ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Двадцать две пластинки

 

Двадцать две пластинки

17 февраля 2012 - Олег Банников
article27645.jpg

 

 

С творчеством Владимира Семеновича Высоцкого удалось познакомиться в средней школе. Дань моде, наверное. Из чистого любопытства. И… глубокое разочарование. Ну, не понравилось и все. Слышу непонятные хриплые визги из старенького «Шарпа» и ни хренашеньки не задевает. А вокруг восторгов! Пацаны в школе и те, потихоньку притаскивают кассеты, а кто покруче да через наушники. Однако тупее других быть не хотелось.
 
Есть у меня одна хорошая черта. Что не понимаю или боюсь – буду упрямо через «не могу». Например, боялся утонуть, так стал плавать тайком от других в Чирчике. Боялся, что током ударит, закончил спец класс по физике. Боялся высоты? – Стал десантником. До сих пор, умора да и только, мне легче прыгнуть с пятиметровой вышки вниз головой, чем с бортика «солдатиком». В творчестве – примерно тоже самое. Не понимаю человека? Значит, нужно его прочитать еще раз, два, десять. А уж потом судить. И то не «хорошо» или «плохо», а «мое» или нет.
 
Так вот, у моего друга школьного, Леши Кидисюка, были дома ровно двадцать два концерта В.С. Высоцкого, на пластинках и отличная магнитола. Сам он пластинки не очень любил. Фраер и пижон еще тот был, и, наверное, остался. Во мне Алексей нашел преданного друга, поклонника его вечных любовных историй, «жилетку», «барда», идейного вдохновителя проделок и путешествий и товарища по физико-математическому классу.
 
Лентяй. Красавчик с серыми глазами и длинными черными кудрями. Но одаренный как Бог. Но, скажу честно, именно благодаря нему, раз и навсегда я решил, как НЕ буду обращаться с девчонками. И женщинами. А еще умение проанализировать и понять физическую задачу, а уж потом ее решать. Я называл Лешку – Ухажером шестого разряда. Ловеласом. Наверное, это ужасно льстило его. И физику, в которой, как оказалось, я ничего не понимал, несмотря на отличные оценки в школе мы нашей компанией учили как раз под Высоцкого. Ровно двадцать две пластинки. Жизнь убедила, что насильно мил бываешь!
 
В первую очередь, мне для себя удалось понять, что «блатные» песни Владимира Семеновича, не для меня. Из них в моей памяти наизусть остались только «Татуировка» (там девочка Валя - Галя…), «Про стукача» - сильнейшая вещь! И «молодая, красивая, белая, видно паспорт пришла получать…». И конечно же «Счетчик: твердил он нам, она моя…»
 
Весь военный цикл вибрировал каждой полоской пластинки и каждым скрипом иголки в моем сердце. До сих пор моими любимыми остаются: 
«Мерцал закат как блеск клинка»,
«На братских могилах», 
«Был бы жив сосед мой справа»,
«Тот, который не стрелял»,
«Як - истребитель»,
«Их восемь, нас двое»,
«Спасите наши души»,
«Черные бушлаты»,
«От границы мы землю вращали назад»,
«Солдаты группы «Центр»»,
«Он вчера не вернулся из боя», причем отклики этой песни навсегда сохранились и в моем творчестве. Кто знаком, поймет. Хотя она приживалась очень и очень долго. Пока не потерял своих сослуживцев.
 
«Звезды» и «Нейтральная полоса». Под две последних мне всегда хотелось выть и плакать.
 
У нас в последних двух классах было по 12-14 уроков физики в неделю, так, что при подготовке контрольных слушали напролет. Признаюсь, что «Сказочные песни» были на слуху всей нашей компании из трех пацанов: меня, Саши Гурина и Лешки и нескольких девчонок: Светланки Акимовой, Людмилы Вокарчук, Юлии Семиной, Иринки Орловой и Гали Адамовой. К вопросу о «Татуировке».
 
Всегда с удовольствием пою под гитару «Песнь о Вещем Олеге». «Лукоморье» и «Про Дикого Вепря» - их, оказывается, любил петь и научил меня мой батя - Вячеслав Федорович. Так же как и «Девушку из Нагасаки». И помню до сих пор «О переселении душ», «В далеком созвездии Тау кита», «Про Джина». Это добрый ум и юмор.
 
Из спортивных песен Владимира Семеновича наиболее в душу запали «Конькобежец» и «Песнь о сентиментальном боксере». Конечно же, «Гимнастика»! Потрясающе умная и интересная песня. Из походных: «О друге», «Вершина», и «Прощание с горами». Слава богу, в походах и на сплавах, не только опытные туристы путешественники, но и обычные люди их тоже подпевают.
 
Целых двадцать две пластинки. Некоторые песни повторялись. Но нам было неважно. Тем более, что в нашей компании никто кроме меня вообще никакого инструмента никогда в руках не держал. «Бард» - это была моя ипостаси. Сущность. А песни Высоцкого, как ни странно, фоном. Это нравилось и мне и ребятам из класса. Наш мир из двадцати двух пластинок и десятков песен Великого актера и барда. Кстати, в те времена, мне удалось прослушать в записи и просмотреть «Дона Гуана» в исполнении Владимира Семеновича. Даже говорить с хрипотцой после этого хотелось.
 
