ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История восьмая ч.23

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История восьмая ч.23

5 марта 2014 - Анна Магасумова
article197770.jpg

Ч. 23. Не спорь со своей душой.


Порождение несёт размноженную убойную силу

Из комментариев


Только тот, кто сохранил в себе возможность во всякую минуту стать лицом к лицу с своей собственной душой, не отделяясь от нее никакими предубеждениями, никакою привычкою, — только тот способен идти по дороге самоусовершенствования и вести по ней других
Константин Ушинский

 

Человек… есть союз души и тела, разделение которых производит смерть
Николай Кузанский

 

       Голубой бриллиант Око Бхайравы – мистический  драгоценный камень  из сокровищницы французской короны  внёс самые трагические страницы в историю Французской Революции. Не устаёшь удивляться влиянию камня на судьбы людей. Его разрушительная сила направлена в разные стороны.  Сколько трагедий, сколько слёз пролитых и непролитых!

 Слёзы – это жизни река.

 Слёзы – это печаль, что горька,

 Слёзы разочарований

Обжигают, как кислота.

Говорят, что мужчины не плачут,

Но плачет, страдая, душа.

 

Равенство! Свобода! Братство!

После казни Людовика XVI  события во  Франции  развиваются по кровавому сценарию.

Весной 1793 года австрийские войска переходят  в наступление и наносят  поражение французской армии.  Спекулянты наживаются  на военных поставках и фактически оставляют  войска разутыми и голодными.  

   Ширится  антифранцузская коалиция, к союзу  Австрии и  Пруссии  присоединяются   Англия и  Испания.

    Неудачи на внешнем фронте,  оккупация приграничных департаментов, рост налогов, спекуляция, нарушение хозяйственных связей – всё это значительно обостряет экономическое и политическое положение внутри страны, и приводит к ещё более  значительным трудностям.

   В стране усиливаются волнения, начинаются погромы, убийства. На волне народного недовольства  выдвигается  группа агитаторов, получивших прозвище «бешеных». Их лидер священник  Жак Ру призывает:

– Ввести  строгие законы в отношении хлебной торговли!

Говоря о спекуляции «Красный священник», так называли Жака Ру,  крайне категоричен:

– Спекулянтам – смертная  казнь!  Только «поцелуй» гильотины может их остановить!

В словах Жака Ру каждое слово звучит  с  пафосом, и направлено к простым людям:

– Соотечественники! Французы! Граждане! Наш идеал – общество мелких собственников, где каждый будет владетьсвоим полем, своей мастерской, своей лавкой.

  Основной упор в  требованиях «бешеных» Жак Ру делает  на разделении крупной собственности  в пользу  граждан.

–  Моё поле! – мечтает крестьянин.

Моя мастерская! – повторяет ремесленник.

–  Моя лавка, а не соседа,  – трепетно произносит торговец.

  Одновременно с активизацией движения «бешеных» на западе Франции вспыхивают роялистские мятежи. Монархисты пользуются  недовольством крестьян, так как окончательно не были  отменены феодальные повинности.  Именно крестьяне становятся главной мятежной силой.

      Особой остроты выступления достигли в департаменте Вандея. Дворяне умело использовали недовольство крестьян аграрной политикой жирондистов и искусно играли на их монархических и религиозных настроениях. Всю свою ненависть крестьяне перенесли на городское население.    Вооружённые вилами, пиками, саблями, ружьями они врывались в города, разгоняли местную Национальную гвардию, громили муниципалитеты, дома богатых граждан, убивали должностных лиц. Зверства вандейцев не поддаются описанию.

   Накалялась ситуация и в самом Париже. Активисты из числа «бешеных» и якобинцев составили петицию в Конвент, в которой говорилось:

"Спешите декретировать, что все подозрительные должны быть немедленно арестованы и что во всех департаментах Франции и в секциях Парижа учреждаются революционные трибуналы. Мы требуем, чтобы в каждом городе была революционная армия. Существует ужасный договор, ставивший целью уморить народ голодом." 

     Терпение народных масс истощилось, когда  жирондисты (среди них Бриссо, супруги Ролан, Верньо, Кондорсе) стали готовить расправу с революционными секциями Парижа, пытаясь тем самым развязать гражданскую войну. Первым шагом был вызов на  суд  Марата, которого называли   «желчной жабой» за разоблачение их действий в газете «Друг народа».

– Я от имени президента Якобинского клуба заявляю, что Конвент заключает в недрах своих контрреволюцию, – писал Марат, имея в виду жирондистов.

    14 апреля 1793 года Марату предъявляют  обвинения в проповеди роспуска Конвента, призыв к убийству и грабежам.  Доказательства были взяты из разных номеров его газеты.

   Марат бесстрашно поднялся на трибуну. Он был в карманьолке, (1)   вокруг головы повязан  платок,  красный и  грязный.   Пряди жирных волос выбивались из – под этого странного головного убора,  влажного   от пота.  Мало кто догадывался, что платок, пропитанный уксусом, Марат   носил не случайно, у него был жар, к тому же  последнее время  ужасно мучила обострившаяся экзема.

  Но никто не посмел сделать замечание Марату по поводу небрежного вида.  За поясом   камзола  все увидели огромные пистолеты.  Внезапно Марат выхватил один из пистолетов:

– Я выстрелю, если  вы будете настаивать на моём обвинении!

Депутаты Конвента содрогнулись от ужаса. Вид Марата действительно был устрашающим.

    Под давлением парижских санкюлотов  Революционный Трибунал  единогласно оправдал его. Народ торжественно  пронёс своего любимца на руках по улицам Парижа и доставил  в Конвент.

      Теперь всю свою  деятельность  Марат направляет  на уничтожение жирондистов.

– Я  защитник народа! – хвалился Марат. –  Я всем врагам отрежу головы.  Их кровь будет течь по мостовой сплошным потоком.

  Но через тело говорит душа.

 На заседании якобинцев 26 мая Робеспьер призывает к восстанию:

– Это движение уже невозможно остановить! Мы должны  выступить против «преступных депутатов»!

Его поддерживает Марат, но как настоящий оратор, он говорит долго:

На государственной сцене переменились только Декорации, – утверждает Марат. – Остались те же действующие лица, те же интриги, те же тайные двигатели. В момент восстания народ, правда, подав­ляет всё своей массой, но каковы бы ни были его завоевания, в конце концов, его побеждают заговорщики из высших классов, коварные, пронырливые, изощрившиеся во всевозможных хитро­сплетениях. Обеспеченные и умелые интриганы завладели доверием народа, воспользовались его силами, чтобы встать самим на место устранённых ими привиле­гированных сословий и обратиться затем против этого самого на­рода.

  Против жирондистов объединились Якобинский клуб, Совет Коммуны Парижа и большинство секций.  В ночь на 2 июня 1793 года революционные отряды Национальной  гвардии окружили Конвент. На здание были наведены жерла пушек.

  Оказавшись под угрозой расстрела картечью, большинство членов Конвента приняли решение об удалении из его состава жирондистов. Часть их была арестована, часть успела бежать в Канн.

И судьбам истории нужен фонарь.

Нострадамус

     Восстание 31 мая – 2 июня явилось началом третьего, высшего  этапа Революции. Власть перешла в руки радикально настроенных слоёв буржуазии, опиравшихся на основную часть городского населения и крестьянство.  Это было время наибольшего воздействия народных низов на политику властей.

    Якобинцы провозгласили установление Республики.

– Цель Республики, – утверждали они, – чрезвычайный режим диктатуры – революционный террор.

  –  Для спасения революции является необходимым введение чрезвычайного режима.

В стране оформилась якобинская диктатура.

  Конвент остался высшим законодательным органом.  В эти дни Робеспьер говорил:

– Надо, чтобы народ соединился с Конвентом! Конвент же должен воспользоваться помощью народа.

 В подчинении Конвента  находилось правительство из 11 человек – Комитет Общественного Спасения,  во главе  которого встал  Робеспьером.

    Положение нового правительства было тяжелым. Бушевала война. В большинстве департаментов Франции, особенно Вандее, продолжались  мятежи.

     Для борьбы с контрреволюцией был укреплён Комитет Общественной Безопасности Конвента.    

 Конвентом был избран революционный трибунал, уполномоченный использовать все  возможные средства для  изобличения преступников.  Отныне приговор мог оглашаться в отсутствие обвиняемого, но при этом обжалованию не подлежал.

Франция в буквальном смысле тонула в крови.  

 Террор, беспощадный и бескомпромиссный  –  главное благо революции, –   заявляет генеральный прокурор Парижской Коммуны Шометт.

      Марат потребовал   создания специальных карающих органов, готовых обеспечить «чистку».  Исправно  заработала гильотина. Палач Сансон выбивался из сил. Ежедневно приходилось казнить до 500 человек.

  Нант. Ночь. Тихо  и сонно плещутся воды  Луары. Вдоль  берегов  медленно движется небольшое судно, которое тащит лодку с деревянным ящиком. Вдруг  трос обрывается, и лодка медленно уходит на дно. Это надо же было придумать: ящик оказался деревянным гробом, в который затолкали  90! священников.

    Так по всей Франции расправляются со священниками, не присягнувшими Революции.  Их, безоружных   сталкивают  в воду.  

   Лозунг «Революция без конца»  требует своего оправдания.   После принятия 17 сентября 1793 года закона о подозрительных хватают людей  с «подозрительным выражением лица».

 Не щадят даже маленьких детей. Матери молят:

– Ради Бога пощадите малышей!

– Бога вспомнили! Из волчат вырастут волки, – отвечают бравые солдаты, продолжая своё страшное дело.

  Нередко  ради смеха устраивают  «республиканские свадьбы»: крепко связывают попарно юношей и девушек, смеясь, кричат:

– Благословляем    молодых!

 И тут же бросают  «обручённых» в воду.

    В южном городе Ментона на границе с Италией налажено производство париков и кожевенных изделий из останков гильотинированных   женщин и мужчин.

– Кожа мужчин ничем не отличается от кожи молоденькой серны, – говорят организаторы производства, – а  вот женская – слишком мягка и практически ни на что не годится.

    Не из истории французской  революции черпали фашисты свои  идеи?

  В самом  Париже – осквернённые храмы,  сброшенные в грязь статуи святых.  Было разрублено на эшафоте и брошено в Сену изваяние покровительницы  Парижа, Святой Женевьевы, которую народ столько раз молил о помощи в дни великих бедствий.    

   Особенно много жертв   в день борьбы с нечистой силой – 21 июня, который французы отмечают как праздник святого Жана. Издавна считалось, что в этот день  нечистая сила, а все контрреволюционные элементы и «подозрительные» причислялись к ней,   ведёт себя  вызывающе и  творит свои вредные дела.  Возможно, на неё действует температура воздуха – ведь святой Жан (Иоанн Креститель) приходится на день летнего солнцестояния.  

   В сёлах с  нечистой силой   боролись просто: молодые люди с утра собирали растения, которые называли «травами святого Жана». Список целебных  трав, обладающих магической силой  так  велик, что луга после праздника казались совершенно голыми.  

