" Загадочное" ( Рассказ)

11 ноября 2014 - Виктор Вологжин

«Загадочное».  (Рассказ)

- Рыбалкой увлекался с детства. Считаю, что рыбаком стал, когда поймал тайменя – рассказывал Павел в кругу рыбаков.

- Знаете, как хотелось поймать крупную рыбу, да ещё на горной речке.

- Хотите, расскажу?

Однажды перед отпуском разговорились с приятелем о рыбалке. Владимир Николаевич поделился. Как в прошлом году был на такой, что и во сне не снилось. Разве по телевизору и то за семи морями.

По его словам ленок и хариус там почти на голый крючок берутся. Отдельные экземпляры достигают до 3-х кг и развёл руками – « во «.

 На следующий день, чтобы не быть голословным принёс фотографии. Действительно, он в окружении кучи рыбы самодовольно поглядывал в сторону объектива.

- Вот – и протянул снимок, где удерживал в руках большущего тайменя.

- Килограмм 20 будет – определил я.

- 22 кг – взвешивали.

Засмущавшись, пояснил:

-Не мой. Приятель для памяти сфотал - и стал рассказывать о поездке.

- Паша, короче махни на недельку. Тем более на твоём внедорожнике проехать можно. Палатку, лишние прибамбасы не бери. Там жильё есть. Я позвоню своему земляку – «аборигену» вместе и порыбачите. Скоро кета пойдёт, а там её икромёты. Вот и устремятся к ним полчища ленка, хариуса и таймень там крутиться будет.

 Отведёшь свою душу вволю. Рыбалка на выбор. Есть же у нас ещё такие места – задумчиво произнёс он.

- Может там, и встретишь свою «Госпожу Удачу».

« Городскому» многое покажется необычным. Не расслабляйся и не удивляйся необычному, загадочному. Потом поймёшь и сам загадочно усмехнулся.

Последний аргумент отбросил все сомнения.

На следующий день  Владимир Николаевич принёс эскиз маршрута, подробно объяснив по карте план поездки, и пообещал связаться по телефону с приятелем – «аборигеном».

- Василий человек надёжный. Селяне дали ему прозвище « Тугодум». Он больше молчит. Зато своему слову хозяин. Водочку любит, да и кто её на окраинах России не любит. Работы нет, вот мужики безработицу на самогон, меняют. Да, кстати, звонил мне, просил леску ему прислать крепкую.

Какое – то чудище появилось в реке. Блёсна, воблеры, крючки на закидушках всё обрывает. Ни какая леска не выдерживает, рвётся. Сети ставили - порвал. Да ещё в насмешку на глазах рыбаков, птиц летающих над водой в прыжке ловит. Здоровый тайменище живёт.

-Вот возьми да поймай. Глядишь «Госпожа Удача» к тебе пожалует. Тем более место зовётся «Загадочное».

Выехал пораньше. На ночлег остановился у какого – то хрустального родничка. Весело, беззаботно тот всю ночь, что- то рассказывал свои истории.

 Ближе к вечеру полуразрушенный мостик с трудом пропустил его «Сафари» через глубокую, мутную, небольшую речку.

- Да, какие здесь могут быть таймени, усмехнулся он.

- Гольяны и те перевелись давно. Лягушек даже не слыхать.

Показалось село. Полуразрушенные избы, усадьбы, вросшие в землю,        заросшие бурьяном, обширные поля вызывали тоску и обиду за бесхозяйственность. Ему даже показалось, что каждый дом, усадьба, огород хотят высказать свою боль, обиду за эту разруху.

Село словно вымерло. Большинство домов было заколочено или разобрано. Современные тарелки антенн, да глуховатый гул дизель - генератора напоминал о цивилизации села. Кое – где из дворов слышался ленивый пай собак, да кудахтанье кур.

    На отшибе, на бугорке приезжих с недоумением встречало обновлённое зданьице, напоминающее сказочный теремок. Новая пристройка пояснила, что здесь должна находиться «верховная власть».  Заслышав шум мотора, на обочину высыпала стайка кур и  загадочно уставилась на приближающий автомобиль.

Навстречу шла девушка. В джинсах, заправленных в резиновые сапожки. В светло – голубом свитере, облегающим бюст, среди этой затухающей, сельской жизни она выглядела необычно..Тугие, плотные, крутые груди смело выпирали из свитера. Дерзкая, упрямая чёлка, переходящая в льняные локоны, выдавала упрямый, независимый характер. Даже джинсы, заправленные в сапожки как – то по - особому, подчёркивали стройность и грациозность фигуры. На миг представил её рядом, не здесь в глуши, а в городе, в театре.  Сердце заныло.

Остановился. Вышел.

- Добрый день!

 - Простите. Не подскажите – село Загадочное?

Она удивлённо взглянула на меня, потом на машину.  Улыбка скользнула по лицу и остановилась на чуть припухших губах и насмешливо, нараспев ответила:

- Подскажу. Да - Загадочное!. Это, Вы, тот « Великий Рыбак», что приехал выловить нашу местную «достопримечательность».

-Что! Попробуйте! Раз, Вы, такой!.

- Удочку – то хоть держали?  - и загадочно заглянула ему в глаза.

Светло – голубые, вернее, зеленоватые они поглотили его. Он растерялся, потерялся в них.

- Что со мной происходит? – мелькнула мысль.

- Какое – то колдовство … Почему я молчу…

Наконец, опомнившись, набрав шутливый тон, промямлил.

- А. Вы, не желаете? Вместе может и получится?

Она усмехнулась :

- Однажды уже получилось… Идите. Вас  Тугодум уже ждёт. Вон мужчина забор чинит. Лучше бы помогли ему вместо рыбалки забор поставить и повернулась идти.

- Постойте! Звать – то Вас как? – прошептал Павел.

Она расслышала и повернулась:

- А, разве мы не знакомы?

- Нет – и уставился на неё.

- Татьяна –  протянула руку.

Взгляды их встретились.

- Паша – растеряно и невнятно произнёс он. Потом поправился

- Павел - оба рассмеялись.

И сразу стена отчуждений, настороженности исчезла.

- Простите, Павел, мне больно. Вы, как медведь сжали  ладонь. Мне надо идти. Сделав несколько шагов, повернулась, и помахав ладошкой, прокричала:

 -Пока. Пока, Ни хвоста! Ни чешуи! Удачи!

  - Где же я её видел? Ну, где? Эти глаза, необыкновенный говор. Может во сне? И, правда, начались загадки.

Вдруг его кто – то потянул за рукав. Оглянулся. Сзади стоял темно -коричневый, с белым пятном на лбу полугодовалый  бычок. Дотянувшись до тенниски, пытался понять её вкус.

 - Пошёл отсюда! Нашёл место для знакомства.

Тот недоумённо из под лобья взглянул, глухо промычал и возмущённый последовал дальше.

Джип подрулил к угловому дому.

- Здравствуйте! Вам звонили?

Мужчина, молча, кивнул головой

- Я – Павел. Владимир Николаевич передал Вам пакет.

- Чё, кричишь! Не глухой знать. Не суетись. Пойдём в дом. Ехал- то долгонько. Здесь ещё с Танькой балясы развёл.

- Чё? Встречались, поди раньше?

- Да.

 - Мотри у меня. Девка она путная. Одна тут такая. Не чета этим свирестелкам. Крутят  задницами перед каждым. Потом – пшик, и с наследышем остаются.

