ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Путешествие длиною в жизнь. Глава 5 ч.4

 

Путешествие длиною в жизнь. Глава 5 ч.4

15 декабря 2013 - Анна Магасумова
article175294.jpg

Путешествие длиною в жизнь.

Глава 5  Беседы о живописи.

Искусство есть средство беседы с людьми.

Николай Чернышевский

 

Беседа  четвёртая, последняя  «Парадный портрет»

 

Тот, кто, обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем.

Конфуций

 

Первый закон искусства – если тебе нечего сказать – молчи. Если тебе есть что сказать – скажи и не лги.

Ромен Роллан

 

    Утро началось с чашки кофе, правда, уже без молока.

Молочница не пришла. Элизабет этому не расстроилась.

– Нет молока, ну и ладно.

  Голодали не только люди, но и домашние  животные, коровы и козы давали молока всё  меньше и меньше.

  Несмотря на солнечный день, Виже чувствовал себя утомлённым. Сердце билось учащённо, дыхание перехватывало, но перед дочерью он старался не показывать своё плохое самочувствие.

  – Пусть Элизабет занимается, не хочу, чтобы она расстраивалась,  – думал заботливый отец.

Элизабет на всю жизнь сохранит в своём сердце воспоминания о времени, проведённом с отцом.

  После завтрака Элизабет и Франсиско приступили к занятиям.

Франсиско:  Прежде чем приступить к следующему уроку, повторим пройденное. Назови жанры изобразительного искусства.

    Элизабет отвечала легко и свободно. У неё была хорошая память, в том числе зрительная, что важно для любого художника. Не всегда удаётся писать с натуры. Включается воображение, закрыв глаза можно представить то, что будет на картине.

  Франсиско раньше не  приходилось выступать в роли учителя, но у него это получалось хорошо. Он не уставала хвалить свою ученицу. На долгие годы Франсиско запомнит эти уроки, которые он давал в юности. С Элизабет они больше не встретятся, но будут следить за творчеством друг друга.

Франсиско:  Молодец!  Кроме  точного изображения  чувств и характеров,  в XVII веке развивалась форма парадного портрета, вот о нём сегодня и поговорим.

Элизабет: А что такое парадный портрет?

Элизабет, как делала это и раньше, перебила учителя. Франсиско взглянул на девочку недовольным взглядом.

Франсиско:  Лиз! Ты опять торопишься, я ещё не успел ничего сказать. Слушай и не перебивай!

Парадный торжественный портрет  был призван прославлять и льстить королям и знати. В  таких портретах  заказчика интересовало не правдивое  изображение, не сам человек.

Элизабет:  Мне понятно, почему портрет парадный, а почемуторжественный?

Франсиско:   Да потому, что главную роль  в портрете  стал играть величественный вид, поза, роскошный костюм и предметы, которые подчёркивали великолепие: регалии, ордена, символы власти, олицетворявшие  богатство и государственную значимость высокопоставленной особы. Изображение было именно торжественным, чему соответствовала не только поза, но и выражение лица. Парадный портрет был особенно распространён в Испании, Франции и Англии в XVII веке и  в XVIII веке тоже. Их обычно заказывали королевские особы.

Элизабет ещё не знала, что и она будет  рисовать портреты  при французском королевском дворе, но ей нужно было ещё вырасти, стать взрослой.

Франсиско:   Правда, художники в форме парадного портрета нередко создавали подлинные произведения искусства, но всё же для портретной живописи  даже искренняя лесть была тем же, что в поэзии напыщенная хвалебная ода. Нередко, глядя на портрет, возникает ощущение неестественности.   Но всё же парадный портрет является разновидностью исторического  портрета.

   В это время в комнату неслышно вошёл Луи Виже. Он еле передвигался, ноги его не слушались, но он старался держаться, чтобы не показывать дочери, как ему плохо.

Элизабет: Papa! Учитель Франсиско так интересно рассказывает о парадном портрете.

Луи Виже:  Парадный портрет обычно больших размеров, персонаж изображался в полный рост или сидя.  Нередко это и скульптурное изображение, или бюст.  У меня есть репродукция  портрета Людовика XIV  Лоренцо Бернини (1). Он посетил Париж в 1665 году и был представлен ко двору Людовика XIV.

Виже вышел из мастерской  за репродукцией.

Франсиско:   Бернини – итальянский скульптор  XVII  века. Его учителем был  отец, известный скульптор Пьеро Бернини. Лоренцо выполнял заказы  римских пап. Первый свой заказ он получил в 17 лет на портретный бюст епископа Сантоки. Бюст  установили   на  надгробии. В 20 лет  – Бернини  выполнил портрет папы Павла I.

  В это время вошёл Виже. Он протянул  небольшой лист картона – это была копия картины Лоренцо Бернини,  выполненная карандашом.

 

 

Луи Виже: Хотя это скульптурный бюст, но  он представляет образец парадного портрета. Элизабет, посмотри, какое надменное выражение лица Людовика XIV. Подбородок несколько выдвинут вперёд, гладкие щёки, красивые черты лица, волнистые белокурые волосы парика. Театральность позы Бернини  подчеркнул тем, что окутал короля, изображённого  по пояс, шелковой портьерной тканью. Эта особенность придаёт ещё большую значимость и величие  короля Франции.

Франсиско: Этот знаменитый портрет Людовика XIV надолго стал идеальным образцом придворного – аристократического  портрета в искусстве Франции, особенно расцветший при дворе  Людовиков. Для Европы становится эталонным созданный там образец официального искусства  — парадные, мифологизированные портреты, где первая роль отводится декоративной нарядности модели. Одновременно появляются «кукольные лица».

Луи Виже: Мифологический" портрет придумал Жан Марк Натье(2). Он родился в семье художников.  Его отец Марк был портретистом, мать Мари Куртюа писала миниатюры, а брат Жан-Батист занимался созданием картин по историческим мотивам. Первые уроки живописи Жан-Марк Натье получил от своего отца, затем посещал курсы рисования в Королевской Академии. В пятнадцатилетнем возрасте Натье был удостоен первого художественного приза Парижской Академии.

