Ночь на зимнике.

4 марта 2014 - Владимир Ростов
article197503.jpg

Ночь

Ночь на зимнике          

 



На буровой запасы топлива подходили к концу. Осталось по замерам всего дней на пять – шесть для работы силовым установкам. Автомобили стояли на приколе – заправиться было нечем, чтобы съездить на подбазу, за топливом. Вдобавок вертолёты не летают уже несколько дней. Температура окружающего воздуха ниже –  пятьдесят пять градусов. Как опустился спиртовый столбик ниже последней отметки, так и завис. Кто его знает, а сколько там, на улице…. А вертушки за  минус пятьдесят пять уже не летают по регламенту. 

В балке тепло, накурено – хоть топор вешай…. Ребята, свободные от вахты, занимались кто чем.
Двое играли в нарды, двое в шахматы. Несколько человек играли в покер. А Иваныч сидел на баяне пиликал что – то. 
Дверь открылась и, в балок, вместе с клубами морозного тумана, ввалился начальник буровой – Илья Провиркин. Снял с головы росомашью шапку, отряхнул валенки, приветливо поздоровался. Хлопцы перестали играть и повернулись все к нему – что же скажет Илюшенька?
Так ласково говорили за глаза о нём, но при разговоре соблюдали субординацию.
- Короче, ребята! Нам приходит «хана»! У меня есть такое  предложеие. Надо слить из баков всё оставшееся топливо кому – то одному и отправить его в рейс на подбазу в сопровождении  трактора. На тракторе с цистерной на санях поедет Вишневский Виктор. Все выжидательно замерли, озабоченно покачивая головами. До подбазы двести восемьдесят семь километров и мало ли что может случиться в пути в такой мороз….

Иваныч всего неделю назад прилетел на буровую, подменить одного водилу, которого по срочной телеграмме вызывали на материк, для похорон родственника. Он отремонтировал поломку в трансмиссии и стоял в ожидании без  аккумулятора. А аккумулятор несколько дней назад привёз вертолёт на подбазу и там по ошибке выгрузили. Илья обратился к Иванычу:
- Давай, Иваныч, выручай! С толкача запустите и с Виктором вместе пойдёте.
Подумал - подумал Иваныч и дал согласие. Была - ни была. Ох и рисковый мужичонка!


Его машина – трёхмостовый «лаптёжник» Краз- 255, стоял возле котельной. Иваныч взял паровой тонкий шланг и, засунув его в горловину радиатора, открыл потихоньку горячий пар, быстро нагрел двигун. Затем по очереди мосты, коробку, раздатку и Виктор, запепив тросом за клык автомобиля, потянул его от котельной. Мотор запустился, как говорят «с пол - пинка». Вообще двигатели ЯМЗ неприхотливые, хотя и «кушают» много топлива, но надёжные. Однажды был случай….


Заночевал рейсовик у охотника в зимовье. Двигателя во время работы на зимнике не глушат семь рабочих месяцев. Вот и в этот раз, сделав вращение коленвала, чуть более минимальных оборотов, рейсовик ушёл спать. А утром проснулся, подошёл к машине, открыл дверцу, а в кабине ,холодильник». Думал, перехватило водичку. Но потом увидел, что, оказывается, от вибрации работающего двигателя,  открылся единственный краник для спуска воды, находящийся внизу, справа, под помпой и двигатель работал всю ночь, охлаждаясь лишь от вентилятора холодным воздухом. Разве какой – нибудь ещё из двигателей выдержал бы такое? Так что это один из лучших Советских двигателей.


Иваныч залил немного керосина в мосты и редуктора. Был случай у Валеры – рейсовика. Мороз был около -50гр. Шёл он по зимнику. Устал очень и решил поспать немного. Часа через четыре проснулся и поехал далее. Ну нет, чтобы понемногу раскачать автомобиль вперёд – назад, а он решил сразу вперёд. Масло, смёрзшееся в редукторе, сразу же раздавило корпус и пришлось ему стоять в ожидании помощи. Вот такие случаи бывают на морозе. Вроде бы старый, опытный рейсовик, но спросонья голова не подумала…

