ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → 19 - Белочка прискакала. Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

19 - Белочка прискакала. Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

28 июня 2020 - Виктор Тарасов
article476056.jpg
Озвучка, фотошоп, видео - Виктор Тарасов

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.



155? г.

- Ну, всё, бляха-муха, «белочка» прискакала, - еле прошелестели побелевшие губы индейца.
Он оглянулся назад, пляжа не было. Не было вообще ничего из того мира, где ему пришлось, только что, пить, гулять и веселиться с друзьями. На том месте, откуда он въехал в камень, находилась совершенно гладкая стена.

Жека вытянул из бутылки пробку, сделанную из пучка соломы, хлебанул пару огромных глотков хмельного пойла и немного придя в себя, оглядел место, в которое его занесла неведомая сила.

Пол выглядел гладким, точно из стекла. Стены плавно переходили в потолок. А точнее, помещение можно было бы назвать полусферой шара. Вокруг лился белесый свет, словно светящийся туман, хотя светильников нигде не наблюдалось. У Джо в глазах рябило от огоньков, разбросанных по секторам. Возле каждого огонька лежала маленькая коробка, непонятного назначения. Всё, что его окружало, индеец видел в бредовом состоянии, потому что был пьян в стельку. Он попытался приподняться, неловко опёрся на локоть и упал, попав рукой на огонёк-кнопку. Под ним опять всё затряслось, стены растворились и Джо, стараясь удержаться, ухватился за коробочку. Всё было тщетно, парень снова оказался на воле. Но, что это была за воля! Не пожелаешь и врагу.

Во-первых – стояла зима, во-вторых – мела страшной силы метель! Уже от одного этого, можно свихнуться напрочь! Из лета, сразу попасть в зиму, да ещё вместо ночи, по всей видимости, был день. Не каждая психика сможет выдержать такой удар. Мало того, перед носом индейца стояла настоящая карета с полозьями, запряжённая парой лошадей. Рядом находились ещё две повозки, похожие на сани-розвальни, до верху набитые сундуками. Джо провёл тыльной стороной ладони по вспотевшему лбу.

- Мать моя, женщина! Я, что же, совсем спятил?
Он уставился на коробочку, зажатую в кулаке. Маленькая вещица согревала руку, мерцая голубоватым светом.
- А это ещё, что за хреновина?

И тут, в его памяти всплыло, внутри камня, этих коробочек находилось великое множество. Джо положил светящийся квадратик в карман брюк и решился заглянуть в карету. К тому же, он начал уже дрожать от холода. Открыв дверцу, забрался внутрь, плюхнулся на сиденье и обмер... Напротив него сидел человек. В высокой меховой шапке, в бобровой шубе, бородатый. И, что больше всего поразило индейца, так это стрела, торчащая из плеча незнакомца.

- Ядрёна корень! - хрипло выдавил Жека, - Здесь кино, что ли, снимают? - он высунулся из кареты в надежде увидеть людей, но вокруг, только завывал ветер, да мела позёмка, - Бляха-муха, как на Марсе нахожусь. А может меня посетил алкогольный кошмар? Ведь прибегал же ко мне мой сосед Джордж, говорил, что его черти ногами пинают. А может у меня какие-нибудь особенные глюки?

Решив снять с себя все сомнения, Джо протянул руку, потрогал мужика за нос. Нос оказался настоящим и тёплым, к тому же, дяденька застонал, открыв глаза. У индейца, от неожиданности и страха, ослаб мочевой пузырь, по ногам потекли тёплые струйки.

- Ну, всё, теперь мне полный кирдык! - Джо, ребром ладони, провёл себя по горлу.
-Ты кто, отрок? Никак, архангелом будешь? - с трудом произнёс незнакомец.
Парень вздрогнул.
- Нет, я индеец Джо. То есть, Женя Шумалый, - чуть слышно промямлил он.

- Шо малый, я и так вижу. Ведь, не девка же? - мужик поморщился, потрогав плечо, - Так я, значит, ещё не на небесах?
- Причём тут небо? - подумал Джо, - Он лётчик, что ли? Да нет. Уж больно не похож. И говорит-то на хрен знает каком языке, как при Царе-Горохе.

- Жив, стало быть, ещё? - голос мужчины, снова вернул индейца в реальную действительность.
- Конечно живой, - успокоил парень, - Ведь мёртвые не говорят.

Незнакомец поморщился, схватившись за плечо.
- Да, что вы всё с этой стрелой мучаетесь? - участливо спросил индеец, - Или здесь картину снимают какую? Тогда, где массовка?