Франсиско:  Натье изображал на своих холстах придворных дам, облачённых  в одеяния мифических персонажей: в виде  нимф, Дианы, Венеры и других античных богинь. Образы чрезвычайно отдаленно были похожи на тех, кого он рисовал, тем самым   бесстыдно льстя своим моделям.Фантазия, лишенная разума, производит чудовище; соединенная с ним, она — мать искусства и источник его чудес.

Луи Виже:   Натье обожествлял и идеализировал  образ женщины. Тем не менее, он является создателем нового стиля живописи — исторического портрета ( фр. portrait historié).

 Елизавета в сознании Элизабет вспомнила: она видела картины Натье в Пушкинском музее Москвы и в Эрмитаже. 

   Франсиско:  Натье  писал портреты Петра I , с которым встретился в 1717 году в Амстердаме    во время своего путешествия  по  Голландии.  Петр I  даже предложил Натье покинуть Францию и уехать с ним в Россию, но художник отклонил его предложение. Любовь к Франции стояла у него на первом месте, чем  благополучие придворного художника.  По заказу Петра Натье  написал портрет российской императрицы Екатерины и картину  «Битва при Лесной», отобразившей эпизод Северной войны. Российский император этих полотен не увидел, они  были привезены в Россию уже после его смерти.

Луи Виже:   Натье провёл практически всю свою жизнь в Париже и  никогда не  жалел о том, что не уехал в Россию. Умер совсем недавно, в 1766 году.

Элизабет: Я когда вырасту, обязательно поеду в Россию! Мне так много хочется повидать!

 Да, Элизабет уедет в Россию почти сразу после начала Французской революции. Проведёт там  7 лет, создаст 50  портретов  высшего Петербургского общества.

 А пока девочка осваивала азы живописи.

Луи Виже:   Не буду вам мешать. Франсиско, продолжай!

Последнюю фразу  он выговорил, еле сдерживая кашель, рвущийся из груди. Внутри всё будто полыхало огнём, но Луи, собрал все силы, чтобы  не показать, как ему плохо, чтобы не расстраивать дочь.

– Никто мне не поможет, даже врачи. Не хочется тратить деньги. Пусть они пойдут на обучение дочери.

  Франсиско не заметил ухудшение   состояния здоровья  Виже. Он был рад, что Луи оставил их наедине с Элизабет. Намного проще было вести уроки без постоянных уточнений мастера. Не только  мастером считал  Гойя Луи Виже, но и своим  благодетелем. Он не мог забыть, что именно Виже предоставил ему приют и дал работу, к которой он относился трепетно. Обучая девочку, он учился сам.

  Франсиско:  В середине XVIII века чрезвычайно  популярными при европейских дворах были застывшие, идеальные работы Рафаэля Менгса(3). Сын саксонского придворного художника Измаила Менгса — датчанина по происхождению – один из  немецких живописцев   эпохи классицизма. Начала рисования изучал вместе со своей сестрой Терезой Конкордией   под руководством отца.

Элизабет:  Я тоже первые уроки рисования получила у отца.

Франсиско:  Твой отец, Элизабет, не только художник, но и опытный учитель, и просто душевный человек. Слушай дальше.

  Менгс Автопортерт

 

  С 1741 по 1744  годы Менгс вместе с отцом жил в Риме. Здесь он  изучал античное  искусство и работы итальянских мастеров Рафаэля и  Корреджо. В 17 лет он возвратился в Дрезден, где получил должность кабинетного художника. В 1746 году приехал в Рим вторично. Здесь он принял католицизм и сочетался браком с римской натурщицей Маргеритой Гуацци. Через три года вновь вернулся в Дрезден. Вскоре стал придворным художником с годовым жалованием 1000 талеров. Получил заказ на исполнение алтарной композиции  «Вознесение» для придворной церкви в Дрездене. Работал в Риме и Неаполе.

Элизабет:  Учитель! Но это же немецкий художник, откуда  вы хорошо о нём знаете?

Франсиско:  Менгсу покровительствовал испанский дипломат и меценат  Хосе Николас Азара.

Художник рисовал портреты Карла III(4)  и королевской семьи. В 1761 году  Менгс в Мадриде совместно с Джованни Батистой Тьеполо оформлял Новый королевский дворец. Работал он также и в загородных королевских резиденциях Аранхуэсе и Ла-Гранхе. Гонорары обоих мастеров при испанском королевском дворе были чрезвычайно высоки. 

Недалёкое будущее

  Франсиско неслучайно рассказывает Элизабет о Менгсе. Позже вот что она узнает об этом художнике.

    С 1772по 1773 год Менгс  в Неаполе  снова будет работать  над портретами членов королевской семьи. Современники видели в нём нового Рафаэля.В 1773 году автопортрет Менгса в галерее Уффици будет помещён на почётном месте — под картиной Рафаэля.  В 1774 году Менгс будет  избран президентом римской Академии Святого Луки. В том же году,  приехав в Испанию, он  познакомится с молодым Гойей.

  Менгс оценит талант Франсиско и поможет ему получить место художника Королевской шпалерной мануфактуры святой Варвары. Вместе с Гойей он будет создавать картоны   для этой мануфактуры. Из-за болезни — он плохо переносил мадридские холодные зимы — Менгс в 1777 году вновь вернётся в Рим.

  Умер Менгс 16 июня 1779 года,  похоронен в римской церкви Санти-Микеле-э-Маньо. В семье Менгсов было двадцать детей, семерым из них после смерти художника испанский король Карл   назначит пенсион.

   При жизни Менгс был членом художественных академий Болоньи, Рима, Флоренции, Генуи, Венеции, Аугсбурга и Мадрида.

  Но вернёмся к нашим главным героям.  Франсиско продолжал рассказ о Рафаэле Менгсе.

Франсиско: Блестящий портретист, Менгс умело сочетал парадность и точно передавал индивидуальные черты своих моделей. Ему позировали самые могущественные люди эпохи: папа Климент XIII,  Фридрих Великий, короли Саксонии и  Испании.

