ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → Двадцать две пластинки

Двадцать две пластинки

17 февраля 2012 - Олег Банников
article27645.jpg

 

 

С творчеством Владимира Семеновича Высоцкого удалось познакомиться в средней школе. Дань моде, наверное. Из чистого любопытства. И… глубокое разочарование. Ну, не понравилось и все. Слышу непонятные хриплые визги из старенького «Шарпа» и ни хренашеньки не задевает. А вокруг восторгов! Пацаны в школе и те, потихоньку притаскивают кассеты, а кто покруче да через наушники. Однако тупее других быть не хотелось.
 
Есть у меня одна хорошая черта. Что не понимаю или боюсь – буду упрямо через «не могу». Например, боялся утонуть, так стал плавать тайком от других в Чирчике. Боялся, что током ударит, закончил спец класс по физике. Боялся высоты? – Стал десантником. До сих пор, умора да и только, мне легче прыгнуть с пятиметровой вышки вниз головой, чем с бортика «солдатиком». В творчестве – примерно тоже самое. Не понимаю человека? Значит, нужно его прочитать еще раз, два, десять. А уж потом судить. И то не «хорошо» или «плохо», а «мое» или нет.
 
Так вот, у моего друга школьного, Леши Кидисюка, были дома ровно двадцать два концерта В.С. Высоцкого, на пластинках и отличная магнитола. Сам он пластинки не очень любил. Фраер и пижон еще тот был, и, наверное, остался. Во мне Алексей нашел преданного друга, поклонника его вечных любовных историй, «жилетку», «барда», идейного вдохновителя проделок и путешествий и товарища по физико-математическому классу.
 
Лентяй. Красавчик с серыми глазами и длинными черными кудрями. Но одаренный как Бог. Но, скажу честно, именно благодаря нему, раз и навсегда я решил, как НЕ буду обращаться с девчонками. И женщинами. А еще умение проанализировать и понять физическую задачу, а уж потом ее решать. Я называл Лешку – Ухажером шестого разряда. Ловеласом. Наверное, это ужасно льстило его. И физику, в которой, как оказалось, я ничего не понимал, несмотря на отличные оценки в школе мы нашей компанией учили как раз под Высоцкого. Ровно двадцать две пластинки. Жизнь убедила, что насильно мил бываешь!
 
В первую очередь, мне для себя удалось понять, что «блатные» песни Владимира Семеновича, не для меня. Из них в моей памяти наизусть остались только «Татуировка» (там девочка Валя - Галя…), «Про стукача» - сильнейшая вещь! И «молодая, красивая, белая, видно паспорт пришла получать…». И конечно же «Счетчик: твердил он нам, она моя…»
 
Весь военный цикл вибрировал каждой полоской пластинки и каждым скрипом иголки в моем сердце. До сих пор моими любимыми остаются: 
«Мерцал закат как блеск клинка»,
«На братских могилах», 
«Был бы жив сосед мой справа»,
«Тот, который не стрелял»,
«Як - истребитель»,
«Их восемь, нас двое»,
«Спасите наши души»,
«Черные бушлаты»,
«От границы мы землю вращали назад»,
«Солдаты группы «Центр»»,
«Он вчера не вернулся из боя», причем отклики этой песни навсегда сохранились и в моем творчестве. Кто знаком, поймет. Хотя она приживалась очень и очень долго. Пока не потерял своих сослуживцев.
 
«Звезды» и «Нейтральная полоса». Под две последних мне всегда хотелось выть и плакать.
 
У нас в последних двух классах было по 12-14 уроков физики в неделю, так, что при подготовке контрольных слушали напролет. Признаюсь, что «Сказочные песни» были на слуху всей нашей компании из трех пацанов: меня, Саши Гурина и Лешки и нескольких девчонок: Светланки Акимовой, Людмилы Вокарчук, Юлии Семиной, Иринки Орловой и Гали Адамовой. К вопросу о «Татуировке».
 
