ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Роман про Африку. Пролог

 

Роман про Африку. Пролог

18 ноября 2013 - Денис Маркелов

Пролог

В кабинете Ираиды Михайловны царила тревожная тишина. Она давила плечи, вминая её в председательское кресло. За её спиной негромко постукивали внушительного вида напольные часы.

Посетительница, что сидела за столом для заседаний была её хорошо знакома. Точнее Ираида помнила её по школе – Ира Савельева почти не изменилась – была такой же милой барышней.

- Я не поняла, что тебе от меня нужно, - произнесла Оболенская, глядя на дверь.

- Ничего особенного. Просто я подумала, что тебя заинтересует моё предложение. У тебя же дочь студентка.

- И какое отношение этот факт имеет к твоей проблеме?

- Самый прямой.

Ира поёжилась, словно бы ей было неуютно в её брючном костюме и воровато, словно бы шпаргалку достала блестящую продолговатую коробочку с каким-то мало различим вензелем.

- Здесь не курят, - сухо заметила Ираида Михайловна.

- Понимаешь, у меня на иждивении два подростка. Это – в общем, это долго объяснять – они погодки, скоро станут совсем взрослыми. И ты ведь представляешь, как сложно с ними. Дело в том, что я… - Ира понизила голос и слегка покраснела. – В общем, я решила заняться натуризмом. Да-да, не пяль на меня глаза. Я – натуристка – и горжусь этим.

- То есть?

- Да-да… Я хожу по своей квартире обнаженной.

- И твои дети?

- Они тоже. И Антон, и Анжелика.

- Не понимаю, что ты хочешь  от Нелли?

- Ну, у неё же есть опыт общения с голыми людьми. Я бы не хотела обращаться в агентства. Там могут неправильно всё понять, раздуть из мухи слона. Я  хотела всё сделать иначе.

- То есть, попросту говоря, ты боишься, что тебя привлекут за растление малолетних.

- Фи, как грубо. Я же не заставляю их трахаться. Я боюсь, что это всем и закончится. И тогда придётся сознаться, что они…. В общем, ты понимаешь.

- Так они не твои дети?

- Да… Понимаешь, мой муж. В общем, он старался, даже временами был уверен в себе – но я не могла его разочаровывать. Договорилась с одним доктором – он всё и устроил.

- Постой, кто тебе сказал, что Нелли?

- Об этом пишут в журнале. Вот посмотри… Великолепная статейка. Знаешь, я бы не отказалась побывать на месте этой Руфины Ростиславовны.

- Бог милостив, может быть и побываешь.

- Знаешь, из-за этих двух я просто лезу на стенку. Я же не могу заниматься этим при них. А привести в дом мужчину – он может тоже не так всё понять. Ты ведь знаешь, этих мужланов.

Ира замолчала. Она была похожа на испуганного ребёнка с своей тщательно осветлённой чёлкой и кукольно-наивными глазками.

Ираида мысленно омолодила её и нарядила в советское школьное платье. Тогда Ира была и впрямь похожа на куколку – в их городе продавали таких – кукла «Отличница» - 50 копеек за штуку.

- Ладно, я поговорю с дочерью. Ей не помешает слегка развеяться перед дипломом. И к тому же новая обстановка, впечатления. Только не надейся, что я позволю ей там обнажаться.

- Ну, это мы ещё посмотрим…

- «- сказал слепой», - сухо закончила Оболенская.

 

- Да, я понимаю. Я сейчас, - пролепетала Ира, шурша по бумаге ручкой.

 

*  *  *

Ираида не решалась заговорить с дочерью.

Нелли очень изменилась за эти годы. В ней совсем не осталось привычной и удобной Алисы – восторженной и глупой, как все фантазёрки.

Журнал был свёрнут в трубку. Ираида просмотрела его – статья было действительно очень красочной – автор явно работал на публику, живописуя страдания двух избалованных барышень в рукотворном аду.

- Если это всплывёт, Нелли будет трудно.

Представить свою дочь в унизительной позе перед какой-то развратной девицей было нестерпимо горько. Ираида Михайловна не жаловала извращенцев – она понимала, как легко сбиться с пути, когда столько соблазнов вокруг.

