ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История 4 Несчастный Фуке ч.2

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История 4 Несчастный Фуке ч.2

19 декабря 2012 - Анна Магасумова
article103312.jpg

 Часть 2. Праздник в замке Во-ле-Виконт

 

«…всё могущество, вся власть сосредоточены в руках короля и в королевстве не может быть никаких других властей, кроме тех, которые устанавливает король…»

де Торси «Курс государственного права Франции»

 

«Государство – это я».

Людовик XIV 

     Подготовка заговора короля против своего суперинтенданта заняла ни много ни мало четыре месяца – таково было могущество Фуке.

   Чувствуя, что перегнул палку, суперинтендант надеялся вернуть  расположение короля. В начале августа 1661 года он пригласил Людовика в свой замок Во-ле-Виконт, превосходивший по роскоши королевские резиденции.  Именно здесь, по замыслу Фуке,  должно было состояться самое необычное празднество XVII столетия в честь его примирения с королём. Он ещё  надеялся стать  первым министром  Франции.

     Король по настоянию Кольбера, ставшего его постоянным советчиком во всех финансовых вопросах, ответил согласием, и Фуке немедленно выехал в  Во-ле-Виконт, чтобы сделать необходимые распоряжения.   

   Кольбер  был  уверен  в том, что пышность праздника возбудит в Людовике зависть, и он окончательно разуверится в честности Фуке. Оказывается, Кольберу было присуще прорицательность  и знание тонкостей человеческих душ! Не зря о  нём отзывался Мазарини, как об  умном и преданном человеке. Это ж надо было – угодить  самому кардиналу! А что скрывалось внутри его души – не знал никто. У  Кольбера была способность владеть собой, которая даёт лицемерам время обдумать и приготовиться, чтобы сильнее нанести удар.

    Известие о том, что король удостаивает суперинтенданта своим посещением, облетело весь Париж.   

– Сколько же мы на самом деле разослали приглашений? – поинтересовался у Фуке его правая рука, финансист и писатель  Пелисон.

   На что Фуке ответил:

– Только более  шести тысяч было разослано  по всей Франции.  Своих представителей на праздник пришлют  Англия, Испания, Италия.

–  В королевском дворце ходят разговоры, что все  придворные  заняты одной мыслью – как получить приглашение на бал,  – с улыбкой констатировал Пелисон и заметил:

 – Николя, ты бы немного поспал,  – выглядишь уставшим.

Фуке, пока длилась подготовка к празднику, назначенному на 17 августа, в течение двух недель  почти не спал. Он задумал придать торжеству невиданный размах. Сам решал многие организационные вопросы, следил за выполнением работ.    

  Были наняты 100 тысяч рабочих, 20 тысяч телег с припасами тянулись к замку со всех концов страны. Фуке готовил королю сюрприз, уверенный, что ему понравится.

   Но оправдался расчет Кольбера: король отправился в  Во-ле-Виконт, полный ненависти и подозрения, с озлобленным сердцем, хотя и с улыбающимся лицом.

    В последний день перед праздником Фуке был на аудиенции у короля.   Готовясь к  вечернему балу в своём замке, Фуке  попросил   Людовика XIV   бриллиант «голубой француз»,  чтобы украсить свой камзол.  Праздник, который он устраивал,  был достоин  «голубого бриллианта французской короны».  Фуке обещал сразу же его вернуть. Но не сложилось. Наивно было просить драгоценность у короля. Он не только не смог отказать, но,  зная о проклятии камня, решил испытать его на Фуке.  Жизнь  Фуке   Людовика XIV больше не интересовала.

–  Фуке  слишком возвысил  себя. Финансы страны нуждаются  в  новых  методах руководства. Да и пора окончательно прибрать казну  к рукам, как и денежки самого суперинтенданта, –   думал король.  –  Проверим, чем обернётся для Николя прикосновение к «голубому французу».

 В шесть часов вечера  Людовик в сопровождении всего двора прибыл в замок. Въезд в  в  Во-ле-Виконт  пролегал через арку, над которой возвышался герб суперинтенданта – скачущая белка («фуке» по-бретонски значит «белка»).

