Время собирать камни...

30 марта 2014 - Владимир Ростов

В моей душе родился крик протеста:
Зачем обман? К чему же был обман?!
Всю жизнь в меня, как в тесто
Стрелял бесперебойно лжи наган.
Не делай этого – не мысли это,
Мы лучшие, и только мы правы!
И умирали лучшие поэты-
Нет, не склонив поднятой головы! 
Народ доверчив, спину гнул за завтра.
За то, чтоб лучше жили мы и вы.
На горизонте уж восходит Правда!
Рождённая вся в муках! Из земли!


"...1993г… Полный крах Советско - Российской империи. 
Как всегда - «Кто виноват?» и «Что делать?» Извечная проблема русского народа. 
Началась небывалая миграция нищеты. Русских стали везде и во всём притеснять. А русские никогда и никого не обижали. Народец пьющий, но добрый, с широкой простоватой душой. 

С 1861г. не так уж и много времени прошло, для того, чтобы народ изменил свой менталитет – « Вот приедет барин, барин нас рассудит!» Да, тяжело это изжить. Всё это в генах и надолго. Ещё и сейчас начальству в рот заглядывают… . 

Не так уж много Иваныч ещё прожил, но насмотрелся вдоволь. Много в жизни и хорошего видел и много несправедливости.

И мог составить своё суждение о происходящем. И вывел аксиому,  что прав не было у простого человека и, видимо, никогда не будет!  Если есть тот, у кого кровь есть в жилах, есть и вампир, сосущий её… На том и построена природа вещей, что один живёт за счёт другого! Так же и богатство приходит к одному за счёт многих других!!! Это уж точно!

Закон равновесия…… 

Работал он в Туруханской нефте – газоразведочной экспедиции. 
Первое время, как приехал в этот, с первого взгляда кажущийся суровым и негостеприимным край предполярья, устроился на работу плотником – бетонщиком. Строили и жилые дома, и гостиницу, и ресторан. В дальнейшем, целый геологический посёлок, с названиями улиц и домов, разросся в Туруханске  Научился кирпичной кладке. А впрочем, если человек чего - то захочет, он добьется. За два года научился строить дома из бруса и кирпича. Научился печной кладке, что ему очень пригодилось в дальнейшей жизни.

 

 Летом-то работать было благодать, если бы не полчища гнуса. А вот зимой приходилось тяжко! Фундаменты на севере копались глубоко и приходилось отжигать вечную мерзлоту. «Кострили». Сжигали в траншеях тонны угля, который доставляли сюда, с материка летом на баржах.
Затем, ознакомившись, и "вжившись" в коллектив экспедиции, перешёл водителем на вахтовую машину. Отправлял и встречал буровиков с вахты и наоборот. 
И на зимнике приходилось грузы всякие возить с подбазы, (которая находилась на 325км. от устья Нижней Тунгуски) до буровых. Работа, я вам скажу, для истинных героев СССР... 
Это вам не Тюменьский Север. В Тюмени лежнёвки. А здесь только профили, делящие тайгу на квадраты. Пролетая над тайгой на вертолёте, их было очень хорошо видно! При перевозке груза, использовались большегрузные автомобили высокой проходимости, такие как УРАЛ-375, КРАЗ-255, ЗИЛ-131, «УРАГАНЫ», мощные трактора. Вообщем вся военная техника. В дальнейшем, при развитии в стране автомобильной промышленности, появились и трёхосные «Камазы» Денег не жалело государство для разведки ископаемых.

 

После первой декады декабря, когда уже были сильные, устоявшиеся морозы, начиналась адская работа дорожников. Первыми проходили по будущему зимнику на ГАЗ-71. 
Когда реки, тундры промерзали, начинался зимник. 