Всегда с удовольствием пою под гитару «Песнь о Вещем Олеге». «Лукоморье» и «Про Дикого Вепря» - их, оказывается, любил петь и научил меня мой батя - Вячеслав Федорович. Так же как и «Девушку из Нагасаки». И помню до сих пор «О переселении душ», «В далеком созвездии Тау кита», «Про Джина». Это добрый ум и юмор.
 
Из спортивных песен Владимира Семеновича наиболее в душу запали «Конькобежец» и «Песнь о сентиментальном боксере». Конечно же, «Гимнастика»! Потрясающе умная и интересная песня. Из походных: «О друге», «Вершина», и «Прощание с горами». Слава богу, в походах и на сплавах, не только опытные туристы путешественники, но и обычные люди их тоже подпевают.
 
Целых двадцать две пластинки. Некоторые песни повторялись. Но нам было неважно. Тем более, что в нашей компании никто кроме меня вообще никакого инструмента никогда в руках не держал. «Бард» - это была моя ипостаси. Сущность. А песни Высоцкого, как ни странно, фоном. Это нравилось и мне и ребятам из класса. Наш мир из двадцати двух пластинок и десятков песен Великого актера и барда. Кстати, в те времена, мне удалось прослушать в записи и просмотреть «Дона Гуана» в исполнении Владимира Семеновича. Даже говорить с хрипотцой после этого хотелось.
 
Отдельной чередой в моей памяти стоят «Перед выездом в Загранку», «За что аборигены съели Кука?» и «Где мои семнадцать лет? На большом Каретном!». Нам как раз им было в то время по 16-18 лет. А «О фатальных датах и цифрах» и «Я не люблю» с моей склонностью к философским «загрузам» говорить и не приходится!
 
Поверьте, что «Охота на волков» и «Кони привередливые», «Канатоходец» мне стали понятны только сейчас. А тогда для меня были куда интересны:
«Пиратская песня»,
«Еще не вечер»,
«Слухи»,
«Баллада о борьбе».
 
Но больше всего я уважал и уважаю этого человека за его песни к любимой женщине и жене: «Здесь лапы у елей дрожат на весу» и «Я несла свою беду». Причем, последнюю песню умудрился послушать именно в исполнении самой Марины Влади. Вот это настоящая любовь! И жизнь. В двадцати двух пластинках.
 
Почему не запомнилось все остальное? Не знаю. Вероятно, я был тогда слишком незрел, неискушен, молод. Потому, что, когда спустя много лет мне на руки попался двухтомник стихотворений В.С. Высоцкого, я читал его запоем и полюбил стихи еще больше, чем песни. Пытался рисовать его портреты. Мне он дорог как ЛИЧНОСТЬ. Чудовищно удивительная, сильная и страстная. Неповторимая.
 
С другой стороны несколько десятков песен, которые пою до сих пор, тоже чего- то стоят. И какие-то вещи я начал понимать и разучивать только сейчас, какие-то откидывать как «хлам» и ненужное. 
 
Да и еще. Ведь Высоцкий играл на семиструнной гитаре. Мой папа – тоже. Соответственно, и я учился на семи. А умею играть на обоих. И каждая мне люба по - своему.
 
17.02.2012

 

© Copyright: Олег Банников, 2012

Регистрационный номер №0027645

от 17 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027645 выдан для произведения:

 

С творчеством Владимира Семеновича Высоцкого удалось познакомиться в средней школе. Дань моде, наверное. Из чистого любопытства. И… глубокое разочарование. Ну, не понравилось и все. Слышу непонятные хриплые визги из старенького «Шарпа» и ни хренашеньки не задевает. А вокруг восторгов! Пацаны в школе и те, потихоньку притаскивают кассеты, а кто покруче да через наушники. Однако тупее других быть не хотелось.
 
