ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМистика → Эхо Прошлого Глава 9

Эхо Прошлого Глава 9

2 сентября 2014 - Юлия Пуляк
О, боги… она сейчас упадет в обморок. Она сейчас плохо соображает, чтобы заставить себя ровно дышать, а ногам крепко стоять на полу. Кей подкосило и ее тело повело в сторону. Адриан спешно подхватил ее под руки, удерживая на ногах.
- Прости… - прошептал он. – Я не хотел причинять тебе боли. Я не думал… что ты окажешься здесь. – Адриан опустил ей голову на макушку. – Я…
- … почему ты ничего мне не рассказал? Почему не рассказал о прошлом? Почему не рассказал о Сэме?
Сложный вопрос. Руки Адриана напряглись, на спине Кей.
- Я хотел оградить тебя от прошлого. А с Сэмом… не знаю… я испугался за то, что ты могла увидеть.
- Но позволил Темному угрожать мне? – Она отстранилась от него. – Он мог убить меня еще в машине на пути к дому. Он мог сделать это и в доме, когда угрожал отверткой. Он мог… - слезы подкатили к горлу. Чертовски много свалилось на нее за последние сутки. Она узнала, что Сэм, вовсе не Сэм. Демон в оболочке ее… мужа… черт, она вышла замуж за Парадуха, думая, что выходит замуж за человека. А потом Адриан огорошил ее тем, что когда-то они были вместе. И он тоже умер… как и Сэм… и он тоже Парадух… как теперь жить с этим? Как теперь смотреть на вещи? Что теперь ей делать? Она в замкнутом круге города с кучей Парадухов. С безумным Темным, что пытается напугать ее до чертиков, а возможно и убить. Должна найти ребенка Наташи… и ее дар, работает вне ее контроля.
Безумие.
- Прости, Кей. Но если бы я тебе все рассказал, ты бы мне поверила.
Верно. Сколько времени ушло, чтобы вдолбить в ее голову правду? Сколько шока, сколько головокружение потрачено, чтобы принять ее?
- Когда это случилось с нами?
- Мы познакомились, когда тебе было двадцать один. Мы решили не торопится. Только через два года, подали заявление.   
Почти три года воспоминаний канули в ничто. Не помнить Адриана… не знать, через что она прошла, когда пыталась мириться с его смертью. Не видеть его в своих снах.
Пустота затопила ее грудь. Все это время, она жила в неведении и прекрасно справлялась с этим. Разве это разумно? Разве так правильно?
Кей поджала губы.
- Ты сказал, что Сэм умер в пожаре. Когда я вызвала его, пришел Светлый. Получается, Пол убил его? Тогда, как Темному удавалось столько времени вести себя хорошо?
- Сэм, был сильным Парадухом. Что-то от Светлого все же осталось в нем. Это ненадолго сдерживало Темного. Думаю, произошел толчок для того, чтобы полностью вытеснить Светлого.
- И что это было?
- Этот город. Иногда, здесь Парадухи встречают свои стороны, пытаясь убить друг друга. Редкость, когда две половины живут в ладу. А так как Светлого Сэма почти не осталось, Темный полностью занял свое место. Город питает Темных, а Светлых ранит.
- Как все запутано. – Пробормотала Кей.
- Да. 
- И ты здесь только потому, что Наташа не выпускает вас? Как вообще можно назвать это место? Чистилище? Лимб? Вместилище Парадухов?
- Мы называем это место – Мертвым Городом. И дело не только в Наташе. – Адриан прошел к столу, проведя пальцем по глади. – Когда у Кинга – моего прадеда, родились близнецы, он был несказанно рад. Мальчики. С каждым годом, он все больше и больше любил их. Они были красивыми и рослыми – гордость Эшвордов. Но с ангельской красотой, им перешла и натура отца. Жестокость, дерзость и гордыня. Они ни во что не ставили Наташу, но уважали отца. А она… - он обошел стол, сев в кресло. – Она мечтала о девочке. Она мечтала о том, какая она будет красавица. Кроткая, нежная и послушная. Наташа долго засматривалась в витрины магазинов на платьица. Но Кинг был против третьего ребенка. К тому же, чтобы в его доме была еще одна женщина? Ни за что. У него есть сыновья – наследники его бизнеса. Поэтому, Кинг отверг мечту Наташи, пригрозив – если она хоть однажды подумает об этом еще раз – ей не поздоровится. Но она думала. Она желала свою мечту. Она мечтала о том, как будет заплетать ее роскошные волосы в косы. Как будет играть с ней в куклы или чаепития. Никто, даже Кинг не смел запрещать ей думать, пусть от этого и было не легко.
- Он бил ее? – Прошептала Кей, сев на стул.
- Да. Доходило вплоть до сломанных ребер и сотни серьезных ушибов. Кинга ничего не останавливало. Ни ее мольба, ни слезы. И близнецы видели это все. Знаешь, что они говорили после?
Кей покачала головой. Хотя, чего можно ожидать от маленьких садистов?
- Они говорили – почему ты держишь в своем доме, слабую женщину? – Адриан стиснул зубы, сжав кулаки, испытывая ярость по отношению к несносным поганцам. – У тебя, есть мы – этого достаточно.
Боги. Родные дети говорили такое? И она продолжала их любить после этого?
Кей бросило в холодный пот. Тошнота подкатила к горлу.
- Тем временем, гостиница процветала. Люди приезжали и уезжали… а Наташа чахла в стенах «Призрака». Кинг устраивал фуршеты. Вечеринки. Без тени сочувствия к тому, что его жена стонет от боли, в кровати, он развлекался, окружая себя важными персонами и женщинами. Он изменял ей и ничуть не стыдился этого. Как-то Наташа застала Кинга в объятиях одной сомнительной внешности, дамой, но ничего не сказала. Она просто вернулась в свою комнату и не выходила несколько дней, отказываясь от еды и питья. А вот Кингу не понравилась ее реакция. Если нет ревности – нет любви. На третий день голодовки Наташи, он вошел в спальню и запер дверь. Впервые в жизни, чтобы не показывать, что он делает с матерью своих сыновей. Но, я уверен. Эти гады подглядывали в замочную скважину, пока Кинг насиловал свою собственную жену.
Кей сглотнула. Желудок свело, будто она испытывала на себе всю жестокость Кинга.
Невероятно. Как она могла жить с таким тираном? Как она могла терпеть его все это время? Почему не ушла? Почему не развелась? Ах, ну, видимо в то время, это было не выгодно для разведенки. Тогда бы она осталась без содержания и без крыши над головой.  
- Через два месяца, Наташа поняла, что беременна. – Адриан глубоко вздохнул. – Только… узнав это, Кинг приказал ей избавится от выродка. Когда, Наташа воспротивилась, прадед сунул ее под ледяную воду, приставив к животу нож. Он сказал – чувствуешь, как эта мерзость крутиться в тебе? Проще родить ублюдка, нежели погубить его? Я все равно избавлюсь от него.
Кей обхватила свой живот, интуитивно защищая несуществующего ребенка от слов. 