    Сам Фуке встретил короля на верхней ступени лестницы, а не внизу. Как неосмотрительно! В кармане у него лежало письмо  от  госпожи дю Плесси-Бельер, в котором она предостерегала:

«Николя! Тебя ожидает страшная опасность, будь осторожен! При дворе ходят слухи,  что против суперинтенданта зреет неслыханный заговор».

Фуке прочитал это письмо и не придал ему никакого значения. 

Он стоял на верхней ступени лестницы, не понимая, что стоит над пропастью и смотрит в  глубокую бездну. Как бы ему пригодилось  высказывание Вольтера:

«Всем удачливым честолюбцам  нужно заучить древнюю истину: «Добравшись до вершины горы, оглянитесь назад, и вы узнаете, что стоите над пропастью».

Королю пришлось высоко задрать голову и подниматься,  опираясь на локоть Кольбера.

Кольбер торжествовал.

   Солнце ещё не зашло,  и  в его лучах фигура  Фуке выглядела  массивным столпом. От бриллианта исходил красный свет. Сердце короля сжалось от ненависти, хотя  на его лице не дрогнул ни один мускул. Фуке взглянул на  подошедшего к нему короля, и наткнулся на ледяной взгляд  синих и таких холодных глаз.  Ему показалось, что он глядит в лицо неизбежности, ещё не подозревая, что его карьере пришёл конец.

   На лице Фуке не было видно никакого беспокойства, как и на лице короля – ни тени душившей его злобы.

     Вслед за королём по широкой лестнице сплошным потоком стали подниматься приглашённые гости и официальные лица от иностранных держав.  Это было незабываемое зрелище!  Яркие камзолы мужчин не сильно контрастировали с  элегантными вечерними платьями женщин,  которые надели на себя   самые дорогие и красивые драгоценности.  Но никакая драгоценность не могла сравниться с «голубым бриллиантом французской короны», зловеще блиставшим на груди Фуке.

    Прежде всего,  хозяин замка  предложил гостям прогулку между двумя стенами воды, образованными при помощи 50 больших фонтанов и 200 фонтанчиков.  Король был  потрясён, как и все приглашённые.  Кольбер, склонившись к уху короля, нашептывал:

– Сир!  Паркостроитель  Ленотр  жалуется, что в  строящемся Версале почти нет фонтанов – из-за нехватки воды. А здесь такая роскошь!  Я узнавал: дорогостоящие свинцовые трубы для своих  фонтанов  Фуке заказывал в  Англии, они  были вывезены и доставлены во Францию без уплаты таможенных пошлин.

На лице короля мелькнула тень. Он взглянул на  торжествующего Фуке, на камзоле которого  зловеще сверкнул бриллиант. Тот ничего не заметил, увлечённый восхищённой публикой.
 После водяных каскадов последовал осмотр дивных садов и оранжереи.   Среди гостей только и слышались возгласы:

– Ах! О-О-О! Потрясающе! Просто потрясающе! 

   Поражаясь все больше и больше, придворные дошли до апельсиновой оранжереи и возвратились в замок слегка перекусить. Здесь Фуке подарил Людовику его портрет кисти Лебрена, который король принял с видимым удовольствием. Гораздо меньше удовольствия ему доставила картина того же художника, изображавшая Солнце. Светило было помещено в центр небосвода, имеющего форму белки, и символизировало Фуке (впоследствии Людовик присвоит себе эту эмблему, видоизменив ее: солнце на фоне звезд).

    За столом королю прислуживал сам суперинтендант. Изысканность яств, обилие серебряных и золотых сервизов поразили Людовика. Жадно смотря на массивную золотую сахарницу, стоявшую перед ним,   король проговорил:

– Какое прекрасное позолоченное серебро!

– Простите, сир, – поправил его Фуке, – это не позолоченное серебро, это золото.

– В Лувре нет ничего подобного… – процедил сквозь зубы Людовик.