- Всё Витя! Можем ехать!
- Ты смотри Иваныч, не уходи далеко! Если что, то хоть я рядом…

Илья Николаевич дал напутствие на дорогу и легонько, троекратно перекрестил.
Двигатель работал отлично, ровненько. Топливная аппаратура была новенькая, а форсунки Иваныч опрессовал как положено. Резина - широченные скаты, почему и прозвали лаптёжниками. Зато по бездорожью цены ей не было – не забуксуешь. И вот потихоньку Иваныч шел впереди. Свет вырабатывал генератор. Тепло в кабину поступало по шлангу от вентилятора охлаждения. Хорошо! Дорога по лесу накатанная твёрдо. Дорожники протащили недавно брёвна – пригладили дорогу – хоть на велосипеде катись. Только не выдержишь в такой мороз. Морозом укатанный снег сковало, стал как асфальт.


Проехав сорок километров, Иваныч, убедившись, что всё хорошо, решил дать двигателю форс – мажор. Свет тракторных фар остался далеко позади…. До подбазы ещё около восьмидесяти километров. И тут вдруг двигатель стал захлёбываться. Видимо от скорости ещё сильнее мороз и топливопроводы с соляркой стало «зашуговывать». Иваныч затормозил. Нашёл сбоку цистерны квач с проволокой. Намочил его в солярке и стал поджигать. Да не так то просто солярку разжечь в такой мороз, если даже бензин от спички не воспламеняется. Намочил несколько спичинок в солярке и кое, кое - как разжёг эту премудрость… Получился неплохой факел и он стал им отогревать трубки. Через несколько минут мотор заработал ровненько. Иваныч сел за руль и поехал вперёд. Но километров через десять повторилось то же самое, и, Иваныч не успел разжечь факел…. Заглох единственный друг, оставив один на один Иваныча со стихией.

Одет был он очень хорошо, тепло. На ногах унты меховые, размера на три более его ноги. Меховой костюм – получала жена спец – одежду по его размеру, работая в аэропорту. Дай ей Бог здоровья. Если бы не он…..

Что делать? Побегал Иваныч взад – вперёд по дороге, собираясь с мыслями, решая, что предпринять. В лес попробовал зайти дров натаскать для костра, да не тут - то было. Снега по грудь….Лыжи оставил на буровой… Тогда он вытащил пассажирское сиденье и положил его под переднее левое колесо.
Затем снял с крюка ведро и кое – как набрал зашугованной солярки. Нашёл два листочка бумаги. Смочил её. Затем нашёл ветоши за спинкой. Тоже смочил, и таким образом зажёг солярку в ведре. Жить – то хочется…. Сел на сиденье, прислонившись к колесу спиной. Горящее ведро поставил между ног. Накинул на голову меховой башлык с опушкой и задремал от исходящего тепла. Огонь есть огонь. Недаром первобытные люди бились за него насмерть. Вспомнил прочитанную, еще в детстве книгу «Борьба за огонь». Да он бы и сейчас зубами порвал любого, кто попытался бы забрать этот живительный огонь у него. Тепло разморило уставшего Иваныча и он уснул.

Вдруг видит, что идёт к нему молодая, неземной красоты девушка, в полупрозрачном серебристом одеянии, которую, как показалось, он уже где – то видел.
- Как же это ей удаётся по такому морозу идти полураздетой? - пронеслось в сознании.
Подошла к Иванычу и говорит:
- Здравствуй дорогой мой человек! Ты, я вижу, попал в беду. Но не бойся, я тебе помогу.
- Чем же вы мне можете помочь? И вообще, откуда вы здесь могли взяться?
- А ты как будто не знаешь! Я же знаю, что ты уже догадался кто я…. Ведь я к тебе еще на Хурингде в твои сны приходила. Я тебя и ласкала во сне, и обнимала. Для тебя это был сон, а для меня реальность.

