ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → МИСС ХЛОЯ И ЕЁ ОКРУЖЕНИЕ

 

МИСС ХЛОЯ И ЕЁ ОКРУЖЕНИЕ

12 марта 2014 - Дмитрий Билибин
article200341.jpg

МИСС ХЛОЯ И ЕЁ ДРУЗЬЯ

 

Ещё с раннего детства у меня выработалось стойкое убеждение, что в каждом приличном доме должен быть хоть какой-то четвероногий друг. И этой установке я неуклонно следовал на протяжении всего жизненного пути, правда, с некоторыми интервалами.

 

Кошки и собаки – это самые обыкновенные обитатели человеческого жилья, они могут быть полноправными членами семьи, но никакой выдающейся экзотикой, за редким исключением, не обладают.

 

А мне всегда хотелось завести себе какую-нибудь необычную зверюшку, что-то вроде белочки, ласки, хорька, горностая или даже рыси – вот это экзотика! Но в силу целого ряда бытовых обстоятельств, моим радужным мечтаниям не дано было сбыться…

 

Даже спустя много лет, когда я перебрался жить в окрестности Мюнхена и возжелал устроиться на работу в зоопарк, мне и тут не повезло. Немцы категорически отказали взбалмошному русскому в удовольствии хоть изредка потрепать за уши диких зверей.

Мало того, что сами  не увлекались такими фантазиями, так ведь и другим не давали!

Свой запрет они аргументировали тем, что работать с крупными хищниками имеют право только хорошо подготовленные люди, мол, степень риска невероятно высока.

 

Да какая там опасность? Давно же известно, что любое животное, неважно какой породы,  кроме человеческого силуэта отлично видит его ауру – определяющий ориентир для дальнейших поступков. И если эта аура излучает достаточно убедительный спектр дружелюбия, зачем же нападать на миротворца, добровольно пришедшего к зверю. Не на заклание же он явился?

 

Разумеется, это сугубо человеческая логика, едва ли разделяемая представителями дикой фауны, ибо в их среде, кажется, преобладают иные критерии…

 

Много позже, по прихоти капризной Судьбы, мне вновь пришлось сменить место «дислокации», перебазировавшись на сей раз в другое государство – Беларусь. Вот здесь, в Минске, у меня наконец-то появилась хорошая возможность приукрасить свой одинокий быт целой компанией разных животненьких. Нереализованные идеи с крупными хищниками остались в прошлом, поэтому пришлось ограничиться самым минимумом.

 

Первой прелестной находкой стал крошечный декоративный кролик – зайчик в миниатюре. Не мудрствуя лукаво, я его так и назвал – Зайчиком. Следующими постояльцами стала пара хомячков, один сирийский, другой джунгарский. Сириец выглядел толстеньким, розовым – типичный поросёнок крошечного формата. Джунгарик же отличался более сложной расцветкой, а размером он и вовсе едва превосходил таракана.

 

В связи с резким увеличением численности специфических квартирантов, срочно был воздвигнут просторный вольер, в котором эта троица очень даже хорошо себя чувствовала, у каждого из них на этой территории имелось персональное жильё – сплошное царство мира и добра.

 

Но, не удовлетворившись достигнутыми результатами, ощущая полную волю в своих действиях, я решил усугубить собственный опыт в общении с пернатыми. Впрочем, никакого опыта не было и в помине, но постигнуть неизведанное представлялось весьма заманчивым.

 

Долгий, скрупулёзный выбор пташек пришёлся на очаровательную попугайку, которая тут же получила имя – мисс Хлоя. Рынок она покидала в просторной клетке, оснащенной всеми необходимыми атрибутами.

 

Оказавшись дома, птичка долго с большим интересом рассматривала неведомых ей зверьков с  высоты своего величия, т.е. из-под потолка - лучшего пункта для наблюдения и придумать невозможно.

Какие мысли роились в маленькой головке мисс Хлои – сказать затруднительно. Но то, что там, в конце концов, было принято конкретное решение, стало очевидным, когда попугайка, выпорхнув из клетки, бесстрашно приземлилась в вольере.