Когда все встали из-за столов, Фуке отвел в сторону Гурвиля, своего ближайшего друга и помощника, и спросил:

– Что гости говорят обо мне?

– Одни говорят, что вы скоро станете первым министром, другие – что затевается большой заговор с целью вас погубить. Скорее всего, последнее.

Гурвиль был недалёк от истины, но Фуке  будто не слышал последней фразы, приглашая  гостей на театральное представление. В конце пихтовой аллеи зрителей ждала огромная раковина; перед началом представления в ней появилась наяда, исполнившая песнь  в честь короля. Затем актеры разыграли комедию «Несносные жеманницы» еще неизвестного при дворе Мольера. Автор сам сыграл одну из ролей.

По окончании комедии показывали балет, затем ночь расцветилась снопами огненных искр фейерверка. Под ослепительное сияние в саду шла беспроигрышная лотерея, каждый билет которой приносил ее участникам бриллиантовые и золотые украшения, дорогие материи, породистых лошадей и  многое другое. На каминах лежали груды золотых монет для желающих играть в карты. Фуке оплачивал все расходы своих гостей. А на груди его переливался синими гранями «голубой француз» – глаз или Око Бхайравы.

   При свете факелов устроили охоту на дичь, которая бегала по аллеям замка. В охоте участвовали и дамы – они лихо гонялись за испуганными животными с пистолетами, заряженными пробковыми шариками.

    Потом состоялся бал. Сам  король танцевал менуэт, и, казалось, выглядел довольным.

 Праздник удался на славу. Переделки в замке, бассейны, парк, сады, лотерея – все это стоило Фуке 18 миллионов ливров. Но главный сюрприз суперинтендант приберегал напоследок. Когда в два часа ночи король подал знак расходиться, Фуке подошел к нему.

 – Прошу ваше величество, всемилостивейше принять от меня   этот замок в дар!

Таким эффектным жестом он  надеялся разорвать сеть  интриг вокруг своего имени. Общий вздох изумления пронесся по саду.

– Ох….

 Кольбер  почувствовал, как земля уходит из-под его ног.

Ответ короля поразил всех еще больше:

– Милый Фуке! Я отказываюсь принять замок в подарок, – улыбаясь, а в душе кипя злобой,  громко  произнёс  Людовик.
Король предпочел отобрать его.

Ответ короля поверг в шок всех.  Многие поняли, что  с этого времени Фуке  превратился для короля в  пустое место, в ничто. «Голубой  алмаз короны» внезапно приобрёл красный оттенок.


Король  весь день задыхался от злобы, разглядывая великолепное убранство замка.  Он еле  сдерживал себя.

– Мазарини  экономил на мне! Я  мальчиком часто ходил в заплатках и спал на дырявых простынях!  – думал он,  еле сдерживаясь, чтобы что-нибудь не разбить и не высказать тем самым своих чувств.

Людовик, помня о безрадостном детстве, став королём, окружал себя предметами роскоши.

  Кольбер, этот тёмный ангел, скорее злой дух,  компетентно объяснял ему, что траты Фуке на  окружающую их  обстановку намного   превышает его  доходы.

Голубой бриллиант светился красным светом.

 

Продолжение следует…

© Copyright: Анна Магасумова, 2012

Регистрационный номер №0103312

от 19 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0103312 выдан для произведения:

 Часть 2. Праздник в замке Во-ле-Виконт

 

«…всё могущество, вся власть сосредоточены в руках короля и в королевстве не может быть никаких других властей, кроме тех, которые устанавливает король…»

де Торси «Курс государственного права Франции»

 

«Государство – это я».

Людовик XIV 

     Подготовка заговора короля против своего суперинтенданта заняла ни много ни мало четыре месяца – таково было могущество Фуке.

   Чувствуя, что перегнул палку, суперинтендант надеялся вернуть  расположение короля. В начале августа 1661 года он пригласил Людовика в свой замок Во-ле-Виконт, превосходивший по роскоши королевские резиденции.  Именно здесь, по замыслу Фуке,  должно было состояться самое необычное празднество XVII столетия в честь его примирения с королём. Он ещё  надеялся стать  первым министром  Франции.