Вот тебе и на…. Всё о чём думал и предполагал Иваныч, оказывается, было на самом деле.
Не зря же в этом году столько много НЛО летало в этом районе, разыскивая видимо кого – то.
И она рассказала, что они прибыли сюда ещё в 1908 году по нашему летоисчислению, чтобы наладить контакт с человечеством. Но что – то не заладилось с электро - магнитным резонатором, и корабль, выбросив две капсулы, в одной из которых находилась долгое, запрограммированное время и она в анабиозе, просто взорвался, испарившись. А через семьдесят пять лет, сработало реле времени и включило в капсуле жизнеобеспечение. Из другой капсулы сигнало не поступало к ней, сколько она не пыталась связаться. Видимо напарник погиб с капсулой, где – нибудь, угодив в глубокое место в одном из многочисленных озёр. И вот сегодня на рассвете её должны забрать с вершины горы, находящейся рядом. 
- Хочешь со мной улететь? Ты мне очень стал дорог!
Уж очень заманчиво было посмотреть чужие миры, и Иваныч утвердительно кивнул головой.
Она протянула к нему ласковые свои руки, поднимая его.
И тут вдруг он прснулся….. 

Чёрт возьми! Какой удивительный сон! Ведь Иваныч почувствовал её тёплое, живое дыхание и горячие руки. Возбуждающий запах её тела всё ещё висел в воздухе, понемногу улетучиваясь….
Живительный огонь в ведре потух. За ночь ещё три ведра пришлось сжечь Иванычу, чтобы не замёрзнуть. Ветошь для разжигания уже закончилась, и ему пришлось раздеться, снять с себя нижнее бельё, и вновь одеться. Что поделать - иначе не разожжёшь огонь. Под утро уже и деревья невдалеке стали разрываться от мороза на две части, разваливаясь. Где – то далеко послышался треск выхлопа приближающегося трактора.

- Слава тебе Господи! Наконец – то закончатся мои злоключения – подумал Иваныч.
На таком морозе далеко слышно. И вот показался свет фар. 
- Иваныч! Ты чего?
- Да вот перехватило топливную аппаратуру. 
- Ладно, не беда! Прыгай ко мне, поедем. Ты посмотри на себя в зеркало. 
Иваныч взглянул в зеркало. На него смотрел настоящий чёрт, только без рожек.
Закоптился капитально. 
 - А сколько температура на улице?
- Где – то за шестьдесят…. Как ты жив остался? Не пойму! 

Рассветало. С ближайшей горы поднялся в небо яркий огненный шар и исчез среди звёзд.
- Здесь часто бывают такие аномалии – пояснил Виктор.
- Ну- ну! – подумал Иваныч….

И вот, наконец – то, вырвались из тайги. Показалась подбаза на берегу Подкаменной Тунгуски, находящейся не так далеко от места падения загадочного метеорита. Виктор подогнал трактор до котельной, а Иваныч направился в общежитие. На пути встретился странный человек, который шел, разговаривая сам с собой. Увидев Иваныча, остановился.
- Слышишь? Девки поют глубоко под землёй! Меня к себе зовут…. Слышишь?
И пошёл, полураздетый, по зимнику в тайгу. Заглянув ему в глаза, когда он заговорил, Иваныч понял что этот хлопчик «погнал гусей». Зайдя в общежитие, Иваныч предупредил ребят, что их товарищ поймал белую горячку, и что может замёрзнуть. Ребята, выскочив вдвоём, быстро догнали и привели его обратно. Вот так вот, до чёртиков, напиваются дома, как будто последний день жизни наступил. Иваныч таких много видел, работая на вахтовке.

Однажды, ремонтируя грузовой Урал – 375, на буровой для перегона на другую площадь, за ним залетел его друг на вертолёте. 
- Полетели смородину рвать в горы.
- Полетели! Я уже закончил ремонт.

И вот, летя мимо буровой, по рации передали, чтобы экипаж крутанулся в северном направлении, чтобы поискали ушедшего вчера в тайгу человека. Уже прошли сутки, как он не возвращался. Вчера была смена вахты и один из вахтовиков, в невменяемом состоянии, вышел голый из балка. Постоял - постоял, потом выше метра подпрыгнул вверх, и с криком «наших бьют», побежал в тайгу. Минут через десять, в северном направлении пилоты его увидели лежащего в скрюченном положении. Дали координаты на буровую, того места, где лежало тело  а сами улетели. А этого паренька через два часа нашли, но вены его уже были обескровлены…. Гнус своё дело мигом сделал. Ему тоже жить хочется….