Особенно тяжело было при строительстве переправ, через быстрые, горные реки. Пилили столетние лиственницы, перетаскивали в реку и вмораживали. На тундрах была работа не легче. Тундры застывали хуже и иногда проваливались и приходилось другой, более мощной техникой вытаскивать из топи. Спали дорожники в сорокатонных военных гусеничных БАТах. Расшифровывается эта аббревиатура как  большой артиллерийский тягач.
Двигатели не глушили до средины мая, когда уже прекращали завозить грузы автомобилями. Тундры, трясины начинали "отходить" и уже была опасность провалиться в "тартарары." А это случалось частенько. 
Поминали ребят всегда молча, со слезами в глазах...

Для летнего отстоя, когда заканчивался зимник, автомобили перегоняли на подбазу, которая находилась на 325 км от устья Угрюм-реки.  Каждый свой автомобиль поддомкрачивал, ставил на чурки и белил колёсные шины. Белили колёса от растрескивания из - за сильных солнечных летних лучей. Затем, кто улетал домой в Туруханск, кто оставался для обслуживания подбазы. Летом прилетали и занимались, кто ремонтом, кто вывозкой груза из-под берега реки. Начиналась навигация, и поступало очень много разнообразного груза с материка для дальнейшей работы буровых. Родина, не жалела средств и сил, для дальнейшего развития и блага народа!


Иваныч, последние четыре года, до непростительного в истории грубейшего развала страны, отработал на амфибийном катере на воздушной подушке «Гепард».

Когда - то в юности он, романтичная натура, закончил ГПТУ-3 речников в г. Новосибирске. После училища школа комсостава. Один из всех в экспедиции имел диплом судоводителя. Поэтому, когда начальник экспедиции предложил ему поработать на флоте, да еще и на амфибийном катере, он не отказался.
Слетал в Москву, в командировку, для прохождения стажировки на амфибийных катерах. Получил все нужные документы для вождения амфибиями.

 

Однажды, Иванычу, запомнился один случай, вспоминая о котором, спустя несколько лет, уже проанализировав происходящее в стране, понял, что тот холодок опасности, о котором его предупредило какое-то внутреннее чувство, оказался не напрасным.

 

 Возвращался Иваныч, после ежедневного плавания по водоканалу Москвы-реки, пешком по автомобильной дороге, проходившей меж высоких тополей. Осталось дойти всего метров пятьсот до переезда, а затем повернуть к недалеко находившемуся вокзалу, для ожидания электрички на Москву. И тут, неожиданно, он почувствовал какой-то неприятный холодок, предупреждающий об опасности, происходивший от догонявшей его большегрузной фуры, на базе Камаз. Догнав его, притормозили и, с каким-то кавказским акцентом в речи, дружелюбно так пригласили подвезти его. Но Иваныч, поблагодарив их, вежливо отказался. Но они его не переставали уговаривать. Тогда Иваныч, увеличив скорость, перебежал перед Камазом на другую сторону дороги и, вскорости, повернул к вокзалу. Успел заметить в кабине их разочарованные лица, со злостью, что-то прокричавшие на своём языке…

 

Спустя несколько лет он понял, что тогда-то он мог попасть в плен к черномазым. Скольких они поворовали для рабского труда на них. А тут идёт, такой крепенький мужичонка, и как не воспользоваться таким случаем. Сел бы к ним, а они быстро, чем-нибудь, брызнули в лицо, и пока то, да сё, связали и в фуре упрятали…. А потом бы, смеясь, радовались, что получили бесплатную рабсилу. Это уже потом стали озвучивать про такое. А раньше и не слыхали, что такое происходило в России. Но всё хорошо, что хорошо заканчивается. Есть какой-то хранитель за плечами у Иваныча…..

 

 И вот, вернувшись из командировки, Иваныч стал работать на амфибийном катере. Очень интересная работа была. Но вот только управлять "Гепардом" не так уж и просто, особенно по горным, быстрым, порожистым рекам. ВИШа у него не было, как у вертолётов. Я имею в виду видоизменяющийся шаг винта. То есть, если нужно было сбросить скорость движения при прохождении опасного участка, воздушная подушка сдувалась, при сбрасывании оборотов двигателя и катер запросто мог пропороть днище о камни на перекате, пороге или шивере.