  Среди них:  папоротник и плющ, зверобой и  тысячелистник, вербена и   ирис, цвет бузины и  тмин, укроп и чеснок, подорожник и боярышник, липовый  цвет и  лаванда, листья и ветки ореха. 

  Представьте: если у кого на какую-то траву была аллергия, тот считался бесом  и о нём докладывали в местные органы власти. Нередко многие парни и девушки, собирая травы, просто обжигались о крапиву, на теле тут же появлялись красные пятна.  Они тоже считались опасными.

   За сбором трав проходил день, потом  плели венки и составляли букеты в форме креста, чего боятся всякие вурдалаки.  А когда над Францией опускалась ночь, во всех её краях  вспыхивают костры, иногда  высотой в целую башню. Через такой костёр и с шестом не перепрыгнешь!

  Только когда костёр прогорит, начинаются прыжки через огонь.  Если парень попадёт ногой в огонь – это дурной знак, значит, он одержим.  За него никто замуж не пойдёт, да ещё за ним придут гвардейцы.

   Раскачивали девушек над костром. Раньше считалось, что если девушка обожжётся – не беда, поясница болеть не будет, то сейчас её посчитали ведьмой.

  К утру, когда костры догорели, молодёжь начинает борьбу за угли и головёшки, ведь  они потом целый год будут охранять дом  от пожара и прочих бед.   Одежда, лицо, руки  пачкаются не только золой, но и кровью.  Если раньше празднество проходило играючи, безобидно, то  озлобленные последними событиями парни и девушки  теперь ведут  настоящую  битву, не обходится без ран и переломов.  Кто ухватил больше головёшек, тому обеспечено благополучие на целый год!

Сгущаются в небе тёмные тучи

И судьбам истории нужен фонарь.

Око Бхайравы, было бы лучше,

Если тебя никто не узнал.

Но жадность людская,

Твоя красота

Манит красавиц и королей,

Но снова как   шахматная игра -

Слон бьёт ферзя и много смертей!

  Казалось бы, Марат не был связан с голубым бриллиантом, но Око Бхайравы выбрал для кровавого «Друга народа» необычную месть: глубокие страдания  не реализовавшей себя души переходят на тело и разъедают его плоть.

Психосоматика(2)   болезни Марата

    Наше здоровье напрямую зависит от наших мыслей, от настроения, от любви или её отсутствия, от умения находить или увидеть вокруг нас красоту и наслаждаться этим, от способности быть счастливым, от нашего характера, от отношения к успехам и жизненным неудачам. Всё это психология... А точнее - психосоматика.

      Все болезни человека возникают по причине психологических несоответствий и расстройств, возникающих в   душе, подсознании и мыслях. То есть психическое или эмоциональное состояние человека напрямую связывается с физическим состоянием.

   Психосоматические заболевания – это такие недуги, когда болеет душа, а страдает тело.

   Потому причину болезни Марата следует искать  как в прошлом, так и в его восприятии происходящих  событий,  в том, как он реализовал себя и что не смог сделать.

   Сразу скажу, психоматика определяет  причину  экземы, как крайне сильный антагонизм, ментальный взрыв.

     Попробуем  в этом разобраться. 

    Уже в ранней молодости проявился тяжёлый характер Марата: его страстность, доходившая до нервозности, и непомерное честолюбие.

  Когда  Марату исполнилось 16 лет, умерла мать,  горячо  им любимая. Он отправился скитаться по Европе.  Жил во Франции, Великобритании, Голландии, зарабатывая уроками иностранных языков и врачебной практикой. Одновременно он занимался самообразованием, исследовал природу огня, света, электричества, проблемы оптики и  особенно анатомическое строение тела человека.  Марат, пытаясь найти человеческую душу,  препарировал  трупы.  Химические реактивы вызвали сильную аллергию. (см. История восьмая  ч.7). Не зря говорят: «Не буди спящую собаку и не ступай туда, куда не ступает нога ангела».

    Исследования Марата не получили признания, его не понимают. Постепенно в душе накапливается озлобленность. Когда началась Революция во Франции, он выплёскивает её в своей газете «Друг народа».   

    К этому времени Марат был уже тяжелобольным человеком. Его мучила не только экзема, но и повышенная температура тела, жар. Питался он только жидкой пищей, чтобы взбодриться  постоянно пил кофе, а это лишь усиливало воспалительный процесс в организме.

  Тело реагирует на состояние души. Помните в Новом Завете:

"Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; ибо вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом».

   А какой «дом духовный» строил в себе Марат?  Вот что он написал о себе 14 января 1793 года:
"...С ранних лет меня пожирала любовь к славе, страсть, в различные периоды моей жизни менявшая цель, но ни на минуту меня не покидавшая. В пять лет я хотел стать школьным учителем, в пятнадцать лет — профессором, писателем — в восемнадцать, творческим гением — в двадцать, тогда как сейчас я жажду славы принести себя в жертву отечеству... Я хорошо знаю, что мои произведения не созданы для успокоения врагов отечества: мошенники и изменники ничего так не боятся, как разоблачения. Поэтому число злодеев, поклявшихся погубить меня, огромно. Вынужденные скрывать свою вражду, свою низкую мстительность, жажду моей крови под покровом любви к человечеству, уважения к законам, они с утра до вечера извергают против меня тысячу жалких и отвратительных небылиц. Из них единственная обманувшая некоторых и беспрестанно ими распространяемая состоит в том, что я — сумасброд, желчный безумец, кровожадное чудовище или подкупленный злодей... Они считают преступлением, что я потребовал голов изменников и заговорщиков.

...Но требовал ли я когда-либо народной расправы для этих злодеев до того, как они стали безнаказанно выражать презрение к мечу правосудия, а законодатели занялись обеспечением их безнаказанности? И затем, так ли уж велико преступление потребовать пятьсот преступных голов, чтобы сохранить пятьсот тысяч невинных? Уже самый расчет не свидетельствует ли о мудрости и человечности?.." (3)

  Смерть Марата

  Трагедия человека не в том, что он не идеален, а в том, что знает  о существовании абсолюта, которого никогда не достигнет. Это путь в никуда, без права остановки. Трагедия человека в том, что он думает о смысле жизни, забывая просто жить.(4)

   Если бы Марат прислушался к этим словам Корнеля, но нервы  на пределе, поэтому  обостряется  экзема –  кожная болезнь, от которой он давно уже страдал.  Пришлось даже не выходить из дома. Марион   для облегчения страданий готовила ему травяные отвары и  ванны, которые Марат принимал постоянно. Облегчения ему это не приносило.

В последние недели своей жизни он постоянно носил уксусный компресс на голове и часто принимал ванны, так как только они приносили ему облегчение.

Если спорить с душой,

Жизнь твоя нелегка,

Твоё сердце грызёт

И болеет душа.

Тело в язвах, в огне,

Лишь спасает

Повязка на голове.

  13 июля 1793 года Марат  сидел  за столом в бочке, приспособленной как кресло,  и работал над очередной разоблачительной статьёй. Выплёскивая на бумагу очередную порцию язвительных обвинений, ему, казалось, становилось  легче.

  Зазвонил колокольчик, Марион, находившаяся в услужении у Марата и Симоны,  открыла дверь. На пороге стояла красивая молодая женщина, одетая неброско, но со вкусом.  Марион даже позавидовала, как хорошо она выглядела.

–Сitoyen (гражданин)  Марат дома? – спросила она  томным голосом, не терпящим возражений.

– Марион, кто там?

На порог вышла Симона.

– Меня зовут  Шарлотта, Шарлотта  Корде. Я принесла гражданину Марату  список врагов народа.

– Я же вам сказала, что он занят!

О разговоре у двери услышал Марат. Голосом, не терпящим  возражений,  он произнёс:

– Симона, пусть проходит. И  займись обедом, не мешай нам!

 Симона была обижена, но не подала вида,   приглашая молодую женщину  в комнату к Марату.

     Надо сказать, что Марат даже не заметил ни красоты Шарлотты, ни решительного выражения её лица. Для него было важным то, что он раскроет новый заговор против Революции.  Обрадованный Марат, наклонившись над чистым листом бумаги, стал  писать, даже не  вчитываясь в имена новых врагов Революции.

   Шарлотта  решила спросить:

– Скажите, а что будет с ними?

– Их  ждёт гильотина.

  После этих слов  Шарлотта, не раздумывая,   вонзила  ему в  грудь нож. Удар пришёлся в сердце и  оказался смертельным. В последнюю минуту Марат успел крикнуть:

A moi, ma chère amie! Ко мне, моя подруга!

Марион бросилась на помощь, но было уже поздно.  Шарлотта в это время выскочила из квартиры Марата, но скрыться незамеченной не получилось.

  Шарлотта Корде(5)  

    Анна Шарлотта была правнучкой  знаменитого драматурга Пьера Корнеля,(6) а Корде были древней дворянской семьёй.  Первые годы жизни девочка провела в приходе своего дяди  священника, который вместо сказок читал ей  трагедию Корнеля «Сид». Блаженства полного никто вкусить не может

***

Я помню - и скорбей всю кровь солью из ран,

Чем соглашусь забыть и запятнать свой сан.

***

Врагам Отечества достойный дай ответ:

И если ищешь смерть, то краше смерти нет.

Эти строки глубоко запали в душу юной Шарлотты. Она цитировала «Сида» почти наизусть.

    Когда   Шарлотте исполнилось  четырнадцать  лет,  умерла при родах при родах мать, которую она итак видела мало. Отец женился во второй раз и отправил  Шарлотту и её младшую сестру Элеонору в   пансион при  аббатстве  Святой Троицы в Кане, где коадъютриссой (помощницей настоятельницы)  была их дальняя родственница — мадам Пантекулан.

   Девочки были на полном казённом обеспечении, настоящей материнской ласки  так и не узнали.   Их воспитывали в благочестии и молитвах. Элеонора была спокойной девочкой, а вот Шарлотта доводила монахинь своими вопросами чуть ли не до умопомрачения. Тогда ей  разрешили читать не только духовные книги. Юная Шарлотта  познакомилась с сочинениями Монтескье и Руссо, прочитала все произведения своего прадеда.  Она стала серьёзнее. Как писал Корнель:

Из двух красивей та,

Которая при них не открывает рта.

  Шарлотта углубилась в себя, проводила время в уединении, даже с сестрой мало общалась.

Так прошло  8 лет. 

    Когда  якобинцы стали проводить политику дехристинианизации и ввели новый революционный  культ,  монастырь был закрыт. В начале  1791 года Шарлотта вернулась к отцу, а в  июне она поселилась в Кане у своей троюродной тётки мадам де Бетвиль, соломенной вдовы.  

   Шарлотта Конде, воспитанная монашками, тоже   не обращала никакого внимания на мужчин.

Мысли её витали совсем в других сферах. Она повторяла строки из трагедии  прадеда:

Превыше страсти честь,

И страсть превыше жизни.