Менгс  отказывался от излишеств  рококо и возвращался  к классическим нормам. Он критиковал живописцев XVII и XVIII веков, первых за чрезмерное увлечение светотеневыми эффектами и не только, за избыточную  драматизацию и  религиозный пафос, вторых — за тематику, лишённую морали. Менгс разработал строгие правила выбора моделей и сюжетов для своих произведений. 

 Элизабет, я думаю, что это нужно записать.

Элизабет:  Хорошо, учитель!

Девочка взяла  бумагу, карандаш и приготовилась делать записи.

Франсиско:  Итак, записывай: Рафаэль Менгс  утверждал:

– Истинный художник должен уметь  соединить античную красоту с лучшими чертами творчества Рафаэля, Тицина, Корреджо – великих мастеров прошлого. 

– Главное –  красота форм и  соблюдение точных правил композиции, законов светотени и определённых приёмов живописи масляными красками, фресковой росписи, техники акварельного и пастельного рисунка. 

– Следование великим мастерам прошлого  – это  единственный путь достижения идеальной красоты, той, которая не существует в природе, а является результатом  самого наилучшего.

  Элизабет всё записала. Это была последняя беседа Франсиско Гойи, как учителя.

Последнее, что услышала Элизабет были следующие слова:

Франсиско:  Великий китайский мудрец Конфуций говорил своим ученикам:

«Учитесь так, словно вы постоянно ощущаете нехватку своих знаний, и так, словно вы постоянно боитесь растерять свои знания».

 Вскоре уроки прекратились. Став художницей, Элизабет  навсегда запомнит это время, как самое лучшее, что было в её жизни.

   

Неизвестный на портрете Гойи. Возможно это Луи Виже? (5)  

  Виже становилось всё хуже и хуже. И Франсиско, и Элизабет ухаживали за ним, но болезнь прогрессировала. Виже, ещё не старый человек (всего 45 лет), мучился от приступов  сильных болей в груди, надсадно кашлял и задыхался. Флора уже давно не появлялась дома, всё время проводила в своей мастерской среди шляпок и париков. У неё как всегда было много заказов от знатных дам и господ. Узнав о болезни Виже, Флора заявила:

– Мне некогда ухаживать за больным. Если я не буду работать, кто обеспечит семью?

Элизабет, эта 12-летняя девочка хотела всё высказать своей матери, что они уже давно покупают продукты на оставшиеся от проданных Виже картин деньги, но Франсиско дёрнул девочку за рукав платья и приложил палец к губам. Тем самым давая понять, чтобы она молчала. Элизабет, не проговорив ни слова, чуть не заплакала. Флора не видела слёз в глазах дочери, она уже спешила в свою мастерскую, которой очень гордилась.

   В начале июня установилась  жаркая погода. Ярко  светило солнце, обжигая будто кипятком. Дни были огненными,  воздух казался  наэлектризованным. Парижане поговаривали, что это к грозам.

  Наступила страшная ночь. В полночь над городом разразилась гроза. На небе, дыша и переливаясь,  сверкали молнии. Грозно рокотал гром, из чёрных туч хлынул ливень. Элизабет лежала в своей постели, она уже спала, но проснулась от  шума дождя. Взглянув в окно, которое было напротив её кровати, она увидела  в небе, совсем близко от  дома чёрные зигзаги. Почти одновременно с зигзагами  грозно загрохотал гром. Это явление с небольшими промежутками повторилось несколько раз.

  Это было невиданное зрелище! Яркие молнии чередовались с чёрными. Элизабет вздрагивала от каждого громового удара. Ей  стало страшно.

– Как там отец? – подумала девочка и услышала из отцовской комнаты  тяжёлые хрипы.

– Ему опять плохо.

Здоровому человеку было трудно дышать, а каково здоровому? Элизабет вскочила с постели, накинув на плечи белую накидку,  и как была в белой сорочке,   бросилась в  комнату к отцу. У его постели был уже Франсиско. Виже задыхался.  Наполнив стакан воды из кувшина, Элизабет поднесла его ко рту отца. Виже не мог сделать  ни одного глотка. Одинокая слеза скатилась по щеке.

Voilǎtout! Вот и всё! – произнёс Виже. Потом, сделав глубокий вдох,  закашлялся, лицо стало красным,  и он затих.

Papa!Papa! – закричала Элизабет,  а потом горько заплакала.

Франсиско обнял её за плечи и стал успокаивать:

– Душа отца отлетела в иной мир. Поплачь, тебе станет легче, но долго плакать не стоит. На том свете его  будет заливать водой. Помни об этом!  Твой отец всегда останется в твоём, так и в моём  сердце.

Франсиско правой рукой дотронулся до своей груди там, где находилось сердце.

– Да! Ведь он был моим первым учителем! – сквозь слёзы произнесла Элизабет.

Она была благодарна Франсиско – своему второму учителю  за  то, что он поддерживал её  в  трудные минуты жизни.

– Послушай, как бьётся сердце.

Элизабет тоже приложила руку к своему сердцу.

Жизнь, как цветок,

Когда ты маленький – росток,

Ты молод – расцветает,

А старый – увядает.

  Смысл этих философских строк, которые произнёс Франсиско, Элизабет поняла всей своей трепетной душой. Хотя она была ещё очень молода, но была старше многих своих сверстниц, которые, если были из знатных семейств, ещё играли в куклы, а если были бедны –  трудились в поте лица, но эти дети  не знали столько, сколько знала она.

– Я поняла! Каждый человек, словно цветок. Вот появился маленький росток, потом он распускается, расцветает, но приходит время,  он увядает и сохнет. От красивого цветка остаётся только сухая пыль.

– Лиз!  Но в человеке есть душа, именно она остаётся. Поверь, каждому своё время уходить. Твой отец  исполнил своё предназначение –   он вырастил и выучил  тебя. Он и ушел с лёгким сердцем.

– Я  надеюсь, что это так!

–Ты должна продолжать учиться, учиться рисовать во имя памяти твоего отца, простого человека, художника  с добрым сердцем и широкой душой. Я ему очень благодарен.

