ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История девятая ч.11

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История девятая ч.11

23 ноября 2014 - Анна Магасумова
article254616.jpg
История девятая. Алмаз в красном
 
Ч.11  «Кто говорит, что я с ума сошёл?»

 
 
Люблю мой камень драгоценный;
В его огне заключено –
Знак искупленья сокровенный –
В кровь претворённое вино.
Дмитрий Мережковский

 
Anger is a short madness,  Гнев – это краткое сумасшествие 
Английская пословица


     Георг III не знал, что ношение голубого бриллианта Око Бхайравы нужно заслужить! Не всякому он даётся в руки, а если и попадёт, то  оказывает сильное воздействие  на человека, раскрывая его внутреннюю сущность, как положительную, так и отрицательную.
   Кроме того, голубой бриллиант может нейтрализовать негативную энергию геопатогенных зон, а может  проигнорировать и усилить  их влияние.  (1)  Это один из немногих камней, которые не нуждаются в перезарядке, особенно Око Бхайравы. Он увеличивает не только позитивную, но и негативную энергию. На тонком уровне  перезаряжает ауру и заполняет в ней «дыры», нанесённые болезнями.
  Некоторые геопатогенные зоны являются так называе­мыми энергетическими вампирами, отнимающими энер­гию у людей,  служат входом в наше пространст­во чужих энергий в виде «сгустков», которые считаются «полевой формой жизни параллельного мира». (2)  
   Эта более высокая энергия, образовав энергетичес­кий сгусток, воспользовавшись ослабленным состоянием Георга III,  пробив  ауру,  внедрилась в  его сознание, отрицательно воздействуя на весь организм в целом.  Вернулись старые болезни и проявились новые.
   Подпитываясь жизненными силами короля Консунгс, иная форма жизни,   проник в мозг и  полностью изменил его функции.
   Патологическое действие привело к  нарушению нерв­ной, эндокринной, сосудистой, дыхательной, пищевари­тельной и других систем  Георга, в результате чего с течением времени раз­вились  хронические,  длительно текущие процессы в органах и системах, головные боли, бессонница и помрачение ума.   
  Короля  порой не только  преследовали видения, он  представлял себя совершенно другим, лишённым человеческой сущности.  
  Впервые сильное  помутнение сознания Георг III почувствовал после смерти своей любимой дочери Амелии.
  Принцесса Эмили
  Принцесса Амелия София Элеонор родилась 7 июля 1783 года  в Королевской Лодже в Виндзоре. Она стала пятнадцатым и самым младшим  ребёнком Георга III  и Софии-Шарлотты.  Рождение Амелии пришлось на окончание войны с США, и явилось  началом нового периода в жизни Великобритании, как считали при дворе её отца.  К этому времени королевская семья потеряла двух младших детей, принцев Альфреда и Октавия.
  Девочку крестили в часовне Сент-Джеймского дворца,  и дали ей имя Амелия София Элеонор.  Крещение проводил архиепископ  Кентерберийский  Джон Мур.  Кроме того, с рождения, как дочь короля, она носила титул Её Королевское Высочество принцесса Амелия Великобританская.
Крёстными стали  брат принц Уэльский Георг и  сестры Шарлотта и Августа – София. 
  Ближе всех по возрасту Амелии была принцесса София,   старше её  на  шесть лет. С  старшим братом, принцем Георгом, у Амелии разница составила почти 21 год. 
 Амелия  сразу же стала любимицей своего отца, и он ласково называл её Эмили (Emily).
Принцесса росла вместе со старшими сёстрами Софией и Марией, проводя большую часть времени в королевских резиденциях по всей Великобритании. С раннего детства принцессы мало видели отца и мать, поэтому писали им письма, а их было много.
   Когда Амелии исполнилось пять лет у её отца,  Георга  III  случился первый приступ безумия. С этого времени отец и дочь почти не виделись.
    Этому способствовала королева Шарлотта. Но больше всего королева не хотела, чтобы её дочери выходили замуж и покидали родную Великобританию.
– Не хочу, чтобы дочери оставили меня  одну с их безумным отцом, – думала Шарлотта.
По этой причине Амелия и пять её сестёр оставались незамужними и лишёнными поклонников.  За этим тщательно следили, препятствуя  всякому общению принцесс  с противоположным полом.
   В   1798 году Амелия отдыхала  в приморском городе Уэртинге. (3)  Здесь у  принцессы стал сильно болеть коленный сустав. Это случилось после прогулки по пирсу,  вдоль береговой линии.  Амелия  оступилась и  упала на колени. Под левой коленкой оказался острый камень.  Рану он не нанёс, но  ушиб был сильный.   Принцесса писала отцу:
 «Конечно, паровая ванна и тёплое море помогут мне избавиться от боли,  и я заверяю Вас, что обязательно поправлюсь».
    В последующие годы состояние здоровья принцессы ухудшилось, и ей был поставлен диагноз туберкулёз. В 1801 году  она отправилась в приморский город Уэймут, чтобы отдохнуть и набраться сил. (4)
Уэймут стал одним из первых модных туристических курортов в Англии  после того как брат короля Георга III, герцог Глочестерский, построил здесь свою резиденцию Глочестер Лодж (Gloucester Lodge) и в   1780 году провёл здесь зиму.
  Георгу III тоже понравился город,  мягкий климат, даже зимой, и  он сделал Уэймут своей летней резиденцией.  Первый раз он посетил курорт в 1789 году  и  до 1805 года был здесь 13 раз. 
  Вот и появилась в жизни короля Георга цифра 13, но он не обратил на это никакого внимания.
     Забавно, кстати, что «чертова дюжина» в английском варианте изначально – «пекарская дюжина» и никакого зловещего смысла в себе не несет. Просто когда у пекаря покупали дюжину булочек, 13-ю он отдавал бесплатно. Мистики считают, что число 13 –  это универсальная сила, которая может быть и доброй,  и злой. Число 13 состоит из цифр 10 и 3.
  10 –  число силы, действия, а 3 – наоборот, знак ограничения. Сочетаясь, эти цифры образуют гремучую смесь, когда предпринимаемые усилия (благодаря числу 10) терпят крах (из-за цифры 3). Однако крах –  это не всегда поражение, не конец, а очередное начало после окончания предшествующего цикла. Поэтому символом и тайным образом числа 13 является не только смерть, но и рождение. Новое сменяет устаревшее, отжившее.  Русский философ Владимир Соловьев сказал однажды: «Будьте внимательны с цифрой тринадцать. Она таит в себе много неожиданностей!»
Зависит от самого человека, как он воспользуется обстоятельствами.
Всё, что меня терзало,  – всё давно
Великодушно прощено
Иль равнодушно позабыто...
Я. Полонский (1819-1898)

  У короля Георга III  были другие заботы, чем вдумываться в цифры, а может быть, и надо было бы...
   Вместе с Амелией на отдых в Уэймут  отправился сэр Чарльз,  граф Фицрой. Они гуляли вдоль берега,  мимо непрерывного ряда домов.  Мило беседовали, у них нашлись общие темы для разговоров, несмотря на разницу в возрасте. Радовались солнечным дням, хотя была уже поздняя осень. 
  
