НАШЕСТВИЕ (38)

25 апреля 2014 - Лев Казанцев-Куртен
article211032.jpg
 
(продолжение)

Начало см. Агент НКВД




АБВЕР НЕ КАПИТУЛИУЕТ. 
ОН ПРОДОЛЖИТ ТАЙНУЮ ВОЙНУ.

– Пойдемте, прогуляемся, господа, – сказал Канарис сидящим перед ним полковнику Хиппелю, старому и проверенному товарищу по оружию, и майору фон Таубе, который тоже неплохо зарекомендовал себя в глазах прожженного шпиона-адмирала.



Действительно, за окном кабинета ярко сияло полуденное сентябрьское солнце. Было по-летнему тепло. Но не желанием прогуляться было вызвано предложение Канариса. И полковник Хиппель и Павел поняли, чего опасается адмирал: посторонних ушей в наушниках и магнитной металлической нити в аппарате, фиксирующем все, что происходит в кабинете шефа абвера, ибо даже он не застрахован от гестаповского любопытства, особенно обострившегося в последнее время.

Они шли медленным шагом по аллее мимо каштанов. Говорил Канарис, его спутники, молча, слушали:
– Сталинград, Курск и недавно потерянный нами Харьков говорят, что наше положение становится угрожающим. Война не кончается, а в Германии скоро не останется немцев, способных держать винтовку. В такой ситуации, мы, разведчики должны оценить факты трезво и признать, что через год русские окажутся на пороге нашего дома. Однако наше поражение не означает, что мы должны закончить нашу тайную войну. Нет, она продолжится. Абвер не капитулирует и продолжит тайную войну. Но нет войны без солдат. Мы пока имеем возможность и время подготовить армию надежных бойцов. В нашем распоряжении еще много русских. Да, многим из них, как показывает практика, нельзя верить, но есть и такие, которые волей или неволей продолжат преданно служить нам. Это все те, кто, в глазах своих соотечественников, совершил преступления, заслуживающие смертной казни. Их страх перед наказанием позволит нам держать их на коротком поводке. Ваша задача отбирать таких подонков и обучать с целью их оседания в России на длительное время. Они должны знать, что мы придем к ним через год ли после окончания войны, через пять или через десять лет, неважно. Их задача вживаться в обстановку, жить, как обычные люди – жениться, выходить замуж, рожать детей, но всегда помнить, что они агенты абвера, и быть готовыми выполнить наше любое задание, наше или наших преемников. В ваши же обязанности входит документированный сбор компрометирующих материалов на каждого курсанта. Это прочный крючок, с которого они уже не сорвутся. О том, что вы готовите агентов на длительное оседание, не распространяться. Все личные дела агентов, после их переброски в тыл к русским, будете сдавать лично мне. Не должно оставаться никаких следов их пребывания в школе. Их настоящие имена и те, под которыми они уйдут к русским, должны быть известны только вам и мне. 

– Какое количество курсантов планируется обучить? – поинтересовался Хиппель.
– В каждой группе должно быть не менее десяти человек, – ответил Канарис. – Но чем больше мы успеем подготовить агентов, тем лучше.
– Какой срок отпускается нам для обучения одной группы? – спросил Павел.
– Не более четырех месяцев. 

ГЕСТАПО НЕ ДРЕМЛЕТ

Над Берлином разливался багряный закат, обещая на завтра дождь. Изумрудные сумерки ложились на тихую Диана-штрассе. Павел остановил машину у знакомых ворот, приткнув бампером к самому забору, укрывающему обитательницу особняка от посторонних глаз, и пройдя по дорожке, взбежал по ступеням ко входу. В этот момент открылась дверь, и на крыльце показался молодой человек в синей рабочей куртке с небольшим чемоданчиком в руке.

– Если возникнут проблемы, звони, – сказал парень провожавшей его Адели.
– Позвоню, – ответила горничная и, заметив Павла, испуганно посмотрела на него. 
Она впустила гостя в дом и спросила:
– Ты к хозяйке?

Вопрос был глупый, потому что Адель знала, что Павел приезжал сюда не ради ее красивой попы, а ради хозяйкиных «костей». Ее же попой он занимался вне особняка, снимая комнаты, где придется.

