Адель

10 февраля 2014 - Евгений Таганов

А Д Е Л Ь

 

История любви в двух действиях

 

Действующие лица:

 

ЗАХАРОВ

КРИСТИНА

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

Лесная поляна. Далекий гудок электрички. Входит Захаров, через плечо у него дорожная сумка, в руке пишущая машинка. Слышится лошадиное ржание и удаляющийся топот копыт. Вбегает Кристина в костюме для верховой езды.

 

         КРИСТИНА. Ну вот, опять! Чертовка хвостатая! (Захарову.) Эй, мужик, поймай ее. Только скоренько, скоренько! Уйдет. Ну, что же ты!

         ЗАХАРОВ. Н-да, все было, но за лошадью меня еще никто не посылал.

         КРИСТИНА. Что за дела! Я заплачу. Ну уйдет же!

         ЗАХАРОВ. Девушка, у меня дочь старше вас.

         КРИСТИНА. Поймайте ее, я умоляю!

         ЗАХАРОВ. Черт бы меня побрал! (Снимает сумку, ставит машинку.) Эй, травяной мешок! Кось, кось, кось. (Уходит.)

 

Телефонный звонок. Кристина вынимает из кармана сотовый телефон.

 

         КРИСТИНА. Да, мой светлый... Да ничего не случилось... Просто захотелось побыть одной. Ты же знаешь, какая я дикарка... Ты, это ты, но твоих гостей в больших количествах я перевариваю с трудом... Нет, прогонять никого не надо. Я привыкну, обещаю  тебе.  Пускай Зина не забудет добавить в ванну тот экстракт, что я вчера привезла.

 

Входит Захаров, за уздечку держит стоящую за кулисой лошадь.

 

Какой захочешь пеньюар, такой я и надену. Ну вы прямо волшебник. (В трубку.) Это не тебе. Да, могу вслух сказать, я тебя всячески целую и вообще ты у меня самый обожаемый мужчина. Все, пока. (Прячет телефон.) Как вам это удалось? Ах ты, маленькая безобразница.

         ЗАХАРОВ. Держи и больше не теряй.

         КРИСТИНА. Она же никого чужого к себе не подпускает.

         ЗАХАРОВ. Меньше надо в телефон пузырей пускать самым обожаемым.

         КРИСТИНА. Вы наверно сами никогда не любили, раз называете это пузырями.

         ЗАХАРОВ. Наедине сколько угодно, а при посторонних это только людей смешить.

         КРИСТИНА. Я же сказала, что вы сами уже все это забыли, поэтому и бурчите.

         ЗАХАРОВ. Как зовут?

         КРИСТИНА. Кристина.

         ЗАХАРОВ. Не тебя.

         КРИСТИНА. Адель. Что значит благородная. Никакого насилия над собой не терпит. Чуть что, сразу на волю. За что и люблю, заразу.

         ЗАХАРОВ. Крепче держи свою Адель, в другой раз не побегу.

         КРИСТИНА. Подойдете после обеда к дому Шаталова. Ну, который на замок похож.

         ЗАХАРОВ. Зачем?

         КРИСТИНА. За гонораром.

         ЗАХАРОВ. А, ну да, обязательно.

         КРИСТИНА. Спасибо дядя папа. Привет дочке. Не забудьте: сегодня после обеда. (Уходит.)

 

Топот конских копыт.

 

         ЗАХАРОВ. Не тем ты, Захаров, всю жизнь занимался, не тем. Лошадей ловить у тебя гораздо лучше получается. Разъездились. В следующем году, смотришь, уже на соколиную охоту нарвусь. Надо будет потренироваться за утками по камышам бегать и в зубах приносить. (Уходит.)

 

         Одинокая лесная избушка. Входит Захаров, щелкает выключателем.

 

         ЗАХАРОВ. Ага, свет на месте. Самое главное. Жить можно. (Смахивает со стола пыль, ставит машинку, достает вещи, из сумки падает на пол пистолет.) Ну, естественно, растительное масло забыл. Жареное есть вредно. Если книг четное количество – навожу порядок, если нечетное – сажусь работать. (Вынимает книги.) ...Шесть, семь. Судьба... (Прячет пистолет.) А чем ответили половцы? Двумя набегами. (Вставляет в машинку лист и начинает печатать.) На поход Владимира Боняк ответил набегами на Переяславль в 1105 и 1107 годах.  Второй поход был отбит семью князьями. Эта победа не сулила покоя, и Владимир в 1110 году попытался предпринять новый поход, но столь вяло, что... (Затемнение.)

 

Топот копыт. Входит Кристина.

 

         КРИСТИНА. Ну как я вас вычислила?

         ЗАХАРОВ. Черт, мысль потерял!

         КРИСТИНА. Так вот какие ваши хоромы. С удобствами во дворе. И сразу аки пчела за работу.

         ЗАХАРОВ. Как ты сказала?

         КРИСТИНА. Когда?

         ЗАХАРОВ. Только что. «Аки пчела». Откуда ты это взяла?

         КРИСТИНА. Мой Шаталов любит так говорить.

         ЗАХАРОВ. Шаталов и есть предмет неудержимого обожания?

         КРИСТИНА. Он мой жених.

         ЗАХАРОВ. В самом деле?

         КРИСТИНА. А что вас удивляет?

         ЗАХАРОВ. За версту видно, что ты в жены никак не годишься.

         КРИСТИНА. Это еще почему?

         ЗАХАРОВ. Тип представительской жены: очень удобной на презентациях и совершенно невыносимой в повседневной жизни.

         КРИСТИНА. Откуда вам знать?

         ЗАХАРОВ. Дядя жизнь прожил.

         КРИСТИНА. И чем же она невыносима? Я имею в виду такой тип женщины.

         ЗАХАРОВ. Утрачивает чувство реальности. Думает, что это не она вращается вокруг солнца, а другие планеты вращаются вокруг нее.

         КРИСТИНА. И чем же это плохо?

         ЗАХАРОВ. Девушка, вы что-то хотели?

         КРИСТИНА. Мне просто захотелось узнать, кто живет в самой главной развалюхе нашего фешенебельного дачного района. Говорили, тут каждое лето один археолог из города живет. Это вы?

         ЗАХАРОВ. Уже не археолог.

         КРИСТИНА. А меня Кристина зовут. Я тут главная местная амазонка. Есть, правда, уже и другие, но они ездить не умеют. А я Адель тихонько каблуком толкну – и только нас и видели. Дворня остается позади.

         ЗАХАРОВ. Кто?

         КРИСТИНА. Ну, кто ездить верхом не умеет. А им и лучше. Тут же садятся в кружок и начинают квасить по-черному. А я тем временем одна по нехоженым здешним лесам на Адели пробираюсь.

         ЗАХАРОВ. Все прекрасно. Но зачем мне знать об этом?

         КРИСТИНА. Между прочим, Адель как только ваш запах почувствовала сразу быстрей поскакала.

         ЗАХАРОВ. И что мне по этому поводу надо делать?

         КРИСТИНА. Не знаю, нравитесь вы ей.

         ЗАХАРОВ. Передай ей, мое чувство взаимно.

         КРИСТИНА. Может сами передадите?

         ЗАХАРОВ. Кому?

         КРИСТИНА. Адели, не мне. Вы что, не любите лошадей? А я на них прямо помешана. Не представляю себе мужчину, который не хотел бы ездить верхом. Хотите, научу?

         ЗАХАРОВ. Что, ездить верхом? На Адели?

         КРИСТИНА. Нет, она для вас слишком горячая. У нас есть лошади поспокойней.

         ЗАХАРОВ. И много?

         КРИСТИНА. Пока только четыре. Но Шаталов хочет расширить конюшню. Чтобы на двадцать чистокровок.

         ЗАХАРОВ. Зачем же столько?

         КРИСТИНА. У него друзей много. Чтобы на каждого хватило.

         ЗАХАРОВ. А соколиная охота тоже будет?

         КРИСТИНА. Нет, а что?

         ЗАХАРОВ. Да так, ничего.

         КРИСТИНА. А я как чувствовала, что вы к нашему бунгало не пойдете.

         ЗАХАРОВ. Это которое на замок похоже? Бунгало, между прочим, одноэтажный дом с верандой. Все, что больше одного этажа, бунгало называться не может.

         КРИСТИНА. В самом деле? Ну, я его теперь приколю! А то все: бунгало и бунгало, а в бунгало четыре с половиной этажа. Так вы не выйдите к ней?

         ЗАХАРОВ. К кому?

         КРИСТИНА. Я же сказала: вас Адель ждет.

         ЗАХАРОВ. Собаку поймать не надо?

         КРИСТИНА. У меня нет собаки.

         ЗАХАРОВ. Жаль, а то бы я поймал.

         КРИСТИНА. Я деньги привезла. За Адель.

         ЗАХАРОВ. Хорошо, положи их туда, на полочку.

         КРИСТИНА. Сто баксов устроит?

         ЗАХАРОВ. Устроит.

         КРИСТИНА. А сто пятьдесят?

         ЗАХАРОВ. Меня ждут половцы.

         КРИСТИНА. Кто?

         ЗАХАРОВ. Ну, это такой рэкет в старину был.

         КРИСТИНА. Я могу оставить сто пятьдесят.

         ЗАХАРОВ. Сколько хочешь оставляй, только...

         КРИСТИНА. ...катись отсюда, вы хотели сказать. Я всегда считала мужчин вашего возраста более вежливыми.

         ЗАХАРОВ. Обычное заблуждение.

         КРИСТИНА. Я переплатила вам пятьдесят баксов и хочу за это побыть здесь еще десять минут.

         ЗАХАРОВ. Правильно, так и надо с этими пожилыми хамами разговаривать. (Возвращается к пишущей машинке.) «...новый поход, но столь вяло, что...» Что вяло?.. (Начинает печатать.) Но столь вяло, что половцев не встретил, зато те разграбили много сел в Переяславльском княжестве. Лишь в следующем году, снова весной, князья Святополк, Владимир и Давыд двинулись...

         КРИСТИНА. Откуда вы все это берете? Из головы?

         ЗАХАРОВ. Как?

         КРИСТИНА. Придумываете или просто выучили и знаете?.. Проведайте Адель и я от вас отстану.

         ЗАХАРОВ. Что я счас сделаю с этой твоей Аделью! (Вскакивает из-за стола.)

         КРИСТИНА. Обождите. Горбушку хлеба сахаром посыпьте, она это обожает.

         ЗАХАРОВ. Без сахара обойдется. (Ломает корку хлеба и выходит.)

 

Кристина подходит к машинке и печатает на ней несколько слов.

Захаров возвращается.

 

         КРИСТИНА. Правда, она великолепна?

         ЗАХАРОВ. Ничего особенного, лошадь как лошадь.

         КРИСТИНА. Вы почувствовали на своей ладони ее дыхание и мягкие губы?

         ЗАХАРОВ. Ну, почувствовал.

         КРИСТИНА. А как она переступает своими точеными ножками! А как косит глазом!

         ЗАХАРОВ. Только, пожалуйста, не так эротично.

         КРИСТИНА. Ага! Значит, вы тоже ощутили как все это эротично!

 

Телефонный звонок.

 

         КРИСТИНА (достает сотовый телефон). В чем дело, мой светлый?.. Тебя даже на десять минут нельзя одного оставить, сразу звонить. Так ты все свои мульёны просадишь... Ну целую, целую. (Выключает телефон.)

         ЗАХАРОВ. Мой светлый. Он, что, блондин?

         КРИСТИНА. Жгучий брюнет. Это я сама так придумала. Самый светлый этап моей жизни.

         ЗАХАРОВ. И портить его такими словесами. Нет, это только безмозглые женщины могут до такого додуматься. Два воркующих голубочка.

         КРИСТИНА. Ничего лучше этой воркотни человечество еще не придумало. А вам просто завидно.

         ЗАХАРОВ. Кто же так, девочка, о любви говорит?

         КРИСТИНА. Скажите лучше.

         ЗАХАРОВ. Мои лекции денег стоят.

         КРИСТИНА. Я заплачу. Сколько?

         ЗАХАРОВ. Значит, так. Твое затянувшееся присутствие здесь означает только одно. Ну, что ж, я готов. (Расстилает постель и с решительным видом направляется к Кристине.)

         КРИСТИНА (отбегает). Эй, эй, дядя, вы что?

         ЗАХАРОВ. Мадам, мое разбитое сердце у ваших ног. Возьмите его и владейте. Ну куда же вы, мадам? Адель в другой стороне.

         КРИСТИНА. Псих ненормальный! (Убегает.)

 

Удаляющийся топот копыт.

 

         ЗАХАРОВ. А ведь действительно думает, что влюблена в него и все небо в алмазах. (Садится за машинку). «Князья Святополк, Владимир и Давыд двинулись на Канарские острова...» Куда? Ну, хулиганка! А это что? (Берет со стола сотовый телефон.) Может кому на халяву позвонить? А, в университет. А что скажу? Что князья Святополк и Владимир двинулись на Канарские острова? Жене. (Начинает набирать номер.) Нет. Что я ей скажу? Привет, жена, как хорошо, что мы с тобой расстались. А она мне в ответ:  привет, Захаров, как там твои половцы? Кефиру, что ли, выпить? (Открывает пакет и пьет кефир. Мигает и гаснет настольная лампа.) Ну вот, теперь еще и лампу чинить. (Затемнение.)

 

Захаров моет посуду. Телефонный звонок. Захаров берет телефон.

 

         ЗАХАРОВ. Да. Я слушаю.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с сотовым телефоном). Алло, это вы? Значит, это у вас я свой телефон оставила? Слава богу, а то думала, по дороге обронила. Ну что, успокоились немного? Ничего не хотите мне сказать?

         ЗАХАРОВ. Да, извини, что поймать не удалось. Ты бегаешь быстрей, чем твоя Адель.

         КРИСТИНА. Значит, вы только за это хотите передо мной извиниться?

         ЗАХАРОВ. А за что же еще?

         КРИСТИНА. Чем вы сейчас занимаетесь? Печатаете?

         ЗАХАРОВ. Пообедал, теперь посуду мою.

         КРИСТИНА. А я по видику новый фильм смотрю, каннского призера. Все уже не выдержали, разошлись, а я сижу, смотрю. А у вас дома видик есть?

         ЗАХАРОВ. Есть.

         КРИСТИНА. А видеотека хорошая?

         ЗАХАРОВ. Так себе.

         КРИСТИНА. Ну назовите несколько названий.

         ЗАХАРОВ. Я на кассеты оперы и балеты записываю.

         КРИСТИНА. Оперы? И что потом их смотрите?

         ЗАХАРОВ. Да, регулярно.

         КРИСТИНА. Вы шутите. Никогда не видела человека, который бы записывал на видик оперы.

         ЗАХАРОВ. Вот таким выродком я уродился.

         КРИСТИНА. Адель, как всегда передает вам пламенный привет.

         ЗАХАРОВ. Она что, тоже смотрит каннского призера?

         КРИСТИНА. Почти.

         ЗАХАРОВ. Как прошла разъяснительная работа? Насчет бунгало.

         КРИСТИНА. А, очень хорошо. Шаталов сказал, что я опять самая умная.

         ЗАХАРОВ. Не отчаивайся, он просто сильно преувеличил.

         КРИСТИНА. А с вами, оказывается, очень занятно беседовать.

         ЗАХАРОВ. Да, по телефону я особенно неотразим.

         КРИСТИНА. Хотите, я завтра приведу вторую лошадь, и мы вместе покатаемся?

         ЗАХАРОВ. Я боюсь, Адель будет сильно ревновать.

         КРИСТИНА. Это я беру на себя. Ну так как?

         ЗАХАРОВ. Как-нибудь в другой раз.

         КРИСТИНА. В другой раз не получится. Послезавтра я выхожу замуж.

         ЗАХАРОВ. В самом деле? Как-то не очень похоже.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Невесты такими не бывают.

         КРИСТИНА. А может я необычная невеста.

         ЗАХАРОВ. Тогда другое дело.

         КРИСТИНА. Ну так поедете?

         ЗАХАРОВ. А что скажет жених?

         КРИСТИНА. Главное, что скажу я.

         ЗАХАРОВ. Позвони мне завтра с утра, хорошо?

         КРИСТИНА. Утро это в семь или в одиннадцать?

         ЗАХАРОВ. Лучше в половине шестого.

         КРИСТИНА. Хорошо, договорились. До завтра.

         ЗАХАРОВ. Привет Адели.

 

Кристина выключает телефон и уходит. Захаров возвращается к тазу с грязной посудой.

 

         ЗАХАРОВ. Черт, вода совсем остыла! (Затемнение.)

 

                   Захаров в постели читает книгу. Звонок телефона.

 

         ЗАХАРОВ (в трубку). Да, я слушаю.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Я вас не разбудила?

         ЗАХАРОВ. Нет.

         КРИСТИНА. Представляете, меня освободили от всех дел. Пять мужиков и четыре женщины хлопочут целую неделю о моей свадьбе, а я ничем не занимаюсь. Вы правильно заметили, что на невесту я никак не похожа.

         ЗАХАРОВ. Приедь ко мне.

         КРИСТИНА. Не поняла.

         ЗАХАРОВ. Возьми Адель и приезжай ко мне.

         КРИСТИНА. Я, конечно, плохая невеста, но не до такой же степени. А ваше предложение вообще за гранью фола.

         ЗАХАРОВ. Все так, но сделай, как я прошу.

         КРИСТИНА. Зачем?

         ЗАХАРОВ. Мне нужны твои губы, твой запах, твое дыхание.

         КРИСТИНА. Вы с ума сошли. Ни-за-что. Я люблю другого. Он сказочный принц: красивый, богатый и молодой.

         ЗАХАРОВ. Я тебя не спрашиваю, кого ты любишь. Просто войди в мою жизнь и все.

         КРИСТИНА. Чего это вдруг вас так на ласки потянуло? А, понимаю, ночь, луна, холодная одинокая постель.

         ЗАХАРОВ. Все это потом скажешь. Бери Адель и едь.

         КРИСТИНА. Как вы нетерпеливы. А почему бы вам своей жене не позвонить? Или еще кому. Старая любовь она не стареет.

         ЗАХАРОВ. Мне старая не нужна. Что я должен сделать, чтобы ты приехала?

         КРИСТИНА. Вот это уже теплее. Мы, кажется, уже начали торговаться?

         ЗАХАРОВ. Начали и закончили. Смотри свой видик, а я спать хочу. Спокойной ночи. (Выключает телефон.)

         КРИСТИНА. Что за мерзкий старик! (Затемнение.)

 

На следующее утро. Захаров спит. Топот копыт. Входит Кристина и громко хлопает книгой по столу.

 

         ЗАХАРОВ (вскакивает). А, это ты... Сколько времени?

         КРИСТИНА. Полшестого утра.

         ЗАХАРОВ. А что случилось?

         КРИСТИНА. Ты просил, я пришла.

         ЗАХАРОВ. С каких пор мы на «ты»?

         КРИСТИНА. Ну ты же называешь меня на «ты».

         ЗАХАРОВ. Мне можно.

         КРИСТИНА. А мне нет?

         ЗАХАРОВ. Тебе нет.

         КРИСТИНА. Ночью у вас совсем другой был голос.

         ЗАХАРОВ. Отвернись, я переоденусь.

         КРИСТИНА. У вас очень замечательная пижама.

         ЗАХАРОВ. Тем более. (Переодевается.)

         КРИСТИНА. Я привела вторую лошадь.

         ЗАХАРОВ. Зачем?

         КРИСТИНА. Для прогулки.

         ЗАХАРОВ. И что, ты действительно думаешь, что я вот так сейчас вскочу в седло и буду с тобой чинно прогуливаться?

         КРИСТИНА. Почему бы и нет?

         ЗАХАРОВ. Ты и в самом деле ненормальная.

         КРИСТИНА. А в чем, собственно, проблема? Боитесь выглядеть неуклюжим? Или вообще не умеете ездить верхом? Так и скажите.

         ЗАХАРОВ. Даже не знаю, как тебе подоступней объяснить. Вот стоит в музее кровать, на которой спал царь. Ты ее покупаешь, ставишь в свой дом и ложишься на нее спать. Так?

         КРИСТИНА. И что?

         ЗАХАРОВ. А я так сделать, например, не могу.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Опять почему? Да просто потому, что не могу. Потому что я не просто сам по себе, а несу в себе всех своих предков и всех потомков и отвечаю за них. Ладно, тебе это все равно не понять. Кофе будешь?