- Ты – то, Василий , что за неё печёшься?

- Племянница моя. И красавица, и умница, и учёная. Институт заочно окончила, а вот одна. И глубоко вздохнул.

И тогда Павел вспомнил и сейчас решил поделиться своей тайной.

- Знаком давно,  но общаться не приходилось. На моём выпускном познакомились. Ошарашила дикая козочка своей красотой и скромностью. От диплома, от вспыхнувших чувств набрался на радостях с друзьями до чёртиков. Обещал звонить, писать, телефон взял. На завтра всё в тумане. Где – то дня через три пытался звонить, но бесполезно. Или трубку не брала, или не хотела. Понравилась мне она.

- Да и, ты, ей тогда видно понравился. Вернулась задумчивая, не весёлая. Зазвонит телефон, сама не в себе, летит к нему. Всё больше молчит. Словно подменили её. Жена и говорит: -

 Влюбилась наша Татьяна – Это дело нам знамо!

Вот она разгадка, никакая она не колдунья. Просто прелестная лесная фея. Теперь он поверил, что поездка, встреча, рыбалка и вся ниточка случайностей придут к хорошему концу.

 Вошли в дом. Хозяйка хлопотала у плиты.

- Проходите. Сидайте, сидайте сразу к столу. С утра Тугодум Вас поджидает. Сам хотел порыбачить, да радикулит – поясница замучила. Совсем мужик   извёлся. К врачам бы в город надо, но с деньгами….

На столе из чашки подмигивали малосольные огурчики, помидоры. На плите шкворчало сало. Пахло жареной картошкой.

Павел достал из рюкзака колбасу, сыр, баночку шпрот, тушёнку, булку белого хлеба. Мария Николаевна всплеснула руками:

- Да, куда же столько?

Тушёнку, хлеб отодвинула в сторону:

Заберите, пригодится. Я Вам ещё положу  овощей, картошки.

- А я,  Мария Николаевна,  гостинцы привёз - и выложил на стол  банку кофе, цветастый платок, ребятишкам коробку конфет, печенье и удочку.

Взглянув на Василия, с интересом наблюдающего за процедурой, подал ему пол - литровую бутылку водки.

- А, это нам – поставил вторую на стол.

Лицо Василия преобразилось. Весело взглянув на жену, скомандовал:

- За стол!

За разговорами бутылка незаметно опустела. Тугодум хотел открыть  «подарочную». Павел жестом остановил его.

- У меня есть. Я в отпуске.

- Тугодум – проговорила Мария Николаевна  

- Пока в норме сходил бы к Никодимычу.

- Да, пошто идти. Я вечора говорил с робятами. Они согласны. Пойдут «в острова», на старый табор. Пашка пойдёт вместо меня.

Появились 2 белоголовых мальчугана.

- Батя! Там Никодимыч с мужиками велел передать – завтра с утра, часиков в 8  « в острова». Если городской приехал, то пусть будет готов..

- Я им сказал - солидно продолжал старший - что  Вы в полной экипировке, с большим рюкзаком и сумкой. Они обрадовались.

- Коли с сумкой, да если в ней побрякивает, то хоть до обеда ждать будем.

- Дядя, а, Вы, в самом деле, водку прихватили – спросил другой брат.

- Прихватил, прихватил, не переживай. Всё будет в норме.

- Павел Геннадиевич, пожалуйста, много сразу не давайте.

- Они, паразиты, меры не знают. Мой такой же , и с какой – то скрытой загадочностью,  ласково посмотрела на него.

- Василий открыл второй бутылёк. Мария Николаевна немного пригубила, поблагодарила и пошла, убираться по – хозяйству.

После выпитой очередной рюмки Тугодум разговорился:

- Ты, паря, робят не стесняйся. На вид суровые, а душой мягкие, как дети, понимающие. Чай не впервой с ними рыбачу. Порыбачите сообща. Кое - чему подучишься.

Чуть не забыл, Владимир Николаевич, наверное, говорил, что чудище у нас объявилось. Мне, кажется, тайменище. Рыбу всю разогнал. Птичек, ,летающих над водой, в броске ловит. У рыбаков  блёсна, воблера оборвал. Ставили сети. Бесполезно – рвёт. Все кишки нашим рыбакам измотал. Никто выловить не может. А, поймать надо. Пацаны купаться ходить перестали. Как бы чаго не случилось. Видать утроба его ненасытная. Может и позарится. Выловить его надобно.

Я  мужикам подскажу, чтобы препятствий не чинили. Новичкам обычно везёт.

Встреча прошла настороженно. Серьёзные, угрюмые с презрением осмотрели мою экипировку. Но когда увидели огромный набитый рюкзак и объёмистую сумку, морщины на лице расправились, глаза заблестели.

Пожилой, бородатый мужик подошёл, и подав широченную ладонь – лопату, глуховато изрёк

- Никодимыч!

Не успел ответить, как спросил

- Стал быть – Пашка?!

Я кивнул головой.

- Стал быть ,тебе Тугодум решил своё дело передать.

- Значит, стал быть родня, из наших -  староверов.

- Тогда, стал быть, ништо свои - сробимся. На робят не серчай, коль матку – правду в глаза скажут. Юлить, хитрить не могем.

Питаться будешь в общем котле. Спать в бараке. Всем места хватит. Пока рыба не пошла, лови, как хочешь. Нам не помешаешь. У нас своих дел хватает. Если помощь нужна – проси.

 Никодимыч обвёл взглядом  бригаду и произнёс:

- Может на посошок?

Все уставились на меня. Широко улыбаясь, расстегнул сумку, и радушно ответил:

- Я – за! –  достал бутылку водки..

Бригада дружелюбно ответила улыбками. Полез за закуской.

- Не надо! -  Никодимыч жестом остановил.

- За дорожку! – перекрестился и все выпили.

Захрустели огурчики. Завязался оживлённый разговор. Хотел достать ещё, но бригадир взглядом остановил мою доброжелательность.

Разрезая волну, посудины мчались к табору.

Где река дела изгиб, потянулись  рукава. Среди них затерялся  знаменитый «Загадочный остров». Своей необычайной странностью он давно привлёк внимание рыбаков. В любое время здесь можно было поймать рыбу. Зимовальные ямы, большие заломы, бившая с родничков чистая вода  привлекала на икромёт рыбу. В целях лёгкой ловли сюда в период нереста приходили медведи. По протокам гнездилось много уток.

Вот в этом острове был табор рыбаков.

 Время пошло на благоустройство бивака, заготовки дров, ремонт рыболовецких снастей. Прошло 3 дня. Рыбы не  было. Ждать стало не вмоготу.

Никодимыч вспомнил, и поделился с друзьями, что  у Кольки Щербатого, его брательника должен родится сын, то есть его Никодимыча – племяш. Значит, стоит бражка – фляга, а может две. Так как бригаду он не бросит, то придётся ехать всем вместе. Тем более рыбы пока нет, к путине всё готово, можно и смотаться и сторож есть – Паша. Так и решили.

- Ты, Паша, порыбачь без нас. Присмотрись к здешним местам. Побросай блесенки ,  закидушки поставь. Глядишь и нашего « великана» выловишь. Все рассмеялись. Тут он живёт. Все любят это место.