- А потом… Кинг, кажется, смирился с ее беременностью. Он перестал угрожать, просто не обращая внимания на Наташу. И она была рада этому. В итоге, когда почувствовались первые схватки, Кинг вызвал доктора Хамстера.
Хамстера? Не может быть! Тот доктор, что приходил в ее комнату и солгал ей о ребенке. Этот старикашка изначально все знал. Он знал, кто такая Наташа. Знал ее историю, и молчал.
- Роды были тяжелыми. Учитывая, что пришлось пережить Наташе… она никак не могла разродится. Пришлось прибегнуть к кесаревому сечению.
Кровь на простынях. Кей вздрогнула. Слишком много крови от крысы. Столько крови может быть только если…
- … ребенка достали. Но Наташа не успела его взять на руки, как Кинг вынес его из спальни. Она даже не знала, кто это – мальчик или девочка.
- А что сказал доктор Хамстер?
Адриан посмотрел в упор на Кей.
- Сказал – не беспокоится. – Он забарабанил пальцами по столу. – Наташа умоляла Кинга отдать ее ребенка. Она стояла перед ним на коленях и плакала. Сердце матери разрывалось от незнания, что с ее чадом. Но Кинг был непреклонен. Сначала, он молчал. Затем, ударил Наташу по лицу. А после… сказал слова, от которых Наташа чуть не потеряла дар речи.
У Кей зашевелились волосы на голове.
- Он сказал… «Хочешь знать, где сейчас твой ублюдок? Так он с твоими сыновьями. Они немного поиграют с ним, а после скормят дворовым псам. И кстати, это девочка».
Кей хотелось стошнить. По-настоящему стошнить. В горле стояла палящая кислота. Ей пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы прогнать ее.
Адриан замолчал, переваривая собственные слова. Его красивое лицо, было таким же бледным, как и лицо Кей. Они оба сидели в сосущей тишине и слышали лишь отчаянное биение сердца.
- Все ее мечты. – Отозвался его голос. – Все ее надежды рухнули, благодаря словам Кинга. Боль и мука были ее единственными путниками по жизни. Не знать дочь, но знать, что она никогда не вздохнет. Никогда не улыбнется ей. Не увидеть ее взрослеющей и носящей под сердцем, ребенка. Вскоре, боль сменилась ненавистью. Ярость… только она толкала ее, продолжать дышать. Она хотела отмщения. Она остро нуждалась увидеть смерть тех, кто причинил ее дочери боль. Когда близнецам исполнилось пятнадцать… первым исчез Чарльз. Первым, потому что именно он, швырнул ребенка на растерзание собакам, как кость. Но Наташа сделала так, что Кинг увидел изувеченное тело сына на улице. Увидев это, он замкнулся в себе, а Наташа испытала удовлетворение. Уильям… он испугался. Он страшился шагов матери, блуждающей рядом с его комнатой. Поэтому и сбежал. Наташа не смогла его найти. Да, и ей было плевать. Когда Наташа вызвала Хамстера, повидать мужа, доктор спросил ее о ребенке. Спросил – как он поживает, не болеет ли? Что могла ответить на это мать, которая знала только одно? Поэтому Наташа что-то невнятно пробормотала, велев как следует осмотреть Кинга. Она была безжалостна. А Кинг не мог рассказать о том, что она сделала с ним. Смерть стояла у его кровати уже давно. Через несколько месяцев Кинг – умер. И его смерть была загадкой для всех.
Кей испытала не просто симпатию к Наташе. Она была горда ее поступком. Так поступила бы любая любящая мать. И она тоже. Случись подобной, Кей не оставила бы шанса ублюдком, лишивших ее ребенка. Она бы с наслаждением наблюдала за агонией боли и хохотала, как безумная.
Дурной огонек загорелся в ее зеленых глазах, что напугало Адриана. Он встал с места и подошел к Кей.
- Ты в порядке? – Он положил руки ей на плечи. – Прости, я не должен был так все сразу рассказывать.
- Должен. Теперь, я понимаю, почему она контактировала со ной. Только не пойму, откуда ты все это знаешь?
Адриан вздохнул, мягко потянув Кей к себе.
- Наташа мне все рассказала. Она желает найти свою дочь. Она не уверенна, что дочь погибла от зубов собак… она уверена, что ребенок где-то здесь. Его могли спрятать от Наташи.
- Поэтому она заперла всех в этой гостинице?
- Да. Когда Кинг умер, она больше не могла испытывать муки. Единственное, чего она желала… это встретится на небесах со своей дочерью, будучи уверенной, что муж и близнецы, будут гореть в аду. Телом она покинула землю. А вот неспокойная душа… она вернулась сюда и теперь мы в одной с ней, клетке. К тому же… я Эшворд. Она… она была очень рассержена, когда узнала, что Уильям создал не только семью, но и продолжил бизнес своего отца.
- Твой дед и отец… они…
- … они гибли. – Адриан обхватил ее лицо ладонями. – Один за другим. Все кто прикасался к стенам «Призрака» – умирали. Это проклятие оставленное в завещании Наташи. Все кто носят нашу фамилию… не долго жили.
- Ты думаешь, - Кей мучительно свела брови. – Та авария, что случилась с тобой… ты думаешь…
- … господи, прости меня, Кей. – Он резко отстранился от нее, попятившись. – Я мог погубить тебя. Если бы ты взяла мою фамилию… ты могла умереть. Я не знал. Прости, я не знал, пока не попал сюда.
- Ты не виноват, Адриан. – Кей подошла к нему, протянув руку, но он отшатнулся, точно от заразы.
- Не нужно, Кей. Пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты пострадала. Просто… просто пусть все останется, как прежде. Ты Кей Уильямс – я Адриан Эшворд.
Все, как прежде? Он сошел с ума, раз считает, что после прошлого, которое нас когда-то связывало, я соглашусь с ним.
- Не говори так, Адриан. Теперь, я не смогу отпустить воспоминания, даже если очень захочу. И раз уж… - она закусила нижнюю губу. – Сэма не существует, как человека. То и брак наш тоже ненастоящий. Я Кей… твоя невеста.
- Замолчи. – Он в ужасе уставился на нее, округлив глаза. – Прошу, не говори этого. Я не хочу… 
Но Кей подошла к нему, и обхватила его лицо ладонями. Пусть он вяло сопротивлялся этому, стараясь высвободится, она все же заставила Адриана смотреть себе в глаза.
- Я найду дочь Наташи. Я упокою ее душу и все закончится. И… - ты исчезнешь. Буду ли я помнить тебя или забуду? Буду ли сходить с ума по незнакомцу, которого когда-то любила… я же любила его, верно? Буду ли я плакать по ночам, не чувствуя Адриана рядом? – И освобожу город.
Неожиданно, в музейной комнате раздался жуткий грохот и звон стекла.
- Это Наташа. – Опешил Адриан.
- Она здесь? – Мурашки побежали по позвоночнику, колотя молоточками по затылку.
- Господи, я надеюсь, она не слышала нас.
- Не слышала? А разве она не знает, кто я?