         КРИСТИНА. Буду. Ну, а все-таки?

         ЗАХАРОВ (готовит кофе). Мои прадеды были обычными крестьянами. Моя бабка окончила педучилище и стала сельской учительницей. Мой отец окончил институт и стал главным инженером завода. Я сам окончил университет и аспирантуру и стал университетским доцентом. Моя дочь после окончания школы хотела пойти работать в турфирму, но я ей запретил, сказал, чтобы обязательно сначала получила высшее образование, сейчас она на третьем курсе... Сколько тебе сахара?

         КРИСТИНА. Две ложки. Короче, вы считаете, что не имеете пока морального или какого там еще права владеть особняком, «Мерседесом», ездить на чистокровной верховой лошади?

         ЗАХАРОВ. Это не настоящее.

         КРИСТИНА. Что?

         ЗАХАРОВ. То, что ты назвала.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Будет настоящим, когда ты все это получишь из рук своих родителей.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Опять почему. Потому что из сословия в сословие одним махом только выскочки перескакивают, которых никто за настоящих людей не принимает.

         КРИСТИНА. А что же делать? Становиться аристократом постепенно? Отец покупает «Мерседес», сын – особняк, внук строит шикарную конюшню.

         ЗАХАРОВ. Это не я, это ты сама сказала.

         КРИСТИНА. Глупости. Человеку хочется всего и сейчас. Нелепый какой-то разговор.

         ЗАХАРОВ. Я просто пытался тебе объяснить, почему я не могу с тобой отправиться на прогулку верхом.

         КРИСТИНА. Мои доллары как лежали, так и лежат.

         ЗАХАРОВ. Я их всю ночь прятал, прятал, да так и не спрятал.

         КРИСТИНА. Почему вы все время хотите меня выставить полной дурой?

         ЗАХАРОВ. А что, так заметно?

         КРИСТИНА. Заметно.

         ЗАХАРОВ. Почему? А ты не подставляйся.

         КРИСТИНА. Я говорю самые обычные слова.

         ЗАХАРОВ. Это тебе так кажется.

         КРИСТИНА. Я навела о вас кой-какие справки.

         ЗАХАРОВ. Так быстро?

         КРИСТИНА. Компьютер и доступ к секретным данным.

         ЗАХАРОВ. И что такого секретного есть в моей жизни?

         КРИСТИНА. То, чего я не знала, но предполагала.

         ЗАХАРОВ. Даже так!

         КРИСТИНА. Вы действительно преподаете в университете, только что выдали замуж свою дочь и сразу же развелись с собственной женой.

         ЗАХАРОВ. Там так и указано?

         КРИСТИНА. У нас в стране хорошие традиции сбора персональных данных.

         ЗАХАРОВ. А там нет про то, что я свою жену тоже выдал замуж?

         КРИСТИНА. Как это?

         ЗАХАРОВ. А вот так.

         КРИСТИНА. Шутите?

         ЗАХАРОВ. Если помоешь посуду – расскажу.

         КРИСТИНА. Я лучше пыль смету,

         ЗАХАРОВ. Сметай. Тряпка там.

         КРИСТИНА (начинает сметать пыль). Я слушаю.

         ЗАХАРОВ. Я не мог допустить, чтобы моя разведенная жена стала потерянной, комплексующей особой и озадачился обеспечить ее новым мужем. И обеспечил.  Один мой старый, еще школьный приятель никак не мог найти себя в семейной жизни, только официальным браком был женат два раза, не говоря о подругах. Ну и как водится, считал мою семью образцово-показательной. Был, что называется без вредных привычек, хорошо зарабатывал.

         КРИСТИНА. А почему был?

         ЗАХАРОВ. Потому что я одновременно избавился и от жены, и от него. Не могу же я по-прежнему заворачивать к нему «на огонек» и делать вид, что все в порядке?

         КРИСТИНА. Ну с вами точно не соскучишься.

         ЗАХАРОВ. Лучше мети, старания не вижу.

 

Телефонный звонок. Потом еще раз.

 

         КРИСТИНА (достает телефон). Да, мой светл... Нет, просто поперхнулась... Не хотела тебя будить, ты так сладко спал... Что, уже привезли? Так бы сразу и сказал. Все, уже скачу. (Выключает телефон.) Свадебное платье привезли.

         ЗАХАРОВ. Это святое.

         КРИСТИНА. А что если я вас тоже на свадьбу приглашу? Серьезно, приходите. Завтра в три часа. Мой Шаталов тоже вроде вас, ему надо, чтобы было все свое. Закупил двадцать раскладушек, чтобы потом все гости у нас же в доме и разместились. Поэтому количество гостей специально ограничено. Но моих родителей не будет — папа тяжело заболел, потом еще шурин Шаталова не сможет приехать, в общем, места хватит. Только ради бога без этих заумных бредней, почему вы не сможете прийти!

         ЗАХАРОВ. Хорошо, без бредней. Я, когда напиваюсь, ко всем лезу драться.

         КРИСТИНА. Вы?

         ЗАХАРОВ. Я.

         КРИСТИНА. Опять разыгрываете?

         ЗАХАРОВ. В общем, я твое приглашение принимаю.

         КРИСТИНА. Нет, в таком случае лучше сидите дома. Я вам потом кусок свадебного торта пришлю.

         ЗАХАРОВ. Буду премного благодарен, принцесса.

         КРИСТИНА. Почему принцесса?

         ЗАХАРОВ. Ну, если он принц...

         КРИСТИНА. Вы же его совершенно не знаете. Он все заработал собственной головой и талантом.

         ЗАХАРОВ. Кто бы спорил.

         КРИСТИНА. Нет у меня времени больше с вами разбираться.

         ЗАХАРОВ. Ты забыла телефон.

         КРИСТИНА. Пусть он побудет еще у вас. Там таких навалом. Я пошла. (Уходит.)

         ЗАХАРОВ. Норма по эротике на сегодня, кажется, выполнена. Мужики, ваши кони, я вижу, застоялись. Последний взмах тряпки и я снова ваш. (Садится за машинку и начинает печатать. Затемнение.)

 

Телефонный звонок.

 

         ЗАХАРОВ (вскакивает и бежит к телефону). Да.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Поздравляю, вы меня хорошо отравили.

         ЗАХАРОВ. Я старался.

         КРИСТИНА. Вам меня не жалко?

         ЗАХАРОВ. Нисколечко.

         КРИСТИНА. Это вы мне отомстили за ночь?

         ЗАХАРОВ. За ночь расплата будет еще более тяжелой.

         КРИСТИНА. Мне и раньше вся эта помпезность как-то мало нравилась, а после ваших слов вообще. На что не посмотрю, все кажется ненастоящим.  Портниху ни за что обидела. Поваров высмеяла. Один Шаталов смеется, называет мои выдурки синдромом капризной невесты.

         ЗАХАРОВ. Может так оно и есть?

         КРИСТИНА. Ничего так ни есть! Вы же презираете меня, скажите, да?

         ЗАХАРОВ. За что я должен тебя презирать? С какой стати? Я видел тебя два раза в жизни.

         КРИСТИНА. Вы очень хорошо объяснили, почему такие люди как вы должны презирать таких, как я.

         ЗАХАРОВ. Кристиночка, ты меня с кем-то перепутала. Я ничего такого не говорил.

         КРИСТИНА. Говорили. Может не такими словами, но говорили. У вас даже телевизора нет, а вы счастливы.

         ЗАХАРОВ. С чего ты так решила? А ну успокойся!

         КРИСТИНА. И поступки у вас не такие, как у них.

         ЗАХАРОВ. Да не было у меня никаких поступков.

         КРИСТИНА. А Адель кто поймал?

         ЗАХАРОВ. Стоп! Я знаю, в чем дело.

         КРИСТИНА. В чем?

         ЗАХАРОВ. Ты первый человек, кто принял мои бредни за чистую монету.

         КРИСТИНА. А вы что, шутили?

         ЗАХАРОВ. Нет, не шутил. Просто у тебя пониженная самозащита. Нормальные люди должны все это только высмеивать, а ты почему-то к сердцу принимаешь.

         КРИСТИНА. Мне плохо.

         ЗАХАРОВ. Но ты же любишь своего Шаталова?

         КРИСТИНА. Люблю. Но стала почему-то смотреть на него вашими глазами.

         ЗАХАРОВ. Но я никак на него не смотрю.  Я его и  в глаза никогда не видел.

         КРИСТИНА. Все равно мне плохо.

         ЗАХАРОВ. Ты завтра будешь самой красивой и нарядной, и все женщины будут завидовать тебе.

         КРИСТИНА. Да, я знаю.

         ЗАХАРОВ. Ты станешь полной хозяйкой большого поместья, и твоя жизнь наполнится новым интересным смыслом.

         КРИСТИНА. Я знаю.

         ЗАХАРОВ. Ты поедешь в упоительное свадебное путешествие на какой-нибудь Кипр или Канарские острова.

         КРИСТИНА. Да, у нас заказаны билеты в Таиланд.

         ЗАХАРОВ. Вот видишь.

         КРИСТИНА. Я хочу встретиться с вами.

         ЗАХАРОВ. Как это?

         КРИСТИНА. Просто погулять по лесу. Не хотите на лошадях, давайте пешком походим.

         ЗАХАРОВ. У тебя завтра в три часа свадьба.

         КРИСТИНА. В три мы только назад вернемся, а роспись в двенадцать часов.

         ЗАХАРОВ. Тем более.

         КРИСТИНА. Вы отказываетесь?

         ЗАХАРОВ. А как ты это своим объяснишь?

         КРИСТИНА. Я же говорила, с меня никто объяснений не требует. Пошла и пошла, никто не остановит.

         ЗАХАРОВ. Не я твой жених. У меня бы ты так не походила.

         КРИСТИНА. Вы отказываетесь?

         ЗАХАРОВ. Нет.

         КРИСТИНА. Тогда выходите и идите в сторону электрички. Посередине я вас встречу. (Выключает телефон и уходит.)

         ЗАХАРОВ. Господи! Какие-то Адели, невесты-истерички! И это на дачах. Какие же они в городе тогда?  (Одевается и уходит.)

 

Лесная поляна. С одной стороны входит Захаров, с другой Кристина.

 

         КРИСТИНА. Вы накаркали. С меня потребовали объяснений, куда я иду.

         ЗАХАРОВ. Кто, жених?

         КРИСТИНА. Если бы. Его мама.

         ЗАХАРОВ. А ты что думала. Я помню, лет пять привыкнуть не мог. То был человек один, один, а стал вдруг вдвоем, вдвоем. И целая куча новой родни. Но ничего, организм постепенно перестроился.

         КРИСТИНА. Если так, то почему вы сами тогда развелись?

         ЗАХАРОВ. Это долгая песня.

         КРИСТИНА. Все равно расскажите. Вы говорили про представительских жен. Это с этим связано?

         ЗАХАРОВ. В общем, да.

         КРИСТИНА. «Очень удобная на презентациях и совершенно невыносимая в обычной жизни».

         ЗАХАРОВ. Тебе это не грозит.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. В мое время была другая жизнь. Это сейчас какая-нибудь дура может радостно сообщить по телевизору на всю страну: а я не умею готовить и все ей умильно аплодируют. А в мое время это было равносильно тому, как если бы мужчина сказал: я не люблю заниматься сексом.

         КРИСТИНА. И что она, не умела готовить?

         ЗАХАРОВ. Умела. Только делала это последние пять лет по своему настроению.

         КРИСТИНА. И поэтому вы не выдержали?

         ЗАХАРОВ. И поэтому я научился готовить, стирать, пришивать пуговицы сам. И очень благодарен ей за это. Теперь я полностью автономный, самодостаточный человек.

         КРИСТИНА. Во всем?

         ЗАХАРОВ. Когда меня тянет на ласки, я умею находить их.

         КРИСТИНА. Ну да, я уже видела, как у вас это получается.

         ЗАХАРОВ. Бывают и другие варианты.

         КРИСТИНА. А у нее других не было? Она вам не изменяла?

         ЗАХАРОВ. В том-то и дело, что нет. Поэтому все столько времени и тянулось.

         КРИСТИНА. А теперь стало лучше? Только честно.

         ЗАХАРОВ. Да.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Да как сказать. Наверно потому, что это делает меня сильным. Я все время настороже, мне нравится постоянно быть ко всему готовым. Обостряет все чувства.

         КРИСТИНА. А другой человек?

         ЗАХАРОВ. Другой человек расслабляет.

         КРИСТИНА. Мне казалось, что наоборот другой человек придает твой жизни особый объем, вызывает в тебе дополнительные источники сил, желание заботиться не только о себе.

         ЗАХАРОВ. Все правильно, так оно первых пятнадцать лет и бывает.

         КРИСТИНА. Я ведь тоже была замужем когда-то. Правда. В восемнадцать лет выскочила, еле дождалась. Через год развелась и стала, как вы говорите сильной, надеяться только на саму себя. У нас с Шаталовым роман уже больше двух лет. А теперь он предъявил мне ультиматум: или женимся — или расходимся. И хочет меня всячески обворожить этой будущей нашей супружеской жизнью, когда дом — полная чаша.

         ЗАХАРОВ. Не о том ты, девушка, говоришь.

         КРИСТИНА. Он по-прежнему для меня сказочный принц, вот только его королевство слишком уж конкретно вторгается в меня. Когда я говорю ему, что всего этого для меня слишком много, он только смеется в ответ. Говорит это для того, чтобы наш сын потом мог проиграть все это в каком-нибудь Лас-Вегасе.

         ЗАХАРОВ. Молодец, вот это по-гусарски.

         КРИСТИНА. Но я не хочу, чтобы мой муж занимался только бесконечным расширением своего бизнеса. Я так и не привыкла к нашей прислуге. А ее становится все больше и больше. Как все это остановить не знаю.

         ЗАХАРОВ. Можно сделать очень просто.

         КРИСТИНА. Как?

         ЗАХАРОВ. Дело в том, что частной собственности вообще в природе не существует. Никто не может помешать мне любоваться вашим замком или твоей Аделью. И в могилу с собой вы их тоже не утащите. Следовательно, вы всего лишь сторожа и няньки над некоторым количеством движимости и недвижимости и только. А определить, насколько это все человеку действительно нужно не сложно. Вот, например, у меня в домашней библиотеке полторы тысячи книг и если надо, я их все могу тебе в любой момент перечислить. Попроси своего Шаталова перечислить все свое имущество. То, чего он не сможет вспомнить, и будет лишним. Или пускай назовет год и день рождения всех своих служащих. Кого не сможет вспомнить, значит, эти люди не являются его командой, и он не имеет права распоряжаться ими. Впрочем, это так, некий психологический тест никого ни к чему не обязывающий. Мир все равно пошел другим путем.

         КРИСТИНА. Мир?

         ЗАХАРОВ. Ну да. Когда-то для первых английских бизнесменов делом чести было заработать пятьдесят тысяч фунтов и тут же уйти на покой, не мучая своим богатством ни природу, ни других людей.

         КРИСТИНА. Вы опять вливаете в меня новую порцию яда.

         ЗАХАРОВ. Я полагаю, это наш последний разговор?

         КРИСТИНА. Последний? Какое ужасное слово.

         ЗАХАРОВ. Тебе надо сегодня пораньше лечь спать и как следует выспаться.

         КРИСТИНА. Значит, вы все же советуете мне ни о чем не думать, а мирно плыть по течению?

         ЗАХАРОВ. Я ничего никому не советую, тем более таким самостоятельным амазонкам.

         КРИСТИНА. Теперь уж вам никто не будет мешать разбираться с вашими половцами.

         ЗАХАРОВ. Ты только в первый раз мешала. А потом я стал ощущать от наших бесед даже какой-то комфорт.

         КРИСТИНА. Как от приятной безделушки.

         ЗАХАРОВ. Безделушка и в самом деле была приятной.

         КРИСТИНА. Мне пора возвращаться. Не против, если я вас поцелую на прощанье?

         ЗАХАРОВ (отступая). А вот этого не надо.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Пожилым мужчинам это вредно.

         КРИСТИНА. Ну как знаете. Так не придете на свадьбу?

         ЗАХАРОВ. Не приду.

         КРИСТИНА. Сплошные «нет». Тогда прощайте.

         ЗАХАРОВ. Адели привет.

         КРИСТИНА. Обязательно передам. Ну идите.

         ЗАХАРОВ. Иду. (Расходятся в разные стороны. Затемнение.)

 

Лесная избушка.

 

         ЗАХАРОВ (ходит из угла в угол). Давно что-то никто не звонил. За два дня месячную норму по болтовне выполнил. То же мне спокойное место для работы... Крошатся салаты, жарятся молочные поросята, готовится селедка под шубой, выбираются лучшие платья. Спрашивается, какое мне дело до всего этого. Спрашивается и ничего не отвечается. Неужели мы так и не доиграем эту партию? Ну придумай самый дурацкий предлог и позвони сам. Мол, я еще не все досказал, почему тебе надо непременно выходить замуж за твоего Шаталова.

 

 Телефонный звонок.

 

Ага! (В телефон.) Да. Алло.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Он все назвал.

         ЗАХАРОВ. Что?

         КРИСТИНА. Он все назвал.

         ЗАХАРОВ. Все имущество?

         КРИСТИНА. Да. И всех своих подчиненных.

         ЗАХАРОВ. Я тебя поздравляю. А как тебе это удалось?

         КРИСТИНА. Просто попросила сделать мне такой свадебный подарок.

         ЗАХАРОВ. Видишь как хорошо.

         КРИСТИНА. Вижу.

         ЗАХАРОВ. Значит, он действительно живет этим.

         КРИСТИНА. Еще  я попросила его вспомнить наше первое знакомство.

         ЗАХАРОВ. А вот этого не надо было делать.

         КРИСТИНА. Но почему, если он помнит дни рождения своих сотрудников?

         ЗАХАРОВ. Его забывчивость только доказывает, что он серьезный мужчина.

         КРИСТИНА. Я знаю, что вы любое черное можете превратить в белое.

         ЗАХАРОВ. Представляешь, сколько завтра будет цветов, музыки, поздравлений. А как там Адель? Она не ревнует?

         КРИСТИНА. Не знаю. За ней есть кому смотреть.

         ЗАХАРОВ. А в Таиланд вы когда полетите? На второй день?

         КРИСТИНА. Нет, попозже. Ему надо еще кое-какие срочные дела закончить, контракт с немцами подписать.

         ЗАХАРОВ. Так у меня есть надежда, что ты мне действительно кусочек свадебного торта привезешь.

         КРИСТИНА. Нет. Вы ужасный человек, я к вам больше никогда не приду.

         ЗАХАРОВ. Умница. Так  и надо. А телефон я сам дня через три к вам в замок завезу. Хорошо?

         КРИСТИНА. Хорошо.

         ЗАХАРОВ. Тогда пока?

         КРИСТИНА. Все что вы говорите, это ложь, ложь и ложь.

         ЗАХАРОВ. Ну естественно.

         КРИСТИНА. И правильно, что от вас ушла жена. Ни одна бы женщина не смогла жить с таким, как вы.

         ЗАХАРОВ. Они и не живут.

         КРИСТИНА. Меня зовут. Я отключаюсь. (Уходит.)

         ЗАХАРОВ. Вот и поговорили. Да улетай ты побыстрей в свой Таиланд! (Затемнение.)

 

На следующий день. Захаров чинит старую туфлю. Топот копыт. Входит Кристина в подвенечном платье.

 

         КРИСТИНА. Они за мной гонятся. Через две минуты будут здесь.

         ЗАХАРОВ. Ну, что ж, будет отстреливаться. (Достает пистолет, вставляет обойму, передергивает затвор.)

         КРИСТИНА. Ничего себе. Зачем он у вас?

         ЗАХАРОВ. Самая полезная вещь в нашем дачном районе.

         КРИСТИНА. Вы меня не так поняли.

         ЗАХАРОВ. Чего я не понял?

         КРИСТИНА. На свадьбах невест крадут, чтоб получить выкуп.

         ЗАХАРОВ. Ну?

         КРИСТИНА. Вы просто должны получить за меня выкуп. И все.

         ЗАХАРОВ. Какой выкуп?

         КРИСТИНА. Вы никак не врубаетесь. Бутылку коньяка и закуску. А вы действительно собрались меня защищать?