- Картина... Картина... - бормотал мужик, что-то вспоминая, - А-а, парсуна! - догадался он, - Нет, я не богомаз. Разве ты не видишь, хороняка, что я знатный боярин?

- Ну, бляха-муха! - осмелел Джо, - Ты, никак, пьяный. Бояр-то, уж лет триста, как нет.
- Ты, что мелешь, окаянный? А я, кто?
- А кто ж тебя знает?

- Меня, все знают. Сам, государь-батюшка, меня к себе призвал.
Индеец засмеялся:
- Это, что же, сам, Леонид Ильич Брежнев тебя пригласил? Ты, видать, браги крепко наглотался, раз так хорошо в роль вошёл.

- Ты, отрок, может чужеземец какой? Плохо, что-то, я твой говор понимаю. А вот от браги, я бы не отказался.

- Это мы мигом, - обрадовался Джо, доставая бутылку. - Эка, посудина какая! - восторгаясь, удивился мужчина. Приложившись к горлышку, и, проглотив крепкую жидкость, закашлялся:
- Эге! Да не яд ли это?

- Какой яд? - парень отпил почти полбутылки, - Видишь, я же пью.
- Уж очень крепкая твоя брага. Зело борзо в голову ударяет! - заметно захмелел бородач.
- Всякую дрянь не держим, - похвалился Джо.

Мужик потрогал плечо:
- Эка, как меня!
- Выкинь ты эту стрелу! Что ты с ней, как с малым дитём валандаешься?
- Дык, она во мне сидит. Больно!
- Да ну тебя, хватит дурака строить! - разозлился индеец.

Он ухватился за древко стрелы и рванул, что есть мочи. Мужчина дико заревел и повалился на бок, потеряв сознание. Джо с изумлением смотрел то на него, то на стрелу. Железное остриё было всё в крови.
- Твой рот, ниже носа! - выругался он.

Распахнув шубу, увидел большое кровавое пятно на белой рубахе. Разодрал рукав. В плече мужика зияла рваная рана, из которой струилась кровь.
- Где же он эту мутату подцепил? Обеззаразить надо, как-то, да перевязать.

Не долго думая, ливанул из бутылки на рану. Жидкость сильно зашипела, запузырилась, словно перекись водорода, и развороченное мясо на плече, стало быстро затягиваться. Не прошло даже и минуты, как на том месте, где лилась кровь, не осталось ни малейшего намёка на страшное ранение.

- Ети её мать! - обалдел индеец, - Вода-то, живая. Прямо, сказка!
Он схватился за голову, задрожал, словно в ознобе, и залился как маленький ребёнок, в захлёбывающем плаче. Стуча себя то по коленям, то по голове, Жека исступлённо орал:
- Ну, не может этого быть! Не может!

Из истерики его вывел голос мужика.
- Ты чего дрожишь, отрок? Никак озяб? На-ко, накинь на себя.
Джо, открыв глаза, увидел сшитую из соболей накидку. Боярин одной рукой держал меха, а другой – ощупывал своё плечо, с изумлением во взгляде.

- Ты, никак, демон? - спросил с еле скрытым в голосе страхом, - То-то, я гляжу, одёжа на тебе не наша. Голый ты, какой-то! И бороды нет у тебя, и усов... - он распахнул другую полу своей шубы и выхватил здоровенный кинжал.

- Что ты, что ты! - испугался Джо, - Врач я... То есть, лекарь. Ой, мама моя! Ну, знахарь... Понимаешь?
Боярин чуть утих:
- Колдун, что ли? Ворожить умеешь?
- Умею, умею, - заторопился в словах индеец, - А то стал бы я тебя от стрелы избавлять.

- И то верно, - успокоился дяденька, - Откуда же тебя занесло?
- А-а... Оттуда, - неопределённо махнул рукой Джо, - Ну, а ты-то, что тут делаешь?
- Царь-батюшка меня к себе призвал, служить еду.

- Вот, заладил. Царь, да царь. Я, что тебе, дурак?
- А кто ж ты? - усмехнулся боярин, - Дурак и есть. Разве умный человек так оденется, как ты?

-Мы, советские люди, все так одеваемся, - с гордостью ответствовал Жека.
- Свитские? Так ты, из чьей-нибудь свиты? Ну и выговор у тебя, прости меня господи! Прямо, хоть толмача приглашай.