Т.е.  зависать он, как вертолёт не мог.

Повозил по Енисею, не только всяких - разных там «Тузов». Приходилось также и сметану, и молоко для рабочих, из Старо - Туруханска. Край суровый, но животные, как и люди, привыкли к нему. Трав здесь хватало! Поэтому в двух сёлах, рядом, набирали силу совхозы, занимаясь животноводством. Вот только комбикорма были очень дорогие - доставляли из Красноярска. Злаковые здесь не растут.

Север Туруханского Края богатый. Разнообразная фауна и флора делали его неподражаемым, загадочным, романтичным. Вековая тайга, голубые озёра богатые рыбой - да какой! 
Могучий, седой Енисей - батюшка с его бассейном, вбирал в себя 1938 больших и малых рек.
При слиянии с Нижней Тунгуской уже  достигал ширины семь километров. 
Много он забирает в себя невинных жизней, когда недовольно вздыбится, навстречу северному ветру. И потом, как говорят местные кеты "Север катат и катат - никакой кости!" Это они про бушующий Енисей. И с огорчением тяжело вздыхают, что не могут выехать на реку, для рыбной ловли, сидя без рыбы. 
Народность эту споили уже давно, в кои века. "Америкосы» с Аляски ходили за пушниной. Винчестер меняли на дорогостоящую пушнину. Наложит если охотник шкурок соболя, песца, на высоту винтовки, вот тогда и происходит "обмен". Вдобавок ещё и огненной водичкой угостят, пристрастив их к спиртному. Вот и в наше время пили и женщины и мужчины, как говорится "по чёрному"...

Когда Горбачёв, этот наивный руководитель, затеял перестройку, не без вмешательства и консультаций, а также денежной помощи кое - от кого с Запада, для развала нашей Родины, начался страшный дефицит продуктов.

Дефицит происходил оттого, что враги внутренние и наружние помогали в уничтожении и исчезновении  продуктов с прилавков магазинов. Много чего не стало в магазинах. Пришла таллонная система.
Но вот только не все бедствовали от этого...
Некоторые предприимчивые люди, имеющие доступ к складам, нагружали большими партиями сахар на самоходки и везли его на Север, для очень бессовестного выгодного обмена на бруснику, клюкву.
Как - то Иваныч возил "приближённых" на приток Енисея Елогуй. Километров примерно сто с небольшим, от устья Елогуя, находился посёлок Келлог. В нём проживали Кето или Кеты. Так вот представьте...
Иваныч, за два дня, находясь у "шаман - камня" (это не доходя до Келлога 30км),набрал десять вёдер брусники самодельным "комбайном". И это не разгибая спины. А уж к собиранию ягоды с детства приучен - дай бог каждому!
Но кето, за один световой день, умудрялись руками, без всяких там приспособлений набирать в свои туеса из бересты по одиннадцать вёдер. Это фантастика!!!
И вот спекулянты, заходя в Келлог, производили мен. За ведро брусники они давали кето, всего один килограмм сахара. Ну и ну. От покачивания головой из стороны в сторону, она может и отвалиться. И не только от этого...

А дальше началось то, от чего ещё и сейчас Россия опомниться не может...
Когда Горбачёв, получив неплохую сумму от америкосов, увильнул от власти, от управления страной, из-за своего бессилия. А может быть не до страны было, пересчитывая доллары? Как-бы там ни было, но он предательски бросил свой народ на вымирание.

Ну а, Иваныч получил от нач. экспедиции спец- задание на несколько дней. Нужно было свозить на «Гепарде» по Енисею – Батюшке четыре руководителя, бывшего Советского Министерства торговли.
Ну, люди интересные, не буду говорить какой национальности, поймёте сами. Ну те, которые от Бога, как бы… 

Прошли по реке вверх 600км. Населённые пункты там не так часто. Начальство в них редко бывает. Разве вспомнят лишь тогда, когда нужна осетрина или пушнина. 

