ГлавнаяПрозаЭссе и статьиПублицистика → КУСОК УГЛЯ НА ПАМЯТЬ

КУСОК УГЛЯ НА ПАМЯТЬ

13 января 2021 - Рижская Кошка
article487392.jpg
Разговор перед отъездом из Донецка:

 — Когда уже можно ждать?
 — Чего?
 — Интересно... Как это чего? Таблеток, склянок ты понавезла, нам уже все жопы поиздырявили, и это — всё?
 — А что ж еще?
 — А почита-а-ать?..
 — Приеду в Ригу – напишу.
 
Вот, приехала, написала:


Об Эдике
 
Расскажу я в этот раз об Эдуарде Борисовиче Хазанове, любимом моем дядюшке, о муже маминой сестры. Без этого семейно-
исторического введения мой рассказ будет неполон
.
Эдик 8-милетним ребенком остался вдвоем с младшим братом в Ленинграде, в блокаду. Отец воевал, а мама пропала в бомбежку, да так и не нашлась... Они с братом выходили к Смольному с гитарой и пели уходящим на фронт батальонам песни. Бойцы им давали кто хлеб, кто даже кусочек сахару.
 
Так продержались несколько месяцев, а потом их подобрали и вывезли через Ладогу. Младший братишка умер в дороге. Эдик выжил.

Потом, в 1943м, по детским домам ездили офицеры, искали мальчиков с музыкальным слухом, отбирали в музыкальное суворовское училище.

Когда Советская Армия освободила Ригу, их училище перевели сюда. В 1946-м его нашел отец, инженер-майор, сапер. Добился перевода в Ригу и несколько лет, пока Эдик учился в суворовском, они так и служили — отец служил по саперному делу, жил в Риге, Эдик приходил домой в увольнение.

Потом вернулись в Питер. Эдик не смог продолжить службу в армии, стал стремительно терять зрение, видимо, сказалось блокадное детство.
Он поступил в консерваторию, с блеском ее окончил, затем окончил режиссерские курсы...

Далее волею судьбы он стал режиссером Донецкого Театра Оперы и Балета и моим родственником. Потом было много всякого, работа в Заполярье, изданные книги и учебники, преподавание в Тверском музучилище...

А меня после универа направили в Ригу по распределению. Лет десять назад Эдик с теткой приехали ко мне в гости.  Теплый летний вечер...

 — Покатай нас по Риге! Просто покатай.

Катаемся.

 — А ты Ригу хорошо знаешь?
 — Ну да.
 — А ты можешь отвезти меня на Миера, 15?
 — Поехали…
 — Да! Это здесь, точно — Эдик чуть не выскакивает из машины на ходу.

Он не замечает, что я открываю своим пультом шлагбаум при въезде во двор...
Он с ликованием узнает старую липу, гладит кору, плачет...

 — А вон были наши окна. Эх, зайти бы туда, но это нереально...
 — А пошли!

Мы поднимаемся к их с отцом бывшей квартире, я достаю из сумки ключи и открываю двери.
В свой офис.
Вот такие коленца порой выкидывает судьба...


03.07.2016.

В этот раз я, как всегда по дороге в Москву, заехала в Тверь к Эдику. Неделю мыла, чистила, варила... Старалась вкусненько накормить и, главное, старалась как можно больше времени провести за беседами — Эдуард Борисович всегда был прекрасным, интересным собеседником, и в свои 83 года сохранил блестящий ум.
 
Пора ехать в Донецк

 — Знаешь, ты мне привези из Донецка кусочек угля. Вот помру, пусть мне в руку вложат и так похоронят.
 — Уголек привезу. А помирать совершенно незачем!

Дальше было все как обычно. Московская круговерть с покупкой медикаментов, забитая под завязку машина. Мастер-класс по загрузке коробок от ВайсманЪ, которому удалось впихнуть невпихуемое, что передала Пуха. Чудесный вечер с GMatvey и Trishhh. 
Внезапный звонок из Донецка – «нужен еще один препарат» и езда с Trishhh по ночной Москве в поисках этого самого препарата.

Явление Фа с тремя сумками после договоренности, что я возьму только маленький пакетик, ибо некуда (утрамбовали там, прижали здесь — удалось взять все!)
 

Привычная трасса М4.
Матвеев Курган.
Встречающий на границе Офицер.
Донецк.


Нет! Сначала — Харцызск. Потому что ночь, комендантский час, и вообще сначала — спать.

