Сережку за сережки

1 сентября 2014 - Влад Галущенко
article236465.jpg
Сережку за сережки
 
Провидение подослало ее ко мне, когда я  расстроенная вышла из ювелирного магазинчика.  Платье на свидание с Олегом дает Верка, соседка по общаге, а вот серьги…
    Боже, как эти камешки в сережках подходят под цвет моих серо-зеленых глаз!  И стоят  недорого.  Я порылась в секретном  карманчике юбки, ну, вы знаете, где.   Не хватало сущую малость – двух стипендий.  Смахнув набежавшие слезинки, уткнулась в доску объявлений. Впереди – два выходных дня, можно подработать.
- Девушка, может, вы меня выручите? – эта дама нетерпеливо топталась рядом.
   Ничего себе так, прикинутая,  даже слишком. Выглядеть хочет лет на десять моложе, но шея и руки выдают. Сумочку, под крокодилью кожу,  держит перед собой, как щит. Запах от дамы на три нуля зеленых.  А вот глаза… Куда она смотрит?  Нет, вроде не косая.
- А что случилось?
- Нет,  я насчет… вам же работа нужна?
- Но только на выходные,  я учусь.
- Отлично, это мне и нужно. Вы сможете присмотреть за ребенком два дня? Мне нужно срочно отвезти документы  мужу в Лондон, понимаете?
- Надеюсь, малышу не больше двадцати лет? Я не по этим делам.
- Ну, что вы!  Два месяца. Поэтому и не могу его в самолет взять.
 
  Я глянула на ее пышную грудь и слегка выступающий животик. Похоже.
И я, как мальчик-болванчик, закивала головой, не отрывая глаз от пухлого желтенького портмоне,  выскочившего из сумочки.
- Ой, просто не знаю, как я благодарна. С ребенком сейчас соседка по даче. Вот адрес, вот деньги за два дня, вот здесь записан мой сотовый. А этот сотовый вам. Там кредит. Звоните каждый час, вы поняли?  А я уже опаздываю на самолет.
  К тротуару на ее поднятую руку подъехала шикарная иномарка.  Первым делом я пересчитала деньги. Да тут не на два дня, на год хватит! 
  Уже через десять минут выходила из магазинчика, поблескивая новенькими сережками. Мне казалось, что все прохожие смотрят только на это сверкающее чудо!
  А куда я иду?  Господи, мне же не в общагу.  По адресу поняла, что мадам живет в элитном дачном поселке. Вздохнув, остановила такси.
   И вот тут, на заднем сиденье,  в голову полезли уже другие мысли, не связанные с радостью от удачной покупки.
  Почему дама не спросила у меня даже имя?  Почему не смотрела документы?  Это же она меня не  пальто просит подержать – собственного дитяти!
  Может – очень спешила?  И, если ее подобрали друзья, а не такси, почему те ей не могут помочь?
  А почему сама не представилась, хотя… это я и на даче выясню. А почему соседка не может два дня посидеть?  Чем так бабушка сильно занята?
  Но дверь дачи открыла далеко не старушка.
- Ой, это вас Лера нашла? Она сейчас звонила. Пойдемте, я вам все покажу, а то меня уже ждут.
   Да, я заметила.  Кстати,  машина была с тем же номером, что подобрала хозяйку.
   Ничего себе так дачка!  Три этажа,  десятка три комнат.  Ребеночек спал в прелестной детской  кроватке. 
- Вот вам наушник. Если ребенок заплачет – услышите.  Здесь в холодильнике – еда на два дня. Кормите только этим – у Сереженьки  сильная аллергия.
  Ну, вот. Только этого не хватало – за больным дитем ухаживать!  А вдруг – приступ?
- Если что – звоните.  Я моментально приеду – помогу. 
- А у вас тут бомжи не шалят? – я с опаской глянула на окружающие дачу стеной высокие голубые ели.
- Не бойтесь. Рафик дачу укрепил и поставил на сигнализацию, - дама показала на стальную дверь и  мощные блестящие жалюзи на окнах. – Вот пульт управления.
  Ага, хоть имя хозяина узнала.  Дама быстренько попрощалась и укатила.