Через два дня температура поднялась чуть повыше. Стало минус тридцать четыре градуса.  Это уже для северян «Ташкент». Загрузил Иваныч на сани к Виктору пустую бочку без крышки, аккумулятор, лыжи, продукты. Виктор залил полную ёмкость солярки для буровой и они отправились по зимнику. Через пять часов подъехали до скучающего за водителем Краза. 

 Всё разгрузили и Виктор спросил:
- Тебе помогать Иваныч? 
- Нет, Виктор! Спасибо тебе! Теперь я сам справлюсь. Вези скорее топливо на буровую – ждут там очень нас. 
- Ну, давай, счастливо! Будь осторожен!
Виктор сделал перегазовочку, попрощался длинным сигнальчиком и пошёл вперёд.


Иваныч подцепил на ноги лыжи. Взял топорик. Нарубил сухих веток, развёл большуший костер вокруг бочки, наполненную снегом. Пока снежная вода разогревалась до температуры кипения, Иваныч подсоединил аккумулятор. И вот, очень горячей водой, стал проливать двигатель. Минут через двадцать включил стартер, предварительно прокачав помпой – насосом топливо, и запустил с пол – оборота движок. «Хапанув» порцию вкусной пищи, мотор жадно заурчал, прогреваясь.

Через час Иваныч уже подъезжал к подбазе. Залившись топливом, сам пообедал в столовой и поехал на буровую. Предварительно по рации передали, что топливо отправлено. Еще успел догнать Виктора с трактором. И так они вернулись вместе победителями. С цветами не встречали, но радости не было предела. Жизнь ожила с появлением топлива. Его оставалось всего на четыре – пять часов. Вот такая эпопея случилась у Иваныча. 

А Синильга….
Она многим кому являлась, помогая в трудную минуту.
Может это был просто добрый дух тайги эвенкийской. А может и инопланетянка, как она сама сказало в том реальном сне…. Но больше её никто не видел ни разу. Иногда Иваныч берёт баян в руки и, скучая за ней, что – то сочиняет космическое…..

 

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0197503

от 4 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0197503 выдан для произведения:

Ночь

Ночь на зимнике          

 



На буровой запасы топлива подходили к концу. Осталось по замерам всего дней на пять – шесть для работы силовым установкам. Автомобили стояли на приколе – заправиться было нечем, чтобы съездить на подбазу, за топливом. Вдобавок вертолёты не летают уже несколько дней. Температура окружающего воздуха ниже –  пятьдесят пять градусов. Как опустился спиртовый столбик ниже последней отметки, так и завис. Кто его знает, а сколько там, на улице…. А вертушки за  минус пятьдесят пять уже не летают по регламенту. 

В балке тепло, накурено – хоть топор вешай…. Ребята, свободные от вахты, занимались кто чем.
Двое играли в нарды, двое в шахматы. Несколько человек играли в покер. А Иваныч сидел на баяне пиликал что – то. 
Дверь открылась и, в балок, вместе с клубами морозного тумана, ввалился начальник буровой – Илья Провиркин. Снял с головы росомашью шапку, отряхнул валенки, приветливо поздоровался. Хлопцы перестали играть и повернулись все к нему – что же скажет Илюшенька?
Так ласково говорили за глаза о нём, но при разговоре соблюдали субординацию.
- Короче, ребята! Нам приходит «хана»! У меня есть такое  предложеие. Надо слить из баков всё оставшееся топливо кому – то одному и отправить его в рейс на подбазу в сопровождении  трактора. На тракторе с цистерной на санях поедет Вишневский Виктор. Все выжидательно замерли, озабоченно покачивая головами. До подбазы двести восемьдесят семь километров и мало ли что может случиться в пути в такой мороз….

Иваныч всего неделю назад прилетел на буровую, подменить одного водилу, которого по срочной телеграмме вызывали на материк, для похорон родственника. Он отремонтировал поломку в трансмиссии и стоял в ожидании без  аккумулятора. А аккумулятор несколько дней назад привёз вертолёт на подбазу и там по ошибке выгрузили. Илья обратился к Иванычу:
- Давай, Иваныч, выручай! С толкача запустите и с Виктором вместе пойдёте.
Подумал - подумал Иваныч и дал согласие. Была - ни была. Ох и рисковый мужичонка!


