ГлавнаяПрозаЭссе и статьиИстория и политика → 7-й истребительный авиационный полк.

7-й истребительный авиационный полк.

article388453.jpg
7-й истребительный авиационный «Краснознамённый» полк.
 
(краткая историческая справка)
 
7-й истребительный авиационный полк сформирован в апреле 1938 года на аэродроме Красногвардейск на базе 13-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи.
 
Нахождение в строю:
 
С апреля 1938 года по 7 марта 1942 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года (105 дней). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 7 марта 1942 года (259 дней). Перечень №12.
 
В составе Видов Вооружённых Сил.
 
С апреля 1938 года по 7 марта 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С апреля 1938 года по 8 сентября 1939 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 8 сентября 1939 года по 20 октября 1939 года – в составе Военно-Воздушных Сил Киевского Особого Военного Округа.
С 20 октября 1939 года по 7 января 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 7 января 1940 года по 26 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 26 марта 1940 года по 24 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 24 июня 1941 года по 26 августа 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Северного Фронта.
С 26 августа 1941 года по 22 февраля 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Фронта.
С 22 февраля 1942 года по 7 марта 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С апреля 1938 года по 8 сентября 1939 года – в составе 59-й истребительной авиационной бригады.
С 20 октября 1939 года по 17 августа 1940 года – в составе 59-й истребительной авиационной бригады.
С 17 августа 1940 года по 22 февраля 1942 года – в составе 5-й смешанной авиационной дивизии.
 
Командир полка:
 
Майор Анисимов Пётр Николаевич – с апреля 1938 года по сентябрь 1938 года.
Майор Сюсюкалов Никита Тимофеевич – с сентября 1938 года по март 1939 года.
Майор Торопчин Николай Степанович – с марта 1939 года по ноябрь 1939 года.
Майор Туренко Евгений Григорьевич – с 30 ноября 1939 года по 20 июня 1940 года.
Капитан (майор) Синев Алексей Николаевич – с 20 июня 1940 года по 24 июня 1941 года.
Майор Голицын Георгий Михайлович – с 24 июня 1941 года по 7 марта 1942 года. Назначен на должность командира 14-го Гвардейского истребительного авиационного Краснознамённого полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Батальонный комиссар Злой Матвей Сергеевич
Мурга Кирилл Никитович
Хрястолов Павел Фёдорович
 
Начальник штаба полка:
 
Капитан Майборода
 
Участие в операциях и битвах:
 
ПВО Одессы – с 8 сентября 1939 года по 20 октября 1939 года.
Советско-Финская война – с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской войне:
Боевых вылетов – 4885
Сбито самолётов противника – 68
Бомбардировщиков – 21
Истребителей – 43
Разведчиков – 4
Свои боевые потери:
Лётчиков – 8
Свои небоевые потери:
Лётчиков – 2
 
Битва за Ленинград – с 10 июля 1941 года по 7 марта 1942 года.
10 лётчиков на самолётах МиГ-3 на аэродроме Горелово переданы в состав 19-го истребительного авиационного полка – 25 июля 1941 года.
Переформирован по штату 015/134, передал 13 лётчиков на самолётах И-153 в состав 197-го истребительного авиационного полка и 12 лётчиков на самолётах И-153 в состав 235-го штурмового авиационного полка – 26 июля 1941 года.
Передал эскадрилью на самолётах МиГ-3 в состав 153-го истребительного авиационного полка – 4 октября 1941 года.
Переформирован по штату 015/174 – 20 февраля 1942 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Великой Отечественной Войне:
(с 22 июня 1941 года по 20 февраля 1942 года)
Боевых вылетов – 6497
Потери лётчиков – 30
Потери самолётов - 42
 
Награды:
 
За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 апреля 1940 года 7-й истребительный авиационный полк награждён орденом «Красного Знамени»
 
Герои Советского Союза:
 
21 марта 1940 года. Антонов Николай Дмитриевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №261.
21 марта 1940 года. Курочкин Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №258.
21 марта 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. Старший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №288.
21 марта 1940 года. Семёнов Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №281.
21 марта 1940 года. Туренко Евгений Григорьевич. Майор. Командир 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №271.
7 апреля 1940 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №291.
10 февраля 1943 года. Свитенко Николай Иванович. Капитан. Командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №883.
 
Потери:
 
30 июня 1941 года. Шульга Антон Андреевич. Лейтенант. Адъютант эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Виралахти. Выбросился с парашютом над территорией противника.
3 июля 1941 года. Исаев Анатолий Артемьевич. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою. Похоронен в городе Выборг.
16 июля 1941 года. Носаченко Фёдор Ефимович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. При взлёте с аэродрома Майсниеми на первом развороте вошёл в отвесное пикирование и упал в озеро. Похоронен в парке Шувалово станции Левашово Ленинградской области.
22 июля 1941 года. Шавров Владимир Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Столкнулся в воздушном бою с истребителем противника. Посмертно награждён орденом Ленина.
18 августа 1941 года. Ермолин Нииколай Ерофеевич. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в боевом вылете в районе Коркала – Какалло. Попал в плен. Освобождён по репатриации.
18 августа 1941 года. Колосветов Алексей Васильевич. Младший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Сантала.
18 августа 1941 года. Юсков Фёдор Семёнович. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Сантала.
21 августа 1941 года. Тазаев Алексей Дмитриевич. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Погиб в боевом вылете. Похоронен в братской могиле танковой роты в деревне Перк-Ярви.
19 сентября 1941 года. Быстров Александр Георгиевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена 7-го истребительного авиационного полка. Погиб при налёте самолётов противника на Комендантский аэродром. Похоронен на Ново-Деревенском кладбище города Ленинграда.
19 сентября 1941 года. Кондрашов Александр Никитович. Лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка (более 100 боевых вылетов). Не вернулся после воздушного боя в районе Урицк. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
19 сентября 1941 года. Решетников Константин Дмитриевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою над аэродромом Касимово. Похоронен в м. Касимово Ленинградской области. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
21 сентября 1941 года. Губанов Алексей Алексеевич. Лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Любань. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
21 сентября 1941 года. Калиниченко Павел Трофимович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Не вернулся из боевого вылета в район Любань. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
21 сентября 1941 года. Карпухин Виктор Григорьевич. Лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Любань. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
4 октября 1941 года. Яцун Николай Данилович. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Московской Славянии. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
6 октября 1941 года. Скоромный Василий Сергеевич. Младший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Ивановское.
31 декабря 1941 года. Кидяев Дмитрий Александрович. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Садови – Витюлово.
19 февраля 1942 года. Товстенко Владимир Матвеевич. Младший лейтенант. Летчик 7-го истребительного авиационного полка. При вылете на штурмовку населенного пункта Шало сбит зенитной артиллерией. Самолет в воздухе загорелся. Летчик погиб.
3 февраля 1942 года. Бойко Иван Устинович. Лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка (кавалер двух орденов Красной Звезды). При вылете на разведку в район Костово, на обратном пути встретился с истребителями противника. В результате воздушного боя был сбит и упал на территории противника.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
1 декабря 1939 года. Диденко Гавриил Власович. На истребителе И-16 сбил Buldog в районе Муолаанярви.
1 декабря 1939 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Муолаанярви.
20 декабря 1939 года. Диденко Гавриил Власович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Карпела.
20 декабря 1939 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-153 сбил Fokker D.XXI в районе Кямяря – Карпела.
20 декабря 1939 года. Покрышев Пётр Афанасьевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Карпела.
23 декабря 1939 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Пиен – Перо.
23 декабря 1939 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
23 декабря 1939 года. Диденко Гавриил Власович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Вийпури.
23 декабря 1939 года. Покрышев Пётр Афанасьевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Вийпури.
23 декабря 1939 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Вийпури.
24 декабря 1939 года. Семёнов Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил разведывательный самолёт противника в районе Пиен – Перо.
14 февраля 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
14 февраля 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
14 февраля 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
20 февраля 1940 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Ханхиярви – Лаппеенранта.
20 февраля 1940 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Ханхиярви – Лаппеенранта.
20 февраля 1940 года. Дубовик Иван Михайлович. На истребителе И-153 сбил в паре Buldog в районе Ханхиярви – Лаппеенранта.
5 марта 1940 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Нуйямаа – Пенттиля.
5 марта 1940 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Лаппеенранта.
5 марта 1940 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Лаппеенранта.
5 марта 1940 года. Исаев Николай Васильевич. На истребителе И-16 сбил Blenheim севернее Симола.
5 марта 1940 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Кантола.
5 марта 1940 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе Суурпяля.
5 марта 1940 года. Семёнов Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Кантола.
6 марта 1940 года. Гейбо Иосиф Иванович. На истребителе И-153 сбил бомбардировщик противника над Выборгским заливом.
7 марта 1940 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. На истребителе И-16 сбил Blenheim в районе Лаутамяки.
8 марта 1940 года. Глотов Георгий Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Blenheim южнее Лавола.
9 марта 1940 года. Глотов Георгий Фёдорович. На истребителе И-153 сбил в паре истребитель в районе Харапиниеми.
9 марта 1940 года. Жуйков Григорий Сергеевич. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе Сорвали.
9 марта 1940 года. Жуйков Григорий Сергеевич. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе Рисиниеми.
9 марта 1940 года. Курочкин Владимир Михайлович. Сбил Fokker D.XXI.
9 марта 1940 года. Курочкин Владимир Михайлович. Сбил Fokker D.XXI.
9 марта 1940 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе полуострова Койвисто.
10 марта 1940 года. Гейбо Иосиф Иванович. На истребителе И-153 сбил Blenheim в районе Юлямаа.
30 июня 1941 года. Барабанов Александр Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил аэростат противника в районе Хамина.
2 июля 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Fokker D.XXI в районе Миетинсаари.
7 июля 1941 года. Барабанов Александр Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил аэростат противника в районе Хамина.
9 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.109.
9 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.109.
9 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.109.
9 июля 1941 года. Губанов Алексей Алексеевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Brewster в районе станция Инкеля.
12 июля 1941 года. Даргис и Карпухин. На истребителях МиГ-3 сбили в паре He.111 в районе Невская Дубровская.
18 июля 1941 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.110 южнее озера Самро.
20 июля 1941 года. Даргис Павел Никодимович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.110 в районе Молосковицы.
20 июля 1941 года. Даргис Павел Никодимович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Do.215 в районе Кингисепп.
20 июля 1941 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.110 в районе Заполье.
20 июля 1941 года. Овчаренко Иван Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе озера Чёрное.
22 июля 1941 года. Даргис Павел Никодимович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.110 в районе Юркино.
22 июля 1941 года. Дубовик Иван Михайлович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Шавров Владимир Николаевич. Столкнулся в воздушном бою с Bf.109.
22 июля 1941 года. Барабанов и Барабанов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Барабанов и Барабанов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе аэродрома Утти.
23 июля 1941 года. Даргис и Карпухин. На истребителях МиГ-3 сбили в паре Ju.88 в районе озера Красногорское.
25 июля 1941 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе He.111 в районе Клотицы.
29 июля 1941 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.88 в районе Луга.
10 августа 1941 года. Баранов Александр Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Руока – Лахти.
10 августа 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Руока – Лахти.
10 августа 1941 года. Губанов Алексей Алексеевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Brewster севернее станция Сайрала.
19 августа 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Brewster в районе озера Муолан-Ярви.
19 августа 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Brewster в районе озера Муолан-Ярви.
21 августа 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Brewster в районе станции Антреа.
21 августа 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Brewster в районе станции Антреа.
22 августа 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Вуосальми.
19 сентября 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Манушкино.
19 сентября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил в группе Bf.109 в районе Урицк.
19 сентября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил в группе Ju.88 в районе Урицк.
26 сентября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил в паре Ju.88 юго-восточнее Шлиссельбург.
28 сентября 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Лезье.
6 ноября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе аэродрома Сиверская.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Награждены орденами СССР:
 
Баранов Алексей Дмитриевич. Орден Красного Знамени.
Диденко Гавриил Власович. Орден Красного Знамени.
Калиниченко Павел Трофимович. Орден Красного Знамени.
Качковский Николай Павлович. Орден Красного Знамени.
Ларионов Георгий Петрович. Орден Красного Знамени.
Сереженко Михаил Петрович. Орден Красного Знамени.
Старков Николай Михайлович. Орден Красного Знамени.
Сюсюкалов Никита Тимофеевич. Орден Красного Знамени.
Чемоданов Анатолий Николаевич. Орден Красного Знамени.
Чудиновский Александр Георгиевич. Орден Красного Знамени.
Барабанов Александр Николаевич. Орден Красной Звезды.
Зеленов Павел Тихонович. Орден Красной Звезды.
Одинцов Иван Давыдович. Орден Красной Звезды.
Поляков Сергей Николаевич. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года.
 
Антонов Николай Дмитриевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Ленина.
Курочкин Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
Ларионов Георгий Петрович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
Семёнов Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина.
Туренко Евгений Григорьевич. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года.
 
Шинкаренко Фёдор Иванович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01010/н от 29 октября 1941 года.
 
Решетников Константин Дмитриевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №0852/н от 3 декабря 1941 года.
 
Кондрашов Александр Никитович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Саликов Георгий Иванович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Сердюков Александр Васильевич. Политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Синельников Тарас Григорьевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Тимошенко Роман Тарасович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Бойко Иван Устинович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Губанов Алексей Алексеевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Дубовик Иван Михайлович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Заикин Василий Гаврилович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(1)
Петров Иван Павлович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Скоромный Василий Сергеевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Степкин Пётр Васильевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Шлыков Семён Иванович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01007/н от 20 декабря 1941 года.
 
Барабанов Александр Николаевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина(1)
Голицын Георгий Михайлович. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
Карпухин Виктор Григорьевич. Лейтенант. Лётчик. Орден Ленина.
Ливончик Пётр Яковлевич. Младший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина.
Свитенко Николай Иванович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина(1)
Синев Алексей Николаевич. Майор. Командир полка. Орден Ленина. Посмертно.
Старков Николай Михайлович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Баранов Александр Андреевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Баранов Иван Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Дубовик Иван Михайлович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Мурга Кирилл Никитович. Старший политрук. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени(1)
Никитин Алексей Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Одинцов Иван Давыдович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Филипповский Михаил Анисимович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(1)
Бойко Иван Устинович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Бубнов Александр Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Заикин Василий Гаврилович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(2)
Качковский Николай Павлович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Кольцов Иван Максимович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Овчаренко Иван Иванович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Петрин Алексей Васильевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Плотников Иван Иванович. Военный техник 1-го ранга. Старший техник эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Чемоданов Анатолий Николаевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01133/н от 31 декабря 1941 года.
 
Слонов Алибек Газимович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0430/н от 26 февраля 1942 года.
 
Слонов Алибек Газимович. Старший лейтенант. ВрИД командира эскадрильи. Орден Ленина.
Петров Иван Павлович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Камерилов Юрий Николаевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Мочалов Василий Кузьмич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01024/н от 3 мая 1942 года.
 
Шавров Владимир Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Ленина. Посмертно.
Хрястолов Павел Фёдорович. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
Демидов Михаил Дмитриевич. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года.
 
Свитенко Николай Иванович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Вооружение:
 
И-16 – с апреля 1938 года
И-15БиС – с октября 1938 года по май 1940 года.
И-153 – с ноября 1939 года по 7 марта 1942 года.
МиГ-3 – с июня 1941 года по 4 октября 1941 года.
 
Дислокация:
 
Красногвардейск – с апреля 1938 года по 8 сентября 1939 года.
Одесса – с 8 сентября 1939 года по 20 октября 1939 года.
Пушкин – с 20 октября 1939 года
Валк-Ярви
Керстово – с 26 мая 1940 года
Майсниеми
Суормериоки
 
Приказом НКО №70 от 7 марта 1942 года 7-й истребительный авиационный Краснознамённый полк переименован в 14-й Гвардейский истребительный авиационный Краснознамённый полк.
 
Дополнительная информация:
 
Дважды Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Кутахов Павел Степанович – с 1939 года по 12 июля 1941 года.
Покрышев Пётр Афанасьевич – с 1939 года по 1940 год.
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Антонов Николай Дмитриевич – с января 1939 года по 1940 год.
Булаев Александр Дмитриевич – с 1939 года по 1940 год.
Гейбо Иосиф Иванович – с 1939 года по 1940 год.
Губанов Алексей Алексеевич – с 1939 года по сентябрь 1941 года.
Диденко Гавриил Власович – с 1939 года по 1940 год.
Исаев Николай Васильевич – с 1939 года по 1940 год.
Курочкин Владимир Михайлович – с 1939 года по 1940 год.
Ларионов Георгий Петрович – с мая 1938 года по январь 1941 года.
Медведев Дмитрий Александрович – с 1939 года по 1940 год.
Миронов Сергей Иванович – с 1938 года по август 1941 года.
Никитин Алексей Иванович – с 1939 года по июль 1941 года.
Поляков Сергей Николаевич – с 1938 года по 1941 год.
Свитенко Николай Иванович – с 1939 года по 7 марта 1942 года.
Семёнов Александр Фёдорович – с 1938 года по 1940 год.
Туренко Евгений Григорьевич – с 3 ноября 1939 года по 20 июня 1940 года.
Шинкаренко Фёдор Иванович – с 1939 года по 1940 год.
 
Лётчики- ассы проходившие службу в полку.
 