Секс был наименьшим злом. Дочь пока не слишком близко подходила к мужчинам – она умел держать их на расстоянии. Не заморачиваясь на маленьких проблемах.

Теперь, поглощая жареные грибы, она сидела ровно и скромно, не придавая своей трапезе особенного значения.

- Дочка. У меня к тебе есть разговор. Я не знаю, как ты на это посмотришь, но вполне возможно, что тебе стоит согласиться.

- Мама, не тяни кота за хвост.

- Дело в том…

Голос Ираиды дрожал. Она не знала, как уговорить дочь. Вдруг Нелли ей откажет, будет обиженна. Но дочь ни чем не выдавала своей брезгливости.

- Так, ты говоришь, они – натуристы? – переспросила она, вытирая куском мякиша грязную тарелку.

- Ну, что-то вроде этого.

- Хочешь сказать, что я прилечу с попутным западным ветром и приведу их к Богу?

- По-моему, их просто надо привести к норму. Ведь не нормально не стыдиться своих гениталий!

- В конце концов они просто наскучат друг другу. Мне же наскучила Людочка, когда она была только Какулькой.

Нелли припомнила то самое тело, которое носило на себе и позорное прозвище и чужие грязные и сальные взгляды. В нём уже не было прежней миловидной Принцессы. Она боялась зацепиться взглядом за открытые всем глазам гениталии, боялась, что она вызывает у бывшей подруги рвотные позывы.

Душа стиралась о наждак всеобщего равнодушия. Она была уже наполовину мёртвой. Они физически ощущали свою несмываемую противность, словно бы и впрямь потеряли остатки собственной воли.

- И эта твоя одноклассница всё…знает?

- Да… В журнале правда напечатаны другие имена – но она знает, что это ты. Думаю, что Людмиле Степановне это не понравится

 

 

 

 

© Copyright: Денис Маркелов, 2013

Регистрационный номер №0170271

от 18 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0170271 выдан для произведения:

Пролог

В кабинете Ираиды Михайловны царила тревожная тишина. Она давила плечи, вминая её в председательское кресло. За её спиной негромко постукивали внушительного вида напольные часы.

Посетительница, что сидела за столом для заседаний была её хорошо знакома. Точнее Ираида помнила её по школе – Ира Савельева почти не изменилась – была такой же милой барышней.

- Я не поняла, что тебе от меня нужно, - произнесла Оболенская, глядя на дверь.

- Ничего особенного. Просто я подумала, что тебя заинтересует моё предложение. У тебя же дочь студентка.

- И какое отношение этот факт имеет к твоей проблеме?

- Самый прямой.

Ира поёжилась, словно бы ей было неуютно в её брючном костюме и воровато, словно бы шпаргалку достала блестящую продолговатую коробочку с каким-то мало различим вензелем.

- Здесь не курят, - сухо заметила Ираида Михайловна.

- Понимаешь, у меня на иждивении два подростка. Это – в общем, это долго объяснять – они погодки, скоро станут совсем взрослыми. И ты ведь представляешь, как сложно с ними. Дело в том, что я… - Ира понизила голос и слегка покраснела. – В общем, я решила заняться натуризмом. Да-да, не пяль на меня глаза. Я – натуристка – и горжусь этим.

- То есть?

- Да-да… Я хожу по своей квартире обнаженной.

- И твои дети?

- Они тоже. И Антон, и Анжелика.

- Не понимаю, что ты хочешь  от Нелли?

- Ну, у неё же есть опыт общения с голыми людьми. Я бы не хотела обращаться в агентства. Там могут неправильно всё понять, раздуть из мухи слона. Я  хотела всё сделать иначе.

- То есть, попросту говоря, ты боишься, что тебя привлекут за растление малолетних.

- Фи, как грубо. Я же не заставляю их трахаться. Я боюсь, что это всем и закончится. И тогда придётся сознаться, что они…. В общем, ты понимаешь.

- Так они не твои дети?

