Обломался...

27 марта 2014 - Владимир Ростов
article204453.jpg

 
Как – то, в начале сентября, Иваныч на вертолёте МИ – 8 залетел в свои угодья, находящиеся на реке Хурингда, поспиннинговать. Это была его любимая рыбалка. Сети, которыми он пытался ранее рыбачить, однажды утопил на стреж – песках в Енисее. И даже, с облегчением вздохнул, когда их не нашёл. И с тех пор больше сетями никогда не рыбачил. Всем говорил, что сетями это добыча, а не рыбалка. Но и на спиннинг он добывал столько, что другим и на сети не «снилось» поймать.

Погода стояла преотличнейшая. Полный штиль. В небе ни одного облачка. Только иногда, голубую гладь, разрезает высоко парящий в небесах, гордый орлан – белохвост, высматривая себе добычу на земле. Вот он, сложив крылья, молниеносно падает вниз и, схватив своими могучими когтями зазевавшегося зайца, уносит его высоко в горы, в своё гнездо, расположенное на могучей лиственнице. Там его ждёт кровавое пиршество. Что поделать? Такова природа вещей. Один живёт за счёт другого. Так и у людей. Богатство к одному приходит за счёт обнищания многих других. Мир жесток, и в нём нет правил….

А природа уже готовилась к продолжительной полярной зиме. Рыба с верховий ручьёв и речушек спустилась за перекаты в ямы и там жировала. Таймень и ленок хватали без разбора зазевавшихся хариусов. А Иваныч вытаскивал на спиннинг то тайменя, то ленка. 
Деревья прощались со своими опадающими детками – листьями. Те, в своём хороводе, медленно кружась, опускались на мягкую постель растущего вокруг ягеля. Многие листья несло по реке. За перекатами, где течение принимало более спокойный характер, листья закручивало за валунами и они успокаивались. Некоторые продолжали своё путешествие дальше… 
Лиственница - единственное хвойное дерево, которое сбрасывает иголки перед становлением зимы. Этой хвоёй устилают свой желудок медведи, чтобы желудок её перерабатывал во время долгой зимней спячки. А также ею набивают свой зоб глухари и другая живность. В природе ничего не пропадает зря. Всё взаимосвязано между собой. Эволюция отличнейший программист, которая постаралась создать эту гармонию! Осенью берега таёжных рек очаровывают своим богатым разнообразием цветов. 

Иваныч стоял за перекатом, который находился ниже последней избушки. За ним находился глубокий плёс, куда спускалась на зиму вся крупная рыба из верховий ручьёв и речушек. Таймень и ленок хватали без разбора все, что двигалось в воде. На берегу уже лежали выловленные Иванычем несколько тайменей и ленков.

Вот он, в очередной раз, вытаскивал из стремнины, схватившего блесну крупного ленка. Красивая рыба ленок и очень вкусная. Чем – то, очень, похожа на форель, но только у форели красное мясо, а у ленка чуть сжелта. Силища у него неимоверная, когда он находится в своей стихии. Крепко захватив блесну, он шёл наперекор течению, вверх по перекату, то и дело заставляя стравливать леску на катушке. Спиннинг – рапира складывался почти вдвое но, пружиня, вновь принимал первоначальное положение.

И вот в тот момент, когда Иваныч всё же переборол сопротивление этого красавца и вытащил его на берег, боковым зрением увидел какое – то движение, выше по реке, на противоположном берегу. Быстро поднял голову и посмотрел в ту сторону, отчего у него, как и у всех настоящих охотников, учащенно забилось сердце. Через реку, осторожно ступая своими длинными ногами, перешли четыре лося и направились в чащобу.

За спиной у Иваныча висел рюкзак и старенькая, «испытанная в боях», курковая двустволочка. Как обычно, заряжена была одной пулей и дробовым патроном. Бросил спиннинг на берегу, придавив валуном и, быстро с ружьём наперевес, побежал к сохатым, сокращая расстояние. Лицензия на отстрел одного лося у него имелась. А как – бы он сейчас ему пригодился….. Во – первых, домой отвёз бы мяска. Длинную зиму коротать веселее было бы с пельменями, да котлетами. Во – вторых, всякие отходы пошли бы на приманку, для добычи соболя. Да и пилотов, которые будут забирать его завтра, отсюда, надо угостить. Не без этого…..

Увидев, что сохатые сейчас скроются в чащобе, он, почти не целясь, выпустил в них последнюю пулю. Ему даже показалось, что один из сохатых споткнулся, дёрнувшись. В развёрнутых болотных сапогах, осторожно, чтобы не захлестнула через край вода, он перешёл быстрое течение и оказался на противоположном берегу мелко – гравийной косы.