- Я скрывал от всех свои воспоминания и просил молчать об этом другим. – Он задрожал, воровато поглядывая на двери комнаты.
- Послушай. Я ведь ей нужна, так? И моя фамилия не Эшворд. Так что нечего бояться.
- Но ты была со мной. – Не унимался он, крепко держа за руки Кей. Он не хотел впускать ее в комнату. Не хотел, чтобы Наташа знала о ней, как о его невесте, а не как о медиуме.
- Все будет хорошо. – Хотя, у самой уверенности было с кончик иглы. Наташа теперь не человек. Она дух. Злобный и мстивый дух, что не перед чем не постоит. Но, она должна попытаться уверить ее, что ей можно доверять. Что она не враг, а союзник.
Потянув за собой Адриана, они вошли в комнату. На полу, небрежным ворохом валялись Забытые Вещи постояльцев в россыпи хрустальных осколков. А за ним, портрет. Кто-то или что-то сорвало его, чтобы напугать или предупредить.
- Где Наташа? – Кей шагнула вперед, хрустя осколками. Она присела на корточки, подхватив картину за раму. Когда она развернула портрет, то отшатнулась, выронив его из рук. Ничего. Он был пуст. – Где… где остальные?
Адриан подошел к ней, рассматривая пустой холст. Он сдвинул брови, дернув верхней губой.
- Я не знаю.
- Что она задумала? – Кей поднялась на ноги.
- Не понимаю.
- Они тоже здесь? Кинг и близнецы, они здесь?
- Я не уверен. Но почему ты спрашиваешь?
- Если Чарльз здесь, мне нужно коснутся его, узнать – где дочь Наташи.
- Тогда, идем.
Они выбежали из кабинета, миновали небольшой коридор, и оказались в фойе. Люди… точнее выражаясь, Полудухи, бродили по залу, задевая друг друга плечами. Если бы подобное случилось в нормальной жизни, то определенно началась бы перепалка. Но они… они абсолютно не реагировали, тупо блуждая, как ни в чем не бывало.
- Мне кажется, или их стало меньше?
- Не кажется. Когда разбился лоток с Забытыми Вещами, некоторые из Духов исчезли.
- Погоди, - она развернулась к нему. – Ты сказал – Духов? Разве они не Полудухи?
- Есть еще одна вариация в Мертвом Городе. Помимо Полудухов, существуют Души. – Адриан пожевал нижнюю губу. – Те Забытые Вещи, они магниты для Душ. Для бывших обладателей этих вещей.
- Хочешь сказать, все оставленные побрякушки, принадлежали этим людям, а теперь Душам? И это их удерживает здесь?
- Да.
Кей не могла понять – раз Адриан в курсе, то почему не отпустит их? Почему удерживает здесь?
- Тогда, надо их выпустить. – Она развернулась, направляясь обратно к коридору.
- Нет. – Адриан схватил ее за руку. – Наташа будет недовольна. То, что произошло в комнате… была случайность, видимо по ее вине. Но, если мы освободим остальных… она не простит этого нам. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
- Но нельзя же так их оставлять. Это неправильно. – Возмутилась Кей, упрямо поджав губы.
- Я понимаю, ты хочешь их спасти. – Он мягко сжал ее руки в своих ладонях. – Но нам лучше найти дочь Наташи. Тогда, эти души освободятся.
Ох, не нравится мне все это. Что-то здесь не чисто… и кажется, Адриан что-то скрывает.
Она подняла глаза на табло над автоматическими дверями. Цифра тринадцать так и пылала, подмигивая Кей.
- Я думала, что в отелях и гостиницах нет этой проклятой цифры.
- В Мертвом Городе есть все. Мы находимся между двенадцатым и четырнадцатым этажами.
- Ладно. Отсюда можно как-то выйти на улицу?
- Конечно. – Он повел ее к дверям, поставив впереди себя. – Представь, что ты вышла отсюда. Мысли материально, Кей. – Улыбнулся Адриан.
Кей закрыла глаза. Ну, раз уж я могу выйти из «Призрака», значит могу покинуть и Мертвый Город. Она представила, что не только пересекает порог отеля, в теплые лучи, в духоту, на оживленную улицу. Она представила, что находится у себя дома. В своем любимом, потертом кресле. За своим столом, за которым принимала клиентов. Ее комната в полумраке, а по углам чадят зажжение свечи. Ей спокойно. Она в безопасности. Она дома и больше никаких призраков.
Но когда Кей открыла глаза… сумерки. Холодный воздух, пропитанный сыростью. Деревья… боги, эти деревья, настоящая икебана для ценителя такого способа издеваться над природой. Искривленные, с голыми, высохшими ветками, что клонятся к земле, точно Иудино дерево.[1]И все это безобразие тянется вдоль пустой улицы. Абсолютно пустой. Лишь у горизонта, виднеются несколько домов. Но они кажутся, черными размытыми пятнами, на общем фоне. Хмурое небо, с серо-кирпичными разводами, проскальзывает сквозь холодную луну, чей цвет едва ли можно назвать белым или серебряным. Скорее, коричнево-молочным.
Она обернулась. У входа в «Призрак», стояли обглоданные пальмы с прогнившими кокосами. Пожухлые листья, цвета пергамента, шуршали и дрожали, хотя было безветренно.
Боги. Что это за место? И Темный Сэм притащил ее сюда. Вот, сволочь. Он знал, что случится и тем не менее, умышленно привез ее сюда.
Кей прошла несколько шагов, затем опустилась на корточки, прикоснувшись к асфальту. На ощупь, как слизкий камень.
Прикрыв глаза, она глубоко вдохнула, концентрируясь.
Тишина. Сосущая, всепоглощающая тишина. А затем, издалека стали звучать крики и топот, на все лады. Картинки запрыгали у нее в голове. Ноги. Только ноги, мужские, женские, детские. Все они бежали по этой улице, гонимые ужасом. Кто-то упал… когда позади раздался гул, точно товарный поезд подал сигнал. Лицо… Кей вздрогнула. Мужское, перекошенное от страха. Испарина на коже… слезы… мужчина живо поднялся и побежал дальше, проскочив через ее тело.
Она открыла глаза, сглатывая тошноту. Вмешиваться в прошлое, не так уж и приятно. Кей испытала комок страха, закрутившийся в животе. Интуитивно, она хотела и сама бросится бежать.
- Что-то увидела? – Спросил Адриан, смотря на нее свысока.
- Когда умерла Наташа? – Кей выпрямилась, шагнув к одному из деревьев.
- В шестидесятых.
- Пятьдесят четыре года назад. – Пробормотала она. – И все эти годы, она губила людей и вашу семью. – Кей закрыла глаза, глубоко вдохнув.
Перед ней высится дерево с густой и зеленой кроной. Легкий бриз тревожит листву, неся за собой запах свежести. Но затем, вдоль ствола дерева, молнией расползается черное пятно, высушивая кору. Листья желтеют и опадают, а корни с треском кланяться к земле.
- Это место отравлено, Адриан. – Произнесла Кей, опустив руку. – Все здесь, умерло. Ты сказал, что отель кишит Парадухами и Душами.