Его машина – трёхмостовый «лаптёжник» Краз- 255, стоял возле котельной. Иваныч взял паровой тонкий шланг и, засунув его в горловину радиатора, открыл потихоньку горячий пар, быстро нагрел двигун. Затем по очереди мосты, коробку, раздатку и Виктор, запепив тросом за клык автомобиля, потянул его от котельной. Мотор запустился, как говорят «с пол - пинка». Вообще двигатели ЯМЗ неприхотливые, хотя и «кушают» много топлива, но надёжные. Однажды был случай….


Заночевал рейсовик у охотника в зимовье. Двигателя во время работы на зимнике не глушат семь рабочих месяцев. Вот и в этот раз, сделав вращение коленвала, чуть более минимальных оборотов, рейсовик ушёл спать. А утром проснулся, подошёл к машине, открыл дверцу, а в кабине ,холодильник». Думал, перехватило водичку. Но потом увидел, что, оказывается, от вибрации работающего двигателя,  открылся единственный краник для спуска воды, находящийся внизу, справа, под помпой и двигатель работал всю ночь, охлаждаясь лишь от вентилятора холодным воздухом. Разве какой – нибудь ещё из двигателей выдержал бы такое? Так что это один из лучших Советских двигателей.


Иваныч залил немного керосина в мосты и редуктора. Был случай у Валеры – рейсовика. Мороз был около -50гр. Шёл он по зимнику. Устал очень и решил поспать немного. Часа через четыре проснулся и поехал далее. Ну нет, чтобы понемногу раскачать автомобиль вперёд – назад, а он решил сразу вперёд. Масло, смёрзшееся в редукторе, сразу же раздавило корпус и пришлось ему стоять в ожидании помощи. Вот такие случаи бывают на морозе. Вроде бы старый, опытный рейсовик, но спросонья голова не подумала…

- Всё Витя! Можем ехать!
- Ты смотри Иваныч, не уходи далеко! Если что, то хоть я рядом…

Илья Николаевич дал напутствие на дорогу и легонько, троекратно перекрестил.
Двигатель работал отлично, ровненько. Топливная аппаратура была новенькая, а форсунки Иваныч опрессовал как положено. Резина - широченные скаты, почему и прозвали лаптёжниками. Зато по бездорожью цены ей не было – не забуксуешь. И вот потихоньку Иваныч шел впереди. Свет вырабатывал генератор. Тепло в кабину поступало по шлангу от вентилятора охлаждения. Хорошо! Дорога по лесу накатанная твёрдо. Дорожники протащили недавно брёвна – пригладили дорогу – хоть на велосипеде катись. Только не выдержишь в такой мороз. Морозом укатанный снег сковало, стал как асфальт.


Проехав сорок километров, Иваныч, убедившись, что всё хорошо, решил дать двигателю форс – мажор. Свет тракторных фар остался далеко позади…. До подбазы ещё около восьмидесяти километров. И тут вдруг двигатель стал захлёбываться. Видимо от скорости ещё сильнее мороз и топливопроводы с соляркой стало «зашуговывать». Иваныч затормозил. Нашёл сбоку цистерны квач с проволокой. Намочил его в солярке и стал поджигать. Да не так то просто солярку разжечь в такой мороз, если даже бензин от спички не воспламеняется. Намочил несколько спичинок в солярке и кое, кое - как разжёг эту премудрость… Получился неплохой факел и он стал им отогревать трубки. Через несколько минут мотор заработал ровненько. Иваныч сел за руль и поехал вперёд. Но километров через десять повторилось то же самое, и, Иваныч не успел разжечь факел…. Заглох единственный друг, оставив один на один Иваныча со стихией.

Одет был он очень хорошо, тепло. На ногах унты меховые, размера на три более его ноги. Меховой костюм – получала жена спец – одежду по его размеру, работая в аэропорту. Дай ей Бог здоровья. Если бы не он…..