  Проговорив эти слова, Франсиско замолчал и задумался о том, что будет делать дальше.Его мыслям способствовало то, что  гроза прекратилась, а  за окном заунывно шёл дождь.

   Было ещё темно, в комнате стало неестественно тихо, слышался  только стук двух сердец – Элизабет и Франсиско.

– О том, что буду делать дальше, – решу потом. Всему своё время.

Мысли Франсиско вновь вернулись к Луи Виже.

– Я обязательно напишу его портрет! Нужно только хорошо  запомнить черты его лица. Какой добротой лучились его глаза, когда он смотрел на  свою дочь – Элизабет, – рассуждал Франсиско  и огорчённо вздохнул:

– Немногие отцы на это способны, увы! Прощай, Виже! Ты мне стал старшим другом, вторым отцом.

  Он так увлёкся своими мыслями, что еле расслышал шёпот стоящей рядом девочки:

Никогда не поверю, что тебя больше нет,

Что не встретим с тобою над Сеной рассвет,

Не пойдём на Монмартр или в сад Тюильри.

Не забыть твоей нежной, отцовской любви.

Эти строки были так созвучны с тем, что испытывал Франсиско по отношению к Виже.

   Прочитав строки, рвущиеся из её души, Элизабет  услышала,   как нахлынувших чувств забилось  её сердечко, словно у птицы, попавшей в силки. У птицы, которую лишили свободы. Она понимала, что смерть отца означала, что она внезапно стала взрослой. Такой беспечной, какой она была раньше, уже не будет. Это было так тяжело осознавать детскому, ещё неокрепшему сознанию, что на глаза Элизабет навернулись слёзы.

  Елизавета тоже страдала, но ничего не могла сделать, её так затянули переживания по поводу смерти старшего Виже, что она непроизвольно сжалась ещё сильнее, растворяясь в глубинах сознания сироты. В том, что Лиз стала сиротой, она не сомневалась. Флора мало интересовалась воспитанием дочери, у неё в голове были одни только шляпки и парики, титулованные особы, франки и луидоры.

– Будет ли мама Флора плакать по отцу? – блеснула мысль Елизаветы, которую девочка повторила про себя и ответила сама себе:

  – Я не уверена...

  Элизабет не представляла, как будет жить дальше, она понимала, что матери не нужна. Флора  сегодня, как и прежде, осталась ночевать в своей уютной комнатке, которую обустроила  с такой заботой, в мастерской. Нет, она не гонялась за мужчинами при живом муже, но, когда  узнает, что свободна, то  будет искать для себя солидной партии. Что, так и случится...

  Элизабет прислушалась к биению своего сердца и сделала усилие, чтобы успокоиться. Словно сквозь сон она услышала голос отца:

– Ничего не бойся. Я всегда буду рядом.

Элизабет взволнованно прошептала:

– Отец! Отец!

И снова она услышала глухой голос, который удалялся:

–Я всегда буду рядом, в твоём сердце.

  На похороны собралось много народу, знакомых и незнакомых Элизабет. Она даже не представляла, что её отец так известен в Париже и за его пределами.  Цветы, речи – всё это промелькнуло  для девочки каким-то неясным сном.

  Прошло несколько дней. Франсиско стал собираться  в дорогу. Он понимал, что оставаться долго в Париже не может. Во-первых, стали бы ходить ненужные разговоры: совсем молодой мужчина и маленькая девочка живут вместе. Во-вторых, получив учительский опыт, отдохнув душой, он поверил в свои силы:

– Нужно двигаться дальше! Я должен доказать, что являюсь талантливым художником.

Флора появлялась в доме редко. Франсиско надеялся, что с его отъездом мать станет больше обращать внимания на дочь.

  Элизабет очень расстроилась известию, что Франсиско,  её учитель, собрался уезжать. Он стал убеждать свою первую и поэтому любимую ученицу:

– Пойми, милая девочка! Я не могу остаться с тобой. Мне нужно двигаться дальше. И у тебя начнётся новая жизнь. Поверь, всё будет хорошо! Запомни простую истину: будь верной своей мечте!

Элизабет тяжело вздохнула. Ей тяжело было расставаться, но она всё понимала, эта маленькая, взрослая девочка.  Возможно, что взрослой её делало  присутствие в  сознании души Елизаветы?

 – Как она выросла! Как похорошела, – подумал Франсиско.

В это время Элизабет заговорила стихами:

Учитель мой!

Твои уроки я не забуду никогда!

Ты был со мной не очень строгим,

Тебя я слушала всегда.

Твои беседы об искусстве,

Про колорит и красок цвет

Так всколыхнули мои чувства, –

Стал главным для меня портрет.

Запомню истину простую:

Мечте быть верной до конца.

Когда-нибудь я нарисую

Портрет любимого отца.

– Красивые строки! Спасибо! 

Элизабет и Франсиско больше никогда не встретятся. У каждого из них своя дорога, своя судьба.

 

 (1)Джованни Лоренцо Бернини (1598-1680) – великий итальянский архитектор и скульптор.

(2)Жан-Марк Натье (1685 - 1766) —французский живописец. Жан Марк Натье писал репродукции картин Рубенса   для Люксембургской картинной галереи.

Картины Жан-Марка Натье хранятся в Лувре, Версале, Эрмитаже, Пушкинском музее Москвы, Дрезденской картинной галерее и в других многочисленных художественных музеях мира. Многие картины художника находятся в частных коллекциях.

(3)Антон Рафаэль Менгс (1728 -1779) — самый крупный немецкий живописец эпохи классицизма.

(4)КарлIII (1759-1788) – король Испании

(5) Эта картина была найдена недавно в одной частной коллекции и выставлена на продажу.

© Copyright: Анна Магасумова, 2013

Регистрационный номер №0175294

от 15 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0175294 выдан для произведения:

Путешествие длиною в жизнь.

Глава 5  Беседы о живописи.

Искусство есть средство беседы с людьми.

Николай Чернышевский

 

Беседа  четвёртая, последняя  «Парадный портрет»

 

Тот, кто, обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем.

Конфуций

 

Первый закон искусства – если тебе нечего сказать – молчи. Если тебе есть что сказать – скажи и не лги.