Усевшись за мотор, вспомнил и предупредил

- Возможно к тебе « Попрошайка» пожалует, не бойся. Главное не ссорься с ним. У Вас обоих характеры добрыё. Подружите.

Утром, прихватив удочку, спиннинг, немного продуктов пошёл в устье  протоки.

Не успел поплавок ещё поиграть на поверхности воды в лучах солнца, как мгновенно исчез в глубине. Подсечка, и вот килограммовый красавец бешено сопротивляясь, оказался в руках. Заброс ещё ленок.  Внезапно клёв прекратился.  Спустился ближе к перекату. Пусто. Заменил мушку - обманку и снова заброс. Едва наживка коснулась воды, как невидимая сила увлекла её в пучину. Подсечка, рывок и вот уже великолепный хариус с восторгом оказался в руках. Клёв был отменный. Срывов почти не было. Хариус брался превосходно. 

 Забыл обо всём. Уже не жалел, что остался один. Как хорошо, что никто не мешает.

Вдруг услышал, вернее, почувствовал шорох. Затылком ощутил чьё – то дыханье. Держа удочку в одной руке, нащупал нож другой. Попытался вытащить из ножен. Пальцы плохо чувствовали рукоятку ножа . Не делая резких  движений, рыбак повернулся.

Средних размеров медведь сидел рядом, в кустах и внимательно наблюдал за ловлей. Всё его внимание было сосредоточено на поплавке. Зверь так увлёкся, что, казалось, не замечал рыбака.

- Вот он «попрошайка», о котором предупреждал бригадир.

Павел оставил удочку, отрезал кусок колбасы и бросил зверю. Тот презрительно глянул на него и снова уставился. Тогда Павел бросил ему самого крупного ленка. Зверь мгновенно поймал и на глазах проглотил.

- Э, друг да с тобой можно в цирке выступать, может ты из « тех».

Медведь вопросительно уставился на него.

Павел стал бросать хариусов поменьше. «Попрошайка» также быстро расправлялся с ними..

- Так , ты парень и меня без улова оставишь. Знаешь, вали –ка отсюда и замахнулся. Зверь зарычал.

- Хорошо, хорошо. Тогда я уйду.

Но медведь снова зарычал. Тогда рыбак  отсыпал небольшую кучку рыб, и оставив его долю, пошёл на табор.

На следующее утро он рыбачил вверху по протоке по ямкам. Хариус брался отменно. Иногда снимал по 2 хариуса сразу с 2- х крючков. Набрав полную «кошелку»  рыбы собрался идти. Уходить не хотелось.

- Заброшу ещё разика 3 – решил он.

Сзади послышался треск и в кустах, тяжело дыша, появился старый знакомый. Медведь сел напротив и выжидающе смотрел на рюкзак.

- Рыбки захотел? Так спешил, раз так запыхался.

- Может, хватит наглеть?

Медведь недовольно зарычал.

- Не сердись, пошутил я.

Вчерашняя история повторилась. Снова насыпал кучку рыбы и не оглядываясь, пошёл на табор.

- Надо, что – то придумать. Не кормить же его целый день.

С рассветом он уже был на протоке. Быстро наловил один пакет, потом второй. Сложил в рюкзак. Отнёс подальше, прикрыл ветками и продолжал рыбачить. Пришёл приятель. Сел напротив. Недоверчиво оглядел «кошелку» и застыл в ожидании подарка. Поймав 3 хариуса и отдав « Попрошайке», стал собираться. Медведь недоумённо, внимательно следил за каждым движением. Оставив несколько рыбок, демонстративно встал, и не глядя в его сторону, пошёл по направлению дома. По пути забрал спрятанный рюкзак. Разгадана ещё одна загадка. До него дошло, что этот «загадочный», миролюбивый зверь, как рачительный хозяин, требует от него плату за коронное рыбацкое его место.

Заморосило. Пошли мелкие кратковременные дожди. Рыба вялилась, коптилась, солилась. Появились первые гонцы кеты. Они готовили икромёты к приходу своих подруг. Расчищали дно среди родничков. Разгоняли пришлую рыбу  - ленка, хариуса, таймешат. Они создавали благоприятную атмосферу спаривания и выхода икры  из утробы самок.

Пора бы уже рыбакам вернутся, но их не было. Забеспокоился. Вдруг по  пьяне  перевернулись. Что тогда делать?. Одному от сюда не выбраться. Хорошо, если загуляли, тогда завтра – послезавтра вернутся.  Расстроился. Сварил свой любимый гороховый суп с тушенкой, открыл банку маринованных огурчиков. Нарезал сыр. Но есть не хотелось. Пропал аппетит.

- ЭХ! Была не была! – пришла мысль.

Достал спирт. Плеснул в кружку, разводить не стал. Перекрестился, как Никодимыч, и залпом выпил. В желудке зажгло, перехватило дыхание. Вода решила проблемы желудка. Захотелось икры. Принёс. Ленковая, харюзовая заманчиво поглядывали из банок. С аппетитом, черпая ложкой икру, философствовал:

- А, всё - таки жизнь прекрасна, хоть и опасна. А, икра в поряде. Должна мужикам понравиться

Захмелев, не стал разбирать постель и сразу уснул.

 Приснился сон. Яркое солнце приятно ласкает тело. Он на пляже. Народу не много. Вдруг, как в сказке, раздвигая воду, к нему идёт красавица. Спадающие на шею, плечи белокурые локоны превращали её похожей на русалку.  От палящих лучей изящную фигурку она прикрывала  нежными ладонями, излучающий необъяснимый свет, направленный на Павла. Тесноватый купальник не справлялся с просящей на свободу упругой, крутой грудью. Соски , полувырвавшиеся из плена, пытались сохранить свою независимость. Кажется, лишь стоит дотронуться, и они брызнут. Бездонные, зеленоватые глаза задумчиво, с упрёком смотрели на него.

- Ты кто? Таня?

- Я колдунья! Та, которая заколдовала тебя давно. Помнишь?

- Скоро. Очень скоро ты забудешь всех своих городских подруг, и я заберу тебя. 

- Повстречав меня, ты их уже забыл. Правда?

- Я – твоя фея! И речная и лесная фея! 

- Я всюду не зримо с тобой. Хочешь, или не хочешь ты мой!

- Скоро добьёшься успеха. По моей подсказке разгадаешь свои заморочки, и махнув прелестной ладошкой, исчезла.

Проснулся. Вставать не хотелось. Как жаль, что сон закончился. Хоть и сказка, но интересно. Ему показалось, что и сейчас ощущает жар палящего солнца, пьянящий запах её волос. Такая милая, далёкая и недоступная лесная фея звала, манила в своё загадочное будущее.

 А, вот «загадочный таймень не брался. Оборвав 4 блесны, 3 воблера, в насмешку ударив громадным хвостом по воде, уходил в глубину или под залом. Пробовал ночью поймать на «мышь», но таймень даже не давал и  10 метров сделать проводки, как мгновенно даже без шлепка обрывал приманку. Что делать? Как поймать эту «Загадочную достопримечательность»?

 И вдруг какой - то внутренний голос прошептал:

- А , ты на закидушку попробуй.

- На закидушку?! – повторил он вслух и рассмеялся.

- Чудище и привязать? А, что нужно попробовать.