         ЗАХАРОВ. Ой, ой, ой! Ее защитить! Только соберешься кого-нибудь убить, а тебе говорят: нельзя, мы пошутили. (Прячет пистолет.) Как прошло историческое событие?

         КРИСТИНА. Замечательно. Лучше не бывает. Вот привезла, как обещала. (Протягивает ему кусочек торта.)

         ЗАХАРОВ (ест). А вкусно. Симпатичное платье. На носовые платки пустить — ему цены не будет. Что-то я никого не вижу. А был ли мальчик? А была ли погоня?

         КРИСТИНА. А вам какая разница? Должно быть заблудились.

         ЗАХАРОВ. Эй, девушка, мне это не очень нравится. Что случилось?

         КРИСТИНА. Я поехала проветриться. А Адель сама сюда завернула.

         ЗАХАРОВ. Ах, Адель. Ну до чего ж разумное животное. Ты что враг сама себе. Что там у вас? Особняк, бассейн, конюшня, золотые унитазы. И что? Коту под хвост.

         КРИСТИНА. Вы ли это говорите?

         ЗАХАРОВ. Это во мне мой крестьянский дедушка говорит.

         КРИСТИНА. А вы сами что говорите?

         ЗАХАРОВ. Раньше надо было думать и сомневаться.

         КРИСТИНА. Раньше этот дом стоял заколоченным.

         ЗАХАРОВ. Он и теперь заколочен.

         КРИСТИНА. В него почему-то неудержимо тянет не только Адель, но и меня.

         ЗАХАРОВ. Счас перестанет тянуть. (Бросает на постель подушку и решительно устремляется к Кристине.)

         КРИСТИНА (убегает). Вы снова за свое. Перестаньте... Ну, перестаньте, я сказала. (Дает себя поймать.)

         ЗАХАРОВ. Не понял. Мы так, кажется, не договаривались.

         КРИСТИНА. Абсолютно.

         ЗАХАРОВ. Это полное безумие.

         КРИСТИНА. Я надеюсь.

         ЗАХАРОВ. А как же Таиланд?

         КРИСТИНА. Мы уже там.

         ЗАХАРОВ. Ты действительно сумасшедшая.

         КРИСТИНА. Это сказано с осуждением.

         ЗАХАРОВ. Нет, с одобрением. (Подхватывает Кристину на руки и укладывает на постель. Затемнение.)

 

З а н а в е с

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

Лесная избушка. На постели спят Захаров и Кристина. На стуле свадебное платье.

 

         ЗАХАРОВ (просыпаясь). Я что, женился или как? Принцесса, просыпайтесь.

         КРИСТИНА. Не буду.

         ЗАХАРОВ. Почтенную публику интересует самый главный вопрос: ну, как?

         КРИСТИНА. Что?

         ЗАХАРОВ. Как ночь прошла?

         КРИСТИНА. А-а. На троечку.

         ЗАХАРОВ. Вот искренний ответ. За другой тебя следовало бы застрелить. А раз на троечку, то почему ты еще здесь?

         КРИСТИНА. Так ведь любовь у меня, куда денешься?

         ЗАХАРОВ. С реальностью это, правда, не согласуется, но все равно убедительно. А как насчет кофе в постель?

         КРИСТИНА. Кому?

         ЗАХАРОВ. Мне, конечно.

         КРИСТИНА. Мне нечего одеть.

         ЗАХАРОВ. В чулане масса старого тряпья.

         КРИСТИНА. Хорошо, потом. Еще пятнадцать минут. (Засыпает.)

         ЗАХАРОВ (встает, одевается и смотрится в зеркало). Хорош. Ну прямо мартовский кот. И надо мне это было?

 

Лошадиное ржание.

 

Ага, транспорт есть. Надо им воспользоваться. (Берет пистолет и уходит.)

 

Удаляющийся топот копыт. Телефонные звонки: один, второй, третий. Телефон замолкает.

 

         КРИСТИНА (просыпаясь, ищет телефон). Алло. Замолчал. Ну и слава богу. (Осматривается.) Да-а! Выходила за одного, а вышла за другого. Нормально. Будет что рассказать внукам про их шальную бабулю. Ну а все-таки, как встать? Ау, Захаров, ты где? Или «вы» где? Нет, по-моему, на «ты» мы с ним все же успели перейти. Проза жизни: ни горячей воды, ни тапочек, ни ковра на полу.

 

Топот копыт. Входит Захаров с большой сумкой.

 

         ЗАХАРОВ. Принцесса встала? Можешь еще поспать.

         КРИСТИНА. Что это?

         ЗАХАРОВ. Твои вещи.

         КРИСТИНА. Ты ходил  т у д а?!

         ЗАХАРОВ. Ну ты же сказала, что тебе не во что переодеться.

         КРИСТИНА. И что?

         ЗАХАРОВ. Вот, привез.

         КРИСТИНА. Так просто взял и привез.

         ЗАХАРОВ. Ты забываешь про одну штучку. Вооружен и очень опасен.

         КРИСТИНА. А у них этих штучек нет?

         ЗАХАРОВ. Мне что, отвезти все обратно?

         КРИСТИНА. Ну точно чокнутый. Нет, ты врешь. В магазине купил.

         ЗАХАРОВ. Да, твои обноски продавались там за полцены.

         КРИСТИНА (открывает сумку). Точно мои. И что они тебе это просто так отдали?

         ЗАХАРОВ. Вот сделаешь доброе дело, а тебя потом за это еще и пилят.

         КРИСТИНА. Не могу поверить. И Шаталов там был?

         ЗАХАРОВ. Очень приличный молодой человек.

         КРИСТИНА. Ну скорей рассказывай, не тяни.

         ЗАХАРОВ. Там еще все спали. И твой Шаталов тоже. Похоже, твоего бегства никто просто не заметил. Там была какая-то Зина. Я попросил ее собрать немного твоей одежды. Она собрала.

         КРИСТИНА. И все?

         ЗАХАРОВ. Нет, Шаталов потом проснулся, еще два-три человека. Но я им все объяснил, и они отстали.

         КРИСТИНА. Сумасшедший. Я сумасшедшая, но ты сумасшедший еще больше. (Одевается.)

         ЗАХАРОВ. Тебя просили позвонить.

         КРИСТИНА. Мне нужно знать, что ты там им говорил. Слово в слово.

         ЗАХАРОВ. Сказал, что тебе позвонили и попросили срочно к больному отцу приехать.

         КРИСТИНА. Откуда ты про моего отца знаешь?

         ЗАХАРОВ. Ты сама говорила.

         КРИСТИНА. Хорошо, а дальше?

         ЗАХАРОВ. Ты потеряла голову, оставила мне Адель и помчалась на электричку.

         КРИСТИНА. Так, а вещи?

         ЗАХАРОВ. Попросила  меня, чтобы я их срочно тебе в город привез.

         КРИСТИНА. Зачем ты все это говорил?

         ЗАХАРОВ. Я хочу, чтобы тебе было хорошо.

         КРИСТИНА. Тебе поверили?

         ЗАХАРОВ. Разумеется, нет.

         КРИСТИНА. А зачем тогда...

         ЗАХАРОВ. Это официальная версия твоего исчезновения. Для гостей. Я с Шаталовым один на один разговаривал.

         КРИСТИНА. Хорошо, а ему ты что сказал?

         ЗАХАРОВ. Что тебе мало богатой и счастливой свадьбы, надо поперчить ее ярким скандалом и приключениями.

         КРИСТИНА. Так и сказал?

         ЗАХАРОВ. Ну, примерно.

         КРИСТИНА. А он что?

         ЗАХАРОВ. Он попросил, чтобы ты позвонила.

         КРИСТИНА. Хорошо. (Набирает номер телефона.) Ты куда?

         ЗАХАРОВ. За водой схожу. (Берет ведро и уходит.)

         КРИСТИНА (в телефон). Алло. Это я. Ты хотел, чтобы я позвонила... Это все, что ты хотел мне сказать?.. Почему? Я же тебя предупреждала: не заставляй меня выходить замуж, не заставляй... Да, влюбилась... Почему именно он? А ты разве не понял? Потому что он сумасшедший. Ты бы пошел на его месте за моими вещами?.. Ну надо было застрелить, чего же не застрелил?.. Не только это. Ты все время стараешься выглядеть приличным человеком, все время помнишь, что тебе надо быть приличным. А он ведет себя, как хочет, но все его поступки приличны на автопилоте... И потом, когда в одном человеке утонченный интеллигент сочетается с отъявленным головорезом, против этого ни одна женщина не устоит... И еще, у тебя я все время как в гостях была, все увидела, все на себя примерила и как женщина успокоилась. А здесь я как бы в свой дом вошла. Тебе, наверно, это трудно понять. Представляешь, здесь даже ванны нет, а мне все равно полный комфорт... Варианты? Варианты всегда есть. Только, если он сам меня прогонит... Попробуй. Да, тогда вернусь. (Выключает телефон.)

 

Входит Захаров с ведром воды.

 

         ЗАХАРОВ. Ну как? Поговорили?

         КРИСТИНА. Поговорили. Хочет, чтобы я вернулась.

         ЗАХАРОВ. Ну так в чем дело?

         КРИСТИНА. Прогонишь — вернусь.

         ЗАХАРОВ. Это у меня запросто. Пересоленный суп — и с вещами на выход. Кстати, я бы уже чего-нибудь и поел. Готовить умеешь?

         КРИСТИНА. Ну ты меня совсем за дефективную держишь. (Достает из сумки шампанское.) Это тоже одежда? По дороге еще супермаркет ограбил?

         ЗАХАРОВ. Нет, в один день только один подвиг. Это должно быть твоя Зина положила.

         КРИСТИНА (готовит завтрак). А что она, тоже поверила в официальную версию?

         ЗАХАРОВ. Ну прямо.

         КРИСТИНА. И как отнеслась?

         ЗАХАРОВ. Ну вот видишь, как.

         КРИСТИНА. Что говорила?

         ЗАХАРОВ. Что другого от тебя и не ожидала.

         КРИСТИНА. Она «не ожидала».

         ЗАХАРОВ. Ну кто так режет. Пусти. (Берет у нее нож и режет колбасу.)

         КРИСТИНА. Откуда я знаю, как ты любишь.

 

Вместе готовят завтрак.

 

А шампанское пить будем?

         ЗАХАРОВ. Лучше на вечер оставить.

         КРИСТИНА. Это ты так решил?

         ЗАХАРОВ. Определяешь границы своей власти надо мной?

         КРИСТИНА. Пытаюсь.

         ЗАХАРОВ. Ладно, хватит. И так все не съедим.

 

Садятся за стол. Телефонные звонки. Они не отзываются.                   

 

Внешний мир напоминает о себе.

         КРИСТИНА. Пускай напоминает. Значит, тоста не будет?

         ЗАХАРОВ. Лучше на вечер.

         КРИСТИНА. Погоди, а ты что, на Адели ездил?

         ЗАХАРОВ. Ну не пешком же идти.

         КРИСТИНА. И она тебя не сбросила?

         ЗАХАРОВ. Кого? Любимого наездника?

         КРИСТИНА. А как же принципы? «Я никогда не буду ездить верхом».

         ЗАХАРОВ. За твоими вещами хоть на слоне.

         КРИСТИНА. Откуда ты научился на лошади ездить?

         ЗАХАРОВ. Я еще чуть-чуть застал те времена, когда мальчишки в деревне ездили в ночное. Ну и я с ними. Каждое лето проводил в деревне у хрестоматийной бабушки.

         КРИСТИНА. И с тех пор у тебя любовь к таким хоромам?

         ЗАХАРОВ. Наверное.

         КРИСТИНА. О чем ты сейчас думаешь?

         ЗАХАРОВ. Ой, лучше не спрашивай.

         КРИСТИНА. Чувствуешь себя, как после большого похмелья.

         ЗАХАРОВ. Угадала.

         КРИСТИНА. Ждешь, чего еще такого я могу выкинуть?

         ЗАХАРОВ. Выбор невелик. Ну дом подожжешь, ну два раза меня зарежешь, ну на помеле над лесом полетаешь. Чепуха!

         КРИСТИНА. Насчет дом поджечь, ты это хорошо придумал.

         ЗАХАРОВ. Спички здесь, сухие дрова снаружи.

         КРИСТИНА. Да я смотрю, ты сам авантюрист порядочный. Откуда в кабинетном ученом?

         ЗАХАРОВ. Сам удивляюсь.

         КРИСТИНА. Ты так всегда жил? Вооружен и очень опасен.

         ЗАХАРОВ. С восьмого класса. До этого у нас дрались один на один,  а тут вдруг стали драться шоблой против одного. Ну и я купил себе складной нож-лисичку.

         КРИСТИНА. И что?

         ЗАХАРОВ. А ничего. Только один раз в лет тридцать мне пришлось попугать ее одну пьяную компанию. А так ко мне, тьфу-тьфу, никто никогда не лез.

         КРИСТИНА. А пистолет?

         ЗАХАРОВ. Это я совсем недавно купил. Помнишь, как года два назад в этих лесах какой-то серийный убийца орудовал.

         КРИСТИНА. Это был ты.

         ЗАХАРОВ. Не с моим счастьем.

         КРИСТИНА. А если милиция проверит?

         ЗАХАРОВ. Я регулярно, раз в год, подаю заявление на ношение оружия, мне регулярно отказывают. Но кто сильно осудит перепуганного обывателя, который со страху все равно вооружился.

         КРИСТИНА. А мог бы действительно застрелить человека?

         ЗАХАРОВ. Таких мужиков, которые при известных обстоятельствах не могли бы застрелить другого мужика, в природе не существует.

         КРИСТИНА. У меня был один знакомый, которому тоже предложили пистолет от хулиганов. Он ответил,  что лучше получит побои, чем будет потом за этих придурков сидеть в тюрьме.

         ЗАХАРОВ. Типичная крестьянская психология.

         КРИСТИНА. У него отец академик.

         ЗАХАРОВ. Все равно крестьянская. Выживаемость любой ценой. Не всем она подходит.

         КРИСТИНА. Можно я сейчас не буду мыть посуду, а пойду немного покатаюсь?

         ЗАХАРОВ. Предлагаешь помыть мне?

         КРИСТИНА. Просто очень хочется на воздух. Вернусь и все сделаю. Обещаю.

         ЗАХАРОВ. Хорошо.

         КРИСТИНА. Так я пошла?

         ЗАХАРОВ. Иди.

 

Кристина выходит. Лошадиное ржание. Кристина возвращается.

 

         КРИСТИНА. Что ты сделал с Аделью?

         ЗАХАРОВ. А что?

         КРИСТИНА. Она меня не подпускает к себе.

         ЗАХАРОВ. Даже так?

         КРИСТИНА. Ты случайно не колдун?

         ЗАХАРОВ. Разумеется, колдун. (Снимает с себя куртку.) На, возьми. Надень на себя. Теперь подпустит.

         КРИСТИНА. Мерси. (С курткой уходит.)

 

Топот копыт. Захаров складывает посуду в таз и садится за машинку печатать. Телефонный звонок.

 

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Поздравляю, она скинула меня и убежала... Алло.

         ЗАХАРОВ (в трубку). Да, я слышу.

         КРИСТИНА. Такого никогда не было. Что ты с ней сделал?

         ЗАХАРОВ. Ничего. Ровным счетом ничего.

         КРИСТИНА. В нее как будто черт вселился.

         ЗАХАРОВ. Ты мою куртку не снимала?

         КРИСТИНА. Я ее перед собой на седло положила. Ну причем здесь куртка?

         Топот копыт.

 

         ЗАХАРОВ. Кажется, она вернулась. (Выглядывает в окно.) Да, точно. Стоит у крыльца.

         КРИСТИНА. Проклятое животное!

         ЗАХАРОВ. За тобой приехать? Руки-ноги целы?

         КРИСТИНА. Наконец вспомнил.

         ЗАХАРОВ. Так приехать?

         КРИСТИНА. Сама дойду. (Выключает телефон и уходит.)

         ЗАХАРОВ. Н-да. (Продолжает печатать.)

 

Входит Кристина.

 

         КРИСТИНА. Прекрасная картина. У меня может быть все бока отбиты, а он как ни в чем не бывало печатает на машинке. Бейте меня, убивайте...

         ЗАХАРОВ. Иди сюда.

 

Кристина подходит. Захаров сажает ее к себе на колени.

 

         КРИСТИНА. Ой!

         ЗАХАРОВ. Ну не притворяйся. Вот так. А теперь свернись змеей у меня на груди и молчи.

         КРИСТИНА. Не хочу молчать.

         ЗАХАРОВ. Тихо, тихо. Ты устала быть вздорной девчонкой...

         КРИСТИНА. Не устала.

         ЗАХАРОВ. ...тебе хочется побыть паинькой...

         КРИСТИНА. Не хочется.

         ЗАХАРОВ. ...ты понимаешь, что никто не будет посвящать тебе все свое время...

         КРИСТИНА. Не понимаешь.

         ЗАХАРОВ. ...ты постепенно научишься переключать себя на что-нибудь другое...

         КРИСТИНА. Не научусь.

         ЗАХАРОВ. Ведь научилась же ты переключаться на Адель.

         КРИСТИНА. А ты бессовестно похитил ее у меня.

         ЗАХАРОВ. Тебе просто не надо было снимать с себя мою куртку.

         КРИСТИНА. Лошади не могут так себя вести.

         ЗАХАРОВ. Ты тоже много чего не должна была делать, а сделала.

         КРИСТИНА. Ну я же не лошадь... Сейчас скажешь очередную гадость. Лучше молчи. Между прочим, если бы не Адель, я бы на тебя и не посмотрела.

         ЗАХАРОВ. Если бы не Адель, и я бы на тебя не посмотрел.

         КРИСТИНА. Что, думаю, в этом мужике такое, что моя Адель сама к нему пошла.

         ЗАХАРОВ. Что, думаю, с ней такое, что она всех мужиков на кобылу променяла.

         КРИСТИНА. Не ври, ты так не думал.

         ЗАХАРОВ. Еще хуже думал.

         КРИСТИНА. И поэтому в первый же раз принялся за мной гоняться.

         ЗАХАРОВ. Скромности и застенчивости тебя поучить хотел.

         КРИСТИНА. Со мной еще никто себя так не вел.

         ЗАХАРОВ. Я знал, что тебе это понравится.

         КРИСТИНА. А со своими студентками ты тоже так себя ведешь?

         ЗАХАРОВ. Сейчас все студенты тупые и неинтересные. Компьютерное поколение. Никто книг не читает.

         КРИСТИНА. Я тоже книг не читаю.

 

Телефонный звонок.

 

         ЗАХАРОВ. Тебя. Отвечай.

         КРИСТИНА (достает телефон и пересаживается на стул). Да... Хорошо. (Протягивает телефон Захарову.) Это тебя.

         ЗАХАРОВ. Меня? (В трубку.) Я слушаю... Да, вы абсолютно правы, содержать Кристину мне не по средствам... Чего же я тогда хочу? Ну как обычно: жить с ней в грехе и разврате... Что? Испорчу ей жизнь? Ну конечно испорчу, почему бы и нет. Она хочет это и она это получит... Сколько?.. Я своим любовницам за одну ночь больше плачу. Ладно, достаточно, мне пора сексом заниматься. (Выключает телефон.)

         КРИСТИНА. Ты точно бандит с большой дороги! Кто так разговаривает?

         ЗАХАРОВ. Боже! За кого ты хотела замуж выходить. Я ожидал автоматные очереди, мафиози на джипах, милицейские мегафоны. Он мне выкуп за тебя предложил, пять тысяч баксов. Да, обмельчал народ. Подумаешь, невеста в первую брачную ночь сбежала к другому. Какая ерунда!

         КРИСТИНА. Ты бы такую невесту назад не принял?

         ЗАХАРОВ. А как ты думаешь?

         КРИСТИНА. Не принял бы. Я вижу. А мы действительно будем заниматься сексом?

         ЗАХАРОВ. И не мечтай. Раз в месяц, ну, ладно, раз в две недели.

         КРИСТИНА (наступает на него). Как скажешь.

         ЗАХАРОВ (спасается бегством). Я пожилой мужчина, мне нужен покой.

         КРИСТИНА. Я знаю.

         ЗАХАРОВ (дает себя поймать). Уступаю произволу. (Затемнение.)

 

Тот же вечер. Захаров и Кристина сидят за столом и пьют шампанское.

 

         КРИСТИНА. Ты еще ни разу не спросил ничего обо мне самой. Ни кто я, ни что я.