   Морской променад вдоль берега(5)  – главное место встреч, прогулок был застроен домами в георгианском стиле. Эти дома построены в эпоху правления Георгов и в  период Регентства, а также позже, с 1770 по 1855 годы  для богатых, включая тех, кто был вовлечён в развитие города Бат (Bath). (6) 
   Дома образуют длинный непрерывный ряд вдоль залива Уэймута и променада. На променаде находятся также разноцветные часы (Jubilee Clock), возведённые в 1887 году в честь 50-летия правления Королевы Виктории.
   Амелия влюбилась в Чарльза и даже хотела выйти за него замуж. Но она прекрасно понимала, что родители никогда не одобрят брак с убеждённым оппонентом короля, сторонником вигов.
Так и случилось.  Георгу донесли о привязанности дочери, он бросил все свои дела, хотя итак был не у дел, всем заправлял его сын, принц Георг, и приехал вместе с  женой на отдых в  Уэймут.
  Сэра Чарльза отправили в Лондон,  а с Амелией состоялся серьёзный разговор.
– Дарлинг!  Чарльз слишком стар для тебя!  А я хочу здоровых внуков,  – высказал свое мнение Георг — отец.
 Просто он не хотел делить свою малышку Эмили ни с каким мужчиной. София Шарлотта тоже была против  любовных привязанностей  младшей дочери.  О внуках она мне думала. Не хотела оставаться одна и поддержала Георга.  Амелия была очень расстроена решением отца удалить Чарльза из ее окружения.
  Выбор дочери так повлиял на   Георга, что однажды  он в нервном возбуждении   заехал в море на повозке для купания.
– Я как Фаэтон на огненной колеснице путешествую по морским просторам!  – заявил он королеве.
  София Шарлотта слышала миф о сыне Бога Солнца — Гелиоса. Но Георг не уточнил, что Фаэтон не удержал вожжи  и  упал, подобно падающей звезде, на Землю.
  Миф мифом, но подобная история с купанием Георга в море, говорила о его неуравновешенном характере и  слабом состоянии здоровья.
  Несмотря на это, короля любили жители Уэймута. Статуя Георга III и  теперь украшает морской променад.  В меловых холмах соседнего городка Осмингтон (Osmington) в честь короля высечена белая лошадь. Лошадь смотрит в противоположную от города сторону.  Георг III  обиделся.
– Не меня приветствуют горожане! –  заявил он.
Считается, что обида короля послужила причиной самоубийства скульптора.     
    Но к концу июля 1804 года  Георг был достаточно здоров, чтобы назначить перерыв в работе парламента, и снова уехал восстанавливаться в Уэймут. Его врач, сэр Фрэнсис Милман предупредил:
–  Ваше Величество,  вам лучше не купаться в открытом море.
   София  Шарлотта  опасалась ухудшение здоровья Георга.  Напряжение между ними нарастало, приведя к окончательному непониманию между супругами. Особенно после того,  как королева Шарлотта отказалась возобновить супружеские отношения. На что король, вероятно, самый добронравный из монархов Ганноверской династии, сказал в шутку:
–  Мне,  наверное, придётся завести любовницу.
    На самом деле он и не помышлял, чтобы изменить супруге. Но  отказ королевы ни к чему хорошему не привёл. Георг стал ревновать  Шарлотту, боясь её потерять.
 В такие минуты кровь приливала к голове, лицо короля багровело, на лбу проступал пот, перед глазами мелькали неприличные картинки с участием Шарлотты.
   Приступы  неизбежно расшатывали здоровье короля и психическое, и физическое, тем более что теперь недолго оставалось до его семидесятилетия. Какова бы ни была природа болезни короля, она нанесла непоправимый вред его организму даже после очевидного выздоровления. Бремя его королевских обязанностей по мере продолжения кровавой войны с Францией с непредвиденными политическими и экономическими последствиями для его собственного народа было для него чересчур тяжёлым. Он начал терять зрение, у него ослабела способность сосредоточиваться.
    В  1808 году Амелия заболела корью. Король отправил дочь снова в Уэймут вместе с сестрой Марией,  герцогиней  Глостерской  и Эдинбургской.  Проведя несколько дней среди морских пейзажей, надышавшись свежего морского воздуха, Амелия почувствовала себя лучше. В 1809 году она уже никуда не ездила, только совершала небольшие пешие прогулки в саду.
  В августе 1810 года состояние Амелии сильно ухудшилось, а в октябре она слегла в постель. Её лихорадило, бросало в пот,  кроме того, стал мучить кашель с кровяными выделениями. Тогда не было ни флюрографии, ни рентгеновского обследования, ни компьютерной томографии, чтобы определить,  какая форма туберкулёза была у принцессы Амелии, открытая или закрытая.
  Рядом с принцессой постоянно находилась сестра Мария. Болезнь прогрессировала.
Амелии Великобританской не стало 2 ноября в день рождения её брата Эдварда.
   Амелия была похоронена в Королевском склепе в часовне Святого Георгия в Виндзоре. Её брат и крёстный принц Георг,  будущий  король Георг IV  изготовил её посмертную маску
 В память о принцессе три  корабля английского флота носили название HMS Princess Amelia –  
80-ти пушечный корабль 3 ранга, был спущен на воду в 1757 году, передан английской таможне в 1788 году,  продан в 1818.
    Приступы болезни
Кто говорит, что я с ума сошёл?
Напротив… – Я гостям радёшенек...
                          Смеётесь?
Как это вам не грех! Неужели я зол?
Не укушу
! Чего боитесь?
(Я. Полонский)

  Вскоре после скромного торжества 25 октября 1810 года по случаю пятидесятой годовщины восшествия короля на престол болезнь короля Георга вернулась. Столь критической была политическая ситуация и столь неопределёнными  шансы на его выздоровление, что казалось, будто повторяются события 1788–1789 годов и лорд Гренвилл писал лорду Грею:
«Тот приступ начинался около 22 октября, этот около 25-го. Тогда заседания парламента были прерваны до 20 ноября, теперь до 23-го… Во время приступов в 1801 и в 1804 гг. парламент на самом деле заседал, события в какой-то степени скрывались от публичного наблюдения, но в этом случае, как и в 1788 г., вопрос должен… быть поставлен на обсуждение».
  Каждый день в парламенте зачитывался бюллетень  о состоянии здоровья короля, а  Георга III  стали преследовать кошмарные сны.
Сон первый

Час наступает чёрный,
Мечется пламя, пылают травы
Под Алой звездой  кровавой.
 (Энн Маккерфи)

 
 Георг находился  в незнакомом месте.  Закат солнца окрашивал в  розово-красный цвет не только небо, но и верхушки деревьев.  Наступили розовые сумерки, надвигалась ночь, красная ночь. Георг оказался во власти тоскливого чувства внутренней пустоты, внезапно закружилась голова, всё поплыло перед глазами. 
 
 фото Анатолия Михеева
Подняв голову вверх,  он увидел странный красноватый свет.  Это мерцали, плясали, то разгораясь, то угасая и снова вспыхивая, звёзды. 
  Среди кроваво-красных  звёзд ярким голубым пятном выделялась луна. Вдруг с противоположной стороны стала приближаться ещё одна луна, красная, сначала далёкая, она медленно – медленно оказалась на уровне глаз Георга.
   Красный луч протянулся  к нему и оказался на уровне сердца, там, где уютно расположился голубой бриллиант Око Бхайравы.
 
   
  Георг не видел, как от бриллианта  возник ответный отблеск  и  перечеркнул лунный  луч, как будто вступил в бой.  Сердце пронзила острая боль.
  Пробуждение было трудным. Король долго не мог открыть глаза, они были будто чем-то склеены. Георг лёгкими движениями пальцев чуть приоткрыл  веки. Резко соскочив с постели, он  взял  белый платок, намочил его чайной заваркой, и вытер  глаза.  Только тогда глаза открылись полностью. В голове шумело.
   Но это было ещё не всё. Кроме того, что в комнате был холодно, в  груди горел огонь, отдававшийся во всех внутренних органах.  Георг долго не мог разжечь камин, чего не было уже давно. Сухие дрова не разгорались.  Но всё-таки огонь вспыхнул, чуть не обжёг Георгу пальцы.  Вскипятив воду, он  заварил чай с сушёной мятой, чтобы как-то успокоиться.  Съел небольшую плитку шоколада.  Глядя на шоколад, он подумал:
– Не так давно, или давно, уже не помню! Читал про  химика Луи Лемери, который превозносил шоколад до небес, заявляя, что это  «лучшее, что пришло к нам из Америки и следует вслед за золотом и серебром».(7) 
  Георг вспомнил ещё, что Лемери был личным врачом короля  Франции Людовика  XIV, а ещё он предлагал пить   чай, и использовал  его  для лечения головной боли.
 Чай был выпит, шоколад съеден, шум в голове прошёл, но   сон о красной луне не выходил из головы. Внезапно всё поплыло перед глазами.  Потом зрение вернулось, но  теперь  всё  виделось через розовую пелену.
  Георгу стало страшно. В голове зашумело, гигантский вихревой поток пронзил верхнюю часть тела и  направился вниз виде воронки, охватывая все органы. Это Консунгс полностью овладел королём. Плотная многоволновая  энергия  иной формы жизни  запу­стила  в резонанс разрушающих колебаний клеточ­ные мембраны, воздействующие на молекулы ДНК и РНК.(8) 
  Цветовая гамма изменилась. Чёрное и белое стали красным и розовым. Очертания предметов тоже стёрлись и приобрели тот же розовый и красный цвет.
    Наступили бессонные ночи. А если Георг засыпал, к нему приходили странные видения.
Сон второй 

Как случайны причудливы
Нитей сплетенья.
И теряется в них 
Путеводная нить
(Валерий Гвоздей)

  Георг шёл по дороге, тянувшейся среди каменных обвалов. Внезапно за поворотом перед ним возник нетронутый разрушениями  уголок природы. Чудесная розовая долина  с лесами и лугами. Небольшая речушка разлилась в прозрачное озеро.  Выйдя на пологий склон, Георг увидел  черноволосую девушку в красном платье.
   Подойдя к ней ближе,  он обратил внимание, что она лежала у берега озера  на  каменной плите и отражалась в воде. Георгу показалось, что это его дочь. Он закричал что было силы:
– Амелия!  Амелия!
  Но удивительно,  звука своего голоса он не расслышал.   Рот только открывался, губы сомкнулись, потом разомкнулись, язык  коснулся нёба, никакого результата.
  Девушка не обращала на Георга никакого внимания, она опустила в воду руку, пытаясь дотронуться  до своего отражения.
 
  Не успел Георг моргнуть глазом, как черноволосую красавицу затянуло в  озеро.  Один миг и её не стало. Лишь рябь прошлась по  тёмной воде.  Георгу так захотелось подойти  ближе к берегу и тоже окунуться в воду, чтобы ничего не видеть и не слышать. Но словно какая-то  прозрачная стена  загородила ему путь. И только красные нити  тянулись к нему  на уровне сердца, сжимая его  красными пальцами.
  От красного сердца 
Тянутся нити,  
И нити заполнили 
Эту обитель.
Душу сжимают
Красные пальцы,
Сжигая огнем,
Тело страдальца.
Какая тяжёлая
Всё — таки ноша
Быть королем!
Но что так 
Тревожно?
Путают мысли,
Не мил белый свет,
От сновидений
Спасения нет!

