Загадки полнолуния Гл3

article125573.jpg

 

— Во время охоты, я попал под небольшую каменную лавину, которая скинула меня в ущелье. Упал на небольшой уступ и меня завалило камнями. Сверху я был завален, а снизу уступ закрывал. Поэтому меня и не нашли. Я истекал кровью и не мог пошевелиться. Жить мне оставалось недолго, но утром пастух, который недалеко пас овец, заметил падальщиков, которые кружились над местом падения. Вместе с сыном, они спустились на уступ, разобрали каменный завал и вытащили меня. Они не верили, что я выживу, но жена пастуха, все лето поила меня отварами, привязывала какие-то палочки, что-то там вправляла, выравнивала и к зиме я уже смог сделать несколько шагов. Пастух никому обо мне не говорил, так как понимал, что если я выживу, то выкуп можно получить больше, чем за тело. Но его сын не хотел всю жизнь жить в горах, и мы с ним убежали. Перед побегом он спустился на дно ущелья и достал мой арбалет, срезал на сбруе золотые пряжки. Когда мы добрались до города, то переплавили их и продали. На эти деньги сняли маленький домик на окраине. Я постоянно тренировался, набирался сил и учил парня фехтовальным приемам. Мое лицо было обезображено и мне пришлось носить маску. Через месяц он завербовался в армию короля, а я, поразмыслив, пришел к Жерару.

            — Но почему к нему? — спросила королева. — Его ребенком отправили к отцу короля Арона, и он про тебя только слышал. Чем он мог помочь?

            — Таиссия, — начал Филипп, но увидел, как нахмурился король, и исправился. — Ваше Высочество, уже в то время Жерар отвечал за безопасность королевской семьи и меня просто бы не допустили к Вам. Он меня внимательно выслушал, угостил ужином, мы много говорили о прошлой жизни. А потом он, мило улыбаясь, — усмехнулся Филипп, — отправил меня на месяц в одиночную камеру. Но, я на него не в обиде, меня хорошо кормили и разрешали тренироваться на тюремном дворе.

            — Сына пастуха мы нашли быстро, — продолжил Жерар, — проехались по ущелью, парень одну застежку пропустил, нашли пастуха, и после этого я рассказал о нем королю.

            — Хватит, — королева прошлась по залу, — дальше я могу себе представить, что происходило. Вы решили, что можете решать мою судьбу, судьбу моего сына…

            — И моего сына, — сказал король.

            — И моего сына, — добавил Филипп.

            — И моего племянника, — хохотнул Жерар.

Королева всплеснула руками, достала из рукава платок и приложила к глазам. Мужчины смущенно молчали. В тишине слышалось только всхлипывание королевы.

            — Дорогая, — наконец решился Арон, — у наследника престола может быть только один отец — король. Но я редко бываю дома, и кто лучше может воспитать мальчишку, чем родной отец, который был в свое время лучшим рыцарем в своем королевстве. Тем более что и образован он неплохо, знает несколько языков.

            — Кто Вам сказал, что Георг, сын Филиппа?

            — Ваш отец, а кто ему я не знаю, да мне и не интересно.

            — И мне кажется пора наконец поужинать, — король взглянул в окно, где занимался рассвет, — или позавтракать. Надо распорядиться, а я пока к себе в кабинет.

            — Я, займусь ужином, — сказал Филипп и вышел из зала.

            — Сестра, Вы что-то хотите спросить? — Жер повернулся к королеве.

            — Жерар, он меня еще, хоть немного, любит?— прошептала женщина.

            — Не знаю, но у него в королевском шатре висит Ваш портрет и перед каждым боем он повязывает на правую руку шарф, который Вы тогда потеряли во время этой сумасшедшей гонки. Забыли? А мои парни целую неделю искали его по всей дороге. Однажды, после того как мы захватили один городок солдаты наткнулись на женский монастырь, ну и сами понимаете, «право победителя». На следующий день он выстроил всех и спросил: «Кто скажет, почему я до сих пор не убит в бою, и даже ни разу серьёзно не ранен? Меня любит женщина, и она меня охраняет. Вас никто не охраняет, и мне вас жаль». Он устал воевать, его место на троне. Может Ваша беременность его заставит остаться в столице и заняться управлением страны. Вы ему еще ничего не говорили?