Шарлотта внимательно следила за ходом Революции, читала политические газеты и брошюры. Она представляла  Жанной дʹ Арк,  которая спасает Францию от англичан. Восторженно приняла республиканские идеалы, но вскоре её   постигло глубокое  разочарование.

   Последней каплей стала казнь Людовика XVI. Своей  подруге Аманде Луайе Маромм она писала:

«Я содрогаюсь от ужаса и негодования. Совершенно очевидно, что самое большое несчастье уже случилось. Люди, обещавшие нам свободу, убили её, они всего лишь палачи». (7)

   С этого времени в её душе происходит надлом. Беспокоясь за судьбу Франции, она ищет виновников  кровавых событий и находит. 

– Марат! У него руки по локоть в крови!

Его все в городе возносят, как кумира,

И до небес гремит всеобщая хвала. (6)

   11 июля 1793 года Шарлотта Корде отправляется  в Париж под предлогом помощи своей подруге, канониссе де Фербен, лишившейся средств к существованию.  Останавливается  Шарлотта  в гостинице «Провиданс» на улице Вьез-Огюстен. Она всё продумала. Отцу написала письмо, наивно надеялась, что её родных ни в чём не обвинят:

«Папа! Я уехала в Англию. Меня не ищите».

  Шарлотта  перед отъездом в Париж  встретилась с Барбару, который скрывался с другими жирондистами  в Канне. Он передал ей   рекомендательное письмо  депутату  Конвента Деперре. Именно от Деперре Шарлотта узнала, что из-за болезни Марат, главный виновник всех бедствий,  не бывает в Конвенте и найти его можно только дома.

   

  Вечером 12 июля Корде пишет  «Обращение к французам, друзьям законов и мира»:

    «Французы! Вы знаете своих врагов, вставайте! Вперёд! О, Франция! Твой покой зависит от исполнения законов; убивая Марата, я не нарушаю законов; осуждённый вселенной он стоит вне закона. О, моя родина! Твои несчастья разрывают мне сердце. Я могу отдать тебе только свою жизнь! И я благодарна небу, что я могу свободно распорядиться ею...»

   В «Обращении…» Шарлотта подчеркнула, что действует без помощников и в её планы никто не посвящён. В день убийства текст «Обращения…» и свидетельство о своём крещении Шарлотта прикрепила булавками под корсажем.

   Утром 13 июля   Корде отправилась в Пале-Рояль  и купила в одной из лавок небольшой, но острый кухонный нож.  

    До дома Марата на улице Кордельеров, 30  Шарлотта доехала в экипаже. Пройти к Марату, ей не удалось, гражданская жена Марата Симона Эврар не пустила посетительницу.

–  Я приехала из Кана, чтобы сообщить Марату о готовящемся заговоре, – настаивала Шарлотта. –  Вы не понимаете, насколько это серьёзно! В Кане готовится заговор протии Конвента и Республики.

– Гражданка! Ничем вам помочь не могу. Марат не принимает посетителей. Напишите письмо.

   Вернувшись в гостиницу, Корде написала письмо Марату с просьбой назначить встречу после полудня, но забыла указать обратный адрес.

   Ответа она не дождалась и вечером  снова поехала на улицу Кордельеров. На этот раз Симона не могла не впустить нежданную гостью.

    Корде была схвачена на месте. Выйти из дома она не смогла. От налетевшей толпы  девушку спасли прибывшие на место преступления гвардейцы.

Первый раз Шарлотту допросили на квартире Марата, второй — в тюрьме Аббатства.

– Кто вам помогал? Вы не могли продумать всё это в одиночку!

Но Шарлотта упорно стояла  на своём.

– Мне никто не помогал!

    Её поместили в тёмную и сырую  камеру.  Рядом с ней круглосуточно находились два жандарма.

Утром   16 июля Шарлотту перевели в Консьержери, а  днём допросили в  революционном трибунале. Она держалась с удивительным спокойствием.  На суде, который состоялся 17 июля, Шарлотта хладнокровно заявила:

– Да, я  убила Марата, заранее всё обдумав. Меня никто не настраивал и никто не помогал.

Её выдержка  поразила всех присутствующих. Неожиданно она процитировала Корнеля:

 –Лишь сметь виновного достаточна для мести.

Убить моей рукой приказывала честь! (6)  

– Граждане!  Вы только посмотрите! – воскликнул общественный обвинитель Фукье Тенвиль –  

Корде не испытывает ни малейшего угрызения совести!  Она заслуживает смерти!

    Присяжные  были единодушны:

– Виновна!

– Смерть!

На смертный приговор Шарлотта ответила:

Пролейте кровь мою, вкусите наслажденье,

И гибели моей, и вашего отмщенья. (6)    

 Ожидая казни, Шарлотта позировала художнику – ученику Давида. К тому времени  у Давида было два ученика Симон Жерар (7) и Антуан Жан Гро. (8)  Кто из них был на суде и рисовал Шарлотту? Попробуем разобраться.  В историю художник вошёл как Гойер. Но о таком художнике нет никаких сведений.  Но ясно одно, что один из учеников помогал Давиду, когда тот по решению Конвента должен был запечатлеть  посмертный портрет Марата.

   Но кто же рисовал Шарлотту? Можно предположить, что всё же это был Симон Жерар. Жан Гро много работал над портретами  членов Национального Собрания.  Именно он создал аллегорический портрет Республики.

    Симон Жерар в 1827 году создал картину «Святая Тереза», в её образе  можно увидеть черты Шарлотты Корде.

  Жерар  продолжил рисовать  её портрет, начатый  на суде.  Художник был очарован не только красотой девушки, но и её умом. Шарлотта единственный раз в жизни  разговаривала с мужчиной по душам.

– Если бы я не ожидала смерти, с этим человеком можно было связать свою жизнь, – подумала она.

  Портрет был закончен за несколько минут до казни.

– Прощайте, милый Жерар, передайте портрет моим родным, а вам я тоже хочу сделать подарок.

Дайте мне, пожалуйста, ножницы, – обратилась она к Сансону.

Шарлотта отрезала небольшую прядь волос.

–Пусть этот локон напоминает вам обо мне! Прощайте!

С этими словами  она подарила их Жерару. Слёзы навернулись на глаза юноши. Он сохранит локон, положив его в медальон.  И всю жизнь будет вспоминать о героической женщине, чистой и верной своим идеалам.

Время, проведённое с художником, для Шарлотты были самыми счастливыми в её жизни. Но хорошее быстро заканчивается. Как грозный колокол она услышала:

 – Гражданка! Время! Переодевайтесь!

    По постановлению суда шарлоту Конде  должны были казнить в красной рубашке, одежде, в которой, согласно законам того времени, казнили наемных убийц и отравителей. Одваться пришлось в присутствии  палача, но Сансон тактично отвернулся.  

  Надевая рубашку, Шарлотта  произнесла:

– Одежда смерти, в которой идут в бессмертие. Как у Корнеля:

 Поэтому и смерть...ещё блистательней  возвысит честь мою.

   Потом обращаясь к Сансону, она тихо сказала:

– Я готова!

   Весь путь от Консьержери до места казни  Шарлотта простояла в телеге, отказавшись сесть на скамейку.  Сансон,  который видел  множество приговорённых, подумал:

– Эта женщина держится не просто спокойно, она не лишена мужества!

    Когда он, поднявшись на эшафот, заслонил от Шарлотты  гильотину, она попросила:

–Месье, отойдите! Я хочу рассмотреть это удивительное сооружение, о котором столько говорят.

И если ищешь смерть, то краше смерти нет.

  Эти слова прозвучали как вызов смерти.

  Шарлотту Корде казнили в половине восьмого вечера 17 июля 1793 года на площади Республики. Некоторые свидетели казни утверждали, что Сансон после отсечения головы ударил Шарлотту по щеке.  В  газете «Revolutions de Paris»  на следующее утро появилась заметка, осуждающая этот поступок.  Сансон высказался на эту тему и счёл необходимым опубликовать сообщение в газете:

– Хочу сказать, что никогда бы не позволил себе сделать подобное. Это сделал даже не мой помощник, а плотник, помогавший  устанавливать гильотину.  Этот человек  признал свою вину.

Парижане прочитали леденящие душу строки:

–  Тот, кто  распространяет обо мне подобные слухи, может скоро  оказаться  на месте Шарлотты Корде.

     Шарлотту Корде похоронили на кладбище Мадлен во рву № 5. Во время Реставрации кладбище было ликвидировано.

  Депутат из Майнца, доктор философии, Адам Люкс, переживавший поражение жирондистов, решил умереть, протестуя против  якобинской диктатуры, вдохновился смертью Шарлотты Корде. 19 июля 1793 года он опубликовал манифест, посвящённый Корде, где сравнивал её с  Катоном и Брутом. (9)    Он писал:

Когда власть узурпировала анархия, нельзя допускать убийство, ибо анархия подобна сказочной гидре, у которой на месте отрубленной головы немедленно отрастает три новых. Вот почему я не одобряю убийств Марата. И хотя этот представитель народа превратился в истинное чудовище, я всё равно не могу одобрить его убийства. И я заявляю, что ненавижу убийство и никогда не запятнаю им руки. Но я воздаю должное возвышенной отваге и восторженной добродетели, ибо они вознеслись над всеми прочими соображениями. И призываю, отринув предрассудки, оценивать поступок по намерениям того, кто его совершает, а не по его исполнению. Грядущие поколения сумеют по достоинству оценить поступок Шарлотты Корде.

   Люкс не скрывал своего авторства, имея целью умереть на том же эшафоте, что и Шарлотта. Он был арестован, приговорён к казни за «оскорбление суверенного народа» и гильотинирован 4 ноября 1793 года.

   Один из присяжных Революционного трибунала, Леруа, сокрушался, что осуждённые, подражая Шарлотте Корде, демонстрируют на эшафоте своё мужество:

  – Я бы приказал перед казнью делать кровопускание каждому осуждённому, чтобы лишить их сил вести себя достойно. (10)  

Судьба родственников Шарлотты Корде

   В июле 1793 года представители муниципалитета Аржантана обыскали дом отца Шарлотты Жака Корде и подвергли его допросу. В октябре 1793 года он был арестован вместе со своими престарелыми родителями. Бабку и деда Шарлотты освободили в августе 1794 года, отца — в феврале 1795 года. Он был вынужден эмигрировать: имя Жака Корде было внесено в список лиц, которые по закону Директории  в двухнедельный срок должны были покинуть страну.

   Корде поселился в Испании, где жил его старший сын Жак Франсуа Алексис и  умер в  Барселоне 27 июня 1798 года. Дядя Шарлотты Пьер Жак де Корде и её младший брат Шарль Жак Франсуа, т эмигрировавшие из Франции, участвовали в десанте роялистов на полуостров Киберон 27 июня 1795 года.  Они были взяты в плен республиканцами и расстреляны.