  И на этот раз пробуждение не принесло облегчения.  Во рту было сухо и горько, губы спеклись и горели, словно он поцеловал расплавленный  свинец.  
  Френсис Уиллис
   Придворные врачи понятия не имели, как лучше лечить болезнь короля. Они понимали, что психическое нездоровье может быть или органического происхождения, результатом болезни мозга, или психологического, следствием темперамента, перенапряжения или физических факторов, или может быть даже вызвано сочетанием того и другого.
 «Безумие относительно своей причины разделяется на две разновидности, — писал Уильям Бейти в своём  «Трактате о медицине», — а именно первичное или вторичное… Первое вызывается исключительно внутренним расстройством нервной ткани; второе… благодаря той же причине… расстраивается ab extra (извне)». 
   Первое по своей природе считалось неизлечимым помешательство, а  второе, хотя и сопровождалось умственным расстройством и бредом, можно было вылечить.
   Положение для врачей Георга было крайне трудным. Этикет мешал им проводить систематическое и непосредственное личное наблюдение над больным. Их заключения были сугубо традиционными, как и показывает отчёт лорда Гренвилла о диагнозе 20 ноября 1788 года:
«Можно объяснить болезнь короля. Сила жидкости, которая начала проявляться в ногах, именно тогда, когда неосмотрительность короля вытеснила её оттуда в живот.  Лекарства, которые врачи вынуждены были тогда применить для спасения его жизни, вытеснили её в мозг.  Врачи теперь решают снова спустить её в ноги, что, как показывает природа, и первоначально было лучшим способом от неё избавиться».
  Так что придворные врачи не понимали, как лучше лечить своего августейшего пациента, поскольку болезнь затронула его разум. С некоторой неохотой врачи согласились привлечь эксперта того времени по лечению безумия, доктора Френсиса Уиллиса, которому помогали его сыновья.
   Уиллис учился в Оксфорде, сначала в колледже Линкольн, а потом Брейзноуз. В  Оксфорде он  получил степень доктора медицины, правда, это не давало права на практику и даже не гарантировало хорошего знания медицины.
  Однако Уиллис, посвящённый в духовный сан, занимался медициной и работал врачом общего профиля и терапевтом в общей больнице в Линкольне.  Потом в 1776 году  открыл психиатрическую больницу в Грейтфорде около Стэмфорда.  Здесь Уиллис  приобрёл хорошую репутацию.
  «Почти все окружающие пахари, садовники, молотильщики, кровельщики и другие рабочие были одеты в чёрные шёлковые бриджи и чулки,  — так посетитель описывает больницу и её обитателей. — Голова каждого из них была напудрена, завита и уложена. Это были пациенты доктора, и одежда, личная аккуратность и физическая деятельность были главными чертами этой восхитительной системы, здоровье и жизнерадостность соединялись, чтобы вылечить каждого человека, принадлежащего к этой очень ценной больнице».
  По рекомендации леди Харкорт, чью мать вылечил Уиллис, на  доктора обратили внимание королевские  семьи.
  Но не все благожелательно принимали необычного доктора. Когда  Георг III в первый раз  встретился с ним, это было в пятницу 5 декабря 1788 года, он его сразу же невзлюбил. Вообще -то Уиллис не девушка, чтобы в него влюбляться.  Он был не очень старым,  высокого роста, сухопарый, седовласый. Внимательный, почти гипнотический  взгляд, будто в душу заглядывал. 
   Это и не понравилось Георгу, а вернее   Консунгсу, который ещё только «обживал» просторы  сознания короля.  Георг попытался оправдать своё предвзятое отношение. Последнее время его стали увлекать вопросы религии, хотя в молодости он этим не увлекался.
— Сэр, ваша внешность и одежда наводят меня на мысль о церкви, — сказал Георг, — вы к ней принадлежите?
  На что Уиллис ответил:
—Да,  я посвящён в  духовный сан,  но в последнее время  занимаюсь в основном телом, а не душой.
   Королю  не понравилось ни упоминание тела, ни тем более, души. Он был несколько взволнован. Вернее,  недоволен и взволнован  былКонсунгс, испуганный тем, что доктор может во всём разобраться.
— Я об этом весьма сожалею, — заметил король, — вы бросили профессию, которую я всегда любил, и занялись той, которую я не переношу.
Уиллис  согласился:
— Сэр, даже наш Спаситель исцелял больных.
 Тут вмешался голубой бриллиант Око Бхайравы.  Ведь именно он влиял последнее время  на поведение  короля и  не остановил  «вселение» инопланетного разума в короля.  Опасная, гремучая смесь, однако получится.  С одной стороны Грозное Око Бхайрава, а с другой стороны  Консунгс – могут привести к  непредсказуемым последствиям, как оказалось.
   Под влиянием  голубого  бриллианта, мелькнувшего в данный момент красным лучом, Георг  едко заметил:
— Да, да,  но он не брал за это 700 фунтов в год.
   Болезни королевских особ  действительно  приносили  Уиллисам финансовую выгоду.  Например,   за  лечение сумасшедшей португальской королевы Марии I доктору Уиллису заплатили высокий гонорар в размере 10000 фунтов, хотя ничем помочь ей не смог.
—Сир! Мы с мальчиками тратим своё время, силы,  — без страха ответил Френсис. —  Кроме того, нужны  средства  не только на лекарства, но и содержание клиники.
  На это Георг не мог ничего ответить. И всё же  именно Уиллисам он был обязан своим выздоровлением в начале 90-х годов, а не своим личным врачам.
  Френсис Уиллис  был человеком довольно грубым по отношению к  своим пациентам. Не всем это нравилось.
 — Испепеляющий взгляд Уиллиса внушает робость,  так  он справляется с больными. Они у него необычные, чокнутые! — так говорили в светских кругах.
Сыновья же наоборот были более мягкими, особенно в общении с королевскими особами.
    Уиллис был так же одинаково  твёрдым  в своём лечении, как с пациентами в своей больнице, так и с королевскими пациентами. Он даже сам проверял письма к королю и лично вручал Георгу правительственные документы.
    Уиллис подверг короля строгому режиму, включая применение смирительной рубашки и специального ограничительного кресла, которое король жалобно называл своим «коронационным креслом».
— Представляете, каким жестоким был этот лекаришка,  — говорил Георг. — Уиллис  нередко приказывал привязывать меня  к кровати. Меня, короля  Великобритании!
   И всё же  Уиллис понимал, как надо лечить психических больных. Он действительно верил в дисциплину, но это была дисциплина, соединённая с сочувствием.
 «Когда меня первый раз позвали лечить Георга III, — признавался он позже, — я очень оскорбил королеву своим методом лечения его болезни. Как смерть не делает различий, посещая хижину бедняка и королевский дворец, так и безумие безучастно к своим подданным. По этой причине я лечу одинаково всех людей, которых мне поручают. Следовательно, когда мой милостивый государь становился буйным, я считал своим долгом подвергнуть его той же самой системе сдерживания, какую я бы применил к кому-нибудь из его садовников в Кью. Грубо говоря, я надел на него смирительную рубашку». 
   Хотя Георг относился к Уиллису недоброжелательно, он  всё-таки поддался лечению.  Можно привести такой случай.  Это было поздней осенью.  Ночь,  королю не спится. В окно светит полная луна. Тишина во дворце и за окном. Последнее время из-за Георга балов и приёмов не устраивают, чтобы не вызвать обострения  болезни. Но королю беспокойно, в груди теснит, горит огнём.  Он несколько раз ложится, закрыв глаза, пытается уснуть. Опять встаёт, ходит из угла в угол и бормочет, повторяя, делая упор на каждое слово:
— Как заснуть, почему не спится? КАК?  заснуть?  Как ЗАСНУТЬ? Почему?  НЕ спится?
Потом опять повторяет, как заведённый, нараспев:
— Как заснуть? Как заснуть? Как заснуть?
  При этом Георг смешно подпрыгивает и хлопает в ладоши.
—Видел бы меня кто со стороны!
С женой они давно спят в разных комнатах.
— София Шарлотта? Да, надоела!
  После смерти дочери Амелии Георг совсем не хотел видеть жену. Она очень расстраивалась и постоянно плакала, а ведь не так давно не хотела делить с супругом ложе, да и сам Георг ревновал Шарлотту. А теперь говорил:
— Как не увижу её, она постоянно со слезами на глазах и неизменным платочком, надушенным такими резкими духами, что дышать невозможно.
  Георг подошёл к окну, открыл его. Свежий осенний  воздух был каким-то особенным, вкусным. Пахло осенней  мокрой осенней листвой и ещё чем-то неуловимо знакомым. Король  вдохнул   полной грудью, потом встрепенулся.
— Да! Так пахло в детстве!
  Глаза у Георга затуманились.   Он отвлёкся от мыслей о детстве,  захотелось спать.  Снился странный сон.
Сон третий 
  Георг  находился в лесу на ягодной поляне. Один. Неподалёку слышались  звонкие девичьи  голоса и пытавшийся их перекричать мальчишеский.  Голоса приближались. Зашевелился куст малины, усыпанный яркими, сочными ягодами, что  Георг невольно сглотнул слюну.
   —Эх, съесть бы ягодку!
  Только он успел так подумать, как его ноги оторвались от земли и в мгновение ока он уже стоял у куста, срывал алые  ягоды, которые будто сами по себе оказывались в его руке. Но почему-то меняли цвет и высыхали буквально на глазах.  Опять же, будто провал во времени, Георг чувствует  почему-то запах мяты, облизывает губы. На языке остаётся не сладкий, а  кислый вкус.    От съеденных ягод  сводит язык и холодит горло.
  Наклонившись, он видит  как под ногами только что спелые ягоды,  превращаются в зелёные буквально на глазах. Вот их нет совсем и листьев нет, под ногами голая  чёрная земля.  Поднимается сильный ветер, с неба падает мокрый снег. Вот уже поляна полностью укрыта белоснежным покрывалом.
   Тут Георг  понимает, что на поляне он остался  один. Детских голосов уже не слышно. И такая тоска его вдруг охватила. Сердце сжалось от боли. Он стал задыхаться и проснулся.
Сонник
   Ягоды часто снятся к болезни, особенно красные и сушёные. Чёрные ягоды во сне – сигнал о болезни, обострении хронических заболеваний, различных болезненный ощущений.   Если вам приснились чёрные или сухие ягоды, обязательно начните принимать витамины!
    Зелёные ягоды  говорят, что человек, которому они снятся, неуравновешенный, нетерпеливый, не доверяющий своей интуиции и  идёт не навстречу судьбе, а делает всё по – своему, нередко действуя даже против своих желаний. 