Барабанов Александр Николаевич – с начала войны по октябрь 1941 года. 2 личные и 6 групповых побед в составе полка.
Баранов Александр Андреевич – с начала войны по октябрь 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Баранов Алексей Дмитриевич – с начала войны по 4 октября 1941 года. 8 личных и 9 групповых побед в составе полка.
Баранов Иван Дмитриевич – с октября 1941 года по 22 ноября 1942 года. Побед в составе полка нет.
Булаев Александр Дмитриевич – с 1939 года по 1940 год. 2 личных и 3 групповые победы в составе полка.
Гейбо Иосиф Иванович – с 1939 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Глотов Георгий Фёдорович – с 1939 года по 1940 год. 1 личная и 1 групповая победы в составе полка.
Губанов Алексей Алексеевич – с 1939 года по сентябрь 1941 года. 2 групповые победы в составе полка.
Даргис Павел Никодимович – с апреля 1941 года по 25 июля 1941 года. 1 личная и 4 групповые победы в составе полка.
Диденко Гавриил Власович – с 1939 года по 1940 год. 3 личные победы в составе полка.
Дрожжин Василий Иванович – с начала войны по 12 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Дубовик Иван Михайлович – с 1940 года по октябрь 1941 года. 1 личная и 1 групповая победа в составе полка.
Жуйков Григорий Сергеевич – с 1939 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Зеленов Павел Тихонович – с 1939 года по 12 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Исаев Николай Васильевич – с 1939 года по 1940 год. 1 личная победа в составе полка.
Карпухин Виктор Григорьевич – с 1939 года по октябрь 1941 года. 1 личная и 3 групповые победы в составе полка.
Кутахов Павел Степанович – с 1939 года по 12 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Медведев Дмитрий Александрович – с 1939 года по 1940 год. Побед в составе полка нет.
Миронов Сергей Иванович – с 1938 года по август 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Никитин Алексей Иванович – с 1939 года по 25 июля 1941 года. 3 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Овчаренко Иван Иванович – с 1939 года по 25 июля 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Покрышев Пётр Афанасьевич – с 1939 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Поляков Сергей Николаевич – с 1938 года по 1941 год. Побед в составе полка нет.
Свитенко Николай Иванович– с 1939 года по 7 марта 1942 года. 1 личная и 4 групповые победы в составе полка.
Семёнов Александр Фёдорович – с 1938 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Шинкаренко Фёдор Иванович – с 1939 года по 1940 год. 2 личных и 1 групповая победа в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Анисимов Пётр Николаевич
Антонов Николай Дмитриевич
Барабанов Александр Николаевич
Баранец Николай Александрович
Баранов Александр Андреевич
Баранов Алексей Дмитриевич
Баранов Иван Дмитриевич
Бойко Иван Устинович
Бубнов Александр Николаевич
Булаев Александр Дмитриевич
Быстров Александр Георгиевич
Гейбо Иосиф Иванович
Глотов Георгий Фёдорович
Голицын Георгий Михайлович
Губанов Алексей Алексеевич
Даргис Павел Никодимович
Демидов Михаил Дмитриевич
Диденко Гавриил Власович
Дрожжин Василий Иванович
Дубовик Иван Михайлович
Ермолин Нииколай Ерофеевич
Жуйков Григорий Сергеевич
Заикин Василий Гаврилович
Зеленов Павел Тихонович
Злой Матвей Сергеевич
Зорин Степан Семёнович
Исаев Анатолий Артемьевич
Исаев Николай Васильевич
Кабаков Михаил Семёнович
Калиниченко Павел Трофимович
Камерилов Юрий Николаевич
Карпухин Виктор Григорьевич
Качковский Николай Павлович
Кидяев Дмитрий Александрович
Колосветов Алексей Васильевич
Кольцов Иван Максимович
Кондрашов Александр Никитович
Копалин Алексей Александрович
Костенко Алексей Тимофеевич
Крымский Виктор Николаевич
Кудрявцев Николай Тимофеевич
Курочкин Владимир Михайлович
Кутахов Павел Степанович
Ларионов Георгий Петрович
Ливончик Пётр Яковлевич
Лобанов Михаил Борисович
Марченко Георгий Александрович
Медведев Дмитрий Александрович
Миронов Сергей Иванович
Мочалов Василий Кузьмич
Муравьёв Павел Игнатьевич
Мурга Кирилл Никитович
Никитин Алексей Иванович
Носаченко Фёдор Ефимович
Овчаренко Иван Иванович
Одинцов Иван Давыдович
Петрин Алексей Васильевич
Петров Иван Павлович
Плотников Иван Иванович
Покрышев Пётр Афанасьевич
Поляков Сергей Николаевич
Решетников Константин Дмитриевич
Рысенков Иван Алексеевич
Саликов Георгий Иванович
Свитенко Николай Иванович
Семёнов Александр Фёдорович
Сердюков Александр Васильевич
Сереженко Михаил Петрович
Синев Алексей Николаевич
Синельников Тарас Григорьевич
Скоромный Василий Сергеевич
Слипченко Александр Васильевич
Слонов Алибек Газимович
Старков Николай Михайлович
Степкин Пётр Васильевич
Сычёв Иван Иванович
Сюсюкалов Никита Тимофеевич
Тазаев Алексей Дмитриевич
Тимошенко Роман Тарасович
Титовец Фёдор Иванович
Товстенко Владимир Матвеевич
Торопчин Николай Степанович
Туренко Евгений Григорьевич
Филипповский Михаил Анисимович
Хлусович Иван Михайлович
Хрястолов Павел Фёдорович
Чемоданов Анатолий Николаевич
Чудиновский Александр Георгиевич
Шавров Владимир Николаевич
Шинкаренко Фёдор Иванович
Шлыков Семён Иванович
Шульга Антон Андреевич
Юсков Фёдор Семёнович
Яцун Николай Данилович
 
СПИСОК  ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ
 

Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 17 июня 2017 года.
 
Антонов Николай Дмитриевич
 
Родился 6 января 1909 года в городе Великие Луки, ныне Псковской области, в семье рабочего. В 1929 году по рекомендации парткома Великолукского паровозовагоноремонтного завода был направлен в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, который окончил в 1931 году. С того же года - в рядах Красной Армии. В 1932 году окончил 1-ю военную авиационную школу лётчиков им. А. Ф. Мясникова  ( в Каче ). В июле 1932 года, как отлично окончивший школу лётчиков, оставлен служить в ней же, инструктором - лётчиком. Вскоре стал командиром звена, затем отряда. За отличную боевую и политическую подготовку личного состава в 1936 году награждён орденом Ленина.
В 1939 году окончил краткосрочные курсы комиссаров - лётчиков при Харьковской военной школе лётчиков. Принимал участие в походе советских войск в Западную Украину.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Военный комиссар 7-го истребительного авиационного полка  ( 59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт )  батальонный комиссар Н. Д. Антонов совершил 30 боевых вылетов на разведку и уничтожение военных объектов. Во время боёв в районе местечка Вилайоки  ( ныне село Великое Выборгского района Ленинградской области )  лично водил подразделения полка на штурмовку противника. 10 января 1940 года награждён орденом Красного Знамени.
21 Марта 1940 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
С мая 1940 года - военный комиссар 42-й истребительной авиационной бригады, с октября 1940 года - командир 154-го истребительного авиационного полка в Ленинградском военном округе.
В начале Великой Отечественной войны Н. Д. Антонов в той же должности сражался на Северном  ( с 23 августа 1941 года - Ленинградский )  фронте. С сентября 1941 года - командир 92-й истребительной авиационной дивизии. С ноября 1941 года - заместитель, а с 26 июня 1943 года - командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в составе Ленинградской армии ПВО  ( 7 июля 1943 года преобразован во 2-й Гвардейский ИАК ПВО ).
После войны, до марта 1946 года, продолжал командовать 2-м ГвИАК. В 1948 году окончил Военную академию Генерального штаба. Занимал ряд командных должностей. С 1970 года генерал - полковник авиации Н. Д. Антонов - в отставке. Жил в Ленинграде. Умер 14 июня 1986 года.
Награждён орденами: Ленина  ( трижды ), Красного Знамени   ( пять ), Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами.
 
*     *     *
Звание Героя Советского Союза Николай Дмитриевич Антонов получил за участие в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов. Ему была вручена медаль "Золотая Звезда" № 261.
Летом 1940 года старший батальонный комиссар Н. Д. Антонов был назначен военным комиссаром 42-й истребительной авиационной бригады.
В начале Великой Отечественной войны Н. Д. Антонов в той же должности на Северном  ( с 23 августа 1941 г. - Ленинградский )  фронте. Полк под его командованием в составе 39-й истребительной авиационной дивизии нёс патрульную службу в системе ПВО Ленинграда. Только в период с 22 июня по 8 сентября 1941 года полк произвёл 3071 самолёто - вылет, сбил в воздушных боях 43 вражеских самолёта и свыше 20 - уничтожил при штурмовке его аэродромов.
В этих боях Н. Д. Антонов участвовал в 78 боевых вылетах, в 17 воздушных боях сбил лично 3 и в группе - 2 самолёта противника.
С сентября 1941 года Н. Д. Антонов - командир 92-й истребительной авиационной дивизии. С ноября 1941 года - заместитель, а с 26 июня 1943 года - командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в составе Ленинградской армии ПВО.
Командуя авиационными частями и соединениями, Н. Д. Антонов показал себя как волевой, дисциплинированный и решительный командир. Обороняя Ленинград от налётов вражеской авиации, части корпуса произвели свыше 45 400 боевых самолёто - вылетов, провели 1418 воздушных боёв, в которых сбили 925 самолётов противника. Кроме того, штурмовыми действиями по аэродромам и войскам противника было уничтожено ещё 119 самолётов, а также 38 танков, около полка пехоты противника, уничтожено 74 и подавлено 112 артиллерийских и миномётных батарей.
Опыт отражения налётов немецких истребителей на Ленинград весной 1943 года показал, что установленный порядок подъёма истребителей на перехват противника из готовности № 1 себя не оправдал. Это объяснялось тем, что истребительная авиация врага действовала с аэродромов, расположенных вблизи линии фронта   ( Гатчина и другие )  и наши истребители не успевали взлететь, набрать высоту и встретить неприятеля на подступах к городу. Поэтому для наиболее эффективной борьбы с его истребительной авиацией были предусмотрены специальные зоны патрулирования с выносом их в сторону вероятных маршрутов полётов авиации противника.
В дни наиболее интенсивных налётов приходилось держать над городом постоянный патруль из 2 - 4 самолётов. Боевые действия нашей истребительной авиации ночью были малоэффективны. Обычно при появлении самолётов противника ночью в воздух поднималось от 2 до 10 истребителей, которые патрулировали эшелонированно по высоте в зонах ожидания. Однако вследствие несовершенства системы наведения и незначительного количества освещённых прожекторами целей встреч наших истребителей с самолётами противника было мало.
Следует отметить, что офицеры 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО под руководством командира корпуса Героя Советского Союза полковника Н. Д. Антонова  ( он вступил на эту должность 26 июня 1943 года, сменив генерал - майора авиации Е. Е. Ерлыкина )  настойчиво изыскивали более совершенные методы управления истребителями в воздухе и их наведения. Они разработали и внедрили в боевую практику централизованную систему управления и радионаведения истребителей на самолёты противника.
Для успешного решения этой задачи использовались данные "Редут" и СОН. Данные станций наносились на специальные планшеты. По решению Военного совета фронта был оборудован командный пункт планшетного наведения, на котором несли постоянное дежурство опытные командиры - авианаводчики.
В результате накопленного опыта по наведению лётчики корпуса стали более успешно перехватывать самолёты врага. Так, в течение сентября - октября 1943 года из 32 наведений более половины закончилось встречей наших истребителей с бомбардировщиками противника.
По итогам боевых действий за год части 7-го истребительного авиационного корпуса произвели 5664 боевых вылета. В проведённых 296 боях лётчики сбили 210 и подбили 36 самолётов.
Выполняя основную задачу, части 7-го ИАК одновременно прикрывали боевые порядки соединений Ленинградского фронта, вели разведку войск и коммуникаций противника.
В период прорыва блокады Ленинграда  ( 12 - 18 января 1943 года )  для прикрытия боевых порядков войск 67-й армии из состава 7-го ИАК было выделено 5 авиационных полков.
Наши истребители, патрулируя над боевыми порядками наступавших войск тремя группами по 6 самолётов в каждой, парализовали действия вражеской бомбардировочной авиации.
За период наступательных боёв лётчики корпуса совершили 364 боевых вылета, провели 104 воздушных боя, в результате которых сбили 60 и подбили 16 вражеских самолётов. Кроме того, штурмовыми ударами уничтожили зенитную батарею и большое количество живой силы и техники врага.
Лётчики ПВО в этот период совершили десятки героических подвигов. Правительство высоко оценило боевые заслуги войск Ленинградской армии ПВО. Приказом НКО СССР от 7 июля 1943 года 7-й истребительный авиакорпус ПВО был преобразован во 2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус ПВО с присвоением ему почётного наименования "Ленинградский".
Приказами Верховного Главнокомандующего были объявлены благодарности и присвоены почётные наименования Выборгских - 11, 27 и 102-му Гвардейским истребительным авиационным полкам ПВО, Таллинского - 404-му истребительному авиационному полку ПВО.
Указами Президиума Верховного Совета Союза ССР были награждены орденами Кутузова 3-й степени 11-й Гвардейский и 404-й истребительные авиационные полки.
Войска Ленинградской армии ПВО приняли самое непосредственное участие и в наступлении войск Ленинградского фронта, начавшемся 14 января 1944 года. 2-й Гвардейский Ленинградский истребительный авиационный корпус ПВО под командованием генерал - майора авиации Н. Д. Антонова прикрывал от ударов с воздуха боевые порядки наших стрелковых соединений и штурмовал наземного противника, не давая ему возможности осуществлять планомерный отход. На прикрытие стрелковых войск части корпуса произвели около 2000 самолёто - вылетов, уничтожив в воздушных боях 22 немецких самолёта. Значительный эффект дали и штурмовые действия: немцы потеряли более 300 автомобилей с техникой, а также около 700 солдат и офицеров.
В 1944 году наши авиаторы научились воевать так, что уничтожали десятки и сотни вражеских самолётов, а сами при этом несли незначительные потери. Например, 2-й Гвардейский Ленинградский истребительный авиационный корпус ПВО в течение 1944 года уничтожил 172 вражеских бомбардировщика. О высоком уровне боевого мастерства наших лётчиков свидетельстаует, в частности, и то, что соотношение потерь истребительной авиации ПВО к количеству сбитых самолётов противника в 1944 году выражалось 1 - 4,5 в нашу пользу.
За особые заслуги перед Родиной 22 лётчикам 2-го Гвардейского Ленинградского истребительного авиационного корпуса ПВО было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, а лётчик А. Т. Карпов был удостоен этого звания дважды.
4 апреля 1944 года полковнику Н. Д. Антонову было присвоено воинское звание "Генерал - майор авиации".
После войны, до марта 1946 года, Николай Дмитриевич продолжал командовать 2-м Гвардейским Ленинградским истребительным авиационным корпусом, затем учился в Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова. По её окончании в марте 1948 года он был назначен командиром Ленинградского Гвардейского истребительного авиационного корпуса ПВО. С мая 1949 года - командующий 25-й воздушной истребительной армией ПВО Ленинграда, с декабря - помощник командующего ВВС БелВО. С апреля 1950 года - командир 62-го истребительного авиационного корпуса, с февраля 1952 года - командующий войсками Сталинградского района ПВО, с июля 1954 года - заместитель командующего истребительной авиацией Войск ПВО страны, с мая 1955 года - командующий Северо - Кавказской армией ПВО и заместитель командующего войсками СКВО по Войскам ПВО страны, с сентября 1959 года - член Военного совета - начальник политического управления Московского округа ПВО, с февраля 1962 года - командующий 6-й отдельной армией ПВО - заместитель командующего войсками ЛВО по Войскам ПВО страны, член Военного совета ЛВО и председатель Военного совета армии. С апреля 1965 года - помощник представителя Главнокомандующего ОВС государств - участников Варшавского Договора по ВВС и ПВО в Чехословацкой народной армии.
С мая 1970 года в запасе. Умер 14 июня 1986 года в Ленинграде.
 
Булаев Александр Дмитриевич
 
Родился 9 сентября 1910 года на станции Чаны (ныне посёлок городского типа и районный центр в Новосибирской области). Окончив среднюю школу, уехал в город Омск, где получил профессию электромеханика. Затем поступил в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта. Бросив его после 2-х курсов, поступил в Ленинградский химико-технологический институт. В 1934 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. В 1936 году окончил военную авиационную школу пилотов, служил инструктором-лётчиком. С 1938 года - в ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в должности командира звена 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-16. Совершил 108 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 2 и в группе 3 самолёта противника.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант А. Д. Булаев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира эскадрильи 158-го ИАП (ВВС Северного и Ленинградского фронтов), летал на Як-1. 7 августа 1941 года подбит в бою, спасся на парашюте. В сентябре 1941 года переведён в 17-й ИАП (ВВС Северо-Западного фронта), летал на МиГ-3. С ноября 1941 года - в 159-м ИАП. Летал на "Томагауке", "Киттихауке" и Ла-5.
К апрелю 1943 года командир эскадрильи 159-го истребительного авиационного полка (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) капитан А. Д. Булаев совершил 188 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 16 и в составе группы 5 самолётов противника, а также уничтожил 1 аэростат (в наградном листе говорится о 14 личных и 8 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
17 мая 1943 года штурман 159-го ИАП майор А. Д. Булаев погиб в авиационной катастрофе на тыловом аэродроме (летел пассажиром в грузовом самолёте Ли-2). К тому времени совершил 260 боевых вылетов, провёл 66 воздушных боёв, в которых сбил лично 17 и в составе группы 5 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Награждён орденами: Ленина (03.05.1942, 02.09.1943), Красного Знамени (15.01.1940), Отечественной войны 1-й степени (02.05.1943); медалью "За отвагу" (1939).
 