Офицер твердо обещал, что мне можно будет попастись на клубничной грядке.
Я так надеялась! Так мечтала! Я так соскучилась за живой настоящей клубникой!
А после нескольких холодных дней спелой клубники на грядке почти не было, зато созрела невероятно вкусная вишня.

Налопавшись вишен до умопомрачения, начинаю распаковывать и сортировать привезенное — что, куда, кому отвезти.


День второй

Ирине Мороз – детские вещи и сгущенку.
Позвонить Ветерку, что посылка для него прибыла и на днях будет доставлена.
Ох, это я напрасно сделала! Потому что потом Ветерок проклевал мне в телефоне дырку – ну где же?

К Лене — встретиться с Дашкой, отдать ей приданое для малыша, который должен скоро родиться.

Лене отдать 20 комплектов девчачьей школьной формы. За этот подарок спасибо Сергею из Беларуси.

Форма – загляденье! Фасонистый пиджачок, брюки и короткая юбка в сладку. Лена взяла на себя труд раздать подарки тем, кто в них действительно нуждается.
И тут — очередной звонок от Ветерка.

Ну да, опять стандартный вопрос — ну так, когда же? И — «а ты не привезла одежек для детей? Семья моего погибшего товарища, там четверо детей дом почти разбит, мы с мужиками им утеплили-подремонтировали что осталось. Деньгами пытаемся поддержать, как получается, но получается мало на четверых-то»…

Елы – палы! А я уже все отдала!

— Ветер, я привезу в следующий раз. Какие дети? Хотя бы пол, рост, возраст? Ветерок, чтоб не ошибиться, прислал фотографию.


Вот так...

Вечером позвонила Астрее, сообщила, что не привезла ей, забыла в Риге подарок от Ангела. Попросила Астрею (она умеет художественно оплести, чтоб получилось сувениром), кусочек угля для Эдика. Договорились, что завтра вечером встретимся. Теперь главное найти красивенький кусочек угля.
 

Что-то совсем сегодня к ночи стало громко. Лупят и лупят.
Мимо окон пронеслась пожарная и скорая...
Иринка нервничает. Судя по звуку, бьют по Гвардейке, а там живут ее родители.
Дозвониться не получается.
Я попробовала позвонить Ксюльке — удалось, но после фразы «все в порядке, мы в подвале, у нас обстрел», связь оборвалась.



День третий

Развоз медикаментов.
Сначала — к Абхазу, ибо им основная часть груза.
Потом по адресным заказам лекарства для Старого, Маэстро, Гарика, Бугра, Воробья, Пулеметчика, Рашпиля...
Уф... Со всеми встретилась, всем отдала, всех расцеловала…

Горестная новость — помните, год назад, в одном из моих отчетов была фотография Королевы, 94-летней бабушки Бугра? Ее не стало... Жаль...

Звоню Ксюхе — буду через час, добудь кусочек угля!
Явилась.
Ксюлька в панике! У нее борща нет!
— Ой, срам-позорище! Ну как же так, ну что ж ты раньше не позвонила!
 
То есть вариант, что я сыта, не рассматривается вообще, салат и пирожки не в счет. Борща-то нет? Значит, в дому безобразие.

Ксюхин сын принес уголь. Ээээ... я недоучла, что в Донецке народ щедрый, и если просят «кусок угля», то и будет КУСОК!
Звоню Астрее — отбой! Оплетать художественно такой кус невозможно, колоть жалко. Пусть будет целый, как добыли.
Все равно ведь у меня на обратном пути багажник пустой.

Сегодня у меня еще одно очень важное дело.
Мне нужно прийти к Боне с цветами от имени одного справного сибирского мужика, и сообщить, что он ею очарован! Правда, сибиряк требовал, чтоб это был букет ландышей. А где ж я ап эту пору возьму ландыши???

Букет ромашек с астромериями тоже получился ничо так, вполне даже стильно.


Фотографию Бони с букетом в Сибирь отправила, отчиталась.
Проболтали с Илоной пару часов.
Ножку все еще лечат. Устала и измучалась Бонечка, конечно, но она сильная, она выдержит и встанет! Давайте вместе, от всего сердца пожелаем ей докторов умных, терпения и удачи!
 
 
Ой, уже десять, до начала комендантского часа нужно успеть домой, то есть к Ире и Арику. Комендантский час в Донецке соблюдается строго. К одиннадцати часам город пустеет, остаются только патрульные машины и спецтранспорт — скорая, аварийка и прочее.