 Справка
   Клубника обладает таким хорошим свойством, как способность снижать артериальное давление, очень полезна при заболеваниях сердца и сосудов. Хорошо утоляет жажду, но и в это, же время это хорошее мочегонное и потогонное средство. Так как клубника имеет богатый химический состав, то она значительно замедляет процесс общего старения организма и отлично поднимает настроение. 
    По своим свойствам полезности клубника гораздо богаче, чем апельсин, овощи и ягоды:  малина, яблоко, помидор, дыня.
  Клубника способна повышать аппетит, хорошо реагирует и благоприятно воздействует на систему пищеварения, улучшает работу кишечника и желудочно-кишечного тракта.
    Самое главное правило, это необходимо правильно научиться употреблять клубнику, иначе все те полезные свойства, которыми обладает эта  ягодка, реагирует  обратно, а  также может вызвать сильную аллергическую реакцию на организм.
   Ни в коем случае, не рекомендуется употреблять клубнику вместе с молочными продуктами. Так как все молочные продукты сами по себе выступают серьезными аллергенами, которые содержат довольно опасный молочный белок,  часто вызывающий приступы аллергии.
   Очень осторожными  должны быть те, у которых уже есть наследственная аллергия. Этим людям не рекомендуется в больших количествах употреблять клубнику. Достаточно для начала попробовать по две-три ягодки в день, при этом тщательно наблюдать за реакцией на данный продукт.
Аллергия на клубнику
Симптомы аллергии следующие:
- зуд и покалывание во рту;
- сыпь на отдельных участках или по всему телу;
- отек горла и нёба;
- покраснение и слезоточивость глаз;
- насморк и непрекращающееся чихание. 
  Чаще всего аллергия на клубнику, как и любая другая пищевая непереносимость, дает о себе знать развитием крапивницы –  с появлением зудящих волдырей на отечной, покрасневшей коже.   Если же человек съест большое количество сочных ягод, то не исключается возникновение тошноты, рвоты, диареи, вздутия живота или даже судорог.
   Главными и самыми опасными проявлениями «клубничной» аллергии  считаются:отёк Квинке, охватывающий лицо, губы, глотку или гениталии;
резкое падение артериального давления ниже допустимых значений;
сильный приступ удушья, спровоцированный отёком горла.  Главным способом борьбы с аллергией – полное исключение клубники, десертов, содержащих её. К сожалению, другими методами предотвратить развитие симптомов аллергии даже  сегодня нельзя, не то, что в XIX  веке, так как в большинстве случаев она носит наследственный характер, то есть, как говорится, «корень зла»  кроется в генетическом коде человека, не поддающемся изменению.
   Надеяться на спасение могут только дети. Они очень часто «перерастают» свои пищевые аллергии, но для того, чтобы ребенок в дальнейшем нормально переносил клубнику, необходимо воздержаться от ее употребления как минимум в течение года.(9) 
    У Георга были уже симптомы аллергии на цитрусовые. Поэтому, не удивительно, что у него  была возможность и аллергических реакций на клубнику, красную ягоду.
   После «клубничного» и такого  странного сна Георг проснулся весь в холодном поту,  разжёг камин. На этот раз самому чай заваривать не хотелось, не было настроения. Крикнул  своего ближайшего помощника Гренвила.
– Пусть придёт самая красивая служаночка.  Мэринелла, так, кажется, её зовут?
Мэринелла была племянницей  Гренвила. Он скорчил кислую мину, но ничего не поделаешь, пришлось идти за девушкой.
–  Пусть заварит хорошего чаю!
Девушка принесла  красочный чайничек. Она была так юна и свежа, как майская роза.
– С чем заварила чай, красавица?
Девушка робко, не поднимая глаз, ответила:
– С  мятой и  бергамотом, сир!
Георг смотрел на юное и такое красивое лицо, а видел свою дочь Амелию.  Он бросился к Мэринелле и упал перед ней на колени.
– Амелия! Амелия! Ты пришла за мной?
Девушка стояла, ни жива, ни мертва. Ей стало страшно, ведь рассказывали о приступах безумия короля, а она не верила,  думала, что сочиняют его недруги.  А Георг повторял:
– Амелия! Но я ещё хочу  жить! Ты жива? Жива!  Милая ты моя!
Король встал с колен и попытался обнять Маринеллу. Она закричала, вырвалась и убежала.
  Тут же в спальню короля зашёл Гренвил, он стоял за дверью и всё слышал.
– Сир! Что произошло?
Король сделал вид, что ничего не было.
– А что произошло?  Ничего. Девочка подала мне чаю, ложка упала со стола, и я решил сам достать.
  Гренвил посмотрел на столик, где были чайные принадлежности. Всё было на месте.
– Или король сочиняет, или ничего не помнит.
Георг  на самом деле  тут же обо всём забыл.
– Да, Гренвил, я забыл, принесите мне ягод. Лучше всего клубнику.
Гренвил попытался возразить:
– Откуда ягоды поздней осенью?
Действительно, тогда в теплицах ягоды не разводили. Только лимоны.
Георга  впал в бешенство, выскочил полуодетый из спальни.  Помчался по коридору,  топая, крича, создавая такой шум, что из комнат повыскакивали придворные.
   Король был в таком возбуждении, что в ярости стал наносить удары всем, оказавшимся рядом. Гренвил в срочном порядке вызвал Уиллиса.  Хорошо, что тот  был неподалёку, несколько дней уже находился во дворце, оставив клинику на своих сыновей.
 Уиллис решительным и твёрдым голосом обратился к Георгу III:
— Милостивый государь!  Вы должны сдерживать себя, а иначе я  надену  на вас  смирительный жилет.
    Покачав укоризненно головой, доктор Уиллис  вышел из комнаты и вернулся, держа  в руке белую смирительную рубашку  с длинными рукавами.  Георг,  встревоженный словами  доктора, внимательно на него посмотрел и произнёс:
— Хорошо, я постараюсь успокоиться.
  И действительно, через некоторое время   ему стало легче. Даже лицо разгладилось, а то  на него было невозможно смотреть, не лицо, а маска.
   Хотя Уиллис так и не завоевал доверия короля, прежде всего он был гуманным человеком.
— Безумие, — говорил он, — в моём  представлении, нельзя лечить только слабительными и применением силы.
   Как только наметились признаки улучшения состояния, он дал королю больше свободы, позволяя ему, например, срезать ногти перочинным ножом или держать свою бритву, пока мистер Папендик его брил, хотя королевские врачи такую свободу осуждали. Они, и особенно Ричард Уоррен, смотрели пессимистически на возможность выздоровления короля, тогда как Уиллисы надеялись, что здоровье может к нему вернуться
    В декабре 1810 года Роберт Уиллис доложил парламентской комиссии, что природа болезни короля всё-таки даёт шанс на выздоровление:
«Я считаю расстройство короля более тесно связанным с бредом… 
    В бреду ум активно обрабатывает прошлые впечатления… Существует также значительное нарушение в общем состоянии: сильное возбуждение, недостаточный сон, непонимание окружающей обстановки. При безумии на первый взгляд нет или почти нет нарушений в общем состоянии; ум направлен на какую-то воображаемую навязчивую идею… Следовательно, если считать безумие короля и бред двумя точками, я бы расположил расстройство рассудка где-то между ними… 
    Болезнь его величества однозначно больше походит на бред, чем на безумие»
.
 
 
(1) Геопатогенная зона — это обобщающее понятие, обозначающее участки земной поверхности различной протяженности, называемые зонами отягощения, длительное нахождение в которых приводит к нарушению здоровья и развитию заболеваний.На основании про­веденных научных исследований было обнаружено, что геопатогенное излучение создает высокочастотное эле­ктромагнитное поле с длиной волн, лежащих в деци­метровом диапазоне. Под действием этого электромагнитного напряжения высвобождаются нейтроны, превраща­ющиеся в организме человека в протоны, испускающие лучи, которые вызывают нарушение обмена клеток и их разрушение.
(2)   О геопатогенных зонах по  книге О. Елисеевой «Защита от рака – профилактика».
(3)   Уэртинг (Worthing) — крупный приморский город в историческом графстве Суссекс, в 29 км. от Чичестера. В часе езды от Лондона. Переводится как «Место отважных людей». Солнечный Уэртинг. Девиз: «Исключая землей,  copiam e Мари salutem»,  на латыни: «От земли много и от морского здоровья». Многокилометровая береговая линия, пирс, чистейшие пляжи не оставят равнодушными любителей морского отдыха.
(4)Уэймут (Weymouth) находится в 13 километрах к югу от  Дорчестера, в 192 км от Лондона. Курортный город. В 2009 году британские археологи близ Уэймута обнаружили в братской могиле обезглавленные скелеты викингов. Учёные полагают, что это местные жители жестоко расправились с врагами, вторгнувшимися на их территорию.
(5)английский променад на лазурном побережье… променад — это набережная… и прогулка одновременно… С французского языка «promenade» – гуляние, прогулка.
(6)  город Бат – главный город в графстве Соммерсет в Юго-Западной Англии на реке Эйвон знаменит целебными термальными источниками. Название города переводится с английского «Баня».  
 (7)  Луи Лемер (1645-1715) –  французский врач и химик, профессор медицинского факультета Парижского университета и Королевской Академии.
(8)Дезоксирибонуклеи́новая кислота́(ДНК) — один из двух типов нуклеиновых кислот, обеспечивающих хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов. Основная роль ДНК в клетках — долговременное хранение информации о структуре РНК и белков.
Рибонуклеи́новая кислота́ (РНК) — одна из трёх основных макромолекул  (две другие – ДНК и белки),  которые содержатся в клетках всех живых организмов. Способность молекул РНК одновременно служить как в качестве носителя информации, так и в качестве катализатора химических реакций. Синтезированные молекулы ДНК, как более стабильные, стали хранилищем генетической информации.
 (9)  По материалам из Итернета

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0254616

от 23 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0254616 выдан для произведения: История девятая. Алмаз в красном
 
Ч.11  «Кто говорит, что я с ума сошёл?»

