ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМистика → Эхо Прошлого Глава 6

Эхо Прошлого Глава 6

17 августа 2014 - Юлия Пуляк
В чем-то Сэм не ошибся – дом, действительно мечта.
Двухэтажное строение из белого, гладкого камня, с пологой крышей, где торчит квадратный обрубок дымохода. Вытянутые окна, с закругленными углами.
Дорога, ведущая к дому, выложена из гранитного камня, плавно переходит в лестницу в три ступеньки. Монолитная плита, точно пьедестал, на которой держится это великолепие, из того же камня, что и дорожка.
По обеим сторонам от дубовой двери, возвышаются колонны, что подпирают собой выступающую часть дома. Периметр устелен зеленой лужайкой. По углам, торчат топиари, сбоку виднеется кусочек цветника. Похоже, за домом хорошо присматривали, не смотря на то, что его вывели на продажу. Первое впечатление – он, как и первый раз для девственницы – глубоко задерживается в памяти. Умный ход, для риэлторов. 
Кей надеялась, что дом будет мечтой, а не только внешней глянцевой упаковкой, с сюрпризом внутри. Она надеялась, что здесь ей не придется натыкаться на призраков или хуже того, незваных гостей, вроде крыс.
Она посмотрела на Сэма, который доставал чемоданы из багажника и вздохнула. Кей искренне надеялась, что он... прежний. Да. Первый месяц, после смерти сестры он вел себя именно так, как ведет себя вредный и обидчивый ребенок. А спустя еще месяц, Сэм пришел к ней в дом. Она знала, когда и во сколько это случиться. Знала, когда прикоснулась к его щеке, на кладбище.
Она знала, что они будут вместе. Это была ее судьба. Жаль, что судьба не сказала ей – придется привыкнуть к его резкой перемене настроения... или отношения...  
А еще ей придется свыкнуться с мыслью, что теперь ее жизнь в этом новом доме. И она молила бога, чтобы ничего не увидеть.
Направляясь к двери, Кей глубоко дышала, стараясь внешне оставаться спокойной. Но пальцы вцепились в ручки сумки и прижали к себе. Поднявшись по лестнице, она посмотрела на медное кольцо на двери. Позади, послышалось тяжелое дыхание Сэма. Он поставил чемоданы на площадку и достал ключи.
- Откроешь дверь?
- Я? – Она опустила глаза к его протянутой руке. Два ключа, на колечке, точь в точь, как в отеле «Призрак».
Сэм выдохнул. Кей услышала в этом вздохе сожаление.
- Детка... тебе нечего бояться. – Мягко сказал он.
Совершенно сбитая с толку, она хлопала глазами. Несколько минут назад, он едва сдерживался, чтобы не превратить ее в бифштекс. А теперь, сменил гнев на милость. Это пугало.
- Я не уверена.
- Ты боишься увидеть? – Сэм улыбнулся. – Если ты и увидишь, то это будут прекрасные божьи одуванчики. Сердобольные старички. Они прожили в этом доме несколько лет. А месяц назад, умерли. Нет, – он покачал головой, опережая ее вопрос. – Своей смертью и не здесь. В больнице. Детка, возьми ключи и открой дверь.
Потянувшись к руке Сэма, она все еще колебалась, взять ключи. Хорошо, если это было именно так, как сказал он. Не хотелось бы ей видеть очередное видение, корчащихся людей, в предсмертной агонии. Она выдохнула и обхватила ключи рукой, замерев, прислушиваясь к своим ощущениям. Пусто. Ничего. Никакой информации.
Какое же это облегчение.
Повернувшись к двери, Кей высвободила один ключ в свободную инерцию, а другой вставила в замок, повернув по часовой стрелке до упора, пока не раздался щелчок. Мягко толкнув дверь, она на шаг отступила назад. На всякий случай.
- Все хорошо? – Спросил Сэм, подхватив чемоданы.
- Да. Думаю... да.
- Тогда, добро пожаловать домой, детка.
Окон, на первом этаже было достаточно. Дневной свет проходил сквозь стекла, заливая огромную... нет, пожалуй, королевскую прихожую. Здесь уместилось бы человек сто, а то и больше.
Впору, в таком зале, устраивать балы. Тем более, внутренняя упаковка располагает к этому. Полы, выложены мраморной мозаикой. Стены обшиты шелком и бархатом, нежного-персикового цвета.
Там же, бра в широких, из матового стекла, абажурах, с изогнутыми фитилями. Потолок, из декоративной лепнины, украшает люстра. Кей встала под нее, задрав голову, разглядывая заумную конструкцию.
- По мне... это похоже на подъюбник с каркасом. – Усмехнулся Сэм. А ведь верно... люстра действительно похожа на подъюбник. Металлический каркас с ажурной, накидкой.
- Да. Похожа.
С обеих сторон, от прихожей, располагались кухня и гостиная с камином. Справа от кухни, прилегала открытая межэтажная лестница, из красного дерева, с ковровой дорожкой, горчичного оттенка.
Кей шагнула в кухню. Вытянутая комната, с большим количеством навесных ящиков и столешниц. В центре длинный обеденный стол и четыре стула.
- Если хочешь, мы можем купить другие ящики. – Предложил Сэм. Кей провела пальцами по гладкой поверхности стола из ореха. Вся кухонная мебель была из ореха, со вставками из матового стекла.
- Нет. Мне нравиться.
В гостиной, помимо камина, который предусмотрительно вычистили и положили сухие поленья, стояла софа, большое кресло с накидкой из шерсти и антикварный шкаф. Ей не терпелось обустроить гостиную и зажечь камин. Как было бы замечательно, по вечерам проводить здесь время с Сэмом и слушать треск поленьев. Читать книгу или просто отдыхать.
- Идем... я покажу тебе веранду. – Он протянул ей руку, потянув за собой. Они миновали прихожую, которая умещала в себе еще одну маленькую комнатку, вроде подсобного помещения. Сэм открыл дверь, которая отличалась от входной – широкое, граненое стекло в деревянной раме и пропустил Кей вперед.