Сохатые ушли. А Иваныч, всё с надеждой ходил по их следам, проверяя, нет ли следов крови раненого лося. И тут вдруг из чащобы вышел мощный красавец сохатый и уставился на Иваныча. У Иваныча «защемило» под ложечкой….. 
- Ну, всё – думает – Хана мне….
Но лось, не обращая внимания на Иваныча, спокойно двинулся к реке. тот пошёл рядом. Зашли в реку. Иваныч, не далее двух метров справа от него шёл и сам с собой разговаривал:
- Ну, что с тобой дружок будем делать? У меня остался один дробовой патрон. Что – то не рискую я дробовым патроном в тебя палить. Ведь если я в тебя выстрелю и раню, ты же меня сразу «мочканёшь»! Да? Вот, вот! И я так же думаю. Ну а если я подрежу патрон по пыжу, ниже дроби, тогда он должен пойти контейнером, как пуля. Я, правда, ни разу так не пробовал стрелять, поэтому рисковать не буду. Ведь ты же меня одним ударом своего копыта насмерть пришибёшь. У тебя вон как мускулы на ногах играют! Нет уж, увольте! Давай, по - другому сделаем? Ты же хороший мальчик, паинька! Сейчас мы перейдём с тобой реку, и я сбегаю в зимовье за пулевыми патронами. А ты пока постоишь, меня здесь подождёшь. Хорошо?
Сохатый мотнул головой, толи отгоняя гнус, толи  подтверждая услышанное.

Перейдя реку, сохатый остановился, а Иваныч, сломя голову, побежал по каменистому берегу к избушке, которая находилась метрах в ста отсюда. Быстро зарядив два пулевых патрона, он побежал обратно. Но сохатый исчез…. И если бы он умел писать, то начертил бы копытом такое послание:
- Извини Иваныч! Поищи дураков в другом месте! Прощай! А это тебе на память о нашей совместной прогулке!

Иваныч увидел на том месте, где совсем недавно стояло три центнера чистого мяса, ещё парящие экскременты животного….
- Ну, не нахал ли? Еще и посмеялся надо мной! А может это и к лучшему! Может это к добру! Хоть ещё один грех на душу не взял. Пойду лучше рыбачить! А с тобой, надеюсь, ещё пересекутся наши дорожки. Скажи спасибо, что собачку не взял с собой…..

Рыбки Иваныч наловил неплохо. И себе хватило, и пилотов угостил. На другой день вылетел домой. Сохатые стояли километрах в трёх выше ручья. Сверху хорошо их было видно.
- Пока ребята! Ещё увидимся…..
Вот такой казус случился однажды с Иванычем….

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0204453

от 27 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204453 выдан для произведения:

 
Как – то, в начале сентября, Иваныч на вертолёте МИ – 8 залетел в свои угодья, находящиеся на реке Хурингда, поспиннинговать. Это была его любимая рыбалка. Сети, которыми он пытался ранее рыбачить, однажды утопил на стреж – песках в Енисее. И даже, с облегчением вздохнул, когда их не нашёл. И с тех пор больше сетями никогда не рыбачил. Всем говорил, что сетями это добыча, а не рыбалка. Но и на спиннинг он добывал столько, что другим и на сети не «снилось» поймать.

Погода стояла преотличнейшая. Полный штиль. В небе ни одного облачка. Только иногда, голубую гладь, разрезает высоко парящий в небесах, гордый орлан – белохвост, высматривая себе добычу на земле. Вот он, сложив крылья, молниеносно падает вниз и, схватив своими могучими когтями зазевавшегося зайца, уносит его высоко в горы, в своё гнездо, расположенное на могучей лиственнице. Там его ждёт кровавое пиршество. Что поделать? Такова природа вещей. Один живёт за счёт другого. Так и у людей. Богатство к одному приходит за счёт обнищания многих других. Мир жесток, и в нём нет правил….

А природа уже готовилась к продолжительной полярной зиме. Рыба с верховий ручьёв и речушек спустилась за перекаты в ямы и там жировала. Таймень и ленок хватали без разбора зазевавшихся хариусов. А Иваныч вытаскивал на спиннинг то тайменя, то ленка. 
Деревья прощались со своими опадающими детками – листьями. Те, в своём хороводе, медленно кружась, опускались на мягкую постель растущего вокруг ягеля. Многие листья несло по реке. За перекатами, где течение принимало более спокойный характер, листья закручивало за валунами и они успокаивались. Некоторые продолжали своё путешествие дальше… 
Лиственница - единственное хвойное дерево, которое сбрасывает иголки перед становлением зимы. Этой хвоёй устилают свой желудок медведи, чтобы желудок её перерабатывал во время долгой зимней спячки. А также ею набивают свой зоб глухари и другая живность. В природе ничего не пропадает зря. Всё взаимосвязано между собой. Эволюция отличнейший программист, которая постаралась создать эту гармонию! Осенью берега таёжных рек очаровывают своим богатым разнообразием цветов. 