- Да.
- Горничная, Фиужиа. Я видела ее смерть.
- Когда она прикоснулась к тебе? – Адриан вздохнул. – Прости. Я хотел это предотвратить.
- Ее что-то напугало. – Кей посмотрела на мужчину. – Что она говорила на самом деле, Адриан?
Он отвел взгляд. Что Адриан пытается от меня скрыть? Раз уж я здесь, то я имею право знать правду. Он просветил меня в том, что существуют Парадухи и Души. Что существует женщина, убитая горем и теперь она мстит всем, кого встретит на своем пути. То, что Сэм никогда не был настоящим… и вообще, на самом деле являлся Темным, с желанием прикончить меня в любой момент. И… Адриан… он был моим женихом. Но, я по-прежнему ничего не помню о нем. Только жаркие объятия и сладость от его прикосновений. Почему моя память отказывается вспоминать прошлое даже здесь?
- Она говорила… что тебе лучше покинуть «Призрак». Здесь опасно.
- И она права, так? – Кей нахмурилась. – Тебе стоило хотя бы попытаться мне все рассказать.
- Прости. – В который раз он извиняется передо мной. Такое ощущение, что он виноват больше, чем есть на самом деле.
- Ко мне приходила миссис Гульфи.
Лицо Адриана побелело. Он резко остановился, выпучив глаза.
- Неона Гульфи?
- Да. Я знаю, что она сделала. – Кей скрестила руки на груди. – Она отравила супругов Ламбор. И по счастью, - она хмыкнула. – Сэм, то есть Темный Сэм купил этот дом. Он убедил меня, что здесь ничего плохого я не увижу. Он даже сделал дубликат ключей, чтобы мне ничего не явилось.
- Она, что-нибудь приносила с собой?
- Да. Корзину с яблоками. Но как только я увидела ее тайну, я сразу же избавилась от них. – Кей заискивающе посмотрела на Адриана. – Почему ты так испугался?
Вместо ответа, Адриан резко обнял Кей, крепко прижимая к своей груди.
Да, что с ним такое? Да, понимаю, он боится за меня… но я пока жива и невредима.
- Они будут пытаться остановить тебя. – Прошептал он.
- Кто?
- Ангелы.
О, ну, отлично. Еще и ангелы здесь. Что же… это неверное не плохо, да? Судя по библии, ангелы защищают, а не убивают? Или здесь, какие-то особенные ангелы?  М-да, список в Мертвом Городе с каждым шагом пополняется. Кто еще будет? Оборотни? Вампиры? А может, демоны?
- Ангелы Чужих Тайн.
Кей отстранилась от Адриана, искоса посмотрев на него. А он случаем, не рехнулся? Что за сказки?
- Ангелы Чужих Тайн. – Повторила она. – Ангелы, которые собирают чужие тайны? И что они с ними делают?
- Заражают безумием. Когда они прикасаются к кому-нибудь из людей, то тайны, что хранятся в их сознании, переходит к человеку. И человек, думая, что совершил подобное, впадает в сумасшествие. Люди пытаются искупить вину. Очистить совесть. Но приходят всегда к одному… они кончают жизнь с самоубийством.
- И миссис Гульфи одна из АЧТ?[2]Она хотела передать мне чью-то тайну?
- Она хотела остановить тебя, чтобы ты не добралась до правды.
- Не понимаю. Я видела ее…
- … ты видела некто, кто это сделал.
- Возможно, но ее руки. Я видела руки миссис Гульфи.
- Видимо, они немного изменяют видения.
Кей отошла от Адриана.
- Объясни мне – зачем? Здесь знают, кто я?
- Кроме меня… Наташи… и Темного Сэма, никто. Я надеюсь. А миссис Гульфи рассказал Темный. Парадухи не особо любят медиумов. Честно говоря, они побаиваются их. Потому что они могут упечь их в свой мир и не выпускать. Но ты, Кей. Ты особенная. Ты единственный медиум, что видит Парадухов. Никто больше. Я искал многих, и только ты способна.
- И поэтому я нужна Наташе? Она думает, что ее дочь – Парадух?
- Скорее всего.
- Так. – Кей сжала виски. Столько информации для нее – это слишком. Все так запутанно, так сложно. Как ей распутать эти чертовы ниточки? – Начнем сначала. Мертвый Город, населен Парадухами, Душами и АЧТ. Я, типо, единственный медиум, что видит эту дрянь, так?
- Да.
- И я здесь, чтобы помочь Наташе, найти дочь.
- Верно.
- Но, при этом, за мной будут гоняться Темный Сэм и АЧТ?
- Да, но не только Темный Сэм. Все Темные.
- А Наташа?
- Нет. Если ты не попадешься ей на глаза.
- Что? – Опешила Кей. – Я же пытаюсь ей помочь. Почему она должна на меня нападать?
- Она может принять тебя за врага.
Вау. Теперь, мне стоит опасаться и самой Наташи. Отлично.
- Короче, чтобы найти ее дочь, мне нужно защищаться от всех Темных, АЧТ и скрываться от Наташи.
- Не забывай про меня. Я буду оберегать тебя.
Кей натянуто улыбнулась. Да, учитывая, как легко можно тебя убить.
- Темных можно как-то убить?
- Ты в Мертвом Городе. Это невозможно. – Адриан скрестил руки на груди. – Единственное, что ты можешь сделать – это заморозить их.
- Как?
- Использовать Ангелов.
Кей издала нечленораздельный звук, сокрушаясь – и где, черт возьми, я найду Ангела, который не хотел бы меня свести с ума?
- Ладно. С этим мы разберемся позже. Твой дед, Уильям, здесь?
- Да. И он Темный.
От, блин. Час от часу не легче. Чтобы прочитать его, мне придется заставить Ангела его заморозить. Но, сделать это так, чтобы не заморозили меня. Как? Как, черт возьми, я сделаю это? Это вообще, возможно?
- У тебя есть тайны, Кей? – Вдруг спросил Адриан.
- Как и у всех. – Она пожала плечами.
- Нет. Я не о девчачьих секретах. Я о запретных… грязных тайнах.
Кей сглотнула. Откуда? Она никогда никого не убивала и даже не причиняла боли человеку. Она всего лишь медиум, которого затащили черт знает куда… а он точно знает, и теперь, находясь в полной заднице, ей предстоит распутать тугой клубок и вернуть покой обитателям Мертвого Мира.
- У меня нет таких тайн, Адриан.
- Подумай хорошенько. – Он сузил глаза. – Это поможет договориться с Ангелами. Они не тронут тебя, если в обмен ты отдашь свою тайну.
- Господи, да нет у меня тайн! – Вспыхнула Кей, отвернувшись. – Я не убийца, ясно?
- Линди. – Произнес Адриан. – Ты сожгла ее. Заживо.