   Второй дядя Шарлотты, аббат Шарль Амедей Корде,  у которого Шарлотта жила в детстве,  подвергся преследованиям из-за того, что не присягнул новой власти, эмигрировал из Франции, возвратился на родину в 1801 году, умер в 1818 году.

Давид

      По решению Конвента Жак Луи Давид (10)   рисует картину «Смерть Марата». Ему дан всего день, вечером должен был придти врач, чтобы бальзамировать тело.

   Жак Луи Давид активно участвовал в революционном движении.   В  1792 году   году он был избран депутатом Национального Конвента, примкнул к монтаньярам во главе с Маратом и Робеспьером, голосовал за смерть короля Людовика XVI.  Именно он создал карандашный рисунок королевы Антуанетты, отправлявшейся на гильотину.

    Давид входил с состав Комитета Общественной Безопасности  и подписывал приказы об аресте «врагов революции». Из-за политических разногласий в это время развёлся с женой Шарлоттой.

   Давид  полностью погрузился в революционную работу, организовывал массовые народные празднества, создал Национальный музей в Лувре. Под его руководством упразднена консервативная Королевская академия живописи и скульптуры,  членом которой Давид был с 1784 года.

     В 1794 году  после контрреволюционного термидорианского переворота Давид отречётся от Робеспьера, но это ему не поможет, его обвинят в революционных взглядах и  сажают в тюрьму. 

   Во время пребывания в  Люксембургской тюрьме он видит уголок сада и пишет картину, полную поэтического вдохновения. В автопортрете, написанном тоже в тюрьме во взгляде видна затаённая грусть и  беспокойство.

   Бывшей жене удаётся  добиться освобождения Давида из тюрьмы и в ноябре 1796 года он повторно женится на Шарлотте. С этого времени он окончательно  уходит  из политики, много времени проводит у себя в мастерской, занимается с учениками.

   В 1797 году году Давид присутствует  при торжественном  въезде в Париж Наполеона   и становится   его пылким сторонником. Рисует портреты Наполеона, а с конца 1790-х годов обращается к драматическим событиям античной истории, выделяя в них тему примирения противоречий, воссоздавая античность как мир идеальной красоты и чистой гармонии ("Сабинянки, останавливающие сражение между римлянами и сабинянами", 1799, Лувр). В его искусстве нарастают черты отвлечённости и рассудочной повествовательности.

   После провозглашения Империи в 1804 году Давида назначают   официальным придворным живописцем.

    После поражения Бонапарта при Ватерлоо в 1815 году   и возвращения Бурбонов к власти Давид отказывается   от работы при дворе, предпочтя изгнание в Швейцарию, а потом в Брюссель. Там он спокойно проживает  остаток своей жизни с Шарлоттой.

 Давид рисует мифологические сюжеты, портреты граждан Брюсселя и наполеоновских сподвижников. Художник умер в 1825 году,  перенеся инсульт.

    После его смерти, некоторые работы были выставлены на аукцион в Париже, но за них были получены очень незначительные суммы.

  Нужно отметить, что Жак-Луи Давид имел глубокую рану на лице, полученную при фехтовании. Это рана прорисована во многих автопортретах художника, она задевает некоторые ветви лицевого нерва. Эта травма привела к тому, что у  Давида были  трудности в проговаривании некоторых звуков, движении лицевых мышц, к тому же она привела к образованию нароста на щеке. Это было препятствием в его активной социальной жизни, так как отличительной чертой социальной культуры Франции XVIII  века былj ораторское умение.

   Несмотря на всю критику, что обрушилась на творчество Жак-Луи Давида после его смерти, его вклад в развитие изобразительного искусства  XVIII века бесценен.

После смерти Марата

    Давид писал быстро. Картина получилась очень эмоционально насыщенной, хотя художник   ограничился лишь самыми необходимыми деталями: безвольно поникшее тело, кровоточащая рана, орудие убийства и письмо, которое принесла Шарлотта Корде,  чтобы её впустили в дом.  Ванна и драпировка ткани, свешивающейся крупными складками, воспринимаются как античный саркофаг, чурбан, на котором стоит чернильница,— надгробием с надписью: «Марату — Давид».

    Черты убитого Марата изменены выражением скорби и страдания. Тёмный фон, резкий свет и четкие линии усиливают чувство отрешённости от всего случайного.

    Интересна судьба картины. После падения Робеспьера её вернули автору. Давид свернул картину в трубку и спрятал. Более 30 лет она пролежала в его мастерской. Через несколько лет после смерти художника родственники попытались картину продать, но в середине XIXвека  Шарлотту Корде,  убийцу Марата,  считали героиней. Поэтому интереса к картине не было. Но из истории не выкинешь никаких событий. Можно только  умолчать.

      В 1886 году картина была подарена  брюссельскому королевскому   музею и находится там до сих пор.

     Сразу после смерти стихийно возник культ  почитания Марата.  По всей Франции воздвигались  бюсты и  алтари, задрапированные трёхцветными полотнищами. 

   «Друга народа»  объявили   «мучеником свободы» и сравнивали с Иисусом, принявшим смерть от вражеской руки.   Художники писали картины, поэты – стихи.  В течение года были созданы 4 драмы и одна опера. 

   Дети при рождении получали имя Жак Марат и Жюли Марат. (12)

В  честь Марата  переименовывались улицы, площадь Монмартр  получила название Монмарат (Montmarat), даже город Гавр стал Маратом (правда, на время).

  Прощание с  Маратом превратилось в  пышную и довольно  длинную  церемонию. Конвент явился в полном составе. Тело Марата  похоронили в саду клуба  Кордельеров («Общества прав человека и гражданина»).

  В бывшей  королевской сокровищнице разыскали агатовую шкатулку, усыпанную драгоценностями, в неё поместили сердце Марата. Через два дня его  торжественно перенесли  в клуб Кордельеров  и поместили в зале заседаний.

   21 сентября 1794 года   прах   Марата  был перенесён  в Пантеон, правда, ненадолго.

Зал заседаний  Конвента украсили бюсты Брута и Марата. Против Брута в Конвенте никто ничего не имел.

   Пришедшим к власти политикам умеренного толка стало неловко официально увековечивать память человека, известного своими постоянными призывами рубить головы.  26 февраля 1795 года тело Марата перезахоронили на кладбище св. Женевьевы.

  Что стало с сердцем Марата – неизвестно, но агатовая шкатулка не была уничтожена. Вполне возможно, что какая-нибудь  дама, не имея представления о её прошлом,  до сих пор хранит в шкатулке свои драгоценности – перстни, кольца и  серьги. (12)

   Не спорь со своей душой!

Душа и тело составляют одно целое. Если  душа радуется – человек может заплакать, но  это слёзы радости и умиления. Если  душа страдает, – человек  тоже плачет, плачет  горькими слезами. 

  Когда нарушается равновесие между душой и телом,   –  человек заболевает.  Врачи не могут вылечить  болезнь, а  причину следует искать в прошлом, в том, как человек реализовал свои цели и  жизненные планы, к чему он стремился и что у него получилось, а что нет.

С душой не надо спорить!

 Душа даётся свыше.

И в радости, и в горе

Она тебя услышит,

Поддержит и поможет,

Все устранит сомненья,

Но только вот не сможет

Лечить от самомненья. (13)

 

Душа –  это тонкая материя, тайну которой  нам не дано познать.

Прислушивайтесь к своей душе, не спорьте с ней.  

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел. (14)



(1) карманьолка  –куртка с металлическими пуговицами времён Французской революции.

(2)  психосоматика — Соединение двух греческих слов: «Psyche» - душа и «soma» - тело— альтернативное направление в медицине и психологии, изучающее влияние психологических факторов на возникновение и течение соматических (телесных) заболеваний.  

(3) ИЗ "ПОРТРЕТА ДРУГА НАРОДА, НАРИСОВАННОГО ИМ САМИМ" Марат «Великая Французская Революция»  с сайта larevolution.ru

(4)Полина Гажина «Притча» «Ставка – жизнь»

(5) Мари Анна  Шарлотта Корде  де Арман (1768 1793) – желающие могут посмотреть фильм режиссёра Генри Хельма в главной роли Эмили Декьенн «Chatlotte Corday» «Шарлотта Корде»

http://films.imhonet.ru/element/1091447/movie-online/

(6)Пьер Корнель (1606 –1684) – французский поэт и драматург, отец французской трагедии, окончил колледж иезуитов, ныне лицей им. Корнеля. 4 года стажировался в качестве адвоката при Руанском парламенте. В 1628 году стал прокурором. Мало интересовался служебной карьерой. Начал писать трагедии в подражание Сенеки. В 1636 году написал трагедию «Сид», с 1651 года увлёкся религиозной поэзией.  

(7)  Франсуа Симон Паскаль Жерар (1770-1837) – ученик Давида. Подлинный успех пришёл в 1800 году, когда он нарисовал портрет «Наполеон I в коронационной одежде». В 1817 году стал художником при дворе Людовика XVIII. Его называли  «художник короля» и «король художников».

  (8)  Антуан Жан Гро (1771-1835) – ученик Давида.Известен как художник, изображавший победы Наполеона I, внёс огромный вклад в формирование героического  мифа Наполеона I. После свержения Наполеона и бегства Давида из Франции, Жан Гро занял его место во главе студии. Из-за критики своего кумира со стороны Давида впал в депрессию и покончил с собой.

(9)   Катон (95-46гг до н.э.) – республиканец, противник Гая Юлия Цезаря.

 Брут (85-42 гг до н.э.) –римский сенатор, которого Юлий Цезарь считал сыном, известен как его  убийца. Слова Цезаря  «И ты, Брут» стали нарицательными и означали как предательство, удар в спину.

(10)   Википедия

(11)Жак Луи́ Дави́д (1748- 1825) — французский художник  

(12) М.Алданов «Ванна Марата»

(13) Самомнение – преувеличенно высокое мнение о самом себе, завышенная самооценка.

(14) Марина Цветаева ( 1892  -1941) – поэтесса Серебряного века

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0197770

от 5 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0197770 выдан для произведения:

Ч. 23  Не спорь со своей душой

 

Порождение несёт размноженную убойную силу

Из комментариев

 

Только тот, кто сохранил в себе возможность во всякую минуту стать лицом к лицу с своей собственной душой, не отделяясь от нее никакими предубеждениями, никакою привычкою, — только тот способен идти по дороге самоусовершенствования и вести по ней других
Константин Ушинский

 

Человек… есть союз души и тела, разделение которых производит смерть
Николай Кузанский

 

       Голубой бриллиант Око Бхайравы – мистический  драгоценный камень  из сокровищницы французской короны  внёс самые трагические страницы в историю Французской Революции. Не устаёшь удивляться влиянию камня на судьбы людей. Его разрушительная сила направлена в разные стороны.  Сколько трагедий, сколько слёз пролитых и непролитых!

 Слёзы – это жизни река.

 Слёзы – это печаль, что горька,

 Слёзы разочарований

Обжигают, как кислота.

Говорят, что мужчины не плачут,

Но плачет, страдая, душа.