Есть у меня одна хорошая черта. Что не понимаю или боюсь – буду упрямо через «не могу». Например, боялся утонуть, так стал плавать тайком от других в Чирчике. Боялся, что током ударит, закончил спец класс по физике. Боялся высоты? – Стал десантником. До сих пор, умора да и только, мне легче прыгнуть с пятиметровой вышки вниз головой, чем с бортика «солдатиком». В творчестве – примерно тоже самое. Не понимаю человека? Значит, нужно его прочитать еще раз, два, десять. А уж потом судить. И то не «хорошо» или «плохо», а «мое» или нет.
 
Так вот, у моего друга школьного, Леши Кидисюка, были дома ровно двадцать два концерта В.С. Высоцкого, на пластинках и отличная магнитола. Сам он пластинки не очень любил. Фраер и пижон еще тот был, и, наверное, остался. Во мне Алексей нашел преданного друга, поклонника его вечных любовных историй, «жилетку», «барда», идейного вдохновителя проделок и путешествий и товарища по физико-математическому классу.
 
Лентяй. Красавчик с серыми глазами и длинными черными кудрями. Но одаренный как Бог. Но, скажу честно, именно благодаря нему, раз и навсегда я решил, как НЕ буду обращаться с девчонками. И женщинами. А еще умение проанализировать и понять физическую задачу, а уж потом ее решать. Я называл Лешку – Ухажером шестого разряда. Ловеласом. Наверное, это ужасно льстило его. И физику, в которой, как оказалось, я ничего не понимал, несмотря на отличные оценки в школе мы нашей компанией учили как раз под Высоцкого. Ровно двадцать две пластинки. Жизнь убедила, что насильно мил бываешь!
 
В первую очередь, мне для себя удалось понять, что «блатные» песни Владимира Семеновича, не для меня. Из них в моей памяти наизусть остались только «Татуировка» (там девочка Валя - Галя…), «Про стукача» - сильнейшая вещь! И «молодая, красивая, белая, видно паспорт пришла получать…». И конечно же «Счетчик: твердил он нам, она моя…»
 
Весь военный цикл вибрировал каждой полоской пластинки и каждым скрипом иголки в моем сердце. До сих пор моими любимыми остаются: 
«Мерцал закат как блеск клинка»,
«На братских могилах», 
«Был бы жив сосед мой справа»,
«Тот, который не стрелял»,
«Як - истребитель»,
«Их восемь, нас двое»,
«Спасите наши души»,
«Черные бушлаты»,
«От границы мы землю вращали назад»,
«Солдаты группы «Центр»»,
«Он вчера не вернулся из боя», причем отклики этой песни навсегда сохранились и в моем творчестве. Кто знаком, поймет. Хотя она приживалась очень и очень долго. Пока не потерял своих сослуживцев.
 
«Звезды» и «Нейтральная полоса». Под две последних мне всегда хотелось выть и плакать.
 
У нас в последних двух классах было по 12-14 уроков физики в неделю, так, что при подготовке контрольных слушали напролет. Признаюсь, что «Сказочные песни» были на слуху всей нашей компании из трех пацанов: меня, Саши Гурина и Лешки и нескольких девчонок: Светланки Акимовой, Людмилы Вокарчук, Юлии Семиной, Иринки Орловой и Гали Адамовой. К вопросу о «Татуировке».
 
Всегда с удовольствием пою под гитару «Песнь о Вещем Олеге». «Лукоморье» и «Про Дикого Вепря» - их, оказывается, любил петь и научил меня мой батя - Вячеслав Федорович. Так же как и «Девушку из Нагасаки». И помню до сих пор «О переселении душ», «В далеком созвездии Тау кита», «Про Джина». Это добрый ум и юмор.
 
