Схватка

5 марта 2014 - Владимир Ростов
article197742.jpg

Третья декада мая. Уже более месяца назад вступил в свои права Полярный день. Зимнее солнце, из холодного, кроваво – красного карлика, иногда боязливо выглядывающего из окутанного морозной дымкой горизонта, превратилось в яркое, согревающее и проникающее во всё и всея своим нежным теплом, светило.


На проезжей части от быстрого таяния снега, расползались глубокие, грязные лужи. Вечно спешащие куда – то автомобили, разбрызгивали по брустверам дорог грязную воду из луж. Этим самым создавали благоприятную среду солнечным лучам для быстрого сжигания снега. Начался извечный процесс круговорота воды в природе. Вода, от таяния снегов, подпитывала Енисей, помогая в поднятии уровня реки, поступающей с верховий основной массе воды. И ледяной, полутораметровой толщины панцирь, набухая и горбатясь от неимоверной тяжести, стал растрескиваться и отрываться, от держащих их намертво береговых припаев.

Местные дети и взрослые, всё своё свободное время, находились на высоком, кряжистом берегу Енисея, и с замиранием сердца наблюдали за подвижкой льда. Это было ни с чем несравнимое грандиозное зрелище! Уровень воды резко поднимался и нагромождал из ломающегося льда, величиной с  двух – трёхэтажные дома, торосы. Начался ледоход. Все ждут его с нетерпением. Ведь с освобождением Енисея ото льда, открывалась самая главная жизненная артерия, которая соединяет север с материком

Но особенно ледоход с нетерпением ждут рыбаки и охотники. Большими стаями торопились, истосковавшиеся в чужих краях, по просторам Таймыра, утки, гуси, лебеди. Они летели, оглашая своими криками оживающую природу. Многие охотники, с самодельными крашеными, под цвет гусей, профилями, уже залетели на вертолётах на свои излюбленные места в тундрах, ожидая основного хода гусей. Выставят по несколько профилей на участке, ещё не совсем стаявшего снега, а сами сидят в скрадке, ожидая подлета птицы. Пролетающая в небесах стая гусей снижается к этим профилям – обманкам и получают встречный заряд дроби. Кому из гусей посчастливилось остаться в живых, улетают далее на Север.

Володя не любил весеннюю охоту на птицу. Жалел их…. Ведь такой утомительный перелёт перенесли, стремясь в родные края. Всем и всегда говорил так:
- Представьте себя на месте птицы! Только вы создали в любви семью. Ваша жена носит под сердцем дитя. И вдруг в этот момент, кто – то свыше прервёт вашу любовь и жизнь…. Хорошо это? Вот и я думаю, что ничего хорошего!

К перелётной птице он относился с уважением. Вот осенью Володя любил охоту на боровую дичь с собачкой. Найдёт лайка глухаря и начинает облаивать. Володя, со своей двустволочкой, прячась за деревьями, начинает с замиранием сердца подкрадываться к нему. Опять же самок не стрелял. Только иногда, в сумраке по ошибке, мог стрельнуть в капалуху. Потом горько сокрушался от содеянного.
Зато весной, как и осенью, начинался настоящий «зуд» охотника промысловика в предвкушении приключений. И все клеточки молодого сильного тела ждали этого момента. Слёзно выпросили отгулы у своего руководства. Договорились с командиром лётной эскадрильи, который стоял на завтра в плане на Алыкель. Ми – 8 летел в ту сторону пустой, и он согласился их забросить в Ермаково попутно.

Утром загрузили внутрь салона лодку «Крым», два подвесных мотора «Вихрь – 30», бочку бензина и всё остальное, что нужно для «весновки» на две недели. И, наконец – то, вдохнув воздух свободы, они поднялись в воздух!

В прошлом году в Ермаково был произведён подземный ядерный взрыв. Но так как устье скважины было зацементировано надёжно, ребята не боялись радиоактивного заражения. Выбросов нигде не было. Всё было тщательно проверено московскими радиологами.
А в данный момент ребята с интересом наблюдали через иллюминаторы за проплывающим и меняющимся внизу северным ландшафтом. Снег очень сильно подтаял, и всё то, что происходило зимой на снегу, сейчас сверху стало видно. Вот на пойме следы расправы над сохатым. Дорога, накатанная снегоходом, видна до самого дома в пролетающем мимо посёлке Курейка. Ну, не пойман – не вор.

Наконец – то показалась, огибающая под чёрным лесом пойму, речка Ермачиха, и сразу за мысом заросший, невидимый с реки посёлок Ермаково. Он пустовал после смерти Советского вождя И.В.Сталина. Добротные дома, не тронутые временем, крытые, где щепой, где шифером, позеленевшим от времени, но ещё пригодным для строительства, стояли в безмолвии.

Вертолёт заложил вираж и сел на ровненькую вертолётную площадку, сделанную ещё до бурения скважины экспедицией. Быстро разгрузились и попрощались с пилотами. Те пожелали ребятам ни пуха - ни пера, и, добавив оборотов, взмыли в небо и взяли курс на Север.
Снега было ещё немало. Но через два дня его уже почти не будет. Стоял небольшой морозец, и он образовал наст, который свободно держал на себе человека. Весь груз сложили внутрь лодки и волоком потащили её вниз к спуску на реку. На угоре остановились и, оставив лодку, пошли искать жильё.

После разрушительного подземного взрыва, эпицентр которого находился всего в шести километрах от посёлка, не так – то просто было найти подходящее жильё. Почти везде были развалены печи, повыбиты стёкла вместе с рамами. И тут Борис предложил:
- Слушай, Володя! Пойдём в вон тот дом! Там жили две бабульки. Правда одна из них ещё до ледостава уехала в Игарку, к дочери. И там работает в детском садике уборщицей. Другая бабуля осталась, не захотела уезжать. Полюбила эти места. Да и нет у неё родственников. Говорят в Курейке кто- то из далёких родственников живёт. У неё должно быть всё в порядке.

Минуты через две подошли к этому дому. У высокого крыльца снег был весь обкидан окурками из самокруток.
- Вот это бабуля накурила! – произнёс Володя.
- Да она не курила, говорили ребята! Когда ещё, работая здесь, буровики заходили иногда к ней в гости. Выпивать с ними выпивала, а курить не разрешала. Значит кто – то у неё живёт. Пошли! 