Здесь, монолитная плита и лестница в три ступеньки, были устелены деревом. На площадке стояло два кресла-качалки и подвесная, как лавка, качели. На лужайке столик и стулья для пикника.
Кей села в кресло-качалку, представив себя глубокой старушкой в окружении любимых ею людей. Сэм рядом с ней, покачивается в кресле. Сын с женой или дочь с мужем, все равно, готовят хот-доги и барбекю, а внуки носятся по лужайке с добрым псом. Это было бы замечательно.
- Тебе, правда, нравиться? – Спросил Сэм.
Она посмотрела на него.
- Да. Мне очень нравиться.
Он встал позади Кей и положил свои руки ей на плечи, массируя.
- Прости, что сорвался на тебе. Я приревновал тебя к нему.
Кей накрыла его руки своими.
- Сэм. Кроме тебя, мне никто не нужен. – И тут, ей внезапно вспомнилось лицо Адриана. Вспомнились его жаркие объятия и взгляд, обещающий бессонные ночи... а может и дни и рассветы...
Она сглотнула.
- Я счастлив, что ты счастлива, Кей. – Он обошел кресло и нагнулся к ней, поцеловав. – Я счастлив.  
После, они осмотрели второй этаж. Три спальни с гардеробом. В них не было ничего особенного. Точно гостиничный номер – однотипная обстановка. Широкая кровать. Шкаф, два прикроватных столика. Комод. Ванная комната. Ну, может все-таки разница и была. Они отличались по цветовой обшивке стен.
В итоге, супруги решили остановиться в спальне с желто-золотыми стенами.
Завтра, они займутся перевозкой вещей, теперь, уже из их бывшего дома. А сейчас, пора опробовать камин.
 
 
На часах, в старинной деревянной оправе, что висели над кроватью, стрелки перевали за два ночи, а Кей по-прежнему не могла уснуть. Она несколько раз открывала глаза и смотрела на время. Как же долго тянется эта ночь.
Все ей казалось неудобным. Она ворочалась с бока на бок. Пыталась уснуть на животе. Тщетно.
Ей казалось, что кровать слишком большая. Сорочка, слишком узкая. Одеяло, слишком тонкое. В комнате, слишком темно. А в доме, слишком тихо.
Кей обернулась на мужа – спит и даже дергается.
Поднявшись с кровати, она прошлепала в ванную. Пока Сэм разжигал камин, она спрятала шкатулку в корзине для грязного белья, зная, что муж туда не полезет.
Нужно быть аккуратной, когда дело дойдет до прикосновения. Может, ключ и стены дома, не дали Кей информации, а вот эта старинная вещица, определенно обладает прошлым. Она была уверенна – шкатулка из коллекции Эшворда. А вот, что внутри – покажет ее смелость.
Она достала перчатки, что лежали там же в корзине для белья и надела их. Затем, вытащила шкатулку, оглядывая ее со всех сторон. И открыла крышку. Браслет. Подхватив вещицу, она разложила его на ладони. Браслет, вовсе не походил на те драгоценные штучки из коллекции. Он даже не из золота. Серебряные нить, не толще спицы, с замочком.
Неужели, это и есть браслет Наташи Эшворд? Но почему Адриан, подарил именно ее? Это же Забытая Вещь не просто одноразового постояльца. Это браслет возлюбленной его прадеда.
Кей испытала двойственные чувства – и страх и любопытство. С одной стороны, она хотела снять перчатку и увидеть то, что несла в себе эта хрупкая драгоценность. С другой... после того, как картина шевельнулась, а лицо Наташи накрыла жестокая маска... вряд ли она увидит малоприятные вещи, связанные с хозяйкой браслета. Возможно, она увидит ее смерть. Мучения.
Она выдохнула. Полет в прошлое, зависит только от твоей смелости. Насколько сильно ты хочешь понять ее, чтобы, в каком-то смысле, связать себя с ее жизнью?
Кей колебалась.
Не достаточно смелая.
Воспоминания о Линди, должны были подействовать на нее, как стоп-кран. Она уже проходила это с фантомом, что обрел оболочку. Он чуть не убил Сэма, но забрал его сестру. Она даже не хочет думать, что бы с ней сделал этот скелет.
Поэтому Сэм так отчаянно за нее беспокоится, опекает. Он не переживет еще одной потери.
- Ну, и что мне с тобой делать? – В свете лампы, нити, отливали холодно-серым. – Видимо... я еще не готова к этому. – Она убрала браслет обратно в шкатулку, затолкав в белье.
Вернувшись, Кей ощутила, как в спальне подскочила температура. Жар разливался по ее телу, сорочка липла, словно она была из плотной резины. Она открыла окно настежь, глубоко вдыхая свежий, ночной воздух. Конечно, у нее было желание, снять к чертям сорочку... но так же не было желания сверкать своими прелестями перед окнами соседей.
Вскоре, жар спал, и тело задрожала от холода. Заперев окно, Кей легла под одеяло и прижалась к мужу. Сэм что-то невнятно промычал и засопел.
 
 
Следующим утром, Кей проснулась, потянувшись к Сэму. Но вместо него, на подушке лежала записка. Сэм написал, что поехал за вещами и скоро будет дома. Коротко и ясно. Эх, это так похоже на него.
Перевернувшись на спину, она уставилась на белый потолок. Затем перевела взгляд на окно, стены и прикроватный столик.
- Господи! – Вскрикнула она и дернулась в сторону. На столике стояла шкатулка, которую ей подарил Адриан. Неужели, Сэм нашел ее в белье? Это плохо. После подобного, он больше не станет перед ней извиняться. Свесив ноги на пол, она поднялась, не сводя глаз со шкатулки. Вроде ничего особенного в ней нет, а она так и тянет прикоснуться к ней. Ей почему-то пришло в голову – это вовсе не Сэм... а та женщина... Наташа, выставила шкатулку. Мол – соберись тряпка, и сделай то, что умеешь лучше всего!