 

Главным объектом её внимания стал, конечно же, Зайчик, встретивший неожиданную визитёршу с поистине олимпийской невозмутимостью. Не замечая снующих мимо хомячков, мисс Хлоя деловито принялась исследовать со всех сторон странный пушистый комок, спокойно жующий ароматное сено. Раза три ей понадобилось обойти Зайчика, чтобы окончательно убедиться – дружба принята!

 

Следующим её шагом была попытка отобрать у Зайки стебелёк сена – тот и ухом не повёл. Тогда мисс Хлоя слегка клюнула кролика в район носа, но и это не возымело никакого эффекта. Обескураженная птица, потоптавшись на месте, внезапно взвилась к клетке, дабы наедине детально обмозговать свои дальнейшие действия относительно полюбившегося ей объекта. Её взлёт сопровождался каким-то сварливым чириканием, продолжавшимся довольно долго, правда, на разные лады.

 

Откуда недовольной и молодой мисс Хлое было знать, что кроме склочных птиц на свете присутствуют такие скромные, безмолвные существа вроде беспристрастного Зайчика?  А тот, спокойно выслушав в свой адрес несправедливую брань из-под потолка, тем более, что она изливалась в неизвестном для него формате, предпочёл остаться при своём мнении.

 

Всю ночь попугайка пребывала в молчаливых размышлениях, а утром, уходя по делам из дома, я услышал новые нотки в её мелодичном щебете, но не придал этому какого-либо значения. Лишь через несколько часов, вернувшись домой, мне открылся подлинный смысл этих новых интонаций – мисс Хлоя очень уверенно сидела на спине Зайчика и с невероятным усердием чистила его шёрстку. Столь кропотливая и бескорыстная работа была достойна самого навороченного стилиста, иначе не скажешь!

 

А Зайчик – что? Он с той же присущей ему невозмутимостью воспринимал свалившиеся на него реалии как само собой разумеющиеся вещи. По причине своего юного возраста он тоже не мог знать, что мир вокруг ограничивается только этими сверх меры суетливыми хомячками (и чего им не сидится на месте?). Оказывается, в жизни есть такие персоналии, которым далеко не безразличен его экстерьер, и грех отказываться от проявляемой заботы, причём, оказывается, довольно приятной.

 

Мисс Хлоя, обладавшая мощным генетическим наследием, касавшимся её материнского инстинкта, ни с того, ни с его взвалила на себя благородную миссию по уходу за таким инертным увальнем, каковым виделся ей Зайчик в визуальных пропорциях - настоящий динозавр.

 

Гены-то генами, но там вообще был сплошной геноцид!

 

Вот откуда, спрашивается, у неё взялись познания в офтальмологии, что она стала вполне профессионально чистить своим клювиком глаза кролика без всякого ущерба для его зрения?

Когда я впервые увидал эту процедуру, то у меня возникли серьёзные опасения, что мой любимец однажды лишится глаз. Но – нет! Ибо пациент не ощущал от этих действий ни малейшего дискомфорта, скорее, напротив. В такие сладостные моменты он даже прекращал жевать вкусное сено и замирал от неслыханной «экзекуции», вкушая от неё настоящее удовольствие. 

Между тем, в нашем подъезде обитала некая элегантная кошечка, судя по ушам, еще девственница. 

Эту четырёхцветную красавицу несколько дней назад вульгарно выкинули прямо на лестничную клетку, надеясь, вероятно, что у кого-нибудь дрогнет сердце и её подберут. Расчёт был оправдан – кошечка попала в правильный дом и моментально стала пятым членом моего звериного  клана.

 

Её история была проста: некий молодой человек с пятого этажа однажды принёс к себе очаровательного котёнка, месяца три-четыре наслаждался новой игрушкой, а потом, когда кошечка подросла и утратила своё первоначальное очарование, с преступным легкомыслием избавился от ненужного бремени.

 

Имя ей нашлось сразу – Бея.

Как и полагается её племени, она сходу приступила к детальному исследованию нового помещения, внимательно принюхиваясь к непривычным запахам. Поэтапно ознакомившись с прихожей, кухней и гостиной, Бея, наконец, оказалась в спальне, где её поджидал большой сюрприз.

 

Прежде всего, ей на глаза попалась мисс Хлоя, которая, узрев сверху незнакомое существо, изумлённо чирикнула. Кошечка тут же вскинула голову и несколько минут пристально рассматривала это непонятное явление. Птичка с чувством явного превосходства тоже с интересом изучала застывшее внизу животное.