            — Кто? Кто в моем окружении твой шпион? Всех слуг, всех фрейлин завтра на конюшню и пороть пока не сознаются, — вскипела королева. — Я найду его.

            — А мне можно посмотреть, когда будут пороть фрейлин? Там есть аппетитные штучки.  Был бы не против развлечься. Я умею ценить красоту, — рассмеялся Жерар.

            — Какая низость следить за своей королевой. Арону это не понравиться. Тебе поручено оберегать королевскую семью, а не совать свой нос в спальню короля.

             Зачем в спальню? — удивился Жерар, — ваши платья стали свободными и с множеством оборок, которые должны скрыть животик, садитесь очень аккуратно, а когда встаете, то машинально кладете руку либо на живот, либо на поясницу. Вы перестали пить свое любимое красное вино, изменилась походка, слегка увеличился нос, и я могу назвать еще десяток примет ранней беременности. Я просто внимательный.

            — Да будь ты хоть трижды внимательный, кто-то должен был рассказать тебе о приметах беременности. Ты молодой и холостой мужчина, а рассуждаешь как человек, который прожил долгую семейную жизнь. Прикрываешь своего шпиона? — усмехнулась королева.

            — Ваше Высочество, — он перешел на официальный тон, — кто я? У меня нет титула, поместья, даже герб на моем щите не занесен в королевскую книгу. Мне подчиняются полсотни рыцарей, которые имеют титулы и такие родословные, что мне и не снились. Они мне беспрекословно подчиняются, но я не знаю, что у них в головах и я не знаю, что будет со мной, если не дай Бог, что-то случиться с королем. С другой стороны мне не нужны никакие законы, и я женился на простой женщине, которая родила мне пятерых прекрасных малышей.

 

© Copyright: Анатолий Киргинцев, 2013

Регистрационный номер №0125573

от 24 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0125573 выдан для произведения:

 

— Во время охоты, я попал под небольшую каменную лавину, которая скинула меня в ущелье. Упал на небольшой уступ и меня завалило камнями. Сверху я был завален, а снизу уступ закрывал. Поэтому меня и не нашли. Я истекал кровью и не мог пошевелиться. Жить мне оставалось недолго, но утром пастух, который недалеко пас овец, заметил падальщиков, которые кружились над местом падения. Вместе с сыном, они спустились на уступ, разобрали каменный завал и вытащили меня. Они не верили, что я выживу, но жена пастуха, все лето поила меня отварами, привязывала какие-то палочки, что-то там вправляла, выравнивала и к зиме я уже смог сделать несколько шагов. Пастух никому обо мне не говорил, так как понимал, что если я выживу, то выкуп можно получить больше, чем за тело. Но его сын не хотел всю жизнь жить в горах, и мы с ним убежали. Перед побегом он спустился на дно ущелья и достал мой арбалет, срезал на сбруе золотые пряжки. Когда мы добрались до города, то переплавили их и продали. На эти деньги сняли маленький домик на окраине. Я постоянно тренировался, набирался сил и учил парня фехтовальным приемам. Мое лицо было обезображено и мне пришлось носить маску. Через месяц он завербовался в армию короля, а я, поразмыслив, пришел к Жерару.

            — Но почему к нему? — спросила королева. — Его ребенком отправили к отцу короля Арона, и он про тебя только слышал. Чем он мог помочь?

            — Таиссия, — начал Филипп, но увидел, как нахмурился король, и исправился. — Ваше Высочество, уже в то время Жерар отвечал за безопасность королевской семьи и меня просто бы не допустили к Вам. Он меня внимательно выслушал, угостил ужином, мы много говорили о прошлой жизни. А потом он, мило улыбаясь, — усмехнулся Филипп, — отправил меня на месяц в одиночную камеру. Но, я на него не в обиде, меня хорошо кормили и разрешали тренироваться на тюремном дворе.

            — Сына пастуха мы нашли быстро, — продолжил Жерар, — проехались по ущелью, парень одну застежку пропустил, нашли пастуха, и после этого я рассказал о нем королю.