Кей замотала головой, мысленно отказываясь от безумного предложения, начать утро с видений.
Приняв душ и переодевшись, Кей, предусмотрительно надев перчатки, убрала шкатулку в сумку. Если и в этот раз, шкатулка вздумает вылезти из укрытия на невидимых крылышках, тогда она точно согласиться. На свой страх и риск, Кей сделает это.
Спустившись в кухню, она поставила чайник. Благо, от старых хозяев здесь, помимо мебели, осталась и кухонная утварь.
Послышался стук в дверь. Кей бросила взгляд в окно, что выходило на дорогу. Нет. Это не Сэм. И уж точно, не призрак Наташи, разгуливающий средь бела дня. Она бы не стала соблюдать рамки приличия и стучать в дверь. Знаем – видели, как она заявила о себе. Кей передернуло, стоило ей припомнить ту ужасную руку с когтями, выползшую из картины и бездушно раздавившую крысу.
Кей пошла открывать. На пороге стояла женщина, до того крохотная, что в ней роста было не больше пяти футов. Вообще, она походила на фею-крестную. Пухлая, с добрым, круглым лицом. Яркими голубыми глазами и маленьким ртом. Ляпистое платье, скрывало ее фигурку, только вот, вместо волшебной палочки, в ее руках была корзинка с фруктами.
- Здравствуйте, я Неона Гульфи. Мы ваши соседи напротив. А вы миссис Уильямс? – Ее голос был тонким, как у ребенка.
Как же быстро распространяются новости. Она точно в городе или здесь живут по деревенскому принципу?
- Здравствуйте. Эээ... да... можно просто Кей.
Толстушка протянула свою пухлую ручку, с удивительно гладкой кожей.
- Ээээ... простите миссис Гульфи... но я не подаю руки. Только не думайте, что я хочу обидеть вас. Просто у меня... некоторые проблемы...
- ... о, – Гульфи поджала губки. – Ну, да ладно. Я пришла, так сказать, поздравить вас с новосельем и вот...– она протянула корзину. – Я и мой муж желаем вам счастья в новом доме.
Кей некоторое время смотрела на большие, вишневого оттенка, яблоки и думала – может попросить миссис Гульфи поставить корзину на землю, точно она зараженная. Господи, ее дар, иногда сводит с ума. Она должна научиться контролировать его. Может, дело-то вовсе и не в руках, а в ней самой? Может, она накручивает себе лишнего, оттого и страдает ее бедное сознание.
Она улыбнулась и ухватилась за ручки корзины.
- Спасибо.
- На здоровье.
- Хотите чаю? – Предложила Кей. Все же нужно быть хоть немного гостеприимной.
- Не откажусь.
Кей отошла в сторону, пропуская сердобольную старушку в дом.
- Необыкновенная люстра. – Заметила она, следуя за Кей на кухню. Чайник вскипел и из носика, курился пар.
Гульфи неловко забралась на стул, свесив толстые, в шлепанцах, ножки.
- Вам очень повезло, что вы купили это дом.
- Почему? – Поставив корзину на столешницу, Кей занялась чаем.
- На него многие претендовали.
- Это не удивительно. Цена оказалась низкой.
- Спасибо. – Гульфи кивнула, когда Кей поставила перед ней чашку. – Изначально, риэлторы слишком завысили цену. Но, когда ваш муж приехал смотреть дом, они снизили ее.
- Правда? – Странно... учитывая габариты и убранство дома, риэлторы не могли так просто сдаться.
- Да. Ваш муж хорошо умеет заключать сделки.
Последнее выражение миссис Гульфи выглядело – словно Сэм заключил сделку с Дьяволом.
Кей села напротив старушки, помешивая ложкой сахар. Похоже, что ее муж, и вправду загорелся заполучить этот дом.
- А чем вы занимаетесь, миссис Уильямс?
- О, называйте меня Кей. – Она отхлебнула чай, раздумывая – кем бы представиться. Ну, раз уж она начала лгать, что писательница, так придется прикрываться этой бутафорской личиной. – Я писательница. Начинающая. – Поправила Кей, себя. А то не дай бог, миссис Гульфи заведет разговор о книгах, которые она успела написать. А ей даже предложить нечего. Сами знаете – каждый автор держит у себя несколько экземпляров своей книги, на случай, если к нему заглянет друг... или любопытная соседка...
- О, это наверно так замечательно, творить! – Восхищенно произнесла миссис Гульфи, переплетя пальцы в замок. – А что вы сейчас пишите?
- Сейчас? Эээ... я пишу документальную книгу об отелях и гостиницах, от лица постояльца, который проживает в номерах.
- Как интересно! – Старушка хлопнула в ладоши, точно ребенок с которым играет взрослый. – Я буду вашей самой большой поклонницей.
- Спасибо... но пока книга не готова... черновой вариант, он требует редактирования и прочей авторской правки.
- Понимаю-понимаю. – Закивала Гульфи, улыбнувшись. Ее зубы были белыми и ровными. – Но, я буду с нетерпением ждать вашей книги, Кей.
Похоже, ей действительно придется написать об этом. Не хотелось бы довести старушку до инфаркта, узнай, кто Кей на самом деле.
- Миссис Гульфи... а кто жил в этом доме, до того как его выставили на продажу?
Старушка внезапно нахмурилась, словно перебирая в памяти воспоминания... и отнюдь не хорошие. Она сделал жадный глоток чая, стукнув зубами по чашке.
- Супруги Ламбор. Уайл и Джоан Ламбор. – Натужено улыбнулась миссис Гульфи. – Прекрасные люди. Они прожили вместе сорок лет и... умерли, как говорят в сказке – в один день. Инфаркт.
Кей сочувственно кивнула, опустив глаза в чашку.
- Вам действительно... повезло. – Произнесла миссис Гульфи, накрыв ее руку своей ладонью.
Поздно.
Мелкая, колющая дрожь уже бежала вдоль ее позвонка. О, нет... только не это...