         ЗАХАРОВ. Я хочу, чтобы тебя мне хватило не на два дня, а на тридцать лет.

         КРИСТИНА. Опять выкрутился, да?

         ЗАХАРОВ. Тебе на словах меня никогда не поймать. За моими плечами изучение  шести тысяч лет человеческого порока и глупости.

         КРИСТИНА. Я никак не могу разгадать твой секрет. Мне еще ни секунды не было с тобой скучно. Почему так?

         ЗАХАРОВ. Высшая степень эротики — это эротика словами. Я хочу получать наслаждение от каждого произнесенного с тобой слова, и я его получаю, хочешь ты этого или не хочешь.

         КРИСТИНА. Как? Вот так просто разговаривая ни о чем?

         ЗАХАРОВ. Ну у тебя наверно кожа как у мамонта. Мужчина и женщина не могут между собой разговаривать ни о чем. Любая их беседа всегда прямо сочится эротикой. Только мало кто имеет из каждой этой малости извлекать для себя полное наслаждение.

         КРИСТИНА. И у тебя так со всеми женщинами?

         ЗАХАРОВ. Особенно со стервами-продавщицами и с садистками-дантистами.

         КРИСТИНА. Думаю, ты и из них ухитришься получить свой секс-нектар.

         ЗАХАРОВ. Ну, для этого необходимо слишком большое усилие воли.

         КРИСТИНА. А со мной как?

         ЗАХАРОВ. Пока на слабую четверочку, но перспективы огромные.

         КРИСТИНА. И с такой чувственностью ты развелся и задумал жить один?

         ЗАХАРОВ. Бодливой корове бог рогов не дал. Чтобы заниматься эротикой более активно, мужчине необходимо много денег, а у меня с этим вопросом всю жизнь была большая напряженка.

         КРИСТИНА. Кстати о деньгах.

         ЗАХАРОВ. Деньги есть, но мало. Для травоядной жизни.

         КРИСТИНА. Это принципиально, или можно нарушить?

         ЗАХАРОВ. Каким образом?

         КРИСТИНА. Я являюсь менеджером одной фирмы, знаешь, с каким окладом?

         ЗАХАРОВ. Ты?

         КРИСТИНА. Думаешь, Шаталов просто так меня продолжает обхаживать. Это только для тебя я дурочка на кобыле. Короче, ты согласен, если кормильцем буду я?

         ЗАХАРОВ. То-то я все время чувствовал в тебе какой-то подводный камень.

         КРИСТИНА. Испортила настроение, да?

         ЗАХАРОВ. С твоей Аделью я почти примерился. Нужная в хозяйстве вещь. А вот с твоими заработками... Почему ты не сказала об этом раньше?

         КРИСТИНА. А я хитрая и расчетливая. Раньше бы ты меня отправил с заработками куда подальше. Ведь отправил бы?

         ЗАХАРОВ. Какие у тебя еще камни для меня остались?

         КРИСТИНА. Ну не так быстро. Еще тридцать лет впереди.

         ЗАХАРОВ. Уже двадцать восемь. На два года ты мне жизнь уже сократила.

         КРИСТИНА. А как я тебе еще сокращу.

         ЗАХАРОВ. Это мы еще посмотрим кто кому.

         КРИСТИНА. Нет, серьезно. Давай поговорим, как у нас все дальше будет.

         ЗАХАРОВ. На пьяную голову?

         КРИСТИНА. От кружки шампанского?

         ЗАХАРОВ. Ну, что ж, видит бог, я хотел этого разговора чуть попозже. Но если чернорабочие бизнеса настаивают...

         КРИСТИНА. Просят.

         ЗАХАРОВ. Дальше будет так. Мы переезжаем в город и живем каждый в своей квартире. Ежедневно перезваниваемся, по выходным устраиваем любовные свидания и пытаемся вить семейное гнездо. У тебя сколько комнат?

         КРИСТИНА. Три.

         ЗАХАРОВ. У меня однокомнатная. Значит, вьем у тебя. Гнездо-крепость. Никаких спонтанных гостей, никакого шума. Я не думаю, что мне понравится дизайн твоей квартиры, поэтому будем очень многое менять. И так на протяжение целого года. Если все будет хорошо, то через год я совсем переселяюсь к тебе, то есть перевожу к тебе свою библиотеку. Но моя однокомнатная все равно остается в резерве. Когда мы будем уставать друг от друга, я буду туда уходить ночевать. Ну как, годится?

         КРИСТИНА. То, что ты предлагаешь, ужасно.

         ЗАХАРОВ. Я знаю.

         КРИСТИНА. А почему тогда предлагаешь?

         ЗАХАРОВ. Я действительно хочу прожить с тобой не два дня, а тридцать лет.

         КРИСТИНА. Почему только тридцать?

         ЗАХАРОВ. Ну, в моем роду долгожителей не было.

         КРИСТИНА. А если я за этот год или потом заведу себе любовника?

         ЗАХАРОВ. Будет странно, если ты его не заведешь.

         КРИСТИНА. И что тогда?

         ЗАХАРОВ. Тогда свою библиотеку я к тебе не перевезу.

         КРИСТИНА. А Адель?

         ЗАХАРОВ. Поставим ее в платную конюшню.

         КРИСТИНА. А как насчет детей?

         ЗАХАРОВ. Я не хотел об этом говорить, вдруг, думаю, у тебя со здоровьем проблемы. Но если проблем нет, заказываю двух маленьких дочек.

         КРИСТИНА. Только дочек?

         ЗАХАРОВ. Только.

         КРИСТИНА. Ты кошмарный человек.

         ЗАХАРОВ. Значит, ты согласна?

         КРИСТИНА. А куда мне деться?

         ЗАХАРОВ. Действительно, на планете всего три миллиарда мужчин, выбрать абсолютно не из кого. Особенно тебе. И еще одно: мне не нужен твой собственный голос, мне нужен твой голос, подстроенный под меня.

         КРИСТИНА. Зачем?

         ЗАХАРОВ. Для счастья.

         КРИСТИНА. Но это самое настоящее рабство.

         ЗАХАРОВ. Независимые женщины отвратительны даже в американских фильмах.

         КРИСТИНА. Но тебе самому будет неинтересно с послушной овечкой, как ты не понимаешь.

         ЗАХАРОВ. Я могу заботиться только о том, кто в полной моей власти, кто не в полной, тот для меня чужой человек.

         КРИСТИНА. Ты забыл сказать одно слово.

         ЗАХАРОВ. Я все время его говорю, ты просто не умеешь слушать.

         КРИСТИНА. Из одной крайности с Шаталовым я попала в другую крайность с тобой, когда мне вообще запрещено говорить любые ласковые слова.

         ЗАХАРОВ. Ты просто не умеешь их слышать. Помнишь, как мы здорово с тобой по телефону про оперы на кассетах говорили. И ничего больше не надо было. Это и было нашим первым разговором о любви. Пойми простую вещь: мне уже сорок пять, я перерос эти детские разбирательства: любишь – не любишь. Я хочу получать наслаждение и полноту жизни от других слов.

         КРИСТИНА. Я, я, я! А я?

         ЗАХАРОВ. Тебе только двадцать пять. А до тридцати женщины вообще не имеют понятия, что такое любовь. Копируют чужие трафареты. Тебе еще надо пройти путь к самой себе.

         КРИСТИНА. И этот путь почему-то лежит через мытье грязной посуды.

         ЗАХАРОВ. Вот видишь: первое великое открытие на этом пути ты уже сделала. (Затемнение.)

 

Десять дней спустя. Кристина моет пол. Телефонный звонок.

 

         КРИСТИНА (в трубку). Я слушаю... Привет. Как дела?.. Из Германии вернулся. Все подписал? Молодец... Что делаю? Книгу читаю... На Адели за продуктами поехал... Меня к себе она уже совсем не подпускает. Только его... Вот так и живу. Десятый день уже... Что дальше? Лучше не спрашивай... В гости? К нам? Не знаю. Надо своего феодала спросить... Нет, телевизора по-прежнему нет. Да вот так... Организм перестроился... Ты когда-нибудь плавал со связанными ногами? Вот у меня сейчас такое же состояние. Гребу руками изо всех сил, чтобы не утонуть. Твой замок вспоминаю, как какой-то сон... Он знает, что я все равно этого рано или поздно не выдержу... Что взамен я имею? Не то, что ты думаешь. В школе и в институте я всегда была круглой отличницей, а сейчас я треугольная троечница... Нет, ты меня не сможешь освободить. Помнишь, я сказала, что только в том случае, если он сам прогонит меня. Сказала — и будто сама себя закодировала на это.

 

Топот копыт.

 

Обожди, кажется, он вернулся. В другой раз поговорим. (Выключает телефон.)

 

Входит Захаров.

 

         ЗАХАРОВ. А я бутылочку вина купил по поводу нашего юбилея. Десять дней и ночей.

         КРИСТИНА. Звонил Шаталов. В гости напрашивался.

         ЗАХАРОВ. Что ты ему сказала?

         КРИСТИНА. Ничего. Как ты скажешь.

         ЗАХАРОВ (вынимает из пакетов продукты). Терпеть не могу эти нынешние «цивилизованные» разводы, чтобы все потом оставались хорошими друзьями. Разошелся — и забыл друг о друге.

         КРИСТИНА. Значит, не приглашаем?

         ЗАХАРОВ. Это будет выглядеть совершенно нелепо. Старый пень отбил невесту у юного принца и смакует свое торжество.

         КРИСТИНА. А меня к нему в гости отпустишь?

         ЗАХАРОВ. Тебя отпущу.

         КРИСТИНА. Хорошо зная, что я сама не пойду.

         ЗАХАРОВ. Какие великолепные страдающие нотки в твоем голосе!

         КРИСТИНА. Ты очень долго ездил.

         ЗАХАРОВ. Мы с Аделью просто по другой тропинке поехали.

         КРИСТИНА. Это называется уже прогулкой.

         ЗАХАРОВ. Ты хотела, чтобы мы понравились друг другу, и вот мы понравились. Кстати, она третий день как не чищена.

         КРИСТИНА. Я уже не могу к ней подойти.

         ЗАХАРОВ. Хорошо, покажешь, как это делается, и я буду ее чистить сам. Что-то меня эта прогулка разморила. Если я сосну пару часиков, это тебе не очень большой моральный ущерб нанесет?

         КРИСТИНА. Ложись. А я во дворе что-нибудь поделаю.

         ЗАХАРОВ (укладывается спать). Что-то мне не нравятся твои интонации. Иди ко мне.

         КРИСТИНА. Мне еще много чего надо сделать.

         ЗАХАРОВ. Белоручка стала трудоголиком. И как всякий неофит сильно перебарщивает. Ладно, потом разберемся. (Засыпает.)

         КРИСТИНА. Заснул. (Достает из-под топчана пистолет. Прицеливается в Захарова.) Прости, но я так больше не могу.

 

Лошадиное ржание.

 

Ага, предупреждаешь! А ведь это ты, конское отродье, втравила меня во все это. Почистить тебя? Хорошо, я почищу. (Выходит.)

 

Раздается три выстрела.

 

         ЗАХАРОВ (вскакивает). Кристина! (Выбегает.)

 

Возвращается с Кристиной на руках..

 

Как я испугался! Тихо, тихо, все будет хорошо.

         КРИСТИНА. Я сделала это! Я убила ее.

         ЗАХАРОВ. Да, да, только успокойся. Это я виноват.

         КРИСТИНА. Я хотела освободиться.

         ЗАХАРОВ. Я знаю.

         КРИСТИНА. Она стала презирать меня. Еще тогда, раньше. А теперь вообще.

         ЗАХАРОВ. Она всего лишь животное.

         КРИСТИНА. На меня как будто глядела вся моя прежняя жизнь и мстила мне, что я отступилась от самой себя. Я должна была выбрать или она или ты. Сначала я выбрала тебя, потом ее.

         ЗАХАРОВ. Тихо, тихо, все будет хорошо. Это я виноват. Я знал, что это рано или поздно произойдет.

         КРИСТИНА. Ты знал?

         ЗАХАРОВ. Ты все копила в себе, пока не взорвалась.

         КРИСТИНА. А как я могла еще поступить?

         ЗАХАРОВ. Надо было каждый день устраивать разборки мне, как все женщины делают, а не копить в себе.

         КРИСТИНА. Я боялась.

         ЗАХАРОВ. Чего?

         КРИСТИНА. Быть с тобой обычной женщиной.

         ЗАХАРОВ. Глупенькая. Ты уж тем навсегда поразила мое воображение, что сбежала из замка ко мне.

         КРИСТИНА. Я так любила ее. Она поняла, что я хочу сделать, и даже не шелохнулась. Просто стояла и смотрела.

         ЗАХАРОВ. Чем скорее ты забудешь об этом, тем лучше. У меня где-то было снотворное. Сейчас. (Ищет в сумке.) А, вот. На, проглоти таблетку и запей.

         КРИСТИНА. Ты простишь меня за это?

         ЗАХАРОВ. Обязательно.

 

Кристина выпивает снотворное, Захаров укрывает ее пледом. Затемнение. Два дня спустя. Захаров читает, Кристина пришивает к его рубашке пуговицу.

 

         КРИСТИНА. Уже два дня прошло.

         ЗАХАРОВ. А часов?.. Прости, это автоматически вырвалось.

         КРИСТИНА. Вчера звонили, требовали, чтобы я выходила на работу.

         ЗАХАРОВ. А какие трудности?

         КРИСТИНА. Каждый день сюда не наездишься даже на машине.

         ЗАХАРОВ. Через неделю закончатся мои каникулы и переберемся в город.

         КРИСТИНА. По той схеме, что ты предлагал?

         ЗАХАРОВ. Как ты захочешь, так и будет.

         КРИСТИНА. Ты серьезно?

         ЗАХАРОВ. Абсолютно.

         КРИСТИНА. А твоя библиотека?

         ЗАХАРОВ. Перевезем в первый же день.

         КРИСТИНА. Ты скучаешь по ней?

         ЗАХАРОВ. Нет.

         КРИСТИНА. А я скучаю. Другой такой лошади у меня никогда не будет.

         ЗАХАРОВ. У тебя? Шаталов еще иск не предъявил за порчу своего имущества?

         КРИСТИНА. Не волнуйся, не предъявит. Теперь, кажется, ты стал копить в себе злость. Уже два дня ты молчишь. Ну выскажи, где твое хваленое наслаждение словами? Ведь твои слова были для меня главной пищей. Я жила ими, ничего другого мне просто было не надо. И вдруг ты замолчал. Превратился в самого рядового... Шаталова.

         ЗАХАРОВ. А ты подумала, почему это произошло?

         КРИСТИНА. Я тебе надоела.

         ЗАХАРОВ. Если бы.

         КРИСТИНА. Ты же сам сказал, что это всего лишь животное.

ЗАХАРОВ. Каждый раз она привозила тебя ко мне. Даже когда просто стояла там во дворе, все равно привозила. Я видел седло, уздечку и знал, что прекрасная принцесса снова пожаловала ко мне. Я снова завоевал ее. Присутствие Адели любым твоим словам и поступкам придавало какое-то особое очарование. Теперь этого нет.

         КРИСТИНА. Но ты же простил меня за это!

         ЗАХАРОВ. А я ни в чем тебя и не виню. Я просто объясняю, почему мне сейчас так грустно.

         КРИСТИНА. Ты не любишь меня! Ну так прогони, прогони!

         ЗАХАРОВ. Ты слишком буквально поняла мои слова об ежедневных разборках. Не хочу я их, разборок этих.

         КРИСТИНА. А ты захоти! У тебя же это так прекрасно получается. (Передразнивает.) «Мне нужен твой голос, подстроенный под меня». Ты садюга и шантажист.

         ЗАХАРОВ. Ты говоришь это с восхищением?

         КРИСТИНА. Я говорю это с отвращением. Ты каждый день меня как личность давишь, давишь, давишь!.. Все, что я не скажу и не сделаю, все плохо, все не так. А от этого я только еще больше делаю промахов и глупостей. Это же настоящее издевательство, как ты не можешь понять. Нельзя человека только шпынять и шпынять. Я тебе не бомжиха, которую ты обогрел и накормил. У меня не та социальная категория, заруби себе на носу. Мной все всегда только восхищались, ты это можешь себе представить или нет?

         ЗАХАРОВ. Я тебе говорил, что ты раз и навсегда поразила мое воображение.

         КРИСТИНА. Ага. Говорил. Выдавил один раз из себя с трудом, и я теперь с этим должна носиться как с писаной торбой. Как мы себя любим и ценим каждое свое слово. Ай-я-яй!

         ЗАХАРОВ. Замолчи!

         КРИСТИНА. А что, правда глаза колет? Я, кажется, поняла. Ты пишешь свои исторические трактаты, и тебе в образы этих древних князей вжиться хочется. Точно. Крутым мужиком здесь себя в лесу почувствовать захотелось. В городе не получается, там тебя знают и только бы посмеялись. А передо мной можно в полный рост свой павлиний хвост распустить. Я угадала? Что, глаза прячешь? Не нравится такое про себя слышать?

         ЗАХАРОВ. Не будь как базарная баба?

         КРИСТИНА. А почему?! Ты же хочешь, чтобы у меня мозгов не было, вот и получай. Или тебе еще хочется, чтобы у меня и чувств не было? Только услужение тебе мудрому и смелому. По твоему звонку включить и выключить. Ты же этого хочешь, а?!

 

Захаров хочет уйти.

 

Куда? Уйти хочешь? (Хватает его за руку.) Нет уж, постой! Я тебе все скажу. Ты надутый безмозглый болван, который ничего никогда не понимал и не понимает в женщинах…

         ЗАХАРОВ (пытается освободиться). Согласен, только пусти, пожалуйста.

         КРИСТИНА. Господи, ну почему ты такой непрошибаемый!? У тебя шкура как у динозавра. Все как об стенку горох.

         ЗАХАРОВ. Я сказал, отпусти.

         КРИСТИНА (отпускает его). На, отпустила. Тебе даже прикосновение мое противно. Все, иди, ты свободен.

         ЗАХАРОВ. Вообще-то это как бы мой дом.

         КРИСТИНА. Ну да, как это я забыла, это твой дом, не наш. Спасибо, что напомнил.

         ЗАХАРОВ. Разговаривать с истеричными женщинами – одно удовольствие.

         КРИСТИНА. Значит, я истеричная. Как просто? Что бы женщина не говорила, всегда можно сказать, что она всего истеричка, и все только пожмут плечами: ну что с нее взять, она же истеричка? (Набирает номер телефона.) Алло, Шаталов?.. Твое предложение еще остается в силе?.. Тогда я иду к тебе. Жди... (Прячет телефон.)

         ЗАХАРОВ. Твое свадебное платье в чулане.

         КРИСТИНА. Видеть тебя не могу. (Выходит.)

         ЗАХАРОВ. Пойти задушить кого-нибудь, что ли? (Уходит.)

 

Лесная поляна. Далекий гудок электрички. Входит Захаров, через плечо у него дорожная сумка, в руке футляр с машинкой. Топот копыт. Выбегает Кристина в подвенечном платье.

 

         КРИСТИНА. Эй, мужчина, это вы лошадей ловите.

         ЗАХАРОВ. Я.

         КРИСТИНА. Поймайте мне еще одну.

         ЗАХАРОВ. Она же привязана.

         КРИСТИНА. Сейчас отвяжется.

         ЗАХАРОВ. Шаталов еще одну дал покататься?

         КРИСТИНА. Это не шаталовская, это моя. Купила по случаю. С некоторыми мужчинами без них никакого разговора не получается.

         ЗАХАРОВ. Ты вернулась?

         КРИСТИНА. Возвращаются простые женщины. Я пожаловала.

         ЗАХАРОВ. Сумасшедшая.

         КРИСТИНА. Как и ты.

         ЗАХАРОВ. Хочешь со мной нормальных отношений?

         КРИСТИНА. Нормальных – нет.

         ЗАХАРОВ. Тогда пошли. (Свободной рукой обнимает Кристину.) Как зовут?

         КРИСТИНА. Кристина.

         ЗАХАРОВ. Не тебя, а ту рыжую?

         КРИСТИНА. Мое имя все равно лучше. (Уходят. Топот копыт.)