  Я опять вздохнула и нацепила наушник.  Слышалось только мерное сопенье ребенка. Ну и хорошо. Займемся осмотром и первым делом закроем дверь.
  Я нашла на пульте значок двери и нажала кнопку.
Скрежет падающих на окнах  стальных полос,  скрип засовов  и щелчки замков.  И почти полная темнота.  На светящемся пульте замигали кнопки-лампочки. 
  Но эффект от грохота и скрежета был столь ошеломляющим, что я осторожно, как бомбу, положила пульт на стол. Я же тогда еще не догадывалась, что он хуже бомбы.
- Ни хрена себе автоматика! - я подергала дверь.
  А как же она открывается – ни ручек, ни замков не видно? Гладкий крашеный лист стали.  Попыталась сдвинуть жалюзи – бесполезно, их ломом раздвигать надо.  Или пультом.  Я с опаской глянула на мигающий пенальчик.  Нет, потом.
   Поднялась к ребенку на второй этаж и уже в дверях услышала его надрывный плач.  Странно, а в наушнике – тихое сопенье.  Что это еще за прибамбасы?  Положила  наушник в карман.
  В слабом свете, проникающем сквозь жалюзи,  взяла ребенка на руки. А где же здесь выключатель?  Я посмотрела на люстру, висевшую точно над кроваткой.  Он нашелся у двери.
  Щелчок, вспышка короткого замыкания и треск.   
  Я судорожно стиснула ребенка,  и он опять заплакал.  Что это было?  Не нравится мне все это. Прислушалась. Какой-то скрип шагов на первом этаже. Так я тут не одна?  Может – послышалось?  Вроде, тишина опять.
  Надо первым делом покормить ребенка.  Я подошла к холодильнику и открыла  боковую панель для подогрева детского питания.  Три  разных бутылочки.  Я взяла крайнюю.  Сунула  соску в рот, чтобы проверить температуру.   Приятная  молочная смесь. Теплая.  И тут же услышала стук, затем второй.  Первый был от выпавшего из рук ребенка, второй -  стук моей головы о паркет.
  Сколько я была без сознания – не помню.  Ребенок уже не плакал, а тоненько попискивал.  Я, качаясь, встала и тут же, поскользнувшись, упала. Хорошо не на дитя. 
  Рукой нащупала слева мокрую скользкую лужу. Ага, вот что меня спасло – я вырвала.  На корточках добралась до кресла и положила ребенка на колени.  Страшная слабость мешала не только двигаться, но и думать.
  Итак,  я вляпалась.  Теперь это уже очевидно, что все произошедшее не случайность, а было подстроено.   Кто-то хочет моими руками убить ребеночка.  Но зачем? Мало ли.  У этих расфуфыренных дам другие понятия. Может, родила, да не от того.  Или - не вовремя. А может, дело связано с наследством.  Вот, помрет ребеночек, и денежки достанутся  продуманной парочке.  Нет, больше. Еще шофер на машине. Кстати, дамочки очень похожи. Возможно, даже сестры.
   Дальше думать не хотелось.  Надо выбираться отсюда поскорее.  Прижала к себе бедного малыша и подошла к ступенькам.
  Опять треск, грохот и боль.  Зверская боль в бедре и спине.  Чихнула от поднявшейся пыли. Боль усилилась.  Опять повезло. Упала вместе со ступеньками на спину. Плач ребенка обрадовал.
  Не обрадовала обломившаяся доска, вонзившая щербатый край в бедро. Я левой рукой повела вниз. Пальцы мокрые. Так и есть – кровь.  Хреново дело. 
  Минут десять под писк ребенка обдумывала план,  как сдвинуть доску. Пыль немного осела,  и удалось разглядеть груду бревен и досок, бывших раньше добротными ступеньками.
   Я вздрогнула от этой мысли. Ведь, когда я поднималась на второй этаж, даже скрипа не было. Как все это могло обрушиться?  Нет.  Это было придумано заранее, и кто-то только вынул незаметный шип, на котором все держалось.
  А это значит – убийца рядом!  Может даже смотрит сейчас, прикидывает, как добить? Осмотр доски убедил меня, что добивать я буду себя сама.  Вся нависшая надо мной  груда рухнет, стоит только убрать эту подпорку.