Дрожь вынудила ее сжать челюсти.
Каждое явление Кей, со стороны, заняло бы не больше одного взмаха ресниц. Но лично для нее, они были не только мучительными, но и бесконечными.
Хуже всего – это заглядывать в потаенную дверь, где висят чужие скелеты.
Она четко увидела, спальню, погруженную в полумрак. За окном, зависла угрюмая луна. По черному небу, медленно плывут, сбивчивые мазки облаков.
Дверь, под аккомпанемент зловещего скрипа, открылась и в полумрак скользнула темная фигура.
Два человека. Мужчина и женщина с дряблыми, как мокрая тряпка, лицами, спокойно дремали в своей постели.
Фигура приблизилась к прикроватному столику, со стороны женщины. Пухлая, с невероятно гладкой кожей, рука подхватила стакан с водой. Другая нависла над ним, отсчитывая несколько капель, из темного флакончика. В нос ударил острый запах медикаментов. Рука замерла, видимо о чем-то раздумывая. Может, она ошиблась с количеством капель? Нет. Это не была валериана, или капли от сердца. Это было нечто другое. Кей ощутила ненависть, зависшую в воздухе к этой старой женщине. Рука дрогнула, выплевывая капли. Бесцветная жидкость, смешалась с водой, не оставив следа. Затем, процесс повторился и со вторым стаканом, только уже со стороны мужчины. Тот, кто был в комнате, долго колебался. Скорее всего, этому человеку, который среди ночи, пробрался в спящий дом, было жаль мужчину. Но... сжав бутылек в руке, некто решительно выдохнул, и содержимое бутылка отправилось в стакан.
А потом, тень просто исчезла в темноте.
- Что с вами, моя дорогая? – Спросила миссис Гульфи. – Вы бледны.
Кей распахнула глаза, уставившись на ее холеную руку, зная, что эта рука совершила ужасное преступление. Она выдернула руку, вскочив с места.
- Мне... – за окном раздался требовательный гудок. – Муж приехал... мне нужно помочь ему... извините...
- О, конечно. – Старушка ловко спрыгнула со стула и, попрощавшись, вышла за дверь.
Боже мой! Сердобольная старушка Гульфи, хладнокровно прикончила супругов Ламбор. Отравила. Она обернулась, посмотрев на корзину. А теперь... она хочет отравить нас. Нет, уж. Я не хочу быть Белоснежкой, которую отравила старая грымза, спелым яблоком. Кей схватила корзину и вывалила яблоки в мусорное ведро. Она надеялась, что Сэм не станет спрашивать ее – откуда взялись яблоки и почему они в мусорном ведре?
Внезапно, на нее напала паника. Она не могла понять. Осознание того, что она только что видела – совершенно не укладывалось в ее голову. Сердобольная старушка. Божий одуванчик – Неона Гульфи, хладнокровно прикончила супругов Ламбор. Отравила. В той самой спальне, в которой теперь спят они. Она узнала ее, по чертовым часам, что висят над кроватью. Господи Боже! Кей судорожно сглотнула. Она спит на той стороне, где спала Джоан Ламбор. На прикроватном столике, где сейчас лежит ее телефон, когда-то стоял стакан с водой… а потом… Кей зажмурилась.
Она сделал несколько шагов к столу, вцепившись в него и глубоко хватая ртом воздух. Кей ощущала себя отвратительно… отравленной… грязной. Жаль, что это не та грязь, которую можно отмыть «Дайалом». Она задыхалась.
- Кей?
Кей вскинула голову и бросилась к мужу в объятия, крепко прижимаясь всем телом. Ей было необходимо почувствовать его запах. Его тепло. Его прикосновения. Она остро нуждалась в этом.
- Что случилось? – Спросил он, положив свои ладони ей на спину.
- Я соскучилась. – Кей крепче обхватила его за талию.
- Меня не было несколько часов.
- Все равно. – Она уткнулась носом в его широкую грудь, глубоко вдыхая запах одеколона. Пряный аромат, проникал в ее ноздри, успокаивал Кей. У нее закружилась голова.
- Кей. Что случилось? – В его тоне не чувствовалось беспокойства. Скорее напряжение. – Ты, что-то видела?
Если она скажет ему правду, Сэм расстроиться. Он так сильно хотел заполучить этот дом. А правда убьет в нем его мечту. Кей не хотела делать ему больно. Не хотела говорить, что они поселились в доме, где убили супругов Ламбор. Не хотела говорить, что они спят в их кроватях. Не хотела говорить, что видения приходят к ней сами. Кей просто хотела быть с ним и чувствовать его. Она просто хотела наслаждаться жизнью с ним. А еще она хотела избавиться от своего дара. Господи… Кей хотела быть обычной девушкой, которую волнуют шмотки, косметика и скидки, а ни появление потусторонней нечисти. Ни видения. Ни страх, жить с этим.
- Мне просто не по себе в этом доме. – Проговорила она. Кей вспомнила о шкатулке, не понятно кем, выставленной на прикроватный столик, точно романтический подарок. Первое, что она сделает – это избавиться от нее.
- Я понимаю. – Грудь Сэма расширилась, когда он вздохнул. Он немного отстранил ее от себя и поднял за подбородок. – Нам нужно время, чтобы привыкнуть к нему.
Черта с два, она привыкнет! Ох, Сэм, если бы ты только знал…
- Да. Нам нужно время. – Солгала она. А что ей остается делать?
- Может, сходим сегодня вечером в ресторан? Погуляем?
Это, пожалуй, лучшее, что она слышала за утро. Кей улыбнулась.
- Да. С удовольствием.
- Хорошо. – Он мягко щелкнул ее по носу. – А сейчас мне надо заняться разгрузкой вещей.
- Я с тобой. – Поспешно сказала Кей, когда Сэм высвободился из ее объятий. – Можно, я помогу тебе?  
Он пожал плечами, а она обрадовалась его немому ответу.