     Король по настоянию Кольбера, ставшего его постоянным советчиком во всех финансовых вопросах, ответил согласием, и Фуке немедленно выехал в  Во-ле-Виконт, чтобы сделать необходимые распоряжения.   

   Кольбер  был  уверен  в том, что пышность праздника возбудит в Людовике зависть, и он окончательно разуверится в честности Фуке. Оказывается, Кольберу было присуще прорицательность  и знание тонкостей человеческих душ! Не зря о  нём отзывался Мазарини, как об  умном и преданном человеке. Это ж надо было – угодить  самому кардиналу! А что скрывалось внутри его души – не знал никто. У  Кольбера была способность владеть собой, которая даёт лицемерам время обдумать и приготовиться, чтобы сильнее нанести удар.

    Известие о том, что король удостаивает суперинтенданта своим посещением, облетело весь Париж.   

– Сколько же мы на самом деле разослали приглашений? – поинтересовался у Фуке его правая рука, финансист и писатель  Пелисон.

   На что Фуке ответил:

– Только более  шести тысяч было разослано  по всей Франции.  Своих представителей на праздник пришлют  Англия, Испания, Италия.

–  В королевском дворце ходят разговоры, что все  придворные  заняты одной мыслью – как получить приглашение на бал,  – с улыбкой констатировал Пелисон и заметил:

 – Николя, ты бы немного поспал,  – выглядишь уставшим.

Фуке, пока длилась подготовка к празднику, назначенному на 17 августа, в течение двух недель  почти не спал. Он задумал придать торжеству невиданный размах. Сам решал многие организационные вопросы, следил за выполнением работ.    

  Были наняты 100 тысяч рабочих, 20 тысяч телег с припасами тянулись к замку со всех концов страны. Фуке готовил королю сюрприз, уверенный, что ему понравится.

   Но оправдался расчет Кольбера: король отправился в  Во-ле-Виконт, полный ненависти и подозрения, с озлобленным сердцем, хотя и с улыбающимся лицом.

    В последний день перед праздником Фуке был на аудиенции у короля.   Готовясь к  вечернему балу в своём замке, Фуке  попросил   Людовика XIV   бриллиант «голубой француз»,  чтобы украсить свой камзол.  Праздник, который он устраивал,  был достоин  «голубого бриллианта французской короны».  Фуке обещал сразу же его вернуть. Но не сложилось. Наивно было просить драгоценность у короля. Он не только не смог отказать, но,  зная о проклятии камня, решил испытать его на Фуке.  Жизнь  Фуке   Людовика XIV больше не интересовала.

–  Фуке  слишком возвысил  себя. Финансы страны нуждаются  в  новых  методах руководства. Да и пора окончательно прибрать казну  к рукам, как и денежки самого суперинтенданта, –   думал король.  –  Проверим, чем обернётся для Николя прикосновение к «голубому французу».

 В шесть часов вечера  Людовик в сопровождении всего двора прибыл в замок. Въезд в  в  Во-ле-Виконт  пролегал через арку, над которой возвышался герб суперинтенданта – скачущая белка («фуке» по-бретонски значит «белка»).

    Сам Фуке встретил короля на верхней ступени лестницы, а не внизу. Как неосмотрительно! В кармане у него лежало письмо  от  госпожи дю Плесси-Бельер, в котором она предостерегала:

«Николя! Тебя ожидает страшная опасность, будь осторожен! При дворе ходят слухи,  что против суперинтенданта зреет неслыханный заговор».

Фуке прочитал это письмо и не придал ему никакого значения. 

Он стоял на верхней ступени лестницы, не понимая, что стоит над пропастью и смотрит в  глубокую бездну. Как бы ему пригодилось  высказывание Вольтера:

«Всем удачливым честолюбцам  нужно заучить древнюю истину: «Добравшись до вершины горы, оглянитесь назад, и вы узнаете, что стоите над пропастью».

Королю пришлось высоко задрать голову и подниматься,  опираясь на локоть Кольбера.

Кольбер торжествовал.