 
 
Люблю мой камень драгоценный;
В его огне заключено –
Знак искупленья сокровенный –
В кровь претворённое вино.
Дмитрий Мережковский

 
     Георг III не знал, что ношение голубого бриллианта Око Бхайравы нужно заслужить! Не всякому он даётся в руки, а если и попадёт, то  оказывает сильное воздействие  на человека, раскрывая его внутреннюю сущность, как положительную, так и отрицательную.
   Кроме того, голубой бриллиант может нейтрализовать негативную энергию геопатогенных зон, а может  проигнорировать и усилить  их влияние.  (1)  Это один из немногих камней, которые не нуждаются в перезарядке, особенно Око Бхайравы. Он увеличивает не только позитивную, но и негативную энергию. На тонком уровне  перезаряжает ауру и заполняет в ней «дыры», нанесённые болезнями.
  Некоторые геопатогенные зоны являются так называе­мыми энергетическими вампирами, отнимающими энер­гию у людей,  служат входом в наше пространст­во чужих энергий в виде «сгустков», которые считаются «полевой формой жизни параллельного мира». (2)  
   Эта более высокая энергия, образовав энергетичес­кий сгусток, воспользовавшись ослабленным состоянием Георга III,  пробив  ауру,  внедрилась в  его сознание, отрицательно воздействуя на весь организм в целом.  Вернулись старые болезни и проявились новые.
   Подпитываясь жизненными силами короля Консунгс, иная форма жизни,   проник в мозг и  полностью изменил его функции.
   Патологическое действие привело к  нарушению нерв­ной, эндокринной, сосудистой, дыхательной, пищевари­тельной и других систем  Георга, в результате чего с течением времени раз­вились  хронические,  длительно текущие процессы в органах и системах, головные боли, бессонница и помрачение ума.   
  Короля  порой не только  преследовали видения, он  представлял себя совершенно другим, лишённым человеческой сущности.  
  Впервые сильное  помутнение сознания Георг III почувствовал после смерти своей любимой дочери Амелии.
  Принцесса Эмили
  Принцесса Амелия София Элеонор родилась 7 июля 1783 года  в Королевской Лодже в Виндзоре. Она стала пятнадцатым и самым младшим  ребёнком Георга III  и Софии-Шарлотты.  Рождение Амелии пришлось на окончание войны с США, и явилось  началом нового периода в жизни Великобритании, как считали при дворе её отца.  К этому времени королевская семья потеряла двух младших детей, принцев Альфреда и Октавия.
  Девочку крестили в часовне Сент-Джеймского дворца,  и дали ей имя Амелия София Элеонор.  Крещение проводил архиепископ  Кентерберийский  Джон Мур.  Кроме того, с рождения, как дочь короля, она носила титул Её Королевское Высочество принцесса Амелия Великобританская.
Крёстными стали  брат принц Уэльский Георг и  сестры Шарлотта и Августа – София. 
  Ближе всех по возрасту Амелии была принцесса София,   старше её  на  шесть лет. С  старшим братом, принцем Георгом, у Амелии разница составила почти 21 год. 
 Амелия  сразу же стала любимицей своего отца, и он ласково называл её Эмили (Emily).
Принцесса росла вместе со старшими сёстрами Софией и Марией, проводя большую часть времени в королевских резиденциях по всей Великобритании. С раннего детства принцессы мало видели отца и мать, поэтому писали им письма, а их было много.
   Когда Амелии исполнилось пять лет у её отца,  Георга  III  случился первый приступ безумия. С этого времени отец и дочь почти не виделись.
    Этому способствовала королева Шарлотта. Но больше всего королева не хотела, чтобы её дочери выходили замуж и покидали родную Великобританию.
– Не хочу, чтобы дочери оставили меня  одну с их безумным отцом, – думала Шарлотта.
По этой причине Амелия и пять её сестёр оставались незамужними и лишёнными поклонников.  За этим тщательно следили, препятствуя  всякому общению принцесс  с противоположным полом.
   В   1798 году Амелия отдыхала  в приморском городе Уэртинге. (3)  Здесь у  принцессы стал сильно болеть коленный сустав. Это случилось после прогулки по пирсу,  вдоль береговой линии.  Амелия  оступилась и  упала на колени. Под левой коленкой оказался острый камень.  Рану он не нанёс, но  ушиб был сильный.   Принцесса писала отцу:
 «Конечно, паровая ванна и тёплое море помогут мне избавиться от боли,  и я заверяю Вас, что обязательно поправлюсь».
    В последующие годы состояние здоровья принцессы ухудшилось, и ей был поставлен диагноз туберкулёз. В 1801 году  она отправилась в приморский город Уэймут, чтобы отдохнуть и набраться сил. (4)
Уэймут стал одним из первых модных туристических курортов в Англии  после того как брат короля Георга III, герцог Глочестерский, построил здесь свою резиденцию Глочестер Лодж (Gloucester Lodge) и в   1780 году провёл здесь зиму.
  Георгу III тоже понравился город,  мягкий климат, даже зимой, и  он сделал Уэймут своей летней резиденцией.  Первый раз он посетил курорт в 1789 году  и  до 1805 года был здесь 13 раз. 
  Вот и появилась в жизни короля Георга цифра 13, но он не обратил на это никакого внимания.
     Забавно, кстати, что «чертова дюжина» в английском варианте изначально – «пекарская дюжина» и никакого зловещего смысла в себе не несет. Просто когда у пекаря покупали дюжину булочек, 13-ю он отдавал бесплатно. Мистики считают, что число 13 –  это универсальная сила, которая может быть и доброй,  и злой. Число 13 состоит из цифр 10 и 3.
  10 –  число силы, действия, а 3 – наоборот, знак ограничения. Сочетаясь, эти цифры образуют гремучую смесь, когда предпринимаемые усилия (благодаря числу 10) терпят крах (из-за цифры 3). Однако крах –  это не всегда поражение, не конец, а очередное начало после окончания предшествующего цикла. Поэтому символом и тайным образом числа 13 является не только смерть, но и рождение. Новое сменяет устаревшее, отжившее.  Русский философ Владимир Соловьев сказал однажды: «Будьте внимательны с цифрой тринадцать. Она таит в себе много неожиданностей!»
Зависит от самого человека, как он воспользуется обстоятельствами.
Всё, что меня терзало,  – всё давно
Великодушно прощено
Иль равнодушно позабыто...
Я. Полонский (1819-1898)

  У короля Георга III  были другие заботы, чем вдумываться в цифры, а может быть, и надо было бы...
   Вместе с Амелией на отдых в Уэймут  отправился сэр Чарльз,  граф Фицрой. Они гуляли вдоль берега,  мимо непрерывного ряда домов.  Мило беседовали, у них нашлись общие темы для разговоров, несмотря на разницу в возрасте. Радовались солнечным дням, хотя была уже поздняя осень. 
  
   Морской променад вдоль берега(5)  – главное место встреч, прогулок был застроен домами в георгианском стиле. Эти дома построены в эпоху правления Георгов и в  период Регентства, а также позже, с 1770 по 1855 годы  для богатых, включая тех, кто был вовлечён в развитие города Бат (Bath). (6) 
   Дома образуют длинный непрерывный ряд вдоль залива Уэймута и променада. На променаде находятся также разноцветные часы (Jubilee Clock), возведённые в 1887 году в честь 50-летия правления Королевы Виктории.
   Амелия влюбилась в Чарльза и даже хотела выйти за него замуж. Но она прекрасно понимала, что родители никогда не одобрят брак с убеждённым оппонентом короля, сторонником вигов.
Так и случилось.  Георгу донесли о привязанности дочери, он бросил все свои дела, хотя итак был не у дел, всем заправлял его сын, принц Георг, и приехал вместе с  женой на отдых в  Уэймут.
  Сэра Чарльза отправили в Лондон,  а с Амелией состоялся серьёзный разговор.
– Дарлинг!  Чарльз слишком стар для тебя!  А я хочу здоровых внуков,  – высказал свое мнение Георг — отец.
 Просто он не хотел делить свою малышку Эмили ни с каким мужчиной. София Шарлотта тоже была против  любовных привязанностей  младшей дочери.  О внуках она мне думала. Не хотела оставаться одна и поддержала Георга.  Амелия была очень расстроена решением отца удалить Чарльза из ее окружения.
  Выбор дочери так повлиял на   Георга, что однажды  он в нервном возбуждении   заехал в море на повозке для купания.
– Я как Фаэтон на огненной колеснице путешествую по морским просторам!  – заявил он королеве.
  София Шарлотта слышала миф о сыне Бога Солнца — Гелиоса. Но Георг не уточнил, что Фаэтон не удержал вожжи  и  упал, подобно падающей звезде, на Землю.
  Миф мифом, но подобная история с купанием Георга в море, говорила о его неуравновешенном характере и  слабом состоянии здоровья.
  Несмотря на это, короля любили жители Уэймута. Статуя Георга III и  теперь украшает морской променад.  В меловых холмах соседнего городка Осмингтон (Osmington) в честь короля высечена белая лошадь. Лошадь смотрит в противоположную от города сторону.  Георг III  обиделся.
– Не меня приветствуют горожане! –  заявил он.
Считается, что обида короля послужила причиной самоубийства скульптора.     
    Но к концу июля 1804 года  Георг был достаточно здоров, чтобы назначить перерыв в работе парламента, и снова уехал восстанавливаться в Уэймут. Его врач, сэр Фрэнсис Милман предупредил:
–  Ваше Величество,  вам лучше не купаться в открытом море.
   София  Шарлотта  опасалась ухудшение здоровья Георга.  Напряжение между ними нарастало, приведя к окончательному непониманию между супругами. Особенно после того,  как королева Шарлотта отказалась возобновить супружеские отношения. На что король, вероятно, самый добронравный из монархов Ганноверской династии, сказал в шутку:
–  Мне,  наверное, придётся завести любовницу.
    На самом деле он и не помышлял, чтобы изменить супруге. Но  отказ королевы ни к чему хорошему не привёл. Георг стал ревновать  Шарлотту, боясь её потерять.
 В такие минуты кровь приливала к голове, лицо короля багровело, на лбу проступал пот, перед глазами мелькали неприличные картинки с участием Шарлотты.
   Приступы  неизбежно расшатывали здоровье короля и психическое, и физическое, тем более что теперь недолго оставалось до его семидесятилетия. Какова бы ни была природа болезни короля, она нанесла непоправимый вред его организму даже после очевидного выздоровления. Бремя его королевских обязанностей по мере продолжения кровавой войны с Францией с непредвиденными политическими и экономическими последствиями для его собственного народа было для него чересчур тяжёлым. Он начал терять зрение, у него ослабела способность сосредоточиваться.
    В  1808 году Амелия заболела корью. Король отправил дочь снова в Уэймут вместе с сестрой Марией,  герцогиней  Глостерской  и Эдинбургской.  Проведя несколько дней среди морских пейзажей, надышавшись свежего морского воздуха, Амелия почувствовала себя лучше. В 1809 году она уже никуда не ездила, только совершала небольшие пешие прогулки в саду.
  В августе 1810 года состояние Амелии сильно ухудшилось, а в октябре она слегла в постель. Её лихорадило, бросало в пот,  кроме того, стал мучить кашель с кровяными выделениями. Тогда не было ни флюрографии, ни рентгеновского обследования, ни компьютерной томографии, чтобы определить,  какая форма туберкулёза была у принцессы Амелии, открытая или закрытая.
  Рядом с принцессой постоянно находилась сестра Мария. Болезнь прогрессировала.
Амелии Великобританской не стало 2 ноября в день рождения её брата Эдварда.
   Амелия была похоронена в Королевском склепе в часовне Святого Георгия в Виндзоре. Её брат и крёстный принц Георг,  будущий  король Георг IV  изготовил её посмертную маску
 В память о принцессе три  корабля английского флота носили название HMS Princess Amelia –  
80-ти пушечный корабль 3 ранга, был спущен на воду в 1757 году, передан английской таможне в 1788 году,  продан в 1818.
    Приступы болезни
Кто говорит, что я с ума сошёл?
Напротив… – Я гостям радёшенек...
                          Смеётесь?
Как это вам не грех! Неужели я зол?
Не укушу
! Чего боитесь?
(Я. Полонский)