   Итак, мне уже ничего не поможет, а вот ребенок еще поживет.  Решила откинуть его на середину комнаты.  Я знала, что для меня это будет последнее усилие.  Кровь натекла под  доску и та, стронутая с места, будет скользить, как по льду.
  Поцеловала его влажный после еды лобик и откинула  по паркету подальше от себя.  Ну, а теперь – будь, что будет!  Я сцепила зубы в ожидании боли, закрыла глаза и рванула пронзенную доской ногу влево.
  Хруст и скрежет.  Груда бревен с уханьем опустилась на метр и … остановилась.  Теперь ее держала другая доска, не моя.  Неужели не конец?   Я, подтягивая раненую ногу, выползла из-под завала.  Уф-ф!  Жива!
  Содрала со стола скатерть и полосой забинтовала порез.  И тут во втором кармашке кофточки замурлыкал сотовый, что дала мне мадам.  Я чуть не нажала на кнопку ответа, но вовремя вспомнила пульт от дверей.
  Нет, господа убийцы, второй раз вы меня не поймаете!  Осторожно положила  поющий телефон на край стола,  подобрала ребенка и поползла к двери кухни.  Когда прикрывала ее, услышала хруст шагов.  Кто-то направлялся в мою сторону.  Нашарила хлипкую защелку.  А шаги-то явно грузного мужчины.  Его ломом не остановишь, не то, что тонкой пластинкой замка.
  Я испуганно отползла за шкаф и вовремя.  Скрип шагов прекратился у стола.  Телефон!  И он его взял. 
  Яркая вспышка и  оглушающий треск. Взрывом дверь сорвало с петель и впечатало в стену напротив.
   Я поковыряла в ухе. Нет. Тишина.  Только сильно запахло дымом.  В прихожей пылал стол,   и огонь быстро расползался по паркету.  Ага,  так вот как убийцы  рассчитывали скрыть взрыв – пожаром.
  Надо бежать. Дышать становилось все труднее. Куда?  Двери и окна закрыты, лестница наверх лежит грудой  на полу.  Я отчаянно завертела головой.  Уже ничего не видно в дыму.
   Кладовка!  В кухнях всегда есть кладовые.  И я, чихая и кашляя,  поползла вдоль стены.  Всполохи огня  помогли мне увидеть этот люк. Нет, это была не дверь кладовки, а кухонный лифт.  Закрытый.  Я обломала все ногти, но…
   Обессилено  оперлась спиной  о шкаф.  Ну, вот теперь все. Прощай, малыш!  Не повезло нам.
  А что это за шкаф? Я нашарила ручку и повернула.  Мойка!  Полная посуды, ножей, вилок и прочего женского оружия.
   Кухонный топорик  вонзился в щель лифта и створки разошлись.  Я опять прижала ребенка и перевалилась через край.  Лифта не было. Была черная бездна, и мы летели в нее.
  Опять не повезло!  В голове молнией промелькнул детский анекдот про мишку, упавшего в ямку.  Ему не было больно, потому что он еще не долетел.
  А нам не было больно, потому что мы долетели быстро и приземлились мягко.  Я стала щупать гору  тряпья под нами.  Может, опустили в стирку и не успели забрать?  Чужая лень спасла сразу две жизни.  
   А вот в подвале было значительно светлее. Не думали злодеи, что мы сюда доберемся.  Ряд стиральных автоматов, ряд морозильных камер и… дверь наверх.  Закрытая. В морозилках – пусто, хотя  моторы их ровно гудели. 
  Нет, это уже какой-то рок.  Осмотр подвала ничего не дал, а топорик остался наверху.  Ну почему я его не взяла с собой?
  Ага, и еще надо было прихватить с собой  ломик, молоток, электропилу, долото  и пару слесарей,  спецов по дверям и замкам.
А тут ничего твердого, кроме лба.  Ничего,  в умелых руках и лоб – могучее оружие.  И тут я закашлялась. Невидимая струйка дыма стала сползать в подвал по открытому лифту.  Ну, вот теперь уже точно – кранты.  Внизу - бетонный пол,  вверху – пожар.  А угарный дым заполнял подвал  очень быстро.