Отдельной чередой в моей памяти стоят «Перед выездом в Загранку», «За что аборигены съели Кука?» и «Где мои семнадцать лет? На большом Каретном!». Нам как раз им было в то время по 16-18 лет. А «О фатальных датах и цифрах» и «Я не люблю» с моей склонностью к философским «загрузам» говорить и не приходится!
 
Поверьте, что «Охота на волков» и «Кони привередливые», «Канатоходец» мне стали понятны только сейчас. А тогда для меня были куда интересны:
«Пиратская песня»,
«Еще не вечер»,
«Слухи»,
«Баллада о борьбе».
 
Но больше всего я уважал и уважаю этого человека за его песни к любимой женщине и жене: «Здесь лапы у елей дрожат на весу» и «Я несла свою беду». Причем, последнюю песню умудрился послушать именно в исполнении самой Марины Влади. Вот это настоящая любовь! И жизнь. В двадцати двух пластинках.
 
Почему не запомнилось все остальное? Не знаю. Вероятно, я был тогда слишком незрел, неискушен, молод. Потому, что, когда спустя много лет мне на руки попался двухтомник стихотворений В.С. Высоцкого, я читал его запоем и полюбил стихи еще больше, чем песни. Пытался рисовать его портреты. Мне он дорог как ЛИЧНОСТЬ. Чудовищно удивительная, сильная и страстная. Неповторимая.
 
С другой стороны несколько десятков песен, которые пою до сих пор, тоже чего- то стоят. И какие-то вещи я начал понимать и разучивать только сейчас, какие-то откидывать как «хлам» и ненужное. 
 
Да и еще. Ведь Высоцкий играл на семиструнной гитаре. Мой папа – тоже. Соответственно, и я учился на семи. А умею играть на обоих. И каждая мне люба по - своему.
 
17.02.2012

 

© Copyright: Олег Банников, 2012

Регистрационный номер №0027645

от 17 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027645 выдан для произведения:

 

С творчеством Владимира Семеновича Высоцкого удалось познакомиться в средней школе. Дань моде, наверное. Из чистого любопытства. И… глубокое разочарование. Ну, не понравилось и все. Слышу непонятные хриплые визги из старенького «Шарпа» и ни хренашеньки не задевает. А вокруг восторгов! Пацаны в школе и те, потихоньку притаскивают кассеты, а кто покруче да через наушники. Однако тупее других быть не хотелось.
 
Есть у меня одна хорошая черта. Что не понимаю или боюсь – буду упрямо через «не могу». Например, боялся утонуть, так стал плавать тайком от других в Чирчике. Боялся, что током ударит, закончил спец класс по физике. Боялся высоты? – Стал десантником. До сих пор, умора да и только, мне легче прыгнуть с пятиметровой вышки вниз головой, чем с бортика «солдатиком». В творчестве – примерно тоже самое. Не понимаю человека? Значит, нужно его прочитать еще раз, два, десять. А уж потом судить. И то не «хорошо» или «плохо», а «мое» или нет.
 
Так вот, у моего друга школьного, Леши Кидисюка, были дома ровно двадцать два концерта В.С. Высоцкого, на пластинках и отличная магнитола. Сам он пластинки не очень любил. Фраер и пижон еще тот был, и, наверное, остался. Во мне Алексей нашел преданного друга, поклонника его вечных любовных историй, «жилетку», «барда», идейного вдохновителя проделок и путешествий и товарища по физико-математическому классу.
 
Лентяй. Красавчик с серыми глазами и длинными черными кудрями. Но одаренный как Бог. Но, скажу честно, именно благодаря нему, раз и навсегда я решил, как НЕ буду обращаться с девчонками. И женщинами. А еще умение проанализировать и понять физическую задачу, а уж потом ее решать. Я называл Лешку – Ухажером шестого разряда. Ловеласом. Наверное, это ужасно льстило его. И физику, в которой, как оказалось, я ничего не понимал, несмотря на отличные оценки в школе мы нашей компанией учили как раз под Высоцкого. Ровно двадцать две пластинки. Жизнь убедила, что насильно мил бываешь!
 
В первую очередь, мне для себя удалось понять, что «блатные» песни Владимира Семеновича, не для меня. Из них в моей памяти наизусть остались только «Татуировка» (там девочка Валя - Галя…), «Про стукача» - сильнейшая вещь! И «молодая, красивая, белая, видно паспорт пришла получать…». И конечно же «Счетчик: твердил он нам, она моя…»
 
Весь военный цикл вибрировал каждой полоской пластинки и каждым скрипом иголки в моем сердце. До сих пор моими любимыми остаются: 
«Мерцал закат как блеск клинка»,
«На братских могилах», 
«Был бы жив сосед мой справа»,
«Тот, который не стрелял»,
«Як - истребитель»,
«Их восемь, нас двое»,
«Спасите наши души»,
«Черные бушлаты»,
«От границы мы землю вращали назад»,
«Солдаты группы «Центр»»,
«Он вчера не вернулся из боя», причем отклики этой песни навсегда сохранились и в моем творчестве. Кто знаком, поймет. Хотя она приживалась очень и очень долго. Пока не потерял своих сослуживцев.
 
