ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДраматургия → "Глянец", или - жизнь в реале.

 

"Глянец", или - жизнь в реале.

18 октября 2014 - Милена Алексс
article246428.jpg

                                                                             11.

  Интересно, я жива? Боюсь открыть глаза. Во рту сухота, хочется пить, что-то прилипло к нижней губе, да и в носу помехи какие-то. Правая рука не шевелиться, словно она не моя.
  Так, если дышу и рассуждаю, то это не сон, и, тем более, не смерть. Значит живая.
  Тихонько поднимаю веки. Все непонятное, мутное и расплывчатое вокруг. Что с моим зрением? Да, что вообще происходит, в конце концов?! Что с телом, почему только мои мозги могут работать, а остальное, что с остальной частью тела?
  Боженьки, так, так, так, я под каким-то аппаратом, во рту, в носу, и в руке вставлены трубки, по ним в разные стороны течет жидкость и поступает кислород. Как же мне теперь это выплюнуть? Можно ведь задохнуться от избытка.
- Хм, хмммм, - эй, есть кто живой? И почему все качается, как на волнах?
- Она пришла в себя, - слышу я женский голос.
- Дашенька, дорогая, ну, наконец! А, то я уже хотел уволить свою знаменитую медсестру. Сейчас, не волнуйся. Сейчас у тебя уберут лишние трубки. Умничка, ты моя, выкарабкалась! Главное не волнуйся, все будет хорошо, - Павел Андреевич гладит меня по голове и чуть ли не плачет, бедняга.
  Вот ведь дела. Оказывается, я была, почти при смерти, целые сутки. На пляже было совершено покушение на Павла Андреевича, но, коктейли, по ошибки перепутали, и мне достался его бокал с ядом. Мой организм не имеет аллергии, поэтому мне повезло, я выжила. Если бы это выпил абонент, то ему грозила неминуемая смерть, он не смог бы перебороть яд, он аллергик. На это и был расчет.
  Меня продержали несколько часов в частной клинике, и когда угроза миновала, погрузили в самолет. Сейчас мы летим, приблизительно, над Италией.
- Ты их отдашь в руки правосудия или казнишь сам? Ой, простите, Вы, я забылась. Почему они так быстро во всем признались? Странно. Им нечего терять или заказчик мелкая сошка?- я, чувствую себя, прям таки, героиней фильма триллера.
- Конечно же, сам. Исполнители были не правильно выбраны для такого дела, так скажем. А, заказчика мы очень хорошо знаем и ты от части тоже, в его квартире живешь. Бывшей. Он совсем, ни что, в этой жизни, - ни чего себе , ни что в этой жизни, это как посмотреть. Может в вашей и ни что, а я в его квартире живу, и денег он от меня за нее не получал.
- И не надо извиняться. Ты, по сути, спасла мне жизнь, - уважение ко мне теперь возросло еще, на несколько подпунктов. И, что мне теперь делать с этим самым уважение. Пользоваться? Так не умею я.
- Павел Андреевич, вы говорили, помню, он вам денег должен был? Много. А сколько и за что?- надо хоть узнать что к чему. Вечно я не задаю вопросов.
- Не забивай голову ерундой, девушка, он мне должен, ни кому-то еще. Я разобрался с ним, даже простил, почти, украденное, за отсутствием улик кражи. Но, он видимо не оценил мой жест. Захотел показать свою правоту, таким образом, или действительно краденное у него, и он возомнил себя, на столько богатым, что может заказать мое убийство.
- Так, что он украл?- еще вопрос не повредит, раз мне отвечают, значит пусть и на этот ответят.
- Золото, очень много слитков золота, - взгляд у абонента потупился, наверное, стал думать о деталях.
  Пауза.
- Ты, мне Дашуль скажи, тебя домой с медсестричкой, или в мою больничку? Там больных нет, она у меня на такие вот случаи приспособлена. Обычный домик, за городом, со всеми необходимыми медикаментами и оборудованием,- вот ведь как у него, на все есть свое место.
- Не надо меня в таком виде домой. Я не люблю, что бы дома пахло болезнью. Тем более медсестра, зачем мне женщина в моей квартире? Давайте в ваш домик.
  Павел Андреевич улыбнулся.
- Правильно, Даш, а то дома начнут все тебя жалеть, расспрашивать, что случилось. Ухаживать за тобой больной, а, я заревную, - и улыбается так с хитринкой.
  Ой, да он же мне предложение сделал. Ёжкин кот. Так, так, а может, это был сон, ведение. Как узнать то теперь?! Н-да уж, ситуация.
- Павел Андреевич, а вы, зачем так шутите, про ревность? Хотите приободрить меня?- может, это замечание прольет свет на темное дело? Посмотрим.
- Так, ты Дашуль, мне как родная, почти жена, можно сказать. Ты же помнишь о том, что я тебе предложение сделал? На пляже. До того, как ты отключилась. Колечко не успел подарить, ну это дело поправимое, - и достает перстень из своего кармана.
  Как-то мне опять не по себе стало, это уже нервы зашалили. Волнение. И зачем он так решил. Ни чего не предвещало такому вот его поступку.
  Сейчас рой мыслей побежит по голове, головоломки разные, сомнения, вопросы, решения, ответы. Совесть откуда-нибудь завернет для порядку укорить, в якобы, неправильном принятии решения.
  Готовься, Даша, называется, к депрессии.

© Copyright: Милена Алексс, 2014

Регистрационный номер №0246428

от 18 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0246428 выдан для произведения:

                                                                             11.