   Я бессильно стучала кулаками  по деревянной дубовой двери,  положив ребенка повыше на крышку морозильника.   Сломать,  но чем?   Нужен таран, бревно.
  Ага, и пара здоровенных мужиков в придачу.  В остервенении наклонила и ударила краем стиральной машинки о дверь.
   Та даже не пискнула.  Зато отвалилась боковая панель  автомата. 
  Я смотрела на медленно вращающийся барабан.  А если?  Я рванула стягивающую полоску барабана и ногами отбила боковые панели.  Вот вам!  Теперь у меня есть циркулярка,  даже две.
  Положила автомат набок, придвинула  барабан вплотную к двери и нажала кнопку.  Опилки брызнули струей. Я неистово кашляла и медленно ногами  нажимала на машинку.  Есть.  Доска от двери выпала наружу.
  Я  протиснулась в узкую щель  и первым делом хватанула свежего сладкого воздуха свободы.  Осторожно вытащила спящего малыша.
  И тут, чуть ли не у меня над ухом, заревела сирена. Колеса пожарных машин мелькали буквально в метре от моего лица.  Черт, чуть не раздавили!
   Припадая на одну ногу, доковыляла до первых елей.   До  первого дачного домика  уже ползла. Слава богу, домик был маленький, одноэтажный. 
  И опять мне не повезло – в домике жил бомж.  Но это он мне рассказал только на третий день, когда я пришла окончательно в себя.
   Он же принес обрывок газеты, из которой я узнала, что сгорела дача известного олигарха вместе с  его сыном и няней.
  Бомж рассказал, что жена  богача умерла при родах, и  сынишка был единственным наследником.  Вскоре я прочитала о   женитьбе олигарха на известной модели. На фото  узнала  нанявшую меня мадам.  Новую богатую наследницу. 
   Вот и хорошо, что нас похоронили,  да, малыш?  Мы подождем.  Мы умеем ждать. И мстить.
Ня-ня-ня!
 
 

© Copyright: Влад Галущенко, 2014

Регистрационный номер №0236465

от 1 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236465 выдан для произведения: Сережку за сережки
 
Провидение подослало ее ко мне, когда я  расстроенная вышла из ювелирного магазинчика.  Платье на свидание с Олегом дает Верка, соседка по общаге, а вот серьги…
    Боже, как эти камешки в сережках подходят под цвет моих серо-зеленых глаз!  И стоят  недорого.  Я порылась в секретном  карманчике юбки, ну, вы знаете, где.   Не хватало сущую малость – двух стипендий.  Смахнув набежавшие слезинки, уткнулась в доску объявлений. Впереди – два выходных дня, можно подработать.
- Девушка, может, вы меня выручите? – эта дама нетерпеливо топталась рядом.
   Ничего себе так, прикинутая,  даже слишком. Выглядеть хочет лет на десять моложе, но шея и руки выдают. Сумочку, под крокодилью кожу,  держит перед собой, как щит. Запах от дамы на три нуля зеленых.  А вот глаза… Куда она смотрит?  Нет, вроде не косая.
- А что случилось?
- Нет,  я насчет… вам же работа нужна?
- Но только на выходные,  я учусь.
- Отлично, это мне и нужно. Вы сможете присмотреть за ребенком два дня? Мне нужно срочно отвезти документы  мужу в Лондон, понимаете?
- Надеюсь, малышу не больше двадцати лет? Я не по этим делам.
- Ну, что вы!  Два месяца. Поэтому и не могу его в самолет взять.
 
  Я глянула на ее пышную грудь и слегка выступающий животик. Похоже.
И я, как мальчик-болванчик, закивала головой, не отрывая глаз от пухлого желтенького портмоне,  выскочившего из сумочки.
- Ой, просто не знаю, как я благодарна. С ребенком сейчас соседка по даче. Вот адрес, вот деньги за два дня, вот здесь записан мой сотовый. А этот сотовый вам. Там кредит. Звоните каждый час, вы поняли?  А я уже опаздываю на самолет.
  К тротуару на ее поднятую руку подъехала шикарная иномарка.  Первым делом я пересчитала деньги. Да тут не на два дня, на год хватит! 