Неизвестно, как долго длился бы этот своеобразный поединок, если бы мисс Хлоя не проявила неожиданную инициативу. Лихо спикировав со шкафа вниз, она на бреющем полёте прошлась над Беей, громко озвучив свою выходку целой серией грозного стрекотания. 

Юная киса, никак не ожидавшая такого резкого поворота событий, в ужасе зажмурила глаза и вся как-то забавно сжалась. А мисс Хлоя, очень довольная произведённым впечатлением, сделала по комнате пару кругов и с видом победительницы нырнула в вольер к Зайчику. 

Оправившись от первого преподанного ей урока и сделав, надо думать, кое-какие выводы, Бея нерешительно запрыгнула на диван, затем на его спинку и крайне осторожно направилась в сторону вольера с целью выяснения источника подозрительных запахов. 

Зрелище, представившееся её взору, повергло кошечку в ещё большее изумление! Знакомая уже птичка сидела на каком-то явно одухотворённом пушистом зверьке и производила там малопонятные манипуляции. В странном барабане вращалось нечто розовое, а из маленького домика выглядывала чья-то крошечная мордочка. 

Будь Бея кошкой взрослой и опытной, она наверняка без всяких колебаний запрыгнула бы в вольер, дабы сполна удовлетворить свою любознательность и как следует разобраться, кто есть кто. Но она выбрала другую тактику – сначала издали определиться во всём, лишь только потом предпринимать попытки для установления контакта со всей этой разношёрстной братией. 

Для облегчения её задачи я извлёк из вольера Зайчика и посадил его на диван рядом с Беей, которая слегка попятилась назад. А Зайка в очередной раз продемонстрировал потрясающую невозмутимость духа, ничуть не удивившись новому зверю, раза в два превосходящему его по размерам. Собственно, его чёрные глазки, больше похожие на лакированные пуговки, никогда ничего не выражали, кажется, они вообще не имели свойства двигаться, отчего создавалось впечатление, что он видит во всех направлениях одновременно.

 

Не ощущая ни малейшей угрозы со стороны этого смешного зверька, Бея быстро адаптировалась и стала робко его обнюхивать, даже пару раз потрогала его безобидную мордочку мягкой лапкой. Зайчик вёл себя в высшей степени беспристрастно, будто кошки всегда являлись в его жизни самым заурядным явлением.

 

Мисс Хлоя, давно уже сидевшая на шкафу, внимательно наблюдала за этой сценой, но вмешиваться не собиралась, даже не издавала никаких звуков, на что она, кстати, была большой мастерицей.

В её микроскопическом горлышке крылось совершенно невероятное количество самых разнообразных интонаций по всякому поводу. Преимущественно они были громкими и резкими, но когда мисс Хлоя осуществляла косметический уход за своим кавалером, то в её едва слышном и мягком ворковании угадывалась настоящая нежность. 

Прошло какое-то время...

Бея уже стала часто запрыгивать в вольер именно к Зайчику, которого ей очень понравилось лизать, на хомячках она предпочитала не заострять своёго внимания. А вот с мисс Хлоей у них добрых взаимоотношений не получилось, быть может, из-за элементарного соперничества, ведь интересы обеих так или иначе пересекались на всеобщем любимце – Зайчике.

 

Вначале он с благосклонной покорностью сносил все ухаживания своих поклонниц. Но вот однажды, когда созревшая Бея впервые почувствовала могучий зов Природы, от олимпийской невозмутимости Зайчика не осталось и следа! Тут уж он сам превратился в активного ухажера – ведь и у него тоже возникла половозрелость. И вот у этой сладкой парочки стали происходить такие интенсивные любовные игры, что бедная мисс Хлоя, глядя на это безобразие, просто задыхалась от возмущения!

 

Разумеется, сомнительные затеи такого рода ни к чему не приводили, лишь создавали у обоих иллюзию совокупления…  

Однако, какое-то удовольствие оба от этого, несомненно, получали, пусть не физиологическое, но хоть моральное, что, между прочим, намного выше.

 

Дальнейшая жизнь в вольере стала протекать по такому сценарию, который даже  и во сне не смог бы присниться ни одному самому навороченному драматургу. А режиссуру его взяла на себя, как не сложно догадаться, активная мисс Хлоя – эта крошечная птаха, обладавшая энергией целого стада слонов.