- Да из какой свиты? Советский я! Русский! Разумеешь ты, или нет? - и тихо бесясь, в полголоса ругнулся, - Чучундра бородатая.
- Дык, какой же ты русский, ежели одёжа у тебя бусурманская? - упорствовал мужик.

- А ты, блин, как будто не здесь живёшь, - ехидно скорчив рожу, сказал Джо, - Как же, по-твоему, я должен одеваться?
- А вот, как я, - приосанился дядя, - Ежели, конечно, ты боярин.
- Ну, какие бояре? Посмотри, какой век-то на дворе?
- А какой век? Знамо, шашнадцатый.

- Так! - индеец хлопнул себя по коленке, - Счас мы вот это, - мотнул бутылкой, - Допьём, и решим, кто из нас больше пьян.
Боярин охотно согласился. Они по очереди приложились к хмельному. Бородач, снова задохнулся от крепкого напитка.

-Что же это за брага, такая ядрёная? - еле проговорил он, - Я, отродясь крепче не пробовал.
- О-о, - Джо, пьяно наклонил голову на бок, и проникновенно сказал, - Я, такую, каждый день пью.

- А, что же мы не закусываем? - прилично окосев, засуетился, вертясь во все стороны, боярин, - Вот! - и вытащил, на свет божий, полуведерный бочонок, снял с него крышку, протянул индейцу, - Ешь!

Джо, сунув руку во внутрь, вынул полную ладонь красных масляных шариков.
- Это, что, кровь? - брезгливо поморщился он.
- Дурак! - сказал, как отрезал, мужик, громко рыгнув, - Это икра рыбья.

Парень попробовал кушанье:
- Ё, моё, вкуснотища-то! Я, такое, ни разу не ел.
- Ага! - обрадовался боярин, - А я, вот, каждый день ем, - и, довольный, захохотал.

- Стой, стой, - Жека нетрезво покачал указательным пальцем перед боярским носом, - Тебя, как зовут-то?
- Симеон.

- Симеон, - передразнил Джо и, рассмеявшись, помотал опущенной головой, - Симеон, - повторил сквозь смех, - Сказал бы, прямо, без закидонов – Семён. Сенька, значит.

- Ну, можно и так, - согласился боярин, ничуть не обидевшись.



 

© Copyright: Виктор Тарасов, 2020

Регистрационный номер №0476056

от 28 июня 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0476056 выдан для произведения: Озвучка, фотошоп, видео - Виктор Тарасов

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.



155? г.

- Ну, всё, бляха-муха, «белочка» прискакала, - еле прошелестели побелевшие губы индейца.
Он оглянулся назад, пляжа не было. Не было вообще ничего из того мира, где ему пришлось, только что, пить, гулять и веселиться с друзьями. На том месте, откуда он въехал в камень, находилась совершенно гладкая стена.

Жека вытянул из бутылки пробку, сделанную из пучка соломы, хлебанул пару огромных глотков хмельного пойла и немного придя в себя, оглядел место, в которое его занесла неведомая сила.

Пол выглядел гладким, точно из стекла. Стены плавно переходили в потолок. А точнее, помещение можно было бы назвать полусферой шара. Вокруг лился белесый свет, словно светящийся туман, хотя светильников нигде не наблюдалось. У Джо в глазах рябило от огоньков, разбросанных по секторам. Возле каждого огонька лежала маленькая коробка, непонятного назначения. Всё, что его окружало, индеец видел в бредовом состоянии, потому что был пьян в стельку. Он попытался приподняться, неловко опёрся на локоть и упал, попав рукой на огонёк-кнопку. Под ним опять всё затряслось, стены растворились и Джо, стараясь удержаться, ухватился за коробочку. Всё было тщетно, парень снова оказался на воле. Но, что это была за воля! Не пожелаешь и врагу.

Во-первых – стояла зима, во-вторых – мела страшной силы метель! Уже от одного этого, можно свихнуться напрочь! Из лета, сразу попасть в зиму, да ещё вместо ночи, по всей видимости, был день. Не каждая психика сможет выдержать такой удар. Мало того, перед носом индейца стояла настоящая карета с полозьями, запряжённая парой лошадей. Рядом находились ещё две повозки, похожие на сани-розвальни, до верху набитые сундуками. Джо провёл тыльной стороной ладони по вспотевшему лбу.

- Мать моя, женщина! Я, что же, совсем спятил?
Он уставился на коробочку, зажатую в кулаке. Маленькая вещица согревала руку, мерцая голубоватым светом.
- А это ещё, что за хреновина?