- Да… Понимаешь, мой муж. В общем, он старался, даже временами был уверен в себе – но я не могла его разочаровывать. Договорилась с одним доктором – он всё и устроил.

- Постой, кто тебе сказал, что Нелли?

- Об этом пишут в журнале. Вот посмотри… Великолепная статейка. Знаешь, я бы не отказалась побывать на месте этой Руфины Ростиславовны.

- Бог милостив, может быть и побываешь.

- Знаешь, из-за этих двух я просто лезу на стенку. Я же не могу заниматься этим при них. А привести в дом мужчину – он может тоже не так всё понять. Ты ведь знаешь, этих мужланов.

Ира замолчала. Она была похожа на испуганного ребёнка с своей тщательно осветлённой чёлкой и кукольно-наивными глазками.

Ираида мысленно омолодила её и нарядила в советское школьное платье. Тогда Ира была и впрямь похожа на куколку – в их городе продавали таких – кукла «Отличница» - 50 копеек за штуку.

- Ладно, я поговорю с дочерью. Ей не помешает слегка развеяться перед дипломом. И к тому же новая обстановка, впечатления. Только не надейся, что я позволю ей там обнажаться.

- Ну, это мы ещё посмотрим…

- «- сказал слепой», - сухо закончила Оболенская.

 

- Да, я понимаю. Я сейчас, - пролепетала Ира, шурша по бумаге ручкой.

 

*  *  *

Ираида не решалась заговорить с дочерью.

Нелли очень изменилась за эти годы. В ней совсем не осталось привычной и удобной Алисы – восторженной и глупой, как все фантазёрки.

Журнал был свёрнут в трубку. Ираида просмотрела его – статья было действительно очень красочной – автор явно работал на публику, живописуя страдания двух избалованных барышень в рукотворном аду.

- Если это всплывёт, Нелли будет трудно.

Представить свою дочь в унизительной позе перед какой-то развратной девицей было нестерпимо горько. Ираида Михайловна не жаловала извращенцев – она понимала, как легко сбиться с пути, когда столько соблазнов вокруг.

Секс был наименьшим злом. Дочь пока не слишком близко подходила к мужчинам – она умел держать их на расстоянии. Не заморачиваясь на маленьких проблемах.

Теперь, поглощая жареные грибы, она сидела ровно и скромно, не придавая своей трапезе особенного значения.

- Дочка. У меня к тебе есть разговор. Я не знаю, как ты на это посмотришь, но вполне возможно, что тебе стоит согласиться.

- Мама, не тяни кота за хвост.

- Дело в том…

Голос Ираиды дрожал. Она не знала, как уговорить дочь. Вдруг Нелли ей откажет, будет обиженна. Но дочь ни чем не выдавала своей брезгливости.

- Так, ты говоришь, они – натуристы? – переспросила она, вытирая куском мякиша грязную тарелку.

- Ну, что-то вроде этого.

- Хочешь сказать, что я прилечу с попутным западным ветром и приведу их к Богу?

- По-моему, их просто надо привести к норму. Ведь не нормально не стыдиться своих гениталий!

- В конце концов они просто наскучат друг другу. Мне же наскучила Людочка, когда она была только Какулькой.

Нелли припомнила то самое тело, которое носило на себе и позорное прозвище и чужие грязные и сальные взгляды. В нём уже не было прежней миловидной Принцессы. Она боялась зацепиться взглядом за открытые всем глазам гениталии, боялась, что она вызывает у бывшей подруги рвотные позывы.

Душа стиралась о наждак всеобщего равнодушия. Она была уже наполовину мёртвой. Они физически ощущали свою несмываемую противность, словно бы и впрямь потеряли остатки собственной воли.

- И эта твоя одноклассница всё…знает?

- Да… В журнале правда напечатаны другие имена – но она знает, что это ты. Думаю, что Людмиле Степановне это не понравится

 

 

 

 

Рейтинг: +1 249 просмотров
Комментарии (1)
Людмила Пименова # 24 ноября 2013 в 15:11 +1
Так это продолжение "Дщерей"? Будут голышом бегать? В Африке это не так то просто! Ну да...посмотрим, что дальше.