  Вскоре после скромного торжества 25 октября 1810 года по случаю пятидесятой годовщины восшествия короля на престол болезнь короля Георга вернулась. Столь критической была политическая ситуация и столь неопределёнными  шансы на его выздоровление, что казалось, будто повторяются события 1788–1789 годов и лорд Гренвилл писал лорду Грею:
«Тот приступ начинался около 22 октября, этот около 25-го. Тогда заседания парламента были прерваны до 20 ноября, теперь до 23-го… Во время приступов в 1801 и в 1804 гг. парламент на самом деле заседал, события в какой-то степени скрывались от публичного наблюдения, но в этом случае, как и в 1788 г., вопрос должен… быть поставлен на обсуждение».
  Каждый день в парламенте зачитывался бюллетень  о состоянии здоровья короля, а  Георга III  стали преследовать кошмарные сны.
Сон первый
   Солнце садится. Фото автора
Час наступает чёрный,
Мечется пламя, пылают травы
Под Алой звездой  кровавой.
 (Энн Маккерфи)

  Георг находился  в незнакомом месте.  Закат солнца окрашивал в  розово-красный цвет не только небо, но и верхушки деревьев.  Наступили розовые сумерки, надвигалась ночь, красная ночь. Георг оказался во власти тоскливого чувства внутренней пустоты, внезапно закружилась голова, всё поплыло перед глазами. 
 
 фото Анатолия Михеева
Подняв голову вверх,  он увидел странный красноватый свет.  Это мерцали, плясали, то разгораясь, то угасая и снова вспыхивая, звёзды. 
  Среди кроваво-красных  звёзд ярким голубым пятном выделялась луна. Вдруг с противоположной стороны стала приближаться ещё одна луна, красная, сначала далёкая, она медленно – медленно оказалась на уровне глаз Георга.
   Красный луч протянулся  к нему и оказался на уровне сердца, там, где уютно расположился голубой бриллиант Око Бхайравы.
 
   
  Георг не видел, как от бриллианта  возник ответный отблеск  и  перечеркнул лунный  луч, как будто вступил в бой.  Сердце пронзила острая боль.
  Пробуждение было трудным. Король долго не мог открыть глаза, они были будто чем-то склеены. Георг лёгкими движениями пальцев чуть приоткрыл  веки. Резко соскочив с постели, он  взял  белый платок, намочил его чайной заваркой, и вытер  глаза.  Только тогда глаза открылись полностью. В голове шумело.
   Но это было ещё не всё. Кроме того, что в комнате был холодно, в  груди горел огонь, отдававшийся во всех внутренних органах.  Георг долго не мог разжечь камин, чего не было уже давно. Сухие дрова не разгорались.  Но всё-таки огонь вспыхнул, чуть не обжёг Георгу пальцы.  Вскипятив воду, он  заварил чай с сушёной мятой, чтобы как-то успокоиться.  Съел небольшую плитку шоколада.  Глядя на шоколад, он подумал:
– Не так давно, или давно, уже не помню! Читал про  химика Луи Лемери, который превозносил шоколад до небес, заявляя, что это  «лучшее, что пришло к нам из Америки и следует вслед за золотом и серебром».(7) 
  Георг вспомнил ещё, что Лемери был личным врачом короля  Франции Людовика  XIV, а ещё он предлагал пить   чай, и использовал  его  для лечения головной боли.
 Чай был выпит, шоколад съеден, шум в голове прошёл, но   сон о красной луне не выходил из головы. Внезапно всё поплыло перед глазами.  Потом зрение вернулось, но  теперь  всё  виделось через розовую пелену.
  Георгу стало страшно. В голове зашумело, гигантский вихревой поток пронзил верхнюю часть тела и  направился вниз виде воронки, охватывая все органы. Это Консунгс полностью овладел королём. Плотная многоволновая  энергия  иной формы жизни  запу­стила  в резонанс разрушающих колебаний клеточ­ные мембраны, воздействующие на молекулы ДНК и РНК.(8) 
  Цветовая гамма изменилась. Чёрное и белое стали красным и розовым. Очертания предметов тоже стёрлись и приобрели тот же розовый и красный цвет.
    Наступили бессонные ночи. А если Георг засыпал, к нему приходили странные видения.
Сон второй 

Как случайны причудливы
Нитей сплетенья.
И теряется в них 
Путеводная нить
(Валерий Гвоздей)

  Георг шёл по дороге, тянувшейся среди каменных обвалов. Внезапно за поворотом перед ним возник нетронутый разрушениями  уголок природы. Чудесная розовая долина  с лесами и лугами. Небольшая речушка разлилась в прозрачное озеро.  Выйдя на пологий склон, Георг увидел  черноволосую девушку в красном платье.
   Подойдя к ней ближе,  он обратил внимание, что она лежала у берега озера  на  каменной плите и отражалась в воде. Георгу показалось, что это его дочь. Он закричал что было силы:
– Амелия!  Амелия!
  Но удивительно,  звука своего голоса он не расслышал.   Рот только открывался, губы сомкнулись, потом разомкнулись, язык  коснулся нёба, никакого результата.
  Девушка не обращала на Георга никакого внимания, она опустила в воду руку, пытаясь дотронуться  до своего отражения.
 
  Не успел Георг моргнуть глазом, как черноволосую красавицу затянуло в  озеро.  Один миг и её не стало. Лишь рябь прошлась по  тёмной воде.  Георгу так захотелось подойти  ближе к берегу и тоже окунуться в воду, чтобы ничего не видеть и не слышать. Но словно какая-то  прозрачная стена  загородила ему путь. И только красные нити  тянулись к нему  на уровне сердца, сжимая его  красными пальцами.
  От красного сердца 
Тянутся нити,  
И нити заполнили 
Эту обитель.
Душу сжимают
Красные пальцы,
Сжигая огнем,
Тело страдальца.
Какая тяжёлая
Всё — таки ноша
Быть королем!
Но что так 
Тревожно?
Путают мысли,
Не мил белый свет,
От сновидений
Спасения нет!