 

З а н а в е с

 

 

© Copyright: Евгений Таганов, 2014

Регистрационный номер №0188573

от 10 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0188573 выдан для произведения:

А Д Е Л Ь

 

История любви в двух действиях

 

Действующие лица:

 

ЗАХАРОВ

КРИСТИНА

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

Лесная поляна. Далекий гудок электрички. Входит Захаров, через плечо у него дорожная сумка, в руке пишущая машинка. Слышится лошадиное ржание и удаляющийся топот копыт. Вбегает Кристина в костюме для верховой езды.

 

         КРИСТИНА. Ну вот, опять! Чертовка хвостатая! (Захарову.) Эй, мужик, поймай ее. Только скоренько, скоренько! Уйдет. Ну, что же ты!

         ЗАХАРОВ. Н-да, все было, но за лошадью меня еще никто не посылал.

         КРИСТИНА. Что за дела! Я заплачу. Ну уйдет же!

         ЗАХАРОВ. Девушка, у меня дочь старше вас.

         КРИСТИНА. Поймайте ее, я умоляю!

         ЗАХАРОВ. Черт бы меня побрал! (Снимает сумку, ставит машинку.) Эй, травяной мешок! Кось, кось, кось. (Уходит.)

 

Телефонный звонок. Кристина вынимает из кармана сотовый телефон.

 

         КРИСТИНА. Да, мой светлый... Да ничего не случилось... Просто захотелось побыть одной. Ты же знаешь, какая я дикарка... Ты, это ты, но твоих гостей в больших количествах я перевариваю с трудом... Нет, прогонять никого не надо. Я привыкну, обещаю  тебе.  Пускай Зина не забудет добавить в ванну тот экстракт, что я вчера привезла.

 

Входит Захаров, за уздечку держит стоящую за кулисой лошадь.

 

Какой захочешь пеньюар, такой я и надену. Ну вы прямо волшебник. (В трубку.) Это не тебе. Да, могу вслух сказать, я тебя всячески целую и вообще ты у меня самый обожаемый мужчина. Все, пока. (Прячет телефон.) Как вам это удалось? Ах ты, маленькая безобразница.

         ЗАХАРОВ. Держи и больше не теряй.

         КРИСТИНА. Она же никого чужого к себе не подпускает.

         ЗАХАРОВ. Меньше надо в телефон пузырей пускать самым обожаемым.

         КРИСТИНА. Вы наверно сами никогда не любили, раз называете это пузырями.

         ЗАХАРОВ. Наедине сколько угодно, а при посторонних это только людей смешить.

         КРИСТИНА. Я же сказала, что вы сами уже все это забыли, поэтому и бурчите.

         ЗАХАРОВ. Как зовут?

         КРИСТИНА. Кристина.

         ЗАХАРОВ. Не тебя.

         КРИСТИНА. Адель. Что значит благородная. Никакого насилия над собой не терпит. Чуть что, сразу на волю. За что и люблю, заразу.

         ЗАХАРОВ. Крепче держи свою Адель, в другой раз не побегу.

         КРИСТИНА. Подойдете после обеда к дому Шаталова. Ну, который на замок похож.

         ЗАХАРОВ. Зачем?

         КРИСТИНА. За гонораром.

         ЗАХАРОВ. А, ну да, обязательно.

         КРИСТИНА. Спасибо дядя папа. Привет дочке. Не забудьте: сегодня после обеда. (Уходит.)

 

Топот конских копыт.

 

         ЗАХАРОВ. Не тем ты, Захаров, всю жизнь занимался, не тем. Лошадей ловить у тебя гораздо лучше получается. Разъездились. В следующем году, смотришь, уже на соколиную охоту нарвусь. Надо будет потренироваться за утками по камышам бегать и в зубах приносить. (Уходит.)

 

         Одинокая лесная избушка. Входит Захаров, щелкает выключателем.

 

         ЗАХАРОВ. Ага, свет на месте. Самое главное. Жить можно. (Смахивает со стола пыль, ставит машинку, достает вещи, из сумки падает на пол пистолет.) Ну, естественно, растительное масло забыл. Жареное есть вредно. Если книг четное количество – навожу порядок, если нечетное – сажусь работать. (Вынимает книги.) ...Шесть, семь. Судьба... (Прячет пистолет.) А чем ответили половцы? Двумя набегами. (Вставляет в машинку лист и начинает печатать.) На поход Владимира Боняк ответил набегами на Переяславль в 1105 и 1107 годах.  Второй поход был отбит семью князьями. Эта победа не сулила покоя, и Владимир в 1110 году попытался предпринять новый поход, но столь вяло, что... (Затемнение.)

 

Топот копыт. Входит Кристина.

 

         КРИСТИНА. Ну как я вас вычислила?

         ЗАХАРОВ. Черт, мысль потерял!

         КРИСТИНА. Так вот какие ваши хоромы. С удобствами во дворе. И сразу аки пчела за работу.

         ЗАХАРОВ. Как ты сказала?

         КРИСТИНА. Когда?

         ЗАХАРОВ. Только что. «Аки пчела». Откуда ты это взяла?

         КРИСТИНА. Мой Шаталов любит так говорить.

         ЗАХАРОВ. Шаталов и есть предмет неудержимого обожания?

         КРИСТИНА. Он мой жених.

         ЗАХАРОВ. В самом деле?

         КРИСТИНА. А что вас удивляет?

         ЗАХАРОВ. За версту видно, что ты в жены никак не годишься.

         КРИСТИНА. Это еще почему?

         ЗАХАРОВ. Тип представительской жены: очень удобной на презентациях и совершенно невыносимой в повседневной жизни.

         КРИСТИНА. Откуда вам знать?

         ЗАХАРОВ. Дядя жизнь прожил.

         КРИСТИНА. И чем же она невыносима? Я имею в виду такой тип женщины.

         ЗАХАРОВ. Утрачивает чувство реальности. Думает, что это не она вращается вокруг солнца, а другие планеты вращаются вокруг нее.

         КРИСТИНА. И чем же это плохо?

         ЗАХАРОВ. Девушка, вы что-то хотели?

         КРИСТИНА. Мне просто захотелось узнать, кто живет в самой главной развалюхе нашего фешенебельного дачного района. Говорили, тут каждое лето один археолог из города живет. Это вы?

         ЗАХАРОВ. Уже не археолог.

         КРИСТИНА. А меня Кристина зовут. Я тут главная местная амазонка. Есть, правда, уже и другие, но они ездить не умеют. А я Адель тихонько каблуком толкну – и только нас и видели. Дворня остается позади.

         ЗАХАРОВ. Кто?

         КРИСТИНА. Ну, кто ездить верхом не умеет. А им и лучше. Тут же садятся в кружок и начинают квасить по-черному. А я тем временем одна по нехоженым здешним лесам на Адели пробираюсь.

         ЗАХАРОВ. Все прекрасно. Но зачем мне знать об этом?

         КРИСТИНА. Между прочим, Адель как только ваш запах почувствовала сразу быстрей поскакала.

         ЗАХАРОВ. И что мне по этому поводу надо делать?

         КРИСТИНА. Не знаю, нравитесь вы ей.

         ЗАХАРОВ. Передай ей, мое чувство взаимно.

         КРИСТИНА. Может сами передадите?

         ЗАХАРОВ. Кому?

         КРИСТИНА. Адели, не мне. Вы что, не любите лошадей? А я на них прямо помешана. Не представляю себе мужчину, который не хотел бы ездить верхом. Хотите, научу?

         ЗАХАРОВ. Что, ездить верхом? На Адели?

         КРИСТИНА. Нет, она для вас слишком горячая. У нас есть лошади поспокойней.

         ЗАХАРОВ. И много?

         КРИСТИНА. Пока только четыре. Но Шаталов хочет расширить конюшню. Чтобы на двадцать чистокровок.

         ЗАХАРОВ. Зачем же столько?

         КРИСТИНА. У него друзей много. Чтобы на каждого хватило.

         ЗАХАРОВ. А соколиная охота тоже будет?

         КРИСТИНА. Нет, а что?

         ЗАХАРОВ. Да так, ничего.

         КРИСТИНА. А я как чувствовала, что вы к нашему бунгало не пойдете.

         ЗАХАРОВ. Это которое на замок похоже? Бунгало, между прочим, одноэтажный дом с верандой. Все, что больше одного этажа, бунгало называться не может.

         КРИСТИНА. В самом деле? Ну, я его теперь приколю! А то все: бунгало и бунгало, а в бунгало четыре с половиной этажа. Так вы не выйдите к ней?

         ЗАХАРОВ. К кому?

         КРИСТИНА. Я же сказала: вас Адель ждет.

         ЗАХАРОВ. Собаку поймать не надо?

         КРИСТИНА. У меня нет собаки.

         ЗАХАРОВ. Жаль, а то бы я поймал.

         КРИСТИНА. Я деньги привезла. За Адель.

         ЗАХАРОВ. Хорошо, положи их туда, на полочку.

         КРИСТИНА. Сто баксов устроит?

         ЗАХАРОВ. Устроит.

         КРИСТИНА. А сто пятьдесят?

         ЗАХАРОВ. Меня ждут половцы.

         КРИСТИНА. Кто?

         ЗАХАРОВ. Ну, это такой рэкет в старину был.

         КРИСТИНА. Я могу оставить сто пятьдесят.

         ЗАХАРОВ. Сколько хочешь оставляй, только...

         КРИСТИНА. ...катись отсюда, вы хотели сказать. Я всегда считала мужчин вашего возраста более вежливыми.

         ЗАХАРОВ. Обычное заблуждение.

         КРИСТИНА. Я переплатила вам пятьдесят баксов и хочу за это побыть здесь еще десять минут.

         ЗАХАРОВ. Правильно, так и надо с этими пожилыми хамами разговаривать. (Возвращается к пишущей машинке.) «...новый поход, но столь вяло, что...» Что вяло?.. (Начинает печатать.) Но столь вяло, что половцев не встретил, зато те разграбили много сел в Переяславльском княжестве. Лишь в следующем году, снова весной, князья Святополк, Владимир и Давыд двинулись...

         КРИСТИНА. Откуда вы все это берете? Из головы?

         ЗАХАРОВ. Как?

         КРИСТИНА. Придумываете или просто выучили и знаете?.. Проведайте Адель и я от вас отстану.

         ЗАХАРОВ. Что я счас сделаю с этой твоей Аделью! (Вскакивает из-за стола.)

         КРИСТИНА. Обождите. Горбушку хлеба сахаром посыпьте, она это обожает.

         ЗАХАРОВ. Без сахара обойдется. (Ломает корку хлеба и выходит.)

 

Кристина подходит к машинке и печатает на ней несколько слов.

Захаров возвращается.

 

         КРИСТИНА. Правда, она великолепна?

         ЗАХАРОВ. Ничего особенного, лошадь как лошадь.

         КРИСТИНА. Вы почувствовали на своей ладони ее дыхание и мягкие губы?

         ЗАХАРОВ. Ну, почувствовал.

         КРИСТИНА. А как она переступает своими точеными ножками! А как косит глазом!

         ЗАХАРОВ. Только, пожалуйста, не так эротично.

         КРИСТИНА. Ага! Значит, вы тоже ощутили как все это эротично!

 

Телефонный звонок.

 

         КРИСТИНА (достает сотовый телефон). В чем дело, мой светлый?.. Тебя даже на десять минут нельзя одного оставить, сразу звонить. Так ты все свои мульёны просадишь... Ну целую, целую. (Выключает телефон.)

         ЗАХАРОВ. Мой светлый. Он, что, блондин?

         КРИСТИНА. Жгучий брюнет. Это я сама так придумала. Самый светлый этап моей жизни.

         ЗАХАРОВ. И портить его такими словесами. Нет, это только безмозглые женщины могут до такого додуматься. Два воркующих голубочка.

         КРИСТИНА. Ничего лучше этой воркотни человечество еще не придумало. А вам просто завидно.

         ЗАХАРОВ. Кто же так, девочка, о любви говорит?

         КРИСТИНА. Скажите лучше.

         ЗАХАРОВ. Мои лекции денег стоят.

         КРИСТИНА. Я заплачу. Сколько?

         ЗАХАРОВ. Значит, так. Твое затянувшееся присутствие здесь означает только одно. Ну, что ж, я готов. (Расстилает постель и с решительным видом направляется к Кристине.)

         КРИСТИНА (отбегает). Эй, эй, дядя, вы что?

         ЗАХАРОВ. Мадам, мое разбитое сердце у ваших ног. Возьмите его и владейте. Ну куда же вы, мадам? Адель в другой стороне.

         КРИСТИНА. Псих ненормальный! (Убегает.)

 

Удаляющийся топот копыт.

 

         ЗАХАРОВ. А ведь действительно думает, что влюблена в него и все небо в алмазах. (Садится за машинку). «Князья Святополк, Владимир и Давыд двинулись на Канарские острова...» Куда? Ну, хулиганка! А это что? (Берет со стола сотовый телефон.) Может кому на халяву позвонить? А, в университет. А что скажу? Что князья Святополк и Владимир двинулись на Канарские острова? Жене. (Начинает набирать номер.) Нет. Что я ей скажу? Привет, жена, как хорошо, что мы с тобой расстались. А она мне в ответ:  привет, Захаров, как там твои половцы? Кефиру, что ли, выпить? (Открывает пакет и пьет кефир. Мигает и гаснет настольная лампа.) Ну вот, теперь еще и лампу чинить. (Затемнение.)

 

Захаров моет посуду. Телефонный звонок. Захаров берет телефон.

 

         ЗАХАРОВ. Да. Я слушаю.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с сотовым телефоном). Алло, это вы? Значит, это у вас я свой телефон оставила? Слава богу, а то думала, по дороге обронила. Ну что, успокоились немного? Ничего не хотите мне сказать?

         ЗАХАРОВ. Да, извини, что поймать не удалось. Ты бегаешь быстрей, чем твоя Адель.

         КРИСТИНА. Значит, вы только за это хотите передо мной извиниться?

         ЗАХАРОВ. А за что же еще?

         КРИСТИНА. Чем вы сейчас занимаетесь? Печатаете?

         ЗАХАРОВ. Пообедал, теперь посуду мою.

         КРИСТИНА. А я по видику новый фильм смотрю, каннского призера. Все уже не выдержали, разошлись, а я сижу, смотрю. А у вас дома видик есть?

         ЗАХАРОВ. Есть.

         КРИСТИНА. А видеотека хорошая?

         ЗАХАРОВ. Так себе.

         КРИСТИНА. Ну назовите несколько названий.

         ЗАХАРОВ. Я на кассеты оперы и балеты записываю.

         КРИСТИНА. Оперы? И что потом их смотрите?

         ЗАХАРОВ. Да, регулярно.

         КРИСТИНА. Вы шутите. Никогда не видела человека, который бы записывал на видик оперы.

         ЗАХАРОВ. Вот таким выродком я уродился.

         КРИСТИНА. Адель, как всегда передает вам пламенный привет.

         ЗАХАРОВ. Она что, тоже смотрит каннского призера?

         КРИСТИНА. Почти.

         ЗАХАРОВ. Как прошла разъяснительная работа? Насчет бунгало.

         КРИСТИНА. А, очень хорошо. Шаталов сказал, что я опять самая умная.

         ЗАХАРОВ. Не отчаивайся, он просто сильно преувеличил.

         КРИСТИНА. А с вами, оказывается, очень занятно беседовать.

         ЗАХАРОВ. Да, по телефону я особенно неотразим.

         КРИСТИНА. Хотите, я завтра приведу вторую лошадь, и мы вместе покатаемся?

         ЗАХАРОВ. Я боюсь, Адель будет сильно ревновать.

         КРИСТИНА. Это я беру на себя. Ну так как?

         ЗАХАРОВ. Как-нибудь в другой раз.

         КРИСТИНА. В другой раз не получится. Послезавтра я выхожу замуж.

         ЗАХАРОВ. В самом деле? Как-то не очень похоже.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Невесты такими не бывают.

         КРИСТИНА. А может я необычная невеста.

         ЗАХАРОВ. Тогда другое дело.

         КРИСТИНА. Ну так поедете?

         ЗАХАРОВ. А что скажет жених?

         КРИСТИНА. Главное, что скажу я.

         ЗАХАРОВ. Позвони мне завтра с утра, хорошо?

         КРИСТИНА. Утро это в семь или в одиннадцать?

         ЗАХАРОВ. Лучше в половине шестого.

         КРИСТИНА. Хорошо, договорились. До завтра.

         ЗАХАРОВ. Привет Адели.

 

Кристина выключает телефон и уходит. Захаров возвращается к тазу с грязной посудой.

 

         ЗАХАРОВ. Черт, вода совсем остыла! (Затемнение.)

 

                   Захаров в постели читает книгу. Звонок телефона.

 

         ЗАХАРОВ (в трубку). Да, я слушаю.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Я вас не разбудила?

         ЗАХАРОВ. Нет.

         КРИСТИНА. Представляете, меня освободили от всех дел. Пять мужиков и четыре женщины хлопочут целую неделю о моей свадьбе, а я ничем не занимаюсь. Вы правильно заметили, что на невесту я никак не похожа.

         ЗАХАРОВ. Приедь ко мне.

         КРИСТИНА. Не поняла.

         ЗАХАРОВ. Возьми Адель и приезжай ко мне.

         КРИСТИНА. Я, конечно, плохая невеста, но не до такой же степени. А ваше предложение вообще за гранью фола.

         ЗАХАРОВ. Все так, но сделай, как я прошу.

         КРИСТИНА. Зачем?

         ЗАХАРОВ. Мне нужны твои губы, твой запах, твое дыхание.

         КРИСТИНА. Вы с ума сошли. Ни-за-что. Я люблю другого. Он сказочный принц: красивый, богатый и молодой.

         ЗАХАРОВ. Я тебя не спрашиваю, кого ты любишь. Просто войди в мою жизнь и все.

         КРИСТИНА. Чего это вдруг вас так на ласки потянуло? А, понимаю, ночь, луна, холодная одинокая постель.

         ЗАХАРОВ. Все это потом скажешь. Бери Адель и едь.

         КРИСТИНА. Как вы нетерпеливы. А почему бы вам своей жене не позвонить? Или еще кому. Старая любовь она не стареет.

         ЗАХАРОВ. Мне старая не нужна. Что я должен сделать, чтобы ты приехала?

         КРИСТИНА. Вот это уже теплее. Мы, кажется, уже начали торговаться?

         ЗАХАРОВ. Начали и закончили. Смотри свой видик, а я спать хочу. Спокойной ночи. (Выключает телефон.)

         КРИСТИНА. Что за мерзкий старик! (Затемнение.)

 

На следующее утро. Захаров спит. Топот копыт. Входит Кристина и громко хлопает книгой по столу.

 

         ЗАХАРОВ (вскакивает). А, это ты... Сколько времени?

         КРИСТИНА. Полшестого утра.

         ЗАХАРОВ. А что случилось?

         КРИСТИНА. Ты просил, я пришла.

         ЗАХАРОВ. С каких пор мы на «ты»?

         КРИСТИНА. Ну ты же называешь меня на «ты».

         ЗАХАРОВ. Мне можно.

         КРИСТИНА. А мне нет?

         ЗАХАРОВ. Тебе нет.

         КРИСТИНА. Ночью у вас совсем другой был голос.

         ЗАХАРОВ. Отвернись, я переоденусь.

         КРИСТИНА. У вас очень замечательная пижама.

         ЗАХАРОВ. Тем более. (Переодевается.)

         КРИСТИНА. Я привела вторую лошадь.

         ЗАХАРОВ. Зачем?

         КРИСТИНА. Для прогулки.

         ЗАХАРОВ. И что, ты действительно думаешь, что я вот так сейчас вскочу в седло и буду с тобой чинно прогуливаться?

         КРИСТИНА. Почему бы и нет?

         ЗАХАРОВ. Ты и в самом деле ненормальная.

         КРИСТИНА. А в чем, собственно, проблема? Боитесь выглядеть неуклюжим? Или вообще не умеете ездить верхом? Так и скажите.

         ЗАХАРОВ. Даже не знаю, как тебе подоступней объяснить. Вот стоит в музее кровать, на которой спал царь. Ты ее покупаешь, ставишь в свой дом и ложишься на нее спать. Так?

         КРИСТИНА. И что?

         ЗАХАРОВ. А я так сделать, например, не могу.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Опять почему? Да просто потому, что не могу. Потому что я не просто сам по себе, а несу в себе всех своих предков и всех потомков и отвечаю за них. Ладно, тебе это все равно не понять. Кофе будешь?