Больших крючков у него не было. Тогда порылся в снастях Никодимыча и нашёл нужное. И леску плетеную и шнур плетёный он взял с собой. Для  наживки применил шнур. Только, что пойманного килограммового ленка, наживил на крючок  и отпустил в воду. Первые секунды ленок застыл, слабо шевеля плавниками, хвостом, потом выпрямился и исчез в  пучине волн.  Шнур, привязанный к гибкой талине, выровнялся. Оставленный запас, разложил на кустах..

 Для верности перекрестился и пошёл проверять сети. Кеты набилось много, в основном горбыли – самцы. Брать их не стал и отпускал обратно, приговаривая:

- Гуляйте. Не нужны нам.

К самочкам относился приветливо, ласково, стараясь не потревожить брюшко с икрой. Работы было много, и спать лёг довольно поздно.

Встал рано. Снов сегодня не видел, но в глазах стояла фея и слышался её голос –« скоро ты добьёшься успеха».

- Фу, зараза! Ещё один такой сон и «глюки» начнутся.

По его подсчётам сегодня – завтра должна возвратится бригада. Взяв тару под рыбу, пошёл проверять сети. Рыбы набилось много. Почти до обеда провозился с ней. Вспомнил про закидушку и сразу поспешил закончить с рыбой.  Пора проверить закидушку.

Залом, яма, плёс, а дальше перекат. Кусты, на которых был развешен шнур, смяты. Запас вытянут. Кора на деревце содрана.

- Неужели? Не может быть?

Руки дрожали. Осторожно потянул тетиву. Шнур не подавался. Дёрнул сильнее. Рывок и шнур потянуло в сторону. Дал слабину. Натяжение прекратилось. Потянул сильнее. Тяжело, медленно крючок с наживкой подтягивал  к себе.

- Зацеп, куст, коряжина,  а может?

И вдруг почувствовал слабину шнура. Стал быстр выбирать. Рыба стала метаться. Уходить из одной стороны в другую, то  вперёд, то назад.

Павел упёрся и стал с силой подтягивать к берегу .По – видимому таймень устал и миролюбиво шёл, не сопротивляясь. Наконец показались плавники, хвост. Вот рыбина уже на мели. Подтягивая шнур, Павел зашёл в воду, завёл  обе руки под тайменя и рывком выбросил на косу. Великан бешено бился, стараясь в прыжке, достичь воды. Павел плашмя упал на него, обхватив руками голову великана. Таймень затих, наглотавшись воздуха. Достал камеру и сделал несколько снимков.

- Вот бы ещё поместить сюда новоявленного приятеля «Мишку» - получился бы класс.

Радости, счастью не было конца. Захотелось петь, кричать, плясать.

Какое счастье – Жизнь! Он опять вспомнил лесную фею, её чистый, нежный говор.

- Вот тебе и « золотая рыбка». Предсказания твои сбываются. Значит скоро наступит ответ на « Загадочное».

 Послышался шум мотора. Прикрыв тайменя мешками, пошёл встречать бригаду. Хмуро поздорововшись, рыбаки выгрузили тару, соль.

Никодимыч внимательно оглядел табор и проговорил –

- А, ты, Паша молодец. Не скучал без нас. И порядок навёл, и коптильня дымит. Эвон и бочки под навесом вижу полные. Насолил, что ли?

- Икорки взял?

Павел мотнул головой. Мужики с интересом посмотрели на него.

- А. Вы пошто такие смурные , небось случилось что? И долгонько…

Подражая их говору, спросил он.

Да вот так получилось. Пока с 2-мя  флягами  управились, а здесь Гришка Косой ещё самогон приволок. Не оставлять же его. Не только мы радовались. Полсела отмечали. Такой богатырь родился. Хороший мужик будет «Загадочный». Всё – таки лишку хватили. А. вот сейчас тяжеловато.

- Это дело поправимое – весело обнадёжил Павел.

- Пошли! Я Вас ждал и обед приготовил.

Когда все расселись, достал из рюкзака, упакованную бутылку и поставил на середину стола.

Солнечный лучик скользнул по лицам удивлённых мужиков и на мгновенье задержался на бутылке. 5 – ти звёздный янтарный напиток приковал взгляды.  Разом все заговорили.

- Паша, а пошто так? Ради чего?

- За возвращение! За Вас!

Икра перехватила инициативу. Ложки мелькали, и чашка вмиг опустела.

- Это, ещё не всё. Идём под навес.

Павел сбросил мешки, тряпки и перед глазами предстало « Загадочная достопримечательность».

Рыбаки остолбенели. И каждому не верилось, что этот неопытный, городской – «рыбачок» смог победить это чудище.

- Паша, дескать, как тебя угораздило изловить этого великана? Ни кому бы не поверил – произнёс Никодимыч и почесал затылок.

- Сколько же он весит? – заспорили рыбаки.

- 35 – 40  кг наверняка потянет.

- На весы его – предложил кто – то.

- Взвешали – 39 кг.

Каждому хотелось  подержать такую громаду. Павел принёс фотоаппарат и снял каждого в отдельности.

- Надоть бы обмыть энтот случай – произнёс кто – то из рыбаков.

Павел порылся в сумке и подал бригадиру бутылку начатого спирта.

- За Пашу! Настоящего рыбака – « Загадочного». И до сих пор осталось за ним это прозвище.

- А, теперь выпьем за хороший богатый улов и за нашу дружбу! – сказал Никодимыч и все дружно чокнулись.

Утром пошла кета. Её было так много, что не успевали обрабатывать. Хватило, неделю  и тара вся была заполнена. А. рыба всё шла и шла.

- Однако мужики хватит. По договору план сделали. Для себя поймали. Ну а если дополнительно план добавят , то можно ещё поработать. Я смотаюсь в посёлок, попробую созвониться. Был слушок, что  план увеличат.

Ты как думаешь Паша? Со мной или ещё останешься порыбачить?

- Думаю домой. 3 – х хвостов мне хватит. Ну ещё баночку икры. Харюзков, леночков возьму копчёных, вот друзья обрадуются, да ещё с пивком …

Все рассмеялись его практичности.

- Тогда, робята, завтра с Пашей отчаливаем. Закат вроде хороший, может погода постоит – дай Бог! - и перекрестился.

- Вот так закончилась моя первая рыбалка на большую рыбу – добавил Павел Геннадьевич.

- А с тайменем что?

- Предложил бригаде. Все дружно отказались. Хотел отдать Василию – Тугодуму, но он не взял. Посоветовал сделать подарок Тане, мол у неё подруг много и сами разберутся, что с ним делать.

Машину рыбой загрузили и свежей, и копчёной и вяленой. Ещё икры упаковали  две 3-х литровые банки. Давали больше, но зачем мне одному. А вот тайменя привёз.

- Как привёз? – спросил кто – то.

- Хотите посмотреть?

- Вот он! – и показал фото, запечатлевшим его с ним и отдельно тайменя.

- Да – это рыбина! И надо же такой экземплярчик даже можно поймать?

- А, мне, кажется, я не стал бы его вылавливать – жалко – раздался голос самого молодого рыбака. Все промолчали, пропустив реплику мимо ушей.

Снова уставились на меня.

 - Павел Геннадьевич, а что с Таней?

- С Таней? –– и показал снимок, где они весёлые и счастливые, обнявшись, стояли с маленькой дочуркой.