Открыли дверь и через сени вошли в прихожую. Борис прошёл прямо в зал, а Володя повернул направо в кухню. Жилым здесь давно не пахло. Могильная сырость и холод. На обеденном столе в алюминиевом тазике лежало полузамёрзшее бельё, которое, видимо, собирались стирать…. 

- Володя! Покойник! – донёсся испуганный крик Бориса. 
Тот, резко повернулся назад и в левом углу на полу увидел из - под какого – то тряпья, торчащие босые ноги. Борис стал белее мела. Стоял в ступоре, не в силах двинуться с места. Он не мог переносить вида покойников. 
- Пойдём скорее отсюда! – промямлил он.
Но Володя таких передряг не боялся и, пересилив отвращение, подошёл к этой куче тряпок.
- Надо же узнать что к чему – сказал он Борису, приподнимая с покойника ватный, мазутный капот от трактора.
Под ним, укрытая с головой, лежала обнажённая, мёртвая бабулька. Её рваное платье было задрато до плеч, обнажая обвислые в обе стороны голые груди. Трусики с неё были сняты и валялись рядом истоптанные грязной обувью. Чулки были спущены ниже колен. По телу уже пошли трупные пятна, но запаха ещё от неё не было. Явное изнасилование, но видать не так давно….. Кто – то попользовался бабулей из голодных маньяков! Но кто? Вопрос повис в воздухе…..

- Пошли отсюда скорее! Я не могу на это смотреть – промолвил угрюмо Борис.
- Пошли! – ответил Володя удручённо. – Вот это мы влипли! Ещё уголовщины нам не хватало….. Итак нарушаем правила охоты! Договор у нас на добычу ондатры в Туруханском районе, а мы с тобой в Игарском. Ещё и изнасилование на лицо!

Представьте себя на их месте… . Каково им было? Настроение упало до нуля. Всякие думки в голову полезли. Но всё же, через некоторое время, всё «переварив», пришли в себя. 
- Давай искать жильё. Спать ведь надо где – то! - Предложил Володя.
- Я знаю! У берега есть старый магазин. Там тоже должна была сохраниться печь - Предложил, уже успокоившись, Борис.

Действительно, подойдя к этому помещению и обследовав его, они с радостью выдали положительное заключение. Взяв всё необходимое для временного проживания, они стали обживать этот магазин. Дровишек хватало из чего брать. Затопили печь. Отлично! Печь горела, как и тридцать пять лет назад, когда здесь отоваривался гражданский обслуживающий, стройку века, персонал.
Разогрели по банке тушёнки. Ещё открыли шпроты. Бутылочка «Московской» им не повредила, а настроение поднялось. Сходили к реке на спуск. Поглядели на Енисей. Вода дошла до критической отметки, но он ещё сопротивлялся вскрытию, устало потрескивая. Вернулись в магазин и, чтобы быстрее летело время, стали на спор стрелять, из мелкашек, по шляпкам гвоздей, вбитых в стену напротив лежанки.

Но, вскоре и это мероприятие наскучило. Борис вышел на улицу сделать «пи,пи». Вернулся и говорит:
- Слушай, Володя! Мне показалось, откуда – то дымком напахнуло….
- Да наверно это у нас из трубы ветром крутит – ответил устало Володя. 
У него уже смыкались ресницы от такого насыщенного дня.
Опять снилась ухмыляющаяся дьявольская рожа. Беспокойный сон……

Проснулись утром от оглушительного треска льда на Енисее. – Ура! Ледоход! Наконец – то! – Одновременно, с ликованием закричали хлопцы.
Наскоро умывшись снегом и покушав, взяли на плечи рюкзаки. Вооружились дробовиками и побежали к берегу. Долго сидели на поваленном дереве, наблюдая за происходящим на Енисее. 

Триллионами тонн, напирающей с верховья воды, вспарывало брюхо Енисея и, толкая дальше, размалывало льды, нагромождая высоченные торосы. Но они стояли в своём величии всего несколько мгновений и, разрушаясь в этой грандиозной мясорубке, превращались в кашу. Если только где – то происходил, сопротивляясь силам природы затор, то уровень воды мгновенно повышался и наполнял все боковые реки и ручьи, одновременно расслабляя эту естественную плотину. Торосы, высвобождаясь из плена, разваливались, заполняя образовавшиеся свободные ниши и продолжали своё движение, толкая и ломая перед собой километровые поля льда. Закон природы. Стихия! Вода поднялась выше меженного периода на  двадцать два- двадцать четыре метра, заливая всю заросшую лесом пойму, до самого кряжа.

Ондатру, прибывшей и затопившей все окресности водой, выгнало из зимних нор, и теперь они сидели, кто на озёрных льдах, кто на плавнике, жмурясь от яркого солнца, и почёсывая с недоумением щёчки, смешно оскалив зубатую пасть, как – бы говорили:
- Что такое? Что такое? Спали себе спокойненько, спали, а сейчас что творится вокруг…. Армагеддон! 
Для них это действительно был конец света…
Однажды ребята наблюдали, как сохатый хотел из поймы перебраться на коренной берег. Бежал по льду реки Ермачиха и когда преодолел уже половину пути, произошла подвижка льда. Началось такое светопреставление, что не приведи господь испытать это кому – либо. Бедное животное провалилось в образовавшуюся кашу между торосами. Минут пятнадцать сохатый пытался вырваться из этого неожиданного природного плена, но все его попытки были тщетны. Разве с такой стихией поспоришь! Его просто растёрло льдами. Он в последний раз ударил передними копытами и обессиленный ушёл под лёд. Сколько их гибнет во время ледохода, одному Богу известно! А жаль!

Володя одно время поднимал этот вопрос в госпромхозе. Но, увы – сказали, что проблемы с деньгами….
А ведь таких пойм, как в Ермаково не так уж и много. Можно было перед ледоходом просто выгонять сохатых на коренной берег воздушным потоком, создаваемый несущими винтами вертолёта. И вот, плавая по пойме, во время отстрела ондатры, ребята видели во многих местах на льду, по две, три, четыре мёртвых туши лосей. Они стояли на озёрах, до тех пор в ледяной воде, пока не «обезноживали» и падали, умирая со слезами в потухающих глазах, и с немой мольбой о помощи к Богу……
Конечно, в природе ничто не пропадёт. Звери, грызуны и птицы, после своей трапезы, даже шерсть не оставляют. Но какие потери в семействе лосей. Насмотрелись Боря с Володей этого безобразия вдоволь. Душа болит и сердце плачет…..