Ромен Роллан

 

    Утро началось с чашки кофе, правда, уже без молока.

Молочница не пришла. Элизабет этому не расстроилась.

– Нет молока, ну и ладно.

  Голодали не только люди, но и домашние  животные, коровы и козы давали молока всё  меньше и меньше.

  Несмотря на солнечный день, Виже чувствовал себя утомлённым. Сердце билось учащённо, дыхание перехватывало, но перед дочерью он старался не показывать своё плохое самочувствие.

  – Пусть Элизабет занимается, не хочу, чтобы она расстраивалась,  – думал заботливый отец.

Элизабет на всю жизнь сохранит в своём сердце воспоминания о времени, проведённом с отцом.

  После завтрака Элизабет и Франсиско приступили к занятиям.

Франсиско:  Прежде чем приступить к следующему уроку, повторим пройденное. Назови жанры изобразительного искусства.

    Элизабет отвечала легко и свободно. У неё была хорошая память, в том числе зрительная, что важно для любого художника. Не всегда удаётся писать с натуры. Включается воображение, закрыв глаза можно представить то, что будет на картине.

  Франсиско раньше не  приходилось выступать в роли учителя, но у него это получалось хорошо. Он не уставала хвалить свою ученицу. На долгие годы Франсиско запомнит эти уроки, которые он давал в юности. С Элизабет они больше не встретятся, но будут следить за творчеством друг друга.

Франсиско:  Молодец!  Кроме  точного изображения  чувств и характеров,  в XVII веке развивалась форма парадного портрета, вот о нём сегодня и поговорим.

Элизабет: А что такое парадный портрет?

Элизабет, как делала это и раньше, перебила учителя. Франсиско взглянул на девочку недовольным взглядом.

Франсиско:  Лиз! Ты опять торопишься, я ещё не успел ничего сказать. Слушай и не перебивай!

Парадный торжественный портрет  был призван прославлять и льстить королям и знати. В  таких портретах  заказчика интересовало не правдивое  изображение, не сам человек.

Элизабет:  Мне понятно, почему портрет парадный, а почемуторжественный?

Франсиско:   Да потому, что главную роль  в портрете  стал играть величественный вид, поза, роскошный костюм и предметы, которые подчёркивали великолепие: регалии, ордена, символы власти, олицетворявшие  богатство и государственную значимость высокопоставленной особы. Изображение было именно торжественным, чему соответствовала не только поза, но и выражение лица. Парадный портрет был особенно распространён в Испании, Франции и Англии в XVII веке и  в XVIII веке тоже. Их обычно заказывали королевские особы.

Элизабет ещё не знала, что и она будет  рисовать портреты  при французском королевском дворе, но ей нужно было ещё вырасти, стать взрослой.

Франсиско:   Правда, художники в форме парадного портрета нередко создавали подлинные произведения искусства, но всё же для портретной живописи  даже искренняя лесть была тем же, что в поэзии напыщенная хвалебная ода. Нередко, глядя на портрет, возникает ощущение неестественности.   Но всё же парадный портрет является разновидностью исторического  портрета.

   В это время в комнату неслышно вошёл Луи Виже. Он еле передвигался, ноги его не слушались, но он старался держаться, чтобы не показывать дочери, как ему плохо.

Элизабет: Papa! Учитель Франсиско так интересно рассказывает о парадном портрете.

Луи Виже:  Парадный портрет обычно больших размеров, персонаж изображался в полный рост или сидя.  Нередко это и скульптурное изображение, или бюст.  У меня есть репродукция  портрета Людовика XIV  Лоренцо Бернини (1). Он посетил Париж в 1665 году и был представлен ко двору Людовика XIV.

Виже вышел из мастерской  за репродукцией.

Франсиско:   Бернини – итальянский скульптор  XVII  века. Его учителем был  отец, известный скульптор Пьеро Бернини. Лоренцо выполнял заказы  римских пап. Первый свой заказ он получил в 17 лет на портретный бюст епископа Сантоки. Бюст  установили   на  надгробии. В 20 лет  – Бернини  выполнил портрет папы Павла I.

  В это время вошёл Виже. Он протянул  небольшой лист картона – это была копия картины Лоренцо Бернини,  выполненная карандашом.

 

 

Луи Виже: Хотя это скульптурный бюст, но  он представляет образец парадного портрета. Элизабет, посмотри, какое надменное выражение лица Людовика XIV. Подбородок несколько выдвинут вперёд, гладкие щёки, красивые черты лица, волнистые белокурые волосы парика. Театральность позы Бернини  подчеркнул тем, что окутал короля, изображённого  по пояс, шелковой портьерной тканью. Эта особенность придаёт ещё большую значимость и величие  короля Франции.

Франсиско: Этот знаменитый портрет Людовика XIV надолго стал идеальным образцом придворного – аристократического  портрета в искусстве Франции, особенно расцветший при дворе  Людовиков. Для Европы становится эталонным созданный там образец официального искусства  — парадные, мифологизированные портреты, где первая роль отводится декоративной нарядности модели. Одновременно появляются «кукольные лица».

Луи Виже: Мифологический" портрет придумал Жан Марк Натье(2). Он родился в семье художников.  Его отец Марк был портретистом, мать Мари Куртюа писала миниатюры, а брат Жан-Батист занимался созданием картин по историческим мотивам. Первые уроки живописи Жан-Марк Натье получил от своего отца, затем посещал курсы рисования в Королевской Академии. В пятнадцатилетнем возрасте Натье был удостоен первого художественного приза Парижской Академии.

Франсиско:  Натье изображал на своих холстах придворных дам, облачённых  в одеяния мифических персонажей: в виде  нимф, Дианы, Венеры и других античных богинь. Образы чрезвычайно отдаленно были похожи на тех, кого он рисовал, тем самым   бесстыдно льстя своим моделям.Фантазия, лишенная разума, производит чудовище; соединенная с ним, она — мать искусства и источник его чудес.

Луи Виже:   Натье обожествлял и идеализировал  образ женщины. Тем не менее, он является создателем нового стиля живописи — исторического портрета ( фр. portrait historié).