 
 

[1] В фольклоре дерево, на котором повесился Иуда Искариот (иудино дерево), — осина, которая с тех пор не перестает дрожать. (Прим. автора)
[2] Сокращенно Ангелы Чужих Тайн. (Прим. автора)

© Copyright: Юлия Пуляк, 2014

Регистрационный номер №0236582

от 2 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236582 выдан для произведения: О, боги… она сейчас упадет в обморок. Она сейчас плохо соображает, чтобы заставить себя ровно дышать, а ногам крепко стоять на полу. Кей подкосило и ее тело повело в сторону. Адриан спешно подхватил ее под руки, удерживая на ногах.
- Прости… - прошептал он. – Я не хотел причинять тебе боли. Я не думал… что ты окажешься здесь. – Адриан опустил ей голову на макушку. – Я…
- … почему ты ничего мне не рассказал? Почему не рассказал о прошлом? Почему не рассказал о Сэме?
Сложный вопрос. Руки Адриана напряглись, на спине Кей.
- Я хотел оградить тебя от прошлого. А с Сэмом… не знаю… я испугался за то, что ты могла увидеть.
- Но позволил Темному угрожать мне? – Она отстранилась от него. – Он мог убить меня еще в машине на пути к дому. Он мог сделать это и в доме, когда угрожал отверткой. Он мог… - слезы подкатили к горлу. Чертовски много свалилось на нее за последние сутки. Она узнала, что Сэм, вовсе не Сэм. Демон в оболочке ее… мужа… черт, она вышла замуж за Парадуха, думая, что выходит замуж за человека. А потом Адриан огорошил ее тем, что когда-то они были вместе. И он тоже умер… как и Сэм… и он тоже Парадух… как теперь жить с этим? Как теперь смотреть на вещи? Что теперь ей делать? Она в замкнутом круге города с кучей Парадухов. С безумным Темным, что пытается напугать ее до чертиков, а возможно и убить. Должна найти ребенка Наташи… и ее дар, работает вне ее контроля.
Безумие.
- Прости, Кей. Но если бы я тебе все рассказал, ты бы мне поверила.
Верно. Сколько времени ушло, чтобы вдолбить в ее голову правду? Сколько шока, сколько головокружение потрачено, чтобы принять ее?
- Когда это случилось с нами?
- Мы познакомились, когда тебе было двадцать один. Мы решили не торопится. Только через два года, подали заявление.   
Почти три года воспоминаний канули в ничто. Не помнить Адриана… не знать, через что она прошла, когда пыталась мириться с его смертью. Не видеть его в своих снах.
Пустота затопила ее грудь. Все это время, она жила в неведении и прекрасно справлялась с этим. Разве это разумно? Разве так правильно?
Кей поджала губы.
- Ты сказал, что Сэм умер в пожаре. Когда я вызвала его, пришел Светлый. Получается, Пол убил его? Тогда, как Темному удавалось столько времени вести себя хорошо?
- Сэм, был сильным Парадухом. Что-то от Светлого все же осталось в нем. Это ненадолго сдерживало Темного. Думаю, произошел толчок для того, чтобы полностью вытеснить Светлого.
- И что это было?
- Этот город. Иногда, здесь Парадухи встречают свои стороны, пытаясь убить друг друга. Редкость, когда две половины живут в ладу. А так как Светлого Сэма почти не осталось, Темный полностью занял свое место. Город питает Темных, а Светлых ранит.
- Как все запутано. – Пробормотала Кей.
- Да. 
- И ты здесь только потому, что Наташа не выпускает вас? Как вообще можно назвать это место? Чистилище? Лимб? Вместилище Парадухов?
- Мы называем это место – Мертвым Городом. И дело не только в Наташе. – Адриан прошел к столу, проведя пальцем по глади. – Когда у Кинга – моего прадеда, родились близнецы, он был несказанно рад. Мальчики. С каждым годом, он все больше и больше любил их. Они были красивыми и рослыми – гордость Эшвордов. Но с ангельской красотой, им перешла и натура отца. Жестокость, дерзость и гордыня. Они ни во что не ставили Наташу, но уважали отца. А она… - он обошел стол, сев в кресло. – Она мечтала о девочке. Она мечтала о том, какая она будет красавица. Кроткая, нежная и послушная. Наташа долго засматривалась в витрины магазинов на платьица. Но Кинг был против третьего ребенка. К тому же, чтобы в его доме была еще одна женщина? Ни за что. У него есть сыновья – наследники его бизнеса. Поэтому, Кинг отверг мечту Наташи, пригрозив – если она хоть однажды подумает об этом еще раз – ей не поздоровится. Но она думала. Она желала свою мечту. Она мечтала о том, как будет заплетать ее роскошные волосы в косы. Как будет играть с ней в куклы или чаепития. Никто, даже Кинг не смел запрещать ей думать, пусть от этого и было не легко.
- Он бил ее? – Прошептала Кей, сев на стул.
- Да. Доходило вплоть до сломанных ребер и сотни серьезных ушибов. Кинга ничего не останавливало. Ни ее мольба, ни слезы. И близнецы видели это все. Знаешь, что они говорили после?
Кей покачала головой. Хотя, чего можно ожидать от маленьких садистов?
- Они говорили – почему ты держишь в своем доме, слабую женщину? – Адриан стиснул зубы, сжав кулаки, испытывая ярость по отношению к несносным поганцам. – У тебя, есть мы – этого достаточно.
Боги. Родные дети говорили такое? И она продолжала их любить после этого?
Кей бросило в холодный пот. Тошнота подкатила к горлу.
- Тем временем, гостиница процветала. Люди приезжали и уезжали… а Наташа чахла в стенах «Призрака». Кинг устраивал фуршеты. Вечеринки. Без тени сочувствия к тому, что его жена стонет от боли, в кровати, он развлекался, окружая себя важными персонами и женщинами. Он изменял ей и ничуть не стыдился этого. Как-то Наташа застала Кинга в объятиях одной сомнительной внешности, дамой, но ничего не сказала. Она просто вернулась в свою комнату и не выходила несколько дней, отказываясь от еды и питья. А вот Кингу не понравилась ее реакция. Если нет ревности – нет любви. На третий день голодовки Наташи, он вошел в спальню и запер дверь. Впервые в жизни, чтобы не показывать, что он делает с матерью своих сыновей. Но, я уверен. Эти гады подглядывали в замочную скважину, пока Кинг насиловал свою собственную жену.
Кей сглотнула. Желудок свело, будто она испытывала на себе всю жестокость Кинга.
Невероятно. Как она могла жить с таким тираном? Как она могла терпеть его все это время? Почему не ушла? Почему не развелась? Ах, ну, видимо в то время, это было не выгодно для разведенки. Тогда бы она осталась без содержания и без крыши над головой.  
- Через два месяца, Наташа поняла, что беременна. – Адриан глубоко вздохнул. – Только… узнав это, Кинг приказал ей избавится от выродка. Когда, Наташа воспротивилась, прадед сунул ее под ледяную воду, приставив к животу нож. Он сказал – чувствуешь, как эта мерзость крутиться в тебе? Проще родить ублюдка, нежели погубить его? Я все равно избавлюсь от него.
Кей обхватила свой живот, интуитивно защищая несуществующего ребенка от слов. 