– Да, к Кэт, – ответил Павел и поинтересовался, что это за парня она провожала.
– Слесарь-водопроводчик, – слегка смутившись, ответила Адель. – Не ревнуй. Он приходил починить кран на кухне – и, прильнув упругим бюстом к груди Павла, попросила: – Не поднимайся к ней, она сегодня больна.
– Как больна? – удивился Павел. – Чем?
– Чем мы, женщины, болеем ежемесячно? – усмехнулась Адель. – У баронесс тоже это бывает. Дурачок, не понял? Менструация у твоей сучки. Только ее всегда по два дня крутит так, что она с постели встать не может. Я дала ей обезболивающее и снотворное. Сейчас она спит.
– Тогда я поехал, – сказал Павел.
– Не уезжай, побудь со мной, – попросила его Адель. – У меня здесь есть своя комната, хоть я в ней и не живу. А хозяйка теперь безвыходно двое суток в постели проваляется.

Горячее ее тело обжигало Павла. Он проследовал за Аделью в дальний угол особняка. Комнатка прислуги была угловой на первом этаже.

Адель распахнула дверь перед Павлом. Первое, что ему бросилось в глаза, был выдвинутый из-под кровати коричневый ящик, похожий на чемодан. 



– Магнитофон, – изумился он про себя, увидев знакомый аппарат в убогой комнатушке прислуги. – Интересно. С чего бы это гестапо установило прослушку особняка? 
– Ой, прости, – кинулась к магнитофону Адель, задвигая ящик на место, под кровать. – Доставала кое-какие вещи и оставила на виду, – поторопилась она объяснить Павлу.
– Ерунда, не стоит извинений, – сказал Павел и подумал: – А ты не простая штучка. Работаешь на гестапо. 

Адель спешила раздеться. Она расстегнула фартучек, швырнула его на стул, потянула за подол кверху платье, обнажая себя, начиная от литых бедер и крутой попы к торжествующе высокому бюсту – двум крутым Монбланам. Ее распутные глаза ликующе скользили по Павлу.



– Поторапливайся, – смеясь, проговорила Адель, проведя ладонью по промежности, укрывающейся под розовыми трусами. – Во мне все уже клокочет и льется через край.

Повернувшись к Павлу сытой розовой спиной, она сняла с постели покрывало, откинула одеяло и легла.

Павел, раздевшись, опустился на ожидающую его с нетерпением женскую плоть...

– Хочу… хочу… хочу, – исступленно хрипела Адель.

(продолжение следует)


© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2014

Регистрационный номер №0211032

от 25 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0211032 выдан для произведения:
 
(продолжение)

Начало см. Агент НКВД




АБВЕР НЕ КАПИТУЛИУЕТ. 
ОН ПРОДОЛЖИТ ТАЙНУЮ ВОЙНУ.

– Пойдемте, прогуляемся, господа, – сказал Канарис сидящим перед ним полковнику Хиппелю, старому и проверенному товарищу по оружию, и майору фон Таубе, который тоже неплохо зарекомендовал себя в глазах прожженного шпиона-адмирала.



Действительно, за окном кабинета ярко сияло полуденное сентябрьское солнце. Было по-летнему тепло. Но не желанием прогуляться было вызвано предложение Канариса. И полковник Хиппель и Павел поняли, чего опасается адмирал: посторонних ушей в наушниках и магнитной металлической нити в аппарате, фиксирующем все, что происходит в кабинете шефа абвера, ибо даже он не застрахован от гестаповского любопытства, особенно обострившегося в последнее время.

Они шли медленным шагом по аллее мимо каштанов. Говорил Канарис, его спутники, молча, слушали:
– Сталинград, Курск и недавно потерянный нами Харьков говорят, что наше положение становится угрожающим. Война не кончается, а в Германии скоро не останется немцев, способных держать винтовку. В такой ситуации, мы, разведчики должны оценить факты трезво и признать, что через год русские окажутся на пороге нашего дома. Однако наше поражение не означает, что мы должны закончить нашу тайную войну. Нет, она продолжится. Абвер не капитулирует и продолжит тайную войну. Но нет войны без солдат. Мы пока имеем возможность и время подготовить армию надежных бойцов. В нашем распоряжении еще много русских. Да, многим из них, как показывает практика, нельзя верить, но есть и такие, которые волей или неволей продолжат преданно служить нам. Это все те, кто, в глазах своих соотечественников, совершил преступления, заслуживающие смертной казни. Их страх перед наказанием позволит нам держать их на коротком поводке. Ваша задача отбирать таких подонков и обучать с целью их оседания в России на длительное время. Они должны знать, что мы придем к ним через год ли после окончания войны, через пять или через десять лет, неважно. Их задача вживаться в обстановку, жить, как обычные люди – жениться, выходить замуж, рожать детей, но всегда помнить, что они агенты абвера, и быть готовыми выполнить наше любое задание, наше или наших преемников. В ваши же обязанности входит документированный сбор компрометирующих материалов на каждого курсанта. Это прочный крючок, с которого они уже не сорвутся. О том, что вы готовите агентов на длительное оседание, не распространяться. Все личные дела агентов, после их переброски в тыл к русским, будете сдавать лично мне. Не должно оставаться никаких следов их пребывания в школе. Их настоящие имена и те, под которыми они уйдут к русским, должны быть известны только вам и мне. 