Иваныч стоял за перекатом, который находился ниже последней избушки. За ним находился глубокий плёс, куда спускалась на зиму вся крупная рыба из верховий ручьёв и речушек. Таймень и ленок хватали без разбора все, что двигалось в воде. На берегу уже лежали выловленные Иванычем несколько тайменей и ленков.

Вот он, в очередной раз, вытаскивал из стремнины, схватившего блесну крупного ленка. Красивая рыба ленок и очень вкусная. Чем – то, очень, похожа на форель, но только у форели красное мясо, а у ленка чуть сжелта. Силища у него неимоверная, когда он находится в своей стихии. Крепко захватив блесну, он шёл наперекор течению, вверх по перекату, то и дело заставляя стравливать леску на катушке. Спиннинг – рапира складывался почти вдвое но, пружиня, вновь принимал первоначальное положение.

И вот в тот момент, когда Иваныч всё же переборол сопротивление этого красавца и вытащил его на берег, боковым зрением увидел какое – то движение, выше по реке, на противоположном берегу. Быстро поднял голову и посмотрел в ту сторону, отчего у него, как и у всех настоящих охотников, учащенно забилось сердце. Через реку, осторожно ступая своими длинными ногами, перешли четыре лося и направились в чащобу.

За спиной у Иваныча висел рюкзак и старенькая, «испытанная в боях», курковая двустволочка. Как обычно, заряжена была одной пулей и дробовым патроном. Бросил спиннинг на берегу, придавив валуном и, быстро с ружьём наперевес, побежал к сохатым, сокращая расстояние. Лицензия на отстрел одного лося у него имелась. А как – бы он сейчас ему пригодился….. Во – первых, домой отвёз бы мяска. Длинную зиму коротать веселее было бы с пельменями, да котлетами. Во – вторых, всякие отходы пошли бы на приманку, для добычи соболя. Да и пилотов, которые будут забирать его завтра, отсюда, надо угостить. Не без этого…..

Увидев, что сохатые сейчас скроются в чащобе, он, почти не целясь, выпустил в них последнюю пулю. Ему даже показалось, что один из сохатых споткнулся, дёрнувшись. В развёрнутых болотных сапогах, осторожно, чтобы не захлестнула через край вода, он перешёл быстрое течение и оказался на противоположном берегу мелко – гравийной косы.

Сохатые ушли. А Иваныч, всё с надеждой ходил по их следам, проверяя, нет ли следов крови раненого лося. И тут вдруг из чащобы вышел мощный красавец сохатый и уставился на Иваныча. У Иваныча «защемило» под ложечкой….. 
- Ну, всё – думает – Хана мне….
Но лось, не обращая внимания на Иваныча, спокойно двинулся к реке. тот пошёл рядом. Зашли в реку. Иваныч, не далее двух метров справа от него шёл и сам с собой разговаривал:
- Ну, что с тобой дружок будем делать? У меня остался один дробовой патрон. Что – то не рискую я дробовым патроном в тебя палить. Ведь если я в тебя выстрелю и раню, ты же меня сразу «мочканёшь»! Да? Вот, вот! И я так же думаю. Ну а если я подрежу патрон по пыжу, ниже дроби, тогда он должен пойти контейнером, как пуля. Я, правда, ни разу так не пробовал стрелять, поэтому рисковать не буду. Ведь ты же меня одним ударом своего копыта насмерть пришибёшь. У тебя вон как мускулы на ногах играют! Нет уж, увольте! Давай, по - другому сделаем? Ты же хороший мальчик, паинька! Сейчас мы перейдём с тобой реку, и я сбегаю в зимовье за пулевыми патронами. А ты пока постоишь, меня здесь подождёшь. Хорошо?
Сохатый мотнул головой, толи отгоняя гнус, толи  подтверждая услышанное.

Перейдя реку, сохатый остановился, а Иваныч, сломя голову, побежал по каменистому берегу к избушке, которая находилась метрах в ста отсюда. Быстро зарядив два пулевых патрона, он побежал обратно. Но сохатый исчез…. И если бы он умел писать, то начертил бы копытом такое послание:
- Извини Иваныч! Поищи дураков в другом месте! Прощай! А это тебе на память о нашей совместной прогулке!

Иваныч увидел на том месте, где совсем недавно стояло три центнера чистого мяса, ещё парящие экскременты животного….
- Ну, не нахал ли? Еще и посмеялся надо мной! А может это и к лучшему! Может это к добру! Хоть ещё один грех на душу не взял. Пойду лучше рыбачить! А с тобой, надеюсь, ещё пересекутся наши дорожки. Скажи спасибо, что собачку не взял с собой…..

Рыбки Иваныч наловил неплохо. И себе хватило, и пилотов угостил. На другой день вылетел домой. Сохатые стояли километрах в трёх выше ручья. Сверху хорошо их было видно.
- Пока ребята! Ещё увидимся…..
Вот такой казус случился однажды с Иванычем….

Рейтинг: 0 206 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!