- А потом… Кинг, кажется, смирился с ее беременностью. Он перестал угрожать, просто не обращая внимания на Наташу. И она была рада этому. В итоге, когда почувствовались первые схватки, Кинг вызвал доктора Хамстера.
Хамстера? Не может быть! Тот доктор, что приходил в ее комнату и солгал ей о ребенке. Этот старикашка изначально все знал. Он знал, кто такая Наташа. Знал ее историю, и молчал.
- Роды были тяжелыми. Учитывая, что пришлось пережить Наташе… она никак не могла разродится. Пришлось прибегнуть к кесаревому сечению.
Кровь на простынях. Кей вздрогнула. Слишком много крови от крысы. Столько крови может быть только если…
- … ребенка достали. Но Наташа не успела его взять на руки, как Кинг вынес его из спальни. Она даже не знала, кто это – мальчик или девочка.
- А что сказал доктор Хамстер?
Адриан посмотрел в упор на Кей.
- Сказал – не беспокоится. – Он забарабанил пальцами по столу. – Наташа умоляла Кинга отдать ее ребенка. Она стояла перед ним на коленях и плакала. Сердце матери разрывалось от незнания, что с ее чадом. Но Кинг был непреклонен. Сначала, он молчал. Затем, ударил Наташу по лицу. А после… сказал слова, от которых Наташа чуть не потеряла дар речи.
У Кей зашевелились волосы на голове.
- Он сказал… «Хочешь знать, где сейчас твой ублюдок? Так он с твоими сыновьями. Они немного поиграют с ним, а после скормят дворовым псам. И кстати, это девочка».
Кей хотелось стошнить. По-настоящему стошнить. В горле стояла палящая кислота. Ей пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы прогнать ее.
Адриан замолчал, переваривая собственные слова. Его красивое лицо, было таким же бледным, как и лицо Кей. Они оба сидели в сосущей тишине и слышали лишь отчаянное биение сердца.
- Все ее мечты. – Отозвался его голос. – Все ее надежды рухнули, благодаря словам Кинга. Боль и мука были ее единственными путниками по жизни. Не знать дочь, но знать, что она никогда не вздохнет. Никогда не улыбнется ей. Не увидеть ее взрослеющей и носящей под сердцем, ребенка. Вскоре, боль сменилась ненавистью. Ярость… только она толкала ее, продолжать дышать. Она хотела отмщения. Она остро нуждалась увидеть смерть тех, кто причинил ее дочери боль. Когда близнецам исполнилось пятнадцать… первым исчез Чарльз. Первым, потому что именно он, швырнул ребенка на растерзание собакам, как кость. Но Наташа сделала так, что Кинг увидел изувеченное тело сына на улице. Увидев это, он замкнулся в себе, а Наташа испытала удовлетворение. Уильям… он испугался. Он страшился шагов матери, блуждающей рядом с его комнатой. Поэтому и сбежал. Наташа не смогла его найти. Да, и ей было плевать. Когда Наташа вызвала Хамстера, повидать мужа, доктор спросил ее о ребенке. Спросил – как он поживает, не болеет ли? Что могла ответить на это мать, которая знала только одно? Поэтому Наташа что-то невнятно пробормотала, велев как следует осмотреть Кинга. Она была безжалостна. А Кинг не мог рассказать о том, что она сделала с ним. Смерть стояла у его кровати уже давно. Через несколько месяцев Кинг – умер. И его смерть была загадкой для всех.
Кей испытала не просто симпатию к Наташе. Она была горда ее поступком. Так поступила бы любая любящая мать. И она тоже. Случись подобной, Кей не оставила бы шанса ублюдком, лишивших ее ребенка. Она бы с наслаждением наблюдала за агонией боли и хохотала, как безумная.
Дурной огонек загорелся в ее зеленых глазах, что напугало Адриана. Он встал с места и подошел к Кей.
- Ты в порядке? – Он положил руки ей на плечи. – Прости, я не должен был так все сразу рассказывать.
- Должен. Теперь, я понимаю, почему она контактировала со ной. Только не пойму, откуда ты все это знаешь?
Адриан вздохнул, мягко потянув Кей к себе.
- Наташа мне все рассказала. Она желает найти свою дочь. Она не уверенна, что дочь погибла от зубов собак… она уверена, что ребенок где-то здесь. Его могли спрятать от Наташи.
- Поэтому она заперла всех в этой гостинице?
- Да. Когда Кинг умер, она больше не могла испытывать муки. Единственное, чего она желала… это встретится на небесах со своей дочерью, будучи уверенной, что муж и близнецы, будут гореть в аду. Телом она покинула землю. А вот неспокойная душа… она вернулась сюда и теперь мы в одной с ней, клетке. К тому же… я Эшворд. Она… она была очень рассержена, когда узнала, что Уильям создал не только семью, но и продолжил бизнес своего отца.
- Твой дед и отец… они…
- … они гибли. – Адриан обхватил ее лицо ладонями. – Один за другим. Все кто прикасался к стенам «Призрака» – умирали. Это проклятие оставленное в завещании Наташи. Все кто носят нашу фамилию… не долго жили.
- Ты думаешь, - Кей мучительно свела брови. – Та авария, что случилась с тобой… ты думаешь…
- … господи, прости меня, Кей. – Он резко отстранился от нее, попятившись. – Я мог погубить тебя. Если бы ты взяла мою фамилию… ты могла умереть. Я не знал. Прости, я не знал, пока не попал сюда.
- Ты не виноват, Адриан. – Кей подошла к нему, протянув руку, но он отшатнулся, точно от заразы.
- Не нужно, Кей. Пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты пострадала. Просто… просто пусть все останется, как прежде. Ты Кей Уильямс – я Адриан Эшворд.
Все, как прежде? Он сошел с ума, раз считает, что после прошлого, которое нас когда-то связывало, я соглашусь с ним.
- Не говори так, Адриан. Теперь, я не смогу отпустить воспоминания, даже если очень захочу. И раз уж… - она закусила нижнюю губу. – Сэма не существует, как человека. То и брак наш тоже ненастоящий. Я Кей… твоя невеста.
- Замолчи. – Он в ужасе уставился на нее, округлив глаза. – Прошу, не говори этого. Я не хочу… 
Но Кей подошла к нему, и обхватила его лицо ладонями. Пусть он вяло сопротивлялся этому, стараясь высвободится, она все же заставила Адриана смотреть себе в глаза.
- Я найду дочь Наташи. Я упокою ее душу и все закончится. И… - ты исчезнешь. Буду ли я помнить тебя или забуду? Буду ли сходить с ума по незнакомцу, которого когда-то любила… я же любила его, верно? Буду ли я плакать по ночам, не чувствуя Адриана рядом? – И освобожу город.
Неожиданно, в музейной комнате раздался жуткий грохот и звон стекла.
- Это Наташа. – Опешил Адриан.
- Она здесь? – Мурашки побежали по позвоночнику, колотя молоточками по затылку.
- Господи, я надеюсь, она не слышала нас.
- Не слышала? А разве она не знает, кто я?