*     *     *
Летом 1942 года в красноармейскую газету пришло не совсем обычное письмо. Старший лейтенант Трофимчук, красноармейцы Ильин и Дмитриев писали о человеке, которого они не только никогда не видели, но даже не знали его фамилии.
"Уважаемая редакция! Мы хотим от имени бойцов своего взвода вынести благодарность лётчику - истребителю (фамилия его нам неизвестна), умело выполнившему боевое задание. Дело было так.
Утром 11 августа 1942 года фашисты вели наблюдение с аэростата за нашей передней линией. Артиллеристы заметили вражеских наблюдателей и открыли огонь шрапнелью, но безрезультатно.
В небе послышался гул летящих самолётов. Это были наши. Начались споры: заметят или не заметят лётчики вражеский аэростат. Вдруг видим, наши "ястребки" сделали разворот и пошли на немецкую "колбасу". Один впереди, остальные прикрывают его. Слышим короткую пулемётную очередь. В то же мгновение показался дымок, а потом язык пламени охватил аэростат. Мы стали горячо аплодировать.
Передайте этому лётчику наше большое, от всего сердца, спасибо. Пусть знает каждый советский сокол, что если он появился в небе, то на него с земли с надеждой смотрят тысячи глаз".
Установить фамилию лётчика, о котором шла речь в заметке, оказалось несложно. Командир авиационного полка, действовавшего в этом районе, сразу ответил:
- Да это же Булаев. Его работа.
Письмо показали Булаеву. Он неторопливо развернул его, - коренастый, крепко сложенный Александр Булаев всё делал неторопливо.
Прочитав письмо, он недоумённо пожал плечами:
- Ничего особенного нет. Разве только пришлось маленько схитрить: сделать вид, будто не вижу аэростата. Если сразу на него нацелиться, он, чего доброго, успеет ещё опуститься. А когда наблюдатель решил, что мы летим в другую сторону, я внезапно на него развернулся.
На вопрос, что передать пехотинцам, он опять пожал плечами:
- Передайте: Булаев, мол, рад, что помог. Я ведь знаю, сколько пакостей может натворить аэростат наблюдения. Ну и ещё передайте, что очень тронут их благодарностью. - И улыбнулся. - Но аплодисментов не слышал. А может, они пишут об этом для красного словца? На войне ведь аплодировать не принято.
Однако месяц спустя появились основания возразить Александру Булаеву: бывает, что и на войне аплодируют. Да ещё как!
Это случилось 14 сентября 1942 года. Немецкие бомбардировщики в какой уже раз старались прорваться к Волховскому мосту. Через него проходили все поезда с грузами для осаждённого города. Из тыла они шли через Тихвин, Волхов и дальше к берегу Ладожского озера. Здесь разгружались, и зимой по льду, на грузовиках, а летом по воде, на баржах, груз переправлялся в Ленинград.
И вот 14 сентября одному "Юнкерсу" удалось прорваться к мосту. Жители Волхова затаив дыхание смотрели в небо. Неужели враг разрушит мост? Занятые боем с основной группой бомбардировщиков, наши лётчики, казалось, не замечали вырвавшийся вперёд "Юнкерс".
И вдруг, когда всё уже казалось потерянным, его настиг наш истребитель. Почувствовав опасность, вражеский лётчик попытался отвернуть. Не тут-то было! Истребитель не отставал. В него бил воздушный стрелок "Юнкерса", но советский лётчик, не обращая внимания на опасность, подходил всё ближе и ближе.
К бомбардировщику протянулись светло - зелёные нити трассирующих пуль. Истребитель ударил сразу из всех 6 крупнокалиберных пулемётов. Над "Юнкерсом" взметнулось пламя. Подхваченное сильным потоком встречного воздуха, оно побежало по фюзеляжу. Бомбардировщик, который только что целился на мост, горел. Горел прямо над Волховом. Но люди, не думая о том, что горящий самолёт может свалиться на город, аплодировали.
"Юнкерс" врезался в землю недалеко от города. Как только наши истребители совершили посадку, стало известно, кому аплодировали тысячи людей - Булаеву !
В этот же день начальник штаба вручил командиру эскадрильи пистолет немецкого лётчика. Вручил и сказал "спасибо". Булаев удивился:
- Это я должен сказать спасибо.
- За что ? - в свою очередь удивился начальник штаба. - "Парабеллум" - твой законный трофей. А тебе, Александр Дмитриевич, спасибо, что на этот раз не заставил далеко ездить за подтверждением.
Действительно, Булаев часто доставлял начальнику штаба немало хлопот. На каждый сбитый самолёт нужно было подтверждение. Приходилось выезжать к месту падения вражеских самолётов, запрашивать штабы наземных войск. А в этот раз подтвердить победу Булаева могли буквально тысячи людей. Впрочем, и этого не требовалось. Неподалеку от командного пункта полка лежали остатки "Юнкерса" - одного из тех вражеских самолётов, которых Герой Советского Союза А. Д. Булаев сбил лично. Кроме 15 личных побед у него было ещё 8 групповых. Правда, в эскадрилье поговаривали, что частенько свои собственные победы Булаев записывает на всех, кто участвовал в бою. Но сам он, когда заходил разговор об этом, отмалчивался...
*     *     *
Александр родился 9 сентября 1910 года на станции Чаны (ныне посёлок городского типа и районный центр в Новосибирской области) в семье рабочего - железнодорожника. Окончил среднюю школу. Приехал в Омск и 2 года работал на стройках города. Окончил 2 курса Омского института инженеров железнодорожного транспорта и аэроклуб, затем перевёлся в Ленинградский химико - технологический институт.
В 1934 году добровольно поступил в Красную Армию. В 1936 году кончил Харьковскую военную авиационную школу пилотов. Служил лётчиком - инструктором в военных авиационных школах. С 1938 года - в ВВС Ленинградского военного округа.
Свою боевую деятельность Александр Булаев начал в период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов и, по видимому, стал самым результативным советским пилотом в этом конфликте. Будучи командиром звена 7-го ИАП в эскадрилье Ф. И. Шинкаренко, десятки раз поднимал он свой И-16 со льда Карельских озёр.
Всего совершил 120 боевых вылетов, участвовал в 40 штурмовках, провёл 20 воздушных боёв, в которых сбил 9 финских самолётов.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 3 групповые победы. ]
Вспоминает старший политрук 7-го ИАП, Герой Советского Союза Гавриил Власович Диденко:
"В пылу воздушного боя Александр Булаев заметил на одном из самолётов антенну. "Ага, голова! Сейчас поговорим с ним!", - и направил свой самолёт в хвост противника. Тот, маневрируя, стал увёртываться от огня. Булаев всё наседал и наседал. Тогда "Фоккер" попробовал спастись пикированием. Советский лётчик понял маневр врага и пошёл за ним, выпуская по хвосту длинные очереди. Но "Фоккер" не загорелся и продолжал уходить "змейкой". Лейтенант А. Д. Булаев, рассчитав огонь, нажал ещё раз гашетку и "Фоккер" вспыхнул. В этой схватке истребители Ф. Шинкаренко здорово всыпали белофинским стервятникам. Только 4 из 12 спаслись бегством, а обломки всех остальных валялись на искрящемся от солнца снегу".
Товарищи запомнили его широкую доброту, олимпийское спокойствие, оптимизм и необыкновенную силу. Александр Дмитриевич был очень доброжелательным человеком, обладал несомненным педагогическим талантом.
С первых же дней Великой Отечественной войны - на фронте. Был командиром эскадрильи в 158-м истребительном авиационном полку. Защищал Ленинград от вражеских налётов и сражался на подступах к городу. Первую победу одержал 27 июня 1941 года.
17 августа 1941 года старший лейтенант А. Д. Булаев в составе тройки Як-1 сопровождал группу СБ, вылетевших на бомбардировку вражеских войск, наступавших на Волосово. Над линией фронта группа подверглась атаке 12 Ме-109F. Комэск и его ведомые сбили 2 "Мессера", но когда Булаев заходил в хвост очередному врагу его самолёт был подбит и сразу свалился в штопор. Пилот сумел выброситься на парашюте в расположении наших войск. Тем же вечером он вернулся в полк.
В сентябре 1941 года переведён в 17-й истребительный авиационный полк ВВС Северо - Западного фронта.
Позднее майор А. Д. Булаев командовал эскадрильей в 159-м ИАП (275-я ИАД) - одним из лучших истребительных авиационных полков ВВС Ленинградского фронта.
...Со второй половины мая 1942 года налёты вражеской авиации на Ладожскую коммуникацию значительно усилились. Немецкая ставка в директиве командующему 1-м Воздушным Флотом требовала: "Сорвать эвакуацию Ленинграда всеми средствами и особенно воздушными налётами на Ладожский район судоходства, чтобы не дать противнику возможности усилиться посредством перевоза войск или работ по вооружению или достичь улучшения продовольственного положения и тем самым обороноспособности Ленинграда". Наиболее массированные налёты вражеская авиация предприняла на Волхов, Жихарево, Кобону, через которые проходили грузы к Ладожскому озеру.
16 мая 1942 года на перехват 10 вражеских бомбардировщиков Ju-88 поднялось звено 159-го истребительного авиаполка под командованием капитана А. Д. Булаева.С первой же атаки они сбили 2 бомбардировщика. Ошеломлённый противник стал беспорядочно сбрасывать бомбы и поспешно уходить на запад. Во время их преследования на нашу четвёрку обрушилось 8 немецких истребителей Ме-109. В упорном бою советские лётчики сбили 2 "Мессера" и без потерь вернулись на базу. В этом бою Александр Булаев сбил лично бомбардировщик и в группе - истребитель врага.
Довольно интересный эпизод из боевой деятельности Александра Булаева описал в своей книге "Записки воздушного разведчика" Герой Советского Союза Александр Кузьмич Ткаченко:
"В один из дней командир полка вызвал меня на командный пункт и дал очередное задание: разведать всё тот же осточертевший район Гатчина - Волосово. Для прикрытия была выделена четвёрка истребителей Ла-5 под командованием Героя Советского Союза Александра Булаева. Казалось, что о взаимодействии мы точно договорились. Но в воздухе случилось непредвиденное.
При следовании на Гатчину пара Ла-5 находилась рядом с нами, а пара во главе с Булаевым летела метров на 1000 выше. В момент, когда мой самолёт после фотографирования взял курс на родной аэродром, Булаев упустил нас из виду. Заметив проходивший стороной немецкий разведчик Ме-110, он принял его за "Пешку" и стал сопровождать. По внешнему виду Пе-2 и Ме-110 очень схожи. Нас же возле линии фронта атаковали 4 "Мессера". Двум "Лавочкиным" пришлось трудно. Как могли, мы помогали товарищам огнём своих пулемётов. Так дотянули до Колпина, а там я сообщил, что мы уходим, и на бреющем повёл машину домой. Получив свободу действий, пара "Лавочкиных" сумела даже сбить один Ме-109.
Ну, а Булаев? Пристроившись к немецкому разведчику, Булаев стал покачивать крыльями. Дескать, пора возвращаться. Но в ответ с самолёта открыли огонь. Очередь едва не угодила в истребитель. И тут Булаев, присмотревшись, увидел на фюзеляже черёрные кресты, а в стороне от самолёта пару "Фокке - Вульфов".
Когда Булаев рассказал об этом эпизоде на аэродроме, мы от души смеялись.
- Негостеприимный народ эти фашисты, - шутил Шалимов. - Саша решил мирно прокатиться с ними, а они в драку.
Булаев сидел совершенно расстроенный. Опытный лётчик, a попал впросак..."
17 мая 1943 года майор А. Д. Булаев погиб в авиационной катастрофе на тыловом аэродроме. С группой лётчиком он перелетал пассажиром на грузовом самолёте Ли-2. При взлёте самолёт рухнул на землю и взорвался. Оказалось, что рули Ли-2 были закреплены струбцинами. Причиной могли быть халатность технического персонала либо диверсия.
За мужество и героизм, проявленные на фронте борьбы с немецко - фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года майору Булаеву Александру Дмитриевичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
За время Великой Отечественной войны А. Д. Булаев произвёл около 280 боевых вылетов. В воздушных боях сбил лично 15 немецких самолётов и 1 аэростат, ещё 8 неприятельских машин уничтожил в группе с товарищами.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 17 личных и 5 групповых побед лётчика. ]
 
*     *     *
 
Гейбо Иосиф Иванович
 
Родился 25 апреля 1910 года в селе Валуйское Станично-Луганского района Луганской области. Окончил 7 классов. По комсомольской путёвке направлен на курсы по подготовке сельских учителей, затем работал преподавателем в сельской школе. В 1930 году поступил в Луганский железнодорожный техникум, после его окончания работал помощником машиниста на Донецкой железной дороге. В 1933 году по специальному набору направлен в военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в декабре 1934 года и получил назначение в 35-ю эскадрилью (56-я ИАБ, Киевский ОВО). В 1939 году переведён на Дальний Восток, служил в 51-м ИАП.
Участник Советско-Японского конфликта на реке Халхин-Гол в 1939 года в должности заместителя командира, а позже и командира эскадрильи 70-го ИАП. Летал на И-15бис и И-153. В небе Монголии старший лейтенант И. И. Гейбо выполнил более 80 боевых вылетов, провёл 18 воздушных боёв, сбил 1 самолёт противника лично и 1 в составе группы.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности командира эскадрильи 7-го ИАП. Летал на И-153. В воздушных боях сбил лично 2 самолёта противника. Затем служил в 92-м ИАП (14-я САД, Киевский ОВО).
С июня 1941 года капитан И. И. Гейбо на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира 46-го ИАП (14-я САД, ВВС Юго-Западного фронта), летал на И-16 и ЛаГГ-3. 18 августа 1941 года ранен, до декабря 1941 года лечился в госпитале. С 20 февраля по август 1942 года майор И. И. Гейбо командовал 20-м ИАП (ВВС 50-й Армии, Западный фронт), летал на Як-1. Затем служил в Управлении 203-й ИАД (на январь 1943 года - начальник учебного центра дивизии). С 18 февраля по 15 июля 1943 года подполковник И. И. Гейбо командовал 309-й ИАД, летал на Як-7. С 3 октября 1944 года полковник И. И. Гейбо командовал 6-й Гвардейской ИАД, летал на Як-9 и Як-3.
К апрелю 1945 года командир 6-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии (3-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) Гвардии полковник И. И. Гейбо совершил 177 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника лично и 1 в группе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4927). Войну закончил 11 мая 1945 года недалеко от Праги.
Всего, за период 3-х войн, выполнил около 400 боевых вылетов, провёл около 45 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 и в составе группы 2 самолёта противника (опубликованные в различной художественно-публицистической литературе данные о 12 воздушных победах лётчика не подтверждаются какими-либо оперативными и отчётными документами).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1949-1955 гг. - начальник Армавирского высшего военного авиационного училища. С 1968 года Гвардии генерал-майор авиации И. И. Гейбо - в запасе. Жил в городе Куйбышев (ныне Самара). Умер 16 апреля 1992 года, похоронен на городском кладбище города Самары. Почётный гражданин города Братислава. 29 апреля 2008 года в Самаре на доме № 25 на улице Спортивной, в котором жил Герой, открыта мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940, 28.04.1945), Красного Знамени (22.02.1941, 02.08.1941, ...), Кутузова 2-й степени (16.05.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Иосиф Гейбо родился 24 Апреля 1910 года в селе Валуйское, ныне Станично - Луганского района Луганской области в семье крестьянина. Окончил Луганский Железнодорожный техникум. В 1933 году вступил в Красную армию и в Декабре 1934 года, закончив Качинскую авиационную школу пилотов, получил назначение в 35-ю эскадрилью 56-й авиационной бригады, которая располагалась около Житомира. Участвовал в Первомайских воздушных парадах в Москве 1936 - 1937 годов. Затем служил на Дальнем Востоке.
Участник боёв с японскими захватчиками на реке Халкин - Гол летом 1939 года. Командуя 5-й эскадрильей 70-го истребительного авиационного полка Старший лейтенант И. И. Гейбо, летая на биплане И-15бис, совершил 25 вылетов - большинство на штурмовку противника и сопровождение бомбардировщиков. Вскоре эскадрилью перевооружили на новые истребители И-153, а его временно перевели в группу известного советского аса - Сергея Грицевца. 26 Июня участвовал в бою, в котором лётчики полка сбили 10 японских самолётов, потеряв 3 И-153.
Всего выполнил 82 боевых вылета, провёл 18 воздушных боёв, сбил 2 самолёта лично и 1 в группе. Был награждён орденами Ленина и Красного Знамени. Не только боевым мастерством, но и всем своим внешним видом  ( стройный, всегда чисто выбрит, с иголочки одет )  представительный Гейбо вызывал у молодых лётчиков завидное восхищение.
С началом Советско - Финляндской войны, эскадрилия Гейбо перевелась в Москву, где тогда формировался новый истребительный полк, который был отправлен в Карелию уже в конце 1939 года. Там бипланы И-153 использовались для разведки, патрулирования и охраны бомбардировщиков.
В течение "Зимней Войны" Иосиф Гейбо одержал, по крайней мере, 4 победы. Одной из его жертв стал финский бомбардировщик Бристоль "Бленхейм", сбитый 28 Февраля 1940 года.
Начало войны с Германией, застало Капитана И. И. Гейбо в 46-м истребительном авиационном полку, вооружённом И-16.
В ночь на 22 Июня 1941 года он исполнял обязанности командира приграничного авиаполка и почти не спал. Накануне немецкая авиация не раз нарушала границу, поэтому истребительный полк был в боеготовности. Перед рассветом воздушная разведка доложила о приближении к границе тяжёлых самолётов. Капитан поднял в воздух дежурное звено, а следом вылетел и сам.
Через несколько минут он увидел эти самолёты: 4 бомбардировщика Ju-88 уже пересекли границу, и не спеша, словно у себя дома, шли на Восток. Не имея возможности связаться с командованием - на истребителях И-16 тогда ещё не было рации - не зная, что это - ошибка немецких пилотов или намеренное нападение, Гейбо принял исключительно трудное для себя решение - атаковать.
Увидев его самолёт, в кабине "Юнкерса" заметались у пулемётов стрелки. Но Капитан открыл огонь первым сразу из всех 4-х стволов своего "ястребка". Бомбардировщик задымил и начал падать. А когда он врезался в землю, Гейбо увидел взрыв такой страшной силы, что все сомнения сразу отпали - самолёт был загружен бомбами. Это была 20-я минута войны.
Вернувшись на аэродром, Гейбо встретился с командиром дежурного звена. Тот, волнуясь, доложил, что был вынужден вступить в бой с немецкими самолётами, которые первыми открыли огонь. Один "Юнкерс", лётчики сбили, остальных прогнали назад. А через час командование подтвердило, что началась война и надо поднимать в воздух весь полк.
Он стал одним из тех, кто ранним утром 22 Июня 1941 года вступил в бой с фашистскими стервятниками и первым сбил их самолёт, за что награждён орденом Красного Знамени.
В этот день Иосиф Иванович Гейбо взлетал ещё несколько раз, а к вечеру был впервые ранен. В госпитале он пробыл всего 3 дня и снова вернулся в полк. К концу войны он совершил 420 боевых вылетов  ( с учётом Монголии и Финской ), сбил ещё несколько самолётов и был ранен ещё дважды. Горел в небе над Москвой, участвовал в боях за освобождение Польши, Румынии, Венгрии. За мужество и доблесть ему было присвоено звание Героя Советского Союза. К концу войны он имел около 30 боевых орденов и медалей. Но до самых последних своих дней И. И. Гейбо больше всего дорожил скромным орденом Красного Знамени, который заслужил на 20-й минуте войны.
В Августе 1941 года часть сменила свои И-16 на ЛаГГ-3, но 18 Августа после 2-х одержанных побед  ( Ju-88 и Me-109 ), он был ранен и находился в госпитале до Декабря. После выздоровления, получил звание Майор и принял командование 20-м ИАП, основанным в Калуге, около Москвы, и оснащённого новейшими Як-1. Об одном из эпизодов того времени Совинформбюро сообщало:
"Лётчик - орденоносец Капитан Гейбо, выpучaя товарища, вступил в бой с двумя фашистскими самолётами, прикрыл выход товарища из боя и заставил противника отступить. Во главе небольшой группы истребителей он атаковал 18 немецких бомбардировщиков и обратил их в бегство".
Впоследствии, Гейбо был послан для прохождения курсов переподготовки ( КУОС ) в Чкаловскую авиационную школу. После чего, принял командование 263-й истребительной авиационной дивизией. В начале 1944 года он получил звание Полковник и принял командование 309-й авиационной дивизией.
Его пребывание на фронте было прервано до Октября 1944 года, когда он получил под командование 6-ю Гвардейскую истребительную авиадивизию, которую позже провёл по Румынии, Венгрии и Чехословакии. К Февралю 1945 года на его счету значились 252 боевых вылета и 5 сбитых вражеских самолётов.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 Апреля 1945 года Полковник Гейбо Иосиф Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 4927 ).
Войну закончил с 12 победами  ( лично и в группе ), одержанными в ходе 3-х войн. Стал почётным гражданином города Братислава  ( Чехословакия ).
После войны Иосиф Иванович продолжал службу в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1949 - 1955 годах был начальником Армавирского высшего военного авиационного училища. Избирался депутатом Верховного Совета Молдавской ССР. С 1968 года Гвардии генерал - майор авиации И. И. Гейбо - в запасе. Жил в городе Куйбышев, ныне Самара. Написал автобиографическую книгу - "Шла двадцатая минута войны". В последние годы жизни - бессменный руководитель военно - спортивной игры "Зарница". Скончался 16 Апреля 1992 года. Похоронен на городском кладбище города Самары.
Увековечен на Аллее Героев армавирцев. 29 Апреля 2008 года в Самаре, на основании решения главы администрации города, на доме № 25 на улице Спортивной, в котором жил Герой Советского Союза, Генерал - майор авиации И. И. Гейбо в память о нём торжественно открыта мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени   ( трижды ), Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
Губанов Алексей Алексеевич
 