  Уже через десять минут выходила из магазинчика, поблескивая новенькими сережками. Мне казалось, что все прохожие смотрят только на это сверкающее чудо!
  А куда я иду?  Господи, мне же не в общагу.  По адресу поняла, что мадам живет в элитном дачном поселке. Вздохнув, остановила такси.
   И вот тут, на заднем сиденье,  в голову полезли уже другие мысли, не связанные с радостью от удачной покупки.
  Почему дама не спросила у меня даже имя?  Почему не смотрела документы?  Это же она меня не  пальто просит подержать – собственного дитяти!
  Может – очень спешила?  И, если ее подобрали друзья, а не такси, почему те ей не могут помочь?
  А почему сама не представилась, хотя… это я и на даче выясню. А почему соседка не может два дня посидеть?  Чем так бабушка сильно занята?
  Но дверь дачи открыла далеко не старушка.
- Ой, это вас Лера нашла? Она сейчас звонила. Пойдемте, я вам все покажу, а то меня уже ждут.
   Да, я заметила.  Кстати,  машина была с тем же номером, что подобрала хозяйку.
   Ничего себе так дачка!  Три этажа,  десятка три комнат.  Ребеночек спал в прелестной детской  кроватке. 
- Вот вам наушник. Если ребенок заплачет – услышите.  Здесь в холодильнике – еда на два дня. Кормите только этим – у Сереженьки  сильная аллергия.
  Ну, вот. Только этого не хватало – за больным дитем ухаживать!  А вдруг – приступ?
- Если что – звоните.  Я моментально приеду – помогу. 
- А у вас тут бомжи не шалят? – я с опаской глянула на окружающие дачу стеной высокие голубые ели.
- Не бойтесь. Рафик дачу укрепил и поставил на сигнализацию, - дама показала на стальную дверь и  мощные блестящие жалюзи на окнах. – Вот пульт управления.
  Ага, хоть имя хозяина узнала.  Дама быстренько попрощалась и укатила.
  Я опять вздохнула и нацепила наушник.  Слышалось только мерное сопенье ребенка. Ну и хорошо. Займемся осмотром и первым делом закроем дверь.
  Я нашла на пульте значок двери и нажала кнопку.
Скрежет падающих на окнах  стальных полос,  скрип засовов  и щелчки замков.  И почти полная темнота.  На светящемся пульте замигали кнопки-лампочки. 
  Но эффект от грохота и скрежета был столь ошеломляющим, что я осторожно, как бомбу, положила пульт на стол. Я же тогда еще не догадывалась, что он хуже бомбы.
- Ни хрена себе автоматика! - я подергала дверь.
  А как же она открывается – ни ручек, ни замков не видно? Гладкий крашеный лист стали.  Попыталась сдвинуть жалюзи – бесполезно, их ломом раздвигать надо.  Или пультом.  Я с опаской глянула на мигающий пенальчик.  Нет, потом.
   Поднялась к ребенку на второй этаж и уже в дверях услышала его надрывный плач.  Странно, а в наушнике – тихое сопенье.  Что это еще за прибамбасы?  Положила  наушник в карман.
  В слабом свете, проникающем сквозь жалюзи,  взяла ребенка на руки. А где же здесь выключатель?  Я посмотрела на люстру, висевшую точно над кроваткой.  Он нашелся у двери.
  Щелчок, вспышка короткого замыкания и треск.   
  Я судорожно стиснула ребенка,  и он опять заплакал.  Что это было?  Не нравится мне все это. Прислушалась. Какой-то скрип шагов на первом этаже. Так я тут не одна?  Может – послышалось?  Вроде, тишина опять.
  Надо первым делом покормить ребенка.  Я подошла к холодильнику и открыла  боковую панель для подогрева детского питания.  Три  разных бутылочки.  Я взяла крайнюю.  Сунула  соску в рот, чтобы проверить температуру.   Приятная  молочная смесь. Теплая.  И тут же услышала стук, затем второй.  Первый был от выпавшего из рук ребенка, второй -  стук моей головы о паркет.
  Сколько я была без сознания – не помню.  Ребенок уже не плакал, а тоненько попискивал.  Я, качаясь, встала и тут же, поскользнувшись, упала. Хорошо не на дитя. 