Что делать? Побегал Иваныч взад – вперёд по дороге, собираясь с мыслями, решая, что предпринять. В лес попробовал зайти дров натаскать для костра, да не тут - то было. Снега по грудь….Лыжи оставил на буровой… Тогда он вытащил пассажирское сиденье и положил его под переднее левое колесо.
Затем снял с крюка ведро и кое – как набрал зашугованной солярки. Нашёл два листочка бумаги. Смочил её. Затем нашёл ветоши за спинкой. Тоже смочил, и таким образом зажёг солярку в ведре. Жить – то хочется…. Сел на сиденье, прислонившись к колесу спиной. Горящее ведро поставил между ног. Накинул на голову меховой башлык с опушкой и задремал от исходящего тепла. Огонь есть огонь. Недаром первобытные люди бились за него насмерть. Вспомнил прочитанную, еще в детстве книгу «Борьба за огонь». Да он бы и сейчас зубами порвал любого, кто попытался бы забрать этот живительный огонь у него. Тепло разморило уставшего Иваныча и он уснул.

Вдруг видит, что идёт к нему молодая, неземной красоты девушка, в полупрозрачном серебристом одеянии, которую, как показалось, он уже где – то видел.
- Как же это ей удаётся по такому морозу идти полураздетой? - пронеслось в сознании.
Подошла к Иванычу и говорит:
- Здравствуй дорогой мой человек! Ты, я вижу, попал в беду. Но не бойся, я тебе помогу.
- Чем же вы мне можете помочь? И вообще, откуда вы здесь могли взяться?
- А ты как будто не знаешь! Я же знаю, что ты уже догадался кто я…. Ведь я к тебе еще на Хурингде в твои сны приходила. Я тебя и ласкала во сне, и обнимала. Для тебя это был сон, а для меня реальность.

Вот тебе и на…. Всё о чём думал и предполагал Иваныч, оказывается, было на самом деле.
Не зря же в этом году столько много НЛО летало в этом районе, разыскивая видимо кого – то.
И она рассказала, что они прибыли сюда ещё в 1908 году по нашему летоисчислению, чтобы наладить контакт с человечеством. Но что – то не заладилось с электро - магнитным резонатором, и корабль, выбросив две капсулы, в одной из которых находилась долгое, запрограммированное время и она в анабиозе, просто взорвался, испарившись. А через семьдесят пять лет, сработало реле времени и включило в капсуле жизнеобеспечение. Из другой капсулы сигнало не поступало к ней, сколько она не пыталась связаться. Видимо напарник погиб с капсулой, где – нибудь, угодив в глубокое место в одном из многочисленных озёр. И вот сегодня на рассвете её должны забрать с вершины горы, находящейся рядом. 
- Хочешь со мной улететь? Ты мне очень стал дорог!
Уж очень заманчиво было посмотреть чужие миры, и Иваныч утвердительно кивнул головой.
Она протянула к нему ласковые свои руки, поднимая его.
И тут вдруг он прснулся….. 

Чёрт возьми! Какой удивительный сон! Ведь Иваныч почувствовал её тёплое, живое дыхание и горячие руки. Возбуждающий запах её тела всё ещё висел в воздухе, понемногу улетучиваясь….
Живительный огонь в ведре потух. За ночь ещё три ведра пришлось сжечь Иванычу, чтобы не замёрзнуть. Ветошь для разжигания уже закончилась, и ему пришлось раздеться, снять с себя нижнее бельё, и вновь одеться. Что поделать - иначе не разожжёшь огонь. Под утро уже и деревья невдалеке стали разрываться от мороза на две части, разваливаясь. Где – то далеко послышался треск выхлопа приближающегося трактора.

- Слава тебе Господи! Наконец – то закончатся мои злоключения – подумал Иваныч.
На таком морозе далеко слышно. И вот показался свет фар. 
- Иваныч! Ты чего?
- Да вот перехватило топливную аппаратуру. 
- Ладно, не беда! Прыгай ко мне, поедем. Ты посмотри на себя в зеркало. 
Иваныч взглянул в зеркало. На него смотрел настоящий чёрт, только без рожек.
Закоптился капитально. 
 - А сколько температура на улице?
- Где – то за шестьдесят…. Как ты жив остался? Не пойму! 