© Copyright: Юлия Пуляк, 2014

Регистрационный номер №0233475

от 17 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0233475 выдан для произведения: В чем-то Сэм не ошибся – дом, действительно мечта.
Двухэтажное строение из белого, гладкого камня, с пологой крышей, где торчит квадратный обрубок дымохода. Вытянутые окна, с закругленными углами.
Дорога, ведущая к дому, выложена из гранитного камня, плавно переходит в лестницу в три ступеньки. Монолитная плита, точно пьедестал, на которой держится это великолепие, из того же камня, что и дорожка.
По обеим сторонам от дубовой двери, возвышаются колонны, что подпирают собой выступающую часть дома. Периметр устелен зеленой лужайкой. По углам, торчат топиари, сбоку виднеется кусочек цветника. Похоже, за домом хорошо присматривали, не смотря на то, что его вывели на продажу. Первое впечатление – он, как и первый раз для девственницы – глубоко задерживается в памяти. Умный ход, для риэлторов. 
Кей надеялась, что дом будет мечтой, а не только внешней глянцевой упаковкой, с сюрпризом внутри. Она надеялась, что здесь ей не придется натыкаться на призраков или хуже того, незваных гостей, вроде крыс.
Она посмотрела на Сэма, который доставал чемоданы из багажника и вздохнула. Кей искренне надеялась, что он... прежний. Да. Первый месяц, после смерти сестры он вел себя именно так, как ведет себя вредный и обидчивый ребенок. А спустя еще месяц, Сэм пришел к ней в дом. Она знала, когда и во сколько это случиться. Знала, когда прикоснулась к его щеке, на кладбище.
Она знала, что они будут вместе. Это была ее судьба. Жаль, что судьба не сказала ей – придется привыкнуть к его резкой перемене настроения... или отношения...  
А еще ей придется свыкнуться с мыслью, что теперь ее жизнь в этом новом доме. И она молила бога, чтобы ничего не увидеть.
Направляясь к двери, Кей глубоко дышала, стараясь внешне оставаться спокойной. Но пальцы вцепились в ручки сумки и прижали к себе. Поднявшись по лестнице, она посмотрела на медное кольцо на двери. Позади, послышалось тяжелое дыхание Сэма. Он поставил чемоданы на площадку и достал ключи.
- Откроешь дверь?
- Я? – Она опустила глаза к его протянутой руке. Два ключа, на колечке, точь в точь, как в отеле «Призрак».
Сэм выдохнул. Кей услышала в этом вздохе сожаление.
- Детка... тебе нечего бояться. – Мягко сказал он.
Совершенно сбитая с толку, она хлопала глазами. Несколько минут назад, он едва сдерживался, чтобы не превратить ее в бифштекс. А теперь, сменил гнев на милость. Это пугало.
- Я не уверена.
- Ты боишься увидеть? – Сэм улыбнулся. – Если ты и увидишь, то это будут прекрасные божьи одуванчики. Сердобольные старички. Они прожили в этом доме несколько лет. А месяц назад, умерли. Нет, – он покачал головой, опережая ее вопрос. – Своей смертью и не здесь. В больнице. Детка, возьми ключи и открой дверь.
Потянувшись к руке Сэма, она все еще колебалась, взять ключи. Хорошо, если это было именно так, как сказал он. Не хотелось бы ей видеть очередное видение, корчащихся людей, в предсмертной агонии. Она выдохнула и обхватила ключи рукой, замерев, прислушиваясь к своим ощущениям. Пусто. Ничего. Никакой информации.
Какое же это облегчение.
Повернувшись к двери, Кей высвободила один ключ в свободную инерцию, а другой вставила в замок, повернув по часовой стрелке до упора, пока не раздался щелчок. Мягко толкнув дверь, она на шаг отступила назад. На всякий случай.
- Все хорошо? – Спросил Сэм, подхватив чемоданы.
- Да. Думаю... да.
- Тогда, добро пожаловать домой, детка.
Окон, на первом этаже было достаточно. Дневной свет проходил сквозь стекла, заливая огромную... нет, пожалуй, королевскую прихожую. Здесь уместилось бы человек сто, а то и больше.
Впору, в таком зале, устраивать балы. Тем более, внутренняя упаковка располагает к этому. Полы, выложены мраморной мозаикой. Стены обшиты шелком и бархатом, нежного-персикового цвета.
Там же, бра в широких, из матового стекла, абажурах, с изогнутыми фитилями. Потолок, из декоративной лепнины, украшает люстра. Кей встала под нее, задрав голову, разглядывая заумную конструкцию.
- По мне... это похоже на подъюбник с каркасом. – Усмехнулся Сэм. А ведь верно... люстра действительно похожа на подъюбник. Металлический каркас с ажурной, накидкой.
- Да. Похожа.
С обеих сторон, от прихожей, располагались кухня и гостиная с камином. Справа от кухни, прилегала открытая межэтажная лестница, из красного дерева, с ковровой дорожкой, горчичного оттенка.
Кей шагнула в кухню. Вытянутая комната, с большим количеством навесных ящиков и столешниц. В центре длинный обеденный стол и четыре стула.
- Если хочешь, мы можем купить другие ящики. – Предложил Сэм. Кей провела пальцами по гладкой поверхности стола из ореха. Вся кухонная мебель была из ореха, со вставками из матового стекла.
- Нет. Мне нравиться.
В гостиной, помимо камина, который предусмотрительно вычистили и положили сухие поленья, стояла софа, большое кресло с накидкой из шерсти и антикварный шкаф. Ей не терпелось обустроить гостиную и зажечь камин. Как было бы замечательно, по вечерам проводить здесь время с Сэмом и слушать треск поленьев. Читать книгу или просто отдыхать.
- Идем... я покажу тебе веранду. – Он протянул ей руку, потянув за собой. Они миновали прихожую, которая умещала в себе еще одну маленькую комнатку, вроде подсобного помещения. Сэм открыл дверь, которая отличалась от входной – широкое, граненое стекло в деревянной раме и пропустил Кей вперед.