  Рукой нащупала слева мокрую скользкую лужу. Ага, вот что меня спасло – я вырвала.  На корточках добралась до кресла и положила ребенка на колени.  Страшная слабость мешала не только двигаться, но и думать.
  Итак,  я вляпалась.  Теперь это уже очевидно, что все произошедшее не случайность, а было подстроено.   Кто-то хочет моими руками убить ребеночка.  Но зачем? Мало ли.  У этих расфуфыренных дам другие понятия. Может, родила, да не от того.  Или - не вовремя. А может, дело связано с наследством.  Вот, помрет ребеночек, и денежки достанутся  продуманной парочке.  Нет, больше. Еще шофер на машине. Кстати, дамочки очень похожи. Возможно, даже сестры.
   Дальше думать не хотелось.  Надо выбираться отсюда поскорее.  Прижала к себе бедного малыша и подошла к ступенькам.
  Опять треск, грохот и боль.  Зверская боль в бедре и спине.  Чихнула от поднявшейся пыли. Боль усилилась.  Опять повезло. Упала вместе со ступеньками на спину. Плач ребенка обрадовал.
  Не обрадовала обломившаяся доска, вонзившая щербатый край в бедро. Я левой рукой повела вниз. Пальцы мокрые. Так и есть – кровь.  Хреново дело. 
  Минут десять под писк ребенка обдумывала план,  как сдвинуть доску. Пыль немного осела,  и удалось разглядеть груду бревен и досок, бывших раньше добротными ступеньками.
   Я вздрогнула от этой мысли. Ведь, когда я поднималась на второй этаж, даже скрипа не было. Как все это могло обрушиться?  Нет.  Это было придумано заранее, и кто-то только вынул незаметный шип, на котором все держалось.
  А это значит – убийца рядом!  Может даже смотрит сейчас, прикидывает, как добить? Осмотр доски убедил меня, что добивать я буду себя сама.  Вся нависшая надо мной  груда рухнет, стоит только убрать эту подпорку.
   Итак, мне уже ничего не поможет, а вот ребенок еще поживет.  Решила откинуть его на середину комнаты.  Я знала, что для меня это будет последнее усилие.  Кровь натекла под  доску и та, стронутая с места, будет скользить, как по льду.
  Поцеловала его влажный после еды лобик и откинула  по паркету подальше от себя.  Ну, а теперь – будь, что будет!  Я сцепила зубы в ожидании боли, закрыла глаза и рванула пронзенную доской ногу влево.
  Хруст и скрежет.  Груда бревен с уханьем опустилась на метр и … остановилась.  Теперь ее держала другая доска, не моя.  Неужели не конец?   Я, подтягивая раненую ногу, выползла из-под завала.  Уф-ф!  Жива!
  Содрала со стола скатерть и полосой забинтовала порез.  И тут во втором кармашке кофточки замурлыкал сотовый, что дала мне мадам.  Я чуть не нажала на кнопку ответа, но вовремя вспомнила пульт от дверей.
  Нет, господа убийцы, второй раз вы меня не поймаете!  Осторожно положила  поющий телефон на край стола,  подобрала ребенка и поползла к двери кухни.  Когда прикрывала ее, услышала хруст шагов.  Кто-то направлялся в мою сторону.  Нашарила хлипкую защелку.  А шаги-то явно грузного мужчины.  Его ломом не остановишь, не то, что тонкой пластинкой замка.
  Я испуганно отползла за шкаф и вовремя.  Скрип шагов прекратился у стола.  Телефон!  И он его взял. 
  Яркая вспышка и  оглушающий треск. Взрывом дверь сорвало с петель и впечатало в стену напротив.
   Я поковыряла в ухе. Нет. Тишина.  Только сильно запахло дымом.  В прихожей пылал стол,   и огонь быстро расползался по паркету.  Ага,  так вот как убийцы  рассчитывали скрыть взрыв – пожаром.
  Надо бежать. Дышать становилось все труднее. Куда?  Двери и окна закрыты, лестница наверх лежит грудой  на полу.  Я отчаянно завертела головой.  Уже ничего не видно в дыму.
