ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Цена дружбы 5 «Потапыч».

 

Цена дружбы 5 «Потапыч».

29 сентября 2012 - Олег Банников
article80350.jpg

 Святая наивность! Можно считать поступок Сережи вовсе не за предательство, а умный тактический ход. Каждому свое. Это было только …начало конца.

 
    Слава моим богам, а вернее друзьям. А их оказалось у меня достаточно. Требуемую сумму удалось достать быстро, даже с избытком. Появился и новый статус и куча подхалимов в придачу.
 
       Когда у человека водятся некоторые средств,  это впечатляет. Особенно, полагаю, «дедов» поразила та оперативность, с которой я сработал.  Свою гордыню или гордость, конечно, пришлось взять в узду. Но пришло, наконец-то,  понимание того, что ДРУГ отдает тебе, НЕ СПРАШИВАЯ «зачем?».
 
          «Потапыч» тоже «отбился» благодаря …МОИМ возможностям. Дело в том, что обещать – не жениться. Волынку-то он потянул, а расплачиваться как-то и не торопился. Просто не имел возможности. А попросить у своих родителей не хотел. Может, так сильно любил, может – боялся. Не мне судить. По его словам, боялся огорчить маму. Ее нервы, сердце, чувства. Может, так оно и было. Но…Возмездие со стороны «статусных» старослужащих висело как дамоклов меч. Обещал, а не платит!
 
       Сережка повинился передо мною. Пообещал все отдать, как только, так сразу. С первой зарплаты. То ли я по-прежнему оставался наивным дураком, то ли мне его было просто жалко. Мы были двое «владимирцев» во всей части. Спина к спине? Чувство ответственности или вины? То ли моя снисходительная привычка все прощать людям? Но я с легким сердцем благословил его. И мы с «Потапычем» стали –  «Слонами», «Фазанами» и «Черпаками» сразу. А заодно и еще пара ребят, с которыми я сошелся в процессе службы.
 
         Но если со мной стало все понятно. И жить намного легче. То Потапову любви и уважения этот статус-кво особо не прибавил. Почему-то, он не воспользовался своими шансами отыграться. А может, теперь ему это просто и не было нужно? Его и так-то недолюбливали за некоторую отчужденность от «солдатского братства», а здесь появились еще и «понты» старослужащего. Для молодых – он был невыносим. Для стариков – тот же «тайсер-вайсер» у них на побегушках, как и прежде. Для своего призыва нелюдим, закрыт, неотзывчив. 
 
       Представьте пустоту одиночества солдата, который общается только с одним человеком? Мне порой кажется, что он даже писем не получал. Но этим человеком, кто с ним общался, был я. А раз рота общалась со мной, то она вынуждена была общаться и с «Потапычем». «Любишь меня – люби и мою собаку», - кажется, так поговаривали индейцы.
 
        Собственно, денег он и мне не спешил отдавать, даже когда мы вернулись домой. А Сережа устроился работать в ковровскую школу учителем физики. Ни с первой зарплаты, ни со второй, ни с десятой. «Вот-вот и сейчас, Бантиков, вот только маме…». Повторяю, в том, что я сделал, не жалел. Так было нужно и правильно. И даже на упреки своих боевых товарищей: «Ты его защищаешь, а он мол...сам-то чего умеет?», отвечал: «Но я-то его друг!»
 
      В конце-концов, моя прекрасная мама, которая была в курсе некоторых событий, у Сергея Потапова, как-то проездом мимо Коврова, поинтересовалась: «Сережа, ты, что не по- товарищески поступаешь? Уже год прошел, а долг не отдаешь? Трудно сейчас всем!». Да  времена были такие. На заводе батя стекло вместо зарплаты получал, вот и выкручивались, реализовывая люстры и хрусталь по организациям. Я в этот момент был в Новосибирске.  Ответ Сережи нужно выбить в граните:
 
- Так вы че, меня ПОЗОРИТЬ сюда приехали?
 
     Моя мама Альбина Леонидовна – львица и не только по гороскопу. Удивить нахальством или наездом ее практически нельзя. Полагаю, что угроза публично все рассказать в «учительской» быстро подействовала. И мама вернулась с деньгами. Теми самыми 200 серебренниками. 
 