         КРИСТИНА. Буду. Ну, а все-таки?

         ЗАХАРОВ (готовит кофе). Мои прадеды были обычными крестьянами. Моя бабка окончила педучилище и стала сельской учительницей. Мой отец окончил институт и стал главным инженером завода. Я сам окончил университет и аспирантуру и стал университетским доцентом. Моя дочь после окончания школы хотела пойти работать в турфирму, но я ей запретил, сказал, чтобы обязательно сначала получила высшее образование, сейчас она на третьем курсе... Сколько тебе сахара?

         КРИСТИНА. Две ложки. Короче, вы считаете, что не имеете пока морального или какого там еще права владеть особняком, «Мерседесом», ездить на чистокровной верховой лошади?

         ЗАХАРОВ. Это не настоящее.

         КРИСТИНА. Что?

         ЗАХАРОВ. То, что ты назвала.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Будет настоящим, когда ты все это получишь из рук своих родителей.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Опять почему. Потому что из сословия в сословие одним махом только выскочки перескакивают, которых никто за настоящих людей не принимает.

         КРИСТИНА. А что же делать? Становиться аристократом постепенно? Отец покупает «Мерседес», сын – особняк, внук строит шикарную конюшню.

         ЗАХАРОВ. Это не я, это ты сама сказала.

         КРИСТИНА. Глупости. Человеку хочется всего и сейчас. Нелепый какой-то разговор.

         ЗАХАРОВ. Я просто пытался тебе объяснить, почему я не могу с тобой отправиться на прогулку верхом.

         КРИСТИНА. Мои доллары как лежали, так и лежат.

         ЗАХАРОВ. Я их всю ночь прятал, прятал, да так и не спрятал.

         КРИСТИНА. Почему вы все время хотите меня выставить полной дурой?

         ЗАХАРОВ. А что, так заметно?

         КРИСТИНА. Заметно.

         ЗАХАРОВ. Почему? А ты не подставляйся.

         КРИСТИНА. Я говорю самые обычные слова.

         ЗАХАРОВ. Это тебе так кажется.

         КРИСТИНА. Я навела о вас кой-какие справки.

         ЗАХАРОВ. Так быстро?

         КРИСТИНА. Компьютер и доступ к секретным данным.

         ЗАХАРОВ. И что такого секретного есть в моей жизни?

         КРИСТИНА. То, чего я не знала, но предполагала.

         ЗАХАРОВ. Даже так!

         КРИСТИНА. Вы действительно преподаете в университете, только что выдали замуж свою дочь и сразу же развелись с собственной женой.

         ЗАХАРОВ. Там так и указано?

         КРИСТИНА. У нас в стране хорошие традиции сбора персональных данных.

         ЗАХАРОВ. А там нет про то, что я свою жену тоже выдал замуж?

         КРИСТИНА. Как это?

         ЗАХАРОВ. А вот так.

         КРИСТИНА. Шутите?

         ЗАХАРОВ. Если помоешь посуду – расскажу.

         КРИСТИНА. Я лучше пыль смету,

         ЗАХАРОВ. Сметай. Тряпка там.

         КРИСТИНА (начинает сметать пыль). Я слушаю.

         ЗАХАРОВ. Я не мог допустить, чтобы моя разведенная жена стала потерянной, комплексующей особой и озадачился обеспечить ее новым мужем. И обеспечил.  Один мой старый, еще школьный приятель никак не мог найти себя в семейной жизни, только официальным браком был женат два раза, не говоря о подругах. Ну и как водится, считал мою семью образцово-показательной. Был, что называется без вредных привычек, хорошо зарабатывал.

         КРИСТИНА. А почему был?

         ЗАХАРОВ. Потому что я одновременно избавился и от жены, и от него. Не могу же я по-прежнему заворачивать к нему «на огонек» и делать вид, что все в порядке?

         КРИСТИНА. Ну с вами точно не соскучишься.

         ЗАХАРОВ. Лучше мети, старания не вижу.

 

Телефонный звонок. Потом еще раз.

 

         КРИСТИНА (достает телефон). Да, мой светл... Нет, просто поперхнулась... Не хотела тебя будить, ты так сладко спал... Что, уже привезли? Так бы сразу и сказал. Все, уже скачу. (Выключает телефон.) Свадебное платье привезли.

         ЗАХАРОВ. Это святое.

         КРИСТИНА. А что если я вас тоже на свадьбу приглашу? Серьезно, приходите. Завтра в три часа. Мой Шаталов тоже вроде вас, ему надо, чтобы было все свое. Закупил двадцать раскладушек, чтобы потом все гости у нас же в доме и разместились. Поэтому количество гостей специально ограничено. Но моих родителей не будет — папа тяжело заболел, потом еще шурин Шаталова не сможет приехать, в общем, места хватит. Только ради бога без этих заумных бредней, почему вы не сможете прийти!

         ЗАХАРОВ. Хорошо, без бредней. Я, когда напиваюсь, ко всем лезу драться.

         КРИСТИНА. Вы?

         ЗАХАРОВ. Я.

         КРИСТИНА. Опять разыгрываете?

         ЗАХАРОВ. В общем, я твое приглашение принимаю.

         КРИСТИНА. Нет, в таком случае лучше сидите дома. Я вам потом кусок свадебного торта пришлю.

         ЗАХАРОВ. Буду премного благодарен, принцесса.

         КРИСТИНА. Почему принцесса?

         ЗАХАРОВ. Ну, если он принц...

         КРИСТИНА. Вы же его совершенно не знаете. Он все заработал собственной головой и талантом.

         ЗАХАРОВ. Кто бы спорил.

         КРИСТИНА. Нет у меня времени больше с вами разбираться.

         ЗАХАРОВ. Ты забыла телефон.

         КРИСТИНА. Пусть он побудет еще у вас. Там таких навалом. Я пошла. (Уходит.)

         ЗАХАРОВ. Норма по эротике на сегодня, кажется, выполнена. Мужики, ваши кони, я вижу, застоялись. Последний взмах тряпки и я снова ваш. (Садится за машинку и начинает печатать. Затемнение.)

 

Телефонный звонок.

 

         ЗАХАРОВ (вскакивает и бежит к телефону). Да.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Поздравляю, вы меня хорошо отравили.

         ЗАХАРОВ. Я старался.

         КРИСТИНА. Вам меня не жалко?

         ЗАХАРОВ. Нисколечко.

         КРИСТИНА. Это вы мне отомстили за ночь?

         ЗАХАРОВ. За ночь расплата будет еще более тяжелой.

         КРИСТИНА. Мне и раньше вся эта помпезность как-то мало нравилась, а после ваших слов вообще. На что не посмотрю, все кажется ненастоящим.  Портниху ни за что обидела. Поваров высмеяла. Один Шаталов смеется, называет мои выдурки синдромом капризной невесты.

         ЗАХАРОВ. Может так оно и есть?

         КРИСТИНА. Ничего так ни есть! Вы же презираете меня, скажите, да?

         ЗАХАРОВ. За что я должен тебя презирать? С какой стати? Я видел тебя два раза в жизни.

         КРИСТИНА. Вы очень хорошо объяснили, почему такие люди как вы должны презирать таких, как я.

         ЗАХАРОВ. Кристиночка, ты меня с кем-то перепутала. Я ничего такого не говорил.

         КРИСТИНА. Говорили. Может не такими словами, но говорили. У вас даже телевизора нет, а вы счастливы.

         ЗАХАРОВ. С чего ты так решила? А ну успокойся!

         КРИСТИНА. И поступки у вас не такие, как у них.

         ЗАХАРОВ. Да не было у меня никаких поступков.

         КРИСТИНА. А Адель кто поймал?

         ЗАХАРОВ. Стоп! Я знаю, в чем дело.

         КРИСТИНА. В чем?

         ЗАХАРОВ. Ты первый человек, кто принял мои бредни за чистую монету.

         КРИСТИНА. А вы что, шутили?

         ЗАХАРОВ. Нет, не шутил. Просто у тебя пониженная самозащита. Нормальные люди должны все это только высмеивать, а ты почему-то к сердцу принимаешь.

         КРИСТИНА. Мне плохо.

         ЗАХАРОВ. Но ты же любишь своего Шаталова?

         КРИСТИНА. Люблю. Но стала почему-то смотреть на него вашими глазами.

         ЗАХАРОВ. Но я никак на него не смотрю.  Я его и  в глаза никогда не видел.

         КРИСТИНА. Все равно мне плохо.

         ЗАХАРОВ. Ты завтра будешь самой красивой и нарядной, и все женщины будут завидовать тебе.

         КРИСТИНА. Да, я знаю.

         ЗАХАРОВ. Ты станешь полной хозяйкой большого поместья, и твоя жизнь наполнится новым интересным смыслом.

         КРИСТИНА. Я знаю.

         ЗАХАРОВ. Ты поедешь в упоительное свадебное путешествие на какой-нибудь Кипр или Канарские острова.

         КРИСТИНА. Да, у нас заказаны билеты в Таиланд.

         ЗАХАРОВ. Вот видишь.

         КРИСТИНА. Я хочу встретиться с вами.

         ЗАХАРОВ. Как это?

         КРИСТИНА. Просто погулять по лесу. Не хотите на лошадях, давайте пешком походим.

         ЗАХАРОВ. У тебя завтра в три часа свадьба.

         КРИСТИНА. В три мы только назад вернемся, а роспись в двенадцать часов.

         ЗАХАРОВ. Тем более.

         КРИСТИНА. Вы отказываетесь?

         ЗАХАРОВ. А как ты это своим объяснишь?

         КРИСТИНА. Я же говорила, с меня никто объяснений не требует. Пошла и пошла, никто не остановит.

         ЗАХАРОВ. Не я твой жених. У меня бы ты так не походила.

         КРИСТИНА. Вы отказываетесь?

         ЗАХАРОВ. Нет.

         КРИСТИНА. Тогда выходите и идите в сторону электрички. Посередине я вас встречу. (Выключает телефон и уходит.)

         ЗАХАРОВ. Господи! Какие-то Адели, невесты-истерички! И это на дачах. Какие же они в городе тогда?  (Одевается и уходит.)

 

Лесная поляна. С одной стороны входит Захаров, с другой Кристина.

 

         КРИСТИНА. Вы накаркали. С меня потребовали объяснений, куда я иду.

         ЗАХАРОВ. Кто, жених?

         КРИСТИНА. Если бы. Его мама.

         ЗАХАРОВ. А ты что думала. Я помню, лет пять привыкнуть не мог. То был человек один, один, а стал вдруг вдвоем, вдвоем. И целая куча новой родни. Но ничего, организм постепенно перестроился.

         КРИСТИНА. Если так, то почему вы сами тогда развелись?

         ЗАХАРОВ. Это долгая песня.

         КРИСТИНА. Все равно расскажите. Вы говорили про представительских жен. Это с этим связано?

         ЗАХАРОВ. В общем, да.

         КРИСТИНА. «Очень удобная на презентациях и совершенно невыносимая в обычной жизни».

         ЗАХАРОВ. Тебе это не грозит.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. В мое время была другая жизнь. Это сейчас какая-нибудь дура может радостно сообщить по телевизору на всю страну: а я не умею готовить и все ей умильно аплодируют. А в мое время это было равносильно тому, как если бы мужчина сказал: я не люблю заниматься сексом.

         КРИСТИНА. И что она, не умела готовить?

         ЗАХАРОВ. Умела. Только делала это последние пять лет по своему настроению.

         КРИСТИНА. И поэтому вы не выдержали?

         ЗАХАРОВ. И поэтому я научился готовить, стирать, пришивать пуговицы сам. И очень благодарен ей за это. Теперь я полностью автономный, самодостаточный человек.

         КРИСТИНА. Во всем?

         ЗАХАРОВ. Когда меня тянет на ласки, я умею находить их.

         КРИСТИНА. Ну да, я уже видела, как у вас это получается.

         ЗАХАРОВ. Бывают и другие варианты.

         КРИСТИНА. А у нее других не было? Она вам не изменяла?

         ЗАХАРОВ. В том-то и дело, что нет. Поэтому все столько времени и тянулось.

         КРИСТИНА. А теперь стало лучше? Только честно.

         ЗАХАРОВ. Да.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Да как сказать. Наверно потому, что это делает меня сильным. Я все время настороже, мне нравится постоянно быть ко всему готовым. Обостряет все чувства.

         КРИСТИНА. А другой человек?

         ЗАХАРОВ. Другой человек расслабляет.

         КРИСТИНА. Мне казалось, что наоборот другой человек придает твой жизни особый объем, вызывает в тебе дополнительные источники сил, желание заботиться не только о себе.

         ЗАХАРОВ. Все правильно, так оно первых пятнадцать лет и бывает.

         КРИСТИНА. Я ведь тоже была замужем когда-то. Правда. В восемнадцать лет выскочила, еле дождалась. Через год развелась и стала, как вы говорите сильной, надеяться только на саму себя. У нас с Шаталовым роман уже больше двух лет. А теперь он предъявил мне ультиматум: или женимся — или расходимся. И хочет меня всячески обворожить этой будущей нашей супружеской жизнью, когда дом — полная чаша.

         ЗАХАРОВ. Не о том ты, девушка, говоришь.

         КРИСТИНА. Он по-прежнему для меня сказочный принц, вот только его королевство слишком уж конкретно вторгается в меня. Когда я говорю ему, что всего этого для меня слишком много, он только смеется в ответ. Говорит это для того, чтобы наш сын потом мог проиграть все это в каком-нибудь Лас-Вегасе.

         ЗАХАРОВ. Молодец, вот это по-гусарски.

         КРИСТИНА. Но я не хочу, чтобы мой муж занимался только бесконечным расширением своего бизнеса. Я так и не привыкла к нашей прислуге. А ее становится все больше и больше. Как все это остановить не знаю.

         ЗАХАРОВ. Можно сделать очень просто.

         КРИСТИНА. Как?

         ЗАХАРОВ. Дело в том, что частной собственности вообще в природе не существует. Никто не может помешать мне любоваться вашим замком или твоей Аделью. И в могилу с собой вы их тоже не утащите. Следовательно, вы всего лишь сторожа и няньки над некоторым количеством движимости и недвижимости и только. А определить, насколько это все человеку действительно нужно не сложно. Вот, например, у меня в домашней библиотеке полторы тысячи книг и если надо, я их все могу тебе в любой момент перечислить. Попроси своего Шаталова перечислить все свое имущество. То, чего он не сможет вспомнить, и будет лишним. Или пускай назовет год и день рождения всех своих служащих. Кого не сможет вспомнить, значит, эти люди не являются его командой, и он не имеет права распоряжаться ими. Впрочем, это так, некий психологический тест никого ни к чему не обязывающий. Мир все равно пошел другим путем.

         КРИСТИНА. Мир?

         ЗАХАРОВ. Ну да. Когда-то для первых английских бизнесменов делом чести было заработать пятьдесят тысяч фунтов и тут же уйти на покой, не мучая своим богатством ни природу, ни других людей.

         КРИСТИНА. Вы опять вливаете в меня новую порцию яда.

         ЗАХАРОВ. Я полагаю, это наш последний разговор?

         КРИСТИНА. Последний? Какое ужасное слово.

         ЗАХАРОВ. Тебе надо сегодня пораньше лечь спать и как следует выспаться.

         КРИСТИНА. Значит, вы все же советуете мне ни о чем не думать, а мирно плыть по течению?

         ЗАХАРОВ. Я ничего никому не советую, тем более таким самостоятельным амазонкам.

         КРИСТИНА. Теперь уж вам никто не будет мешать разбираться с вашими половцами.

         ЗАХАРОВ. Ты только в первый раз мешала. А потом я стал ощущать от наших бесед даже какой-то комфорт.

         КРИСТИНА. Как от приятной безделушки.

         ЗАХАРОВ. Безделушка и в самом деле была приятной.

         КРИСТИНА. Мне пора возвращаться. Не против, если я вас поцелую на прощанье?

         ЗАХАРОВ (отступая). А вот этого не надо.

         КРИСТИНА. Почему?

         ЗАХАРОВ. Пожилым мужчинам это вредно.

         КРИСТИНА. Ну как знаете. Так не придете на свадьбу?

         ЗАХАРОВ. Не приду.

         КРИСТИНА. Сплошные «нет». Тогда прощайте.

         ЗАХАРОВ. Адели привет.

         КРИСТИНА. Обязательно передам. Ну идите.

         ЗАХАРОВ. Иду. (Расходятся в разные стороны. Затемнение.)

 

Лесная избушка.

 

         ЗАХАРОВ (ходит из угла в угол). Давно что-то никто не звонил. За два дня месячную норму по болтовне выполнил. То же мне спокойное место для работы... Крошатся салаты, жарятся молочные поросята, готовится селедка под шубой, выбираются лучшие платья. Спрашивается, какое мне дело до всего этого. Спрашивается и ничего не отвечается. Неужели мы так и не доиграем эту партию? Ну придумай самый дурацкий предлог и позвони сам. Мол, я еще не все досказал, почему тебе надо непременно выходить замуж за твоего Шаталова.

 

 Телефонный звонок.

 

Ага! (В телефон.) Да. Алло.

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Он все назвал.

         ЗАХАРОВ. Что?

         КРИСТИНА. Он все назвал.

         ЗАХАРОВ. Все имущество?

         КРИСТИНА. Да. И всех своих подчиненных.

         ЗАХАРОВ. Я тебя поздравляю. А как тебе это удалось?

         КРИСТИНА. Просто попросила сделать мне такой свадебный подарок.

         ЗАХАРОВ. Видишь как хорошо.

         КРИСТИНА. Вижу.

         ЗАХАРОВ. Значит, он действительно живет этим.

         КРИСТИНА. Еще  я попросила его вспомнить наше первое знакомство.

         ЗАХАРОВ. А вот этого не надо было делать.

         КРИСТИНА. Но почему, если он помнит дни рождения своих сотрудников?

         ЗАХАРОВ. Его забывчивость только доказывает, что он серьезный мужчина.

         КРИСТИНА. Я знаю, что вы любое черное можете превратить в белое.

         ЗАХАРОВ. Представляешь, сколько завтра будет цветов, музыки, поздравлений. А как там Адель? Она не ревнует?

         КРИСТИНА. Не знаю. За ней есть кому смотреть.

         ЗАХАРОВ. А в Таиланд вы когда полетите? На второй день?

         КРИСТИНА. Нет, попозже. Ему надо еще кое-какие срочные дела закончить, контракт с немцами подписать.

         ЗАХАРОВ. Так у меня есть надежда, что ты мне действительно кусочек свадебного торта привезешь.

         КРИСТИНА. Нет. Вы ужасный человек, я к вам больше никогда не приду.

         ЗАХАРОВ. Умница. Так  и надо. А телефон я сам дня через три к вам в замок завезу. Хорошо?

         КРИСТИНА. Хорошо.

         ЗАХАРОВ. Тогда пока?

         КРИСТИНА. Все что вы говорите, это ложь, ложь и ложь.

         ЗАХАРОВ. Ну естественно.

         КРИСТИНА. И правильно, что от вас ушла жена. Ни одна бы женщина не смогла жить с таким, как вы.

         ЗАХАРОВ. Они и не живут.

         КРИСТИНА. Меня зовут. Я отключаюсь. (Уходит.)

         ЗАХАРОВ. Вот и поговорили. Да улетай ты побыстрей в свой Таиланд! (Затемнение.)

 

На следующий день. Захаров чинит старую туфлю. Топот копыт. Входит Кристина в подвенечном платье.

 

         КРИСТИНА. Они за мной гонятся. Через две минуты будут здесь.

         ЗАХАРОВ. Ну, что ж, будет отстреливаться. (Достает пистолет, вставляет обойму, передергивает затвор.)

         КРИСТИНА. Ничего себе. Зачем он у вас?

         ЗАХАРОВ. Самая полезная вещь в нашем дачном районе.

         КРИСТИНА. Вы меня не так поняли.

         ЗАХАРОВ. Чего я не понял?

         КРИСТИНА. На свадьбах невест крадут, чтоб получить выкуп.

         ЗАХАРОВ. Ну?

         КРИСТИНА. Вы просто должны получить за меня выкуп. И все.

         ЗАХАРОВ. Какой выкуп?

         КРИСТИНА. Вы никак не врубаетесь. Бутылку коньяка и закуску. А вы действительно собрались меня защищать?