 

Равенство! Свобода! Братство!

109 фото ист брил фл.

После казни Людовика XVI  события во  Франции  развиваются по кровавому сценарию.

Весной 1793 года австрийские войска переходят  в наступление и наносят  поражение французской армии.  Спекулянты наживаются  на военных поставках и фактически оставляют  войска разутыми и голодными.  

   Ширится  антифранцузская коалиция, к союзу  Австрии и  Пруссии  присоединяются   Англия и  Испания.

    Неудачи на внешнем фронте,  оккупация приграничных департаментов, рост налогов, спекуляция, нарушение хозяйственных связей – всё это значительно обостряет экономическое и политическое положение внутри страны, и приводит к ещё более  згаительным трудностям.

   В стране усиливаются волнения, начинаются погромы, убийства. На волне народного недовольства  выдвигается  группа агитаторов, получивших прозвище «бешеных». Их лидер священник  Жак Ру призывает:

– Ввести  строгие законы в отношении хлебной торговли!

Говоря о спекуляции «Красный священник», так называли Жака Ру,  крайне категоричен:

– Спекулянтам – смертная  казнь!  Только «поцелуй» гильотины может их остановить!

В словах Жака Ру каждое слово звучит  с  пафосом, и направлено к простым людям:

– Соотечественники! Французы! Граждане! Наш идеал – общество мелких собственников, где каждый будет владетьсвоим полем, своей мастерской, своей лавкой.

  Основной упор в  требованиях «бешеных» Жак Ру делает  на разделении крупной собственности  в пользу  граждан.

–  Моё поле! – мечтает крестьянин.

Моя мастерская! – повторяет ремесленник.

–  Моя лавка, а не соседа,  – трепетно произносит торговец.

  Одновременно с активизацией движения «бешеных» на западе Франции вспыхивают роялистские мятежи. Монархисты пользуются  недовольством крестьян, так как окончательно не были  отменены феодальные повинности.  Именно крестьяне становятся главной мятежной силой.

      Особой остроты выступления достигли в департаменте Вандея. Дворяне умело использовали недовольство крестьян аграрной политикой жирондистов и искусно играли на их монархических и религиозных настроениях. Всю свою ненависть крестьяне перенесли на городское население.    Вооружённые вилами, пиками, саблями, ружьями они врывались в города, разгоняли местную Национальную гвардию, громили муниципалитеты, дома богатых граждан, убивали должностных лиц. Зверства вандейцев не поддаются описанию.

   Накалялась ситуация и в самом Париже. Активисты из числа «бешеных» и якобинцев составили петицию в Конвент, в которой говорилось:

«Спешите декретировать, что все подозрительные должны быть немедленно арестованы и что во всех департаментах Франции и в секциях Парижа учреждаются революционные трибуналы... Мы требуем, чтобы в каждом городе была создана революционная армия...Существует ужасный заговор, ставящий целью уморить народ голодом...»

     Терпение народных масс истощилось, когда  жирондисты (среди них Бриссо, супруги Ролан, Верньо, Кондорсе) стали готовить расправу с революционными секциями Парижа, пытаясь тем самым развязать гражданскую войну. Первым шагом был вызов на  суд  Марата, которого называли   «желчной жабой» за разоблачение их действий в газете «Друг народа».

– Я от имени президента Якобинского клуба заявляю, что Конвент заключает в недрах своих контрреволюцию, – писал Марат, имея в виду жирондистов.

    14 апреля 1793 года Марату предъявляют  обвинения в проповеди роспуска Конвента, призыв к убийству и грабежам.  Доказательства были взяты из разных номеров его газеты.

   Марат бесстрашно поднялся на трибуну. Он был в карманьолке, (1)   вокруг головы повязан  платок,  красный и  грязный.   Пряди жирных волос выбивались из – под этого странного головного убора,  влажного   от пота.  Мало кто догадывался, что платок, пропитанный уксусом, Марат   носил не случайно, у него был жар, к тому же  последнее время  ужасно мучила обострившаяся экзема.

  Но никто не посмел сделать замечание Марату по поводу небрежного вида.  За поясом   камзола  все увидели огромные пистолеты.  Внезапно Марат выхватил один из пистолетов:

– Я выстрелю, если  вы будете настаивать на моём обвинении!

Депутаты Конвента содрогнулись от ужаса. Вид Марата действительно был устрашающим.

    Под давлением парижских санкюлотов  Революционный Трибунал  единогласно оправдал его. Народ торжественно  пронёс своего любимца на руках по улицам Парижа и доставил  в Конвент.

      Теперь всю свою  деятельность  Марат направляет  на уничтожение жирондистов.

– Я  защитник народа! – хвалился Марат. –  Я всем врагам отрежу головы.  Их кровь будет течь по мостовой сплошным потоком.

  Но через тело говорит душа.

 На заседании якобинцев 26 мая Робеспьер призывает к восстанию:

– Это движение уже невозможно остановить! Мы должны  выступить против «преступных депутатов»!

Его поддерживает Марат, но как настоящий оратор, он говорит долго:

На государственной сцене переменились только Декорации, – утверждает Марат. – Остались те же действующие лица, те же интриги, те же тайные двигатели. В момент восстания народ, правда, подав­ляет всё своей массой, но каковы бы ни были его завоевания, в конце концов, его побеждают заговорщики из высших классов, коварные, пронырливые, изощрившиеся во всевозможных хитро­сплетениях. Обеспеченные и умелые интриганы завладели доверием народа, воспользовались его силами, чтобы встать самим на место устранённых ими привиле­гированных сословий и обратиться затем против этого самого на­рода.

  Против жирондистов объединились Якобинский клуб, Совет Коммуны Парижа и большинство секций.  В ночь на 2 июня 1793 года революционные отряды Национальной  гвардии окружили Конвент. На здание были наведены жерла пушек.

  Оказавшись под угрозой расстрела картечью, большинство членов Конвента приняли решение об удалении из его состава жирондистов. Часть их была арестована, часть успела бежать в Канн.

И судьбам истории нужен фонарь.

Нострадамус

     Восстание 31 мая – 2 июня явилось началом третьего, высшего  этапа Революции. Власть перешла в руки радикально настроенных слоёв буржуазии, опиравшихся на основную часть городского населения и крестьянство.  Это было время наибольшего воздействия народных низов на политику властей.

    Якобинцы провозгласили установление Республики.

– Цель Республики, – утверждали они, – чрезвычайный режим диктатуры – революционный террор.

  –  Для спасения революции является необходимым введение чрезвычайного режима.

В стране оформилась якобинская диктатура.

  Конвент остался высшим законодательным органом.  В эти дни Робеспьер говорил:

– Надо, чтобы народ соединился с Конвентом! Конвент же должен воспользоваться помощью народа.

 В подчинении Конвента  находилось правительство из 11 человек – Комитет Общественного Спасения,  во главе  которого встал  Робеспьером.

    Положение нового правительства было тяжелым. Бушевала война. В большинстве департаментов Франции, особенно Вандее, продолжались  мятежи.

     Для борьбы с контрреволюцией был укреплён Комитет Общественной Безопасности Конвента.    

 Конвентом был избран революционный трибунал, уполномоченный использовать все  возможные средства для  изобличения преступников.  Отныне приговор мог оглашаться в отсутствие обвиняемого, но при этом обжалованию не подлежал.

Франция в буквальном смысле тонула в крови.  

 Террор, беспощадный и бескомпромиссный  –  главное благо революции, –   заявляет генеральный прокурор Парижской Коммуны Шометт.

      Марат потребовал   создания специальных карающих органов, готовых обеспечить «чистку».  Исправно  заработала гильотина. Палач Сансон выбивался из сил. Ежедневно приходилось казнить до 500 человек.

  Нант. Ночь. Тихо  и сонно плещутся воды  Луары. Вдоль  берегов  медленно движется небольшое судно, которое тащит лодку с деревянным ящиком. Вдруг  трос обрывается, и лодка медленно уходит на дно. Это надо же было придумать: ящик оказался деревянным гробом, в который затолкали  90! священников.

    Так по всей Франции расправляются со священниками, не присягнувшими Революции.  Их, безоружных   сталкивают  в воду.  

   Лозунг «Революция без конца»  требует своего оправдания.   После принятия 17 сентября 1793 года закона о подозрительных хватают людей  с «подозрительным выражением лица».

 Не щадят даже маленьких детей. Матери молят:

– Ради Бога пощадите малышей!

– Бога вспомнили! Из волчат вырастут волки, – отвечают бравые солдаты, продолжая своё страшное дело.

  Нередко  ради смеха устраивают  «республиканские свадьбы»: крепко связывают попарно юношей и девушек, смеясь, кричат:

– Благословляем    молодых!

 И тут же бросают  «обручённых» в воду.

    В южном городе Ментона на границе с Италией налажено производство париков и кожевенных изделий из останков гильотинированных   женщин и мужчин.

– Кожа мужчин ничем не отличается от кожи молоденькой серны, – говорят организаторы производства, – а  вот женская – слишком мягка и практически ни на что не годится.

    Не из истории французской  революции черпали фашисты свои  идеи?

  В самом  Париже – осквернённые храмы,  сброшенные в грязь статуи святых.  Было разрублено на эшафоте и брошено в Сену изваяние покровительницы  Парижа, Святой Женевьевы, которую народ столько раз молил о помощи в дни великих бедствий.    

   Особенно много жертв   в день борьбы с нечистой силой – 21 июня, который французы отмечают как праздник святого Жана. Издавна считалось, что в этот день  нечистая сила, а все контрреволюционные элементы и «подозрительные» причислялись к ней,   ведёт себя  вызывающе и  творит свои вредные дела.  Возможно, на неё действует температура воздуха – ведь святой Жан (Иоанн Креститель) приходится на день летнего солнцестояния.  

   В сёлах с  нечистой силой   боролись просто: молодые люди с утра собирали растения, которые называли «травами святого Жана». Список целебных  трав, обладающих магической силой  так  велик, что луга после праздника казались совершенно голыми.  

  Среди них:  папоротник и плющ, зверобой и  тысячелистник, вербена и   ирис, цвет бузины и  тмин, укроп и чеснок, подорожник и боярышник, липовый  цвет и  лаванда, листья и ветки ореха. 

  Представьте: если у кого на какую-то траву была аллергия, тот считался бесом  и о нём докладывали в местные органы власти. Нередко многие парни и девушки, собирая травы, просто обжигались о крапиву, на теле тут же появлялись красные пятна.  Они тоже считались опасными.

   За сбором трав проходил день, потом  плели венки и составляли букеты в форме креста, чего боятся всякие вурдалаки.  А когда над Францией опускалась ночь, во всех её краях  вспыхивают костры, иногда  высотой в целую башню. Через такой костёр и с шестом не перепрыгнешь!

  Только когда костёр прогорит, начинаются прыжки через огонь.  Если парень попадёт ногой в огонь – это дурной знак, значит, он одержим.  За него никто замуж не пойдёт, да ещё за ним придут гвардейцы.