Просидели очень долго на угоре. Стало прохладновато, и они решили пойти в свой временный дом, покушать и обогреться. Немного поднялись выше, и уже показался их магазин. Над крышей, создавая впечатление уюта, струился дымок из трубы. Они, в предвкушении сытного обеда со стопарьком водовки, но возможно и двумя - тремя, ускорили движение.

Володя, глядя по сторонам, не заметил под ногами поваленного дерева и упал, запнувшись около него. Это и спасло ему жизнь. В момент падения, послышался резкий щелчок винтовочного выстрела, и ему обожгло щеку корой отлетевшей от стоящего рядом дерева. Борис упал рядом. В одну секунду трезво оценили обстановку. «На всякий пожарный» пальнули пару раз из своих ружей в ту сторону, откуда донёсся выстрел.

- Ну, мы с тобой и лохи! – сказал Борис. - Это точно! Ведь могли сразу догадаться, что бабка не сама себя изнасиловала. И эти самокрутки на снегу. Помнишь, по осени говорили о двух бежавших из лагеря уголовниках. Так вот сейчас с нами они и попытаются расправиться. Им оружие нужно, лодка, продукты. И они будут биться до победного конца. Ну а пока у них, две винтовки, несколько патронов, а у нас два дробовика. Но у меня много пулевых зарядов. Что будем делать?

- Какие всё же мы лопухи – оставили тозовки. Надо было ещё им, и пачки две, патронов оставить….. Лично у меня оставался только один патрон в стволе. Я хорошо помню. Магазин пустой. Те пять патронов, что в нём были, я расстрелял. А сколько патронов в твоей? – Прошептал бледный, в предвкушении смертельной схватки, Володя. 
- Помню, что три гвоздя без промаха забил после полной зарядки магазина. Вот и считай! Один в стволе, пять в магазине. Три патрона я выстрелил и, значит у них три выстрела осталось - Ответил, подрагивающим от волнения голосом, Борис.
- Вот теперь дошло до меня, почему было ощущение того, что за нами кто – то наблюдает. Вот дурни! Надо было после того, как увидели мёртвую бабку, пройтись по посёлку всё проверить, а потом уже спокойно ожидать ледоход. Ну, после драки кулаками не машут! Как это они нас сегодня ночью не вырезали? Странно! Давай будем выпутываться из этой ситуации. Надо их выманивать! - предложил Володя.
- Делаем так! – принял на себя инициативу Борис – Не такие они уж меткие снайперы, если с первого раза не попали. Патронов у нас много! Давай, я сейчас начну стрелять в их сторону, прикрывая тебя, а ты сделаешь перебежку ближе к ним. Как сделаю четыре выстрела, ты прячься! Потом через несколько секунд, пока я перезаряжу своё МЦ, стреляй ты два раза. Но, приготовь патроны, чтобы быстрее перезарядить. Тут важны доли секунд. Я успею перебежать. А дальше решим что делать. А сейчас, давай проверим!

Борис надел шапку на палку и высунул над бревном. В тот же миг раздался хлёсткий щелчок по бревну, но мимо шапки.
- Два патрона осталось. Они что тупые что – ли? Надо ведь стрелять наверняка! А они палят в белый свет, как в копеечку. На нас работают…. Готовься Володя! На счёт три…
Володя, взяв ружьё в обе руки и напрягшись, приготовился вскочить и бежать до ближайшей лиственницы. На счёт три он вскочил и побежал до спасительного укрытия.

Во рту пересохло от напряжения. Много мыслей пронеслось в мозгах, за то время пока прозвучали четыре выстрела.
Вспомнил рассказ одного из бывших его руководителей Михаила Васильевича Клеймёнова. Во время войны он был политруком. Шёл бой, и срочно надо было доставить в штаб донесение. Послали одного парня. Но его, на глазах проводивших, разорвало от разрыва снаряда. Послали другого. И тот погиб, не успев добежать. Тогда послали Михаила. И ему, повезло. Он перекрестился, мысленно попрощался с родными и близкими людьми и, делая перебежки, виляя в разные стороны, всё же преодолел опасное, простреливаемое место, выполнив это задание. В этот момент Володя представил себя на его месте. Тоже виляя из стороны в сторону, он успел пробежать те несколько десятков метров. Только успел спрятаться за деревом, как хлестанул ещё один выстрел противника. Но отлетела только щепка от коры дерева.

Итого остался один патрон у них. 

- Пошёл вперёд, Борис! – крикнул Володя, делая два выстрела с небольшими промежутками. Быстро перезарядив, он успел ещё пару выстрелов сделать. Через четыре секунды Борис живой и невредимый уже дышал Володе в затылок.
- Ну, всё, один патрон у них остался. – Ликовали ребята.
Связали брючным ремнём две толстые ветки, надели на чучело фуфайку и сверху шапку, а затем потихоньку высунули из - за дерева. В тот же миг раздался выстрел, и пуля прошила фуфайку.

- Надо же? Попали! А теперь, хреновы Чингангчуки, приготовьтесь к расплате….Пристегнув ремень на брюки, чтобы не дай Бог не свалились, ребята, озверевшие от кипевшей внутри их злобы и решимости, кинулись вперёд , сжимая на изготовке оружие. Из – за двери, изрешеченной выстрелами от их пуль, выскочил с топором в руках, и с искажённым от ненависти, заросшим густой шерстью, как у Робинзона лицом, чем – то, отдалённо напоминающий человека разумного, преступник. 
- Подойдёте бля, кончу вас обеих! – прохрипел он с ненавистью, простуженным, не скрывая злобной интонации, голосом. 
Видно, что терять ему уже было нечего.
- А куда же ты напарника дел? – крикнули сурово ему.
Он засмеялся и ответил так, что ребят чуть не вывернуло наизнанку.
- А вы пробовали того, как в тайге выжить двоим, когда жрать нечего…. Его уж давно косточки звери обглодали. Ха – ха – ха… - почмокивая ртом, засмеялся он. – Сладенький был. 
И, с быстротою пантеры, кинулся решительно на ребят, но вовремя был остановлен Володькиным выстрелом в правую кисть, в которой был зажат топор. Вместе с топором в сторону отлетели и два пальца. Бандюга заверещал, как раненый заяц и, упав в снег, закрутился, обагряя кровью чистый снег. Борис подскочил и ударом приклада МЦ нанёс нокаутирующий удар в челюсть. Правда, немного переборщил. Вылетело несколько зубов, и видимо выбил санки ему, потому что нижняя челюсть треснула и сместилась несколько вбок. Преступник затих в судорогах. От него понесло запахом экскрементов. Борис, преодолевая брезгливость, приложил ухо к его груди и со словами:
- Жить будет, но кушать только через мясорубку. – Поднялся.