Ничего, закончится же когда-то эта дурацкая война! И снова можно будет гулять по ночным улицам, наслаждаясь вечерней прохладой и пряным ароматом роз.


День четвертый

— Ну, Ветерок? Готов получить подарок и сумку с медикаментами для подразделения?
Ах, нет. Ветерок не может, Ветерок сейчас пойдет под капельницу.
 
— То-то! А кто орал двое суток в трубку, что скорей-скорей, а то выпишут и ищи потом ветра в поле под Новоазовском?
 Так быстро не выписывают! Лежи отож тихо, не хулигань, через пару часов подъеду.

А пока едем с Офицером по его нынешнему месту службы в Легион, одно из подразделений МЧС, отдать привезенные медикаменты и познакомиться, поговорить с начмедом.

Познакомились. Совсем молоденькая девочка, умненькая и старательная, пока еще неопытная, и не дай ей Боже приобрести тот, страшный, опыт, который прошли Лекарь и Кроха, например...

До встречи с Ветерком еще час.

Где его провести? Никаких сомнений! Конечно, среди роз в удивительном Донецком парке кованых скульптур.
Просто посмотрите на эту невероятную красоту:






Эта  работа "Спаси и Сохрани" выкована  из  переплавленных  осколков.

 
Ветерок откАпался. Очень удобно, что в Калининке, как раз завезу медикаменты и ему, и попутным грузом в нейрохирургию пару ящиков с полезностями.

Там есть такой доктор Сергей Яковлевич Коровко:


От многих бойцов и командиров, от начмедов слышала о нем только восхитительные отзывы, мол, кудесник. Да и маму моих одноклассников Иры-Юры прооперировал мастерски.

Москвичка Ира передала в Донецк Юре денежку «на операцию». Так Юрка говорил, что гонялся за доктором с «конвертом» несколько дней, а когда догнал — получил совет, что, мол, если лишние, купил бы для отделения урологические катетеры.

Вот я и привезла, среди прочего полезного, сотню.

 — Здравствуйте. Мне нужен доктор Коровко.
 В ординаторской несколько врачей, один поднимается навстречу.

— Зачем он вам?
— Подарок вручить.
— Какой?
— Полезный! Только он у меня внизу, в машине. Дайте какого мальчика, чтоб мне коробки по лестницам не таскать.

— Коровко — это я. Но я подарков не принимаю!
— Этот — примете. Там шовный материал, операционная стерилка, препараты для противотромбовой премедикации, кровезаместители, антибиотики, трансфузионные катетеры, урологические...
 
— Огорошили, право слово... А вы кто?
— Я просто дончанка. Из Риги. А дончан, как и офицеров, бывших – не бывает. Конечно, подарок не только от меня, мне помогают очень много людей!..

— У меня слов нет... Обязательно скажите всем, что мы не просто благодарим, мы о вас молиться будем. Вы жизни спасаете!
— А вы спасаете мою Родину. Так что мы квиты…

По плану на сегодня все.
Завтра нужно передать посылку в Горловку. Буду думать, как...



День пятый

— Клубника поспела, приезжай!
— Офицер, я не могу, мне сегодня нужно в Горловку.
— Ага... еще скажи — по навигатору. В общем, подожди, я с командиром договорюсь и поедем вместе.

Дозвониться Светлане удалось далеко не с первого раза. В Горловке из-за постоянных обстрелов очень плохо работает связь. Но удалось.
Договорились, что она будет ждать нас у Почтамта, к ней ехать не надо у них стреляют...

Ехали кружным путем, через Енакиево.
Воистину Горловка — город-герой.
Два года! ДВА ГОДА по городу лупят без дня передышки!
А город жив и будет жить!

Фотки из Горловки не получились – ехали быстро, останавливаться было нельзя, да и снимать почти нигде нельзя.
Но вот это, хотя бы:в  центре города  дыры от осколков в стенах уцелевших домов и стволах молчаливых деревьев.
Дома потом заштукатурят, а деревья еще пол века будут напоминать это безумие людей:


Вечером наконец нашла Ролика. Фа передала для него пакет, я тоже собрала коробку с медикаментами. Только вот Фа не сказала ничего, кроме позывного.
Пришлось сначала звонить в Москву.