Здесь, монолитная плита и лестница в три ступеньки, были устелены деревом. На площадке стояло два кресла-качалки и подвесная, как лавка, качели. На лужайке столик и стулья для пикника.
Кей села в кресло-качалку, представив себя глубокой старушкой в окружении любимых ею людей. Сэм рядом с ней, покачивается в кресле. Сын с женой или дочь с мужем, все равно, готовят хот-доги и барбекю, а внуки носятся по лужайке с добрым псом. Это было бы замечательно.
- Тебе, правда, нравиться? – Спросил Сэм.
Она посмотрела на него.
- Да. Мне очень нравиться.
Он встал позади Кей и положил свои руки ей на плечи, массируя.
- Прости, что сорвался на тебе. Я приревновал тебя к нему.
Кей накрыла его руки своими.
- Сэм. Кроме тебя, мне никто не нужен. – И тут, ей внезапно вспомнилось лицо Адриана. Вспомнились его жаркие объятия и взгляд, обещающий бессонные ночи... а может и дни и рассветы...
Она сглотнула.
- Я счастлив, что ты счастлива, Кей. – Он обошел кресло и нагнулся к ней, поцеловав. – Я счастлив.  
После, они осмотрели второй этаж. Три спальни с гардеробом. В них не было ничего особенного. Точно гостиничный номер – однотипная обстановка. Широкая кровать. Шкаф, два прикроватных столика. Комод. Ванная комната. Ну, может все-таки разница и была. Они отличались по цветовой обшивке стен.
В итоге, супруги решили остановиться в спальне с желто-золотыми стенами.
Завтра, они займутся перевозкой вещей, теперь, уже из их бывшего дома. А сейчас, пора опробовать камин.
 
 
На часах, в старинной деревянной оправе, что висели над кроватью, стрелки перевали за два ночи, а Кей по-прежнему не могла уснуть. Она несколько раз открывала глаза и смотрела на время. Как же долго тянется эта ночь.
Все ей казалось неудобным. Она ворочалась с бока на бок. Пыталась уснуть на животе. Тщетно.
Ей казалось, что кровать слишком большая. Сорочка, слишком узкая. Одеяло, слишком тонкое. В комнате, слишком темно. А в доме, слишком тихо.
Кей обернулась на мужа – спит и даже дергается.
Поднявшись с кровати, она прошлепала в ванную. Пока Сэм разжигал камин, она спрятала шкатулку в корзине для грязного белья, зная, что муж туда не полезет.
Нужно быть аккуратной, когда дело дойдет до прикосновения. Может, ключ и стены дома, не дали Кей информации, а вот эта старинная вещица, определенно обладает прошлым. Она была уверенна – шкатулка из коллекции Эшворда. А вот, что внутри – покажет ее смелость.
Она достала перчатки, что лежали там же в корзине для белья и надела их. Затем, вытащила шкатулку, оглядывая ее со всех сторон. И открыла крышку. Браслет. Подхватив вещицу, она разложила его на ладони. Браслет, вовсе не походил на те драгоценные штучки из коллекции. Он даже не из золота. Серебряные нить, не толще спицы, с замочком.
Неужели, это и есть браслет Наташи Эшворд? Но почему Адриан, подарил именно ее? Это же Забытая Вещь не просто одноразового постояльца. Это браслет возлюбленной его прадеда.
Кей испытала двойственные чувства – и страх и любопытство. С одной стороны, она хотела снять перчатку и увидеть то, что несла в себе эта хрупкая драгоценность. С другой... после того, как картина шевельнулась, а лицо Наташи накрыла жестокая маска... вряд ли она увидит малоприятные вещи, связанные с хозяйкой браслета. Возможно, она увидит ее смерть. Мучения.
Она выдохнула. Полет в прошлое, зависит только от твоей смелости. Насколько сильно ты хочешь понять ее, чтобы, в каком-то смысле, связать себя с ее жизнью?
Кей колебалась.
Не достаточно смелая.
Воспоминания о Линди, должны были подействовать на нее, как стоп-кран. Она уже проходила это с фантомом, что обрел оболочку. Он чуть не убил Сэма, но забрал его сестру. Она даже не хочет думать, что бы с ней сделал этот скелет.
Поэтому Сэм так отчаянно за нее беспокоится, опекает. Он не переживет еще одной потери.
- Ну, и что мне с тобой делать? – В свете лампы, нити, отливали холодно-серым. – Видимо... я еще не готова к этому. – Она убрала браслет обратно в шкатулку, затолкав в белье.
Вернувшись, Кей ощутила, как в спальне подскочила температура. Жар разливался по ее телу, сорочка липла, словно она была из плотной резины. Она открыла окно настежь, глубоко вдыхая свежий, ночной воздух. Конечно, у нее было желание, снять к чертям сорочку... но так же не было желания сверкать своими прелестями перед окнами соседей.
Вскоре, жар спал, и тело задрожала от холода. Заперев окно, Кей легла под одеяло и прижалась к мужу. Сэм что-то невнятно промычал и засопел.
 
 
Следующим утром, Кей проснулась, потянувшись к Сэму. Но вместо него, на подушке лежала записка. Сэм написал, что поехал за вещами и скоро будет дома. Коротко и ясно. Эх, это так похоже на него.
Перевернувшись на спину, она уставилась на белый потолок. Затем перевела взгляд на окно, стены и прикроватный столик.
- Господи! – Вскрикнула она и дернулась в сторону. На столике стояла шкатулка, которую ей подарил Адриан. Неужели, Сэм нашел ее в белье? Это плохо. После подобного, он больше не станет перед ней извиняться. Свесив ноги на пол, она поднялась, не сводя глаз со шкатулки. Вроде ничего особенного в ней нет, а она так и тянет прикоснуться к ней. Ей почему-то пришло в голову – это вовсе не Сэм... а та женщина... Наташа, выставила шкатулку. Мол – соберись тряпка, и сделай то, что умеешь лучше всего!