 Елизавета в сознании Элизабет вспомнила: она видела картины Натье в Пушкинском музее Москвы и в Эрмитаже. 

   Франсиско:  Натье  писал портреты Петра I , с которым встретился в 1717 году в Амстердаме    во время своего путешествия  по  Голландии.  Петр I  даже предложил Натье покинуть Францию и уехать с ним в Россию, но художник отклонил его предложение. Любовь к Франции стояла у него на первом месте, чем  благополучие придворного художника.  По заказу Петра Натье  написал портрет российской императрицы Екатерины и картину  «Битва при Лесной», отобразившей эпизод Северной войны. Российский император этих полотен не увидел, они  были привезены в Россию уже после его смерти.

Луи Виже:   Натье провёл практически всю свою жизнь в Париже и  никогда не  жалел о том, что не уехал в Россию. Умер совсем недавно, в 1766 году.

Элизабет: Я когда вырасту, обязательно поеду в Россию! Мне так много хочется повидать!

 Да, Элизабет уедет в Россию почти сразу после начала Французской революции. Проведёт там  7 лет, создаст 50  портретов  высшего Петербургского общества.

 А пока девочка осваивала азы живописи.

Луи Виже:   Не буду вам мешать. Франсиско, продолжай!

Последнюю фразу  он выговорил, еле сдерживая кашель, рвущийся из груди. Внутри всё будто полыхало огнём, но Луи, собрал все силы, чтобы  не показать, как ему плохо, чтобы не расстраивать дочь.

– Никто мне не поможет, даже врачи. Не хочется тратить деньги. Пусть они пойдут на обучение дочери.

  Франсиско не заметил ухудшение   состояния здоровья  Виже. Он был рад, что Луи оставил их наедине с Элизабет. Намного проще было вести уроки без постоянных уточнений мастера. Не только  мастером считал  Гойя Луи Виже, но и своим  благодетелем. Он не мог забыть, что именно Виже предоставил ему приют и дал работу, к которой он относился трепетно. Обучая девочку, он учился сам.

  Франсиско:  В середине XVIII века чрезвычайно  популярными при европейских дворах были застывшие, идеальные работы Рафаэля Менгса(3). Сын саксонского придворного художника Измаила Менгса — датчанина по происхождению – один из  немецких живописцев   эпохи классицизма. Начала рисования изучал вместе со своей сестрой Терезой Конкордией   под руководством отца.

Элизабет:  Я тоже первые уроки рисования получила у отца.

Франсиско:  Твой отец, Элизабет, не только художник, но и опытный учитель, и просто душевный человек. Слушай дальше.

  С 1741 по 1744  годы Менгс вместе с отцом жил в Риме. Здесь он  изучал античное  искусство и работы итальянских мастеров Рафаэля и  Корреджо. В 17 лет он возвратился в Дрезден, где получил должность кабинетного художника. В 1746 году приехал в Рим вторично. Здесь он принял католицизм и сочетался браком с римской натурщицей Маргеритой Гуацци. Через три года вновь вернулся в Дрезден. Вскоре стал придворным художником с годовым жалованием 1000 талеров. Получил заказ на исполнение алтарной композиции  «Вознесение» для придворной церкви в Дрездене. Работал в Риме и Неаполе.

Элизабет:  Учитель! Но это же немецкий художник, откуда  вы хорошо о нём знаете?

Франсиско:  Менгсу покровительствовал испанский дипломат и меценат  Хосе Николас Азара.

Художник рисовал портреты Карла III(4)  и королевской семьи. В 1761 году  Менгс в Мадриде совместно с Джованни Батистой Тьеполо оформлял Новый королевский дворец. Работал он также и в загородных королевских резиденциях Аранхуэсе и Ла-Гранхе. Гонорары обоих мастеров при испанском королевском дворе были чрезвычайно высоки. 

Недалёкое будущее

  Франсиско неслучайно рассказывает Элизабет о Менгсе. Позже вот что она узнает об этих художниках.

    С 1772по 1773 год Менгс  в Неаполе  снова будет работать  над портретами членов королевской семьи. Современники видели в нём нового Рафаэля.В 1773 году автопортрет Менгса в галерее Уффици будет помещён на почётном месте — под картиной Рафаэля.  В 1774 году Менгс будет  избран президентом римской Академии Святого Луки. В том же году,  приехав в Испанию, он  познакомится с молодым Гойей.

  Менгс оценит талант Франсиско и поможет ему получить место художника Королевской шпалерной мануфактуры святой Варвары. Вместе с Гойей он будет создавать картоны   для этой мануфактуры. Из-за болезни — он плохо переносил мадридские холодные зимы — Менгс в 1777 году вновь вернётся в Рим.

  Умер Менгс 16 июня 1779 года,  похоронен в римской церкви Санти-Микеле-э-Маньо. В семье Менгсов было двадцать детей, семерым из них после смерти художника испанский король Карл   назначит пенсион.

   При жизни Менгс был членом художественных академий Болоньи, Рима, Флоренции, Генуи, Венеции, Аугсбурга и Мадрида.

  Но вернёмся к нашим главным героям.  Франсиско продолжал рассказ о Рафаэле Менгсе.

Франсиско: Блестящий портретист, Менгс умело сочетал парадность и точно передавал индивидуальные черты своих моделей. Ему позировали самые могущественные люди эпохи: папа Климент XIII,  Фридрих Великий, короли Саксонии и  Испании.

Менгс  отказывался от излишеств  рококо и возвращался  к классическим нормам. Он критиковал живописцев XVII и XVIII веков, первых за чрезмерное увлечение светотеневыми эффектами и не только, за избыточную  драматизацию и  религиозный пафос, вторых — за тематику, лишённую морали. Менгс разработал строгие правила выбора моделей и сюжетов для своих произведений. 

 Элизабет, я думаю, что это нужно записать.

Элизабет:  Хорошо, учитель!

Девочка взяла  бумагу, карандаш и приготовилась делать записи.