Из спортивных песен Владимира Семеновича наиболее в душу запали «Конькобежец» и «Песнь о сентиментальном боксере». Конечно же, «Гимнастика»! Потрясающе умная и интересная песня. Из походных: «О друге», «Вершина», и «Прощание с горами». Слава богу, в походах и на сплавах, не только опытные туристы путешественники, но и обычные люди их тоже подпевают.
 
Целых двадцать две пластинки. Некоторые песни повторялись. Но нам было неважно. Тем более, что в нашей компании никто кроме меня вообще никакого инструмента никогда в руках не держал. «Бард» - это была моя ипостаси. Сущность. А песни Высоцкого, как ни странно, фоном. Это нравилось и мне и ребятам из класса. Наш мир из двадцати двух пластинок и десятков песен Великого актера и барда. Кстати, в те времена, мне удалось прослушать в записи и просмотреть «Дона Гуана» в исполнении Владимира Семеновича. Даже говорить с хрипотцой после этого хотелось.
 
Отдельной чередой в моей памяти стоят «Перед выездом в Загранку», «За что аборигены съели Кука?» и «Где мои семнадцать лет? На большом Каретном!». Нам как раз им было в то время по 16-18 лет. А «О фатальных датах и цифрах» и «Я не люблю» с моей склонностью к философским «загрузам» говорить и не приходится!
 
Поверьте, что «Охота на волков» и «Кони привередливые», «Канатоходец» мне стали понятны только сейчас. А тогда для меня были куда интересны:
«Пиратская песня»,
«Еще не вечер»,
«Слухи»,
«Баллада о борьбе».
 
Но больше всего я уважал и уважаю этого человека за его песни к любимой женщине и жене: «Здесь лапы у елей дрожат на весу» и «Я несла свою беду». Причем, последнюю песню умудрился послушать именно в исполнении самой Марины Влади. Вот это настоящая любовь! И жизнь. В двадцати двух пластинках.
 
Почему не запомнилось все остальное? Не знаю. Вероятно, я был тогда слишком незрел, неискушен, молод. Потому, что, когда спустя много лет мне на руки попался двухтомник стихотворений В.С. Высоцкого, я читал его запоем и полюбил стихи еще больше, чем песни. Пытался рисовать его портреты. Мне он дорог как ЛИЧНОСТЬ. Чудовищно удивительная, сильная и страстная. Неповторимая.
 
С другой стороны несколько десятков песен, которые пою до сих пор, тоже чего- то стоят. И какие-то вещи я начал понимать и разучивать только сейчас, какие-то откидывать как «хлам» и ненужное. 
 
Да и еще. Ведь Высоцкий играл на семиструнной гитаре. Мой папа – тоже. Соответственно, и я учился на семи. А умею играть на обоих. И каждая мне люба по - своему.
 
17.02.2012

Рейтинг: +2 1020 просмотров
Комментарии (3)
Лидия Гржибовская # 19 февраля 2012 в 16:20 0
Спасибо ОЛег!
Ты прекрасно написал о том времени, когда Высоцкий был "подпольным бардом", у меня тоже много воспоминаний того времени, но вот так, как ты, написать я ничего не смогу!
СПАСИБО!
5min
Анатолий Олейников # 21 февраля 2012 в 19:13 0
Олег! Выражаю Вам своё почтение и хочу сказать спасибо за публикацию. Очень важно знать о чувствах молодых людей знакомящихся с творчеством Высоцкого и последущее их восприятие песен гениального барда. Спасибо!
Юлия Доброва # 23 мая 2012 в 14:17 0
santa Мой отец, дядька, двоюродные старшие братья, да и женщины нашего большого семейства очень тепло относились к творчеству В.С.Высоцкого. В детстве я думала, что это наш заплутавший родственник.Все ждала -когда ж приедет-то? Ну раньше бывали во многих семьях такие романтики-шатуны....Преклоняюсь перед его творчеством live3 snegovik

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
138
129
118
109
109
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
89
86
86
83
78
78
77
76
75
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
69
67
64
63
55
50