И тут, в его памяти всплыло, внутри камня, этих коробочек находилось великое множество. Джо положил светящийся квадратик в карман брюк и решился заглянуть в карету. К тому же, он начал уже дрожать от холода. Открыв дверцу, забрался внутрь, плюхнулся на сиденье и обмер... Напротив него сидел человек. В высокой меховой шапке, в бобровой шубе, бородатый. И, что больше всего поразило индейца, так это стрела, торчащая из плеча незнакомца.

- Ядрёна корень! - хрипло выдавил Жека, - Здесь кино, что ли, снимают? - он высунулся из кареты в надежде увидеть людей, но вокруг, только завывал ветер, да мела позёмка, - Бляха-муха, как на Марсе нахожусь. А может меня посетил алкогольный кошмар? Ведь прибегал же ко мне мой сосед Джордж, говорил, что его черти ногами пинают. А может у меня какие-нибудь особенные глюки?

Решив снять с себя все сомнения, Джо протянул руку, потрогал мужика за нос. Нос оказался настоящим и тёплым, к тому же, дяденька застонал, открыв глаза. У индейца, от неожиданности и страха, ослаб мочевой пузырь, по ногам потекли тёплые струйки.

- Ну, всё, теперь мне полный кирдык! - Джо, ребром ладони, провёл себя по горлу.
-Ты кто, отрок? Никак, архангелом будешь? - с трудом произнёс незнакомец.
Парень вздрогнул.
- Нет, я индеец Джо. То есть, Женя Шумалый, - чуть слышно промямлил он.

- Шо малый, я и так вижу. Ведь, не девка же? - мужик поморщился, потрогав плечо, - Так я, значит, ещё не на небесах?
- Причём тут небо? - подумал Джо, - Он лётчик, что ли? Да нет. Уж больно не похож. И говорит-то на хрен знает каком языке, как при Царе-Горохе.

- Жив, стало быть, ещё? - голос мужчины, снова вернул индейца в реальную действительность.
- Конечно живой, - успокоил парень, - Ведь мёртвые не говорят.

Незнакомец поморщился, схватившись за плечо.
- Да, что вы всё с этой стрелой мучаетесь? - участливо спросил индеец, - Или здесь картину снимают какую? Тогда, где массовка?

- Картина... Картина... - бормотал мужик, что-то вспоминая, - А-а, парсуна! - догадался он, - Нет, я не богомаз. Разве ты не видишь, хороняка, что я знатный боярин?

- Ну, бляха-муха! - осмелел Джо, - Ты, никак, пьяный. Бояр-то, уж лет триста, как нет.
- Ты, что мелешь, окаянный? А я, кто?
- А кто ж тебя знает?

- Меня, все знают. Сам, государь-батюшка, меня к себе призвал.
Индеец засмеялся:
- Это, что же, сам, Леонид Ильич Брежнев тебя пригласил? Ты, видать, браги крепко наглотался, раз так хорошо в роль вошёл.

- Ты, отрок, может чужеземец какой? Плохо, что-то, я твой говор понимаю. А вот от браги, я бы не отказался.

- Это мы мигом, - обрадовался Джо, доставая бутылку. - Эка, посудина какая! - восторгаясь, удивился мужчина. Приложившись к горлышку, и, проглотив крепкую жидкость, закашлялся:
- Эге! Да не яд ли это?

- Какой яд? - парень отпил почти полбутылки, - Видишь, я же пью.
- Уж очень крепкая твоя брага. Зело борзо в голову ударяет! - заметно захмелел бородач.
- Всякую дрянь не держим, - похвалился Джо.

Мужик потрогал плечо:
- Эка, как меня!
- Выкинь ты эту стрелу! Что ты с ней, как с малым дитём валандаешься?
- Дык, она во мне сидит. Больно!
- Да ну тебя, хватит дурака строить! - разозлился индеец.

Он ухватился за древко стрелы и рванул, что есть мочи. Мужчина дико заревел и повалился на бок, потеряв сознание. Джо с изумлением смотрел то на него, то на стрелу. Железное остриё было всё в крови.
- Твой рот, ниже носа! - выругался он.

Распахнув шубу, увидел большое кровавое пятно на белой рубахе. Разодрал рукав. В плече мужика зияла рваная рана, из которой струилась кровь.
- Где же он эту мутату подцепил? Обеззаразить надо, как-то, да перевязать.