Франсиско:  Итак, записывай: Рафаэль Менгс  утверждал:

– Истинный художник должен уметь  соединить античную красоту с лучшими чертами творчества Рафаэля, Тицина, Корреджо – великих мастеров прошлого. 

– Главное –  красота форм и  соблюдение точных правил композиции, законов светотени и определённых приёмов живописи масляными красками, фресковой росписи, техники акварельного и пастельного рисунка. 

– Следование великим мастерам прошлого  – это  единственный путь достижения идеальной красоты, той, которая не существует в природе, а является результатом  самого наилучшего.

  Элизабет всё записала. Это была последняя беседа Франсиско Гойи, как учителя.

Последнее, что услышала Элизабет были следующие слова:

Франсиско:  Великий китайский мудрец Конфуций говорил своим ученикам:

«Учитесь так, словно вы постоянно ощущаете нехватку своих знаний, и так, словно вы постоянно боитесь растерять свои знания».

 Вскоре уроки прекратились. Став художницей, Элизабет  навсегда запомнит это время, как самое лучшее, что было в её жизни.

   

Неизвестный на портрете Гойи. Возможно это Луи Виже? (5)  

  Виже становилось всё хуже и хуже. И Франсиско, и Элизабет ухаживали за ним, но болезнь прогрессировала. Виже, ещё не старый человек (всего 45 лет), мучился от приступов  сильных болей в груди, надсадно кашлял и задыхался. Флора уже давно не появлялась дома, всё время проводила в своей мастерской среди шляпок и париков. У неё как всегда было много заказов от знатных дам и господ. Узнав о болезни Виже, Флора заявила:

– Мне некогда ухаживать за больным. Если я не буду работать, кто обеспечит семью?

Элизабет, эта 12-летняя девочка хотела всё высказать своей матери, что они уже давно покупают продукты на оставшиеся от проданных Виже картин деньги, но Франсиско дёрнул девочку за рукав платья и приложил палец к губам. Тем самым давая понять, чтобы она молчала. Элизабет, не проговорив ни слова, чуть не заплакала. Флора не видела слёз в глазах дочери, она уже спешила в свою мастерскую, которой очень гордилась.

   В начале июня установилась  жаркая погода. Ярко  светило солнце, обжигая будто кипятком. Дни были огненными,  воздух казался  наэлектризованным. Парижане поговаривали, что это к грозам.

  Наступила страшная ночь. В полночь над городом разразилась гроза. На небе, дыша и переливаясь,  сверкали молнии. Грозно рокотал гром, из чёрных туч хлынул ливень. Элизабет лежала в своей постели, она уже спала, но проснулась от  шума дождя. Взглянув в окно, которое было напротив её кровати, она увидела  в небе, совсем близко от  дома чёрные зигзаги. Почти одновременно с зигзагами  грозно загрохотал гром. Это явление с небольшими промежутками повторилось несколько раз.

  Это было невиданное зрелище! Яркие молнии чередовались с чёрными. Элизабет вздрагивала от каждого громового удара. Ей  стало страшно.

– Как там отец? – подумала девочка и услышала из отцовской комнаты  тяжёлые хрипы.

– Ему опять плохо.

Здоровому человеку было трудно дышать, а каково здоровому? Элизабет вскочила с постели, накинув на плечи белую накидку,  и как была в белой сорочке,   бросилась в  комнату к отцу. У его постели был уже Франсиско. Виже задыхался.  Наполнив стакан воды из кувшина, Элизабет поднесла его ко рту отца. Виже не мог сделать  ни одного глотка. Одинокая слеза скатилась по щеке.

Voilǎtout! Вот и всё! – произнёс Виже. Потом, сделав глубокий вдох,  закашлялся, лицо стало красным,  и он затих.

Papa!Papa! – закричала Элизабет,  а потом горько заплакала.

Франсиско обнял её за плечи и стал успокаивать:

– Душа отца отлетела в иной мир. Поплачь, тебе станет легче, но долго плакать не стоит. На том свете его  будет заливать водой. Помни об этом!  Твой отец всегда останется в твоём, так и в моём  сердце.

Франсиско правой рукой дотронулся до своей груди там, где находилось сердце.

– Да! Ведь он был моим первым учителем! – сквозь слёзы произнесла Элизабет.

Она была благодарна Франсиско – своему второму учителю  за  то, что он поддерживал её  в  трудные минуты жизни.

– Послушай, как бьётся сердце.

Элизабет тоже приложила руку к своему сердцу.

Жизнь, как цветок,

Когда ты маленький – росток,

Ты молод – расцветает,

А старый – увядает.

  Смысл этих философских строк, которые произнёс Франсиско, Элизабет поняла всей своей трепетной душой. Хотя она была ещё очень молода, но была старше многих своих сверстниц, которые, если были из знатных семейств, ещё играли в куклы, а если были бедны –  трудились в поте лица, но эти дети  не знали столько, сколько знала она.

– Я поняла! Каждый человек, словно цветок. Вот появился маленький росток, потом он распускается, расцветает, но приходит время,  он увядает и сохнет. От красивого цветка остаётся только сухая пыль.

– Лиз!  Но в человеке есть душа, именно она остаётся. Поверь, каждому своё время уходить. Твой отец  исполнил своё предназначение –   он вырастил и выучил  тебя. Он и ушел с лёгким сердцем.

– Я  надеюсь, что это так!

–Ты должна продолжать учиться, учиться рисовать во имя памяти твоего отца, простого человека, художника  с добрым сердцем и широкой душой. Я ему очень благодарен.

  Проговорив эти слова, Франсиско замолчал и задумался о том, что будет делать дальше.Его мыслям способствовало то, что  гроза прекратилась, а  за окном заунывно шёл дождь.

   Было ещё темно, в комнате стало неестественно тихо, слышался  только стук двух сердец – Элизабет и Франсиско.

– О том, что буду делать дальше, – решу потом. Всему своё время.

Мысли Франсиско вновь вернулись к Луи Виже.

