В общем, такой фильм еще наше кино не снимало, по крайней мере, с 80 –х. годов.

- Вот и славно,- Жанна открыла дверь и повернулась к парням.

- Это ты из-за них то не хотела идти домой одна? – спросил Анатолий.

- Что?- непонимающе спросила она.

- Да нет, просто мысли в слух.

- Давай поднимемся. Я страшно хочу, есть. Пообедаем и начнем растить «одинокого героя» из тебя.

- А где вы его снимаете, и как ты попал к нам в городок?

- Снимаем в 40 км отсюда, там есть хорошая лесная чаща, и река, и электричество, рассмеявшись, сказал Анатолий.

Ребята поднялись в квартиру Ланцовых. Жанна отвела парня в свою комнату, а сама прошла на кухню, разъяснить маме, цель прихода гостя в дом.

Сразу же, при первом открытии двери, комната оказалась потусторонним раем. Актёр даже ахнул от удивления. Смятение рухнуло на него. Будто кусок штукатурки. Каменный замок с тихим синим цветом стен, большое количество мелкой растительности и декоративное дерево, излучали райское спокойствие. Даже небрежно разложенные вещи: книги, диски, письма, тетради, бигуди, фигурки глиняных воинов, что заполняли все полки и стол, портреты, постеры рок звезд, компьютер делали эту комнату, уголком простора, тишины и покоя, словно кроме этих стен и потолка, в мире нет ничего. Лишь окно, предательски выдавало весь обзор панорамы улицы, парка и соседнего дома, где, как и всегда сидела старушка и читала свой очередной роман, наверняка вспоминая свое прошлое…

Дверь отварилась, и комнату залило ярким светом дневного солнца.

- Все, таки, солнце в апреле, самое светлое и прекрасное- сказал Толик.

- Да мне тоже нравится. Пойдем, познакомлю тебя, с мамой и пообедаем заодно.

- А это не стеснит тебя и маму? – нерешительно спросил гость.

- Нет что ты! Может она тебя как актера и знает, а мне твое лицо не знакомо. Я ведь не смотрю телевизор. Там считают, что наши светлые головушки им не под стать. Вставай. Пойдем. Это печально, но это факт, я не ради красивого словца так говорю.

Пообедав и познакомившись, ребята вновь вернулись в комнату Жанны, усаживаясь за стол, Жанна принялась, что- то искать в ящике.

- Что ты ищешь?

- А что уже невтерпеж?  Погоди. Ожидание само по себе прекрасное чувство.

- В общем-то, да! – ответил Толик и выглянул в окно.

- Подожди, сейчас дам тебе тексты, и поедем – она подала распечатку и включила компьютер.

- Спасибо.

- А еще можно один вопрос? - Жанна посмотрела на Толика.

- Конечно!

- Ты когда-нибудь испытывал комок в горле, боль в сердце, обиду из-за не понимания, из за того, что не стремились тебя понять те люди, на которых ты считал, что можешь положиться?

- Это сопровождается постоянно!

- Ладно,  включаю, я скажу тебе, если хочешь понять тяжёлую музыку, её нужно учится слушать. Она требует большой отдачи от слушателя. Впрочем, как и любой другой вид искусства.

- Ты красивая, умная, энергичная. Не против того, если приглашу тебя на ужин в ресторан?

- Не знаю, нужно у матери спросить.

- Зачем? – удивлённо спросил парень.

- Да, мы рокеры народ свободный, но ответственный!- При этом глаза её наполнились горящим огнем и сердце, заколотилось сильнее. День промчался быстро, за день было выучено  всего два альбома.

- Ну вот, сегодня мы и так устали, а завтра продолжим. В три часа я буду свободна.

- Куда за тобой приехать?

- Зачем?

- Чтобы была возможность ещё обсудить нюансы текста…

- Ладно, подъезжай на вокзал, я из института приеду в 14-30, там и встретимся.

Девушка проводила парня из своей комнаты до порога.

- Извини за вопрос, а ты на кого учишься?- в прихожей спросил он.

- На журналиста.

- Ладно, побегу, а то меня уже давно потеряли. Я возьму диски, чтоб закрепить все…

- Да, конечно, сейчас принесу. Жанна повернулась и пошла в комнату.