 

Окончательно уяснив себе, что её "законный" кавалер может вести только половой образ жизни (т.е. ходить по полу, а не летать), она безоговорочно смирилась с этим обстоятельством, прекратив свои никому ненужные полёты. С некоторого времени мисс Хлоя, забыв о врождённой способности летать, стала денно и нощно обитать в вольере, хотя далеко не всё ей там нравилось.

 

Чрезмерно суетливый Поросёнок, пару раз получив клювом в нос, отныне старался держаться стороной. Бея тоже, неоднократно познавшая эту суровую науку, предпочитала не вступать в конфликт со столь некоммуникабельной птицей, но ничуть не противилась, когда та садилась ей на спину и что-то там клевала.

 

Что касается джунгарика, то в силу слишком мелкого размера он с самого начала оставался вне всякой конкуренции,  по крайней мере, никакие санкции со стороны мисс Хлои на него не распространялись. Впрочем, он никак не досаждал ей своим незаметным присутствием, отсюда, скорее всего, и проистекала его безнаказанность.

 

Водворить кошку в клетку, вопреки её воле, задача не сложная. Но чтобы кошка добровольно забиралась туда – это уже из области фантастики! Однако Бее почему-то ужасно нравилось с трудом протискиваться в тесную обитель Зайчика и, уютно свернувшись там калачиком, устраиваться на сене. Разумеется, всё это происходило под строгим взором мисс Хлои, которая не видела никаких оснований для препятствий бестолковой кошечке в её невинных намерениях.

 

Вскоре стало понятным, что взятый ею жесткий контроль над вольером она может осуществлять только в светлое время суток, а в темноте её зрение сводится к полному нулю. По этой причине пришлось  установить в этом зверином закуточке небольшое освещение, что очень даже понравилось в миг прозревшей мисс Хлое.

 

Хотя она и стала всеми признанной хозяйкой в доме, но главным авторитетом всё-таки являлся Зайчик. Ибо все основные события разворачивались именно вокруг него и во имя его.

В вольере Зайка вёл себя тихо и достойно, но стоило ему очутиться за пределами своего пристанища, как он тут же принимался резво скакать по всей комнате. Главным его аттракционом являлся такой цирковой номер: неожиданно для всех зрителей подпрыгнуть высоко вверх сразу на четырёх лапах. Мисс Хлою этим удивить было невозможно, ибо она вообще могла взлететь куда угодно, а вот Бею этот необычный трюк, похоже, очень забавлял.

 

 ...С какого-то времени я стал замечать, что она начала проявлять повышенный интерес к джунгарскому хомячку, но сразу не придал этому значения, поскольку уже свыше года все зверьки сравнительно благополучно жили бок о бок. Но однажды, вернувшись вечером домой, мне не удалось его нигде обнаружить…

Бея вела себя так невинно, будто и она на весь день уходила куда-то по своим делам. Однако никакого алиби у неё не имелось, а одни голые подозрения, не подтверждённые фактами и свидетельскими показаниями остальных, в расчёт не принимались. В общем, подразумевалась презумпция невиновности…

 

Всё же следующую неделю Бея просидела взаперти в гостиной, которой я почти никогда не пользовался. Цель этой акции заключалась в том, чтобы она осознала свою вину, сделала соответствующие выводы и покаялась в содеянном.

 

Вернулась Бея из заточения, как показалось, тихой и раскаявшейся, три-четыре дня вела себя вполне пристойно, а затем вдруг взбунтовалась, решив раз и навсегда покончить с тиранией в доме мисс Хлои. Свара, образовавшаяся между ними, закончилась тем, что попугайка сгоряча выпорхнула в открытую форточку, которой раньше никогда не интересовалась, и исчезла в неизвестном направлении.

 

Пока я бегал по улице в надежде поймать беглянку, Бея также бесследно исчезла из дома, по всей вероятности, спрыгнув с балкона. Второй этаж – это для кошки не ахти какая высота…

 

Таким образом, из всего моего домашнего зверинца осталось лишь две персоны…

 

© Copyright: Дмитрий Билибин, 2014

Регистрационный номер №0200341

от 12 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200341 выдан для произведения:

МИСС ХЛОЯ И ЕЁ ДРУЗЬЯ

 

Ещё с раннего детства у меня выработалось стойкое убеждение, что в каждом приличном доме должен быть хоть какой-то четвероногий друг. И этой установке я неуклонно следовал на протяжении всего жизненного пути, правда, с некоторыми интервалами.