Родился 12 марта 1918 года в городе Москве. Окончив 7 классов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод, учился в вечернем радиотехникуме, учился летать в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в составе 7-го ИАП. Совершил 120 боевых вылетов на И-15бис и И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. А. Губанов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в должности командира звена 7-го ИАП (5-я САД, ВВС 23-й Армии), летал на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в 153-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. 15 апреля 1942 года направлен в 3-й Гвардейский ИАП, где летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. 12 декабря 1942 года переведён в 13-й ИАП (24 августа 1943 года преобразован в 111-й Гвардейский ИАП), летал на Ла-5 и Ла-7.
К маю 1943 года командир 1-й эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка (201-я истребительная авиационная дивизия, 2-й смешанный авиационный корпус, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт) капитан А. А. Губанов совершил 358 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1241).
Войну помощник командира по воздушно-стрелковой службе 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт) Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего совершил 525 боевых вылетов, провёл 104 воздушных боя, в которых сбил лично 23 и в составе группы 6 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 27 личных победах). Воевал на Ленинградском, Сталинградском, Южном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском, 4-м Украинском фронтах.
После войны продолжал служить в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию (в Монино). Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. С 1973 года Гвардии полковник А. А. Губанов - в запасе. Жил в Воронеже. Умер 26 июля 1982 года, похоронен на Юго-Западном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (24.08.1943), Красного Знамени (28.05.1943, 29.06.1945), Александра Невского (05.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (08.05.1943), Красной Звезды (03.01.1940, 26.11.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
Есть люди, для которых ни один прожитый день, ни одно событие не остаётся бесследными. Время обогащает их, делает опытнее. Именно таким является Алексей Губанов. Он родился в 1918 году в Москве, в рабочей семье. Окончив 7 класов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод. Учился в вечернем радиотехникуме. Окончив в 1937 году аэроклуб, Алексей поступил в Борисоглебскую военную школу лётчиков. И уже через год был назначен командиром звена 13-го истребительного авиационного полка.
Зимой 1939 - 1940 годов Лейтенант А. А. Губанов в должности командира звена участвовал в Советско - Финляндском вооружённом конфликте. На И-15бис совершил 14 вылетов на штурмовку войск противника.
С началом Великой Отечественной войны - снова на фронте. Вот тут - то и пригодился полученный боевой опыт. С первых же дней войны Губанов не раз вступал в бои. Иногда в день приходилось делать по 3 - 4 вылета. Успех же в воздушном бою приходил тогда редко - сказывалось слабое вооружение "Ишачков". В совершенстве владея техникой пилотирования, отлично зная боевые возможности своего самолёта, он всегда старался захватить инициативу, тактически грамотно действовать, мгновенно оценивать обстановку и в ходе боя вносить, если это требуется, изменения в ранее продуманный план. Каждый воздушный бой он осмысливал затем теоретически, делая соответствующие выводы.
Свои первые воздушные победы Алексей Губанов одержал на самолёте ЛаГГ-3. Как известно, "ЛаГГи" получили во многих публикациях, особенно последнего времени, довольно дурную репутацию. Самолёт действительно был тяжеловат и вялый в маневре, но в умелых руках вполне мог потягаться с любым противником. Лучшим примером тому может послужить сверхрезультативный бой, проведённый Алексеем Губановым 3 Февраля 1942 года. В этой воздушной схватке А. А. Губанов добился исключительной по тому времени победы, сбив на ЛаГГ-3 сразу 3 вражеских истребителя Ме-109.
Настоящим испытанием для Губанова стали бои в небе Сталинграда. Время тогда было горячее. Иногда в день приходилось делать по 3 - 4 боевых вылета. И редкий вылет обходился без встречи с воздушным противником. Иногда таких встреч бывало несколько. Характерный эпизод произошёл в Декабре 1942 года. Сам Алексей Алексеевич рассказывает об этом так:
"Двухнедельные бои на Сталинградском фронте, начавшиеся в Ноябре 1942 года, увенчались блестящей победой наших войск. Громадная группировка немцев была зажата в кольцо. Это кольцо с каждым днём всё туже сжималось вокруг немецкой армии.
Пытаясь спасти окружённых, не жалея ни сил, ни техники, немецкое командование бросало днём и ночью сотни транспортных самолётов со снарядами, питанием и подкреплением. Эти самолёты уничтожались нашими истребителями, а поэтому мало кто из них достигал цели и ещё меньше возвращалось обратно.
В районе Котельниково большая группа немецких войск начала наступление с целью пробиться к окруженным, но наши войска сдержали натиск врага, потом сами перешли в наступление. В этой обстановке наш истребительный полк базировался на аэродроме Светлый Яр вместе с одним из полков штурмовиков Ил-2. Штурмовики по нескольку раз в день вылетали на фронт в район Котельниково, а мы прикрывали их. 26 Декабря мне была поставлена задача: группой, составленной из 5 истребителей, прикрыть 6 штурмовиков Ил-2, летевших для удара в район Котельниково.
"Илы" летели строем "правый пеленг". Мы, истребители, построили вокруг них следующий боевой порядок: пара Ла-5 во главе с моим заместителем Игнатьевым летела с правой стороны от Ил-2. Я один летел с левой стороны от группы, пара Ла-5, ведомая Лейтенантом Гнидо, - сбоку и немного выше. Пётр Гнидо имел задачу первым вступать в бой при появлении немецких истребителей.
После взлёта быстро построились в заданный боевой порядок. Ведущий штурмовиков передал по радио: "ложусь на курс". Метеорологические условия были хорошие: ни одного облачка.
Справа, на изгибе Волги, прямо вверх поднималась огромная серая туча дыма - горел Сталинград. Маршрут проходил параллельно железной дороге, идущей из Сталинграда на Котельниково.
Пересекаем линию фронта. В воздухе спокойно. Навстречу нам на большой высоте летит немецкий разведчик, оставляя за собой губительный для него белый (инверсионный) длинный хвост. Почти параллельно с нами, но значительно выше, летит наш разведчик Пе-2, направляясь в тыл к немцам. Вот впереди показались ещё 2 точки в воздухе. Кто это ?   Наши самолёты или немцы ?   С каждой секундой точки увеличиваются, принимая очертания самолётов. Вот уже ясно видно, что это истребители. По - видимому, это немцы. Передаю по радио: "Внимание, впереди 2 "Мессершмита". В моей группе произошло заметное движение, штурмовики подтянулись к ведущему, пара Гнидо начала набирать высоту.
Пролетели линию фронта. Ещё 5 километров - и наша цель. "Мессершмиты" пролетели мимо нас и сзади стали разворачиваться в хвост нашей группе. Вот они уже со снижением догоняют пару Гнидо. Оба наших истребителя резко разворачиваются прямо в лоб немцам. Завязался бой.
Я осматриваю кругом воздух. Кажется, кроме этой пары "Мессеров", больше никого не видно. Наблюдаю за воздушным боем. Все преимущества на стороне немцев. Они начали бой, имея запас высоты и скорости, чего не было у пары Гнидо. Вот немцы уже заставили Гнидо встать в круг и атакуют его короткими клевками сверху. Собьют их обоих, подумал я. Что делать ?   Снова осматриваю воздух - никого. Впереди уже видна цель. Убедившись, что в воздухе противника больше нет, я передал по радио паре Игнатьева: "Прикрывай один, я помогу Гнидо".
Быстро разворачиваюсь назад и с набором высоты иду к месту боя. Набрав 500 метров выше немцев, я со стороны солнца атакую в хвост одного из "Мессеров". Немец, увидя, что я у него в хвосте, круто взмыл вверх, я за ним. Вот он уже достиг верхней точки "горки" и как бы "завис" на какую - то долю секунды. Прицеливаюсь и открываю огонь по нему. Увидев трассу, немец резко переводит машину в пикирование, а я проскакиваю мимо, вверх, одновременно стараясь рассмотреть, где второй Ме-109. А вот и он !   Ниже меня метров на 500. "Мессер" повис в хвосте у одного Ла-5; последний энергично виражил, стараясь не попасть немцу в прицел. Недолго думая, я пикирую на него сверху и быстро захожу в хвост. Одной угрозы атаки было достаточно, чтобы немец вышел из боя переворотом. Не теряя времени, я стал собирать своих истребителей в группу, чтобы вместе идти разыскивать наших штурмовиков. Наконец мне это удалось, и мы втроём полетели в район цели.
Вот впереди на бреющем полёте показалась группа самолётов. Я считаю - 5 штурмовиков, значит, это моя группа. Гнидо, увидев штурмовиков, резко пошёл на снижение вместе со своим ведомым. Я, не теряя высоты, продолжал лететь наперерез группе штурмовиков. Когда я был уже почти над группой, мне показалось, что в группе что - то неладно. Смотрю внимательнее и вижу двух "Мессеров", которые пытались атаковать штурмовиков. Один из наших истребителей переходами слева направо держал их на почтительном расстоянии. Пара Гнидо, разворачиваясь на параллельный штурмовикам курс, не могла видеть Ме-109.
Пропустив группу вперёд, я полупереворотом теряю высоту и, прижимаясь вплотную к земле, догоняю "Мессеров". Откуда появилась эта пара, думал я, наводя перекрестие прицела на грязный живот Ме-109. Вероятно, это те же, с которыми мы только что подрались, решил я и нажал кнопку пушек. Промаха быть не могло: слишком с близкой дистанции я открыл огонь по врагу. С 50 метров хорошо видно, как снаряды впиваются в самолёт, вспыхивая розовыми звёздочками. Вот из пробитого водяного радиатора немецкого самолёта брызнула вода, распыляясь в воздухе белой полосой. К ней присоединилась темная струйка дыма загоревшегося мотора, и ещё через секунду "Мессер" вздрогнул, из - за кабины лётчика вырвался длинный язык пламени и самолёт завис. Я еле успел поддернуть свой самолёт, чтобы не столкнуться с немцем, и выскочил вперёд.
Второй "Мессер", увлекшийся стрельбой по одному из штурмовиков, не видел гибели своего ведомого. Я снова, чтобы не обнаружить себя, прижимаюсь к земле и захожу снизу под хвост к Ме-109. Повторяется то же, что и с первым, только финал этого немца был несколько иным. После одной длинной очереди из пушек он перевернулся на спину и мгновенно врезался в землю с высоты 100 метров. Накренив машину, я посмотрел назад. Над местом падения немца, как большой гриб на тонкой ножке, стоял столб чёрного дыма.
На аэродром вернулись все наши самолёты, за исключением одного вынужденно севшего на своей территории штурмовика.
Обо всём, что произошло в воздухе, на КП уже знали. Один из лётчиков соседнего полка, возвращаясь с разведки, видел картину и результат боя и, сев на наш аэродром для дозаправки горючим, доложил о том, что он видел".
Вроде обычный вылет. Только к числу сбитых Губановым самолётов противника прибавилось ещё два.
В первой половине Февраля 1943 года авиационный полк, в котором служил Губанов, выполнял задачи по обеспечению действия штурмовиков и прикрытию наземных войск, одновременно ведя воздушную разведку.
3 Февраля лётчиками дивизии было проведено 7 групповых воздушных боёв, в результате которых было сбито 11 Ме-109. При этом А. А. Губанов уничтожили 3 самолёта. Но главный итог заключался в том, что была обеспечена эффективная работа штурмовиков.
В 1943 году Старший лейтенант А. А. Губанов участвовал в сражении над "Голубой линией" - в битве на Кубани. Когда исход этой битвы стал ясен, Капитан А. А. Губанов был представлен к званию Героя Советского Союза "за совершённые к Маю 1943 года 358 боевых вылетов, 14 самолётов противника, сбитых им лично". Заметим, что по числу боевых вылетов в то время Губанов был в числе лидеров советской истребительной авиации.
В середине Июля 1943 года А. Губанов должен был в паре сопровождать 6 Ил-2, летевшую на штурмовку неприятельских передовых позиций. На взлётную полосу они выруливали вдвоем, но в воздухе А. Губанов оказался один: ведомый не взлетел - отказал двигатель. Охранять штурмовиков Алексею пришлось одному. Не долетев до линии фронта, встретили группу фашистских истребителей. Умело маневрируя, отважный воздушный боец не дал малейшей возможности "Мессерам" подойти к "Илам". Больше того - в горячей схватке А. Губанов сбил 2 самолёта противника. Сделав по несколько успешных заходов, наши Ил-2 без потерь вернулись на свой аэродром.
...В Августе 1943 года войска Воронежского фронта перешли в контрнаступление на Белгородско - Харьковском направлении. Их действия прикрывала авиация 2-й Воздушной армии. В те дни успешно действовали полки 201-й истребительной авиационной дивизии. Так, в конце дня 3 Августа, на 5-м боевом вылете в район Задельное - Быково, сопровождая 6 штурмовиков Ил-2, Капитан А. А. Губанов во главе четвёрки Ла-5ФН встретил группу вражеских истребителей. В завязавшемся воздушном бою, кэмэск Губанов сбил 2 самолёта противника. "Илы" выполнив задачу, вернулись на аэродром без потерь.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 Августа 1943 года Губанов Алексей Алексеевич был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Впоследствии Гвардии капитан А. А. Губанов сражался над Днепром и Тернополем, участвовал в освобождении Польши и в воздушных боях над Германией.
В наградных документах на него командование неоднократно подчеркивало, что как командир "Губанов умело передаёт свой боевой опыт летному составу, обучает его мастерскому ведению воздушного боя, настойчиво прививает храбрость и отвагу в борьбе с фашистскими стервятниками".
Не всегда всё проходило гладко. В профессии лётчик - истребителя больше, чем в какой - либо другой, нужны такие качества, как быстрота реакции, твёрдые знания, умение грамотно использовать технику, тактическое мастерство. Человек может иметь своеобразие в характере, кое в чём отставать от товарищей, в чём - то ошибаться. Но одного не терпит эта профессия - трусости.
В конце 1944 года в эскадрилью прибыло несколько молодых пилотов. Среди них высокий, стройный Лейтенант, весельчак и балагур. Он неплохо играл на гитаре, пел и сразу пришёлся всем по душе - в суровых фронтовых буднях любят весёлых людей, умеющих шуткой скрасить тяжесть положения. Но лётчики ждали, как покажут себя молодые в деле.
Ждать пришлось недолго. И задание было обычное - эскадрилье вылететь на перехват вражеских самолётов. В задании было сказано: не трогать транспортные самолёты, а уничтожать их прикрытие - истребителей. Видимо, на "Юнкерсы" должны были направить истребители с других аэродромов.
Эскадрилья поднялась в воздух. И вовремя. Армада вражеских самолётов показалась с запада. Выше неё комариной стайкой блестели истребители. Наша эскадрилья построилась в заданный боевой порядок и с набором высоты устремилась навстречу противнику. Губанов старался быстрее сблизиться и атаковать наверняка, зная, что его ведомые следят за ним и первый успех в атаке даст им уверенность, задор, веру в успех - тот "огонёк", который особенно нужен в бою.
Атака была безошибочной. "Фокке - Вульф" не успел увернуться от снарядов, выпущенных Алексеем Губановым, и стал падать. Остальные FW-190 разделились на пары. Начался ожесточённый воздушный бой.
С земли были видны только тёмные чёрточки. Они медленно перемещались, временами превращаясь в точки, исчезая и вновь появляясь. Казалось, что стая птиц плавает, купается в солнечной голубой безбрежности.
В стороне показались ещё несколько вражеских самолётов. Всё увеличиваясь, они приближались к аэродрому. Откуда - то сверху мелькнула серебристая строчка, протрещала длинная очередь - и вот уже один из легко различимых теперь тяжёлых самолётов лениво свернул вниз, потом всё быстрее и быстрее пошёл к земле...
Когда истребители сели, Алексей Губанов выстроил лётчиков и медленно, сдерживаясь, спросил весельчака - Лейтенанта:
- Почему ушёл из боя, оставил ведущего ?
- Я прикрывал вас. А потом ударил по "Юнкерсу", - проговорил тот.
- В следующий раз струсишь - сами срубим... Запомни это... - коротко сказал Губанов.
Лейтенант побледнел и опустил глаза. Он не сказал больше ни слова. Но в следующих боях этот лётчик ни разу уже не подводил - сумел перебороть страх.
Так воевал и воспитывал подчинённых Алексей Губанов. Один из своих последних воздушных боёв он провёл 29 Марта 1945 года. Уже на исходе дня восьмёрка Ла-7, ведомая им, сопровождала девятку бомбардировщиков. В районе цели наши самолёты были атакованы 20 истребителями противника. Их первая четвёрка прорвалась к замыкающему звену, но полностью была уничтожена в ходе короткого боя. Однако и 2 наших бомбардировщика были повреждены. В сопровождении "Лавочкиных", они перелетели линию фронта и сумели произвести удачную посадку. Боевое задание было выполнено: бомбардировщики удачно отбомбились по вражеским позициям, а сопровождающие их истребители сбили 5 немецких Ме-109.
Алексей Губанов сражался в небе Сталинграда, на Кубани, на Курской дуге, над Днепром и под Тернополем, участвовал в освобождении Польши и Чехословакии. С Ноября 1942 года летал на Ла-5, а со второй половины 1944 года - на Ла-7.
Войну командир эскадрильи 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт)  Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего он произвёл 550 успешных боевых вылетов, участвуя в 105 воздушных боях, лично сбил 28 и в группе с товарищами 9 самолётов противника.  (М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 22 личные победы и 5 групповых)
После окончания войны Алексей Алексеевич ещё долго служил в ВВС. Окончив Военно - Воздушную академию, Гвардии полковник А. А. Губанов снова вернулся в лётную часть. Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. Летал на Як-15, Ла-15, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, Су-7Б. Казалось, годы обходят этого энергичного, жизнерадостного человека. Он всегда был весел, полон энтузиазма и молодого задора. Много работал. Иногда писал статьи - благо ему было чем поделиться, о чём вспомнить...
 