            — Хватит, — королева прошлась по залу, — дальше я могу себе представить, что происходило. Вы решили, что можете решать мою судьбу, судьбу моего сына…

            — И моего сына, — сказал король.

            — И моего сына, — добавил Филипп.

            — И моего племянника, — хохотнул Жерар.

Королева всплеснула руками, достала из рукава платок и приложила к глазам. Мужчины смущенно молчали. В тишине слышалось только всхлипывание королевы.

            — Дорогая, — наконец решился Арон, — у наследника престола может быть только один отец — король. Но я редко бываю дома, и кто лучше может воспитать мальчишку, чем родной отец, который был в свое время лучшим рыцарем в своем королевстве. Тем более что и образован он неплохо, знает несколько языков.

            — Кто Вам сказал, что Георг, сын Филиппа?

            — Ваш отец, а кто ему я не знаю, да мне и не интересно.

            — И мне кажется пора наконец поужинать, — король взглянул в окно, где занимался рассвет, — или позавтракать. Надо распорядиться, а я пока к себе в кабинет.

            — Я, займусь ужином, — сказал Филипп и вышел из зала.

            — Сестра, Вы что-то хотите спросить? — Жер повернулся к королеве.

            — Жерар, он меня еще, хоть немного, любит?— прошептала женщина.

            — Не знаю, но у него в королевском шатре висит Ваш портрет и перед каждым боем он повязывает на правую руку шарф, который Вы тогда потеряли во время этой сумасшедшей гонки. Забыли? А мои парни целую неделю искали его по всей дороге. Однажды, после того как мы захватили один городок солдаты наткнулись на женский монастырь, ну и сами понимаете, «право победителя». На следующий день он выстроил всех и спросил: «Кто скажет, почему я до сих пор не убит в бою, и даже ни разу серьёзно не ранен? Меня любит женщина, и она меня охраняет. Вас никто не охраняет, и мне вас жаль». Он устал воевать, его место на троне. Может Ваша беременность его заставит остаться в столице и заняться управлением страны. Вы ему еще ничего не говорили?

            — Кто? Кто в моем окружении твой шпион? Всех слуг, всех фрейлин завтра на конюшню и пороть пока не сознаются, — вскипела королева. — Я найду его.

            — А мне можно посмотреть, когда будут пороть фрейлин? Там есть аппетитные штучки.  Был бы не против развлечься. Я умею ценить красоту, — рассмеялся Жерар.

            — Какая низость следить за своей королевой. Арону это не понравиться. Тебе поручено оберегать королевскую семью, а не совать свой нос в спальню короля.

             Зачем в спальню? — удивился Жерар, — ваши платья стали свободными и с множеством оборок, которые должны скрыть животик, садитесь очень аккуратно, а когда встаете, то машинально кладете руку либо на живот, либо на поясницу. Вы перестали пить свое любимое красное вино, изменилась походка, слегка увеличился нос, и я могу назвать еще десяток примет ранней беременности. Я просто внимательный.

            — Да будь ты хоть трижды внимательный, кто-то должен был рассказать тебе о приметах беременности. Ты молодой и холостой мужчина, а рассуждаешь как человек, который прожил долгую семейную жизнь. Прикрываешь своего шпиона? — усмехнулась королева.

            — Ваше Высочество, — он перешел на официальный тон, — кто я? У меня нет титула, поместья, даже герб на моем щите не занесен в королевскую книгу. Мне подчиняются полсотни рыцарей, которые имеют титулы и такие родословные, что мне и не снились. Они мне беспрекословно подчиняются, но я не знаю, что у них в головах и я не знаю, что будет со мной, если не дай Бог, что-то случиться с королем. С другой стороны мне не нужны никакие законы, и я женился на простой женщине, которая родила мне пятерых прекрасных малышей.

 

Рейтинг: +1 326 просмотров
Комментарии (1)
Татьяна Гурова # 28 марта 2013 в 09:10 0
Ага, я была права. Сын королевы и Филиппа. Жду продолжения. Ну не томи так! Выкладывай побольше.