 

Кошки и собаки – это самые обыкновенные обитатели человеческого жилья, они могут быть полноправными членами семьи, но никакой выдающейся экзотикой, за редким исключением, не обладают.

 

А мне всегда хотелось завести себе какую-нибудь необычную зверюшку, что-то вроде белочки, ласки, хорька, горностая или даже рыси – вот это экзотика! Но в силу целого ряда бытовых обстоятельств, моим радужным мечтаниям не дано было сбыться…

 

Даже спустя много лет, когда я перебрался жить в окрестности Мюнхена и возжелал устроиться на работу в зоопарк, мне и тут не повезло. Немцы категорически отказали взбалмошному русскому в удовольствии хоть изредка потрепать за уши диких зверей.

Мало того, что сами  не увлекались такими фантазиями, так ведь и другим не давали!

Свой запрет они аргументировали тем, что работать с крупными хищниками имеют право только хорошо подготовленные люди, мол, степень риска невероятно высока.

 

Да какая там опасность? Давно же известно, что любое животное, неважно какой породы,  кроме человеческого силуэта отлично видит его ауру – определяющий ориентир для дальнейших поступков. И если эта аура излучает достаточно убедительный спектр дружелюбия, зачем же нападать на миротворца, добровольно пришедшего к зверю. Не на заклание же он явился?

 

Разумеется, это сугубо человеческая логика, едва ли разделяемая представителями дикой фауны, ибо в их среде, кажется, преобладают иные критерии…

 

Много позже, по прихоти капризной Судьбы, мне вновь пришлось сменить место «дислокации», перебазировавшись на сей раз в другое государство – Беларусь. Вот здесь, в Минске, у меня наконец-то появилась хорошая возможность приукрасить свой одинокий быт целой компанией разных животненьких. Нереализованные идеи с крупными хищниками остались в прошлом, поэтому пришлось ограничиться самым минимумом.

 

Первой прелестной находкой стал крошечный декоративный кролик – зайчик в миниатюре. Не мудрствуя лукаво, я его так и назвал – Зайчиком. Следующими постояльцами стала пара хомячков, один сирийский, другой джунгарский. Сириец выглядел толстеньким, розовым – типичный поросёнок крошечного формата. Джунгарик же отличался более сложной расцветкой, а размером он и вовсе едва превосходил таракана.

 

В связи с резким увеличением численности специфических квартирантов, срочно был воздвигнут просторный вольер, в котором эта троица очень даже хорошо себя чувствовала, у каждого из них на этой территории имелось персональное жильё – сплошное царство мира и добра.

 

Но, не удовлетворившись достигнутыми результатами, ощущая полную волю в своих действиях, я решил усугубить собственный опыт в общении с пернатыми. Впрочем, никакого опыта не было и в помине, но постигнуть неизведанное представлялось весьма заманчивым.

 

Долгий, скрупулёзный выбор пташек пришёлся на очаровательную попугайку, которая тут же получила имя – мисс Хлоя. Рынок она покидала в просторной клетке, оснащенной всеми необходимыми атрибутами.

 

Оказавшись дома, птичка долго с большим интересом рассматривала неведомых ей зверьков с  высоты своего величия, т.е. из-под потолка - лучшего пункта для наблюдения и придумать невозможно.

Какие мысли роились в маленькой головке мисс Хлои – сказать затруднительно. Но то, что там, в конце концов, было принято конкретное решение, стало очевидным, когда попугайка, выпорхнув из клетки, бесстрашно приземлилась в вольере.

 

Главным объектом её внимания стал, конечно же, Зайчик, встретивший неожиданную визитёршу с поистине олимпийской невозмутимостью. Не замечая снующих мимо хомячков, мисс Хлоя деловито принялась исследовать со всех сторон странный пушистый комок, спокойно жующий ароматное сено. Раза три ей понадобилось обойти Зайчика, чтобы окончательно убедиться – дружба принята!