То, что это был бежавший зэк, сомнений не было. На распахнутой груди и на руках живого места от наколок тушью не было…. Да и весь вид его и повадки говорили об этом. 
- Что будем с ним делать? Может, сбросим в Енисей! Ладно! Давай сегодня его привяжем на улице к дереву, а завтра посмотрим и решим что делать. Нам же нужен живой свидетель. Может завтра, какое судно будет идти вслед за льдом. Вот на нём мы и отправим его в Игарку. Это же надо! Напарника съел! Как он ещё бабульку не слопал? – покачал удивлённо головой Володя.
Достали из аптечки бинты и спирт, обработали ему рану и перевязали. Затем связав его понадёжнее, подтащили к лиственнице и прикрутили проволокой, которой здесь после экспедиции осталось вдоволь. Облили его холодной снеговой водой и привели в чувство. Открыв заплывшие кровью глаза он что – то промычал.

-Что гад? Очнулся! Теперь ты пожалеешь, что бежал из тюрьмы….Зачем ты пожилого человека изнасиловал и задушил. Вот тебя сейчас черенком от лопаты изнасилуем, да только марать черенок не хочется. Бог тебя накажет!

Ответить он ничего не мог. Физия вся была разбитая и искривлённая на один бок. Так ему и надо! Гуманно с ним обращаться не стали. Пусть оправляется в свои полуистёртые штанишки, из которых и так уже несло за версту…. Проверили ещё раз надёжность крепления преступника, и ушли внутрь дома. Достали из спрятанных под полом запасов бутылочку «Московской» и налив почти по полной кружке, выпили залпом, закусив тушёнкой. Немного расслабились и, договорившись дежурить по очереди, оба незаметно так, за разговорами, уснули.

Рано утром услышали грузный топот чьих - то ног, соскочили с нар и с ружьями наизготовку. подскочили к двери. В дверь кто – то постучался, тяжело и прерывисто дыша. Борис встал на изготовку, целясь в дверной проём, а Володя открыл крючок, отпрянув в сторону. В комнату ввалился Витя – Итя. Это был знакомый «хитрый хохол» - охотник из Курейки. 

Он, с радостью пожал руки знакомым хлопцам и, отдышавшись, спросил:
- Может, вы мне объясните, что здесь произошло? Я еду в Игарку, по делам. Заодно бабуле продуктов везу.  Дальние её родственники передали. Захожу к ней, и что я вижу? А вы видели бабульку? Когда вы прилетели, я видел – вертолёт кружил в этой стороне. Я сразу догадался, что вы в магазине, потому – что больше целых печей нигде нет. А на пойму уже можно ехать – там чисто, лёд вытащило с Ермачихи.


Ребята рассказали Вите - ите, что произошло здесь, с ними. Затем пошли, показали насильника и убийцу. Витёк подскочил к нему и стал бить его пинками в родопродолжающее место. Еле оторвали его ребята.
- Теперь у тебя там каша будет, змеёныш! – прошипел Витя, со злобой, весь дрожа. – Кто тебя только такого родил на белый свет….

Пошли в хату. Витёк достал бутылочку самогона и разлил по кружкам. Выпили по глоточку, помянув бабулю. Больше пить не стали – переезжать на пойму надо. Остатки вылили в рот насильнику. Может, уснёт, пока Витя доставит его в Игарку.
Отвязали проволоку, положили на брезент, который Витя – итя притащил из своей лодки. Затем закрутили его и, спеленав, перевязали. Волоком дотащили до лодки. Загрузили, положив свёрток на слани. Под голову подложили хвои, чтобы не разбил ненароком голову.
Попрощались с Витьком, пожелав ему удачной поездки:
- Смотри только не утопи его! Счастливо!
Ушёл Витя вниз по реке. А ребята, долго ещё провожали его взглядом. Через пару дней он вернётся на пойму, и они будут вместе заниматься добычей ондатры. 
В этот же день Володя с Борисом уехали на пойму со всем грузом. Наконец - то вздохнули спокойно. Оборудовали на сухом, незатопляемом островке лагерь и занялись работой.

Поохотились удачно! План по добыче и сдачи шкурок ондатры перевыполнили с избытком. По возвращению в Туруханск, через несколько дней их вызывал следователь, прилетевший из Игарки, который вёл дело этого убийцы. Поблагодарил за поимку опасного маньяка - рецидивиста. Взял показания один раз и больше их не тревожили. На счету  преступника оказалось несколько убийств и изнасилований. Говорят, приговорили к расстрелу.

А может было бы лучше, как хотели ребята…. Привязали бы его к вбитым в стену скобам, напротив убиенной бабушки и пусть бы он наслаждался остатками дней своей никчёмной жизни.

Господи! Зачем ты создал такой мир, в котором, наряду с хорошими людьми, живут убийцы, маньяки, воры, насильники, лжецы, предатели, хапуги, завистники и прочая нечисть…. Ведь рожая в муках, любая мать хочет и ожидает от своего дитя только счастья и добра в этом мире. А жизнь дана человеку только лишь один раз. Но как выжить нормальным людям в таком обществе и прожить её честно и правдиво?
И слышен с усмешкой ответ:
- На то и щука в озере, чтобы карась не дремал…..
Цинично, но по философским понятиям такова сущность жизни!
Прости Господи! Не дай согрешить…….

 

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0197742

от 5 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0197742 выдан для произведения:

Третья декада мая. Уже более месяца назад вступил в свои права Полярный день. Зимнее солнце, из холодного, кроваво – красного карлика, иногда боязливо выглядывающего из окутанного морозной дымкой горизонта, превратилось в яркое, согревающее и проникающее во всё и всея своим нежным теплом, светило.