Не долго думая, ливанул из бутылки на рану. Жидкость сильно зашипела, запузырилась, словно перекись водорода, и развороченное мясо на плече, стало быстро затягиваться. Не прошло даже и минуты, как на том месте, где лилась кровь, не осталось ни малейшего намёка на страшное ранение.

- Ети её мать! - обалдел индеец, - Вода-то, живая. Прямо, сказка!
Он схватился за голову, задрожал, словно в ознобе, и залился как маленький ребёнок, в захлёбывающем плаче. Стуча себя то по коленям, то по голове, Жека исступлённо орал:
- Ну, не может этого быть! Не может!

Из истерики его вывел голос мужика.
- Ты чего дрожишь, отрок? Никак озяб? На-ко, накинь на себя.
Джо, открыв глаза, увидел сшитую из соболей накидку. Боярин одной рукой держал меха, а другой – ощупывал своё плечо, с изумлением во взгляде.

- Ты, никак, демон? - спросил с еле скрытым в голосе страхом, - То-то, я гляжу, одёжа на тебе не наша. Голый ты, какой-то! И бороды нет у тебя, и усов... - он распахнул другую полу своей шубы и выхватил здоровенный кинжал.

- Что ты, что ты! - испугался Джо, - Врач я... То есть, лекарь. Ой, мама моя! Ну, знахарь... Понимаешь?
Боярин чуть утих:
- Колдун, что ли? Ворожить умеешь?
- Умею, умею, - заторопился в словах индеец, - А то стал бы я тебя от стрелы избавлять.

- И то верно, - успокоился дяденька, - Откуда же тебя занесло?
- А-а... Оттуда, - неопределённо махнул рукой Джо, - Ну, а ты-то, что тут делаешь?
- Царь-батюшка меня к себе призвал, служить еду.

- Вот, заладил. Царь, да царь. Я, что тебе, дурак?
- А кто ж ты? - усмехнулся боярин, - Дурак и есть. Разве умный человек так оденется, как ты?

-Мы, советские люди, все так одеваемся, - с гордостью ответствовал Жека.
- Свитские? Так ты, из чьей-нибудь свиты? Ну и выговор у тебя, прости меня господи! Прямо, хоть толмача приглашай.

- Да из какой свиты? Советский я! Русский! Разумеешь ты, или нет? - и тихо бесясь, в полголоса ругнулся, - Чучундра бородатая.
- Дык, какой же ты русский, ежели одёжа у тебя бусурманская? - упорствовал мужик.

- А ты, блин, как будто не здесь живёшь, - ехидно скорчив рожу, сказал Джо, - Как же, по-твоему, я должен одеваться?
- А вот, как я, - приосанился дядя, - Ежели, конечно, ты боярин.
- Ну, какие бояре? Посмотри, какой век-то на дворе?
- А какой век? Знамо, шашнадцатый.

- Так! - индеец хлопнул себя по коленке, - Счас мы вот это, - мотнул бутылкой, - Допьём, и решим, кто из нас больше пьян.
Боярин охотно согласился. Они по очереди приложились к хмельному. Бородач, снова задохнулся от крепкого напитка.

-Что же это за брага, такая ядрёная? - еле проговорил он, - Я, отродясь крепче не пробовал.
- О-о, - Джо, пьяно наклонил голову на бок, и проникновенно сказал, - Я, такую, каждый день пью.

- А, что же мы не закусываем? - прилично окосев, засуетился, вертясь во все стороны, боярин, - Вот! - и вытащил, на свет божий, полуведерный бочонок, снял с него крышку, протянул индейцу, - Ешь!

Джо, сунув руку во внутрь, вынул полную ладонь красных масляных шариков.
- Это, что, кровь? - брезгливо поморщился он.
- Дурак! - сказал, как отрезал, мужик, громко рыгнув, - Это икра рыбья.

Парень попробовал кушанье:
- Ё, моё, вкуснотища-то! Я, такое, ни разу не ел.
- Ага! - обрадовался боярин, - А я, вот, каждый день ем, - и, довольный, захохотал.

- Стой, стой, - Жека нетрезво покачал указательным пальцем перед боярским носом, - Тебя, как зовут-то?
- Симеон.

- Симеон, - передразнил Джо и, рассмеявшись, помотал опущенной головой, - Симеон, - повторил сквозь смех, - Сказал бы, прямо, без закидонов – Семён. Сенька, значит.

- Ну, можно и так, - согласился боярин, ничуть не обидевшись.



 
 
Рейтинг: 0 54 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!