 

Следующим её шагом была попытка отобрать у Зайки стебелёк сена – тот и ухом не повёл. Тогда мисс Хлоя слегка клюнула кролика в район носа, но и это не возымело никакого эффекта. Обескураженная птица, потоптавшись на месте, внезапно взвилась к клетке, дабы наедине детально обмозговать свои дальнейшие действия относительно полюбившегося ей объекта. Её взлёт сопровождался каким-то сварливым чириканием, продолжавшимся довольно долго, правда, на разные лады.

 

Откуда недовольной и молодой мисс Хлое было знать, что кроме склочных птиц на свете присутствуют такие скромные, безмолвные существа вроде беспристрастного Зайчика?  А тот, спокойно выслушав в свой адрес несправедливую брань из-под потолка, тем более, что она изливалась в неизвестном для него формате, предпочёл остаться при своём мнении.

 

Всю ночь попугайка пребывала в молчаливых размышлениях, а утром, уходя по делам из дома, я услышал новые нотки в её мелодичном щебете, но не придал этому какого-либо значения. Лишь через несколько часов, вернувшись домой, мне открылся подлинный смысл этих новых интонаций – мисс Хлоя очень уверенно сидела на спине Зайчика и с невероятным усердием чистила его шёрстку. Столь кропотливая и бескорыстная работа была достойна самого навороченного стилиста, иначе не скажешь!

 

А Зайчик – что? Он с той же присущей ему невозмутимостью воспринимал свалившиеся на него реалии как само собой разумеющиеся вещи. По причине своего юного возраста он тоже не мог знать, что мир вокруг ограничивается только этими сверх меры суетливыми хомячками (и чего им не сидится на месте?). Оказывается, в жизни есть такие персоналии, которым далеко не безразличен его экстерьер, и грех отказываться от проявляемой заботы, причём, оказывается, довольно приятной.

 

Мисс Хлоя, обладавшая мощным генетическим наследием, касавшимся её материнского инстинкта, ни с того, ни с его взвалила на себя благородную миссию по уходу за таким инертным увальнем, каковым виделся ей Зайчик в визуальных пропорциях - настоящий динозавр.

 

Гены-то генами, но там вообще был сплошной геноцид!

 

Вот откуда, спрашивается, у неё взялись познания в офтальмологии, что она стала вполне профессионально чистить своим клювиком глаза кролика без всякого ущерба для его зрения?

Когда я впервые увидал эту процедуру, то у меня возникли серьёзные опасения, что мой любимец однажды лишится глаз. Но – нет! Ибо пациент не ощущал от этих действий ни малейшего дискомфорта, скорее, напротив. В такие сладостные моменты он даже прекращал жевать вкусное сено и замирал от неслыханной «экзекуции», вкушая от неё настоящее удовольствие. 

Между тем, в нашем подъезде обитала некая элегантная кошечка, судя по ушам, еще девственница. 

Эту четырёхцветную красавицу несколько дней назад вульгарно выкинули прямо на лестничную клетку, надеясь, вероятно, что у кого-нибудь дрогнет сердце и её подберут. Расчёт был оправдан – кошечка попала в правильный дом и моментально стала пятым членом моего звериного  клана.

 

Её история была проста: некий молодой человек с пятого этажа однажды принёс к себе очаровательного котёнка, месяца три-четыре наслаждался новой игрушкой, а потом, когда кошечка подросла и утратила своё первоначальное очарование, с преступным легкомыслием избавился от ненужного бремени.

 

Имя ей нашлось сразу – Бея.

Как и полагается её племени, она сходу приступила к детальному исследованию нового помещения, внимательно принюхиваясь к непривычным запахам. Поэтапно ознакомившись с прихожей, кухней и гостиной, Бея, наконец, оказалась в спальне, где её поджидал большой сюрприз.

 

Прежде всего, ей на глаза попалась мисс Хлоя, которая, узрев сверху незнакомое существо, изумлённо чирикнула. Кошечка тут же вскинула голову и несколько минут пристально рассматривала это непонятное явление. Птичка с чувством явного превосходства тоже с интересом изучала застывшее внизу животное.

Неизвестно, как долго длился бы этот своеобразный поединок, если бы мисс Хлоя не проявила неожиданную инициативу. Лихо спикировав со шкафа вниз, она на бреющем полёте прошлась над Беей, громко озвучив свою выходку целой серией грозного стрекотания. 