На проезжей части от быстрого таяния снега, расползались глубокие, грязные лужи. Вечно спешащие куда – то автомобили, разбрызгивали по брустверам дорог грязную воду из луж. Этим самым создавали благоприятную среду солнечным лучам для быстрого сжигания снега. Начался извечный процесс круговорота воды в природе. Вода, от таяния снегов, подпитывала Енисей, помогая в поднятии уровня реки, поступающей с верховий основной массе воды. И ледяной, полутораметровой толщины панцирь, набухая и горбатясь от неимоверной тяжести, стал растрескиваться и отрываться, от держащих их намертво береговых припаев.

Местные дети и взрослые, всё своё свободное время, находились на высоком, кряжистом берегу Енисея, и с замиранием сердца наблюдали за подвижкой льда. Это было ни с чем несравнимое грандиозное зрелище! Уровень воды резко поднимался и нагромождал из ломающегося льда, величиной с  двух – трёхэтажные дома, торосы. Начался ледоход. Все ждут его с нетерпением. Ведь с освобождением Енисея ото льда, открывалась самая главная жизненная артерия, которая соединяет север с материком

Но особенно ледоход с нетерпением ждут рыбаки и охотники. Большими стаями торопились, истосковавшиеся в чужих краях, по просторам Таймыра, утки, гуси, лебеди. Они летели, оглашая своими криками оживающую природу. Многие охотники, с самодельными крашеными, под цвет гусей, профилями, уже залетели на вертолётах на свои излюбленные места в тундрах, ожидая основного хода гусей. Выставят по несколько профилей на участке, ещё не совсем стаявшего снега, а сами сидят в скрадке, ожидая подлета птицы. Пролетающая в небесах стая гусей снижается к этим профилям – обманкам и получают встречный заряд дроби. Кому из гусей посчастливилось остаться в живых, улетают далее на Север.

Володя не любил весеннюю охоту на птицу. Жалел их…. Ведь такой утомительный перелёт перенесли, стремясь в родные края. Всем и всегда говорил так:
- Представьте себя на месте птицы! Только вы создали в любви семью. Ваша жена носит под сердцем дитя. И вдруг в этот момент, кто – то свыше прервёт вашу любовь и жизнь…. Хорошо это? Вот и я думаю, что ничего хорошего!

К перелётной птице он относился с уважением. Вот осенью Володя любил охоту на боровую дичь с собачкой. Найдёт лайка глухаря и начинает облаивать. Володя, со своей двустволочкой, прячась за деревьями, начинает с замиранием сердца подкрадываться к нему. Опять же самок не стрелял. Только иногда, в сумраке по ошибке, мог стрельнуть в капалуху. Потом горько сокрушался от содеянного.
Зато весной, как и осенью, начинался настоящий «зуд» охотника промысловика в предвкушении приключений. И все клеточки молодого сильного тела ждали этого момента. Слёзно выпросили отгулы у своего руководства. Договорились с командиром лётной эскадрильи, который стоял на завтра в плане на Алыкель. Ми – 8 летел в ту сторону пустой, и он согласился их забросить в Ермаково попутно.

Утром загрузили внутрь салона лодку «Крым», два подвесных мотора «Вихрь – 30», бочку бензина и всё остальное, что нужно для «весновки» на две недели. И, наконец – то, вдохнув воздух свободы, они поднялись в воздух!

В прошлом году в Ермаково был произведён подземный ядерный взрыв. Но так как устье скважины было зацементировано надёжно, ребята не боялись радиоактивного заражения. Выбросов нигде не было. Всё было тщательно проверено московскими радиологами.
А в данный момент ребята с интересом наблюдали через иллюминаторы за проплывающим и меняющимся внизу северным ландшафтом. Снег очень сильно подтаял, и всё то, что происходило зимой на снегу, сейчас сверху стало видно. Вот на пойме следы расправы над сохатым. Дорога, накатанная снегоходом, видна до самого дома в пролетающем мимо посёлке Курейка. Ну, не пойман – не вор.

Наконец – то показалась, огибающая под чёрным лесом пойму, речка Ермачиха, и сразу за мысом заросший, невидимый с реки посёлок Ермаково. Он пустовал после смерти Советского вождя И.В.Сталина. Добротные дома, не тронутые временем, крытые, где щепой, где шифером, позеленевшим от времени, но ещё пригодным для строительства, стояли в безмолвии.

Вертолёт заложил вираж и сел на ровненькую вертолётную площадку, сделанную ещё до бурения скважины экспедицией. Быстро разгрузились и попрощались с пилотами. Те пожелали ребятам ни пуха - ни пера, и, добавив оборотов, взмыли в небо и взяли курс на Север.
Снега было ещё немало. Но через два дня его уже почти не будет. Стоял небольшой морозец, и он образовал наст, который свободно держал на себе человека. Весь груз сложили внутрь лодки и волоком потащили её вниз к спуску на реку. На угоре остановились и, оставив лодку, пошли искать жильё.

После разрушительного подземного взрыва, эпицентр которого находился всего в шести километрах от посёлка, не так – то просто было найти подходящее жильё. Почти везде были развалены печи, повыбиты стёкла вместе с рамами. И тут Борис предложил:
- Слушай, Володя! Пойдём в вон тот дом! Там жили две бабульки. Правда одна из них ещё до ледостава уехала в Игарку, к дочери. И там работает в детском садике уборщицей. Другая бабуля осталась, не захотела уезжать. Полюбила эти места. Да и нет у неё родственников. Говорят в Курейке кто- то из далёких родственников живёт. У неё должно быть всё в порядке.

Минуты через две подошли к этому дому. У высокого крыльца снег был весь обкидан окурками из самокруток.
- Вот это бабуля накурила! – произнёс Володя.
- Да она не курила, говорили ребята! Когда ещё, работая здесь, буровики заходили иногда к ней в гости. Выпивать с ними выпивала, а курить не разрешала. Значит кто – то у неё живёт. Пошли! 