*     *     *
Даргис Павел Никодимович
 
Родился 17 марта 1913 года в городе Каунасе  (Литва). Окончил сельскую школу в городе Шклове  (Белоруссия), профтехшколу. Работал электромонтёром. С 25 июля 1932 года в рядах Красной Армии. Служил красноармейцем в Гомеле. Затем поступил в 1-ю Качинскую военную авиационную школу лётчиков имени А. Ф. Мясникова. Служил пилотом в 116-м и 47-м ИАП, инструктором - лётчиком в 163-м РАП, лётчиком 7-го ИАП.
С июня 1941 года лейтенант П. Н. Даргис на фронтах Великой Отечественной войны. По июль 1941 года служил в составе 7-го ИАП; по октябрь 1941 года - в 19-м ИАП; по февраль 1942 года - в 428-м ИАП; по август 1942 года - в 565-м ИАП; по май 1945 года - в 28-м ИАП. Воевал на Ленинградском фронте, Московском и Северном фронтах ПВО. Был заместителем командира эскадрильи, штурманом и командиром полка.
13 августа 1941 года командир звена 19-го ИАП лейтенант П. Н. Даргис в воздушном бою в районе Молосковца под Ленинградом плоскостью своего МиГ-3 таранил вражеский бомбардировщик.
К концу войны командир 28-го ИАП подполковник П. Н. Даргис совершил около 200 боевых вылетов, в 45 воздушных боях сбил 7 вражеских самолётов лично и 6 в группе с товарищами  (по другим источникам - 5 лично и 9 в составе группы).
После войны продолжал служить в ВВС. В запас вышел в звании полковника.
Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Он родился 17 марта 1913 года в городе Каунасе, в семье рабочего. Окончив профтехшколу, работал электромонтёром на писчебумажной фабрике "Спартак". В 1930 году вступил в комсомол. 25 июля 1932 года призван в ряды Красной Армии. Служил красноармейцем в Гомеле. Через год поступил в 1-ю Качинскую военную авиационную школу лётчиков имени А. Ф. Мясникова. Служил пилотом в 116-м и 47-м истребительных авиационных полках, инструктором - лётчиком в 163-м резервном авиационном полку, лётчиком 7-го истребительного авиационного полка.
Участник Великой Отечественной войны с первого дня. В одном из боёв сбил вражеский истребитель Mе-109, но сам был ранен и потерял сознание. Его неуправляемый самолёт начал снижаться. В это время на него набросилась пара Ме-109, пытаясь добить. Вражеская очередь разбила стекло, осколки посекли лицо и грудь. От боли Даргис очнулся, взял управление, набрал высоту и сбил второй "Мессер". После этого вернулся на аэродром, где его уже посчитали погибшим.
После неудачных налётов на Ленинград в первые дни войны к городу пытались прорваться лишь мелкие группы или одиночные самолёты противника с целью разведки. Но они успешно отражались совместными усилиями лётчиков - истребителей и зенитчиков. Со второй половины июля авиация противника меняет тактику: она переходит к массированным налётам на Ленинград.
20 июля в 3 часа 40 минут немецкие самолёты пытались проникнуть к городу, но наша зенитная артиллерия не допустила их. В 9 часов 44 минуты посты ВНОС обнаружили в районе Луги на высоте 3000 метров 9 самолётов Ju-88 и 12 Ме-110, летевших курсом на Ленинград. По приказу командира 7-го истребительного авиакорпуса ПВО Героя Советского Союза полковника С. П. Данилова на перехват вылетело 20 истребителей. После их стремительной атаки враг начал беспорядочно бросать бомбы и уходить в юго - западном направлении. Советские лётчики преследовали их до озера Самро. Фашисты недосчитались 12 самолётов. 7-й истребительный авиакорпус потерял 2 машины, но оба лётчика спаслись на парашютах. В бою по одному самолёту сбили А. Н. Чемоданов, К. Н. Мурга, И. К. Пахомов, М. Г. Антонов, П. Н. Даргис, В. Н. Никитин, И. И. Овчаренко, А. В. Петрин, А. М. Зинченко, Л. М. Головин. Молодой лётчик лейтенант В. П. Клыков уничтожил 2 Ме-110, одного из них таранным ударом.
Массированные налёты вражеской авиации на Ленинград продолжались до конца месяца. Но благодаря смелым и решительным действиям лётчиков - истребителей, зенитчиков и всех воинов ПВО налёты фашистской авиации на Ленинград были отбиты. Из 904 самолётов, пытавшихся в июле пройти к городу, удалось прорваться лишь 9 самолётам. Но они не смогли причинить ущерба городу. Враг же понёс большие потери. Только с 20 по 30 июля наши лётчики и зенитчики сбили 41 самолёт.
Нужно признать, 7-й истребительный авиаполк был достаточно сильным подразделением. Его лётчики успешно боролись даже с очень опытными немецкими пилотами - асами. Так, 30 июля 1941 года не вернулся на свой аэродром командир III-й Группы известной эскадры JG 54 "Grunherz" хауптман Арнольд Лигниц   (имевший 25 побед), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности.
Когда Ленинград оказался в радиусе действий Ме-109, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения. В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию фронта, направились к центру Ленинграда. Hад Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "МиГов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "Мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеёй" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали. Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через 2 дня он скончался в Военно - Морском госпитале.
13 августа 1941 года отличился и командир звена 7-го истребительного авиационного полка  (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Северный фронт)  лейтенант П. Н. Даргис. В тот день он вылетел в составе эскадрильи МиГ-3 на отражение налёта вражеской авиации на железнодорожную станцию Молосковец под Ленинградом. На подступах к станции наши лётчики обнаружили до 20 немецких бомбардировщиков. С первой атаки удалось сбить головной Ju-88. Остальные повернули в сторону. Строй бомбардировщиков нарушился. 6 "Юнкерсов", сделав круг, вновь попытались прорваться к станции. В это время Даргис заметил, как с другой стороны к станции приближается ещё 4 "Юнкерса". Между двумя крайними вражескими самолётами было значительное расстояние. Даргис нажал на гашетку, но пулемёт, выпустив короткую очередь, замолчал. Тогда Даргис решил таранить. Он направил свой истребитель в просвет между бомбардировщиками и плоскостью срезал хвост одного их них. Тот, потеряв управление, рухнул на землю. Это была уже 5-я победа Даргиса.
Затем он воевал на Ленинградском, Московском и Северном фронтах ПВО. Был заместителем командира эскадрильи 428-го истребительного авиационного полка, штурманом 565-го истребительного авиационного полка, командиром 28-го истребительного авиационного полка.
Всего совершил 196 успешных боевых вылетов на МиГ-3 и "Аэрокобре", в 45 воздушных боях сбил лично 7 и в группе 6 самолётов противника  (некоторые источники указывают на 5 личных и 9 групповых побед лётчика), 7 раз летал на штурмовку.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. После увольнения в запас  (в звании полковника), жил в городе Сочи.
 
*     *     *
 
Диденко Гавриил Власович
 
Родился 12 июня 1908 года в посёлке Горловка, ныне город Донецкой области. С 1920 по 1923 год был беспризорником, затем жил в детском доме. Окончил сельскохозяйственный техникум в городе Ростов-на-Дону. С 1930 года в рядах Красной Армии. Служил в 41-м стрелковом полку. Окончил полковую школу младших командиров, получил звание старшины. В июне 1932 года окончил Ленинградскую военную теоретическую школу лётчиков, в декабре 1933 года - Энгельсскую военную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа: по август 1936 года - в 1-й легкобомбардировочной эскадрилье (младший лётчик), по январь 1938 года - в 1-й тяжелобомбардировочной авиационной бригаде (лётчик-инструктор), по сентябрь 1939 года - в 38-м истребительном авиационном полку (командир звена), по май 1940 года - в 7-м истребительном авиационном полку (военный комиссар эскадрильи).
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП, летал на И-16. В воздушных боях сбил 2 самолёта противника лично и 1 в составе группы. С мая по ноябрь 1940 года - военный комиссар 14-й Отдельной авиационной эскадрильи (Северо-Кавказский военный округ), по январь 1942 года - командир эскадрильи 154-го ИАП (Ленинградский военный округ).
С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны, сражался в составе 154-го ИАП, летал на И-16 и МиГ-3. В декабре 1941 года сбит в воздушном бою, ранен, направлен в тыловой госпиталь. В феврале 1942 года направлен штурманом в 795-й ИАП (15-я Ударная авиагруппа, Крымский фронт), летал на Як-1. 5 мая 1942 года снова сбит, будучи раненым, выбросился на парашюте из горящего самолёта. В августе 1942 года направлен на Сталинградский фронт. Воевал в должности командира Отдельной истребительной авиагруппы ПВО (102-я ИАД, Степной фронт), летал на "Харрикейне" и Як-1. В ноябре 1942 года направлен в 652-й ИАП, летал на Як-1. С декабря 1942 года по 8 марта 1943 года командовал этим полком. С марта 1943 года командовал 907-м ИАП Особого назначения (9-й Воронежский ИАК ПВО, Западный и Центральный фронты ПВО), летал на Ла-5. С сентября 1943 года командовал 959-м ИАП (147-я ИАД, Рыбинско-Ярославский дивизионный район Западного фронта ПВО), летал на "Харрикейне". С апреля 1944 года - заместитель командира 482-го ИАП (322-я ИАД), летал на Ла-5. С мая 1944 года - заместитель командира 2-го Гвардейского ИАП (322-я ИАД, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), летал на Ла-5. С октября 1944 года - командир 482-го ИАП (до конца войны), летал на Ла-5 и Ла-7.
К марту 1945 года командир 482-го истребительного авиационного полка (322-я истребительная авиационная дивизия, 2-й истребительный авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт) Гвардии майор Г. В. Диденко совершил 365 боевых вылетов, провёл 80 воздушных боёв, в которых сбил лично 13 и в составе группы 31 самолёт противника (в наградном листе говорится о 22 личных и 37 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
 
К концу войны совершил 381 боевой вылет, в воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 31 самолёт противника. Сам сбит 5 раз, дважды ранен, один раз контужен.
С 1946 года - в запасе, жил и работал в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Умер 25 января 1970 года, похоронен на Северном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (03.12.1941, 10.04.1945), Красного Знамени (1940, 22.07.1941); медалями.
 
*     *     *
Среди старшего поколения советских асов, то есть тех, кому к концу войны исполнилось около 35 лет, Гавриил Власович Диденко имеет наибольшее количество побед, причем половина сбитых им самолётов - тяжёлые бомбардировщики.
Он родился в 1908 году, в шахтерской Горловке. В 1929 году окончил сельхозтехникум, а в 1933 году - Энгельсское военное авиационное училище лётчиков. За заслуги в Советско - Финляндской войне был награждён орденом Красного Знамени.
К началу Декабря 1939 года лётчики 7-го истребительного авиаполка, в котором служил Г. В. Диденко, выполнили несколько десятков боевых вылетов, но не провели ни одного воздушного боя, так как противника в воздухе не встречали. Первый воздушный бой произошёл 15 Декабря. Шестёрке истребителей, возглавляемой старшим политруком Гавриилом Диденко была поставлена боевая задача на сопровождение бомбардировщиков. После перелёта линии фронта лейтенант Зобов заметил 3 чёрные точки. Подойдя на оптимальное расстояние, Г. Диденко развернулся и повёл свою группу в атаку. Диденко атаковал и сбил ведущего финского звена. Второго финский самолёт сбил лётчик Порфирий Афанасьевич Михайлюк. Третий самолёт, не приняв боя, ушёл на свою территорию.
В Великой Отечественной войне участвовал с первого дня. Уже 28 Июня 1941 года на самолёте МиГ-3 при сопровождении бомбардировщиков Пе-2, в бою над финской территорией, он сбил 2 немецких истребителя Ме-109.
5 Мая 1942 года, во время боёв за Крым, отражая налёт на железнодорожную станцию Семь Колодезей, единственную станцию, "питавшую" в то время фронт, в 20-минутном бою с численно превосходящим противником Г. В. Диденко на Як-1 сумел уничтожить 3 вражеских самолёта. Сам был сбит, ранен, выбросился с парашютом.
В Сентябре 1942 года он возглавил спецгруппу истребителей Як-1 на Сталинградском фронте. Вновь особо отличился в одном из Ноябрьских боёв, атаковав парой 12 бомбардировщиков Ju-88, лично сбив 3 "Юнкерса" и "обеспечив ведомому уничтожение ещё одного.
Зимой и весной 1943 года Диденко защищал нефтяные коммуникации в районе Астрахани - Кизляра. В первом же бою на новом направлении лично сбил 2 бомбардировщика Ju-88, а лётчики его группы уничтожили в тот день ещё 4 Ju-88, одного тараном, чем существенно снизили активность немецкой бомбардировочной авиации.
С Марта по Сентябрь 1943 года Г. В. Диденко командовал 907-м истребительным авиационным полком ПВО на Центральном фронте.
Его звёздный час вновь пробил 2 Июля 1943 года, когда, отражая налёт авиации противника на Курск, лётчики возглавляемого им полка сбили 31 вражеский самолёт, из них 21 бомбардировщик, потеряв одну свою машину. Диденко провёл в этот день 6 боевых вылетов, сбил лично 4 и в группе 9 ( ! ) самолётов противника.
20 Ноября 1943 года в газете "За Отчизну" был опубликован очерк о боевой деятельности Майора Г. В. Диденко, который к тому времени уничтожил в воздушных боях 17 вражеских самолётов лично и 37 - в группе с товарищами.
В Мае 1944 года он был назначен заместителем командира 2-го Гвардейского истребительного авиаполка. Лично "провёз" и проверил технику пилотирования у всех лётчиков части. В Октябре 1944 года Гвардии майор Г. В. Диденко стал командиром 482-го истребительного авиаполка. За время его командования полком, лётчиками был сбит 91 самолёт противника, свои потери составили 6 лётчиков и 11 самолётов.
Командование нередко сдерживало боевой пыл Диденко, зачастую прямо запрещая ему принимать участие в боевых вылетах. В конце 1944 - начале 1945 года ему удалось провести лишь 3 воздушных боя, но в одном из них он вновь сделал "хет - трик", сбив на Ла-5 над переправой через реку Бобёр 3 самолёта FW-190.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 Апреля 1944 года Гвардии майор Диденко Гавриил Власович за 22 лично и 37 в группе сбитых самолётов противника удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Свою последнюю победу Г. В. Диденко одержал 1 Мая 1945 года. В тот день 2 пары истребителей Ла-5ФН во главе с командиром 482-го авиаполка, встретили над центром Берлина 4 вражеских самолёта FW-190. Наши лётчики с ходу атаковали их. В ожесточённом бою Гвардии майор Г. В. Диденко и Капитан М. И. Горсков сбили по одному неприятельскому самолёту. Уцелевшие поспешно ушли из - под нового удара над самыми крышами домов.
К концу войны Гавриил Власович Диденко совершил около 400 успешных боевых вылетов и, участвуя в 90 воздушных боях, довёл счет лично сбитых самолётов противника до 26. За это же время он освоил истребители: МиГ-3, Як-1, Ла-5, "Харрикейн", Ла-7.
Г. В. Диденко демобилизовался сразу после войны. Жил и работал в Ленинграде. Умер 25 Января 1970 года.
 