Ролик – киевлянин. Кадровый офицер. В Донецк приехал в июне 2014-го, когда после Одессы и авиабомбежек Луганска и Донецка понял, что хунта всерьез намерена утопить Донбасс в крови.
Вот так с тех пор и сражается за свободу и за право Донбасса жить.



День шестой

— Бабушка собрала клубнику. Приедешь съесть или сахаром пересыпать, чтоб не пропала?
— Еду-еду!

И я покатила в Харцызск исполнять свою клубничную мечту!
Звонит рижский телефон... Вот еще, кто это надумал? Я его не отключаю, конечно, но и не люблю лишних звонков...

— Алло?
— Ночью умер Эдуард Борисович. Хоронить будем завтра. Ты не успеешь, так что, наверное, и не дергайся.
 — Я успею…


... Что же делать, если на границе будет очередь, я не успею точно, да и промахнуть без остановок весь перегон до Твери, если стоять несколько часов, сил не хватит…
Что делать???

Звоню Абхазу.
— Ахра, я никогда ничего не просила для себя. Сейчас прошу. Если на границе будет очередь, поможешь договориться с погранцами, чтобы пропустили?

— Не волнуйся, там тоже люди! Просто подойди к начальнику смены, объясни. Если что — позвонишь мне, дашь трубочку, я поговорю.

На границе я так и сделала. Просто подошла к старшему по смене. Меня пропустили мимо очереди. Спасибо огромное погранцам!



День седьмой

Я успела.
От большого куска угля по дороге откололся маленький кусочек.
Его я вложила в руку Эдику, как он и просил.
А большой положила на могилу в изножье креста.

Очень хочу перечислить всех-всех, кто мне помогал.
Ярга
Тrishh
GMatvey
Were-wolf
Васисуалий Лоханкин
Дурдомыч
Ангел
Paolapooh
Доктор Валя.
Доктор Володя
Доктор Игорь.
Доктор Кирилл
Капитан
Стармех танкера
Белорус Сергей
Латышки Маргарита и Айна
Доктор Галина.
Птица Сокол
Хох
Любимчик Валерка
Маруся Борджиа


Вот так…

А в Донецке поспели абрикосы. Пора ехать…



© Copyright: Рижская Кошка, 2021

Регистрационный номер №0487392

от 13 января 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0487392 выдан для произведения: Разговор перед отъездом из Донецка:

 — Когда уже можно ждать?
 — Чего?
 — Интересно... Как это чего? Таблеток, склянок ты понавезла, нам уже все жопы поиздырявили, и это — всё?
 — А что ж еще?
 — А почита-а-ать?..
 — Приеду в Ригу – напишу.
 
Вот, приехала, написала:


Об Эдике
 
Расскажу я в этот раз об Эдуарде Борисовиче Хазанове, любимом моем дядюшке, о муже маминой сестры. Без этого семейно-
исторического введения мой рассказ будет неполон
.
Эдик 8-милетним ребенком остался вдвоем с младшим братом в Ленинграде, в блокаду. Отец воевал, а мама пропала в бомбежку, да так и не нашлась... Они с братом выходили к Смольному с гитарой и пели уходящим на фронт батальонам песни. Бойцы им давали кто хлеб, кто даже кусочек сахару.
 
Так продержались несколько месяцев, а потом их подобрали и вывезли через Ладогу. Младший братишка умер в дороге. Эдик выжил.

Потом, в 1943м, по детским домам ездили офицеры, искали мальчиков с музыкальным слухом, отбирали в музыкальное суворовское училище.

Когда Советская Армия освободила Ригу, их училище перевели сюда. В 1946-м его нашел отец, инженер-майор, сапер. Добился перевода в Ригу и несколько лет, пока Эдик учился в суворовском, они так и служили — отец служил по саперному делу, жил в Риге, Эдик приходил домой в увольнение.

Потом вернулись в Питер. Эдик не смог продолжить службу в армии, стал стремительно терять зрение, видимо, сказалось блокадное детство.
Он поступил в консерваторию, с блеском ее окончил, затем окончил режиссерские курсы...

Далее волею судьбы он стал режиссером Донецкого Театра Оперы и Балета и моим родственником. Потом было много всякого, работа в Заполярье, изданные книги и учебники, преподавание в Тверском музучилище...

А меня после универа направили в Ригу по распределению. Лет десять назад Эдик с теткой приехали ко мне в гости.  Теплый летний вечер...