Толик быстро вошел на кухню и, глядя на Тамару Ивановну, попрощался, а в ответ получил важную информацию. Мама сказала, что у Жанны часто бывают парни в гостях, с которыми она подолгу сидит в комнате и разговаривает. По словам Тамары, её дочь дружит больше с юношами с творческим подходом к жизни.

- А что такого случилось у нее? Мы, когда подъезжали сюда, компания молодых людей на нее смотрели как стая волков на добычу.

- У них тут,  скандал произошел, но я тебе, ничего не говорила. Договорились?

- Да конечно! До свидания, я побежал – улыбнувшись попрощался парень.

- До свидания – Толик вышел с кухни и остановился у входной двери.

- Ты куда пропал? спросила Жанна.

- Ходил с твоей мамой прощаться - Девушка смущённо улыбнулась и добавила:

- Ну, договорились, завтра  в 14-30 на вокзале.

- Да я приеду, до встречи.

- Пока. Жанна закрыла дверь и пошла на кухню.

- А как ты с ним познакомилась?

- В магазине. Толик подошел и попросил помочь понять металлическую музыку. Он, какой то актер.

- Я знаю, его часто по телевизору показывают.

- Вот и хорошо. Ладно, мама я пойду, спать хочу.

- Иди, спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

На следующий и последующие дни, встречи стали частыми и длинными. Но однажды, выйдя из маршрутного такси, у Жанны вновь появились слезы. Недели три парень наслаждался радостными мгновениями девичьих воззрений. Толик и сам не понял как влюбился в Жанну. Но сегодня с утра его сердце клокотало, словно поломанный мотор автомобиля. Парень сидел в машине и увидел слёзы на лице подруги. Вначале он не понял что нужно делать, отчего растерялся. Не успел он выйти из салона, как Жанна открыла дверь и села рядом с ним. Толик прочёл по её лицу беспомощность, царящую сейчас в её груди. Она стала в этот миг очень чужой и далёкой. В её глазах была обескрыленность.

- Жанна, что случилось? – настороженно спросил актёр.

- Да ничего, просто настроение такое, смазливо – плаксивое.

- Нет, признавайся – надавил на неё Толик.

- Я получила письмо от любимого, молодого человека.

- А почему ты плачешь? Ведь нужно смеяться,- скрепя сердцем произнес парень.

- Да он пишет, что скоро приедет, а я тут с другим парнем гуляю и уже около недели о нем не вспоминала.

- Ты что, перестала его любить? – поинтересовался Толик. Его обдало летучим кипятком, и по телу пробежала окалина боли. Актёр сожалел, что происходящее летит не по сценарию фильма, а на яву.

- Нет, конечно, но мне стыдно, что сейчас я развлекаюсь, когда у него проблемы.

- А ты что обязана страдать вместе с ним?

- Нет, никто никому ничем не обязан. Просто всегда были ниточки, по которым мы понимали и чувствовали друг друга, а сейчас нет.

- Да не обыкновенная ты девушка. Я много встречал на своем пути, но такую как ты, впервые. Ты свободолюбивая, ты умница, красивая очень, по тебе не скажешь, что любишь человека, но ведь любовь это не только счастье, но и горе из-за потерь и недомолвок. Понимаешь, ты сидишь сейчас, и плачешь, а у меня сердце сжимается. Я с того нашего первого дня знакомства понял, что я влюблен в тебя настолько сильно, что готов бороться за свое право на любовь…- осмелившись спросил Толик.

- Постой, а разве я давала тебе повод? У нас просто не заходило тем про любовь, поэтому я и не  рассказывала про Сашу. Мы, можно сказать вместе уже долго, около трех лет, а ты просто друг и тебе никто не давал прав на меня…

- Послушай,- растерянно произнес актёр- а разве на это нужны заверенные доказательства?

- Хм, ты еще мальчик. Пойми, мы оба друг друга любим, и готовы идти на край света, в дремучий лес, на вершину гор, лишь бы быть вместе раз и навсегда.

- Разве такая любовь есть? Это утопия. Ты его хоть раз видела? Ведь он всего лишь переписчик?