Жуйков Григорий Сергеевич
 
Родился в 1912 году в посёлке Пышма (Березовский район Свердловской области). С 1932 года в рядах Красной Армии. Окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии). Летал на И-153, в воздушных боях сбил лично 2 самолёта противника.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант Г. С. Жуйков на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 191-го ИАП (54-я ИАД и 7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт). Летал на И-16 и "Харрикейне". 17 сентября 1941 года ранен в воздушном бою, лечился в госпитале города Свердловска. С августа 1942 года капитан Г. С. Жуйков - штурман 9-го ИАП (2-я АДОН ВВС КА), где продолжал летать на "Харрикейне" (занимался сопровождением правительственных самолётов, боевых действий не вёл). С 30 сентября 1943 года по 8 мая 1944 года майор Г. С. Жуйков - командир 21-го Гвардейского ИАП (304-я ИАД, Степной фронт), летал на "Аэрокобре". С июля 1944 года - заместитель командира 760-го ИАП (324-я ИАД, Карельский фронт), летал на Ла-5.
К ноябрю 1944 года заместитель командира 760-го истребительного авиационного полка (257-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии майор Г. С. Жуйков совершил более 100 боевых вылетов, в воздушных сбил лично 9 и в составе группы 2 самолёта противника (14 ноября 1944 года полк исключён из действующей армии).
Награждён орденами: Ленина (23.11.1942), Красного Знамени (29.10.1941), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (21.04.1940, ...); медалями.
*     *     *
Боевое крещение Григорий Жуйков получил в период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
Оценённая и вовремя подхваченная Е. Е. Ерлыкиным идея Старшего лейтенанта 3-й эскадрильи 7-го ИАП Григория Сергеевича Жуйкова дала жизнь "полевой модификации" И-16 тип 18 в варианте истребителя - бомбардировщика с бомбой ФАБ-100. Сам рационализатор по итогам Советско - Финляндской войны был награждён орденом Красной Звезды.
С первого дня Великой Отечественной войны Старший лейтенант Г. С. Жуйков в действующей армии. По Март 1942 года воевал в составе 191-го истребительного авиационного полка.
Летом 1941 года этот полк, во главе которого были Майор А. Ф. Радченко и батальонный комиссар А. Л. Резницкий, базировался северо - западнее Ленинграда, имея на вооружении самолёты И-153 и И-16. В полку было 3 эскадрильи и около 60 лётчиков. Более половины из них - выпускники Качинского училища. В Августе 1941 года полк частично был перевооружён на МиГ-3.
Уроки первых воздушных боёв сделали своё дело. Вскоре пришла радость первой победы. Шестёрка наших истребителей во главе с командиром эскадрильи Старшим лейтенантом Г. Жуйковым сбила 2 немецких самолёта - бомбардировщик Ju-87 и истребитель Me-109.
Весть о том, что сбиты 3 фашистских самолёта, сразу облетела весь полк. Среди победителей были Николай Савченков, Пётр Олимпиев и Георгий Новиков   (настоящее имя Новикова - Егор, но товарищи звали его Георгием). Возле машин, только что вернувшихся с боевого задания, собрались лётчики, техники, мотористы.
Оживлённо жестикулируя, Пётр Олимпиев подробно рассказывал о воздушном бое:
- Мы полетели на прикрытие наших войск южнее Ленинграда. Высота 1500 - 2000 метров. Одно звено вёл Жуйков, другое - Новиков. Я держался справа от Жуйкова. Смотрю, над станцией Вырица Новиков покачал крыльями: "Внимание !"   (в то время на самолётах И-16 ещё не было радиостанций). Что такое ?   Оказывается, с юго - запада на такой же высоте, как и мы, шла шестёрка Ju-87. Жора с ребятами кинулся навстречу бомбардировщикам, а мы остались в заданном районе. Вражеские бомбовозы шли, конечно, с прикрытием. Сверху на звено Новикова бросились "Мессеры" и отсекли путь к "Юнкерсам". Начался бой. А бомбардировщики тем временем изменили курс и через несколько минут показались над Вырицей с северо - восточной стороны.
- Тут-то мы и ринулись на перехват, - тряхнул огненным чубом Пётр. - Жуйков пошёл в атаку на ведущего "Юнкерса". Тот, видимо, струсил, побросал бомбы не долетев до цели и повернул на юг. За ним поспешили остальные.
- А как же "Мессеры" ? - задал кто-то вопрос.
- Два из них бросились на выручку к бомбардировщикам, - ответил Олимпиев. - Со снижением оторвались от своей группы, потом взмыли свечой и атаковали самолёт Жуйкова. На какой-то момент они как бы зависли, и я рубанул по ближайшему. Савченков помог. "Мессер" медленно перевалился через крыло, клюнул носом, задымил и резко пошёл вниз. Второй Me-109 бросил напарника на произвол судьбы. Немцы, оказывается, трусливы, когда у них нет численного превосходства. У нас бы никто не позволил себе такого свинства. А у них - каждый за себя, если надо спасать свою шкуру...
Пётр помолчал несколько секунд. Потом продолжал:
- Жуйков ударил по мотору удиравшего Ju-87. Крестоносец задымил, потерял скорость. Новиков, подоспевший к нам со своим звеном, добил его над лесом.
- Одним словом, два - ноль в нашу пользу, - коротко подытожил Савченков.
Батальонный комиссар Резницкий, уже давно подошедший к самолёту Олимпиева, вместе со всеми слушал рассказ Петра. А когда тот умолк, обнял его и расцеловал. С Николаем и Георгием тоже расцеловался.
- Спасибо, друзья, вы открыли боевой счёт полка. Верю, что о наших лётчиках заговорит весь Ленинград, весь фронт.
Вечером на аэродроме появились корреспонденты газеты "На страже Родины", и героям дня пришлось ещё раз повторить историю своего боевого вылета.
Одного из активных участников этого знаменательного боя - Петра Олимпиева - некоторые лётчики 191-го истребительного авиаполка знали давно, ещё по курсантской жизни в Ленинградском авиационно - техническом училище, в котором он завоевал славу не только любителя - шахматиста, но и прекрасного футболиста, знатока истории и философии, одним словом, всесторонне развитого человека. Друзья любили этого замечательного парня - доброго, смелого, любознательного, неистового спорщика и мечтателя.
Пётр Олимпиев погиб в конце Сентября 1941 года во время штурмовки вражеских войск в районе Ижоры. Его самолёт взорвался в воздухе от прямого попадания зенитного снаряда. К тому времени на счету лётчика числилось несколько сбитых самолётов противника.
Осенью 1941 года, летая на истребителе И-16 тип 17 с двумя крыльевыми пушками ШВАК, Капитан Г. С. Жуйков одержал несколько блестящих побед.
Величайшего мужества требовали лётчиков осенние бои в небе Ленинграда. Они сражались с многократно превосходящим по численности врагом, и заставляли его поворачивать назад. Конечно, были и потери - и в воздушных схватках, и на аэродромах от артиллерийского обстрела и бомбёжек.
10 Сентября после полудня противник, сосредоточив на Красносельском направлении основную массу своей авиации, главным образом бомбардировочной, усилил атаки. На фронте шириной в каких - нибудь 15 км действовало около 200 вражеских танков и более 300 самолётов. Прикрывшись сильными истребительными заслонами, "Юнкерсы" и "Хейнкели" яростно бомбили боевые порядки наших войск и все дороги, ведущие к фронту.
 
В те дни в районе Коломенского и Ропши произошли 2 воздушных боя, которые навсегда останутся одними из ярчайших героических страниц в истории ленинградской авиации.
Под Коломенским 6 истребителей из 195-го ИАП вступили в схватку с 50 немецкими бомбардировщиками, шедшими под сильным прикрытием "Мессеров". Наши лётчики уже несколько раз поднимались в воздух и были очень утомлены, и все же они выиграли эту схватку. Героями её были Лейтенант И. Д. Пидтыкан, Капитан В. Ф. Абрамов, Старший лейтенант И. П. Неуструев, Младший лейтенант В. Н. Харитонов и ещё двое лётчиков. Они уничтожили 5 вражеских самолётов и не допустили организованной бомбёжки наших войск.
Сходная ситуация в воздухе сложилась и под Ропшей. 16 Сентября дорогу к фронту 60 вражеским бомбардировщикам преградила четвёрка истребителей из 191-го ИАП. В жестокой схватке советские лётчики сбили 6 самолётов. Героями её были Старший лейтенант Г. С. Жуйков, Младшие лейтенанты В. А. Плавский, А. П. Савченко и Г. А. Мамыкин.
На следующий день начальник политотдела 7-го истребительного авиакорпуса доносил старшим начальникам, что в строю осталось только 54 самолёта. И всё же защитники ленинградского неба наносили врагу огромный урон. В тот же день, 17 Сентября Совинформбюро сообщало:
"В воздушных боях на подступах к Ленинграду авиачасть полковника Данилова сбила за один день 16 фашистских самолётов. Лётчики части Неуструев, Пидтыкан, Абрамов, Харитонов, Жуйков и Плавский сбили в этот день по 2 вражеских самолёта".
В Сентябре немецкая авиация совершили 23 групповых налёта на Ленинград !   Особенно ожесточёнными были бомбёжки 19 и 27 Сентября. В первый раз немцы предприняли 4 дневных и 2 ночных налёта с участием около 280 самолётов, а во 2-й раз днём группы общей численностью до 200 самолётов трижды обрушивали свои удары на город и близлежащие аэродромы...
Невыспавшиеся, хмурые, лётчики встали и, проглотив по сухарю с кипятком, затемно отправились на аэродром, где техники и механики уже прогревали моторы.
Готовность № 1 объявили группе Лейтенанта И. П. Грачёва. Лётчики надели парашюты и сели в кабины. Те, кто были в готовности № 2, остались у машин, остальные ушли в землянку.
Часа 1,5 - 2 было спокойно, подозрительно тихо. И вдруг в настороженной тишине послышался нарастающий гул моторов, тяжёлый, зловещий, надсадный гул. Дежурные лётчики запустили моторы, и те из них, чьи машины стояли рядом с торцом взлетной полосы, тотчас взмыли в небо. Командир эскадрильи Георгий Жуйков не сидел в кабине, однако успел выбежать из землянки и тоже взлетел.
К аэродрому подходили желтокрылые, с чёрными крестами Ме-110 и Ме-109. На окраине лётного поля от вражеских снарядов закипели фонтанчики земли и дыма. Кое - кто бросился в спасительные щели.
После взлёта Капитан Г. С. Жуйков шёл некоторое время над лесом, и немцы не заметили его. Набрав высоту, Георгий развернулся и соколом бросился в огненную круговерть. Короткая очередь - и "Мессер" перевернулся, камнем упал на окраину аэродрома.
В схватку вступили Иван Грачёв и Василий Добровольский, успевшие набрать скорость и высоту, необходимые для маневра. Бешено завертелся клубок самолётов - 11 вражеских и 5 наших. Вспыхнула машина Георгия Новикова, бесстрашного вожака истребителей, боевого стража штурмовиков. Вслед за И-16 смерть швырнула с высоты 2-й "Мессер". Потом с борта, объятого пламенем, выпрыгнул раненый командир эскадрильи.
В этом бою мы потеряли 3 машины и 2-х лётчиков - Жору Новикова и Колю Косаренко. Однако в последующих воздушных схватках однополчане с лихвой компенсировали потерю.
В эти дни в полку работал замечательный советский художник Яр-Кравченко. С раннего утра и до позднего вечера он был на самолётных стоянках, на взлётно - посадочной полосе, заглядывал на командный пункт, в землянки, общежитие лётчиков и рисовал, неустанно рисовал.
Яр-Кравченко отказывался от всяких привилегий. Жил в землянке на аэродроме, питался тем же, чем и лётчики, - нередко одними сухарями. Он делил с ними горечь неудач и радость побед. Может быть, поэтому его работы были так выразительны и реалистичны.
Когда художник закончил в боевых полках серию авиационных рисунков и портретов, журналист М. Жестев в одной из ленинградских газет написал о нём тёплую корреспонденцию:
"Славой овеяны имена наших лётчиков - истребителей, они любимы народом, и эта любовь привела художника Яр-Кравченко к народным героям. Мастерской рукой портретиста он создал фронтовой альбом. Когда рассматриваешь этот альбом, каждый штрих приобретает необыкновенное значение. Тут нет сражений в воздухе. Героизм лётчиков дан через портрет. Вы чувствуете его во взгляде глаз, повороте головы, в каждой черточке лица...
Альбом издан редакцией газеты "Атака". Вы перелистываете его от начала до конца, от первого до последнего портрета, и вам не хочется расставаться с близкими и дорогими вам людьми. Их бодрость, мужество и отвага заставляют усиленно биться ваше сердце. Вас глубоко волнует образ героя лётчика, славного защитника города Ленина. Он многолик, этот образ, он в сердце каждого советского патриота".
Весной 1942 года 191-й истребительный авиационный полк действовал на Калининском фронте.
 
С Августа по Сентябрь 1943 года Г. С. Жуйков сражался в 9-м ИАП, летая на"Харрикейне". С Октября 1943 года по Май 1944 года командовал 21-м Гвардейским ИАП, где летал уже на "Аэрокобре". С Июля 1944 года по Март 1945 года сражался в составе 760-го ИАП, летая на Ла-5. Затем, по Май 1945 года, в 435-м ИАП.
Всего за период своей боевой деятельности Майор Г. С. Жуйков уничтожил в воздушных боях 13 самолётов противника лично и 4 - в группе с товарищами.
 
*     *     *
 
Исаев Николай Васильевич
 
Родился 24 декабря 1911 года в Санкт-Петербурге. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества "Пищепрома" при 1-й конфетно-шоколадной фабрике. Отличный спортсмен, играл в молодёжной сборной Ленинграда по футболу. Работал в системе общепита (директором ресторана). В 1934 году по специальному набору призван в ряды Красной Армии и направлен в Качинскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в 1936 году. Служил на Дальнем Востоке, продвигался по службе как лётчик-политработник, был комиссаром эскадрильи, батальонным комиссаром.
Участник Советско-Финляндской войны с 7 февраля по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП, летал на И-16. Выполнил около 40 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника.
С июня 1941 года старший политрук Н. В. Исаев на фронтах Великой Отечественной войны в должности военного комиссара эскадрильи 131-го ИАП, летал на И-16 и ЛаГГ-3. В феврале 1942 года направлен в 55-й ИАП (7 марта 1942 года преобразован в 16-й Гвардейский ИАП) на должность помощника командира полка, с июля 1942 года командовал полком; летал на Як-1 и "Аэрокобре". В июне 1944 года назначен командиром 273-й ИАД, где продолжал летать на "Аэрокобре".
К февралю 1945 года командир 273-й истребительной авиационной дивизии (6-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник Н. В. Исаев произвёл 280 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 самолётов противника (в наградном листе говорится о 9 личных и 4 групповых победах). Сражался на Западном, Юго-Западном, Центральном, 4-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах. Имел 4 ранения (18.08.1941, 16.12.1941, 12.07.1943 и 21.12.1943). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4909).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1946 году окончил Курсы усовершенствования командиров и начальников штабов авиационных дивизий при Военно-Воздушной академии, а в 1951 году - Военную академию Генерального штаба. С 1960 года генерал-майор авиации Н. В. Исаев - в запасе. Жил в городе Львове (Украина). Работал общественным директором мемориального народного музея. Умер 26 октября 1988 года, похоронен на Лычаковском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (05.11.1941, 06.04.1945), Красного Знамени (07.04.1940, 16.09.1943, ...), Кутузова 2-й степени (23.07.1944, 29.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (23.12.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
Курочкин Владимир Михайлович
 
Он родился в 1913 году в Екатеринбурге, в семье рабочего. Окончил 7 классов неполной средней школы. В 1929 году окончил по специальности модельщика школу фабрично - заводского ученичества  ( ныне ордена Трудового Красного Знамени ГПТУ № 1 имени Героя Советского Союза В. М. Курочкина ). Работал в модельном цехе на заводе "Уралтяжмаш", учился в аэроклубе. В Красной Армии с 1935 года. Окончил 2-ю военную школу лётчиков в городе Борисоглебске в 1937 году.
Участник боёв с японскими захватчиками у озера Хасан в 1938 году.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка  ( 59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо - Западный фронт )  Старший лейтенант В. М. Курочкин произвёл 60 боевых вылетов на штурмовку наземных сил противника, в воздушных боях сбил 3 самолёта противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с белофинами, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 Марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
В 1940 году поступил в Военно - Воздушную инженерную академию имени Жуковского. В Июне 1941 года после окончания 1-го курса был направлен на стажировку на Черноморский флот в Севастополь.
В Великую Отечественную войну командовал истребительной авиационной эскадрильей.
26 Июля 1941 года ожесточённая схватка произошла при налётах лётчиков 20-го и 91-го ИАП на аэродром Фурсы. В тот день 4 "Чайки"  ( ведущий Герой Советского Союза В. М. Курочкин )  прикрывали 6 таких же машин с мелкими осколочными бомбами, ведомых Старшим лейтенантом Г. Р. Павловым. После сброса бомб советские лётчики насчитали на земле 6 сожжённых вражеских самолётов, и, кроме того, им удалось подбить в районе аэродрома один Hs-126 и два Ме-109.   ( Впоследствии по 6 уничтоженных самолётов занесли на счёт 20-го и 91-го ИАП ).
Но не избежали потерь и наши: один И-153 стал жертвой зенитного огня, а 3 из группы истребителей прикрытия были сбиты поднявшимися на перехват "Мессершмиттами" из II/JG 3. Командир эскадрильи Капитан В. М. Курочкин из этого вылета не вернулся.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени; медалями.
На здании ГПТУ № 1 в городе Екатеринбурге установлена мемориальная доска в память Героя.
 