- Это должен был сделать я.
- Ты должен был это сделать еще год назад!
 
       И Альбина Леонидовна была как всегда права. Свою гниль не обязательно оправдывать дружбой. В данном случае, мою трусость.
Но «Потапыча» в своей жизни мне видеть больше не пришлось. И, слава богу. Тогда почему я мучаюсь иногда и вспоминаю ЭТОГО человека? Не самого лучшего, но самого дорогого на тот момент жизни.
 
      Зря не верите. Например, мой сосед по кровати справа  - Славян в армии служил только потому, что был вор и насильник. Бонифаций  - идиот и наркоман. Чапа – двухеров водила. Большинство, безусловно любящих свою Родину, храбрых русских солдат. Спецназовцев. «Потычки» и «рексов». Про каждого из них можно написать отдельную историю. 
 
     Но вот, что интересно, чувство «солдатской справедливости»,  в конечном счете, сыграло с Сережей злую шутку. То самое, за что он явно не любил и презирал всех и вся. Я попал в санчасть. Дело плевое. Но через несколько дней появился сияющий Потапов с обходным листком на руках. Его дембелизовали. По мне, и, слава богу. В добрый путь. А вот как рассудила рота:
 
- Вы же вместе призывались? А чтоб тогда не подождать друга? Если не в части, то на вокзале,  снять комнату в Чучково? А Серега?
 
      …Сережку «Потапыча» обрили на лысо в последнюю ночь. Его. «Дедушку -дембеля». Свои же «черпаки» и молодые «духи». Он даже не сопротивлялся.
 
28.09.2012
 

© Copyright: Олег Банников, 2012

Регистрационный номер №0080350

от 29 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0080350 выдан для произведения:

 Святая наивность! Можно считать поступок Сережи вовсе не за предательство, а умный тактический ход. Каждому свое. Это было только …начало конца.

 
    Слава моим богам, а вернее друзьям. А их оказалось у меня достаточно. Требуемую сумму удалось достать быстро, даже с избытком. Появился и новый статус и куча подхалимов в придачу.
 
       Когда у человека водятся некоторые средств,  это впечатляет. Особенно, полагаю, «дедов» поразила та оперативность, с которой я сработал.  Свою гордыню или гордость, конечно, пришлось взять в узду. Но пришло, наконец-то,  понимание того, что ДРУГ отдает тебе, НЕ СПРАШИВАЯ «зачем?».
 
          «Потапыч» тоже «отбился» благодаря …МОИМ возможностям. Дело в том, что обещать – не жениться. Волынку-то он потянул, а расплачиваться как-то и не торопился. Просто не имел возможности. А попросить у своих родителей не хотел. Может, так сильно любил, может – боялся. Не мне судить. По его словам, боялся огорчить маму. Ее нервы, сердце, чувства. Может, так оно и было. Но…Возмездие со стороны «статусных» старослужащих висело как дамоклов меч. Обещал, а не платит!
 
       Сережка повинился передо мною. Пообещал все отдать, как только, так сразу. С первой зарплаты. То ли я по-прежнему оставался наивным дураком, то ли мне его было просто жалко. Мы были двое «владимирцев» во всей части. Спина к спине? Чувство ответственности или вины? То ли моя снисходительная привычка все прощать людям? Но я с легким сердцем благословил его. И мы с «Потапычем» стали –  «Слонами», «Фазанами» и «Черпаками» сразу. А заодно и еще пара ребят, с которыми я сошелся в процессе службы.
 
         Но если со мной стало все понятно. И жить намного легче. То Потапову любви и уважения этот статус-кво особо не прибавил. Почему-то, он не воспользовался своими шансами отыграться. А может, теперь ему это просто и не было нужно? Его и так-то недолюбливали за некоторую отчужденность от «солдатского братства», а здесь появились еще и «понты» старослужащего. Для молодых – он был невыносим. Для стариков – тот же «тайсер-вайсер» у них на побегушках, как и прежде. Для своего призыва нелюдим, закрыт, неотзывчив. 
 