Юная киса, никак не ожидавшая такого резкого поворота событий, в ужасе зажмурила глаза и вся как-то забавно сжалась. А мисс Хлоя, очень довольная произведённым впечатлением, сделала по комнате пару кругов и с видом победительницы нырнула в вольер к Зайчику. 

Оправившись от первого преподанного ей урока и сделав, надо думать, кое-какие выводы, Бея нерешительно запрыгнула на диван, затем на его спинку и крайне осторожно направилась в сторону вольера с целью выяснения источника подозрительных запахов. 

Зрелище, представившееся её взору, повергло кошечку в ещё большее изумление! Знакомая уже птичка сидела на каком-то явно одухотворённом пушистом зверьке и производила там малопонятные манипуляции. В странном барабане вращалось нечто розовое, а из маленького домика выглядывала чья-то крошечная мордочка. 

Будь Бея кошкой взрослой и опытной, она наверняка без всяких колебаний запрыгнула бы в вольер, дабы сполна удовлетворить свою любознательность и как следует разобраться, кто есть кто. Но она выбрала другую тактику – сначала издали определиться во всём, лишь только потом предпринимать попытки для установления контакта со всей этой разношёрстной братией. 

Для облегчения её задачи я извлёк из вольера Зайчика и посадил его на диван рядом с Беей, которая слегка попятилась назад. А Зайка в очередной раз продемонстрировал потрясающую невозмутимость духа, ничуть не удивившись новому зверю, раза в два превосходящему его по размерам. Собственно, его чёрные глазки, больше похожие на лакированные пуговки, никогда ничего не выражали, кажется, они вообще не имели свойства двигаться, отчего создавалось впечатление, что он видит во всех направлениях одновременно.

 

Не ощущая ни малейшей угрозы со стороны этого смешного зверька, Бея быстро адаптировалась и стала робко его обнюхивать, даже пару раз потрогала его безобидную мордочку мягкой лапкой. Зайчик вёл себя в высшей степени беспристрастно, будто кошки всегда являлись в его жизни самым заурядным явлением.

 

Мисс Хлоя, давно уже сидевшая на шкафу, внимательно наблюдала за этой сценой, но вмешиваться не собиралась, даже не издавала никаких звуков, на что она, кстати, была большой мастерицей.

В её микроскопическом горлышке крылось совершенно невероятное количество самых разнообразных интонаций по всякому поводу. Преимущественно они были громкими и резкими, но когда мисс Хлоя осуществляла косметический уход за своим кавалером, то в её едва слышном и мягком ворковании угадывалась настоящая нежность. 

Прошло какое-то время...

Бея уже стала часто запрыгивать в вольер именно к Зайчику, которого ей очень понравилось лизать, на хомячках она предпочитала не заострять своёго внимания. А вот с мисс Хлоей у них добрых взаимоотношений не получилось, быть может, из-за элементарного соперничества, ведь интересы обеих так или иначе пересекались на всеобщем любимце – Зайчике.

 

Вначале он с благосклонной покорностью сносил все ухаживания своих поклонниц. Но вот однажды, когда созревшая Бея впервые почувствовала могучий зов Природы, от олимпийской невозмутимости Зайчика не осталось и следа! Тут уж он сам превратился в активного ухажера – ведь и у него тоже возникла половозрелость. И вот у этой сладкой парочки стали происходить такие интенсивные любовные игры, что бедная мисс Хлоя, глядя на это безобразие, просто задыхалась от возмущения!

 

Разумеется, сомнительные затеи такого рода ни к чему не приводили, лишь создавали у обоих иллюзию совокупления…  

Однако, какое-то удовольствие оба от этого, несомненно, получали, пусть не физиологическое, но хоть моральное, что, между прочим, намного выше.

 

Дальнейшая жизнь в вольере стала протекать по такому сценарию, который даже  и во сне не смог бы присниться ни одному самому навороченному драматургу. А режиссуру его взяла на себя, как не сложно догадаться, активная мисс Хлоя – эта крошечная птаха, обладавшая энергией целого стада слонов.

 

Окончательно уяснив себе, что её "законный" кавалер может вести только половой образ жизни (т.е. ходить по полу, а не летать), она безоговорочно смирилась с этим обстоятельством, прекратив свои никому ненужные полёты. С некоторого времени мисс Хлоя, забыв о врождённой способности летать, стала денно и нощно обитать в вольере, хотя далеко не всё ей там нравилось.