   Раскачивали девушек над костром. Раньше считалось, что если девушка обожжётся – не беда, поясница болеть не будет, то сейчас её посчитали ведьмой.

  К утру, когда костры догорели, молодёжь начинает борьбу за угли и головёшки, ведь  они потом целый год будут охранять дом  от пожара и прочих бед.   Одежда, лицо, руки  пачкаются не только золой, но и кровью.  Если раньше празднество проходило играючи, безобидно, то  озлобленные последними событиями парни и девушки  теперь ведут  настоящую  битву, не обходится без ран и переломов.  Кто ухватил больше головёшек, тому обеспечено благополучие на целый год!

Сгущаются в небе суровые тучи

И судьбам истории нужен фонарь.

Око Бхайравы, было бы лучше,

Если тебя никто не узнал.

Но жадность людская,

Твоя красота

Манит красавиц и королей,

Но снова, как шахматная игра:

Слон бьёт ферзя  – и  море смертей!

  Казалось бы, Марат не был связан с голубым бриллиантом, но Око Бхайравы выбрал для кровавого «Друга народа» необычную месть: глубокие страдания  не реализовавшей себя души переходят на тело и разъедают его плоть.

Психосоматика(2)   болезни Марата

    Наше здоровье напрямую зависит от наших мыслей, от настроения, от любви или её отсутствия, от умения находить или увидеть вокруг нас красоту и наслаждаться этим, от способности быть счастливым, от нашего характера, от отношения к успехам и жизненным неудачам. Всё это психология... А точнее - психосоматика.

      Все болезни человека возникают по причине психологических несоответствий и расстройств, возникающих в   душе, подсознании и мыслях. То есть психическое или эмоциональное состояние человека напрямую связывается с физическим состоянием.

   Психосоматические заболевания – это такие недуги, когда болеет душа, а страдает тело.

   Потому причину болезни Марата следует искать  как в прошлом, так и в его восприятии происходящих  событий,  в том, как он реализовал себя и что не смог сделать.

   Сразу скажу, психоматика определяет  причину  экземы, как крайне сильный антагонизм, ментальный взрыв.

     Попробуем  в этом разобраться. 

    Уже в ранней молодости проявился тяжёлый характер Марата: его страстность, доходившая до нервозности, и непомерное честолюбие.

  Когда  Марату исполнилось 16 лет, умерла мать,  горячо  им любимая. Он отправился скитаться по Европе.  Жил во Франции, Великобритании, Голландии, зарабатывая уроками иностранных языков и врачебной практикой. Одновременно он занимался самообразованием, исследовал природу огня, света, электричества, проблемы оптики и  особенно анатомическое строение тела человека.  Марат, пытаясь найти человеческую душу,  препарировал  трупы.  Химические реактивы вызвали сильную аллергию. (см. История восьмая  ч.7). Не зря говорят: «Не буди спящую собаку и не ступай туда, куда не ступает нога ангела».

    Исследования Марата не получили признания, его не понимают. Постепенно в душе накапливается озлобленность. Когда началась Революция во Франции, он выплёскивает её в своей газете «Друг народа».   

    К этому времени Марат был уже тяжелобольным человеком. Его мучила не только экзема, но и повышенная температура тела, жар. Питался он только жидкой пищей, чтобы взбодриться  постоянно пил кофе, а это лишь усиливало воспалительный процесс в организме.

  Тело реагирует на состояние души. Помните в Новом Завете:

"Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; ибо вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом».

   А какой «дом духовный» строил в себе Марат?  Вот что он написал о себе 14 января 1793 года:
"...С ранних лет меня пожирала любовь к славе, страсть, в различные периоды моей жизни менявшая цель, но ни на минуту меня не покидавшая. В пять лет я хотел стать школьным учителем, в пятнадцать лет — профессором, писателем — в восемнадцать, творческим гением — в двадцать, тогда как сейчас я жажду славы принести себя в жертву отечеству... Я хорошо знаю, что мои произведения не созданы для успокоения врагов отечества: мошенники и изменники ничего так не боятся, как разоблачения. Поэтому число злодеев, поклявшихся погубить меня, огромно. Вынужденные скрывать свою вражду, свою низкую мстительность, жажду моей крови под покровом любви к человечеству, уважения к законам, они с утра до вечера извергают против меня тысячу жалких и отвратительных небылиц. Из них единственная обманувшая некоторых и беспрестанно ими распространяемая состоит в том, что я — сумасброд, желчный безумец, кровожадное чудовище или подкупленный злодей... Они считают преступлением, что я потребовал голов изменников и заговорщиков.

...Но требовал ли я когда-либо народной расправы для этих злодеев до того, как они стали безнаказанно выражать презрение к мечу правосудия, а законодатели занялись обеспечением их безнаказанности? И затем, так ли уж велико преступление потребовать пятьсот преступных голов, чтобы сохранить пятьсот тысяч невинных? Уже самый расчет не свидетельствует ли о мудрости и человечности?.." (3)

  Смерть Марата

  Трагедия человека не в том, что он не идеален, а в том, что знает  о существовании абсолюта, которого никогда не достигнет. Это путь в никуда, без права остановки. Трагедия человека в том, что он думает о смысле жизни, забывая просто жить.(4)

   Если бы Марат прислушался к этим словам Корнеля, но нервы  на пределе, поэтому  обостряется  экзема –  кожная болезнь, от которой он давно уже страдал.  Пришлось даже не выходить из дома. Марион   для облегчения страданий готовила ему травяные отвары и  ванны, которые Марат принимал постоянно. Облегчения ему это не приносило.

В последние недели своей жизни он постоянно носил уксусный компресс на голове и часто принимал ванны, так как только они приносили ему облегчение.

Если спорить с душой,

Жизнь твоя нелегка,

Твой сердце грызёт

Беспокойство, тоска,

И болеет душа,

Тело в язвах, в огне.

Лишь спасает

Повязка на голове.

  13 июля 1793 года Марат  сидел  за столом в бочке, приспособленной как кресло,  и работал над очередной разоблачительной статьёй. Выплёскивая на бумагу очередную порцию язвительных обвинений, ему, казалось, становилось  легче.

  Зазвонил колокольчик, Марион, находившаяся в услужении у Марата и Симоны,  открыла дверь. На пороге стояла красивая молодая женщина, одетая неброско, но со вкусом.  Марион даже позавидовала, как хорошо она выглядела.

Сitoyen (гражданин)  Марат дома? – спросила она  томным голосом, не терпящим возражений.

– Марион, кто там?

На порог вышла Симона.

Меня зовут  Шарлотта, Шарлотта  Корде. Я принесла гражданину Марату  список врагов народа.

– Я же вам сказала, что он занят!

О разговоре у двери услышал Марат. Голосом, не терпящим  возражений,  он произнёс:

– Симона, пусть проходит. И  займись обедом, не мешай нам!

 Симона была обижена, но не подала вида,   приглашая молодую женщину  в комнату к Марату.

     Надо сказать, что Марат даже не заметил ни красоты Шарлотты, ни решительного выражения её лица. Для него было важным то, что он раскроет новый заговор против Революции.  Обрадованный Марат, наклонившись над чистым листом бумаги, стал  писать, даже не  вчитываясь в имена новых врагов Революции.

   Шарлотта  решила спросить:

– Скажите, а что будет с ними?

– Их  ждёт гильотина.

  После этих слов  Шарлотта, не раздумывая,   вонзила  ему в  грудь нож. Удар пришёлся в сердце и  оказался смертельным. В последнюю минуту Марат успел крикнуть:

A moi, ma chère amie! Ко мне, моя подруга!

Марион бросилась на помощь, но было уже поздно.  Шарлотта в это время выскочила из квартиры Марата, но скрыться незамеченной не получилось.

  Шарлотта Корде(5)  

    Анна Шарлотта была правнучкой  знаменитого драматурга Пьера Корнеля,(6) а Корде были древней дворянской семьёй.  Первые годы жизни девочка провела в приходе своего дяди  священника, который вместо сказок читал ей  трагедию Корнеля «Сид».

Блаженства полного никто вкусить не может.

***

Я помню – и скорбей всю кровь солью из ран,

Чем соглашусь забыть и запятнать свой сан.

***

Врагам Отечества достойный дай ответ:

И если ищешь смерть, то краше смерти нет.

Эти строки глубоко запали в душу юной Шарлотты. Она цитировала «Сида» почти наизусть.

    Когда   Шарлотте исполнилось  четырнадцать  лет,  умерла при родах при родах мать, которую она итак видела мало. Отец женился во второй раз и отправил  Шарлотту и её младшую сестру Элеонору в   пансион при  аббатстве  Святой Троицы в Кане, где коадъютриссой (помощницей настоятельницы)  была их дальняя родственница — мадам Пантекулан.

   Девочки были на полном казённом обеспечении, настоящей материнской ласки  так и не узнали.   Их воспитывали в благочестии и молитвах. Элеонора была спокойной девочкой, а вот Шарлотта доводила монахинь своими вопросами чуть ли не до умопомрачения. Тогда ей  разрешили читать не только духовные книги. Юная Шарлотта  познакомилась с сочинениями Монтескье и Руссо, прочитала все произведения своего прадеда.  Она стала серьёзнее. Как писал Корнель:

Из двух красивей та,

Которая при нас не открывала рта.

  Шарлотта углубилась в себя, проводила время в уединении, даже с сестрой мало общалась.

Так прошло  8 лет. 

    Когда  якобинцы стали проводить политику дехристинианизации и ввели новый революционный  культ,  монастырь был закрыт. В начале  1791 года Шарлотта вернулась к отцу, а в  июне она поселилась в Кане у своей троюродной тётки мадам де Бетвиль, соломенной вдовы.  

   Шарлотта Конде, воспитанная монашками, тоже   не обращала никакого внимания на мужчин.

Мысли её витали совсем в других сферах. Она повторяла строки из трагедии  прадеда:

Превыше страсти честь,

И страсть превыше жизни.

Шарлотта внимательно следила за ходом Революции, читала политические газеты и брошюры. Она представляла  Жанной дʹ Арк,  которая спасает Францию от англичан. Восторженно приняла республиканские идеалы, но вскоре её   постигло глубокое  разочарование.

   Последней каплей стала казнь Людовика XVI. Своей  подруге Аманде Луайе Маромм она писала:

«Я содрогаюсь от ужаса и негодования. Совершенно очевидно, что самое большое несчастье уже случилось. Люди, обещавшие нам свободу, убили её, они всего лишь палачи». (7)

   С этого времени в её душе происходит надлом. Беспокоясь за судьбу Франции, она ищет виновников  кровавых событий и находит. 

– Марат! У него руки по локоть в крови!

Его все в городе возносят, как кумира,

И до небес гремит всеобщая хвала. (6)

   11 июля 1793 года Шарлотта Корде отправляется  в Париж под предлогом помощи своей подруге, канониссе де Фербен, лишившейся средств к существованию.  Останавливается  Шарлотта  в гостинице «Провиданс» на улице Вьез-Огюстен. Она всё продумала. Отцу написала письмо, наивно надеялась, что её родных ни в чём не обвинят:

«Папа! Я уехала в Англию. Меня не ищите».