– Я обязательно напишу его портрет! Нужно только хорошо  запомнить черты его лица. Какой добротой лучились его глаза, когда он смотрел на  свою дочь – Элизабет, – рассуждал Франсиско  и огорчённо вздохнул:

– Немногие отцы на это способны, увы! Прощай, Виже! Ты мне стал старшим другом, вторым отцом.

  Он так увлёкся своими мыслями, что еле расслышал шёпот стоящей рядом девочки:

Никогда не поверю, что тебя больше нет,

Что не встретим с тобою над Сеной рассвет,

Не пойдём на Монмартр или в сад Тюильри.

Не забыть твоей нежной, отцовской любви.

Эти строки были так созвучны с тем, что испытывал Франсиско по отношению к Виже.

   Прочитав строки, рвущиеся из её души, Элизабет  услышала,   как нахлынувших чувств забилось  её сердечко, словно у птицы, попавшей в силки. У птицы, которую лишили свободы. Она понимала, что смерть отца означала, что она внезапно стала взрослой. Такой беспечной, какой она была раньше, уже не будет. Это было так тяжело осознавать детскому, ещё неокрепшему сознанию, что на глаза Элизабет навернулись слёзы.

  Елизавета тоже страдала, но ничего не могла сделать, её так затянули переживания по поводу смерти старшего Виже, что она непроизвольно сжалась ещё сильнее, растворяясь в глубинах сознания сироты. В том, что Лиз стала сиротой, она не сомневалась. Флора мало интересовалась воспитанием дочери, у неё в голове были одни только шляпки и парики, титулованные особы, франки и луидоры.

– Будет ли мама Флора плакать по отцу? – блеснула мысль Елизаветы, которую девочка повторила про себя и ответила сама себе:

  – Я не уверена...

  Элизабет не представляла, как будет жить дальше, она понимала, что матери не нужна. Флора  сегодня, как и прежде, осталась ночевать в своей уютной комнатке, которую обустроила  с такой заботой, в мастерской. Нет, она не гонялась за мужчинами при живом муже, но, когда  узнает, что свободна, то  будет искать для себя солидной партии. Что, так и случится...

  Элизабет прислушалась к биению своего сердца и сделала усилие, чтобы успокоиться. Словно сквозь сон она услышала голос отца:

– Ничего не бойся. Я всегда буду рядом.

Элизабет взволнованно прошептала:

– Отец! Отец!

И снова она услышала глухой голос, который удалялся:

–Я всегда буду рядом, в твоём сердце.

  На похороны собралось много народу, знакомых и незнакомых Элизабет. Она даже не представляла, что её отец так известен в Париже и за его пределами.  Цветы, речи – всё это промелькнуло  для девочки каким-то неясным сном.

  Прошло несколько дней. Франсиско стал собираться  в дорогу. Он понимал, что оставаться долго в Париже не может. Во-первых, стали бы ходить ненужные разговоры: совсем молодой мужчина и маленькая девочка живут вместе. Во-вторых, получив учительский опыт, отдохнув душой, он поверил в свои силы:

– Нужно двигаться дальше! Я должен доказать, что являюсь талантливым художником.

Флора появлялась в доме редко. Франсиско надеялся, что с его отъездом мать станет больше обращать внимания на дочь.

  Элизабет очень расстроилась известию, что Франсиско,  её учитель, собрался уезжать. Он стал убеждать свою первую и поэтому любимую ученицу:

– Пойми, милая девочка! Я не могу остаться с тобой. Мне нужно двигаться дальше. И у тебя начнётся новая жизнь. Поверь, всё будет хорошо! Запомни простую истину: будь верной своей мечте!

Элизабет тяжело вздохнула. Ей тяжело было расставаться, но она всё понимала, эта маленькая, взрослая девочка.  Возможно, что взрослой её делало  присутствие в  сознании души Елизаветы?

 – Как она выросла! Как похорошела, – подумал Франсиско.

В это время Элизабет заговорила стихами:

Учитель мой!

Твои уроки я не забуду никогда!

Ты был со мной не очень строгим,

Тебя я слушала всегда.

Твои беседы об искусстве,

Про колорит и красок цвет

Так всколыхнули мои чувства, –

Стал главным для меня портрет.

Запомню истину простую:

Мечте быть верной до конца.

Когда-нибудь я нарисую

Портрет любимого отца.

– Красивые строки! Спасибо! 

Элизабет и Франсиско больше никогда не встретятся. У каждого из них своя дорога, своя судьба.

 

 (1)Джованни Лоренцо Бернини (1598-1680) – великий итальянский архитектор и скульптор.

(2)Жан-Марк Натье (1685 - 1766) —французский живописец. Жан Марк Натье писал репродукции картин Рубенса   для Люксембургской картинной галереи.

Картины Жан-Марка Натье хранятся в Лувре, Версале, Эрмитаже, Пушкинском музее Москвы, Дрезденской картинной галерее и в других многочисленных художественных музеях мира. Многие картины художника находятся в частных коллекциях.

(3)Антон Рафаэль Менгс (1728 -1779) — самый крупный немецкий живописец эпохи классицизма.

(4)КарлIII (1759-1788) – король Испании

(5) Эта картина была найдена недавно в одной частной коллекции и выставлена на продажу.

Рейтинг: +7 643 просмотра
Комментарии (9)
00000 # 15 декабря 2013 в 21:49 0
Стихи, я так понимаю, твои. Прочла, спасибо. Жду, что же будет дальше...
Анна Магасумова # 15 декабря 2013 в 21:53 +1
Чьи же ещё...Продолжение будет завтра. Чуть -чуть осталось.
00000 # 15 декабря 2013 в 22:01 0
osenpar2
Денис Маркелов # 15 декабря 2013 в 22:09 0
t07189
Валерий Шолдя # 16 декабря 2013 в 10:36 0
ЯРКО,КРАСИВО И УВЛЕЧЁННО НАПИСАНО!

50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Анна Магасумова # 16 декабря 2013 в 20:25 0
митрофанов валерий # 16 декабря 2013 в 18:48 0
спасибо за ликбез о худо 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c жниках...пусть и не русских...
Анна Магасумова # 16 декабря 2013 в 20:25 0
Natali # 16 декабря 2013 в 23:11 0