Открыли дверь и через сени вошли в прихожую. Борис прошёл прямо в зал, а Володя повернул направо в кухню. Жилым здесь давно не пахло. Могильная сырость и холод. На обеденном столе в алюминиевом тазике лежало полузамёрзшее бельё, которое, видимо, собирались стирать…. 

- Володя! Покойник! – донёсся испуганный крик Бориса. 
Тот, резко повернулся назад и в левом углу на полу увидел из - под какого – то тряпья, торчащие босые ноги. Борис стал белее мела. Стоял в ступоре, не в силах двинуться с места. Он не мог переносить вида покойников. 
- Пойдём скорее отсюда! – промямлил он.
Но Володя таких передряг не боялся и, пересилив отвращение, подошёл к этой куче тряпок.
- Надо же узнать что к чему – сказал он Борису, приподнимая с покойника ватный, мазутный капот от трактора.
Под ним, укрытая с головой, лежала обнажённая, мёртвая бабулька. Её рваное платье было задрато до плеч, обнажая обвислые в обе стороны голые груди. Трусики с неё были сняты и валялись рядом истоптанные грязной обувью. Чулки были спущены ниже колен. По телу уже пошли трупные пятна, но запаха ещё от неё не было. Явное изнасилование, но видать не так давно….. Кто – то попользовался бабулей из голодных маньяков! Но кто? Вопрос повис в воздухе…..

- Пошли отсюда скорее! Я не могу на это смотреть – промолвил угрюмо Борис.
- Пошли! – ответил Володя удручённо. – Вот это мы влипли! Ещё уголовщины нам не хватало….. Итак нарушаем правила охоты! Договор у нас на добычу ондатры в Туруханском районе, а мы с тобой в Игарском. Ещё и изнасилование на лицо!

Представьте себя на их месте… . Каково им было? Настроение упало до нуля. Всякие думки в голову полезли. Но всё же, через некоторое время, всё «переварив», пришли в себя. 
- Давай искать жильё. Спать ведь надо где – то! - Предложил Володя.
- Я знаю! У берега есть старый магазин. Там тоже должна была сохраниться печь - Предложил, уже успокоившись, Борис.

Действительно, подойдя к этому помещению и обследовав его, они с радостью выдали положительное заключение. Взяв всё необходимое для временного проживания, они стали обживать этот магазин. Дровишек хватало из чего брать. Затопили печь. Отлично! Печь горела, как и тридцать пять лет назад, когда здесь отоваривался гражданский обслуживающий, стройку века, персонал.
Разогрели по банке тушёнки. Ещё открыли шпроты. Бутылочка «Московской» им не повредила, а настроение поднялось. Сходили к реке на спуск. Поглядели на Енисей. Вода дошла до критической отметки, но он ещё сопротивлялся вскрытию, устало потрескивая. Вернулись в магазин и, чтобы быстрее летело время, стали на спор стрелять, из мелкашек, по шляпкам гвоздей, вбитых в стену напротив лежанки.

Но, вскоре и это мероприятие наскучило. Борис вышел на улицу сделать «пи,пи». Вернулся и говорит:
- Слушай, Володя! Мне показалось, откуда – то дымком напахнуло….
- Да наверно это у нас из трубы ветром крутит – ответил устало Володя. 
У него уже смыкались ресницы от такого насыщенного дня.
Опять снилась ухмыляющаяся дьявольская рожа. Беспокойный сон……

Проснулись утром от оглушительного треска льда на Енисее. – Ура! Ледоход! Наконец – то! – Одновременно, с ликованием закричали хлопцы.
Наскоро умывшись снегом и покушав, взяли на плечи рюкзаки. Вооружились дробовиками и побежали к берегу. Долго сидели на поваленном дереве, наблюдая за происходящим на Енисее. 

Триллионами тонн, напирающей с верховья воды, вспарывало брюхо Енисея и, толкая дальше, размалывало льды, нагромождая высоченные торосы. Но они стояли в своём величии всего несколько мгновений и, разрушаясь в этой грандиозной мясорубке, превращались в кашу. Если только где – то происходил, сопротивляясь силам природы затор, то уровень воды мгновенно повышался и наполнял все боковые реки и ручьи, одновременно расслабляя эту естественную плотину. Торосы, высвобождаясь из плена, разваливались, заполняя образовавшиеся свободные ниши и продолжали своё движение, толкая и ломая перед собой километровые поля льда. Закон природы. Стихия! Вода поднялась выше меженного периода на  двадцать два- двадцать четыре метра, заливая всю заросшую лесом пойму, до самого кряжа.

Ондатру, прибывшей и затопившей все окресности водой, выгнало из зимних нор, и теперь они сидели, кто на озёрных льдах, кто на плавнике, жмурясь от яркого солнца, и почёсывая с недоумением щёчки, смешно оскалив зубатую пасть, как – бы говорили:
- Что такое? Что такое? Спали себе спокойненько, спали, а сейчас что творится вокруг…. Армагеддон! 
Для них это действительно был конец света…
Однажды ребята наблюдали, как сохатый хотел из поймы перебраться на коренной берег. Бежал по льду реки Ермачиха и когда преодолел уже половину пути, произошла подвижка льда. Началось такое светопреставление, что не приведи господь испытать это кому – либо. Бедное животное провалилось в образовавшуюся кашу между торосами. Минут пятнадцать сохатый пытался вырваться из этого неожиданного природного плена, но все его попытки были тщетны. Разве с такой стихией поспоришь! Его просто растёрло льдами. Он в последний раз ударил передними копытами и обессиленный ушёл под лёд. Сколько их гибнет во время ледохода, одному Богу известно! А жаль!

Володя одно время поднимал этот вопрос в госпромхозе. Но, увы – сказали, что проблемы с деньгами….
А ведь таких пойм, как в Ермаково не так уж и много. Можно было перед ледоходом просто выгонять сохатых на коренной берег воздушным потоком, создаваемый несущими винтами вертолёта. И вот, плавая по пойме, во время отстрела ондатры, ребята видели во многих местах на льду, по две, три, четыре мёртвых туши лосей. Они стояли на озёрах, до тех пор в ледяной воде, пока не «обезноживали» и падали, умирая со слезами в потухающих глазах, и с немой мольбой о помощи к Богу……
Конечно, в природе ничто не пропадёт. Звери, грызуны и птицы, после своей трапезы, даже шерсть не оставляют. Но какие потери в семействе лосей. Насмотрелись Боря с Володей этого безобразия вдоволь. Душа болит и сердце плачет…..