       Представьте пустоту одиночества солдата, который общается только с одним человеком? Мне порой кажется, что он даже писем не получал. Но этим человеком, кто с ним общался, был я. А раз рота общалась со мной, то она вынуждена была общаться и с «Потапычем». «Любишь меня – люби и мою собаку», - кажется, так поговаривали индейцы.
 
        Собственно, денег он и мне не спешил отдавать, даже когда мы вернулись домой. А Сережа устроился работать в ковровскую школу учителем физики. Ни с первой зарплаты, ни со второй, ни с десятой. «Вот-вот и сейчас, Бантиков, вот только маме…». Повторяю, в том, что я сделал, не жалел. Так было нужно и правильно. И даже на упреки своих боевых товарищей: «Ты его защищаешь, а он мол...сам-то чего умеет?», отвечал: «Но я-то его друг!»
 
      В конце-концов, моя прекрасная мама, которая была в курсе некоторых событий, у Сергея Потапова, как-то проездом мимо Коврова, поинтересовалась: «Сережа, ты, что не по- товарищески поступаешь? Уже год прошел, а долг не отдаешь? Трудно сейчас всем!». Да  времена были такие. На заводе батя стекло вместо зарплаты получал, вот и выкручивались, реализовывая люстры и хрусталь по организациям. Я в этот момент был в Новосибирске.  Ответ Сережи нужно выбить в граните:
 
- Так вы че, меня ПОЗОРИТЬ сюда приехали?
 
     Моя мама Альбина Леонидовна – львица и не только по гороскопу. Удивить нахальством или наездом ее практически нельзя. Полагаю, что угроза публично все рассказать в «учительской» быстро подействовала. И мама вернулась с деньгами. Теми самыми 200 серебренниками. 
 
- Это должен был сделать я.
- Ты должен был это сделать еще год назад!
 
       И Альбина Леонидовна была как всегда права. Свою гниль не обязательно оправдывать дружбой. В данном случае, мою трусость.
Но «Потапыча» в своей жизни мне видеть больше не пришлось. И, слава богу. Тогда почему я мучаюсь иногда и вспоминаю ЭТОГО человека? Не самого лучшего, но самого дорогого на тот момент жизни.
 
      Зря не верите. Например, мой сосед по кровати справа  - Славян в армии служил только потому, что был вор и насильник. Бонифаций  - идиот и наркоман. Чапа – двухеров водила. Большинство, безусловно любящих свою Родину, храбрых русских солдат. Спецназовцев. «Потычки» и «рексов». Про каждого из них можно написать отдельную историю. 
 
     Но вот, что интересно, чувство «солдатской справедливости»,  в конечном счете, сыграло с Сережей злую шутку. То самое, за что он явно не любил и презирал всех и вся. Я попал в санчасть. Дело плевое. Но через несколько дней появился сияющий Потапов с обходным листком на руках. Его дембелизовали. По мне, и, слава богу. В добрый путь. А вот как рассудила рота:
 
- Вы же вместе призывались? А чтоб тогда не подождать друга? Если не в части, то на вокзале,  снять комнату в Чучково? А Серега?
 
      …Сережку «Потапыча» обрили на лысо в последнюю ночь. Его. «Дедушку -дембеля». Свои же «черпаки» и молодые «духи». Он даже не сопротивлялся.
 
28.09.2012
 
Рейтинг: +2 467 просмотров
Комментарии (2)
Маруся Гопп # 30 сентября 2012 в 09:16 0
hurtrazb Грустная история!!!
Наталья Исаева # 3 октября 2012 в 19:02 0
Прекрасный рассказ, Олег!!! А по поводу того, почему ты его вспоминаешь и сейчас, то думаю, были у вас похожие, возможно, скрытые черты, которые тебе самому не нравились, и о которых ты мог не подозревать, и этот напарник тебе был дан для того, чтобы ты смог это понять, и измениться. Так что всё было к лучшему. Хотя два года, что вы провели вместе, тоже многое значат. Спасибо за откровение!!! С теплом. Наташа.