Кей замотала головой, мысленно отказываясь от безумного предложения, начать утро с видений.
Приняв душ и переодевшись, Кей, предусмотрительно надев перчатки, убрала шкатулку в сумку. Если и в этот раз, шкатулка вздумает вылезти из укрытия на невидимых крылышках, тогда она точно согласиться. На свой страх и риск, Кей сделает это.
Спустившись в кухню, она поставила чайник. Благо, от старых хозяев здесь, помимо мебели, осталась и кухонная утварь.
Послышался стук в дверь. Кей бросила взгляд в окно, что выходило на дорогу. Нет. Это не Сэм. И уж точно, не призрак Наташи, разгуливающий средь бела дня. Она бы не стала соблюдать рамки приличия и стучать в дверь. Знаем – видели, как она заявила о себе. Кей передернуло, стоило ей припомнить ту ужасную руку с когтями, выползшую из картины и бездушно раздавившую крысу.
Кей пошла открывать. На пороге стояла женщина, до того крохотная, что в ней роста было не больше пяти футов. Вообще, она походила на фею-крестную. Пухлая, с добрым, круглым лицом. Яркими голубыми глазами и маленьким ртом. Ляпистое платье, скрывало ее фигурку, только вот, вместо волшебной палочки, в ее руках была корзинка с фруктами.
- Здравствуйте, я Неона Гульфи. Мы ваши соседи напротив. А вы миссис Уильямс? – Ее голос был тонким, как у ребенка.
Как же быстро распространяются новости. Она точно в городе или здесь живут по деревенскому принципу?
- Здравствуйте. Эээ... да... можно просто Кей.
Толстушка протянула свою пухлую ручку, с удивительно гладкой кожей.
- Ээээ... простите миссис Гульфи... но я не подаю руки. Только не думайте, что я хочу обидеть вас. Просто у меня... некоторые проблемы...
- ... о, – Гульфи поджала губки. – Ну, да ладно. Я пришла, так сказать, поздравить вас с новосельем и вот...– она протянула корзину. – Я и мой муж желаем вам счастья в новом доме.
Кей некоторое время смотрела на большие, вишневого оттенка, яблоки и думала – может попросить миссис Гульфи поставить корзину на землю, точно она зараженная. Господи, ее дар, иногда сводит с ума. Она должна научиться контролировать его. Может, дело-то вовсе и не в руках, а в ней самой? Может, она накручивает себе лишнего, оттого и страдает ее бедное сознание.
Она улыбнулась и ухватилась за ручки корзины.
- Спасибо.
- На здоровье.
- Хотите чаю? – Предложила Кей. Все же нужно быть хоть немного гостеприимной.
- Не откажусь.
Кей отошла в сторону, пропуская сердобольную старушку в дом.
- Необыкновенная люстра. – Заметила она, следуя за Кей на кухню. Чайник вскипел и из носика, курился пар.
Гульфи неловко забралась на стул, свесив толстые, в шлепанцах, ножки.
- Вам очень повезло, что вы купили это дом.
- Почему? – Поставив корзину на столешницу, Кей занялась чаем.
- На него многие претендовали.
- Это не удивительно. Цена оказалась низкой.
- Спасибо. – Гульфи кивнула, когда Кей поставила перед ней чашку. – Изначально, риэлторы слишком завысили цену. Но, когда ваш муж приехал смотреть дом, они снизили ее.
- Правда? – Странно... учитывая габариты и убранство дома, риэлторы не могли так просто сдаться.
- Да. Ваш муж хорошо умеет заключать сделки.
Последнее выражение миссис Гульфи выглядело – словно Сэм заключил сделку с Дьяволом.
Кей села напротив старушки, помешивая ложкой сахар. Похоже, что ее муж, и вправду загорелся заполучить этот дом.
- А чем вы занимаетесь, миссис Уильямс?
- О, называйте меня Кей. – Она отхлебнула чай, раздумывая – кем бы представиться. Ну, раз уж она начала лгать, что писательница, так придется прикрываться этой бутафорской личиной. – Я писательница. Начинающая. – Поправила Кей, себя. А то не дай бог, миссис Гульфи заведет разговор о книгах, которые она успела написать. А ей даже предложить нечего. Сами знаете – каждый автор держит у себя несколько экземпляров своей книги, на случай, если к нему заглянет друг... или любопытная соседка...
- О, это наверно так замечательно, творить! – Восхищенно произнесла миссис Гульфи, переплетя пальцы в замок. – А что вы сейчас пишите?
- Сейчас? Эээ... я пишу документальную книгу об отелях и гостиницах, от лица постояльца, который проживает в номерах.
- Как интересно! – Старушка хлопнула в ладоши, точно ребенок с которым играет взрослый. – Я буду вашей самой большой поклонницей.
- Спасибо... но пока книга не готова... черновой вариант, он требует редактирования и прочей авторской правки.
- Понимаю-понимаю. – Закивала Гульфи, улыбнувшись. Ее зубы были белыми и ровными. – Но, я буду с нетерпением ждать вашей книги, Кей.
Похоже, ей действительно придется написать об этом. Не хотелось бы довести старушку до инфаркта, узнай, кто Кей на самом деле.
- Миссис Гульфи... а кто жил в этом доме, до того как его выставили на продажу?
Старушка внезапно нахмурилась, словно перебирая в памяти воспоминания... и отнюдь не хорошие. Она сделал жадный глоток чая, стукнув зубами по чашке.
- Супруги Ламбор. Уайл и Джоан Ламбор. – Натужено улыбнулась миссис Гульфи. – Прекрасные люди. Они прожили вместе сорок лет и... умерли, как говорят в сказке – в один день. Инфаркт.
Кей сочувственно кивнула, опустив глаза в чашку.
- Вам действительно... повезло. – Произнесла миссис Гульфи, накрыв ее руку своей ладонью.
Поздно.
Мелкая, колющая дрожь уже бежала вдоль ее позвонка. О, нет... только не это...