 — Покатай нас по Риге! Просто покатай.

Катаемся.

 — А ты Ригу хорошо знаешь?
 — Ну да.
 — А ты можешь отвезти меня на Миера, 15?
 — Поехали…
 — Да! Это здесь, точно — Эдик чуть не выскакивает из машины на ходу.

Он не замечает, что я открываю своим пультом шлагбаум при въезде во двор...
Он с ликованием узнает старую липу, гладит кору, плачет...

 — А вон были наши окна. Эх, зайти бы туда, но это нереально...
 — А пошли!

Мы поднимаемся к их с отцом бывшей квартире, я достаю из сумки ключи и открываю двери.
В свой офис.
Вот такие коленца порой выкидывает судьба...

В этот раз я, как всегда по дороге в Москву, заехала в Тверь к Эдику. Неделю мыла, чистила, варила... Старалась вкусненько накормить и, главное, старалась как можно больше времени провести за беседами — Эдуард Борисович всегда был прекрасным, интересным собеседником, и в свои 83 года сохранил блестящий ум.
 
Пора ехать в Донецк

 — Знаешь, ты мне привези из Донецка кусочек угля. Вот помру, пусть мне в руку вложат и так похоронят.
 — Уголек привезу. А помирать совершенно незачем!

Дальше было все как обычно. Московская круговерть с покупкой медикаментов, забитая под завязку машина. Мастер-класс по загрузке коробок от ВайсманЪ, которому удалось впихнуть невпихуемое, что передала Пуха. Чудесный вечер с GMatvey и Trishhh. 
Внезапный звонок из Донецка – «нужен еще один препарат» и езда с Trishhh по ночной Москве в поисках этого самого препарата.

Явление Фа с тремя сумками после договоренности, что я возьму только маленький пакетик, ибо некуда (утрамбовали там, прижали здесь — удалось взять все!)
 

Привычная трасса М4.
Матвеев Курган.
Встречающий на границе Офицер.
Донецк.


Нет! Сначала — Харцызск. Потому что ночь, комендантский час, и вообще сначала — спать.

Офицер твердо обещал, что мне можно будет попастись на клубничной грядке.
Я так надеялась! Так мечтала! Я так соскучилась за живой настоящей клубникой!
А после нескольких холодных дней спелой клубники на грядке почти не было, зато созрела невероятно вкусная вишня.

Налопавшись вишен до умопомрачения, начинаю распаковывать и сортировать привезенное — что, куда, кому отвезти.


День второй

Ирине Мороз – детские вещи и сгущенку.
Позвонить Ветерку, что посылка для него прибыла и на днях будет доставлена.
Ох, это я напрасно сделала! Потому что потом Ветерок проклевал мне в телефоне дырку – ну где же?

К Лене — встретиться с Дашкой, отдать ей приданое для малыша, который должен скоро родиться.

Лене отдать 20 комплектов девчачьей школьной формы. За этот подарок спасибо Сергею из Беларуси.

Форма – загляденье! Фасонистый пиджачок, брюки и короткая юбка в сладку. Лена взяла на себя труд раздать подарки тем, кто в них действительно нуждается.
И тут — очередной звонок от Ветерка.

Ну да, опять стандартный вопрос — ну так, когда же? И — «а ты не привезла одежек для детей? Семья моего погибшего товарища, там четверо детей дом почти разбит, мы с мужиками им утеплили-подремонтировали что осталось. Деньгами пытаемся поддержать, как получается, но получается мало на четверых-то»…

Елы – палы! А я уже все отдала!

— Ветер, я привезу в следующий раз. Какие дети? Хотя бы пол, рост, возраст? Ветерок, чтоб не ошибиться, прислал фотографию.


Вот так...

Вечером позвонила Астрее, сообщила, что не привезла ей, забыла в Риге подарок от Ангела. Попросила Астрею (она умеет художественно оплести, чтоб получилось сувениром), кусочек угля для Эдика. Договорились, что завтра вечером встретимся. Теперь главное найти красивенький кусочек угля.
 

Что-то совсем сегодня к ночи стало громко. Лупят и лупят.
Мимо окон пронеслась пожарная и скорая...
Иринка нервничает. Судя по звуку, бьют по Гвардейке, а там живут ее родители.
Дозвониться не получается.
Я попробовала позвонить Ксюльке — удалось, но после фразы «все в порядке, мы в подвале, у нас обстрел», связь оборвалась.