  Интересно, я жива? Боюсь открыть глаза. Во рту сухота, хочется пить, что-то прилипло к нижней губе, да и в носу помехи какие-то. Правая рука не шевелиться, словно она не моя.
  Так, если дышу и рассуждаю, то это не сон, и, тем более, не смерть. Значит живая.
  Тихонько поднимаю веки. Все непонятное, мутное и расплывчатое вокруг. Что с моим зрением? Да, что вообще происходит, в конце концов?! Что с телом, почему только мои мозги могут работать, а остальное, что с остальной частью тела?
  Боженьки, так, так, так, я под каким-то аппаратом, во рту, в носу, и в руке вставлены трубки, по ним в разные стороны течет жидкость и поступает кислород. Как же мне теперь это выплюнуть? Можно ведь задохнуться от избытка.
- Хм, хмммм, - эй, есть кто живой? И почему все качается, как на волнах?
- Она пришла в себя, - слышу я женский голос.
- Дашенька, дорогая, ну, наконец! А, то я уже хотел уволить свою знаменитую медсестру. Сейчас, не волнуйся. Сейчас у тебя уберут лишние трубки. Умничка, ты моя, выкарабкалась! Главное не волнуйся, все будет хорошо, - Павел Андреевич гладит меня по голове и чуть ли не плачет, бедняга.
  Вот ведь дела. Оказывается, я была, почти при смерти, целые сутки. На пляже было совершено покушение на Павла Андреевича, но, коктейли, по ошибки перепутали, и мне достался его бокал с ядом. Мой организм не имеет аллергии, поэтому мне повезло, я выжила. Если бы это выпил абонент, то ему грозила неминуемая смерть, он не смог бы перебороть яд, он аллергик. На это и был расчет.
  Меня продержали несколько часов в частной клинике, и когда угроза миновала, погрузили в самолет. Сейчас мы летим, приблизительно, над Италией.
- Ты их отдашь в руки правосудия или казнишь сам? Ой, простите, Вы, я забылась. Почему они так быстро во всем признались? Странно. Им нечего терять или заказчик мелкая сошка?- я, чувствую себя, прям таки, героиней фильма триллера.
- Конечно же, сам. Исполнители были не правильно выбраны для такого дела, так скажем. А, заказчика мы очень хорошо знаем и ты от части тоже, в его квартире живешь. Бывшей. Он совсем, ни что, в этой жизни, - ни чего себе , ни что в этой жизни, это как посмотреть. Может в вашей и ни что, а я в его квартире живу, и денег он от меня за нее не получал.
- И не надо извиняться. Ты, по сути, спасла мне жизнь, - уважение ко мне теперь возросло еще, на несколько подпунктов. И, что мне теперь делать с этим самым уважение. Пользоваться? Так не умею я.
- Павел Андреевич, вы говорили, помню, он вам денег должен был? Много. А сколько и за что?- надо хоть узнать что к чему. Вечно я не задаю вопросов.
- Не забивай голову ерундой, девушка, он мне должен, ни кому-то еще. Я разобрался с ним, даже простил, почти, украденное, за отсутствием улик кражи. Но, он видимо не оценил мой жест. Захотел показать свою правоту, таким образом, или действительно краденное у него, и он возомнил себя, на столько богатым, что может заказать мое убийство.
- Так, что он украл?- еще вопрос не повредит, раз мне отвечают, значит пусть и на этот ответят.
- Золото, очень много слитков золота, - взгляд у абонента потупился, наверное, стал думать о деталях.
  Пауза.
- Ты, мне Дашуль скажи, тебя домой с медсестричкой, или в мою больничку? Там больных нет, она у меня на такие вот случаи приспособлена. Обычный домик, за городом, со всеми необходимыми медикаментами и оборудованием,- вот ведь как у него, на все есть свое место.
- Не надо меня в таком виде домой. Я не люблю, что бы дома пахло болезнью. Тем более медсестра, зачем мне женщина в моей квартире? Давайте в ваш домик.
  Павел Андреевич улыбнулся.
- Правильно, Даш, а то дома начнут все тебя жалеть, расспрашивать, что случилось. Ухаживать за тобой больной, а, я заревную, - и улыбается так с хитринкой.
  Ой, да он же мне предложение сделал. Ёжкин кот. Так, так, а может, это был сон, ведение. Как узнать то теперь?! Н-да уж, ситуация.
- Павел Андреевич, а вы, зачем так шутите, про ревность? Хотите приободрить меня?- может, это замечание прольет свет на темное дело? Посмотрим.
- Так, ты Дашуль, мне как родная, почти жена, можно сказать. Ты же помнишь о том, что я тебе предложение сделал? На пляже. До того, как ты отключилась. Колечко не успел подарить, ну это дело поправимое, - и достает перстень из своего кармана.
  Как-то мне опять не по себе стало, это уже нервы зашалили. Волнение. И зачем он так решил. Ни чего не предвещало такому вот его поступку.
  Сейчас рой мыслей побежит по голове, головоломки разные, сомнения, вопросы, решения, ответы. Совесть откуда-нибудь завернет для порядку укорить, в якобы, неправильном принятии решения.
  Готовься, Даша, называется, к депрессии.

Рейтинг: +1 237 просмотров
Комментарии (2)
Сергей Дугулман-Тщевский # 19 ноября 2014 в 22:02 +1
Ахаха. Вот и говори теперь этому Павлу правду. Убьет ведь
Милена Алексс # 20 ноября 2014 в 14:41 0
Ну, он же не тиран girl