         ЗАХАРОВ. Ой, ой, ой! Ее защитить! Только соберешься кого-нибудь убить, а тебе говорят: нельзя, мы пошутили. (Прячет пистолет.) Как прошло историческое событие?

         КРИСТИНА. Замечательно. Лучше не бывает. Вот привезла, как обещала. (Протягивает ему кусочек торта.)

         ЗАХАРОВ (ест). А вкусно. Симпатичное платье. На носовые платки пустить — ему цены не будет. Что-то я никого не вижу. А был ли мальчик? А была ли погоня?

         КРИСТИНА. А вам какая разница? Должно быть заблудились.

         ЗАХАРОВ. Эй, девушка, мне это не очень нравится. Что случилось?

         КРИСТИНА. Я поехала проветриться. А Адель сама сюда завернула.

         ЗАХАРОВ. Ах, Адель. Ну до чего ж разумное животное. Ты что враг сама себе. Что там у вас? Особняк, бассейн, конюшня, золотые унитазы. И что? Коту под хвост.

         КРИСТИНА. Вы ли это говорите?

         ЗАХАРОВ. Это во мне мой крестьянский дедушка говорит.

         КРИСТИНА. А вы сами что говорите?

         ЗАХАРОВ. Раньше надо было думать и сомневаться.

         КРИСТИНА. Раньше этот дом стоял заколоченным.

         ЗАХАРОВ. Он и теперь заколочен.

         КРИСТИНА. В него почему-то неудержимо тянет не только Адель, но и меня.

         ЗАХАРОВ. Счас перестанет тянуть. (Бросает на постель подушку и решительно устремляется к Кристине.)

         КРИСТИНА (убегает). Вы снова за свое. Перестаньте... Ну, перестаньте, я сказала. (Дает себя поймать.)

         ЗАХАРОВ. Не понял. Мы так, кажется, не договаривались.

         КРИСТИНА. Абсолютно.

         ЗАХАРОВ. Это полное безумие.

         КРИСТИНА. Я надеюсь.

         ЗАХАРОВ. А как же Таиланд?

         КРИСТИНА. Мы уже там.

         ЗАХАРОВ. Ты действительно сумасшедшая.

         КРИСТИНА. Это сказано с осуждением.

         ЗАХАРОВ. Нет, с одобрением. (Подхватывает Кристину на руки и укладывает на постель. Затемнение.)

 

З а н а в е с

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

Лесная избушка. На постели спят Захаров и Кристина. На стуле свадебное платье.

 

         ЗАХАРОВ (просыпаясь). Я что, женился или как? Принцесса, просыпайтесь.

         КРИСТИНА. Не буду.

         ЗАХАРОВ. Почтенную публику интересует самый главный вопрос: ну, как?

         КРИСТИНА. Что?

         ЗАХАРОВ. Как ночь прошла?

         КРИСТИНА. А-а. На троечку.

         ЗАХАРОВ. Вот искренний ответ. За другой тебя следовало бы застрелить. А раз на троечку, то почему ты еще здесь?

         КРИСТИНА. Так ведь любовь у меня, куда денешься?

         ЗАХАРОВ. С реальностью это, правда, не согласуется, но все равно убедительно. А как насчет кофе в постель?

         КРИСТИНА. Кому?

         ЗАХАРОВ. Мне, конечно.

         КРИСТИНА. Мне нечего одеть.

         ЗАХАРОВ. В чулане масса старого тряпья.

         КРИСТИНА. Хорошо, потом. Еще пятнадцать минут. (Засыпает.)

         ЗАХАРОВ (встает, одевается и смотрится в зеркало). Хорош. Ну прямо мартовский кот. И надо мне это было?

 

Лошадиное ржание.

 

Ага, транспорт есть. Надо им воспользоваться. (Берет пистолет и уходит.)

 

Удаляющийся топот копыт. Телефонные звонки: один, второй, третий. Телефон замолкает.

 

         КРИСТИНА (просыпаясь, ищет телефон). Алло. Замолчал. Ну и слава богу. (Осматривается.) Да-а! Выходила за одного, а вышла за другого. Нормально. Будет что рассказать внукам про их шальную бабулю. Ну а все-таки, как встать? Ау, Захаров, ты где? Или «вы» где? Нет, по-моему, на «ты» мы с ним все же успели перейти. Проза жизни: ни горячей воды, ни тапочек, ни ковра на полу.

 

Топот копыт. Входит Захаров с большой сумкой.

 

         ЗАХАРОВ. Принцесса встала? Можешь еще поспать.

         КРИСТИНА. Что это?

         ЗАХАРОВ. Твои вещи.

         КРИСТИНА. Ты ходил  т у д а?!

         ЗАХАРОВ. Ну ты же сказала, что тебе не во что переодеться.

         КРИСТИНА. И что?

         ЗАХАРОВ. Вот, привез.

         КРИСТИНА. Так просто взял и привез.

         ЗАХАРОВ. Ты забываешь про одну штучку. Вооружен и очень опасен.

         КРИСТИНА. А у них этих штучек нет?

         ЗАХАРОВ. Мне что, отвезти все обратно?

         КРИСТИНА. Ну точно чокнутый. Нет, ты врешь. В магазине купил.

         ЗАХАРОВ. Да, твои обноски продавались там за полцены.

         КРИСТИНА (открывает сумку). Точно мои. И что они тебе это просто так отдали?

         ЗАХАРОВ. Вот сделаешь доброе дело, а тебя потом за это еще и пилят.

         КРИСТИНА. Не могу поверить. И Шаталов там был?

         ЗАХАРОВ. Очень приличный молодой человек.

         КРИСТИНА. Ну скорей рассказывай, не тяни.

         ЗАХАРОВ. Там еще все спали. И твой Шаталов тоже. Похоже, твоего бегства никто просто не заметил. Там была какая-то Зина. Я попросил ее собрать немного твоей одежды. Она собрала.

         КРИСТИНА. И все?

         ЗАХАРОВ. Нет, Шаталов потом проснулся, еще два-три человека. Но я им все объяснил, и они отстали.

         КРИСТИНА. Сумасшедший. Я сумасшедшая, но ты сумасшедший еще больше. (Одевается.)

         ЗАХАРОВ. Тебя просили позвонить.

         КРИСТИНА. Мне нужно знать, что ты там им говорил. Слово в слово.

         ЗАХАРОВ. Сказал, что тебе позвонили и попросили срочно к больному отцу приехать.

         КРИСТИНА. Откуда ты про моего отца знаешь?

         ЗАХАРОВ. Ты сама говорила.

         КРИСТИНА. Хорошо, а дальше?

         ЗАХАРОВ. Ты потеряла голову, оставила мне Адель и помчалась на электричку.

         КРИСТИНА. Так, а вещи?

         ЗАХАРОВ. Попросила  меня, чтобы я их срочно тебе в город привез.

         КРИСТИНА. Зачем ты все это говорил?

         ЗАХАРОВ. Я хочу, чтобы тебе было хорошо.

         КРИСТИНА. Тебе поверили?

         ЗАХАРОВ. Разумеется, нет.

         КРИСТИНА. А зачем тогда...

         ЗАХАРОВ. Это официальная версия твоего исчезновения. Для гостей. Я с Шаталовым один на один разговаривал.

         КРИСТИНА. Хорошо, а ему ты что сказал?

         ЗАХАРОВ. Что тебе мало богатой и счастливой свадьбы, надо поперчить ее ярким скандалом и приключениями.

         КРИСТИНА. Так и сказал?

         ЗАХАРОВ. Ну, примерно.

         КРИСТИНА. А он что?

         ЗАХАРОВ. Он попросил, чтобы ты позвонила.

         КРИСТИНА. Хорошо. (Набирает номер телефона.) Ты куда?

         ЗАХАРОВ. За водой схожу. (Берет ведро и уходит.)

         КРИСТИНА (в телефон). Алло. Это я. Ты хотел, чтобы я позвонила... Это все, что ты хотел мне сказать?.. Почему? Я же тебя предупреждала: не заставляй меня выходить замуж, не заставляй... Да, влюбилась... Почему именно он? А ты разве не понял? Потому что он сумасшедший. Ты бы пошел на его месте за моими вещами?.. Ну надо было застрелить, чего же не застрелил?.. Не только это. Ты все время стараешься выглядеть приличным человеком, все время помнишь, что тебе надо быть приличным. А он ведет себя, как хочет, но все его поступки приличны на автопилоте... И потом, когда в одном человеке утонченный интеллигент сочетается с отъявленным головорезом, против этого ни одна женщина не устоит... И еще, у тебя я все время как в гостях была, все увидела, все на себя примерила и как женщина успокоилась. А здесь я как бы в свой дом вошла. Тебе, наверно, это трудно понять. Представляешь, здесь даже ванны нет, а мне все равно полный комфорт... Варианты? Варианты всегда есть. Только, если он сам меня прогонит... Попробуй. Да, тогда вернусь. (Выключает телефон.)

 

Входит Захаров с ведром воды.

 

         ЗАХАРОВ. Ну как? Поговорили?

         КРИСТИНА. Поговорили. Хочет, чтобы я вернулась.

         ЗАХАРОВ. Ну так в чем дело?

         КРИСТИНА. Прогонишь — вернусь.

         ЗАХАРОВ. Это у меня запросто. Пересоленный суп — и с вещами на выход. Кстати, я бы уже чего-нибудь и поел. Готовить умеешь?

         КРИСТИНА. Ну ты меня совсем за дефективную держишь. (Достает из сумки шампанское.) Это тоже одежда? По дороге еще супермаркет ограбил?

         ЗАХАРОВ. Нет, в один день только один подвиг. Это должно быть твоя Зина положила.

         КРИСТИНА (готовит завтрак). А что она, тоже поверила в официальную версию?

         ЗАХАРОВ. Ну прямо.

         КРИСТИНА. И как отнеслась?

         ЗАХАРОВ. Ну вот видишь, как.

         КРИСТИНА. Что говорила?

         ЗАХАРОВ. Что другого от тебя и не ожидала.

         КРИСТИНА. Она «не ожидала».

         ЗАХАРОВ. Ну кто так режет. Пусти. (Берет у нее нож и режет колбасу.)

         КРИСТИНА. Откуда я знаю, как ты любишь.

 

Вместе готовят завтрак.

 

А шампанское пить будем?

         ЗАХАРОВ. Лучше на вечер оставить.

         КРИСТИНА. Это ты так решил?

         ЗАХАРОВ. Определяешь границы своей власти надо мной?

         КРИСТИНА. Пытаюсь.

         ЗАХАРОВ. Ладно, хватит. И так все не съедим.

 

Садятся за стол. Телефонные звонки. Они не отзываются.                   

 

Внешний мир напоминает о себе.

         КРИСТИНА. Пускай напоминает. Значит, тоста не будет?

         ЗАХАРОВ. Лучше на вечер.

         КРИСТИНА. Погоди, а ты что, на Адели ездил?

         ЗАХАРОВ. Ну не пешком же идти.

         КРИСТИНА. И она тебя не сбросила?

         ЗАХАРОВ. Кого? Любимого наездника?

         КРИСТИНА. А как же принципы? «Я никогда не буду ездить верхом».

         ЗАХАРОВ. За твоими вещами хоть на слоне.

         КРИСТИНА. Откуда ты научился на лошади ездить?

         ЗАХАРОВ. Я еще чуть-чуть застал те времена, когда мальчишки в деревне ездили в ночное. Ну и я с ними. Каждое лето проводил в деревне у хрестоматийной бабушки.

         КРИСТИНА. И с тех пор у тебя любовь к таким хоромам?

         ЗАХАРОВ. Наверное.

         КРИСТИНА. О чем ты сейчас думаешь?

         ЗАХАРОВ. Ой, лучше не спрашивай.

         КРИСТИНА. Чувствуешь себя, как после большого похмелья.

         ЗАХАРОВ. Угадала.

         КРИСТИНА. Ждешь, чего еще такого я могу выкинуть?

         ЗАХАРОВ. Выбор невелик. Ну дом подожжешь, ну два раза меня зарежешь, ну на помеле над лесом полетаешь. Чепуха!

         КРИСТИНА. Насчет дом поджечь, ты это хорошо придумал.

         ЗАХАРОВ. Спички здесь, сухие дрова снаружи.

         КРИСТИНА. Да я смотрю, ты сам авантюрист порядочный. Откуда в кабинетном ученом?

         ЗАХАРОВ. Сам удивляюсь.

         КРИСТИНА. Ты так всегда жил? Вооружен и очень опасен.

         ЗАХАРОВ. С восьмого класса. До этого у нас дрались один на один,  а тут вдруг стали драться шоблой против одного. Ну и я купил себе складной нож-лисичку.

         КРИСТИНА. И что?

         ЗАХАРОВ. А ничего. Только один раз в лет тридцать мне пришлось попугать ее одну пьяную компанию. А так ко мне, тьфу-тьфу, никто никогда не лез.

         КРИСТИНА. А пистолет?

         ЗАХАРОВ. Это я совсем недавно купил. Помнишь, как года два назад в этих лесах какой-то серийный убийца орудовал.

         КРИСТИНА. Это был ты.

         ЗАХАРОВ. Не с моим счастьем.

         КРИСТИНА. А если милиция проверит?

         ЗАХАРОВ. Я регулярно, раз в год, подаю заявление на ношение оружия, мне регулярно отказывают. Но кто сильно осудит перепуганного обывателя, который со страху все равно вооружился.

         КРИСТИНА. А мог бы действительно застрелить человека?

         ЗАХАРОВ. Таких мужиков, которые при известных обстоятельствах не могли бы застрелить другого мужика, в природе не существует.

         КРИСТИНА. У меня был один знакомый, которому тоже предложили пистолет от хулиганов. Он ответил,  что лучше получит побои, чем будет потом за этих придурков сидеть в тюрьме.

         ЗАХАРОВ. Типичная крестьянская психология.

         КРИСТИНА. У него отец академик.

         ЗАХАРОВ. Все равно крестьянская. Выживаемость любой ценой. Не всем она подходит.

         КРИСТИНА. Можно я сейчас не буду мыть посуду, а пойду немного покатаюсь?

         ЗАХАРОВ. Предлагаешь помыть мне?

         КРИСТИНА. Просто очень хочется на воздух. Вернусь и все сделаю. Обещаю.

         ЗАХАРОВ. Хорошо.

         КРИСТИНА. Так я пошла?

         ЗАХАРОВ. Иди.

 

Кристина выходит. Лошадиное ржание. Кристина возвращается.

 

         КРИСТИНА. Что ты сделал с Аделью?

         ЗАХАРОВ. А что?

         КРИСТИНА. Она меня не подпускает к себе.

         ЗАХАРОВ. Даже так?

         КРИСТИНА. Ты случайно не колдун?

         ЗАХАРОВ. Разумеется, колдун. (Снимает с себя куртку.) На, возьми. Надень на себя. Теперь подпустит.

         КРИСТИНА. Мерси. (С курткой уходит.)

 

Топот копыт. Захаров складывает посуду в таз и садится за машинку печатать. Телефонный звонок.

 

         КРИСТИНА (на другом конце сцены с телефоном). Поздравляю, она скинула меня и убежала... Алло.

         ЗАХАРОВ (в трубку). Да, я слышу.

         КРИСТИНА. Такого никогда не было. Что ты с ней сделал?

         ЗАХАРОВ. Ничего. Ровным счетом ничего.

         КРИСТИНА. В нее как будто черт вселился.

         ЗАХАРОВ. Ты мою куртку не снимала?

         КРИСТИНА. Я ее перед собой на седло положила. Ну причем здесь куртка?

         Топот копыт.

 

         ЗАХАРОВ. Кажется, она вернулась. (Выглядывает в окно.) Да, точно. Стоит у крыльца.

         КРИСТИНА. Проклятое животное!

         ЗАХАРОВ. За тобой приехать? Руки-ноги целы?

         КРИСТИНА. Наконец вспомнил.

         ЗАХАРОВ. Так приехать?

         КРИСТИНА. Сама дойду. (Выключает телефон и уходит.)

         ЗАХАРОВ. Н-да. (Продолжает печатать.)

 

Входит Кристина.

 

         КРИСТИНА. Прекрасная картина. У меня может быть все бока отбиты, а он как ни в чем не бывало печатает на машинке. Бейте меня, убивайте...

         ЗАХАРОВ. Иди сюда.

 

Кристина подходит. Захаров сажает ее к себе на колени.

 

         КРИСТИНА. Ой!

         ЗАХАРОВ. Ну не притворяйся. Вот так. А теперь свернись змеей у меня на груди и молчи.

         КРИСТИНА. Не хочу молчать.

         ЗАХАРОВ. Тихо, тихо. Ты устала быть вздорной девчонкой...

         КРИСТИНА. Не устала.

         ЗАХАРОВ. ...тебе хочется побыть паинькой...

         КРИСТИНА. Не хочется.

         ЗАХАРОВ. ...ты понимаешь, что никто не будет посвящать тебе все свое время...

         КРИСТИНА. Не понимаешь.

         ЗАХАРОВ. ...ты постепенно научишься переключать себя на что-нибудь другое...

         КРИСТИНА. Не научусь.

         ЗАХАРОВ. Ведь научилась же ты переключаться на Адель.

         КРИСТИНА. А ты бессовестно похитил ее у меня.

         ЗАХАРОВ. Тебе просто не надо было снимать с себя мою куртку.

         КРИСТИНА. Лошади не могут так себя вести.

         ЗАХАРОВ. Ты тоже много чего не должна была делать, а сделала.

         КРИСТИНА. Ну я же не лошадь... Сейчас скажешь очередную гадость. Лучше молчи. Между прочим, если бы не Адель, я бы на тебя и не посмотрела.

         ЗАХАРОВ. Если бы не Адель, и я бы на тебя не посмотрел.

         КРИСТИНА. Что, думаю, в этом мужике такое, что моя Адель сама к нему пошла.

         ЗАХАРОВ. Что, думаю, с ней такое, что она всех мужиков на кобылу променяла.

         КРИСТИНА. Не ври, ты так не думал.

         ЗАХАРОВ. Еще хуже думал.

         КРИСТИНА. И поэтому в первый же раз принялся за мной гоняться.

         ЗАХАРОВ. Скромности и застенчивости тебя поучить хотел.

         КРИСТИНА. Со мной еще никто себя так не вел.

         ЗАХАРОВ. Я знал, что тебе это понравится.

         КРИСТИНА. А со своими студентками ты тоже так себя ведешь?

         ЗАХАРОВ. Сейчас все студенты тупые и неинтересные. Компьютерное поколение. Никто книг не читает.

         КРИСТИНА. Я тоже книг не читаю.

 

Телефонный звонок.

 

         ЗАХАРОВ. Тебя. Отвечай.

         КРИСТИНА (достает телефон и пересаживается на стул). Да... Хорошо. (Протягивает телефон Захарову.) Это тебя.

         ЗАХАРОВ. Меня? (В трубку.) Я слушаю... Да, вы абсолютно правы, содержать Кристину мне не по средствам... Чего же я тогда хочу? Ну как обычно: жить с ней в грехе и разврате... Что? Испорчу ей жизнь? Ну конечно испорчу, почему бы и нет. Она хочет это и она это получит... Сколько?.. Я своим любовницам за одну ночь больше плачу. Ладно, достаточно, мне пора сексом заниматься. (Выключает телефон.)

         КРИСТИНА. Ты точно бандит с большой дороги! Кто так разговаривает?

         ЗАХАРОВ. Боже! За кого ты хотела замуж выходить. Я ожидал автоматные очереди, мафиози на джипах, милицейские мегафоны. Он мне выкуп за тебя предложил, пять тысяч баксов. Да, обмельчал народ. Подумаешь, невеста в первую брачную ночь сбежала к другому. Какая ерунда!

         КРИСТИНА. Ты бы такую невесту назад не принял?

         ЗАХАРОВ. А как ты думаешь?

         КРИСТИНА. Не принял бы. Я вижу. А мы действительно будем заниматься сексом?

         ЗАХАРОВ. И не мечтай. Раз в месяц, ну, ладно, раз в две недели.

         КРИСТИНА (наступает на него). Как скажешь.

         ЗАХАРОВ (спасается бегством). Я пожилой мужчина, мне нужен покой.

         КРИСТИНА. Я знаю.

         ЗАХАРОВ (дает себя поймать). Уступаю произволу. (Затемнение.)

 

Тот же вечер. Захаров и Кристина сидят за столом и пьют шампанское.