От первого, до последнего населённого пункта этого маршрута (там сёла называют станками), местные продавцы встречали своё руководство не хлебом – солью, а отменной Посольской водочкой и чёрной икрой. Ну и Иваныч на «халявку» ложкой ел её, не стесняясь, впервые, хотя прожил на Севере 16 лет. Простым людям не разрешали ловить осетровые, даже для себя. А осетрина, Иваныч то знает что это такое! Это не «Виагра» - похлеще будет! «Виагра» просто отдыхает…. Вот от чего у старцев в президиумах  рожи лоснились. Ну, далее...

И вот за столом, как бы невзначай, продавец получал от своего начальства устный, но беспрекословный приказ:
– Завтра на полках, в магазине, чтобы было пусто! 
И так по всем деревням… 
При  прощание в посёлке  Бор Иваныч им сказал, что когда, не дай Бог, но всё же начнётся следующая революция, то он первый, хоть и с вилами пойдёт против  вас. В общем паскудненький   и хитроумный народец! 
А простой народ, не понимая происходящего, начал возникать:
– Виноваты во всём коммуняки! 
А кто и по чьему указанию это делал, ума большого не надо, чтобы понять, что готовился голодный бунт. Посему Иваныч просил Бога простить его, за то, что и он внёс свою лепту, в это гадкое предприятие...

Ну, и в результате проголосовали за «алкаша». Началось разграбление Российского богатства. Всякие там Березовские, Абрамовичи, Лужковы и прочие поимели с народа всё, что трудяги копили, зарабатывая потом и кровью. 
Много и  на севере народу погибло в экспедиции. Зато воры жиреют сейчас…
Да не дорос народ у нас ещё до демократии! И от своего бессилия и неразумения «в сердцах" нет - нет, да и вспомнят Сталина. Короче, как и по всей России и на севере наступил полный бардак и беспредел. 

Продавцы, через некоторое время, выставив на прилавки то, что было попрятано ими в склады и погреба, сразу стали зажиточными людьми. А у людей вклады пропали, обесценились. 
Как говорили, денежная масса на Север не шла. 
Преступный мир раскупил у всех «ваучеры» по дешёвке. Вслед за ваучерами предприятия…. Кто не хотел «по дешёвке» отдавать - убивали. И вот так мафия и беспредел  уже много лет подряд властвует в стране. 
– А простой народ, как прежде, жил и будет жить в надежде! 
Иваныч, свои ваучеры, по наивности, выслал в первый инвестиционный фонд. Но кому ты нужен, простой, рабочий человек?!

Экспедиции позакрывали. Прекратилось финансирование. Всех бросили на произвол судьбы. 
Пришлось и Иванычу с семьёй – жена и трое детей, выезжать с Севера. 
Семью отправил раньше самолётом, а сам остался ожидать баржу с контейнерами. 
Короче, когда дождался и отправил вещи, от его накоплений почти ничего не осталось. 
Да  раньше не слышали и не знали про какую-то  инфляцию. Оказывается страшная штука! Сколько жизней загубила. А ведь хорошо начинали жить в восьмидесятых! Но кто любит сильного противника?! 
За границу начали бежать предатели, не побоюсь назвать этим словом. Как можно было бросить свою Родину в таком положении? Трусы! 
А Иваныч очень любил  свою Россию, как бы не тяжело было в ней в данный момент жить. 
Раньше, не воспитывались в алчности! Получали и образование, и воспитание в добрые хорошие, времена.

 Хоть иногда и в нужде, но в доброте и сострадании к нуждающимся. А сейчас выкидывают из квартир на улицу с малыми детьми. 
- Да где же ты, выдуманный бог??? – в сердцах, нет-нет, да и воскликнет Иваныч.

Мракобесие опять вернулось на «крУги своя!» Ладно! Не будем эту извечную, глупую тему развивать! С пятого на десятое – простите. Накипело! Я хотел вовсе не об этом.