  И на этот раз пробуждение не принесло облегчения.  Во рту было сухо и горько, губы спеклись и горели, словно он поцеловал расплавленный  свинец.  
  Френсис Уиллис
   Придворные врачи понятия не имели, как лучше лечить болезнь короля. Они понимали, что психическое нездоровье может быть или органического происхождения, результатом болезни мозга, или психологического, следствием темперамента, перенапряжения или физических факторов, или может быть даже вызвано сочетанием того и другого.
 «Безумие относительно своей причины разделяется на две разновидности, — писал Уильям Бейти в своём  «Трактате о медицине», — а именно первичное или вторичное… Первое вызывается исключительно внутренним расстройством нервной ткани; второе… благодаря той же причине… расстраивается ab extra (извне)». 
   Первое по своей природе считалось неизлечимым помешательство, а  второе, хотя и сопровождалось умственным расстройством и бредом, можно было вылечить.
   Положение для врачей Георга было крайне трудным. Этикет мешал им проводить систематическое и непосредственное личное наблюдение над больным. Их заключения были сугубо традиционными, как и показывает отчёт лорда Гренвилла о диагнозе 20 ноября 1788 года:
«Можно объяснить болезнь короля. Сила жидкости, которая начала проявляться в ногах, именно тогда, когда неосмотрительность короля вытеснила её оттуда в живот.  Лекарства, которые врачи вынуждены были тогда применить для спасения его жизни, вытеснили её в мозг.  Врачи теперь решают снова спустить её в ноги, что, как показывает природа, и первоначально было лучшим способом от неё избавиться».
  Так что придворные врачи не понимали, как лучше лечить своего августейшего пациента, поскольку болезнь затронула его разум. С некоторой неохотой врачи согласились привлечь эксперта того времени по лечению безумия, доктора Френсиса Уиллиса, которому помогали его сыновья.
   Уиллис учился в Оксфорде, сначала в колледже Линкольн, а потом Брейзноуз. В  Оксфорде он  получил степень доктора медицины, правда, это не давало права на практику и даже не гарантировало хорошего знания медицины.
  Однако Уиллис, посвящённый в духовный сан, занимался медициной и работал врачом общего профиля и терапевтом в общей больнице в Линкольне.  Потом в 1776 году  открыл психиатрическую больницу в Грейтфорде около Стэмфорда.  Здесь Уиллис  приобрёл хорошую репутацию.
  «Почти все окружающие пахари, садовники, молотильщики, кровельщики и другие рабочие были одеты в чёрные шёлковые бриджи и чулки,  — так посетитель описывает больницу и её обитателей. — Голова каждого из них была напудрена, завита и уложена. Это были пациенты доктора, и одежда, личная аккуратность и физическая деятельность были главными чертами этой восхитительной системы, здоровье и жизнерадостность соединялись, чтобы вылечить каждого человека, принадлежащего к этой очень ценной больнице».
  По рекомендации леди Харкорт, чью мать вылечил Уиллис, на  доктора обратили внимание королевские  семьи.
  Но не все благожелательно принимали необычного доктора. Когда  Георг III в первый раз  встретился с ним, это было в пятницу 5 декабря 1788 года, он его сразу же невзлюбил. Вообще -то Уиллис не девушка, чтобы в него влюбляться.  Он был не очень старым,  высокого роста, сухопарый, седовласый. Внимательный, почти гипнотический  взгляд, будто в душу заглядывал. 
   Это и не понравилось Георгу, а вернее   Консунгсу, который ещё только «обживал» просторы  сознания короля.  Георг попытался оправдать своё предвзятое отношение. Последнее время его стали увлекать вопросы религии, хотя в молодости он этим не увлекался.
— Сэр, ваша внешность и одежда наводят меня на мысль о церкви, — сказал Георг, — вы к ней принадлежите?
  На что Уиллис ответил:
—Да,  я посвящён в  духовный сан,  но в последнее время  занимаюсь в основном телом, а не душой.
   Королю  не понравилось ни упоминание тела, ни тем более, души. Он был несколько взволнован. Вернее,  недоволен и взволнован  былКонсунгс, испуганный тем, что доктор может во всём разобраться.
— Я об этом весьма сожалею, — заметил король, — вы бросили профессию, которую я всегда любил, и занялись той, которую я не переношу.
Уиллис  согласился:
— Сэр, даже наш Спаситель исцелял больных.
 Тут вмешался голубой бриллиант Око Бхайравы.  Ведь именно он влиял последнее время  на поведение  короля и  не остановил  «вселение» инопланетного разума в короля.  Опасная, гремучая смесь, однако получится.  С одной стороны Грозное Око Бхайрава, а с другой стороны  Консунгс – могут привести к  непредсказуемым последствиям, как оказалось.
   Под влиянием  голубого  бриллианта, мелькнувшего в данный момент красным лучом, Георг  едко заметил:
— Да, да,  но он не брал за это 700 фунтов в год.
   Болезни королевских особ  действительно  приносили  Уиллисам финансовую выгоду.  Например,   за  лечение сумасшедшей португальской королевы Марии I доктору Уиллису заплатили высокий гонорар в размере 10000 фунтов, хотя ничем помочь ей не смог.
—Сир! Мы с мальчиками тратим своё время, силы,  — без страха ответил Френсис. —  Кроме того, нужны  средства  не только на лекарства, но и содержание клиники.
  На это Георг не мог ничего ответить. И всё же  именно Уиллисам он был обязан своим выздоровлением в начале 90-х годов, а не своим личным врачам.
  Френсис Уиллис  был человеком довольно грубым по отношению к  своим пациентам. Не всем это нравилось.
 — Испепеляющий взгляд Уиллиса внушает робость,  так  он справляется с больными. Они у него необычные, чокнутые! — так говорили в светских кругах.
Сыновья же наоборот были более мягкими, особенно в общении с королевскими особами.
    Уиллис был так же одинаково  твёрдым  в своём лечении, как с пациентами в своей больнице, так и с королевскими пациентами. Он даже сам проверял письма к королю и лично вручал Георгу правительственные документы.
    Уиллис подверг короля строгому режиму, включая применение смирительной рубашки и специального ограничительного кресла, которое король жалобно называл своим «коронационным креслом».
— Представляете, каким жестоким был этот лекаришка,  — говорил Георг. — Уиллис  нередко приказывал привязывать меня  к кровати. Меня, короля  Великобритании!
   И всё же  Уиллис понимал, как надо лечить психических больных. Он действительно верил в дисциплину, но это была дисциплина, соединённая с сочувствием.
 «Когда меня первый раз позвали лечить Георга III, — признавался он позже, — я очень оскорбил королеву своим методом лечения его болезни. Как смерть не делает различий, посещая хижину бедняка и королевский дворец, так и безумие безучастно к своим подданным. По этой причине я лечу одинаково всех людей, которых мне поручают. Следовательно, когда мой милостивый государь становился буйным, я считал своим долгом подвергнуть его той же самой системе сдерживания, какую я бы применил к кому-нибудь из его садовников в Кью. Грубо говоря, я надел на него смирительную рубашку». 
   Хотя Георг относился к Уиллису недоброжелательно, он  всё-таки поддался лечению.  Можно привести такой случай.  Это было поздней осенью.  Ночь,  королю не спится. В окно светит полная луна. Тишина во дворце и за окном. Последнее время из-за Георга балов и приёмов не устраивают, чтобы не вызвать обострения  болезни. Но королю беспокойно, в груди теснит, горит огнём.  Он несколько раз ложится, закрыв глаза, пытается уснуть. Опять встаёт, ходит из угла в угол и бормочет, повторяя, делая упор на каждое слово:
— Как заснуть, почему не спится? КАК?  заснуть?  Как ЗАСНУТЬ? Почему?  НЕ спится?
Потом опять повторяет, как заведённый, нараспев:
— Как заснуть? Как заснуть? Как заснуть?
  При этом Георг смешно подпрыгивает и хлопает в ладоши.
—Видел бы меня кто со стороны!
С женой они давно спят в разных комнатах.
— София Шарлотта? Да, надоела!
  После смерти дочери Амелии Георг совсем не хотел видеть жену. Она очень расстраивалась и постоянно плакала, а ведь не так давно не хотела делить с супругом ложе, да и сам Георг ревновал Шарлотту. А теперь говорил:
— Как не увижу её, она постоянно со слезами на глазах и неизменным платочком, надушенным такими резкими духами, что дышать невозможно.
  Георг подошёл к окну, открыл его. Свежий осенний  воздух был каким-то особенным, вкусным. Пахло осенней  мокрой осенней листвой и ещё чем-то неуловимо знакомым. Король  вдохнул   полной грудью, потом встрепенулся.
— Да! Так пахло в детстве!
  Глаза у Георга затуманились.   Он отвлёкся от мыслей о детстве,  захотелось спать.  Снился странный сон.
Сон третий 
  Георг  находился в лесу на ягодной поляне. Один. Неподалёку слышались  звонкие девичьи  голоса и пытавшийся их перекричать мальчишеский.  Голоса приближались. Зашевелился куст малины, усыпанный яркими, сочными ягодами, что  Георг невольно сглотнул слюну.
   —Эх, съесть бы ягодку!
  Только он успел так подумать, как его ноги оторвались от земли и в мгновение ока он уже стоял у куста, срывал алые  ягоды, которые будто сами по себе оказывались в его руке. Но почему-то меняли цвет и высыхали буквально на глазах.  Опять же, будто провал во времени, Георг чувствует  почему-то запах мяты, облизывает губы. На языке остаётся не сладкий, а  кислый вкус.    От съеденных ягод  сводит язык и холодит горло.
  Наклонившись, он видит  как под ногами только что спелые ягоды,  превращаются в зелёные буквально на глазах. Вот их нет совсем и листьев нет, под ногами голая  чёрная земля.  Поднимается сильный ветер, с неба падает мокрый снег. Вот уже поляна полностью укрыта белоснежным покрывалом.
   Тут Георг  понимает, что на поляне он остался  один. Детских голосов уже не слышно. И такая тоска его вдруг охватила. Сердце сжалось от боли. Он стал задыхаться и проснулся.
Сонник
   Ягоды часто снятся к болезни, особенно красные и сушёные. Чёрные ягоды во сне – сигнал о болезни, обострении хронических заболеваний, различных болезненный ощущений.   Если вам приснились чёрные или сухие ягоды, обязательно начните принимать витамины!
    Зелёные ягоды  говорят, что человек, которому они снятся, неуравновешенный, нетерпеливый, не доверяющий своей интуиции и  идёт не навстречу судьбе, а делает всё по – своему, нередко действуя даже против своих желаний. 