   Солнце ещё не зашло,  и  в его лучах фигура  Фуке выглядела  массивным столпом. От бриллианта исходил красный свет. Сердце короля сжалось от ненависти, хотя  на его лице не дрогнул ни один мускул. Фуке взглянул на  подошедшего к нему короля, и наткнулся на ледяной взгляд  синих и таких холодных глаз.  Ему показалось, что он глядит в лицо неизбежности, ещё не подозревая, что его карьере пришёл конец.

   На лице Фуке не было видно никакого беспокойства, как и на лице короля – ни тени душившей его злобы.

     Вслед за королём по широкой лестнице сплошным потоком стали подниматься приглашённые гости и официальные лица от иностранных держав.  Это было незабываемое зрелище!  Яркие камзолы мужчин не сильно контрастировали с  элегантными вечерними платьями женщин,  которые надели на себя   самые дорогие и красивые драгоценности.  Но никакая драгоценность не могла сравниться с «голубым бриллиантом французской короны», зловеще блиставшим на груди Фуке.

    Прежде всего,  хозяин замка  предложил гостям прогулку между двумя стенами воды, образованными при помощи 50 больших фонтанов и 200 фонтанчиков.  Король был  потрясён, как и все приглашённые.  Кольбер, склонившись к уху короля, нашептывал:

– Сир!  Паркостроитель  Ленотр  жалуется, что в  строящемся Версале почти нет фонтанов – из-за нехватки воды. А здесь такая роскошь!  Я узнавал: дорогостоящие свинцовые трубы для своих  фонтанов  Фуке заказывал в  Англии, они  были вывезены и доставлены во Францию без уплаты таможенных пошлин.

На лице короля мелькнула тень. Он взглянул на  торжествующего Фуке, на камзоле которого  зловеще сверкнул бриллиант. Тот ничего не заметил, увлечённый восхищённой публикой.
 После водяных каскадов последовал осмотр дивных садов и оранжереи.   Среди гостей только и слышались возгласы:

– Ах! О-О-О! Потрясающе! Просто потрясающе! 

   Поражаясь все больше и больше, придворные дошли до апельсиновой оранжереи и возвратились в замок слегка перекусить. Здесь Фуке подарил Людовику его портрет кисти Лебрена, который король принял с видимым удовольствием. Гораздо меньше удовольствия ему доставила картина того же художника, изображавшая Солнце. Светило было помещено в центр небосвода, имеющего форму белки, и символизировало Фуке (впоследствии Людовик присвоит себе эту эмблему, видоизменив ее: солнце на фоне звезд).

    За столом королю прислуживал сам суперинтендант. Изысканность яств, обилие серебряных и золотых сервизов поразили Людовика. Жадно смотря на массивную золотую сахарницу, стоявшую перед ним,   король проговорил:

– Какое прекрасное позолоченное серебро!

– Простите, сир, – поправил его Фуке, – это не позолоченное серебро, это золото.

– В Лувре нет ничего подобного… – процедил сквозь зубы Людовик.

Когда все встали из-за столов, Фуке отвел в сторону Гурвиля, своего ближайшего друга и помощника, и спросил:

– Что гости говорят обо мне?

– Одни говорят, что вы скоро станете первым министром, другие – что затевается большой заговор с целью вас погубить. Скорее всего, последнее.

Гурвиль был недалёк от истины, но Фуке  будто не слышал последней фразы, приглашая  гостей на театральное представление. В конце пихтовой аллеи зрителей ждала огромная раковина; перед началом представления в ней появилась наяда, исполнившая песнь  в честь короля. Затем актеры разыграли комедию «Несносные жеманницы» еще неизвестного при дворе Мольера. Автор сам сыграл одну из ролей.

По окончании комедии показывали балет, затем ночь расцветилась снопами огненных искр фейерверка. Под ослепительное сияние в саду шла беспроигрышная лотерея, каждый билет которой приносил ее участникам бриллиантовые и золотые украшения, дорогие материи, породистых лошадей и  многое другое. На каминах лежали груды золотых монет для желающих играть в карты. Фуке оплачивал все расходы своих гостей. А на груди его переливался синими гранями «голубой француз» – глаз Бхайравы.