Ну, что ж, поживём увидим…… 


© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0205104

от 30 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0205104 выдан для произведения:

В моей душе родился крик протеста:
Зачем обман? К чему же был обман?!
Всю жизнь в меня, как в тесто
Стрелял бесперебойно лжи наган.
Не делай этого – не мысли это,
Мы лучшие, и только мы правы!
И умирали лучшие поэты-
Нет, не склонив поднятой головы! 
Народ доверчив, спину гнул за завтра.
За то, чтоб лучше жили мы и вы.
На горизонте уж восходит Правда!
Рождённая вся в муках! Из земли!


"...1993г… Полный крах Советско - Российской империи. 
Как всегда - «Кто виноват?» и «Что делать?» Извечная проблема русского народа. 
Началась небывалая миграция нищеты. Русских стали везде и во всём притеснять. А русские никогда и никого не обижали. Народец пьющий, но добрый, с широкой простоватой душой. 

С 1861г. не так уж и много времени прошло, для того, чтобы народ изменил свой менталитет – « Вот приедет барин, барин нас рассудит!» Да, тяжело это изжить. Всё это в генах и надолго. Ещё и сейчас начальству в рот заглядывают… . 

Не так уж много Иваныч ещё прожил, но насмотрелся вдоволь. Много в жизни и хорошего видел и много несправедливости.

И мог составить своё суждение о происходящем. И вывел аксиому,  что прав не было у простого человека и, видимо, никогда не будет!  Если есть тот, у кого кровь есть в жилах, есть и вампир, сосущий её… На том и построена природа вещей, что один живёт за счёт другого! Так же и богатство приходит к одному за счёт многих других!!! Это уж точно!

Закон равновесия…… 

Работал он в Туруханской нефте – газоразведочной экспедиции. 
Первое время, как приехал в этот, с первого взгляда кажущийся суровым и негостеприимным край предполярья, устроился на работу плотником – бетонщиком. Строили и жилые дома, и гостиницу, и ресторан. В дальнейшем, целый геологический посёлок, с названиями улиц и домов, разросся в Туруханске  Научился кирпичной кладке. А впрочем, если человек чего - то захочет, он добьется. За два года научился строить дома из бруса и кирпича. Научился печной кладке, что ему очень пригодилось в дальнейшей жизни.

 

 Летом-то работать было благодать, если бы не полчища гнуса. А вот зимой приходилось тяжко! Фундаменты на севере копались глубоко и приходилось отжигать вечную мерзлоту. «Кострили». Сжигали в траншеях тонны угля, который доставляли сюда, с материка летом на баржах.
Затем, ознакомившись, и "вжившись" в коллектив экспедиции, перешёл водителем на вахтовую машину. Отправлял и встречал буровиков с вахты и наоборот. 
И на зимнике приходилось грузы всякие возить с подбазы, (которая находилась на 325км. от устья Нижней Тунгуски) до буровых. Работа, я вам скажу, для истинных героев СССР... 
Это вам не Тюменьский Север. В Тюмени лежнёвки. А здесь только профили, делящие тайгу на квадраты. Пролетая над тайгой на вертолёте, их было очень хорошо видно! При перевозке груза, использовались большегрузные автомобили высокой проходимости, такие как УРАЛ-375, КРАЗ-255, ЗИЛ-131, «УРАГАНЫ», мощные трактора. Вообщем вся военная техника. В дальнейшем, при развитии в стране автомобильной промышленности, появились и трёхосные «Камазы» Денег не жалело государство для разведки ископаемых.

 

После первой декады декабря, когда уже были сильные, устоявшиеся морозы, начиналась адская работа дорожников. Первыми проходили по будущему зимнику на ГАЗ-71. 
Когда реки, тундры промерзали, начинался зимник. 