 

         КРИСТИНА. Ты еще ни разу не спросил ничего обо мне самой. Ни кто я, ни что я.

         ЗАХАРОВ. Я хочу, чтобы тебя мне хватило не на два дня, а на тридцать лет.

         КРИСТИНА. Опять выкрутился, да?

         ЗАХАРОВ. Тебе на словах меня никогда не поймать. За моими плечами изучение  шести тысяч лет человеческого порока и глупости.

         КРИСТИНА. Я никак не могу разгадать твой секрет. Мне еще ни секунды не было с тобой скучно. Почему так?

         ЗАХАРОВ. Высшая степень эротики — это эротика словами. Я хочу получать наслаждение от каждого произнесенного с тобой слова, и я его получаю, хочешь ты этого или не хочешь.

         КРИСТИНА. Как? Вот так просто разговаривая ни о чем?

         ЗАХАРОВ. Ну у тебя наверно кожа как у мамонта. Мужчина и женщина не могут между собой разговаривать ни о чем. Любая их беседа всегда прямо сочится эротикой. Только мало кто имеет из каждой этой малости извлекать для себя полное наслаждение.

         КРИСТИНА. И у тебя так со всеми женщинами?

         ЗАХАРОВ. Особенно со стервами-продавщицами и с садистками-дантистами.

         КРИСТИНА. Думаю, ты и из них ухитришься получить свой секс-нектар.

         ЗАХАРОВ. Ну, для этого необходимо слишком большое усилие воли.

         КРИСТИНА. А со мной как?

         ЗАХАРОВ. Пока на слабую четверочку, но перспективы огромные.

         КРИСТИНА. И с такой чувственностью ты развелся и задумал жить один?

         ЗАХАРОВ. Бодливой корове бог рогов не дал. Чтобы заниматься эротикой более активно, мужчине необходимо много денег, а у меня с этим вопросом всю жизнь была большая напряженка.

         КРИСТИНА. Кстати о деньгах.

         ЗАХАРОВ. Деньги есть, но мало. Для травоядной жизни.

         КРИСТИНА. Это принципиально, или можно нарушить?

         ЗАХАРОВ. Каким образом?

         КРИСТИНА. Я являюсь менеджером одной фирмы, знаешь, с каким окладом?

         ЗАХАРОВ. Ты?

         КРИСТИНА. Думаешь, Шаталов просто так меня продолжает обхаживать. Это только для тебя я дурочка на кобыле. Короче, ты согласен, если кормильцем буду я?

         ЗАХАРОВ. То-то я все время чувствовал в тебе какой-то подводный камень.

         КРИСТИНА. Испортила настроение, да?

         ЗАХАРОВ. С твоей Аделью я почти примерился. Нужная в хозяйстве вещь. А вот с твоими заработками... Почему ты не сказала об этом раньше?

         КРИСТИНА. А я хитрая и расчетливая. Раньше бы ты меня отправил с заработками куда подальше. Ведь отправил бы?

         ЗАХАРОВ. Какие у тебя еще камни для меня остались?

         КРИСТИНА. Ну не так быстро. Еще тридцать лет впереди.

         ЗАХАРОВ. Уже двадцать восемь. На два года ты мне жизнь уже сократила.

         КРИСТИНА. А как я тебе еще сокращу.

         ЗАХАРОВ. Это мы еще посмотрим кто кому.

         КРИСТИНА. Нет, серьезно. Давай поговорим, как у нас все дальше будет.

         ЗАХАРОВ. На пьяную голову?

         КРИСТИНА. От кружки шампанского?

         ЗАХАРОВ. Ну, что ж, видит бог, я хотел этого разговора чуть попозже. Но если чернорабочие бизнеса настаивают...

         КРИСТИНА. Просят.

         ЗАХАРОВ. Дальше будет так. Мы переезжаем в город и живем каждый в своей квартире. Ежедневно перезваниваемся, по выходным устраиваем любовные свидания и пытаемся вить семейное гнездо. У тебя сколько комнат?

         КРИСТИНА. Три.

         ЗАХАРОВ. У меня однокомнатная. Значит, вьем у тебя. Гнездо-крепость. Никаких спонтанных гостей, никакого шума. Я не думаю, что мне понравится дизайн твоей квартиры, поэтому будем очень многое менять. И так на протяжение целого года. Если все будет хорошо, то через год я совсем переселяюсь к тебе, то есть перевожу к тебе свою библиотеку. Но моя однокомнатная все равно остается в резерве. Когда мы будем уставать друг от друга, я буду туда уходить ночевать. Ну как, годится?

         КРИСТИНА. То, что ты предлагаешь, ужасно.

         ЗАХАРОВ. Я знаю.

         КРИСТИНА. А почему тогда предлагаешь?

         ЗАХАРОВ. Я действительно хочу прожить с тобой не два дня, а тридцать лет.

         КРИСТИНА. Почему только тридцать?

         ЗАХАРОВ. Ну, в моем роду долгожителей не было.

         КРИСТИНА. А если я за этот год или потом заведу себе любовника?

         ЗАХАРОВ. Будет странно, если ты его не заведешь.

         КРИСТИНА. И что тогда?

         ЗАХАРОВ. Тогда свою библиотеку я к тебе не перевезу.

         КРИСТИНА. А Адель?

         ЗАХАРОВ. Поставим ее в платную конюшню.

         КРИСТИНА. А как насчет детей?

         ЗАХАРОВ. Я не хотел об этом говорить, вдруг, думаю, у тебя со здоровьем проблемы. Но если проблем нет, заказываю двух маленьких дочек.

         КРИСТИНА. Только дочек?

         ЗАХАРОВ. Только.

         КРИСТИНА. Ты кошмарный человек.

         ЗАХАРОВ. Значит, ты согласна?

         КРИСТИНА. А куда мне деться?

         ЗАХАРОВ. Действительно, на планете всего три миллиарда мужчин, выбрать абсолютно не из кого. Особенно тебе. И еще одно: мне не нужен твой собственный голос, мне нужен твой голос, подстроенный под меня.

         КРИСТИНА. Зачем?

         ЗАХАРОВ. Для счастья.

         КРИСТИНА. Но это самое настоящее рабство.

         ЗАХАРОВ. Независимые женщины отвратительны даже в американских фильмах.

         КРИСТИНА. Но тебе самому будет неинтересно с послушной овечкой, как ты не понимаешь.

         ЗАХАРОВ. Я могу заботиться только о том, кто в полной моей власти, кто не в полной, тот для меня чужой человек.

         КРИСТИНА. Ты забыл сказать одно слово.

         ЗАХАРОВ. Я все время его говорю, ты просто не умеешь слушать.

         КРИСТИНА. Из одной крайности с Шаталовым я попала в другую крайность с тобой, когда мне вообще запрещено говорить любые ласковые слова.

         ЗАХАРОВ. Ты просто не умеешь их слышать. Помнишь, как мы здорово с тобой по телефону про оперы на кассетах говорили. И ничего больше не надо было. Это и было нашим первым разговором о любви. Пойми простую вещь: мне уже сорок пять, я перерос эти детские разбирательства: любишь – не любишь. Я хочу получать наслаждение и полноту жизни от других слов.

         КРИСТИНА. Я, я, я! А я?

         ЗАХАРОВ. Тебе только двадцать пять. А до тридцати женщины вообще не имеют понятия, что такое любовь. Копируют чужие трафареты. Тебе еще надо пройти путь к самой себе.

         КРИСТИНА. И этот путь почему-то лежит через мытье грязной посуды.

         ЗАХАРОВ. Вот видишь: первое великое открытие на этом пути ты уже сделала. (Затемнение.)

 

Десять дней спустя. Кристина моет пол. Телефонный звонок.

 

         КРИСТИНА (в трубку). Я слушаю... Привет. Как дела?.. Из Германии вернулся. Все подписал? Молодец... Что делаю? Книгу читаю... На Адели за продуктами поехал... Меня к себе она уже совсем не подпускает. Только его... Вот так и живу. Десятый день уже... Что дальше? Лучше не спрашивай... В гости? К нам? Не знаю. Надо своего феодала спросить... Нет, телевизора по-прежнему нет. Да вот так... Организм перестроился... Ты когда-нибудь плавал со связанными ногами? Вот у меня сейчас такое же состояние. Гребу руками изо всех сил, чтобы не утонуть. Твой замок вспоминаю, как какой-то сон... Он знает, что я все равно этого рано или поздно не выдержу... Что взамен я имею? Не то, что ты думаешь. В школе и в институте я всегда была круглой отличницей, а сейчас я треугольная троечница... Нет, ты меня не сможешь освободить. Помнишь, я сказала, что только в том случае, если он сам прогонит меня. Сказала — и будто сама себя закодировала на это.

 

Топот копыт.

 

Обожди, кажется, он вернулся. В другой раз поговорим. (Выключает телефон.)

 

Входит Захаров.

 

         ЗАХАРОВ. А я бутылочку вина купил по поводу нашего юбилея. Десять дней и ночей.

         КРИСТИНА. Звонил Шаталов. В гости напрашивался.

         ЗАХАРОВ. Что ты ему сказала?

         КРИСТИНА. Ничего. Как ты скажешь.

         ЗАХАРОВ (вынимает из пакетов продукты). Терпеть не могу эти нынешние «цивилизованные» разводы, чтобы все потом оставались хорошими друзьями. Разошелся — и забыл друг о друге.

         КРИСТИНА. Значит, не приглашаем?

         ЗАХАРОВ. Это будет выглядеть совершенно нелепо. Старый пень отбил невесту у юного принца и смакует свое торжество.

         КРИСТИНА. А меня к нему в гости отпустишь?

         ЗАХАРОВ. Тебя отпущу.

         КРИСТИНА. Хорошо зная, что я сама не пойду.

         ЗАХАРОВ. Какие великолепные страдающие нотки в твоем голосе!

         КРИСТИНА. Ты очень долго ездил.

         ЗАХАРОВ. Мы с Аделью просто по другой тропинке поехали.

         КРИСТИНА. Это называется уже прогулкой.

         ЗАХАРОВ. Ты хотела, чтобы мы понравились друг другу, и вот мы понравились. Кстати, она третий день как не чищена.

         КРИСТИНА. Я уже не могу к ней подойти.

         ЗАХАРОВ. Хорошо, покажешь, как это делается, и я буду ее чистить сам. Что-то меня эта прогулка разморила. Если я сосну пару часиков, это тебе не очень большой моральный ущерб нанесет?

         КРИСТИНА. Ложись. А я во дворе что-нибудь поделаю.

         ЗАХАРОВ (укладывается спать). Что-то мне не нравятся твои интонации. Иди ко мне.

         КРИСТИНА. Мне еще много чего надо сделать.

         ЗАХАРОВ. Белоручка стала трудоголиком. И как всякий неофит сильно перебарщивает. Ладно, потом разберемся. (Засыпает.)

         КРИСТИНА. Заснул. (Достает из-под топчана пистолет. Прицеливается в Захарова.) Прости, но я так больше не могу.

 

Лошадиное ржание.

 

Ага, предупреждаешь! А ведь это ты, конское отродье, втравила меня во все это. Почистить тебя? Хорошо, я почищу. (Выходит.)

 

Раздается три выстрела.

 

         ЗАХАРОВ (вскакивает). Кристина! (Выбегает.)

 

Возвращается с Кристиной на руках..

 

Как я испугался! Тихо, тихо, все будет хорошо.

         КРИСТИНА. Я сделала это! Я убила ее.

         ЗАХАРОВ. Да, да, только успокойся. Это я виноват.

         КРИСТИНА. Я хотела освободиться.

         ЗАХАРОВ. Я знаю.

         КРИСТИНА. Она стала презирать меня. Еще тогда, раньше. А теперь вообще.

         ЗАХАРОВ. Она всего лишь животное.

         КРИСТИНА. На меня как будто глядела вся моя прежняя жизнь и мстила мне, что я отступилась от самой себя. Я должна была выбрать или она или ты. Сначала я выбрала тебя, потом ее.

         ЗАХАРОВ. Тихо, тихо, все будет хорошо. Это я виноват. Я знал, что это рано или поздно произойдет.

         КРИСТИНА. Ты знал?

         ЗАХАРОВ. Ты все копила в себе, пока не взорвалась.

         КРИСТИНА. А как я могла еще поступить?

         ЗАХАРОВ. Надо было каждый день устраивать разборки мне, как все женщины делают, а не копить в себе.

         КРИСТИНА. Я боялась.

         ЗАХАРОВ. Чего?

         КРИСТИНА. Быть с тобой обычной женщиной.

         ЗАХАРОВ. Глупенькая. Ты уж тем навсегда поразила мое воображение, что сбежала из замка ко мне.

         КРИСТИНА. Я так любила ее. Она поняла, что я хочу сделать, и даже не шелохнулась. Просто стояла и смотрела.

         ЗАХАРОВ. Чем скорее ты забудешь об этом, тем лучше. У меня где-то было снотворное. Сейчас. (Ищет в сумке.) А, вот. На, проглоти таблетку и запей.

         КРИСТИНА. Ты простишь меня за это?

         ЗАХАРОВ. Обязательно.

 

Кристина выпивает снотворное, Захаров укрывает ее пледом. Затемнение. Два дня спустя. Захаров читает, Кристина пришивает к его рубашке пуговицу.

 

         КРИСТИНА. Уже два дня прошло.

         ЗАХАРОВ. А часов?.. Прости, это автоматически вырвалось.

         КРИСТИНА. Вчера звонили, требовали, чтобы я выходила на работу.

         ЗАХАРОВ. А какие трудности?

         КРИСТИНА. Каждый день сюда не наездишься даже на машине.

         ЗАХАРОВ. Через неделю закончатся мои каникулы и переберемся в город.

         КРИСТИНА. По той схеме, что ты предлагал?

         ЗАХАРОВ. Как ты захочешь, так и будет.

         КРИСТИНА. Ты серьезно?

         ЗАХАРОВ. Абсолютно.

         КРИСТИНА. А твоя библиотека?

         ЗАХАРОВ. Перевезем в первый же день.

         КРИСТИНА. Ты скучаешь по ней?

         ЗАХАРОВ. Нет.

         КРИСТИНА. А я скучаю. Другой такой лошади у меня никогда не будет.

         ЗАХАРОВ. У тебя? Шаталов еще иск не предъявил за порчу своего имущества?

         КРИСТИНА. Не волнуйся, не предъявит. Теперь, кажется, ты стал копить в себе злость. Уже два дня ты молчишь. Ну выскажи, где твое хваленое наслаждение словами? Ведь твои слова были для меня главной пищей. Я жила ими, ничего другого мне просто было не надо. И вдруг ты замолчал. Превратился в самого рядового... Шаталова.

         ЗАХАРОВ. А ты подумала, почему это произошло?

         КРИСТИНА. Я тебе надоела.

         ЗАХАРОВ. Если бы.

         КРИСТИНА. Ты же сам сказал, что это всего лишь животное.

ЗАХАРОВ. Каждый раз она привозила тебя ко мне. Даже когда просто стояла там во дворе, все равно привозила. Я видел седло, уздечку и знал, что прекрасная принцесса снова пожаловала ко мне. Я снова завоевал ее. Присутствие Адели любым твоим словам и поступкам придавало какое-то особое очарование. Теперь этого нет.

         КРИСТИНА. Но ты же простил меня за это!

         ЗАХАРОВ. А я ни в чем тебя и не виню. Я просто объясняю, почему мне сейчас так грустно.

         КРИСТИНА. Ты не любишь меня! Ну так прогони, прогони!

         ЗАХАРОВ. Ты слишком буквально поняла мои слова об ежедневных разборках. Не хочу я их, разборок этих.

         КРИСТИНА. А ты захоти! У тебя же это так прекрасно получается. (Передразнивает.) «Мне нужен твой голос, подстроенный под меня». Ты садюга и шантажист.

         ЗАХАРОВ. Ты говоришь это с восхищением?

         КРИСТИНА. Я говорю это с отвращением. Ты каждый день меня как личность давишь, давишь, давишь!.. Все, что я не скажу и не сделаю, все плохо, все не так. А от этого я только еще больше делаю промахов и глупостей. Это же настоящее издевательство, как ты не можешь понять. Нельзя человека только шпынять и шпынять. Я тебе не бомжиха, которую ты обогрел и накормил. У меня не та социальная категория, заруби себе на носу. Мной все всегда только восхищались, ты это можешь себе представить или нет?

         ЗАХАРОВ. Я тебе говорил, что ты раз и навсегда поразила мое воображение.

         КРИСТИНА. Ага. Говорил. Выдавил один раз из себя с трудом, и я теперь с этим должна носиться как с писаной торбой. Как мы себя любим и ценим каждое свое слово. Ай-я-яй!

         ЗАХАРОВ. Замолчи!

         КРИСТИНА. А что, правда глаза колет? Я, кажется, поняла. Ты пишешь свои исторические трактаты, и тебе в образы этих древних князей вжиться хочется. Точно. Крутым мужиком здесь себя в лесу почувствовать захотелось. В городе не получается, там тебя знают и только бы посмеялись. А передо мной можно в полный рост свой павлиний хвост распустить. Я угадала? Что, глаза прячешь? Не нравится такое про себя слышать?

         ЗАХАРОВ. Не будь как базарная баба?

         КРИСТИНА. А почему?! Ты же хочешь, чтобы у меня мозгов не было, вот и получай. Или тебе еще хочется, чтобы у меня и чувств не было? Только услужение тебе мудрому и смелому. По твоему звонку включить и выключить. Ты же этого хочешь, а?!

 

Захаров хочет уйти.

 

Куда? Уйти хочешь? (Хватает его за руку.) Нет уж, постой! Я тебе все скажу. Ты надутый безмозглый болван, который ничего никогда не понимал и не понимает в женщинах…

         ЗАХАРОВ (пытается освободиться). Согласен, только пусти, пожалуйста.

         КРИСТИНА. Господи, ну почему ты такой непрошибаемый!? У тебя шкура как у динозавра. Все как об стенку горох.

         ЗАХАРОВ. Я сказал, отпусти.

         КРИСТИНА (отпускает его). На, отпустила. Тебе даже прикосновение мое противно. Все, иди, ты свободен.

         ЗАХАРОВ. Вообще-то это как бы мой дом.

         КРИСТИНА. Ну да, как это я забыла, это твой дом, не наш. Спасибо, что напомнил.

         ЗАХАРОВ. Разговаривать с истеричными женщинами – одно удовольствие.

         КРИСТИНА. Значит, я истеричная. Как просто? Что бы женщина не говорила, всегда можно сказать, что она всего истеричка, и все только пожмут плечами: ну что с нее взять, она же истеричка? (Набирает номер телефона.) Алло, Шаталов?.. Твое предложение еще остается в силе?.. Тогда я иду к тебе. Жди... (Прячет телефон.)

         ЗАХАРОВ. Твое свадебное платье в чулане.

         КРИСТИНА. Видеть тебя не могу. (Выходит.)

         ЗАХАРОВ. Пойти задушить кого-нибудь, что ли? (Уходит.)

 

Лесная поляна. Далекий гудок электрички. Входит Захаров, через плечо у него дорожная сумка, в руке футляр с машинкой. Топот копыт. Выбегает Кристина в подвенечном платье.

 

         КРИСТИНА. Эй, мужчина, это вы лошадей ловите.

         ЗАХАРОВ. Я.

         КРИСТИНА. Поймайте мне еще одну.

         ЗАХАРОВ. Она же привязана.

         КРИСТИНА. Сейчас отвяжется.

         ЗАХАРОВ. Шаталов еще одну дал покататься?

         КРИСТИНА. Это не шаталовская, это моя. Купила по случаю. С некоторыми мужчинами без них никакого разговора не получается.

         ЗАХАРОВ. Ты вернулась?

         КРИСТИНА. Возвращаются простые женщины. Я пожаловала.

         ЗАХАРОВ. Сумасшедшая.

         КРИСТИНА. Как и ты.

         ЗАХАРОВ. Хочешь со мной нормальных отношений?

         КРИСТИНА. Нормальных – нет.

         ЗАХАРОВ. Тогда пошли. (Свободной рукой обнимает Кристину.) Как зовут?

         КРИСТИНА. Кристина.

         ЗАХАРОВ. Не тебя, а ту рыжую?

         КРИСТИНА. Мое имя все равно лучше. (Уходят. Топот копыт.)

 

З а н а в е с

 

 

Рейтинг: 0 246 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!