Кутахов Павел Степанович
 
Родился 16 августа 1914 года в селе Малокирсановка, ныне Матвеево - Курганского района Ростовской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов, школу фабрично - заводского ученичества  ( ФЗУ )  в Таганроге и Рабфак при Ленинградском индустриальном институте. Работал слесарем на авиационном заводе. С 1935 года в рядах Красной Армии. По комсомольской путёвке был направлен в Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, которую закончил в 1938 году. Служил в одном из полков Ленинградского военного округа.
Участник похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года и Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, где совершил 31 боевой вылет.
С началом Великой Отечественной войны лейтенант П. С. Кутахов в действующей армии. По май 1944 года сражался в составе 145-го ИАП  ( 19-го Гвардейского ИАП ); по май 1945 года - в 20-м Гвардейском ИАП. Прошёл долгий путь от заместителя командира эскадрильи до командира Гвардейского истребительного авиационного полка.
К февралю 1943 года командир 1-й эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 258-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт )  Гвардии майор П. С. Кутахов совершил 262 боевых вылета, в 40 воздушных боях лично сбил 7 и в составе группы 24 самолёта противника.
1 мая 1943 года за мужество и военскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
К маю 1945 года совершил 367 успешных боевых вылетов, провёл 79 воздушных боёв, в которых уничтожил лично 14 самолётов противника и 28 в составе группы.
После войны Гвардии полковник П. С. Кутахов оставался на службе в ВВС. Был заместителем командира авиационной дивизии. В 1949 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы, в 1957 году - Военную академию Генерального штаба. С 1967 года - 1-й заместитель главкома, с 1969 - главком ВВС, заместитель министра обороны СССР. Главный маршал авиации  ( 1972 год ). Член ЦК КПСС с 1971 года. Депутат Верховного Совета СССР 8 - 11 созывов. Заслуженный военный лётчик СССР.
15 августа 1984 года за большой вклад в повышение боевой готовности и оснащение современной техникой ВВС страны и в связи с 70-летием со дня рождения, удостоен второй медали "Золотая Звезда". Умер 3 декабря 1984 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина  ( четырежды ), Октябрьской революции, Красного Знамени  ( пять ), Кутузова 1-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды  ( дважды ), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени; медалями, иностранными орденами. Его имя носит судно Рыболовецкого Флота.
*     *     *
Две встречи... Обе ярко сохранились в памяти корреспондента армейской газеты "Часовой Севера" Андрея Ивановича Бескоровайного. А между ними пролегло более 35 лет.
Первая встреча состоялась в августе 1942 года. Время было тревожное. На юге, в донецких степях, немцы развивали наступление, рвались к Волге. С тревогой и надеждой ждали все каждую сводку Совинформбюро. Но ничего утешительного они не приносили. Под Сталинградом шли ожесточённые бои. Наши войска с трудом сдерживали противника. С каждым днём положение становилось всё опаснее.
В эти августовские дни немецкое командование усилило воздушные налёты на Мурманск. Вражеских бомбардировщиков и истребителей в воздухе, как правило, было больше, чем наших. Но наши "ястребки", хотя и были в меньшинстве, смело атаковали врага, не давали произвести прицельное бомбометание, отгоняли от города. В одном из воздушных боёв тройка наших истребителей схлестнулась в смертельной схватке с десятком "Юнкерсов" и "Мессеров". Советские истребители появились неожиданно, ударили из - за облаков и сумели смешать строй бомбардировщиков противника. Тут же "ястребки" один за другим бросились в атаку на бомбардировщики врага, отделившиеся от общей группы и оказавшиеся в силу этого без защиты "Мессеров". Пока 2 наших истребителя связывали Ме-109 боем, третий зашёл "Юнкерсу" в хвост и ударил из пушки и пулемёта. Враг задымил и рухнул вниз.
Многие жители Мурманска наблюдали этот бой. А из редакции "Часового Севера" сейчас же стали звонить в полк, стоявший неподалеку от Мурманска, чтобы узнать, кто тот лётчик, который так смело атаковал воздушного противника и сбил его. Долго не удавалось найти в полку по телефону нужных людей. Наконец через корреспондента, находившегося в полку, сумели выяснить, что бой вела эскадрилья майора П. С. Кутахова.
Эскадрилья Кутахова... Многим жителям города было тогда хорошо известно это имя. Кутахов появился в Заполярье в первый же месяц войны - в июле 1941 года. Служил он в 145-м истребительном авиационном полку, который дислоцировался в районе Мурманска. Уже тогда это был умелый лётчик. Великую Отечественную войну он встретил с запасом знаний и боевого опыта, накопленного им в период Советско - Финляндсской войны. Тогда младший лейтенант Павел Кутахов - будущий Главнокомандующий ВВС Советского Союза - принял боевое крещение. 25 декабря 1939 года, вылетев на поддержку наступления наших войск в районе Кейля, на выходе из атаки у Павла Кутахова отказал двигатель - прямое попадание осколка снаряда. С трудом посадил лётчик свой истребитель на нейтральной полосе в районе Рииска. Финны обстреливали севший на вынужденную самолёт, но истребитель, как ни странно, попаданий больше не получил. В сумерках Кутахов оставил самолёт, а потом привёл к нему инженера 3-го ранга Бориса Чернышёва и техника звена Ивана Купцова. Под покровом темноты две ночи техники разбирали самолёт на части, а в третью ночь волоком доставили истребитель на аэродром. Через несколько дней Кутахов снова летал на этом самолёте.
Так что, и с вражескими самолётами ему уже приходилось встречаться, и с тактикой противника он был знаком. В полку смотрели на Кутахова как на ветерана, к слову и совету которого надо прислушаться.
В начале войны полк, в котором служил Павел Кутахов, вёл боевые действия по защите Ленинграда, а затем с июля 1941 года и до последних дней войны сражался в небе Заполярья, отражая налёты врага на Мурманск, Архангельск, Полярный, Беломорск, прикрывая войска и объекты Карельского фронта. Несмотря на неблагоприятные метеорологические условия и сложность аэродромного базирования, наши лётчики сыграли значительную роль в успешном проведении Свирско - Петрозаводской и Петсамо - Киркенесской наступательных операций, позволивших полностью очистить от немецких войск Карелию и Мурманскую область.
Сложность боевой обстановки в те суровые военные дни требовала от авиаторов большого напряжения всех физических и моральных сил. Боевые вылеты зачастую производились по 5 - 6 раз в день. Высокая боевая слаженность, жажда в каждом полёте уничтожить врага в воздухе и на земле, стремление отлично решить боевую задачу обеспечивали им победу.
Не сразу пришли к нашим лётчикам успехи. На первых порах, когда противник был сильнее, наши лётчики нередко терпели поражения, несли потери. В этих условиях первостепенное значение приобрели не только тактика воздушного боя, маневра, но и уверенность в своей машине, умение использовать все её боевые и лётные качества, а также знание местности. Среди лётчиков нередко возникали споры о том, как лучше действовать. Молодые, задорные парии считали, что особенно размышлять и раздумывать некогда. В бою всё решает натиск, отвага. Кутахов часто не соглашался с ними. По складу своего характера oн относился к тем людям, которые всё делают после точного расчёта, предварительного обдумывания. Он был уверен, что нельзя подниматься в воздух, не обдумав нескольких вариантов предстоящего боя.
Кутахов часто вылетал на так называемую "свободную охоту". Он гонялся за вражескими разведчиками, настигал их и сбивал. Встречался он и с немецкими истребителями и выходил из таких встреч победителем. В воздухе он, как правило, был один против врага. Неоткуда было ждать помощи, нельзя было надеяться на выручку товарища. А сколько раз ему приходилось отбиваться от 2 - 3 истребителей. И он решил для себя: всё же легче действовать в паре, в составе звена, эскадрильи, где существует закон "каждый за всех, все за одного".
Своими выводами о тактике делился он с боевыми товарищами, как бы подсказывал, как надо атаковать противника, как выходить из боя. Его душевная щедрость привлекала лётчиков, и вскоре со многими завязалась у него сердечная дружба. Среди боевых его побратимов был Иван Бочков, - молодой, задорный воздушный боец, который отличался в бою не только дерзостью, но хитростью и сообразительностью.
Близким боевым другом его был и лейтенант Константин Фомченков, смелый, находчивый, осмотрительный в бою. Потом, когда Кутахов стал командиром звена, а затем и эскадрильи, Бочков и Фомченков являлись его надёжной опорой. С ними он чаще всего летал, так как верил в них, как в самого себя.
Среди других лётчиков 19-го Гвардейского истребительного авиаполка командир эскадрильи майор П. С. Кутахов выделялся своим мастерством, творческим, новаторским подходом к каждому воздушному бою. Характерным в его действиях было то, что он стремился прежде всего обеспечить общую победу, а не только увеличить свой боевой счёт. Вот лишь некоторые воздушные бои.
23 января 1942 года четвёрка истребителей 145-го истребительного авиаполка под командованием капитана П. С. Кутахова вступила в бой с таким же количеством Ме-110, пытавшихся нанести удар по железнодорожному составу, стоявшему на станции Лоухи. Советские лётчики не только не дали врагу бомбить объект, но и сбили 2 самолёта, не потеряв ни одной своей машины.
26 мая 1942 года 6 истребителей во главе с капитаном П. С. Кутаховым перехватили в районе станции Кица группу из 12 Ме-110 и 8 Ме-109, пытавшихся бомбить наш поезд. Неожиданным маневром, выполненным по команде Кутахова, строй вражеских самолётов был разбит, один Ме-110 запылал. И тут в воздухе завертелась настоящая карусель, продолжавшаяся 45 минут. Советские лётчики - капитаны П. С. Кутахов, В. С. Мироненко, К. Ф. Фомченков, Лейтенант Е. А. Кривошеев и младший лейтенант И. И. Ибрагимов сбили 4 вражеские машины. К железной дороге ни один самолёт не был допущен. Наша группа вернулась без потерь.
22 июня 1942 года эскадрилья под командованием Кутахова отражала налёт на Мурманск 30 самолётов противника. В этом бою советские лётчики сбили 2 Ме-110 и 1 Ме-109F. Группа Кутахова вернулась без потерь.
28 июня 1942 года 9 истребителей, ведомые П. С. Кутаховым, поднялись в воздух, чтобы перехватить немецкие самолёты, идущие бомбить Туломскую ГЭС. Количественное превосходство было на стороне врага: против нашей девятки истребителей дрались 8 Ме-110 и 3 Ме-109F. И вновь победу одержали кутаховцы, сбившие 3 самолёта, и без потерь вернувшиеся на аэродром.
Много раз Кутахов водил лётчиков в бой и каждый раз возвращался с победой. Командир 19-го Гвардейского истребительного авиаполка А. Е. Новожилов, ныне Гвардии полковник запаса, вспоминает:
"Самой яркой и колоритной фигурой в полку был лётчик Павел Кутахов. Худощавый, высокого роста, с живым выразительным лицом и широкими энергичными жестами... В короткие минуты отдыха он буквально заряжал товарищей бодростью и юмором, а в бою служил примером стойкости, мужества и лётного мастерства. Он отлично владел техникой пилотирования, умел использовать в бою малейшие благоприятные условия и выходил победителем из сложнейших положений".
25 июля 1942 года армейская газета "Часовой Севера" напечатала небольшую заметку о лётчике Кутахове. В ней очень верно схвачено и передано то основное, что отличало лётчика не только как мастера воздушного боя, но и как воспитателя. Заметка называлась "Учитель":
"Капитан Кутахов - ветеран части, хранитель её славных традиций. Лётчики называют его отцом. Неспроста это. Он терпеливо учит и воспитывает лётную молодёжь, готовит её к новым жестоким воздушным битвам. Для молодого воздушного бойца Кутахов всегда найдёт слово одобрения, искрометную шутку. Как бы ни сложна, ни трудна была обстановка, он не растеряется, умело организует бой. Это и понятно: он уверен в себе, в силе советского оружия, в своих друзьях, многих из которых он сам воспитал".
Памятно и описание боя, в котором шестёрка наших лётчиков, возглавляемая Кутаховым, противостояла 17 истребителям врага. И не только противостояла, а и обратила их в бегство, сбив при этом 2 самолёта. Вместе с Кутаховым летели Ибрагимов, Миусов, Кривошеев, Мироненко и Фомченков. Все - надежные боевые товарищи. Немецкие истребители шли парами. Когда появились наши самолёты, 4 вражеские машины устремились вниз, а остальные - своим курсом. Маневр был уже знаком советским лётчикам. Было ясно, что ушедшая вниз четвёрка намеревалась отвлечь их на себя и подставить под удар оставшихся вверху "Мессеров". Поэтому, когда Кутахов скомандовал ведущей паре наблюдать за верхними самолётами, остальным - за нижними, его поняли все. Ведь не раз на аэродроме отрабатывали различные варианты боя. И теперь, не поддаваясь на уловку врага, наши лётчики поддерживали между собой тактическое и огневое взаимодействие.
В ходе яростной схватки они не только успешно отражали атаки "Мессеров", но и наносили разящие удары по врагу. Был соблазн погони за отдельными машинами противника. Это могло бы принести временный успех. Но тогда боевой порядок распался бы, из обороны выпали бы отдельные звенья, и враг мог одержать верх. Вот почему Кутахов твёрдо наставлял ведомых не увлекаться кажущейся лёгкой добычей, оберегать друг друга, не давать противнику вести прицельный огонь.
Немецкие истребители начали выходить из боя. И тут наши "ястребки" обрушились на них. Дружной атакой они сбили 2 "Мессера", а сами без потерь вернулись на аэродром.
Этим боем эскадрилья Кутахова ещё раз доказала, что можно успешно драться с превосходящим по численности противником. И не только драться, но и побеждать. Надо только быстро и трезво оценивать обстановку и принимать правильные решения, действовать дружно, выручая друг друга.
И вот августовский бой с большой группой вражеских бомбардировщиков и истребителей противника, о котором упоминалось. Четвёрка наших "ястребков" в составе Кутахова, Фомченкова, Миусова и Ибрагимова отсекла шестёрку "Мессеров" от прикрываемых ими бомбардировщиков. Наши лётчики сознательно пропустили вперёд "Юнкерсы", ибо знали, что их встретит другая группа наших истребителей.
У немецких лётчиков было преимущество в высоте и скорости, они стали разворачиваться для атаки. Кутахов дал команду подготовиться к активной обороне. Наши "ястребки" стали в восходящую спираль и, замкнув кольцо, зорко следили за ходом боя другой нашей группы. Немецкие лётчики вели бои упорно и хитро. Когда ведущие шли в атаку, ведомые прикрывали их и пытались oтвлечь на себя наших пилотов. Но советские истребители научились разгадывать маневры врага. Вот один из "Мессеров" атаковал машину Фомченкова. Миусов развернулся и несколькими выстрелами из пушки прошил врага. Тот попытался выйти из зоны огня, сделал горку, но наш лётчик предвидел и этот маневр, настиг врага в верхнем положении и вновь прошил его очередью из пулемётов. Немец задымил и рухнул вниз. В это время 2 "Мессера" набросились на Ибрагимова. Увидев, что товарищу грозит беда, Кутахов пришёл на помощь. Он зашёл одному врагу в хвост и сбил его. Третьего "Мессера" сбил Ибрагимов. Оставшиеся 3 самолёта предпочли не ввязываться больше в бой и удрали.
Вскоре в "Часовом Севера" было рассказано о славных советских соколах Герое Советского Союза старшем лейтенанте Хлобыстове, капитане Бочкове и других. Было помещено и стихотворение, посвящённое майору Кутахову. Стихотворение это написал армейский поэт Бронислав Кежун. Вот несколько строк из него:
"Вновь команда - и вновь без страха,
в   синь   небес   устремляя   взгляд,
Истребитель   -   майор   Кутахов
в   бой   ведёт   своих   соколят..."
На следующий день корреспондентам пришлось быть в полку, где служил Кутахов. Захотелось вручить номер газеты, посвящённый героям - лётчикам.
- Что ж, дело хорошее, - сказал комиссар полка Бородай. - Только выполнить его вряд ли удастся. Почти все лётчики в полёте.
Бородай посочувствовал и хотел было уже взять у них газеты, обещая передать их по назначению. В это время над аэродромом появился самолёт. Вскоре он при приземлился, и над кабиной показалась голова лётчика.
Кутахов Павел Степанович
- А вот и Кутахов, - обрадованно сказал Бородай - Повезло вам.
Корреспонденты с комиссаром пошли к самолёту. Из кабины его вылез и спрыгнул на землю лётчик. Он был высок, сухощав, подтянут. С приветливой улыбкой протянул руку:
- Майор Кутахов.
Так они познакомились. Комиссар сказал, что привезли газету, где напечатано стихотворейие о лётчике, о его боевых делах.
- Любопытно, - живо отозвался Кутахов. - Где же она ?
Бескоровайный подал ему газету, сказав, что редактор просил передать от всего редакционного коллектива сердечный привет и пожелания успехов в боях с врагами.
- Спасибо, - поблагодарил Кутахов.
Он тут же развернул газету, прочитал стихи.
- Что ж, вроде бы правильно написано, добавить нечего. Ещё раз спасибо.
Комиссар передал просьбу редакции: надо рассказать о последних боях.
- Если о себе говорить, то на это я не мастер, - ответил Кутахов. - А о боевых товарищах - с удовольствием. Золотые у нас люди. Вот взять хотя бы Ивана Бочкова. Да вы о нём не раз писали. Смел, отважен, хорошо ведёт бой. Всегда выручит, придёт на помощь. Сегодня отличился Лейтенант Фомченков. Тоже надёжный, испытанный боец. Не отстают от них и новички - младший лейтенант Кривошеев, лейтенант Дмитрюк. У них на счету уже по нескольку сбитых вражеских самолётов.
Рассказывая, майор энергично жестикулировал. Его живое, выразительное лицо освещалось улыбкой.
Лётчикам полка, в котором служил Кутахов, часто приходилось сопровождать наши бомбардировщики при выполнении ими боевой задачи. Много внимания уделялось и охране Кировской железной дороги. Враг предпринимал отчаянные попытки, чтобы прервать движение по ней, бомбил полотно, пытался разрушить мосты. Однажды группа вражеских бомбардировщиков под прикрытием истребителей вылетела на бомбёжку железнодорожного моста. На перехват поднялись наши "ястребки", возглавляемые Кутаховым. Силы были неравны. Врагов более 20, а наших всего 6. Но Кутахову удалось отвлечь вражеские истребители и основной удар нанести по бомбардировщикам. В этом бою наши лётчики сбили 6 самолётов противника, не допустив бомбёжки моста. Сами же они потерь не имели.
Навсегда остался в памяти Павла Степановича воздушный бой в небе Карелии в составе 8 истребителей. В районе Луостари, встретив 18 самолётов противника, они в тяжёлом бою сбили 5 вражеских машин и вернулись без потерь на свой аэродром. Успех этого боя обеспечили не только ненависть к врагу, но и отличное лётное и тактическое мастерство, боевая слаженность и взаимовыручка в бою по принципу: один за всех и все за одного.
В полку Кутахова знали как отличною и терпеливого воспитателя молодых лётчиков. Многие, учась у него, стали асами. Он никогда не стремился к увеличению личного счёта сбитых самолётов, а добивался дружных, слаженных действий в бою, взаимной выручки. Учеников у него было много. Среди них будущие Герои Советского Союза Кривошеев, Дмитрюк. Кутахов гордился своими учениками.
Павел Кутахов провёл на фронте 1418 дней. Каждый из них похож на другой, и каждый по - своему неповторим. Рос счёт сбитых им самолётов противника. Командующий 7-й Воздушной армией генерал И. М. Соколов, подписывая 7 марта 1943 года наградной лист на звание Героя Советского Союза, так охарактеризовал Павла Степановича:
"Майор Кутахов, разумный и беспредельно смелый лётчик - командир, имеет на своём счету 31 сбитый самолёт: 7 сбил лично, остальные в группе. Его эскадрилья среди всех полков лучшая. Достоин высшей правительственной награды - звания Героя Советского Союза".
И вновь новые боевые вылеты, новые воздушные схватки...
27 марта 1943 года Павел Кутахов в напряжённом бою с асами известного 6-го отряда 5-й немецкой истребительной эскадры "Eismeer"   ( 6. / JG 5 )  сбил истребитель Ме-109G-2, пилотируемый унтер - офицером Эдмундом Кришовским. На следующий день немецкий лётчик в районе Урд - озера был взят в плен. Ниже приведена докладная записка Павла Кутахова командиру 19-го Гвардейского истребительного авиаполка Гвардии майору Новожилову:
"Докладываю Вам, что сегодня 27.3.1943 года в воздушном бою, который начался на бреющем в районе озера Домашнее и в соотношении сил противника 4 Ме-109Г против наших 3 "Аэрокобр". С первой атаки мною был подбит один Ме-109G на развороте, который сразу вышел из боя и ушёл на северо - запад.
В развернувшемся воздушном бою на вертикалях, я пользуясь особенностью своей машины, по сравнению с машинами Силаева и Лобковича, оторвался от них и начал вести бой выше своих на 600 - 1000 метров с двумя Ме-109G. Они, сделав переворот после 15 минутного боя, пошли в атаку на Лобковича и Силаева. Я пойдя следом за ними сзади, отбил у Лобковича из под хвоста и начал преследовать один Ме-109G, который пытался уйти от меня 4 - 5 минут на маневрах горизонталях и вертикалях. Атаки я вёл с малых дистанций сзади сверху и сзади снизу, в верхнем положении вертикали Me-109 был подбит, но сделав переворот, я его потерял на камуфляже. Посты наблюдения позже сообщили о его вынужденной посадке, лётчик взят в плен..."
1 мая 1943 года за мужество и военскую доблесть, проявленные в боях с врагами, отважный лётчик был удостоен звания Героя Советского Союза.
...Под вечер 2 июня 1943 года с постов ВНОС поступило сообщение о появлении вражеских самолётов. На их перехват вылетело 7 истребителей во главе с Героем Советского Союза майором П. С. Кутаховым. На высоте 2000 метров наши лётчики сначала встретили 4 Ме-109G. Следом за ними шла такая же группа Ме-109F. Ещё тройка вражеских истребителей, как оказалось позже, находилась в облаках.
Решительной атакой наши лётчики разбили строй первой четвёрки "Мессеров". Немцы поспешили в облака, надеясь заманить туда советских истребителей и затем перебить их поодиночке, когда они будут выходить из облаков. Советские лётчики уже устремились за врагом, окунувшись в туманную пелену, которая становилась всё гуще. Майор Кутахов разгадал замысел противника и по радио скомандовал: "Облачность не пробивать, выйдем все вместе вниз".
И действительно, как только наши истребители появились над кромкой облачности, на них набросились "Мессеры". Но враги просчитались. Перед ними были не одиночные самолёты, а боевой строй во главе с опытным командиром. От меткого огня Кутахова один вражеский истребитель загорелся. Смело действовали остальные Гвардейцы. Ещё один Ме-109 со снижением вышел из боя. Наши лётчики вернулись без потерь.
Ещё более убедительную победу лётчики под командованием П. С. Кутахова одержали 22 июня. Воздушная схватка началась на высоте 3000 метров и закончилась на высоте бреющего полёта. Снова Кутахов первым сбил неприятельский самолёт. Одержали победы также Н. А. Кулигин, П. М. Рябов и С. Н. Компанейченко. Успеху способствовало тесное взаимодействие в группе, взаимная выручка. Прикрывая Кутахова, младший лейтенант Н. П. Сверкунов принимал на себя удары "Мессеров". Машина оказалась повреждённой в нескольких местах. Когда на самолёт капитана Кулигина напал Ме-109F, на помощь командиру пришёл его напарник младший лейтенант А. А. Пузанов и отогнал противника от самолёта ведущего. В этом бою наши лётчики сбили 4 вражеских самолёта, не потеряв ни одного своего.
Но не только удачи сопутствовали эскадрилье. Случалось, что погибали в бою лучшие бойцы, испытанные боевые друзья. В неравной схватке был сбит любимец полка капитан Иван Бочков, очень перспективный, отважный лётчик. В бою против 21 FW-190, когда наша шестёрка сбила 3 самолёта противника, погиб и Константин Фомченков. Тяжело было переживать гибель боевых друзей. Но шла война, каждый бой требовал собранности, быстрого ввода в строй молодых лётчиков. И Павел Кутахов отдавал этому все свои силы. Он всегда показывал пример добросовестного отношения к порученному делу, первым вызывался на трудные задания.
Бывший комиссар 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии полковник в отставке Бородай привёл несколько примеров, характеризующих Кутахова как умелого командира - воспитателя.
Вспомнил он и о том времени, когда в полк поступили самолёты "Аэрокобра". Вначале некоторые лётчики побаивались на них летать, так как они имели существенный конструктивный недостаток - заднюю центровку и потому "прихварывали" плоским штопором. Попав в эту круговерть, не всякий пилот выходил из неё живым. Но фронту требовались самолёты. Нужно было кому - то летать и на "Аэрокобрах", поступавших к нам по ленд - лизу. А как быстрее, в короткий срок освоить машины ?   Нужен был пример. Командир полка, построив лётный состав, спросил:
- Кто полетит первым ?
- Я, - отозвался Кутахов.
Он блестяще провёл этот первый полёт на незнакомом ещё самолёте и потом обучал других лётчиков. Без единой аварии и поломки переучился на самолётах "Аэрокобра" лётный состав 145-го истребительного авиаполка. За 20 дней в нём было выпущено в самостоятельный полёт 22 лётчика. В совершенстве овладел техникой пилотирования на этой машине не только командир эскадрильи капитан Павел Степанович Кутахов, но и другие лётчики. Приказом командующего ВВС Карельского фронта была объявлена благодарность командиру полка майору Г. А. Рейфшнейдеру, его заместителю по политчасти батальонному комиссару А. А. Бородай, командирам эскадрилий капитану П. С. Кутахову, капитану И. И. Павлову, майору А. Е. Новожилову, руководителям технической службы полка...
На одном из собраний зашёл разговор о совершенствовании тактики воздушного боя. Кутахов и Гайдаенко предложили и обосновали ряд новых тактических приёмов. Речь шла о боях на вертикалях, о наращивании сил, о том, чтобы и при сопровождении штурмовиков их прикрытие состояло из непосредственной и ударной групп, причём ударная располагалась бы на 1 - 2 километра выше боевого порядка. В её задачу входило наносить внезапные атаки по скованному боем или выходящему из боя противнику. Вскоре, действуя таким образом, наши лётчики блокировали вражеский аэродром в Алакуртти. Дерзкими, согласованными атаками парализовали работу аэродрома, подготовив условия для штурмового удара по нему.
8 сентябре 1944 года Гвардии майор П. С. Кутахов был назначен командиром соседнего 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка. Забот у него прибавилось. Но и тогда он находил время, чтобы учить молодых лётчиков искусству маневра и точности огня, лично участвовал в боях и показывал на практике, как надо бить врага.
Особенно упорные воздушные бои разгорелись 9 октября 1944 года. В течение дня лётчики 7-й Воздушной армии нанесли массированный удар по вражескому аэродрому в Луостари, где повредили и уничтожили на земле более 30 самолётов. Штурмовыми ударами было подавлено несколько артиллерийских батарей, уничтожено 124 автомашины и 20 повозок. В тот же день истребители провели 32 воздушных боя, в которых сбили 37 неприятельских самолётов. Характерно, что большая часть воздушных боёв происходила над территорией противника, что свидетельствует о наступательной тактике нашей авиации.
Высокое мастерство, мужество и отвагу проявляли лётчики 20-го Гвардейского истребительного авиаполка, которым командовал Герой Советского Союза майор П. С. Кутахов. Он умело руководил лётчиками в бою и личным примером увлекал их на подвиги.
Во главе с П. С. Кутаховым восьмёрка истребителей эскадрильи "Комсомолец Заполярья", сопровождая штурмовиков, в районе цели вступила в бой с 18 немецкими самолётами Ме-109. Пользуясь численным преимуществом, противник группами устремился к "Илам". Кутахов преградил путь врагу. Развернув ударную группу своих истребителей, он сам атаковал четвёрку "Мессеров".
Выходя из атаки, командир полка увидел, что на него наседают 2 Ме-109. На помощь вовремя пришёл ведомый Кутахова майор И. М. Жариков. Он пулемётным огнём отогнал врагов, не позволил им вести прицельный огонь. Но на самолёт Жарикова сзади накинулся немецкий истребитель и открыл огонь. Пришлось маневрировать, уходить из - под удара.
Немецкие лётчики, видно, поняли, кто руководит боем, и сразу 3 "Мессера" набросились на машину командира. Искусно маневрируя, Кутахов увернулся от удара и сам зашёл в хвост одному из Ме-109. Немец попытался скользнуть и сторону. Не удалось. Тогда он сделал горку, потом бросил свою машину в пике. Но не так - то просто уйти от Кутахова. Он настиг врага и, уловив момент, полоснул по самолёту меткой очередью. Тот загорелся и упал.
Умело сражались и остальные лётчики группы, которыми в течение всего боя руководил Кутахов. По одной машине уничтожили старший лейтенант И. И. Разумов и младшие лейтенанты М. П. Делаев и В. И. Савинов.
На старшего лейтенанта Шилкова набросились сразу 3 "Мессера". Зайдя в хвост одному из них, Шилков сразил врага, но в неравной борьбе с двумя другими вражескими истребителями был сбит. Его друзья, связанные в этот момент боем, не смогли прийти на помощь товарищу. Всего группа во главе с Кутаховым сбила 5 самолётов, потеряв одного лётчика.
Всего за время войны Павел Кутахов совершил 367 боевых вылетов, провёл 79 воздушных боев, в которых лично сбил 14 и в группе 28 самолётов противника. Справедливости ради, следует отметить что по официальным архивным документам боевых потерь Люфтваффе подтверждаются только 5 личных побед.
 