 Справка
   Клубника обладает таким хорошим свойством, как способность снижать артериальное давление, очень полезна при заболеваниях сердца и сосудов. Хорошо утоляет жажду, но и в это, же время это хорошее мочегонное и потогонное средство. Так как клубника имеет богатый химический состав, то она значительно замедляет процесс общего старения организма и отлично поднимает настроение. 
    По своим свойствам полезности клубника гораздо богаче, чем апельсин, овощи и ягоды:  малина, яблоко, помидор, дыня.
  Клубника способна повышать аппетит, хорошо реагирует и благоприятно воздействует на систему пищеварения, улучшает работу кишечника и желудочно-кишечного тракта.
    Самое главное правило, это необходимо правильно научиться употреблять клубнику, иначе все те полезные свойства, которыми обладает эта  ягодка, реагирует  обратно, а  также может вызвать сильную аллергическую реакцию на организм.
   Ни в коем случае, не рекомендуется употреблять клубнику вместе с молочными продуктами. Так как все молочные продукты сами по себе выступают серьезными аллергенами, которые содержат довольно опасный молочный белок,  часто вызывающий приступы аллергии.
   Очень осторожными  должны быть те, у которых уже есть наследственная аллергия. Этим людям не рекомендуется в больших количествах употреблять клубнику. Достаточно для начала попробовать по две-три ягодки в день, при этом тщательно наблюдать за реакцией на данный продукт.
Аллергия на клубнику
Симптомы аллергии следующие:
- зуд и покалывание во рту;
- сыпь на отдельных участках или по всему телу;
- отек горла и нёба;
- покраснение и слезоточивость глаз;
- насморк и непрекращающееся чихание. 
  Чаще всего аллергия на клубнику, как и любая другая пищевая непереносимость, дает о себе знать развитием крапивницы –  с появлением зудящих волдырей на отечной, покрасневшей коже.   Если же человек съест большое количество сочных ягод, то не исключается возникновение тошноты, рвоты, диареи, вздутия живота или даже судорог.
   Главными и самыми опасными проявлениями «клубничной» аллергии  считаются:отёк Квинке, охватывающий лицо, губы, глотку или гениталии;
резкое падение артериального давления ниже допустимых значений;
сильный приступ удушья, спровоцированный отёком горла.  Главным способом борьбы с аллергией – полное исключение клубники, десертов, содержащих её. К сожалению, другими методами предотвратить развитие симптомов аллергии даже  сегодня нельзя, не то, что в XIX  веке, так как в большинстве случаев она носит наследственный характер, то есть, как говорится, «корень зла»  кроется в генетическом коде человека, не поддающемся изменению.
   Надеяться на спасение могут только дети. Они очень часто «перерастают» свои пищевые аллергии, но для того, чтобы ребенок в дальнейшем нормально переносил клубнику, необходимо воздержаться от ее употребления как минимум в течение года.(9) 
    У Георга были уже симптомы аллергии на цитрусовые. Поэтому, не удивительно, что у него  была возможность и аллергических реакций на клубнику, красную ягоду.
   После «клубничного» и такого  странного сна Георг проснулся весь в холодном поту,  разжёг камин. На этот раз самому чай заваривать не хотелось, не было настроения. Крикнул  своего ближайшего помощника Гренвила.
– Пусть придёт самая красивая служаночка.  Мэринелла, так, кажется, её зовут?
Мэринелла была племянницей  Гренвила. Он скорчил кислую мину, но ничего не поделаешь, пришлось идти за девушкой.
–  Пусть заварит хорошего чаю!
Девушка принесла  красочный чайничек. Она была так юна и свежа, как майская роза.
– С чем заварила чай, красавица?
Девушка робко, не поднимая глаз, ответила:
– С  мятой и  бергамотом, сир!
Георг смотрел на юное и такое красивое лицо, а видел свою дочь Амелию.  Он бросился к Мэринелле и упал перед ней на колени.
– Амелия! Амелия! Ты пришла за мной?
Девушка стояла, ни жива, ни мертва. Ей стало страшно, ведь рассказывали о приступах безумия короля, а она не верила,  думала, что сочиняют его недруги.  А Георг повторял:
– Амелия! Но я ещё хочу  жить! Ты жива? Жива!  Милая ты моя!
Король встал с колен и попытался обнять Маринеллу. Она закричала, вырвалась и убежала.
  Тут же в спальню короля зашёл Гренвил, он стоял за дверью и всё слышал.
– Сир! Что произошло?
Король сделал вид, что ничего не было.
– А что произошло?  Ничего. Девочка подала мне чаю, ложка упала со стола, и я решил сам достать.
  Гренвил посмотрел на столик, где были чайные принадлежности. Всё было на месте.
– Или король сочиняет, или ничего не помнит.
Георг  на самом деле  тут же обо всём забыл.
– Да, Гренвил, я забыл, принесите мне ягод. Лучше всего клубнику.
Гренвил попытался возразить:
– Откуда ягоды поздней осенью?
Действительно, тогда в теплицах ягоды не разводили. Только лимоны.
Георга  впал в бешенство, выскочил полуодетый из спальни.  Помчался по коридору,  топая, крича, создавая такой шум, что из комнат повыскакивали придворные.
   Король был в таком возбуждении, что в ярости стал наносить удары всем, оказавшимся рядом. Гренвил в срочном порядке вызвал Уиллиса.  Хорошо, что тот  был неподалёку, несколько дней уже находился во дворце, оставив клинику на своих сыновей.
 Уиллис решительным и твёрдым голосом обратился к Георгу III:
— Милостивый государь!  Вы должны сдерживать себя, а иначе я  надену  на вас  смирительный жилет.
    Покачав укоризненно головой, доктор Уиллис  вышел из комнаты и вернулся, держа  в руке белую смирительную рубашку  с длинными рукавами.  Георг,  встревоженный словами  доктора, внимательно на него посмотрел и произнёс:
— Хорошо, я постараюсь успокоиться.
  И действительно, через некоторое время   ему стало легче. Даже лицо разгладилось, а то  на него было невозможно смотреть, не лицо, а маска.
   Хотя Уиллис так и не завоевал доверия короля, прежде всего он был гуманным человеком.
— Безумие, — говорил он, — в моём  представлении, нельзя лечить только слабительными и применением силы.
   Как только наметились признаки улучшения состояния, он дал королю больше свободы, позволяя ему, например, срезать ногти перочинным ножом или держать свою бритву, пока мистер Папендик его брил, хотя королевские врачи такую свободу осуждали. Они, и особенно Ричард Уоррен, смотрели пессимистически на возможность выздоровления короля, тогда как Уиллисы надеялись, что здоровье может к нему вернуться
    В декабре 1810 года Роберт Уиллис доложил парламентской комиссии, что природа болезни короля всё-таки даёт шанс на выздоровление:
«Я считаю расстройство короля более тесно связанным с бредом… 
    В бреду ум активно обрабатывает прошлые впечатления… Существует также значительное нарушение в общем состоянии: сильное возбуждение, недостаточный сон, непонимание окружающей обстановки. При безумии на первый взгляд нет или почти нет нарушений в общем состоянии; ум направлен на какую-то воображаемую навязчивую идею… Следовательно, если считать безумие короля и бред двумя точками, я бы расположил расстройство рассудка где-то между ними… 
    Болезнь его величества однозначно больше походит на бред, чем на безумие»
.
 
 
(1) Геопатогенная зона — это обобщающее понятие, обозначающее участки земной поверхности различной протяженности, называемые зонами отягощения, длительное нахождение в которых приводит к нарушению здоровья и развитию заболеваний.На основании про­веденных научных исследований было обнаружено, что геопатогенное излучение создает высокочастотное эле­ктромагнитное поле с длиной волн, лежащих в деци­метровом диапазоне. Под действием этого электромагнитного напряжения высвобождаются нейтроны, превраща­ющиеся в организме человека в протоны, испускающие лучи, которые вызывают нарушение обмена клеток и их разрушение.
(2)   О геопатогенных зонах по  книге О. Елисеевой «Защита от рака – профилактика».
(3)   Уэртинг (Worthing) — крупный приморский город в историческом графстве Суссекс, в 29 км. от Чичестера. В часе езды от Лондона. Переводится как «Место отважных людей». Солнечный Уэртинг. Девиз: «Исключая землей,  copiam e Мари salutem»,  на латыни: «От земли много и от морского здоровья». Многокилометровая береговая линия, пирс, чистейшие пляжи не оставят равнодушными любителей морского отдыха.
(4)Уэймут (Weymouth) находится в 13 километрах к югу от  Дорчестера, в 192 км от Лондона. Курортный город. В 2009 году британские археологи близ Уэймута обнаружили в братской могиле обезглавленные скелеты викингов. Учёные полагают, что это местные жители жестоко расправились с врагами, вторгнувшимися на их территорию.
(5)английский променад на лазурном побережье… променад — это набережная… и прогулка одновременно… С французского языка «promenade» – гуляние, прогулка.
(6)  город Бат – главный город в графстве Соммерсет в Юго-Западной Англии на реке Эйвон знаменит целебными термальными источниками. Название города переводится с английского «Баня».  
 (7)  Луи Лемер (1645-1715) –  французский врач и химик, профессор медицинского факультета Парижского университета и Королевской Академии.
(8)Дезоксирибонуклеи́новая кислота́(ДНК) — один из двух типов нуклеиновых кислот, обеспечивающих хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов. Основная роль ДНК в клетках — долговременное хранение информации о структуре РНК и белков.
Рибонуклеи́новая кислота́ (РНК) — одна из трёх основных макромолекул  (две другие – ДНК и белки),  которые содержатся в клетках всех живых организмов. Способность молекул РНК одновременно служить как в качестве носителя информации, так и в качестве катализатора химических реакций. Синтезированные молекулы ДНК, как более стабильные, стали хранилищем генетической информации.
 (9)  По материалам из Итернета
Рейтинг: +2 256 просмотров
Комментарии (4)
Серов Владимир # 23 ноября 2014 в 02:55 0
Хорошо написано! super
Анна Магасумова # 23 ноября 2014 в 13:18 0
Владимир!
00000 # 23 ноября 2014 в 11:09 0
Анечка, и опять масса новых сведений.. А мне жаль короля... Все мы смертны, все болеем... и безумие короля огорчило..
Сны твои всегда интересны. Познавательны.
Спасибо, дорогая!
Анна Магасумова # 23 ноября 2014 в 13:21 +1
Мне тоже очень жалко Георга. Очень странная у него болезнь...