- Я скрывал от всех свои воспоминания и просил молчать об этом другим. – Он задрожал, воровато поглядывая на двери комнаты.
- Послушай. Я ведь ей нужна, так? И моя фамилия не Эшворд. Так что нечего бояться.
- Но ты была со мной. – Не унимался он, крепко держа за руки Кей. Он не хотел впускать ее в комнату. Не хотел, чтобы Наташа знала о ней, как о его невесте, а не как о медиуме.
- Все будет хорошо. – Хотя, у самой уверенности было с кончик иглы. Наташа теперь не человек. Она дух. Злобный и мстивый дух, что не перед чем не постоит. Но, она должна попытаться уверить ее, что ей можно доверять. Что она не враг, а союзник.
Потянув за собой Адриана, они вошли в комнату. На полу, небрежным ворохом валялись Забытые Вещи постояльцев в россыпи хрустальных осколков. А за ним, портрет. Кто-то или что-то сорвало его, чтобы напугать или предупредить.
- Где Наташа? – Кей шагнула вперед, хрустя осколками. Она присела на корточки, подхватив картину за раму. Когда она развернула портрет, то отшатнулась, выронив его из рук. Ничего. Он был пуст. – Где… где остальные?
Адриан подошел к ней, рассматривая пустой холст. Он сдвинул брови, дернув верхней губой.
- Я не знаю.
- Что она задумала? – Кей поднялась на ноги.
- Не понимаю.
- Они тоже здесь? Кинг и близнецы, они здесь?
- Я не уверен. Но почему ты спрашиваешь?
- Если Чарльз здесь, мне нужно коснутся его, узнать – где дочь Наташи.
- Тогда, идем.
Они выбежали из кабинета, миновали небольшой коридор, и оказались в фойе. Люди… точнее выражаясь, Полудухи, бродили по залу, задевая друг друга плечами. Если бы подобное случилось в нормальной жизни, то определенно началась бы перепалка. Но они… они абсолютно не реагировали, тупо блуждая, как ни в чем не бывало.
- Мне кажется, или их стало меньше?
- Не кажется. Когда разбился лоток с Забытыми Вещами, некоторые из Духов исчезли.
- Погоди, - она развернулась к нему. – Ты сказал – Духов? Разве они не Полудухи?
- Есть еще одна вариация в Мертвом Городе. Помимо Полудухов, существуют Души. – Адриан пожевал нижнюю губу. – Те Забытые Вещи, они магниты для Душ. Для бывших обладателей этих вещей.
- Хочешь сказать, все оставленные побрякушки, принадлежали этим людям, а теперь Душам? И это их удерживает здесь?
- Да.
Кей не могла понять – раз Адриан в курсе, то почему не отпустит их? Почему удерживает здесь?
- Тогда, надо их выпустить. – Она развернулась, направляясь обратно к коридору.
- Нет. – Адриан схватил ее за руку. – Наташа будет недовольна. То, что произошло в комнате… была случайность, видимо по ее вине. Но, если мы освободим остальных… она не простит этого нам. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
- Но нельзя же так их оставлять. Это неправильно. – Возмутилась Кей, упрямо поджав губы.
- Я понимаю, ты хочешь их спасти. – Он мягко сжал ее руки в своих ладонях. – Но нам лучше найти дочь Наташи. Тогда, эти души освободятся.
Ох, не нравится мне все это. Что-то здесь не чисто… и кажется, Адриан что-то скрывает.
Она подняла глаза на табло над автоматическими дверями. Цифра тринадцать так и пылала, подмигивая Кей.
- Я думала, что в отелях и гостиницах нет этой проклятой цифры.
- В Мертвом Городе есть все. Мы находимся между двенадцатым и четырнадцатым этажами.
- Ладно. Отсюда можно как-то выйти на улицу?
- Конечно. – Он повел ее к дверям, поставив впереди себя. – Представь, что ты вышла отсюда. Мысли материально, Кей. – Улыбнулся Адриан.
Кей закрыла глаза. Ну, раз уж я могу выйти из «Призрака», значит могу покинуть и Мертвый Город. Она представила, что не только пересекает порог отеля, в теплые лучи, в духоту, на оживленную улицу. Она представила, что находится у себя дома. В своем любимом, потертом кресле. За своим столом, за которым принимала клиентов. Ее комната в полумраке, а по углам чадят зажжение свечи. Ей спокойно. Она в безопасности. Она дома и больше никаких призраков.
Но когда Кей открыла глаза… сумерки. Холодный воздух, пропитанный сыростью. Деревья… боги, эти деревья, настоящая икебана для ценителя такого способа издеваться над природой. Искривленные, с голыми, высохшими ветками, что клонятся к земле, точно Иудино дерево.[1]И все это безобразие тянется вдоль пустой улицы. Абсолютно пустой. Лишь у горизонта, виднеются несколько домов. Но они кажутся, черными размытыми пятнами, на общем фоне. Хмурое небо, с серо-кирпичными разводами, проскальзывает сквозь холодную луну, чей цвет едва ли можно назвать белым или серебряным. Скорее, коричнево-молочным.
Она обернулась. У входа в «Призрак», стояли обглоданные пальмы с прогнившими кокосами. Пожухлые листья, цвета пергамента, шуршали и дрожали, хотя было безветренно.
Боги. Что это за место? И Темный Сэм притащил ее сюда. Вот, сволочь. Он знал, что случится и тем не менее, умышленно привез ее сюда.
Кей прошла несколько шагов, затем опустилась на корточки, прикоснувшись к асфальту. На ощупь, как слизкий камень.
Прикрыв глаза, она глубоко вдохнула, концентрируясь.
Тишина. Сосущая, всепоглощающая тишина. А затем, издалека стали звучать крики и топот, на все лады. Картинки запрыгали у нее в голове. Ноги. Только ноги, мужские, женские, детские. Все они бежали по этой улице, гонимые ужасом. Кто-то упал… когда позади раздался гул, точно товарный поезд подал сигнал. Лицо… Кей вздрогнула. Мужское, перекошенное от страха. Испарина на коже… слезы… мужчина живо поднялся и побежал дальше, проскочив через ее тело.
Она открыла глаза, сглатывая тошноту. Вмешиваться в прошлое, не так уж и приятно. Кей испытала комок страха, закрутившийся в животе. Интуитивно, она хотела и сама бросится бежать.
- Что-то увидела? – Спросил Адриан, смотря на нее свысока.
- Когда умерла Наташа? – Кей выпрямилась, шагнув к одному из деревьев.
- В шестидесятых.
- Пятьдесят четыре года назад. – Пробормотала она. – И все эти годы, она губила людей и вашу семью. – Кей закрыла глаза, глубоко вдохнув.
Перед ней высится дерево с густой и зеленой кроной. Легкий бриз тревожит листву, неся за собой запах свежести. Но затем, вдоль ствола дерева, молнией расползается черное пятно, высушивая кору. Листья желтеют и опадают, а корни с треском кланяться к земле.
- Это место отравлено, Адриан. – Произнесла Кей, опустив руку. – Все здесь, умерло. Ты сказал, что отель кишит Парадухами и Душами.