Особенно тяжело было при строительстве переправ, через быстрые, горные реки. Пилили столетние лиственницы, перетаскивали в реку и вмораживали. На тундрах была работа не легче. Тундры застывали хуже и иногда проваливались и приходилось другой, более мощной техникой вытаскивать из топи. Спали дорожники в сорокатонных военных гусеничных БАТах. Расшифровывается эта аббревиатура как  большой артиллерийский тягач.
Двигатели не глушили до средины мая, когда уже прекращали завозить грузы автомобилями. Тундры, трясины начинали "отходить" и уже была опасность провалиться в "тартарары." А это случалось частенько. 
Поминали ребят всегда молча, со слезами в глазах...

Для летнего отстоя, когда заканчивался зимник, автомобили перегоняли на подбазу, которая находилась на 325 км от устья Угрюм-реки.  Каждый свой автомобиль поддомкрачивал, ставил на чурки и белил колёсные шины. Белили колёса от растрескивания из - за сильных солнечных летних лучей. Затем, кто улетал домой в Туруханск, кто оставался для обслуживания подбазы. Летом прилетали и занимались, кто ремонтом, кто вывозкой груза из-под берега реки. Начиналась навигация, и поступало очень много разнообразного груза с материка для дальнейшей работы буровых. Родина, не жалела средств и сил, для дальнейшего развития и блага народа!


Иваныч, последние четыре года, до непростительного в истории грубейшего развала страны, отработал на амфибийном катере на воздушной подушке «Гепард».

Когда - то в юности он, романтичная натура, закончил ГПТУ-3 речников в г. Новосибирске. После училища школа комсостава. Один из всех в экспедиции имел диплом судоводителя. Поэтому, когда начальник экспедиции предложил ему поработать на флоте, да еще и на амфибийном катере, он не отказался.
Слетал в Москву, в командировку, для прохождения стажировки на амфибийных катерах. Получил все нужные документы для вождения амфибиями.

 

Однажды, Иванычу, запомнился один случай, вспоминая о котором, спустя несколько лет, уже проанализировав происходящее в стране, понял, что тот холодок опасности, о котором его предупредило какое-то внутреннее чувство, оказался не напрасным.

 

 Возвращался Иваныч, после ежедневного плавания по водоканалу Москвы-реки, пешком по автомобильной дороге, проходившей меж высоких тополей. Осталось дойти всего метров пятьсот до переезда, а затем повернуть к недалеко находившемуся вокзалу, для ожидания электрички на Москву. И тут, неожиданно, он почувствовал какой-то неприятный холодок, предупреждающий об опасности, происходивший от догонявшей его большегрузной фуры, на базе Камаз. Догнав его, притормозили и, с каким-то кавказским акцентом в речи, дружелюбно так пригласили подвезти его. Но Иваныч, поблагодарив их, вежливо отказался. Но они его не переставали уговаривать. Тогда Иваныч, увеличив скорость, перебежал перед Камазом на другую сторону дороги и, вскорости, повернул к вокзалу. Успел заметить в кабине их разочарованные лица, со злостью, что-то прокричавшие на своём языке…

 

Спустя несколько лет он понял, что тогда-то он мог попасть в плен к черномазым. Скольких они поворовали для рабского труда на них. А тут идёт, такой крепенький мужичонка, и как не воспользоваться таким случаем. Сел бы к ним, а они быстро, чем-нибудь, брызнули в лицо, и пока то, да сё, связали и в фуре упрятали…. А потом бы, смеясь, радовались, что получили бесплатную рабсилу. Это уже потом стали озвучивать про такое. А раньше и не слыхали, что такое происходило в России. Но всё хорошо, что хорошо заканчивается. Есть какой-то хранитель за плечами у Иваныча…..

 

 И вот, вернувшись из командировки, Иваныч стал работать на амфибийном катере. Очень интересная работа была. Но вот только управлять "Гепардом" не так уж и просто, особенно по горным, быстрым, порожистым рекам. ВИШа у него не было, как у вертолётов. Я имею в виду видоизменяющийся шаг винта. То есть, если нужно было сбросить скорость движения при прохождении опасного участка, воздушная подушка сдувалась, при сбрасывании оборотов двигателя и катер запросто мог пропороть днище о камни на перекате, пороге или шивере.