  Шарлотта  перед отъездом в Париж  встретилась с Барбару, который скрывался с другими жирондистами  в Канне. Он передал ей   рекомендательное письмо  депутату  Конвента Деперре. Именно от Деперре Шарлотта узнала, что из-за болезни Марат, главный виновник всех бедствий,  не бывает в Конвенте и найти его можно только дома.

   

  Вечером 12 июля Корде пишет  «Обращение к французам, друзьям законов и мира»:

    «Французы! Вы знаете своих врагов, вставайте! Вперёд! О, Франция! Твой покой зависит от исполнения законов; убивая Марата, я не нарушаю законов; осуждённый вселенной он стоит вне закона. О, моя родина! Твои несчастья разрывают мне сердце. Я могу отдать тебе только свою жизнь! И я благодарна небу, что я могу свободно распорядиться ею...»

   В «Обращении…» Шарлотта подчеркнула, что действует без помощников и в её планы никто не посвящён. В день убийства текст «Обращения…» и свидетельство о своём крещении Шарлотта прикрепила булавками под корсажем.

   Утром 13 июля   Корде отправилась в Пале-Рояль  и купила в одной из лавок небольшой, но острый кухонный нож.  

    До дома Марата на улице Кордельеров, 30  Шарлотта доехала в экипаже. Пройти к Марату, ей не удалось, гражданская жена Марата Симона Эврар не пустила посетительницу.

–  Я приехала из Кана, чтобы сообщить Марату о готовящемся заговоре, – настаивала Шарлотта. –  Вы не понимаете, насколько это серьёзно! В Кане готовится заговор протии Конвента и Республики.

– Гражданка! Ничем вам помочь не могу. Марат не принимает посетителей. Напишите письмо.

   Вернувшись в гостиницу, Корде написала письмо Марату с просьбой назначить встречу после полудня, но забыла указать обратный адрес.

   Ответа она не дождалась и вечером  снова поехала на улицу Кордельеров. На этот раз Симона не могла не впустить нежданную гостью.

    Корде была схвачена на месте. Выйти из дома она не смогла. От налетевшей толпы  девушку спасли прибывшие на место преступления гвардейцы.

Первый раз Шарлотту допросили на квартире Марата, второй — в тюрьме Аббатства.

– Кто вам помогал? Вы не могли продумать всё это в одиночку!

Но Шарлотта упорно стояла  на своём.

– Мне никто не помогал!

    Её поместили в тёмную и сырую  камеру.  Рядом с ней круглосуточно находились два жандарма.

Утром   16 июля Шарлотту перевели в Консьержери, а  днём допросили в  революционном трибунале. Она держалась с удивительным спокойствием.  На суде, который состоялся 17 июля, Шарлотта хладнокровно заявила:

– Да, я  убила Марата, заранее всё обдумав. Меня никто не настраивал и никто не помогал.

Её выдержка  поразила всех присутствующих. Неожиданно она процитировала Корнеля:

 –Лишь сметь виновного достаточна для мести.

Убить моей рукой приказывала честь! (6)  

– Граждане!  Вы только посмотрите! – воскликнул общественный обвинитель Фукье Тенвиль –  

Корде не испытывает ни малейшего угрызения совести!  Она заслуживает смерти!

    Присяжные  были единодушны:

– Виновна!

– Смерть!

На смертный приговор Шарлотта ответила:

Пролейте кровь мою, вкусите наслажденье,

И гибели моей, и вашего отмщенья. (6)    

 Ожидая казни, Шарлотта позировала художнику – ученику Давида. К тому времени  у Давида было два ученика Симон Жерар (7) и Антуан Жан Гро. (8)  Кто из них был на суде и рисовал Шарлотту? Попробуем разобраться.  В историю художник вошёл как Гойер. Но о таком художнике нет никаких сведений.  Но ясно одно, что один из учеников помогал Давиду, когда тот по решению Конвента должен был запечатлеть  посмертный портрет Марата.

   Но кто же рисовал Шарлотту? Можно предположить, что всё же это был Симон Жерар. Жан Гро много работал над портретами  членов Национального Собрания.  Именно он создал аллегорический портрет Республики.

    Симон Жерар в 1827 году создал картину «Святая Тереза», в её образе  можно увидеть черты Шарлотты Корде.

  Жерар  продолжил рисовать  её портрет, начатый  на суде.  Художник был очарован не только красотой девушки, но и её умом. Шарлотта единственный раз в жизни  разговаривала с мужчиной по душам.

– Если бы я не ожидала смерти, с этим человеком можно было связать свою жизнь, – подумала она.

  Портрет был закончен за несколько минут до казни.

– Прощайте, милый Жерар, передайте портрет моим родным, а вам я тоже хочу сделать подарок.

Дайте мне, пожалуйста, ножницы, – обратилась она к Сансону.

Шарлотта отрезала небольшую прядь волос.

–Пусть этот локон напоминает вам обо мне! Прощайте!

С этими словами  она подарила их Жерару. Слёзы навернулись на глаза юноши. Он сохранит локон, положив его в медальон.  И всю жизнь будет вспоминать о героической женщине, чистой и верной своим идеалам.

Время, проведённое с художником, для Шарлотты были самыми счастливыми в её жизни. Но хорошее быстро заканчивается. Как грозный колокол она услышала:

 – Гражданка! Время! Переодевайтесь!

    По постановлению суда шарлоту Конде  должны были казнить в красной рубашке, одежде, в которой, согласно законам того времени, казнили наемных убийц и отравителей. Одваться пришлось в присутствии  палача, но Сансон тактично отвернулся.  

  Надевая рубашку, Шарлотта  произнесла:

– Одежда смерти, в которой идут в бессмертие. Как у Корнеля:

 Поэтому и смерть...ещё блистательней  возвысит честь мою.

   Потом обращаясь к Сансону, она тихо сказала:

– Я готова!

   Весь путь от Консьержери до места казни  Шарлотта простояла в телеге, отказавшись сесть на скамейку.  Сансон,  который видел  множество приговорённых, подумал:

– Эта женщина держится не просто спокойно, она не лишена мужества!

    Когда он, поднявшись на эшафот, заслонил от Шарлотты  гильотину, она попросила:

–Месье, отойдите! Я хочу рассмотреть это удивительное сооружение, о котором столько говорят.

И если ищешь смерть, то краше смерти нет.

  Эти слова прозвучали как вызов смерти.

  Шарлотту Корде казнили в половине восьмого вечера 17 июля 1793 года на площади Республики. Некоторые свидетели казни утверждали, что Сансон после отсечения головы ударил Шарлотту по щеке.  В  газете «Revolutions de Paris»  на следующее утро появилась заметка, осуждающая этот поступок.  Сансон высказался на эту тему и счёл необходимым опубликовать сообщение в газете:

– Хочу сказать, что никогда бы не позволил себе сделать подобное. Это сделал даже не мой помощник, а плотник, помогавший  устанавливать гильотину.  Этот человек  признал свою вину.

Парижане прочитали леденящие душу строки:

–  Тот, кто  распространяет обо мне подобные слухи, может скоро  оказаться  на месте Шарлотты Корде.

     Шарлотту Корде похоронили на кладбище Мадлен во рву № 5. Во время Реставрации кладбище было ликвидировано.

  Депутат из Майнца, доктор философии, Адам Люкс, переживавший поражение жирондистов, решил умереть, протестуя против  якобинской диктатуры, вдохновился смертью Шарлотты Корде. 19 июля 1793 года он опубликовал манифест, посвящённый Корде, где сравнивал её с  Катоном и Брутом. (9)    Он писал:

Когда власть узурпировала анархия, нельзя допускать убийство, ибо анархия подобна сказочной гидре, у которой на месте отрубленной головы немедленно отрастает три новых. Вот почему я не одобряю убийств Марата. И хотя этот представитель народа превратился в истинное чудовище, я всё равно не могу одобрить его убийства. И я заявляю, что ненавижу убийство и никогда не запятнаю им руки. Но я воздаю должное возвышенной отваге и восторженной добродетели, ибо они вознеслись над всеми прочими соображениями. И призываю, отринув предрассудки, оценивать поступок по намерениям того, кто его совершает, а не по его исполнению. Грядущие поколения сумеют по достоинству оценить поступок Шарлотты Корде.

   Люкс не скрывал своего авторства, имея целью умереть на том же эшафоте, что и Шарлотта. Он был арестован, приговорён к казни за «оскорбление суверенного народа» и гильотинирован 4 ноября 1793 года.

   Один из присяжных Революционного трибунала, Леруа, сокрушался, что осуждённые, подражая Шарлотте Корде, демонстрируют на эшафоте своё мужество:

  – Я бы приказал перед казнью делать кровопускание каждому осуждённому, чтобы лишить их сил вести себя достойно. (10)  

Судьба родственников Шарлотты Корде

   В июле 1793 года представители муниципалитета Аржантана обыскали дом отца Шарлотты Жака Корде и подвергли его допросу. В октябре 1793 года он был арестован вместе со своими престарелыми родителями. Бабку и деда Шарлотты освободили в августе 1794 года, отца — в феврале 1795 года. Он был вынужден эмигрировать: имя Жака Корде было внесено в список лиц, которые по закону Директории  в двухнедельный срок должны были покинуть страну.

   Корде поселился в Испании, где жил его старший сын Жак Франсуа Алексис и  умер в  Барселоне 27 июня 1798 года. Дядя Шарлотты Пьер Жак де Корде и её младший брат Шарль Жак Франсуа, т эмигрировавшие из Франции, участвовали в десанте роялистов на полуостров Киберон 27 июня 1795 года.  Они были взяты в плен республиканцами и расстреляны.

   Второй дядя Шарлотты, аббат Шарль Амедей Корде,  у которого Шарлотта жила в детстве,  подвергся преследованиям из-за того, что не присягнул новой власти, эмигрировал из Франции, возвратился на родину в 1801 году, умер в 1818 году.

Давид

      По решению Конвента Жак Луи Давид (10)   рисует картину «Смерть Марата». Ему дан всего день, вечером должен был придти врач, чтобы бальзамировать тело.

   Жак Луи Давид активно участвовал в революционном движении.   В  1792 году   году он был избран депутатом Национального Конвента, примкнул к монтаньярам во главе с Маратом и Робеспьером, голосовал за смерть короля Людовика XVI.  Именно он создал карандашный рисунок королевы Антуанетты, отправлявшейся на гильотину.

    Давид входил с состав Комитета Общественной Безопасности  и подписывал приказы об аресте «врагов революции». Из-за политических разногласий в это время развёлся с женой Шарлоттой.

   Давид  полностью погрузился в революционную работу, организовывал массовые народные празднества, создал Национальный музей в Лувре. Под его руководством упразднена консервативная Королевская академия живописи и скульптуры,  членом которой Давид был с 1784 года.