   При свете факелов устроили охоту на дичь, которая бегала по аллеям замка. В охоте участвовали и дамы – они лихо гонялись за испуганными животными с пистолетами, заряженными пробковыми шариками.

    Потом состоялся бал. Сам  король танцевал менуэт, и, казалось, выглядел довольным.

 Праздник удался на славу. Переделки в замке, бассейны, парк, сады, лотерея – все это стоило Фуке 18 миллионов ливров. Но главный сюрприз суперинтендант приберегал напоследок. Когда в два часа ночи король подал знак расходиться, Фуке подошел к нему.

 Прошу ваше величество, всемилостивейше принять от меня   этот замок в дар!

Таким эффектным жестом он  надеялся разорвать сеть  интриг вокруг своего имени. Общий вздох изумления пронесся по саду.

– Ох….

 Кольбер  почувствовал, как земля уходит из-под его ног.

Ответ короля поразил всех еще больше:

– Милый Фуке! Я отказываюсь принять замок в подарок, – улыбаясь, а в душе кипя злобой,  громко  произнёс  Людовик.
Король предпочел отобрать его.

Ответ короля поверг в шок всех.  Многие поняли, что  с этого времени Фуке  превратился для короля в  пустое место, в ничто. «Голубой  алмаз короны» внезапно приобрёл красный оттенок.
Король  весь день задыхался от злобы, разглядывая великолепное убранство замка.  Он еле  сдерживал себя.

– Мазарини  экономил на мне! Я  мальчиком часто ходил в заплатках и спал на дырявых простынях!  – думал он,  еле сдерживаясь, чтобы что-нибудь не разбить и не высказать тем самым своих чувств.

Людовик, помня о безрадостном детстве, став королём, окружал себя предметами роскоши.

  Кольбер, этот тёмный ангел, скорее злой дух,  компетентно объяснял ему, что траты Фуке на  окружающую их  обстановку намного   превышает его  доходы.

Голубой бриллиант светился красным светом.

 

Продолжение следует…

Рейтинг: +17 332 просмотра
Комментарии (15)
0 # 19 декабря 2012 в 22:10 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Vilenna Gai # 19 декабря 2012 в 22:33 0
Так вот кто, а вернее что мешало Людовику и его подданным здраво мыслить! super
Ольга Кельнер # 19 декабря 2012 в 23:30 0
очень интересно 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 20 декабря 2012 в 12:21 0
Как велико могущество камней... big_smiles_138
Валентина Попова # 20 декабря 2012 в 15:56 0
Лесть и месть всегда ходят рядом! Чудесный рассказ! live1
Валерий Третьяков # 21 декабря 2012 в 10:33 0
Читается очень легко.Дворцовая интрига накаляется...
Маргарита Шульман # 22 декабря 2012 в 17:02 0
Спасибо, Аннушка! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Прочитала с интересом.
Camilla-Faina # 22 декабря 2012 в 21:22 0
big_smiles_138 Иду дальше.......!
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 4 февраля 2013 в 22:11 0
Удивляет даже такая недальновидность.
Niko Ormihont # 12 марта 2014 в 21:05 0
Анна, вы меня до инфаркта доведёте, резким изменением жанра. laugh А Фуке жалко, столько у него любви к королю, а он... . cry2 Читаю дальше, хоть времени в обрез. Много времени уходит на заработок хлеба насущного, а то бы всё одним духом прочитал. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 12 марта 2014 в 21:14 0
Ничего не поделаешь... smileded
Елена Силкина # 17 марта 2014 в 02:10 0
Супер-интересно. Читаю дальше. Огромное спасибо автору за труд. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Анна Магасумова # 17 марта 2014 в 18:46 0
Спасибо, Елена!
Анна Морион # 14 января 2015 в 10:50 0
Как это просто для короля - отобрать замок другого...
Анна Магасумова # 14 января 2015 в 21:00 0
Это же король! rose