День третий

Развоз медикаментов.
Сначала — к Абхазу, ибо им основная часть груза.
Потом по адресным заказам лекарства для Старого, Маэстро, Гарика, Бугра, Воробья, Пулеметчика, Рашпиля...
Уф... Со всеми встретилась, всем отдала, всех расцеловала…

Горестная новость — помните, год назад, в одном из моих отчетов была фотография Королевы, 94-летней бабушки Бугра? Ее не стало... Жаль...

Звоню Ксюхе — буду через час, добудь кусочек угля!
Явилась.
Ксюлька в панике! У нее борща нет!
— Ой, срам-позорище! Ну как же так, ну что ж ты раньше не позвонила!
 
То есть вариант, что я сыта, не рассматривается вообще, салат и пирожки не в счет. Борща-то нет? Значит, в дому безобразие.

Ксюхин сын принес уголь. Ээээ... я недоучла, что в Донецке народ щедрый, и если просят «кусок угля», то и будет КУСОК!
Звоню Астрее — отбой! Оплетать художественно такой кус невозможно, колоть жалко. Пусть будет целый, как добыли.
Все равно ведь у меня на обратном пути багажник пустой.

Сегодня у меня еще одно очень важное дело.
Мне нужно прийти к Боне с цветами от имени одного справного сибирского мужика, и сообщить, что он ею очарован! Правда, сибиряк требовал, чтоб это был букет ландышей. А где ж я ап эту пору возьму ландыши???

Букет ромашек с астромериями тоже получился ничо так, вполне даже стильно.


Фотографию Бони с букетом в Сибирь отправила, отчиталась.
Проболтали с Илоной пару часов.
Ножку все еще лечат. Устала и измучалась Бонечка, конечно, но она сильная, она выдержит и встанет! Давайте вместе, от всего сердца пожелаем ей докторов умных, терпения и удачи!
 
 
Ой, уже десять, до начала комендантского часа нужно успеть домой, то есть к Ире и Арику. Комендантский час в Донецке соблюдается строго. К одиннадцати часам город пустеет, остаются только патрульные машины и спецтранспорт — скорая, аварийка и прочее.

Ничего, закончится же когда-то эта дурацкая война! И снова можно будет гулять по ночным улицам, наслаждаясь вечерней прохладой и пряным ароматом роз.


День четвертый

— Ну, Ветерок? Готов получить подарок и сумку с медикаментами для подразделения?
Ах, нет. Ветерок не может, Ветерок сейчас пойдет под капельницу.
 
— То-то! А кто орал двое суток в трубку, что скорей-скорей, а то выпишут и ищи потом ветра в поле под Новоазовском?
— Так быстро не выписывают! Лежи отож тихо, не хулигань, через пару часов подъеду.

А пока едем с Офицером по его нынешнему месту службы в Легион, одно из подразделений МЧС, отдать привезенные медикаменты и познакомиться, поговорить с начмедом.

Познакомились. Совсем молоденькая девочка, умненькая и старательная, пока еще неопытная, и не дай ей Боже приобрести тот, страшный, опыт, который прошли Лекарь и Кроха, например...

До встречи с Ветерком еще час.

Где его провести? Никаких сомнений! Конечно, среди роз в удивительном Донецком парке кованых скульптур.

Просто посмотрите на эту невероятную красоту:
 
Рейтинг: +2 40 просмотров
Комментарии (4)
Рижская Кошка # 13 января 2021 в 20:37 +1
почему-то в текст не вставляется моя любимая Баба Яга
https://b.radikal.ru/b20/2101/aa/7a6786db63f6.jpg
Рижская Кошка # 13 января 2021 в 22:40 +1
да ёлки! Она вообще не грузится! Одно слово - ведьма.
Рижская Кошка # 14 января 2021 в 04:07 +1
https://ibb.co/JHGWN11

Я ее все-таки частично победила )
Сергей Шевцов # 14 января 2021 в 13:25 0
Кошка, я иногда брожу по этому "бульвару кузнецов", совсем рядом на проспекте Мира квартиры моих мамы и племянницы, а на проспекте Ватутина салон красоты моей сестры. В парке ещё есть кованная беседка влюблённых, куда приходят донецкие молодожёны для фотосессий. Очень надеюсь, что этот вернисаж на открытом воздухе когда-нибудь пополнится художественной композицией, посвящённой волонтёрам Донбасса.