- Пока нет, но через две недели он приедет. Он гораздо больше значит в моей жизни, чем просто переписчик.

- Вот ты влюблена не в самого Сашу, а в тот образ, который себе придумала. Девичьи грезы прекрасны в четырнадцать лет, но для тебя, не знаю. Мы всегда являемся существами, худшими на самом деле, чем пытаемся представить себя…

- И ты тоже?- недоверчивым тоном спросила она.

- Да конечно, я не всегда могу сосредоточиться и сказать или сделать то, что хочу.

- И что же ты хочешь?- быстро спросила Жанна. Её глаза вновь затуманились.

- А вот это… Анатолий притянул и крепко поцеловал Жанну  в губы, но взаимности не последовало. Жанна резко вырвалась и оттолкнула его. Лишь солёный привкус её слёз остался на губах парня.

- Не нужно было этого делать. Отвези меня домой. Нет лучше, останови машину.

- Ладно, довезу, но я могу надеяться, что еще хоть раз тебя увижу?

- Надежда, как известно, умирает последней…

- И, что это значит?

- Информация для размышления…

- Ты даешь мне шанс?

- Шанс? Он бывает всегда только один. Ведь нельзя же родиться и просить опять попасть в утробу к матери. Пойми, за эти дни ты мне дал столько дельных советов, а сам нечем не воспользовался кроме моей привлекательности. Все - же мужчины, очень приземленные личности, вам нужен только секс или то, что называется любовью. Вы не даете надежду и веру, а они куда важнее. Останови, я хочу пройтись по нашему двору, а то скоро меня тут все забудут. Все до свидания!

- Может, поедем куда-нибудь?

- Нет, сегодня нет. Давай завтра, с вокзала заберешь, и обо всем поговорим.

- Ты Жанна необыкновенная, любая другая девушка послала меня, куда подальше, но ты… Ты решила сама разобраться в этой ситуации.

- До завтра вставая из машины, сказала Жанна.

- Успехов!

- Они мне понадобятся. Девушка помахала конвертом, и отвернулась.

«И мне тоже…» - подумал Толик.

Жанна повернулась и медленно пошла домой. Во дворе, как всегда было много людей. Одни дети играли в песочнице, другие бегали, сочиняя очередную потеху, старушки сидели, щелкая семечки и перемалывая косточки жителям двора. Молодежь сидела на лавочке и потягивала пиво, чтобы скоротать время. Слышны были звуки, играющего пианино. Разливалась «Мазурка» Чайковского – «Похоже на «HOLD FAST» группы «CATHARSIS», подумала Жанна». И в этот момент к ней подошел Шкур. Его высокая и немного сутулая фигура напомнила тучу, закрывающую солнце.

- Здравствуй красавица!- грубым противным голосом сказал парень.

- Привет - вопросительно ответила Жанна.

- Что, дружка крутого себе нашла?

От него разило перегаром.

- А тебе, что? Завидуешь что ли?

- Не понял?- почесав затылок притупил он.

- Когда поймешь, подходи, телефончик дам.

- Чей?

- «Крутого дружка». Ты ему тоже понравился.

- Ты о чем? Да я… нет… а… а с чего ты взяла?..

- Ладно, я пойду, пока,- лестно ответила и пошла домой Жанна.

Подъезд приближался быстро. Вбежав по лестнице, Жанна открыла входную дверь, и обнаружив, что дома никого нет включила музыку погромче.

Весь мир стал тонуть, в плотном гитарном ритме и безудержном ударе барабанов. Сильный мужской надрывной вокал взлетел на первый план, словно молодой сокол. Быстрая мелодия была написана под влиянием народной музыки, народного мотива. И спустя  двадцать минут, девушка, уже  забыв обо всем, что случилось за сегодня, полностью погрузилась в мир музыки. Лежа на кровати и уставив вновь на стену свой взгляд, где находился далекий и мятежный, ночной лес, она провалилась в мир придуманный ею.

Вечером, когда солнце собралось ложиться спать, дверь открылась и снова комната наполнилась желтым цветом. В дверях остановилась Тамара Ивановна.

- Дочка, почему ты в последнее время какая-то сама не своя?