- Да.
- Горничная, Фиужиа. Я видела ее смерть.
- Когда она прикоснулась к тебе? – Адриан вздохнул. – Прости. Я хотел это предотвратить.
- Ее что-то напугало. – Кей посмотрела на мужчину. – Что она говорила на самом деле, Адриан?
Он отвел взгляд. Что Адриан пытается от меня скрыть? Раз уж я здесь, то я имею право знать правду. Он просветил меня в том, что существуют Парадухи и Души. Что существует женщина, убитая горем и теперь она мстит всем, кого встретит на своем пути. То, что Сэм никогда не был настоящим… и вообще, на самом деле являлся Темным, с желанием прикончить меня в любой момент. И… Адриан… он был моим женихом. Но, я по-прежнему ничего не помню о нем. Только жаркие объятия и сладость от его прикосновений. Почему моя память отказывается вспоминать прошлое даже здесь?
- Она говорила… что тебе лучше покинуть «Призрак». Здесь опасно.
- И она права, так? – Кей нахмурилась. – Тебе стоило хотя бы попытаться мне все рассказать.
- Прости. – В который раз он извиняется передо мной. Такое ощущение, что он виноват больше, чем есть на самом деле.
- Ко мне приходила миссис Гульфи.
Лицо Адриана побелело. Он резко остановился, выпучив глаза.
- Неона Гульфи?
- Да. Я знаю, что она сделала. – Кей скрестила руки на груди. – Она отравила супругов Ламбор. И по счастью, - она хмыкнула. – Сэм, то есть Темный Сэм купил этот дом. Он убедил меня, что здесь ничего плохого я не увижу. Он даже сделал дубликат ключей, чтобы мне ничего не явилось.
- Она, что-нибудь приносила с собой?
- Да. Корзину с яблоками. Но как только я увидела ее тайну, я сразу же избавилась от них. – Кей заискивающе посмотрела на Адриана. – Почему ты так испугался?
Вместо ответа, Адриан резко обнял Кей, крепко прижимая к своей груди.
Да, что с ним такое? Да, понимаю, он боится за меня… но я пока жива и невредима.
- Они будут пытаться остановить тебя. – Прошептал он.
- Кто?
- Ангелы.
О, ну, отлично. Еще и ангелы здесь. Что же… это неверное не плохо, да? Судя по библии, ангелы защищают, а не убивают? Или здесь, какие-то особенные ангелы?  М-да, список в Мертвом Городе с каждым шагом пополняется. Кто еще будет? Оборотни? Вампиры? А может, демоны?
- Ангелы Чужих Тайн.
Кей отстранилась от Адриана, искоса посмотрев на него. А он случаем, не рехнулся? Что за сказки?
- Ангелы Чужих Тайн. – Повторила она. – Ангелы, которые собирают чужие тайны? И что они с ними делают?
- Заражают безумием. Когда они прикасаются к кому-нибудь из людей, то тайны, что хранятся в их сознании, переходит к человеку. И человек, думая, что совершил подобное, впадает в сумасшествие. Люди пытаются искупить вину. Очистить совесть. Но приходят всегда к одному… они кончают жизнь с самоубийством.
- И миссис Гульфи одна из АЧТ?[2]Она хотела передать мне чью-то тайну?
- Она хотела остановить тебя, чтобы ты не добралась до правды.
- Не понимаю. Я видела ее…
- … ты видела некто, кто это сделал.
- Возможно, но ее руки. Я видела руки миссис Гульфи.
- Видимо, они немного изменяют видения.
Кей отошла от Адриана.
- Объясни мне – зачем? Здесь знают, кто я?
- Кроме меня… Наташи… и Темного Сэма, никто. Я надеюсь. А миссис Гульфи рассказал Темный. Парадухи не особо любят медиумов. Честно говоря, они побаиваются их. Потому что они могут упечь их в свой мир и не выпускать. Но ты, Кей. Ты особенная. Ты единственный медиум, что видит Парадухов. Никто больше. Я искал многих, и только ты способна.
- И поэтому я нужна Наташе? Она думает, что ее дочь – Парадух?
- Скорее всего.
- Так. – Кей сжала виски. Столько информации для нее – это слишком. Все так запутанно, так сложно. Как ей распутать эти чертовы ниточки? – Начнем сначала. Мертвый Город, населен Парадухами, Душами и АЧТ. Я, типо, единственный медиум, что видит эту дрянь, так?
- Да.
- И я здесь, чтобы помочь Наташе, найти дочь.
- Верно.
- Но, при этом, за мной будут гоняться Темный Сэм и АЧТ?
- Да, но не только Темный Сэм. Все Темные.
- А Наташа?
- Нет. Если ты не попадешься ей на глаза.
- Что? – Опешила Кей. – Я же пытаюсь ей помочь. Почему она должна на меня нападать?
- Она может принять тебя за врага.
Вау. Теперь, мне стоит опасаться и самой Наташи. Отлично.
- Короче, чтобы найти ее дочь, мне нужно защищаться от всех Темных, АЧТ и скрываться от Наташи.
- Не забывай про меня. Я буду оберегать тебя.
Кей натянуто улыбнулась. Да, учитывая, как легко можно тебя убить.
- Темных можно как-то убить?
- Ты в Мертвом Городе. Это невозможно. – Адриан скрестил руки на груди. – Единственное, что ты можешь сделать – это заморозить их.
- Как?
- Использовать Ангелов.
Кей издала нечленораздельный звук, сокрушаясь – и где, черт возьми, я найду Ангела, который не хотел бы меня свести с ума?
- Ладно. С этим мы разберемся позже. Твой дед, Уильям, здесь?
- Да. И он Темный.
От, блин. Час от часу не легче. Чтобы прочитать его, мне придется заставить Ангела его заморозить. Но, сделать это так, чтобы не заморозили меня. Как? Как, черт возьми, я сделаю это? Это вообще, возможно?
- У тебя есть тайны, Кей? – Вдруг спросил Адриан.
- Как и у всех. – Она пожала плечами.
- Нет. Я не о девчачьих секретах. Я о запретных… грязных тайнах.
Кей сглотнула. Откуда? Она никогда никого не убивала и даже не причиняла боли человеку. Она всего лишь медиум, которого затащили черт знает куда… а он точно знает, и теперь, находясь в полной заднице, ей предстоит распутать тугой клубок и вернуть покой обитателям Мертвого Мира.
- У меня нет таких тайн, Адриан.
- Подумай хорошенько. – Он сузил глаза. – Это поможет договориться с Ангелами. Они не тронут тебя, если в обмен ты отдашь свою тайну.
- Господи, да нет у меня тайн! – Вспыхнула Кей, отвернувшись. – Я не убийца, ясно?
- Линди. – Произнес Адриан. – Ты сожгла ее. Заживо.
 
 

[1] В фольклоре дерево, на котором повесился Иуда Искариот (иудино дерево), — осина, которая с тех пор не перестает дрожать. (Прим. автора)
[2] Сокращенно Ангелы Чужих Тайн. (Прим. автора)
 
Рейтинг: 0 472 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!