Просидели очень долго на угоре. Стало прохладновато, и они решили пойти в свой временный дом, покушать и обогреться. Немного поднялись выше, и уже показался их магазин. Над крышей, создавая впечатление уюта, струился дымок из трубы. Они, в предвкушении сытного обеда со стопарьком водовки, но возможно и двумя - тремя, ускорили движение.

Володя, глядя по сторонам, не заметил под ногами поваленного дерева и упал, запнувшись около него. Это и спасло ему жизнь. В момент падения, послышался резкий щелчок винтовочного выстрела, и ему обожгло щеку корой отлетевшей от стоящего рядом дерева. Борис упал рядом. В одну секунду трезво оценили обстановку. «На всякий пожарный» пальнули пару раз из своих ружей в ту сторону, откуда донёсся выстрел.

- Ну, мы с тобой и лохи! – сказал Борис. - Это точно! Ведь могли сразу догадаться, что бабка не сама себя изнасиловала. И эти самокрутки на снегу. Помнишь, по осени говорили о двух бежавших из лагеря уголовниках. Так вот сейчас с нами они и попытаются расправиться. Им оружие нужно, лодка, продукты. И они будут биться до победного конца. Ну а пока у них, две винтовки, несколько патронов, а у нас два дробовика. Но у меня много пулевых зарядов. Что будем делать?

- Какие всё же мы лопухи – оставили тозовки. Надо было ещё им, и пачки две, патронов оставить….. Лично у меня оставался только один патрон в стволе. Я хорошо помню. Магазин пустой. Те пять патронов, что в нём были, я расстрелял. А сколько патронов в твоей? – Прошептал бледный, в предвкушении смертельной схватки, Володя. 
- Помню, что три гвоздя без промаха забил после полной зарядки магазина. Вот и считай! Один в стволе, пять в магазине. Три патрона я выстрелил и, значит у них три выстрела осталось - Ответил, подрагивающим от волнения голосом, Борис.
- Вот теперь дошло до меня, почему было ощущение того, что за нами кто – то наблюдает. Вот дурни! Надо было после того, как увидели мёртвую бабку, пройтись по посёлку всё проверить, а потом уже спокойно ожидать ледоход. Ну, после драки кулаками не машут! Как это они нас сегодня ночью не вырезали? Странно! Давай будем выпутываться из этой ситуации. Надо их выманивать! - предложил Володя.
- Делаем так! – принял на себя инициативу Борис – Не такие они уж меткие снайперы, если с первого раза не попали. Патронов у нас много! Давай, я сейчас начну стрелять в их сторону, прикрывая тебя, а ты сделаешь перебежку ближе к ним. Как сделаю четыре выстрела, ты прячься! Потом через несколько секунд, пока я перезаряжу своё МЦ, стреляй ты два раза. Но, приготовь патроны, чтобы быстрее перезарядить. Тут важны доли секунд. Я успею перебежать. А дальше решим что делать. А сейчас, давай проверим!

Борис надел шапку на палку и высунул над бревном. В тот же миг раздался хлёсткий щелчок по бревну, но мимо шапки.
- Два патрона осталось. Они что тупые что – ли? Надо ведь стрелять наверняка! А они палят в белый свет, как в копеечку. На нас работают…. Готовься Володя! На счёт три…
Володя, взяв ружьё в обе руки и напрягшись, приготовился вскочить и бежать до ближайшей лиственницы. На счёт три он вскочил и побежал до спасительного укрытия.

Во рту пересохло от напряжения. Много мыслей пронеслось в мозгах, за то время пока прозвучали четыре выстрела.
Вспомнил рассказ одного из бывших его руководителей Михаила Васильевича Клеймёнова. Во время войны он был политруком. Шёл бой, и срочно надо было доставить в штаб донесение. Послали одного парня. Но его, на глазах проводивших, разорвало от разрыва снаряда. Послали другого. И тот погиб, не успев добежать. Тогда послали Михаила. И ему, повезло. Он перекрестился, мысленно попрощался с родными и близкими людьми и, делая перебежки, виляя в разные стороны, всё же преодолел опасное, простреливаемое место, выполнив это задание. В этот момент Володя представил себя на его месте. Тоже виляя из стороны в сторону, он успел пробежать те несколько десятков метров. Только успел спрятаться за деревом, как хлестанул ещё один выстрел противника. Но отлетела только щепка от коры дерева.

Итого остался один патрон у них. 

- Пошёл вперёд, Борис! – крикнул Володя, делая два выстрела с небольшими промежутками. Быстро перезарядив, он успел ещё пару выстрелов сделать. Через четыре секунды Борис живой и невредимый уже дышал Володе в затылок.
- Ну, всё, один патрон у них остался. – Ликовали ребята.
Связали брючным ремнём две толстые ветки, надели на чучело фуфайку и сверху шапку, а затем потихоньку высунули из - за дерева. В тот же миг раздался выстрел, и пуля прошила фуфайку.

- Надо же? Попали! А теперь, хреновы Чингангчуки, приготовьтесь к расплате….Пристегнув ремень на брюки, чтобы не дай Бог не свалились, ребята, озверевшие от кипевшей внутри их злобы и решимости, кинулись вперёд , сжимая на изготовке оружие. Из – за двери, изрешеченной выстрелами от их пуль, выскочил с топором в руках, и с искажённым от ненависти, заросшим густой шерстью, как у Робинзона лицом, чем – то, отдалённо напоминающий человека разумного, преступник. 
- Подойдёте бля, кончу вас обеих! – прохрипел он с ненавистью, простуженным, не скрывая злобной интонации, голосом. 
Видно, что терять ему уже было нечего.
- А куда же ты напарника дел? – крикнули сурово ему.
Он засмеялся и ответил так, что ребят чуть не вывернуло наизнанку.
- А вы пробовали того, как в тайге выжить двоим, когда жрать нечего…. Его уж давно косточки звери обглодали. Ха – ха – ха… - почмокивая ртом, засмеялся он. – Сладенький был. 
И, с быстротою пантеры, кинулся решительно на ребят, но вовремя был остановлен Володькиным выстрелом в правую кисть, в которой был зажат топор. Вместе с топором в сторону отлетели и два пальца. Бандюга заверещал, как раненый заяц и, упав в снег, закрутился, обагряя кровью чистый снег. Борис подскочил и ударом приклада МЦ нанёс нокаутирующий удар в челюсть. Правда, немного переборщил. Вылетело несколько зубов, и видимо выбил санки ему, потому что нижняя челюсть треснула и сместилась несколько вбок. Преступник затих в судорогах. От него понесло запахом экскрементов. Борис, преодолевая брезгливость, приложил ухо к его груди и со словами:
- Жить будет, но кушать только через мясорубку. – Поднялся.