             

© Copyright: Виктор Вологжин, 2014

Регистрационный номер №0252134

от 11 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0252134 выдан для произведения:

«Загадочное».  (Рассказ)

- Рыбалкой увлекался с детства. Считаю, что рыбаком стал, когда поймал тайменя – рассказывал Павел в кругу рыбаков.

- Знаете, как хотелось поймать крупную рыбу, да ещё на горной речке.

- Хотите, расскажу?

Однажды перед отпуском разговорились с приятелем о рыбалке. Владимир Николаевич поделился. Как в прошлом году был на такой, что и во сне не снилось. Разве по телевизору и то за семи морями.

По его словам ленок и хариус там почти на голый крючок берутся. Отдельные экземпляры достигают до 3-х кг и развёл руками – « во «.

 На следующий день, чтобы не быть голословным принёс фотографии. Действительно, он в окружении кучи рыбы самодовольно поглядывал в сторону объектива.

- Вот – и протянул снимок, где удерживал в руках большущего тайменя.

- Килограмм 20 будет – определил я.

- 22 кг – взвешивали.

Засмущавшись, пояснил:

-Не мой. Приятель для памяти сфотал - и стал рассказывать о поездке.

- Паша, короче махни на недельку. Тем более на твоём внедорожнике проехать можно. Палатку, лишние прибамбасы не бери. Там жильё есть. Я позвоню своему земляку – «аборигену» вместе и порыбачите. Скоро кета пойдёт, а там её икромёты. Вот и устремятся к ним полчища ленка, хариуса и таймень там крутиться будет.

 Отведёшь свою душу вволю. Рыбалка на выбор. Есть же у нас ещё такие места – задумчиво произнёс он.

- Может там, и встретишь свою «Госпожу Удачу».

« Городскому» многое покажется необычным. Не расслабляйся и не удивляйся необычному, загадочному. Потом поймёшь и сам загадочно усмехнулся.

Последний аргумент отбросил все сомнения.

На следующий день  Владимир Николаевич принёс эскиз маршрута, подробно объяснив по карте план поездки, и пообещал связаться по телефону с приятелем – «аборигеном».

- Василий человек надёжный. Селяне дали ему прозвище « Тугодум». Он больше молчит. Зато своему слову хозяин. Водочку любит, да и кто её на окраинах России не любит. Работы нет, вот мужики безработицу на самогон, меняют. Да, кстати, звонил мне, просил леску ему прислать крепкую.

Какое – то чудище появилось в реке. Блёсна, воблеры, крючки на закидушках всё обрывает. Ни какая леска не выдерживает, рвётся. Сети ставили - порвал. Да ещё в насмешку на глазах рыбаков, птиц летающих над водой в прыжке ловит. Здоровый тайменище живёт.

-Вот возьми да поймай. Глядишь «Госпожа Удача» к тебе пожалует. Тем более место зовётся «Загадочное».

Выехал пораньше. На ночлег остановился у какого – то хрустального родничка. Весело, беззаботно тот всю ночь, что- то рассказывал свои истории.

 Ближе к вечеру полуразрушенный мостик с трудом пропустил его «Сафари» через глубокую, мутную, небольшую речку.

- Да, какие здесь могут быть таймени, усмехнулся он.

- Гольяны и те перевелись давно. Лягушек даже не слыхать.

Показалось село. Полуразрушенные избы, усадьбы, вросшие в землю,        заросшие бурьяном, обширные поля вызывали тоску и обиду за бесхозяйственность. Ему даже показалось, что каждый дом, усадьба, огород хотят высказать свою боль, обиду за эту разруху.

Село словно вымерло. Большинство домов было заколочено или разобрано. Современные тарелки антенн, да глуховатый гул дизель - генератора напоминал о цивилизации села. Кое – где из дворов слышался ленивый пай собак, да кудахтанье кур.

    На отшибе, на бугорке приезжих с недоумением встречало обновлённое зданьице, напоминающее сказочный теремок. Новая пристройка пояснила, что здесь должна находиться «верховная власть».  Заслышав шум мотора, на обочину высыпала стайка кур и  загадочно уставилась на приближающий автомобиль.

Навстречу шла девушка. В джинсах, заправленных в резиновые сапожки. В светло – голубом свитере, облегающим бюст, среди этой затухающей, сельской жизни она выглядела необычно..Тугие, плотные, крутые груди смело выпирали из свитера. Дерзкая, упрямая чёлка, переходящая в льняные локоны, выдавала упрямый, независимый характер. Даже джинсы, заправленные в сапожки как – то по - особому, подчёркивали стройность и грациозность фигуры. На миг представил её рядом, не здесь в глуши, а в городе, в театре.  Сердце заныло.

Остановился. Вышел.

- Добрый день!

 - Простите. Не подскажите – село Загадочное?

Она удивлённо взглянула на меня, потом на машину.  Улыбка скользнула по лицу и остановилась на чуть припухших губах и насмешливо, нараспев ответила:

- Подскажу. Да - Загадочное!. Это, Вы, тот « Великий Рыбак», что приехал выловить нашу местную «достопримечательность».

-Что! Попробуйте! Раз, Вы, такой!.

- Удочку – то хоть держали?  - и загадочно заглянула ему в глаза.

Светло – голубые, вернее, зеленоватые они поглотили его. Он растерялся, потерялся в них.

- Что со мной происходит? – мелькнула мысль.

- Какое – то колдовство … Почему я молчу…

Наконец, опомнившись, набрав шутливый тон, промямлил.

- А. Вы, не желаете? Вместе может и получится?

Она усмехнулась :

- Однажды уже получилось… Идите. Вас  Тугодум уже ждёт. Вон мужчина забор чинит. Лучше бы помогли ему вместо рыбалки забор поставить и повернулась идти.

- Постойте! Звать – то Вас как? – прошептал Павел.

Она расслышала и повернулась:

- А, разве мы не знакомы?

- Нет – и уставился на неё.

- Татьяна –  протянула руку.

Взгляды их встретились.

- Паша – растеряно и невнятно произнёс он. Потом поправился

- Павел - оба рассмеялись.

И сразу стена отчуждений, настороженности исчезла.

- Простите, Павел, мне больно. Вы, как медведь сжали  ладонь. Мне надо идти. Сделав несколько шагов, повернулась, и помахав ладошкой, прокричала:

 -Пока. Пока, Ни хвоста! Ни чешуи! Удачи!

  - Где же я её видел? Ну, где? Эти глаза, необыкновенный говор. Может во сне? И, правда, начались загадки.

Вдруг его кто – то потянул за рукав. Оглянулся. Сзади стоял темно -коричневый, с белым пятном на лбу полугодовалый  бычок. Дотянувшись до тенниски, пытался понять её вкус.

 - Пошёл отсюда! Нашёл место для знакомства.

Тот недоумённо из под лобья взглянул, глухо промычал и возмущённый последовал дальше.

Джип подрулил к угловому дому.

- Здравствуйте! Вам звонили?

Мужчина, молча, кивнул головой

- Я – Павел. Владимир Николаевич передал Вам пакет.

- Чё, кричишь! Не глухой знать. Не суетись. Пойдём в дом. Ехал- то долгонько. Здесь ещё с Танькой балясы развёл.

- Чё? Встречались, поди раньше?

- Да.

 - Мотри у меня. Девка она путная. Одна тут такая. Не чета этим свирестелкам. Крутят  задницами перед каждым. Потом – пшик, и с наследышем остаются.