   Кладовка!  В кухнях всегда есть кладовые.  И я, чихая и кашляя,  поползла вдоль стены.  Всполохи огня  помогли мне увидеть этот люк. Нет, это была не дверь кладовки, а кухонный лифт.  Закрытый.  Я обломала все ногти, но…
   Обессилено  оперлась спиной  о шкаф.  Ну, вот теперь все. Прощай, малыш!  Не повезло нам.
  А что это за шкаф? Я нашарила ручку и повернула.  Мойка!  Полная посуды, ножей, вилок и прочего женского оружия.
   Кухонный топорик  вонзился в щель лифта и створки разошлись.  Я опять прижала ребенка и перевалилась через край.  Лифта не было. Была черная бездна, и мы летели в нее.
  Опять не повезло!  В голове молнией промелькнул детский анекдот про мишку, упавшего в ямку.  Ему не было больно, потому что он еще не долетел.
  А нам не было больно, потому что мы долетели быстро и приземлились мягко.  Я стала щупать гору  тряпья под нами.  Может, опустили в стирку и не успели забрать?  Чужая лень спасла сразу две жизни.  
   А вот в подвале было значительно светлее. Не думали злодеи, что мы сюда доберемся.  Ряд стиральных автоматов, ряд морозильных камер и… дверь наверх.  Закрытая. В морозилках – пусто, хотя  моторы их ровно гудели. 
  Нет, это уже какой-то рок.  Осмотр подвала ничего не дал, а топорик остался наверху.  Ну почему я его не взяла с собой?
  Ага, и еще надо было прихватить с собой  ломик, молоток, электропилу, долото  и пару слесарей,  спецов по дверям и замкам.
А тут ничего твердого, кроме лба.  Ничего,  в умелых руках и лоб – могучее оружие.  И тут я закашлялась. Невидимая струйка дыма стала сползать в подвал по открытому лифту.  Ну, вот теперь уже точно – кранты.  Внизу - бетонный пол,  вверху – пожар.  А угарный дым заполнял подвал  очень быстро.
   Я бессильно стучала кулаками  по деревянной дубовой двери,  положив ребенка повыше на крышку морозильника.   Сломать,  но чем?   Нужен таран, бревно.
  Ага, и пара здоровенных мужиков в придачу.  В остервенении наклонила и ударила краем стиральной машинки о дверь.
   Та даже не пискнула.  Зато отвалилась боковая панель  автомата. 
  Я смотрела на медленно вращающийся барабан.  А если?  Я рванула стягивающую полоску барабана и ногами отбила боковые панели.  Вот вам!  Теперь у меня есть циркулярка,  даже две.
  Положила автомат набок, придвинула  барабан вплотную к двери и нажала кнопку.  Опилки брызнули струей. Я неистово кашляла и медленно ногами  нажимала на машинку.  Есть.  Доска от двери выпала наружу.
  Я  протиснулась в узкую щель  и первым делом хватанула свежего сладкого воздуха свободы.  Осторожно вытащила спящего малыша.
  И тут, чуть ли не у меня над ухом, заревела сирена. Колеса пожарных машин мелькали буквально в метре от моего лица.  Черт, чуть не раздавили!
   Припадая на одну ногу, доковыляла до первых елей.   До  первого дачного домика  уже ползла. Слава богу, домик был маленький, одноэтажный. 
  И опять мне не повезло – в домике жил бомж.  Но это он мне рассказал только на третий день, когда я пришла окончательно в себя.
   Он же принес обрывок газеты, из которой я узнала, что сгорела дача известного олигарха вместе с  его сыном и няней.
  Бомж рассказал, что жена  богача умерла при родах, и  сынишка был единственным наследником.  Вскоре я прочитала о   женитьбе олигарха на известной модели. На фото  узнала  нанявшую меня мадам.  Новую богатую наследницу. 
   Вот и хорошо, что нас похоронили,  да, малыш?  Мы подождем.  Мы умеем ждать. И мстить.
Ня-ня-ня!
 
 
Рейтинг: +1 212 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 2 сентября 2014 в 16:24 0
Вот это круто!
Влад Галущенко # 4 сентября 2014 в 08:34 0
Благодарю, Анна, за внимание к моему творчеству. Рассказ писался на конкурс детективов, а получился остросюжетник. Так бывает.