– Какое количество курсантов планируется обучить? – поинтересовался Хиппель.
– В каждой группе должно быть не менее десяти человек, – ответил Канарис. – Но чем больше мы успеем подготовить агентов, тем лучше.
– Какой срок отпускается нам для обучения одной группы? – спросил Павел.
– Не более четырех месяцев. 

ГЕСТАПО НЕ ДРЕМЛЕТ

Над Берлином разливался багряный закат, обещая на завтра дождь. Изумрудные сумерки ложились на тихую Диана-штрассе. Павел остановил машину у знакомых ворот, приткнув бампером к самому забору, укрывающему обитательницу особняка от посторонних глаз, и пройдя по дорожке, взбежал по ступеням ко входу. В этот момент открылась дверь, и на крыльце показался молодой человек в синей рабочей куртке с небольшим чемоданчиком в руке.

– Если возникнут проблемы, звони, – сказал парень провожавшей его Адели.
– Позвоню, – ответила горничная и, заметив Павла, испуганно посмотрела на него. 
Она впустила гостя в дом и спросила:
– Ты к хозяйке?

Вопрос был глупый, потому что Адель знала, что Павел приезжал сюда не ради ее красивой попы, а ради хозяйкиных «костей». Ее же попой он занимался вне особняка, снимая комнаты, где придется.

– Да, к Кэт, – ответил Павел и поинтересовался, что это за парня она провожала.
– Слесарь-водопроводчик, – слегка смутившись, ответила Адель. – Не ревнуй. Он приходил починить кран на кухне – и, прильнув упругим бюстом к груди Павла, попросила: – Не поднимайся к ней, она сегодня больна.
– Как больна? – удивился Павел. – Чем?
– Чем мы, женщины, болеем ежемесячно? – усмехнулась Адель. – У баронесс тоже это бывает. Дурачок, не понял? Менструация у твоей сучки. Только ее всегда по два дня крутит так, что она с постели встать не может. Я дала ей обезболивающее и снотворное. Сейчас она спит.
– Тогда я поехал, – сказал Павел.
– Не уезжай, побудь со мной, – попросила его Адель. – У меня здесь есть своя комната, хоть я в ней и не живу. А хозяйка теперь безвыходно двое суток в постели проваляется.

Горячее ее тело обжигало Павла. Он проследовал за Аделью в дальний угол особняка. Комнатка прислуги была угловой на первом этаже.

Адель распахнула дверь перед Павлом. Первое, что ему бросилось в глаза, был выдвинутый из-под кровати коричневый ящик, похожий на чемодан. 



– Магнитофон, – изумился он про себя, увидев знакомый аппарат в убогой комнатушке прислуги. – Интересно. С чего бы это гестапо установило прослушку особняка? 
– Ой, прости, – кинулась к магнитофону Адель, задвигая ящик на место, под кровать. – Доставала кое-какие вещи и оставила на виду, – поторопилась она объяснить Павлу.
– Ерунда, не стоит извинений, – сказал Павел и подумал: – А ты не простая штучка. Работаешь на гестапо. 

Адель спешила раздеться. Она расстегнула фартучек, швырнула его на стул, потянула за подол кверху платье, обнажая себя, начиная от литых бедер и крутой попы к торжествующе высокому бюсту – двум крутым Монбланам. Ее распутные глаза ликующе скользили по Павлу.



– Поторапливайся, – смеясь, проговорила Адель, проведя ладонью по промежности, укрывающейся под розовыми трусами. – Во мне все уже клокочет и льется через край.

Повернувшись к Павлу сытой розовой спиной, она сняла с постели покрывало, откинула одеяло и легла.

Павел, раздевшись, опустился на ожидающую его с нетерпением женскую плоть...

– Хочу… хочу… хочу, – исступленно хрипела Адель.

(продолжение)


Рейтинг: +1 232 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
112
111
107
98
95
92
91
88
87
85
82
81
79
76
73
71
70
69
68
66
64
64
63
61
57
57
56
54