«Звезды» и «Нейтральная полоса». Под две последних мне всегда хотелось выть и плакать.
 
У нас в последних двух классах было по 12-14 уроков физики в неделю, так, что при подготовке контрольных слушали напролет. Признаюсь, что «Сказочные песни» были на слуху всей нашей компании из трех пацанов: меня, Саши Гурина и Лешки и нескольких девчонок: Светланки Акимовой, Людмилы Вокарчук, Юлии Семиной, Иринки Орловой и Гали Адамовой. К вопросу о «Татуировке».
 
Всегда с удовольствием пою под гитару «Песнь о Вещем Олеге». «Лукоморье» и «Про Дикого Вепря» - их, оказывается, любил петь и научил меня мой батя - Вячеслав Федорович. Так же как и «Девушку из Нагасаки». И помню до сих пор «О переселении душ», «В далеком созвездии Тау кита», «Про Джина». Это добрый ум и юмор.
 
Из спортивных песен Владимира Семеновича наиболее в душу запали «Конькобежец» и «Песнь о сентиментальном боксере». Конечно же, «Гимнастика»! Потрясающе умная и интересная песня. Из походных: «О друге», «Вершина», и «Прощание с горами». Слава богу, в походах и на сплавах, не только опытные туристы путешественники, но и обычные люди их тоже подпевают.
 
Целых двадцать две пластинки. Некоторые песни повторялись. Но нам было неважно. Тем более, что в нашей компании никто кроме меня вообще никакого инструмента никогда в руках не держал. «Бард» - это была моя ипостаси. Сущность. А песни Высоцкого, как ни странно, фоном. Это нравилось и мне и ребятам из класса. Наш мир из двадцати двух пластинок и десятков песен Великого актера и барда. Кстати, в те времена, мне удалось прослушать в записи и просмотреть «Дона Гуана» в исполнении Владимира Семеновича. Даже говорить с хрипотцой после этого хотелось.
 
Отдельной чередой в моей памяти стоят «Перед выездом в Загранку», «За что аборигены съели Кука?» и «Где мои семнадцать лет? На большом Каретном!». Нам как раз им было в то время по 16-18 лет. А «О фатальных датах и цифрах» и «Я не люблю» с моей склонностью к философским «загрузам» говорить и не приходится!
 
Поверьте, что «Охота на волков» и «Кони привередливые», «Канатоходец» мне стали понятны только сейчас. А тогда для меня были куда интересны:
«Пиратская песня»,
«Еще не вечер»,
«Слухи»,
«Баллада о борьбе».
 
Но больше всего я уважал и уважаю этого человека за его песни к любимой женщине и жене: «Здесь лапы у елей дрожат на весу» и «Я несла свою беду». Причем, последнюю песню умудрился послушать именно в исполнении самой Марины Влади. Вот это настоящая любовь! И жизнь. В двадцати двух пластинках.
 
Почему не запомнилось все остальное? Не знаю. Вероятно, я был тогда слишком незрел, неискушен, молод. Потому, что, когда спустя много лет мне на руки попался двухтомник стихотворений В.С. Высоцкого, я читал его запоем и полюбил стихи еще больше, чем песни. Пытался рисовать его портреты. Мне он дорог как ЛИЧНОСТЬ. Чудовищно удивительная, сильная и страстная. Неповторимая.
 
С другой стороны несколько десятков песен, которые пою до сих пор, тоже чего- то стоят. И какие-то вещи я начал понимать и разучивать только сейчас, какие-то откидывать как «хлам» и ненужное. 
 
Да и еще. Ведь Высоцкий играл на семиструнной гитаре. Мой папа – тоже. Соответственно, и я учился на семи. А умею играть на обоих. И каждая мне люба по - своему.
 
17.02.2012

Рейтинг: +2 959 просмотров
Комментарии (3)
Лидия Гржибовская # 19 февраля 2012 в 16:20 0
Спасибо ОЛег!
Ты прекрасно написал о том времени, когда Высоцкий был "подпольным бардом", у меня тоже много воспоминаний того времени, но вот так, как ты, написать я ничего не смогу!
СПАСИБО!
5min
Анатолий Олейников # 21 февраля 2012 в 19:13 0
Олег! Выражаю Вам своё почтение и хочу сказать спасибо за публикацию. Очень важно знать о чувствах молодых людей знакомящихся с творчеством Высоцкого и последущее их восприятие песен гениального барда. Спасибо!
Юлия Доброва # 23 мая 2012 в 14:17 0
santa Мой отец, дядька, двоюродные старшие братья, да и женщины нашего большого семейства очень тепло относились к творчеству В.С.Высоцкого. В детстве я думала, что это наш заплутавший родственник.Все ждала -когда ж приедет-то? Ну раньше бывали во многих семьях такие романтики-шатуны....Преклоняюсь перед его творчеством live3 snegovik