- Ты – то, Василий , что за неё печёшься?

- Племянница моя. И красавица, и умница, и учёная. Институт заочно окончила, а вот одна. И глубоко вздохнул.

И тогда Павел вспомнил и сейчас решил поделиться своей тайной.

- Знаком давно,  но общаться не приходилось. На моём выпускном познакомились. Ошарашила дикая козочка своей красотой и скромностью. От диплома, от вспыхнувших чувств набрался на радостях с друзьями до чёртиков. Обещал звонить, писать, телефон взял. На завтра всё в тумане. Где – то дня через три пытался звонить, но бесполезно. Или трубку не брала, или не хотела. Понравилась мне она.

- Да и, ты, ей тогда видно понравился. Вернулась задумчивая, не весёлая. Зазвонит телефон, сама не в себе, летит к нему. Всё больше молчит. Словно подменили её. Жена и говорит: -

 Влюбилась наша Татьяна – Это дело нам знамо!

Вот она разгадка, никакая она не колдунья. Просто прелестная лесная фея. Теперь он поверил, что поездка, встреча, рыбалка и вся ниточка случайностей придут к хорошему концу.

 Вошли в дом. Хозяйка хлопотала у плиты.

- Проходите. Сидайте, сидайте сразу к столу. С утра Тугодум Вас поджидает. Сам хотел порыбачить, да радикулит – поясница замучила. Совсем мужик   извёлся. К врачам бы в город надо, но с деньгами….

На столе из чашки подмигивали малосольные огурчики, помидоры. На плите шкворчало сало. Пахло жареной картошкой.

Павел достал из рюкзака колбасу, сыр, баночку шпрот, тушёнку, булку белого хлеба. Мария Николаевна всплеснула руками:

- Да, куда же столько?

Тушёнку, хлеб отодвинула в сторону:

Заберите, пригодится. Я Вам ещё положу  овощей, картошки.

- А я,  Мария Николаевна,  гостинцы привёз - и выложил на стол  банку кофе, цветастый платок, ребятишкам коробку конфет, печенье и удочку.

Взглянув на Василия, с интересом наблюдающего за процедурой, подал ему пол - литровую бутылку водки.

- А, это нам – поставил вторую на стол.

Лицо Василия преобразилось. Весело взглянув на жену, скомандовал:

- За стол!

За разговорами бутылка незаметно опустела. Тугодум хотел открыть  «подарочную». Павел жестом остановил его.

- У меня есть. Я в отпуске.

- Тугодум – проговорила Мария Николаевна  

- Пока в норме сходил бы к Никодимычу.

- Да, пошто идти. Я вечора говорил с робятами. Они согласны. Пойдут «в острова», на старый табор. Пашка пойдёт вместо меня.

Появились 2 белоголовых мальчугана.

- Батя! Там Никодимыч с мужиками велел передать – завтра с утра, часиков в 8  « в острова». Если городской приехал, то пусть будет готов..

- Я им сказал - солидно продолжал старший - что  Вы в полной экипировке, с большим рюкзаком и сумкой. Они обрадовались.

- Коли с сумкой, да если в ней побрякивает, то хоть до обеда ждать будем.

- Дядя, а, Вы, в самом деле, водку прихватили – спросил другой брат.

- Прихватил, прихватил, не переживай. Всё будет в норме.

- Павел Геннадиевич, пожалуйста, много сразу не давайте.

- Они, паразиты, меры не знают. Мой такой же , и с какой – то скрытой загадочностью,  ласково посмотрела на него.

- Василий открыл второй бутылёк. Мария Николаевна немного пригубила, поблагодарила и пошла, убираться по – хозяйству.

После выпитой очередной рюмки Тугодум разговорился:

- Ты, паря, робят не стесняйся. На вид суровые, а душой мягкие, как дети, понимающие. Чай не впервой с ними рыбачу. Порыбачите сообща. Кое - чему подучишься.

Чуть не забыл, Владимир Николаевич, наверное, говорил, что чудище у нас объявилось. Мне, кажется, тайменище. Рыбу всю разогнал. Птичек, ,летающих над водой, в броске ловит. У рыбаков  блёсна, воблера оборвал. Ставили сети. Бесполезно – рвёт. Все кишки нашим рыбакам измотал. Никто выловить не может. А, поймать надо. Пацаны купаться ходить перестали. Как бы чаго не случилось. Видать утроба его ненасытная. Может и позарится. Выловить его надобно.

Я  мужикам подскажу, чтобы препятствий не чинили. Новичкам обычно везёт.

Встреча прошла настороженно. Серьёзные, угрюмые с презрением осмотрели мою экипировку. Но когда увидели огромный набитый рюкзак и объёмистую сумку, морщины на лице расправились, глаза заблестели.

Пожилой, бородатый мужик подошёл, и подав широченную ладонь – лопату, глуховато изрёк

- Никодимыч!

Не успел ответить, как спросил

- Стал быть – Пашка?!

Я кивнул головой.

- Стал быть ,тебе Тугодум решил своё дело передать.

- Значит, стал быть родня, из наших -  староверов.

- Тогда, стал быть, ништо свои - сробимся. На робят не серчай, коль матку – правду в глаза скажут. Юлить, хитрить не могем.

Питаться будешь в общем котле. Спать в бараке. Всем места хватит. Пока рыба не пошла, лови, как хочешь. Нам не помешаешь. У нас своих дел хватает. Если помощь нужна – проси.

 Никодимыч обвёл взглядом  бригаду и произнёс:

- Может на посошок?

Все уставились на меня. Широко улыбаясь, расстегнул сумку, и радушно ответил:

- Я – за! –  достал бутылку водки..

Бригада дружелюбно ответила улыбками. Полез за закуской.

- Не надо! -  Никодимыч жестом остановил.

- За дорожку! – перекрестился и все выпили.

Захрустели огурчики. Завязался оживлённый разговор. Хотел достать ещё, но бригадир взглядом остановил мою доброжелательность.

Разрезая волну, посудины мчались к табору.

Где река дела изгиб, потянулись  рукава. Среди них затерялся  знаменитый «Загадочный остров». Своей необычайной странностью он давно привлёк внимание рыбаков. В любое время здесь можно было поймать рыбу. Зимовальные ямы, большие заломы, бившая с родничков чистая вода  привлекала на икромёт рыбу. В целях лёгкой ловли сюда в период нереста приходили медведи. По протокам гнездилось много уток.

Вот в этом острове был табор рыбаков.

 Время пошло на благоустройство бивака, заготовки дров, ремонт рыболовецких снастей. Прошло 3 дня. Рыбы не  было. Ждать стало не вмоготу.

Никодимыч вспомнил, и поделился с друзьями, что  у Кольки Щербатого, его брательника должен родится сын, то есть его Никодимыча – племяш. Значит, стоит бражка – фляга, а может две. Так как бригаду он не бросит, то придётся ехать всем вместе. Тем более рыбы пока нет, к путине всё готово, можно и смотаться и сторож есть – Паша. Так и решили.

- Ты, Паша, порыбачь без нас. Присмотрись к здешним местам. Побросай блесенки ,  закидушки поставь. Глядишь и нашего « великана» выловишь. Все рассмеялись. Тут он живёт. Все любят это место.