Т.е.  зависать он, как вертолёт не мог.

Повозил по Енисею, не только всяких - разных там «Тузов». Приходилось также и сметану, и молоко для рабочих, из Старо - Туруханска. Край суровый, но животные, как и люди, привыкли к нему. Трав здесь хватало! Поэтому в двух сёлах, рядом, набирали силу совхозы, занимаясь животноводством. Вот только комбикорма были очень дорогие - доставляли из Красноярска. Злаковые здесь не растут.

Север Туруханского Края богатый. Разнообразная фауна и флора делали его неподражаемым, загадочным, романтичным. Вековая тайга, голубые озёра богатые рыбой - да какой! 
Могучий, седой Енисей - батюшка с его бассейном, вбирал в себя 1938 больших и малых рек.
При слиянии с Нижней Тунгуской уже  достигал ширины семь километров. 
Много он забирает в себя невинных жизней, когда недовольно вздыбится, навстречу северному ветру. И потом, как говорят местные кеты "Север катат и катат - никакой кости!" Это они про бушующий Енисей. И с огорчением тяжело вздыхают, что не могут выехать на реку, для рыбной ловли, сидя без рыбы. 
Народность эту споили уже давно, в кои века. "Америкосы» с Аляски ходили за пушниной. Винчестер меняли на дорогостоящую пушнину. Наложит если охотник шкурок соболя, песца, на высоту винтовки, вот тогда и происходит "обмен". Вдобавок ещё и огненной водичкой угостят, пристрастив их к спиртному. Вот и в наше время пили и женщины и мужчины, как говорится "по чёрному"...

Когда Горбачёв, этот наивный руководитель, затеял перестройку, не без вмешательства и консультаций, а также денежной помощи кое - от кого с Запада, для развала нашей Родины, начался страшный дефицит продуктов.

Дефицит происходил оттого, что враги внутренние и наружние помогали в уничтожении и исчезновении  продуктов с прилавков магазинов. Много чего не стало в магазинах. Пришла таллонная система.
Но вот только не все бедствовали от этого...
Некоторые предприимчивые люди, имеющие доступ к складам, нагружали большими партиями сахар на самоходки и везли его на Север, для очень бессовестного выгодного обмена на бруснику, клюкву.
Как - то Иваныч возил "приближённых" на приток Енисея Елогуй. Километров примерно сто с небольшим, от устья Елогуя, находился посёлок Келлог. В нём проживали Кето или Кеты. Так вот представьте...
Иваныч, за два дня, находясь у "шаман - камня" (это не доходя до Келлога 30км),набрал десять вёдер брусники самодельным "комбайном". И это не разгибая спины. А уж к собиранию ягоды с детства приучен - дай бог каждому!
Но кето, за один световой день, умудрялись руками, без всяких там приспособлений набирать в свои туеса из бересты по одиннадцать вёдер. Это фантастика!!!
И вот спекулянты, заходя в Келлог, производили мен. За ведро брусники они давали кето, всего один килограмм сахара. Ну и ну. От покачивания головой из стороны в сторону, она может и отвалиться. И не только от этого...

А дальше началось то, от чего ещё и сейчас Россия опомниться не может...
Когда Горбачёв, получив неплохую сумму от америкосов, увильнул от власти, от управления страной, из-за своего бессилия. А может быть не до страны было, пересчитывая доллары? Как-бы там ни было, но он предательски бросил свой народ на вымирание.

Ну а, Иваныч получил от нач. экспедиции спец- задание на несколько дней. Нужно было свозить на «Гепарде» по Енисею – Батюшке четыре руководителя, бывшего Советского Министерства торговли.
Ну, люди интересные, не буду говорить какой национальности, поймёте сами. Ну те, которые от Бога, как бы… 

Прошли по реке вверх 600км. Населённые пункты там не так часто. Начальство в них редко бывает. Разве вспомнят лишь тогда, когда нужна осетрина или пушнина. 