     В 1794 году  после контрреволюционного термидорианского переворота Давид отречётся от Робеспьера, но это ему не поможет, его обвинят в революционных взглядах и  сажают в тюрьму. 

   Во время пребывания в  Люксембургской тюрьме он видит уголок сада и пишет картину, полную поэтического вдохновения. В автопортрете, написанном тоже в тюрьме во взгляде видна затаённая грусть и  беспокойство.

   Бывшей жене удаётся  добиться освобождения Давида из тюрьмы и в ноябре 1796 года он повторно женится на Шарлотте. С этого времени он окончательно  уходит  из политики, много времени проводит у себя в мастерской, занимается с учениками.

   В 1797 году году Давид присутствует  при торжественном  въезде в Париж Наполеона   и становится   его пылким сторонником. Рисует портреты Наполеона, а с конца 1790-х годов обращается к драматическим событиям античной истории, выделяя в них тему примирения противоречий, воссоздавая античность как мир идеальной красоты и чистой гармонии ("Сабинянки, останавливающие сражение между римлянами и сабинянами", 1799, Лувр). В его искусстве нарастают черты отвлечённости и рассудочной повествовательности.

   После провозглашения Империи в 1804 году Давида назначают   официальным придворным живописцем.

    После поражения Бонапарта при Ватерлоо в 1815 году   и возвращения Бурбонов к власти Давид отказывается   от работы при дворе, предпочтя изгнание в Швейцарию, а потом в Брюссель. Там он спокойно проживает  остаток своей жизни с Шарлоттой.

 Давид рисует мифологические сюжеты, портреты граждан Брюсселя и наполеоновских сподвижников. Художник умер в 1825 году,  перенеся инсульт.

    После его смерти, некоторые работы были выставлены на аукцион в Париже, но за них были получены очень незначительные суммы.

  Нужно отметить, что Жак-Луи Давид имел глубокую рану на лице, полученную при фехтовании. Это рана прорисована во многих автопортретах художника, она задевает некоторые ветви лицевого нерва. Эта травма привела к тому, что у  Давида были  трудности в проговаривании некоторых звуков, движении лицевых мышц, к тому же она привела к образованию нароста на щеке. Это было препятствием в его активной социальной жизни, так как отличительной чертой социальной культуры Франции XVIII  века былj ораторское умение.

   Несмотря на всю критику, что обрушилась на творчество Жак-Луи Давида после его смерти, его вклад в развитие изобразительного искусства  XVIII века бесценен.

После смерти Марата

    Давид писал быстро. Картина получилась очень эмоционально насыщенной, хотя художник   ограничился лишь самыми необходимыми деталями: безвольно поникшее тело, кровоточащая рана, орудие убийства и письмо, которое принесла Шарлотта Корде,  чтобы её впустили в дом.  Ванна и драпировка ткани, свешивающейся крупными складками, воспринимаются как античный саркофаг, чурбан, на котором стоит чернильница,— надгробием с надписью: «Марату — Давид».

    Черты убитого Марата изменены выражением скорби и страдания. Тёмный фон, резкий свет и четкие линии усиливают чувство отрешённости от всего случайного.

    Интересна судьба картины. После падения Робеспьера её вернули автору. Давид свернул картину в трубку и спрятал. Более 30 лет она пролежала в его мастерской. Через несколько лет после смерти художника родственники попытались картину продать, но в середине XIXвека  Шарлотту Корде,  убийцу Марата,  считали героиней. Поэтому интереса к картине не было. Но из истории не выкинешь никаких событий. Можно только  умолчать.

      В 1886 году картина была подарена  брюссельскому королевскому   музею и находится там до сих пор.

     Сразу после смерти стихийно возник культ  почитания Марата.  По всей Франции воздвигались  бюсты и  алтари, задрапированные трёхцветными полотнищами. 

   «Друга народа»  объявили   «мучеником свободы» и сравнивали с Иисусом, принявшим смерть от вражеской руки.   Художники писали картины, поэты – стихи.  В течение года были созданы 4 драмы и одна опера. 

   Дети при рождении получали имя Жак Марат и Жюли Марат. (12)

В  честь Марата  переименовывались улицы, площадь Монмартр  получила название Монмарат (Montmarat), даже город Гавр стал Маратом (правда, на время).

  Прощание с  Маратом превратилось в  пышную и довольно  длинную  церемонию. Конвент явился в полном составе. Тело Марата  похоронили в саду клуба  Кордельеров («Общества прав человека и гражданина»).

  В бывшей  королевской сокровищнице разыскали агатовую шкатулку, усыпанную драгоценностями, в неё поместили сердце Марата. Через два дня его  торжественно перенесли  в клуб Кордельеров  и поместили в зале заседаний.

   21 сентября 1794 года   прах   Марата  был перенесён  в Пантеон, правда, ненадолго.

Зал заседаний  Конвента украсили бюсты Брута и Марата. Против Брута в Конвенте никто ничего не имел.

   Пришедшим к власти политикам умеренного толка стало неловко официально увековечивать память человека, известного своими постоянными призывами рубить головы.  26 февраля 1795 года тело Марата перезахоронили на кладбище св. Женевьевы.

  Что стало с сердцем Марата – неизвестно, но агатовая шкатулка не была уничтожена. Вполне возможно, что какая-нибудь  дама, не имея представления о её прошлом,  до сих пор хранит в шкатулке свои драгоценности – перстни, кольца и  серьги. (12)

   Не спорь со своей душой!

Душа и тело составляют одно целое. Если  душа радуется – человек может заплакать, но  это слёзы радости и умиления. Если  душа страдает, – человек  тоже плачет, плачет  горькими слезами. 

  Когда нарушается равновесие между душой и телом,   –  человек заболевает.  Врачи не могут вылечить  болезнь, а  причину следует искать в прошлом, в том, как человек реализовал свои цели и  жизненные планы, к чему он стремился и что у него получилось.

С душой не надо спорить!

Душа даётся свыше.

И в радости, и в горе

Она тебя услышит,

Поддержит и поможет,

Все устранит сомненья,

Но только вот не сможет

Лечить от самомненья. (13)

 

Душа –  это тонкая материя, тайну которой  нам не дано познать.

Прислушивайтесь к своей душе, не спорьте с ней.  

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел. (14)



(1) карманьолка  –куртка с металлическими пуговицами времён Французской революции.

(2)  психосоматика — Соединение двух греческих слов: «Psyche» - душа и «soma» - тело— альтернативное направление в медицине и психологии, изучающее влияние психологических факторов на возникновение и течение соматических (телесных) заболеваний.  

(3) ИЗ "ПОРТРЕТА ДРУГА НАРОДА, НАРИСОВАННОГО ИМ САМИМ" Марат «Великая Французская Революция»  с сайта larevolution.ru

(4)Полина Гажина «Притча» «Ставка – жизнь»

(5) Мари Анна  Шарлотта Корде  де Арман (1768 1793) – желающие могут посмотреть фильм режиссёра Генри Хельма в главной роли Эмили Декьенн «Chatlotte Corday» «Шарлотта Корде»

http://films.imhonet.ru/element/1091447/movie-online/

(6)Пьер Корнель (1606 –1684) – французский поэт и драматург, отец французской трагедии, окончил колледж иезуитов, ныне лицей им. Корнеля. 4 года стажировался в качестве адвоката при Руанском парламенте. В 1628 году стал прокурором. Мало интересовался служебной карьерой. Начал писать трагедии в подражание Сенеки. В 1636 году написал трагедию «Сид», с 1651 года увлёкся религиозной поэзией.  

(7)  Франсуа Симон Паскаль Жерар (1770-1837) – ученик Давида. Подлинный успех пришёл в 1800 году, когда он нарисовал портрет «Наполеон I в коронационной одежде». В 1817 году стал художником при дворе Людовика XVIII. Его называли  «художник короля» и «король художников».

  (8)  Антуан Жан Гро (1771-1835) – ученик Давида.Известен как художник, изображавший победы Наполеона I, внёс огромный вклад в формирование героического  мифа Наполеона I. После свержения Наполеона и бегства Давида из Франции, Жан Гро занял его место во главе студии. Из-за критики своего кумира со стороны Давида впал в депрессию и покончил с собой.

(9)   Катон (95-46гг до н.э.) – республиканец, противник Гая Юлия Цезаря.

 Брут (85-42 гг до н.э.) –римский сенатор, которого Юлий Цезарь считал сыном, известен как его  убийца. Слова Цезаря  «И ты, Брут» стали нарицательными и означали как предательство, удар в спину.

(10)   Википедия

(11)Жак Луи́ Дави́д (1748- 1825) — французский художник  

(12) М.Алданов «Ванна Марата»

(13) Самомнение – преувеличенно высокое мнение о самом себе, завышенная самооценка.

(14) Мария Цветаева ( 1892  -1941) – поэтесса Серебряного века

Рейтинг: +5 473 просмотра
Комментарии (9)
00000 # 5 марта 2014 в 16:44 0
Из волчат вырастут волки,-- страшные дела творились... Детей -то за что..


Анечка, прочла , что из кожи делали вещи, вспомнила фашизм. там тоже любили такую" экзотику" Воистину, история по спирали развивается...
Марат... фигура странная, неоднозначная. И смерть страшна и жизнь тяжела была.
Наверное Корде верно сделала, только раньше надо было. Меньше было бы жертв.



Душа – это тонкая материя, тайну которой нам не дано познать.
Прислушивайтесь к своей душе, не спорьте с ней.
В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Золотые слова.

Спасибо тебе за прекрасную работу!
Анна Магасумова # 5 марта 2014 в 18:34 +1
Спасибо, Татьяна! Я только вчера нашла вот эти слова про ограниченное количество душ и неограниченное количество тел. Хорошо сказала Марина Цветаева. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
00000 # 5 марта 2014 в 18:50 0
Просто замечательно сказала!
Ирина Каденская # 5 марта 2014 в 22:56 0
Анна, прочитала на одном дыхании!
Очень интересно!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
А Шарлотта Корде... недавно смотрела этот фильм о ней,
мне понравился:
http://tfilm.tv/6788-sharlotta-korde.html
Анна Магасумова # 5 марта 2014 в 23:02 0
Спасибо, Ирина! Действительно, такое самоотречение, что Шарлотту можно по своей вере сравнить с Жанной д Арк. 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Natali # 6 марта 2014 в 11:41 0
СПАСИБО ДОРОГАЯ ЧТО НАС ЗНАКОМИШЬ
С ИНТЕРЕСНЫМИ ПОСТАМИ
Анна Магасумова # 6 марта 2014 в 13:00 +1
Тебе спасибо за прочтение! buket1
Niko Ormihont # 7 марта 2014 в 01:23 0
Какой у Вас широкий спектр познаний Анна. Я восхищён. Спасибо за такую прелестную экскурсию по давней истории. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 7 марта 2014 в 09:18 0
Нико,спасибо! 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057 Я же историк по образованию.