Усевшись за мотор, вспомнил и предупредил

- Возможно к тебе « Попрошайка» пожалует, не бойся. Главное не ссорься с ним. У Вас обоих характеры добрыё. Подружите.

Утром, прихватив удочку, спиннинг, немного продуктов пошёл в устье  протоки.

Не успел поплавок ещё поиграть на поверхности воды в лучах солнца, как мгновенно исчез в глубине. Подсечка, и вот килограммовый красавец бешено сопротивляясь, оказался в руках. Заброс ещё ленок.  Внезапно клёв прекратился.  Спустился ближе к перекату. Пусто. Заменил мушку - обманку и снова заброс. Едва наживка коснулась воды, как невидимая сила увлекла её в пучину. Подсечка, рывок и вот уже великолепный хариус с восторгом оказался в руках. Клёв был отменный. Срывов почти не было. Хариус брался превосходно. 

 Забыл обо всём. Уже не жалел, что остался один. Как хорошо, что никто не мешает.

Вдруг услышал, вернее, почувствовал шорох. Затылком ощутил чьё – то дыханье. Держа удочку в одной руке, нащупал нож другой. Попытался вытащить из ножен. Пальцы плохо чувствовали рукоятку ножа . Не делая резких  движений, рыбак повернулся.

Средних размеров медведь сидел рядом, в кустах и внимательно наблюдал за ловлей. Всё его внимание было сосредоточено на поплавке. Зверь так увлёкся, что, казалось, не замечал рыбака.

- Вот он «попрошайка», о котором предупреждал бригадир.

Павел оставил удочку, отрезал кусок колбасы и бросил зверю. Тот презрительно глянул на него и снова уставился. Тогда Павел бросил ему самого крупного ленка. Зверь мгновенно поймал и на глазах проглотил.

- Э, друг да с тобой можно в цирке выступать, может ты из « тех».

Медведь вопросительно уставился на него.

Павел стал бросать хариусов поменьше. «Попрошайка» также быстро расправлялся с ними..

- Так , ты парень и меня без улова оставишь. Знаешь, вали –ка отсюда и замахнулся. Зверь зарычал.

- Хорошо, хорошо. Тогда я уйду.

Но медведь снова зарычал. Тогда рыбак  отсыпал небольшую кучку рыб, и оставив его долю, пошёл на табор.

На следующее утро он рыбачил вверху по протоке по ямкам. Хариус брался отменно. Иногда снимал по 2 хариуса сразу с 2- х крючков. Набрав полную «кошелку»  рыбы собрался идти. Уходить не хотелось.

- Заброшу ещё разика 3 – решил он.

Сзади послышался треск и в кустах, тяжело дыша, появился старый знакомый. Медведь сел напротив и выжидающе смотрел на рюкзак.

- Рыбки захотел? Так спешил, раз так запыхался.

- Может, хватит наглеть?

Медведь недовольно зарычал.

- Не сердись, пошутил я.

Вчерашняя история повторилась. Снова насыпал кучку рыбы и не оглядываясь, пошёл на табор.

- Надо, что – то придумать. Не кормить же его целый день.

С рассветом он уже был на протоке. Быстро наловил один пакет, потом второй. Сложил в рюкзак. Отнёс подальше, прикрыл ветками и продолжал рыбачить. Пришёл приятель. Сел напротив. Недоверчиво оглядел «кошелку» и застыл в ожидании подарка. Поймав 3 хариуса и отдав « Попрошайке», стал собираться. Медведь недоумённо, внимательно следил за каждым движением. Оставив несколько рыбок, демонстративно встал, и не глядя в его сторону, пошёл по направлению дома. По пути забрал спрятанный рюкзак. Разгадана ещё одна загадка. До него дошло, что этот «загадочный», миролюбивый зверь, как рачительный хозяин, требует от него плату за коронное рыбацкое его место.

Заморосило. Пошли мелкие кратковременные дожди. Рыба вялилась, коптилась, солилась. Появились первые гонцы кеты. Они готовили икромёты к приходу своих подруг. Расчищали дно среди родничков. Разгоняли пришлую рыбу  - ленка, хариуса, таймешат. Они создавали благоприятную атмосферу спаривания и выхода икры  из утробы самок.

Пора бы уже рыбакам вернутся, но их не было. Забеспокоился. Вдруг по  пьяне  перевернулись. Что тогда делать?. Одному от сюда не выбраться. Хорошо, если загуляли, тогда завтра – послезавтра вернутся.  Расстроился. Сварил свой любимый гороховый суп с тушенкой, открыл банку маринованных огурчиков. Нарезал сыр. Но есть не хотелось. Пропал аппетит.

- ЭХ! Была не была! – пришла мысль.

Достал спирт. Плеснул в кружку, разводить не стал. Перекрестился, как Никодимыч, и залпом выпил. В желудке зажгло, перехватило дыхание. Вода решила проблемы желудка. Захотелось икры. Принёс. Ленковая, харюзовая заманчиво поглядывали из банок. С аппетитом, черпая ложкой икру, философствовал:

- А, всё - таки жизнь прекрасна, хоть и опасна. А, икра в поряде. Должна мужикам понравиться

Захмелев, не стал разбирать постель и сразу уснул.

 Приснился сон. Яркое солнце приятно ласкает тело. Он на пляже. Народу не много. Вдруг, как в сказке, раздвигая воду, к нему идёт красавица. Спадающие на шею, плечи белокурые локоны превращали её похожей на русалку.  От палящих лучей изящную фигурку она прикрывала  нежными ладонями, излучающий необъяснимый свет, направленный на Павла. Тесноватый купальник не справлялся с просящей на свободу упругой, крутой грудью. Соски , полувырвавшиеся из плена, пытались сохранить свою независимость. Кажется, лишь стоит дотронуться, и они брызнут. Бездонные, зеленоватые глаза задумчиво, с упрёком смотрели на него.

- Ты кто? Таня?

- Я колдунья! Та, которая заколдовала тебя давно. Помнишь?

- Скоро. Очень скоро ты забудешь всех своих городских подруг, и я заберу тебя. 

- Повстречав меня, ты их уже забыл. Правда?

- Я – твоя фея! И речная и лесная фея! 

- Я всюду не зримо с тобой. Хочешь, или не хочешь ты мой!

- Скоро добьёшься успеха. По моей подсказке разгадаешь свои заморочки, и махнув прелестной ладошкой, исчезла.

Проснулся. Вставать не хотелось. Как жаль, что сон закончился. Хоть и сказка, но интересно. Ему показалось, что и сейчас ощущает жар палящего солнца, пьянящий запах её волос. Такая милая, далёкая и недоступная лесная фея звала, манила в своё загадочное будущее.

 А, вот «загадочный таймень не брался. Оборвав 4 блесны, 3 воблера, в насмешку ударив громадным хвостом по воде, уходил в глубину или под залом. Пробовал ночью поймать на «мышь», но таймень даже не давал и  10 метров сделать проводки, как мгновенно даже без шлепка обрывал приманку. Что делать? Как поймать эту «Загадочную достопримечательность»?

 И вдруг какой - то внутренний голос прошептал:

- А , ты на закидушку попробуй.

- На закидушку?! – повторил он вслух и рассмеялся.

- Чудище и привязать? А, что нужно попробовать.