 

Чрезмерно суетливый Поросёнок, пару раз получив клювом в нос, отныне старался держаться стороной. Бея тоже, неоднократно познавшая эту суровую науку, предпочитала не вступать в конфликт со столь некоммуникабельной птицей, но ничуть не противилась, когда та садилась ей на спину и что-то там клевала.

 

Что касается джунгарика, то в силу слишком мелкого размера он с самого начала оставался вне всякой конкуренции,  по крайней мере, никакие санкции со стороны мисс Хлои на него не распространялись. Впрочем, он никак не досаждал ей своим незаметным присутствием, отсюда, скорее всего, и проистекала его безнаказанность.

 

Водворить кошку в клетку, вопреки её воле, задача не сложная. Но чтобы кошка добровольно забиралась туда – это уже из области фантастики! Однако Бее почему-то ужасно нравилось с трудом протискиваться в тесную обитель Зайчика и, уютно свернувшись там калачиком, устраиваться на сене. Разумеется, всё это происходило под строгим взором мисс Хлои, которая не видела никаких оснований для препятствий бестолковой кошечке в её невинных намерениях.

 

Вскоре стало понятным, что взятый ею жесткий контроль над вольером она может осуществлять только в светлое время суток, а в темноте её зрение сводится к полному нулю. По этой причине пришлось  установить в этом зверином закуточке небольшое освещение, что очень даже понравилось в миг прозревшей мисс Хлое.

 

Хотя она и стала всеми признанной хозяйкой в доме, но главным авторитетом всё-таки являлся Зайчик. Ибо все основные события разворачивались именно вокруг него и во имя его.

В вольере Зайка вёл себя тихо и достойно, но стоило ему очутиться за пределами своего пристанища, как он тут же принимался резво скакать по всей комнате. Главным его аттракционом являлся такой цирковой номер: неожиданно для всех зрителей подпрыгнуть высоко вверх сразу на четырёх лапах. Мисс Хлою этим удивить было невозможно, ибо она вообще могла взлететь куда угодно, а вот Бею этот необычный трюк, похоже, очень забавлял.

 

 ...С какого-то времени я стал замечать, что она начала проявлять повышенный интерес к джунгарскому хомячку, но сразу не придал этому значения, поскольку уже свыше года все зверьки сравнительно благополучно жили бок о бок. Но однажды, вернувшись вечером домой, мне не удалось его нигде обнаружить…

Бея вела себя так невинно, будто и она на весь день уходила куда-то по своим делам. Однако никакого алиби у неё не имелось, а одни голые подозрения, не подтверждённые фактами и свидетельскими показаниями остальных, в расчёт не принимались. В общем, подразумевалась презумпция невиновности…

 

Всё же следующую неделю Бея просидела взаперти в гостиной, которой я почти никогда не пользовался. Цель этой акции заключалась в том, чтобы она осознала свою вину, сделала соответствующие выводы и покаялась в содеянном.

 

Вернулась Бея из заточения, как показалось, тихой и раскаявшейся, три-четыре дня вела себя вполне пристойно, а затем вдруг взбунтовалась, решив раз и навсегда покончить с тиранией в доме мисс Хлои. Свара, образовавшаяся между ними, закончилась тем, что попугайка сгоряча выпорхнула в открытую форточку, которой раньше никогда не интересовалась, и исчезла в неизвестном направлении.

 

Пока я бегал по улице в надежде поймать беглянку, Бея также бесследно исчезла из дома, по всей вероятности, спрыгнув с балкона. Второй этаж – это для кошки не ахти какая высота…

 

Таким образом, из всего моего домашнего зверинца осталось лишь две персоны…

 

Рейтинг: +2 252 просмотра
Комментарии (3)
Серов Владимир # 12 марта 2014 в 22:04 +1
Прекрасный рассказ!
Галина Емельянова # 19 мая 2014 в 10:20 +1
Замечетльно и легкая ирония очень уместна.Спасибо
Дмитрий Билибин # 19 мая 2014 в 12:41 0
Благодарю, Галина, за отзыв.
Заглядывайте почаще, надеюсь, что здесь Вы найдёте много привлекательного.