Рассветало. С ближайшей горы поднялся в небо яркий огненный шар и исчез среди звёзд.
- Здесь часто бывают такие аномалии – пояснил Виктор.
- Ну- ну! – подумал Иваныч….

И вот, наконец – то, вырвались из тайги. Показалась подбаза на берегу Подкаменной Тунгуски, находящейся не так далеко от места падения загадочного метеорита. Виктор подогнал трактор до котельной, а Иваныч направился в общежитие. На пути встретился странный человек, который шел, разговаривая сам с собой. Увидев Иваныча, остановился.
- Слышишь? Девки поют глубоко под землёй! Меня к себе зовут…. Слышишь?
И пошёл, полураздетый, по зимнику в тайгу. Заглянув ему в глаза, когда он заговорил, Иваныч понял что этот хлопчик «погнал гусей». Зайдя в общежитие, Иваныч предупредил ребят, что их товарищ поймал белую горячку, и что может замёрзнуть. Ребята, выскочив вдвоём, быстро догнали и привели его обратно. Вот так вот, до чёртиков, напиваются дома, как будто последний день жизни наступил. Иваныч таких много видел, работая на вахтовке.

Однажды, ремонтируя грузовой Урал – 375, на буровой для перегона на другую площадь, за ним залетел его друг на вертолёте. 
- Полетели смородину рвать в горы.
- Полетели! Я уже закончил ремонт.

И вот, летя мимо буровой, по рации передали, чтобы экипаж крутанулся в северном направлении, чтобы поискали ушедшего вчера в тайгу человека. Уже прошли сутки, как он не возвращался. Вчера была смена вахты и один из вахтовиков, в невменяемом состоянии, вышел голый из балка. Постоял - постоял, потом выше метра подпрыгнул вверх, и с криком «наших бьют», побежал в тайгу. Минут через десять, в северном направлении пилоты его увидели лежащего в скрюченном положении. Дали координаты на буровую, того места, где лежало тело  а сами улетели. А этого паренька через два часа нашли, но вены его уже были обескровлены…. Гнус своё дело мигом сделал. Ему тоже жить хочется….

Через два дня температура поднялась чуть повыше. Стало минус тридцать четыре градуса.  Это уже для северян «Ташкент». Загрузил Иваныч на сани к Виктору пустую бочку без крышки, аккумулятор, лыжи, продукты. Виктор залил полную ёмкость солярки для буровой и они отправились по зимнику. Через пять часов подъехали до скучающего за водителем Краза. 

 Всё разгрузили и Виктор спросил:
- Тебе помогать Иваныч? 
- Нет, Виктор! Спасибо тебе! Теперь я сам справлюсь. Вези скорее топливо на буровую – ждут там очень нас. 
- Ну, давай, счастливо! Будь осторожен!
Виктор сделал перегазовочку, попрощался длинным сигнальчиком и пошёл вперёд.


Иваныч подцепил на ноги лыжи. Взял топорик. Нарубил сухих веток, развёл большуший костер вокруг бочки, наполненную снегом. Пока снежная вода разогревалась до температуры кипения, Иваныч подсоединил аккумулятор. И вот, очень горячей водой, стал проливать двигатель. Минут через двадцать включил стартер, предварительно прокачав помпой – насосом топливо, и запустил с пол – оборота движок. «Хапанув» порцию вкусной пищи, мотор жадно заурчал, прогреваясь.

Через час Иваныч уже подъезжал к подбазе. Залившись топливом, сам пообедал в столовой и поехал на буровую. Предварительно по рации передали, что топливо отправлено. Еще успел догнать Виктора с трактором. И так они вернулись вместе победителями. С цветами не встречали, но радости не было предела. Жизнь ожила с появлением топлива. Его оставалось всего на четыре – пять часов. Вот такая эпопея случилась у Иваныча. 

А Синильга….
Она многим кому являлась, помогая в трудную минуту.
Может это был просто добрый дух тайги эвенкийской. А может и инопланетянка, как она сама сказало в том реальном сне…. Но больше её никто не видел ни разу. Иногда Иваныч берёт баян в руки и, скучая за ней, что – то сочиняет космическое…..

 

Рейтинг: 0 200 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!