- Мама, скоро приезжает Саша, протяжно тоскливо произнесла дочь.

- Я знаю, еще чувствую, что ты хочешь отправиться с ним. Ведь так?

- Да, но я боюсь оставить вас. Вы для меня всегда были двумя опорами, чтоб не свалилось на голову небо. А я предательски хочу сбежать от вас произнесла дочь.

- Это не предательство, а закон жизни. Рано или поздно человек расправляет свои крылья и улетает из родительского очага, каким бы он ни был теплым и уютным.

- Да, я понимаю вас, но я тоже женщина, и тоже хочу своих детей. Я хочу их любить, как любите вы меня, хочу их воспитывать, как вы меня воспитали, но хочет ли этого Саша?

При всей его надежности и стремлению ко мне, я задумалась, что мы ведь всегда являемся кем-то худшим на самом деле, чем хотим казаться, скрывая все самые низкие черты характера.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Вдруг он совсем другой, иной, чем я его представляла и делилась с тобой. Да и я не такая, какой он мог меня воображать. И мы, встретившись, ничего не сможем объяснить, а просто разойдемся, не понравившись, он мне, а я ему.

- Откуда такие мысли? Вы ведь три года переписываетесь, звоните, друг другу, общаетесь, фото и видеофильмы отсылали. У  вас много общего, вы хотите сходить в лес. Ты глупости сейчас говоришь, посмотри в зеркало, в свои глаза и поймешь, что равных тебе нет.

- Да мама, только ты можешь поддержать меня, спасибо тебе.

- Ну, солнышко мое, кого же я буду поддерживать еще, с такой теплотой и любовью?

Дни промчались  молниеносно.  Шел дождь, светило солнце, ветер играл листвой, и звала к себе луна, скрывали  снова все облака, и лишь время тонкой ниточкой тянуло все это за собой, в неизвестную до селе даль, чтоб вновь возвратить все на круги своя…

Ко двору подъехал желтый «Ламборгини», из него вышел молодой человек высокого роста, одетый в черную майку с надписью «Дай руку мне», и позвонил по телефону. Спустя некоторое время  из дома вышла девушка, одетая в готическое платье с пышной каймой и узким верхом, ярко красного цвета. Быстро села в машину, и они помчались желтой стрелой по  направлению к выезду из города.

- Алло Валькирия? Ты где?- от скорости заскрежетало в трубке.

- Мы едем к тебе! Мы скоро будем вместе. Я еду на желтой иномарке. Мы узнаем друг друга, любимый! – Жанна не могла подобрать слов от волнения.

- Конечно любимая!

Быстро мчали три мотоцикла с четырьмя пассажирами, два парня и две девушки, а на встречу еще двое… Машина остановилась первой, подле растущей  плакучей ивы.

- Смотри Жанна, вон три точки вдали.

- Вижу, останавливай и включай громче музыку.

Включенная музыка эхом по полям раздалась гулом моторов, звоном электрогитар и высокого мужского вокала…

Рейтинг: +2 465 просмотров
Комментарии (4)
Анна Магасумова # 13 июня 2012 в 00:53 0
Интересно. buket3
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 13 июня 2012 в 11:05 0
благодарю!
Калита Сергей # 27 августа 2012 в 20:32 0
Вернулся, перечитал первую главу, потому что забыл с чего всё начиналось. Прочитал и эту главу. В принципе неплохо. Но слишком много избитых фраз, ты уж извини. Особенно когда герои ведут между собой диалог. Хотя , возможно, так они и изъяснялись - я рядом не стоял. В общем, буду читать дальше. Заинтересовало. Вот нашёл немного времени, тем более, у нас уже два дня не переставая идут дожди. Впрочем, свободное время понятие относительное. Сейчас нужно написать больше дюжины рассказов на Второй конкурсы прозы, что проводится здесь на сайте. Один рассказ уже в теме. Сегодня работал над вторым - пока всё беспросветно. А тема интересная - приключение. Короче, пишу отсебятину из прошлой жизни, точнее , из детства.
Быть добру!
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 28 августа 2012 в 18:48 0
все отлично! а часто избиты фразы для взрослых, являются открытием для подростков!