То, что это был бежавший зэк, сомнений не было. На распахнутой груди и на руках живого места от наколок тушью не было…. Да и весь вид его и повадки говорили об этом. 
- Что будем с ним делать? Может, сбросим в Енисей! Ладно! Давай сегодня его привяжем на улице к дереву, а завтра посмотрим и решим что делать. Нам же нужен живой свидетель. Может завтра, какое судно будет идти вслед за льдом. Вот на нём мы и отправим его в Игарку. Это же надо! Напарника съел! Как он ещё бабульку не слопал? – покачал удивлённо головой Володя.
Достали из аптечки бинты и спирт, обработали ему рану и перевязали. Затем связав его понадёжнее, подтащили к лиственнице и прикрутили проволокой, которой здесь после экспедиции осталось вдоволь. Облили его холодной снеговой водой и привели в чувство. Открыв заплывшие кровью глаза он что – то промычал.

-Что гад? Очнулся! Теперь ты пожалеешь, что бежал из тюрьмы….Зачем ты пожилого человека изнасиловал и задушил. Вот тебя сейчас черенком от лопаты изнасилуем, да только марать черенок не хочется. Бог тебя накажет!

Ответить он ничего не мог. Физия вся была разбитая и искривлённая на один бок. Так ему и надо! Гуманно с ним обращаться не стали. Пусть оправляется в свои полуистёртые штанишки, из которых и так уже несло за версту…. Проверили ещё раз надёжность крепления преступника, и ушли внутрь дома. Достали из спрятанных под полом запасов бутылочку «Московской» и налив почти по полной кружке, выпили залпом, закусив тушёнкой. Немного расслабились и, договорившись дежурить по очереди, оба незаметно так, за разговорами, уснули.

Рано утром услышали грузный топот чьих - то ног, соскочили с нар и с ружьями наизготовку. подскочили к двери. В дверь кто – то постучался, тяжело и прерывисто дыша. Борис встал на изготовку, целясь в дверной проём, а Володя открыл крючок, отпрянув в сторону. В комнату ввалился Витя – Итя. Это был знакомый «хитрый хохол» - охотник из Курейки. 

Он, с радостью пожал руки знакомым хлопцам и, отдышавшись, спросил:
- Может, вы мне объясните, что здесь произошло? Я еду в Игарку, по делам. Заодно бабуле продуктов везу.  Дальние её родственники передали. Захожу к ней, и что я вижу? А вы видели бабульку? Когда вы прилетели, я видел – вертолёт кружил в этой стороне. Я сразу догадался, что вы в магазине, потому – что больше целых печей нигде нет. А на пойму уже можно ехать – там чисто, лёд вытащило с Ермачихи.


Ребята рассказали Вите - ите, что произошло здесь, с ними. Затем пошли, показали насильника и убийцу. Витёк подскочил к нему и стал бить его пинками в родопродолжающее место. Еле оторвали его ребята.
- Теперь у тебя там каша будет, змеёныш! – прошипел Витя, со злобой, весь дрожа. – Кто тебя только такого родил на белый свет….

Пошли в хату. Витёк достал бутылочку самогона и разлил по кружкам. Выпили по глоточку, помянув бабулю. Больше пить не стали – переезжать на пойму надо. Остатки вылили в рот насильнику. Может, уснёт, пока Витя доставит его в Игарку.
Отвязали проволоку, положили на брезент, который Витя – итя притащил из своей лодки. Затем закрутили его и, спеленав, перевязали. Волоком дотащили до лодки. Загрузили, положив свёрток на слани. Под голову подложили хвои, чтобы не разбил ненароком голову.
Попрощались с Витьком, пожелав ему удачной поездки:
- Смотри только не утопи его! Счастливо!
Ушёл Витя вниз по реке. А ребята, долго ещё провожали его взглядом. Через пару дней он вернётся на пойму, и они будут вместе заниматься добычей ондатры. 
В этот же день Володя с Борисом уехали на пойму со всем грузом. Наконец - то вздохнули спокойно. Оборудовали на сухом, незатопляемом островке лагерь и занялись работой.

Поохотились удачно! План по добыче и сдачи шкурок ондатры перевыполнили с избытком. По возвращению в Туруханск, через несколько дней их вызывал следователь, прилетевший из Игарки, который вёл дело этого убийцы. Поблагодарил за поимку опасного маньяка - рецидивиста. Взял показания один раз и больше их не тревожили. На счету  преступника оказалось несколько убийств и изнасилований. Говорят, приговорили к расстрелу.

А может было бы лучше, как хотели ребята…. Привязали бы его к вбитым в стену скобам, напротив убиенной бабушки и пусть бы он наслаждался остатками дней своей никчёмной жизни.

Господи! Зачем ты создал такой мир, в котором, наряду с хорошими людьми, живут убийцы, маньяки, воры, насильники, лжецы, предатели, хапуги, завистники и прочая нечисть…. Ведь рожая в муках, любая мать хочет и ожидает от своего дитя только счастья и добра в этом мире. А жизнь дана человеку только лишь один раз. Но как выжить нормальным людям в таком обществе и прожить её честно и правдиво?
И слышен с усмешкой ответ:
- На то и щука в озере, чтобы карась не дремал…..
Цинично, но по философским понятиям такова сущность жизни!
Прости Господи! Не дай согрешить…….

 

Рейтинг: +3 434 просмотра
Комментарии (2)
Елена Бурханова # 9 марта 2014 в 05:14 0
Владимир, сильный рассказ!
Вы правы, зачем столько зла в мире?
Страшно жить становится! И не за себя страшно, за детей!
Борисова Елена # 9 марта 2014 в 10:12 0
Хороший рассказ: и слог хорош, и философичность...