Больших крючков у него не было. Тогда порылся в снастях Никодимыча и нашёл нужное. И леску плетеную и шнур плетёный он взял с собой. Для  наживки применил шнур. Только, что пойманного килограммового ленка, наживил на крючок  и отпустил в воду. Первые секунды ленок застыл, слабо шевеля плавниками, хвостом, потом выпрямился и исчез в  пучине волн.  Шнур, привязанный к гибкой талине, выровнялся. Оставленный запас, разложил на кустах..

 Для верности перекрестился и пошёл проверять сети. Кеты набилось много, в основном горбыли – самцы. Брать их не стал и отпускал обратно, приговаривая:

- Гуляйте. Не нужны нам.

К самочкам относился приветливо, ласково, стараясь не потревожить брюшко с икрой. Работы было много, и спать лёг довольно поздно.

Встал рано. Снов сегодня не видел, но в глазах стояла фея и слышался её голос –« скоро ты добьёшься успеха».

- Фу, зараза! Ещё один такой сон и «глюки» начнутся.

По его подсчётам сегодня – завтра должна возвратится бригада. Взяв тару под рыбу, пошёл проверять сети. Рыбы набилось много. Почти до обеда провозился с ней. Вспомнил про закидушку и сразу поспешил закончить с рыбой.  Пора проверить закидушку.

Залом, яма, плёс, а дальше перекат. Кусты, на которых был развешен шнур, смяты. Запас вытянут. Кора на деревце содрана.

- Неужели? Не может быть?

Руки дрожали. Осторожно потянул тетиву. Шнур не подавался. Дёрнул сильнее. Рывок и шнур потянуло в сторону. Дал слабину. Натяжение прекратилось. Потянул сильнее. Тяжело, медленно крючок с наживкой подтягивал  к себе.

- Зацеп, куст, коряжина,  а может?

И вдруг почувствовал слабину шнура. Стал быстр выбирать. Рыба стала метаться. Уходить из одной стороны в другую, то  вперёд, то назад.

Павел упёрся и стал с силой подтягивать к берегу .По – видимому таймень устал и миролюбиво шёл, не сопротивляясь. Наконец показались плавники, хвост. Вот рыбина уже на мели. Подтягивая шнур, Павел зашёл в воду, завёл  обе руки под тайменя и рывком выбросил на косу. Великан бешено бился, стараясь в прыжке, достичь воды. Павел плашмя упал на него, обхватив руками голову великана. Таймень затих, наглотавшись воздуха. Достал камеру и сделал несколько снимков.

- Вот бы ещё поместить сюда новоявленного приятеля «Мишку» - получился бы класс.

Радости, счастью не было конца. Захотелось петь, кричать, плясать.

Какое счастье – Жизнь! Он опять вспомнил лесную фею, её чистый, нежный говор.

- Вот тебе и « золотая рыбка». Предсказания твои сбываются. Значит скоро наступит ответ на « Загадочное».

 Послышался шум мотора. Прикрыв тайменя мешками, пошёл встречать бригаду. Хмуро поздорововшись, рыбаки выгрузили тару, соль.

Никодимыч внимательно оглядел табор и проговорил –

- А, ты, Паша молодец. Не скучал без нас. И порядок навёл, и коптильня дымит. Эвон и бочки под навесом вижу полные. Насолил, что ли?

- Икорки взял?

Павел мотнул головой. Мужики с интересом посмотрели на него.

- А. Вы пошто такие смурные , небось случилось что? И долгонько…

Подражая их говору, спросил он.

Да вот так получилось. Пока с 2-мя  флягами  управились, а здесь Гришка Косой ещё самогон приволок. Не оставлять же его. Не только мы радовались. Полсела отмечали. Такой богатырь родился. Хороший мужик будет «Загадочный». Всё – таки лишку хватили. А. вот сейчас тяжеловато.

- Это дело поправимое – весело обнадёжил Павел.

- Пошли! Я Вас ждал и обед приготовил.

Когда все расселись, достал из рюкзака, упакованную бутылку и поставил на середину стола.

Солнечный лучик скользнул по лицам удивлённых мужиков и на мгновенье задержался на бутылке. 5 – ти звёздный янтарный напиток приковал взгляды.  Разом все заговорили.

- Паша, а пошто так? Ради чего?

- За возвращение! За Вас!

Икра перехватила инициативу. Ложки мелькали, и чашка вмиг опустела.

- Это, ещё не всё. Идём под навес.

Павел сбросил мешки, тряпки и перед глазами предстало « Загадочная достопримечательность».

Рыбаки остолбенели. И каждому не верилось, что этот неопытный, городской – «рыбачок» смог победить это чудище.

- Паша, дескать, как тебя угораздило изловить этого великана? Ни кому бы не поверил – произнёс Никодимыч и почесал затылок.

- Сколько же он весит? – заспорили рыбаки.

- 35 – 40  кг наверняка потянет.

- На весы его – предложил кто – то.

- Взвешали – 39 кг.

Каждому хотелось  подержать такую громаду. Павел принёс фотоаппарат и снял каждого в отдельности.

- Надоть бы обмыть энтот случай – произнёс кто – то из рыбаков.

Павел порылся в сумке и подал бригадиру бутылку начатого спирта.

- За Пашу! Настоящего рыбака – « Загадочного». И до сих пор осталось за ним это прозвище.

- А, теперь выпьем за хороший богатый улов и за нашу дружбу! – сказал Никодимыч и все дружно чокнулись.

Утром пошла кета. Её было так много, что не успевали обрабатывать. Хватило, неделю  и тара вся была заполнена. А. рыба всё шла и шла.

- Однако мужики хватит. По договору план сделали. Для себя поймали. Ну а если дополнительно план добавят , то можно ещё поработать. Я смотаюсь в посёлок, попробую созвониться. Был слушок, что  план увеличат.

Ты как думаешь Паша? Со мной или ещё останешься порыбачить?

- Думаю домой. 3 – х хвостов мне хватит. Ну ещё баночку икры. Харюзков, леночков возьму копчёных, вот друзья обрадуются, да ещё с пивком …

Все рассмеялись его практичности.

- Тогда, робята, завтра с Пашей отчаливаем. Закат вроде хороший, может погода постоит – дай Бог! - и перекрестился.

- Вот так закончилась моя первая рыбалка на большую рыбу – добавил Павел Геннадьевич.

- А с тайменем что?

- Предложил бригаде. Все дружно отказались. Хотел отдать Василию – Тугодуму, но он не взял. Посоветовал сделать подарок Тане, мол у неё подруг много и сами разберутся, что с ним делать.

Машину рыбой загрузили и свежей, и копчёной и вяленой. Ещё икры упаковали  две 3-х литровые банки. Давали больше, но зачем мне одному. А вот тайменя привёз.

- Как привёз? – спросил кто – то.

- Хотите посмотреть?

- Вот он! – и показал фото, запечатлевшим его с ним и отдельно тайменя.

- Да – это рыбина! И надо же такой экземплярчик даже можно поймать?

- А, мне, кажется, я не стал бы его вылавливать – жалко – раздался голос самого молодого рыбака. Все промолчали, пропустив реплику мимо ушей.

Снова уставились на меня.

 - Павел Геннадьевич, а что с Таней?

- С Таней? –– и показал снимок, где они весёлые и счастливые, обнявшись, стояли с маленькой дочуркой.

             

Рейтинг: 0 190 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!