Дрожь вынудила ее сжать челюсти.
Каждое явление Кей, со стороны, заняло бы не больше одного взмаха ресниц. Но лично для нее, они были не только мучительными, но и бесконечными.
Хуже всего – это заглядывать в потаенную дверь, где висят чужие скелеты.
Она четко увидела, спальню, погруженную в полумрак. За окном, зависла угрюмая луна. По черному небу, медленно плывут, сбивчивые мазки облаков.
Дверь, под аккомпанемент зловещего скрипа, открылась и в полумрак скользнула темная фигура.
Два человека. Мужчина и женщина с дряблыми, как мокрая тряпка, лицами, спокойно дремали в своей постели.
Фигура приблизилась к прикроватному столику, со стороны женщины. Пухлая, с невероятно гладкой кожей, рука подхватила стакан с водой. Другая нависла над ним, отсчитывая несколько капель, из темного флакончика. В нос ударил острый запах медикаментов. Рука замерла, видимо о чем-то раздумывая. Может, она ошиблась с количеством капель? Нет. Это не была валериана, или капли от сердца. Это было нечто другое. Кей ощутила ненависть, зависшую в воздухе к этой старой женщине. Рука дрогнула, выплевывая капли. Бесцветная жидкость, смешалась с водой, не оставив следа. Затем, процесс повторился и со вторым стаканом, только уже со стороны мужчины. Тот, кто был в комнате, долго колебался. Скорее всего, этому человеку, который среди ночи, пробрался в спящий дом, было жаль мужчину. Но... сжав бутылек в руке, некто решительно выдохнул, и содержимое бутылка отправилось в стакан.
А потом, тень просто исчезла в темноте.
- Что с вами, моя дорогая? – Спросила миссис Гульфи. – Вы бледны.
Кей распахнула глаза, уставившись на ее холеную руку, зная, что эта рука совершила ужасное преступление. Она выдернула руку, вскочив с места.
- Мне... – за окном раздался требовательный гудок. – Муж приехал... мне нужно помочь ему... извините...
- О, конечно. – Старушка ловко спрыгнула со стула и, попрощавшись, вышла за дверь.
Боже мой! Сердобольная старушка Гульфи, хладнокровно прикончила супругов Ламбор. Отравила. Она обернулась, посмотрев на корзину. А теперь... она хочет отравить нас. Нет, уж. Я не хочу быть Белоснежкой, которую отравила старая грымза, спелым яблоком. Кей схватила корзину и вывалила яблоки в мусорное ведро. Она надеялась, что Сэм не станет спрашивать ее – откуда взялись яблоки и почему они в мусорном ведре?
Внезапно, на нее напала паника. Она не могла понять. Осознание того, что она только что видела – совершенно не укладывалось в ее голову. Сердобольная старушка. Божий одуванчик – Неона Гульфи, хладнокровно прикончила супругов Ламбор. Отравила. В той самой спальне, в которой теперь спят они. Она узнала ее, по чертовым часам, что висят над кроватью. Господи Боже! Кей судорожно сглотнула. Она спит на той стороне, где спала Джоан Ламбор. На прикроватном столике, где сейчас лежит ее телефон, когда-то стоял стакан с водой… а потом… Кей зажмурилась.
Она сделал несколько шагов к столу, вцепившись в него и глубоко хватая ртом воздух. Кей ощущала себя отвратительно… отравленной… грязной. Жаль, что это не та грязь, которую можно отмыть «Дайалом». Она задыхалась.
- Кей?
Кей вскинула голову и бросилась к мужу в объятия, крепко прижимаясь всем телом. Ей было необходимо почувствовать его запах. Его тепло. Его прикосновения. Она остро нуждалась в этом.
- Что случилось? – Спросил он, положив свои ладони ей на спину.
- Я соскучилась. – Кей крепче обхватила его за талию.
- Меня не было несколько часов.
- Все равно. – Она уткнулась носом в его широкую грудь, глубоко вдыхая запах одеколона. Пряный аромат, проникал в ее ноздри, успокаивал Кей. У нее закружилась голова.
- Кей. Что случилось? – В его тоне не чувствовалось беспокойства. Скорее напряжение. – Ты, что-то видела?
Если она скажет ему правду, Сэм расстроиться. Он так сильно хотел заполучить этот дом. А правда убьет в нем его мечту. Кей не хотела делать ему больно. Не хотела говорить, что они поселились в доме, где убили супругов Ламбор. Не хотела говорить, что они спят в их кроватях. Не хотела говорить, что видения приходят к ней сами. Кей просто хотела быть с ним и чувствовать его. Она просто хотела наслаждаться жизнью с ним. А еще она хотела избавиться от своего дара. Господи… Кей хотела быть обычной девушкой, которую волнуют шмотки, косметика и скидки, а ни появление потусторонней нечисти. Ни видения. Ни страх, жить с этим.
- Мне просто не по себе в этом доме. – Проговорила она. Кей вспомнила о шкатулке, не понятно кем, выставленной на прикроватный столик, точно романтический подарок. Первое, что она сделает – это избавиться от нее.
- Я понимаю. – Грудь Сэма расширилась, когда он вздохнул. Он немного отстранил ее от себя и поднял за подбородок. – Нам нужно время, чтобы привыкнуть к нему.
Черта с два, она привыкнет! Ох, Сэм, если бы ты только знал…
- Да. Нам нужно время. – Солгала она. А что ей остается делать?
- Может, сходим сегодня вечером в ресторан? Погуляем?
Это, пожалуй, лучшее, что она слышала за утро. Кей улыбнулась.
- Да. С удовольствием.
- Хорошо. – Он мягко щелкнул ее по носу. – А сейчас мне надо заняться разгрузкой вещей.
- Я с тобой. – Поспешно сказала Кей, когда Сэм высвободился из ее объятий. – Можно, я помогу тебе?  
Он пожал плечами, а она обрадовалась его немому ответу.
 
Рейтинг: 0 399 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!