От первого, до последнего населённого пункта этого маршрута (там сёла называют станками), местные продавцы встречали своё руководство не хлебом – солью, а отменной Посольской водочкой и чёрной икрой. Ну и Иваныч на «халявку» ложкой ел её, не стесняясь, впервые, хотя прожил на Севере 16 лет. Простым людям не разрешали ловить осетровые, даже для себя. А осетрина, Иваныч то знает что это такое! Это не «Виагра» - похлеще будет! «Виагра» просто отдыхает…. Вот от чего у старцев в президиумах  рожи лоснились. Ну, далее...

И вот за столом, как бы невзначай, продавец получал от своего начальства устный, но беспрекословный приказ:
– Завтра на полках, в магазине, чтобы было пусто! 
И так по всем деревням… 
При  прощание в посёлке  Бор Иваныч им сказал, что когда, не дай Бог, но всё же начнётся следующая революция, то он первый, хоть и с вилами пойдёт против  вас. В общем паскудненький   и хитроумный народец! 
А простой народ, не понимая происходящего, начал возникать:
– Виноваты во всём коммуняки! 
А кто и по чьему указанию это делал, ума большого не надо, чтобы понять, что готовился голодный бунт. Посему Иваныч просил Бога простить его, за то, что и он внёс свою лепту, в это гадкое предприятие...

Ну, и в результате проголосовали за «алкаша». Началось разграбление Российского богатства. Всякие там Березовские, Абрамовичи, Лужковы и прочие поимели с народа всё, что трудяги копили, зарабатывая потом и кровью. 
Много и  на севере народу погибло в экспедиции. Зато воры жиреют сейчас…
Да не дорос народ у нас ещё до демократии! И от своего бессилия и неразумения «в сердцах" нет - нет, да и вспомнят Сталина. Короче, как и по всей России и на севере наступил полный бардак и беспредел. 

Продавцы, через некоторое время, выставив на прилавки то, что было попрятано ими в склады и погреба, сразу стали зажиточными людьми. А у людей вклады пропали, обесценились. 
Как говорили, денежная масса на Север не шла. 
Преступный мир раскупил у всех «ваучеры» по дешёвке. Вслед за ваучерами предприятия…. Кто не хотел «по дешёвке» отдавать - убивали. И вот так мафия и беспредел  уже много лет подряд властвует в стране. 
– А простой народ, как прежде, жил и будет жить в надежде! 
Иваныч, свои ваучеры, по наивности, выслал в первый инвестиционный фонд. Но кому ты нужен, простой, рабочий человек?!

Экспедиции позакрывали. Прекратилось финансирование. Всех бросили на произвол судьбы. 
Пришлось и Иванычу с семьёй – жена и трое детей, выезжать с Севера. 
Семью отправил раньше самолётом, а сам остался ожидать баржу с контейнерами. 
Короче, когда дождался и отправил вещи, от его накоплений почти ничего не осталось. 
Да  раньше не слышали и не знали про какую-то  инфляцию. Оказывается страшная штука! Сколько жизней загубила. А ведь хорошо начинали жить в восьмидесятых! Но кто любит сильного противника?! 
За границу начали бежать предатели, не побоюсь назвать этим словом. Как можно было бросить свою Родину в таком положении? Трусы! 
А Иваныч очень любил  свою Россию, как бы не тяжело было в ней в данный момент жить. 
Раньше, не воспитывались в алчности! Получали и образование, и воспитание в добрые хорошие, времена.

 Хоть иногда и в нужде, но в доброте и сострадании к нуждающимся. А сейчас выкидывают из квартир на улицу с малыми детьми. 
- Да где же ты, выдуманный бог??? – в сердцах, нет-нет, да и воскликнет Иваныч.

Мракобесие опять вернулось на «крУги своя!» Ладно! Не будем эту извечную, глупую тему развивать! С пятого на десятое – простите. Накипело! Я хотел вовсе не об этом.

Ну, что ж, поживём увидим…… 


Рейтинг: 0 150 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!