*     *     *
Ларионов Георгий Петрович
 
Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.
Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.
Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).
14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:
"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.
Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.
Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.
Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.
Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.
Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.
Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.
Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.
Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.
Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]
21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).
В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.
Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.
С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).
В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.
В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.
Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела, в Приозерске - обелиск.
 
Медведев Дмитрий Александрович
 
Родился 21 сентября 1918 года в посёлке Узловая (ныне город Тульской области). Окончил 9 классов, занимался авиамоделизмом. С августа 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов. Служил в частях Смоленской авиационной бригады.
Участник Советско-Японского конфликта на реке Халхин-Гол в 1939 году в должности лётчика 22-го ИАП (23-я истребительная авиационная бригада, 1-я армейская группа), летал на И-16. Лейтенант Д. А. Медведев совершил 75 боевых вылетов, в воздушных боях сбил в группе 1 самолёт противника. С конца 1939 года - начальник химической службы эскадрильи.
Участник Советско-Финляндской войны с декабря 1939 года по март 1940 года в должности командира звена 7-го ИАП, летал на И-153. Сбитых самолётов противника не имел. В начале марта 1940 года подбит зенитным огнём, получил лёгкие ранения, но быстро вернулся в строй. Участник боёв за освобождение Выборга.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант Д. А. Медведев на фронтах Великой Отечественной войны в составе 92-го ИАП (заместитель командира и командир эскадрильи, заместитель командира полка), летал на И-153 и ЛаГГ-3. Дважды сбит и легко ранен (в июле и августе 1941 года). С 2 по 27 сентября 1942 года временно исполнял обязанности командира 160-го ИАП, где летал на ЛаГГ-3 (затем вернулся в 92-й ИАП, где исполнял обязанности штурмана полка). С 16 июля 1943 года майор Д. А. Медведев - командир 486-го ИАП, летал на Ла-5 и Ла-7.
К ноябрю 1944 года командир 486-го истребительного авиационного полка (279-я истребительная авиационная дивизия, 3-й Гвардейский штурмовой авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) подполковник Д. А. Медведев совершил 298 боевых вылетов, провёл более 75 воздушных боёв, в которых сбил лично 14 и в составе группы 15 самолетов противника. За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
К маю 1945 года совершил 317 боевых вылетов и провёл более 80 воздушных боёв (число побед не изменилось). Воевал на Юго-Западном, Волховском, Ленинградском, Центральном, Белорусском и 2-м Украинском фронтах. Войну закончил в Чехословакии. (Согласно мемуарам лётчика, последний бой провёл 9 мая, а последний боевой вылет - 11 мая 1945 года. Всего совершил 451 боевой вылет, провёл 130 воздушных боёв, сбил лично 15 и в группе 16 самолётов противника). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7522).
После войны продолжил службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. С мая 1951 года - заместитель командира, а с ноября 1953 года - командир истребительной авиационной дивизии. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1959 года - заместитель командующего 30-й Воздушной армией по ПВО. С апреля 1961 года - командир 7-го отдельного ракетного корпуса (город Омск). С сентября 1965 года - заместитель начальника Военно-инженерной академии. С 1976 года генерал-лейтенант Д. А. Медведев - в запасе. Жил в городе Ленинграде (с 1991 года - Санкт-Петербург), был председателем городского Совета ветеранов войны и труда. Умер 26 ноября 1992 года, похоронен на Серафимовском кладбище. Имя Героя носит электроцех локомотивного депо железнодорожной станции Узловая.
Награждён орденами: Ленина (22.04.1942, 15.05.1946), Красного Знамени (17.11.1939, 12.03.1942, 11.06.1945, 04.06.1955, 30.12.1956), Отечественной войны 1-й степени (15.07.1943, 11.03.1985), Трудового Красного Знамени (29.07.1966), Красной Звезды (15.11.1950, 29.04.1954), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени (30.04.1975); медалями.
 
*     *     *
Дмитрий Медведев родился 21 Сентября 1918 года в посёлке Узловая, ныне город Тульской области, в семье рабочего. Окончил 9 классов неполной средней школы. С 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков и служил в Белорусском военном округе.
Участник боёв с японскими захватчиками на реке Халкин - Гол летом 1939 года. Воевал в составе 22-го истребительного авиационного полка на И-16 с пушечным вооружением  ( в эскадрильи Капитана И. И. Красноюрченко ). За период боевых действий Лейтенант Д. А. Медведев совершил 75 боевых вылетов, сбил 2 истребителя   ( в том числе один И-96 - при таране на встречных курсах )  и 1 бомбардировщик противника.
За бои в небе Монголии награждён орденом Красного Знамени, монгольским орденом, досрочно получил звание Старший лейтенант.
Интересны воспоминания Дважды Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина, участника тех боёв:
"В одной из схваток звено истребителей, возглавляемое Иваном Красноюрченко, сбило наш самолёт СБ. В тот день лётчики отражали налёт японских бомбардировщиков. Вражеские бомбовозы шли волнами под прикрытием истребителей И-97. Первую волну наши пилоты отбили, появилась вторая. Иван Иванович как раз дрался со звеном И-97. Отбился от них - и на бомбардировщиков, строй которых был уже расколот на звенья. На одно из них он с ходу и набросился, но вдруг увидел советские опознавательные знаки - звёзды.
- Я давай сигналить своим, чтобы не стреляли, - рассказывал потом Красноюрченко, - а эти барбосы, Арсенин и Медведев, как борзые, вцепились и давай лупить. А когда разобрались, поздно уже было - один СБ "сыграл" вниз. Экипаж, к счастью, оказался невредим. Да и самолёт благополучно сел в степи... Оказалось, это звено СБ возвращалось с задания и случайно затесалось между разрозненных групп японских бомбардировщиков... А они ведь похожи. Их в воздухе только по опознавательным знакам и можно отличить...
Такие вот бывали кузусы. Кстати сам Арсений Ворожейкин, правда уже в Великую Отечественную войну, тоже сбил свой бомбардировщик Ил-4   ( не разглядев его как следует в облаках ).
Зимой 1939 - 1940 годов Дмитрий Медведев участвовал в Советско - Финляндской войне. Летая на биплане И-153, командовал звеном 7-го истребительного авиационного полка в эскадрильи Иосифа Гейбо. Полк базировался на льду замерзшего озера Валк - Ярви  ( сейчас оно называется Нахимовским ), занимался штурмовкой наземных целей и сопровождением своих бомбардировщиков. Командовал полком Подполковник Н. С. Торопчин.
В начале Марта 1940 года самолёт Медведева был подбит зенитным огнём и пилот чудом остался жив - машина упав на землю разлетелась на куски. Уже через неделю, немного подлечившись, он участвовал в боях за освобождение Выборга.
Начало Великой Отечественной войны Дмитрий Медведев встретил в Бродах  ( Западная Украина ), в составе 92-го истребительного авиационного полка. В первый же день сбил бомбардировщик Ju-88. 24 Июня, в тяжелейшем бою c 12 истребителями Me-109, уничтожил 2 самолёта.
20 Июля, при выполнении разведывательного полёта в районе Белой Церкви, был сбит, выбросился с парашютом из горящей "Чайки" и лишь на 3-й день добрался до своей части. В начале Августа 1941 года его снова подбили, пришлось садиться на вынужденную, под огнём "Мессеров".
Вскоре полк был отправлен на перевооружение в Харьков, где лётчики осваивали уже новые истребители МиГ-3. Но в Ноябре, вместо фронта, их переправили   ( без самолётов )  в тыл, под Горький.
Лишь в начале 1942 года полк перебросили на Волховский фронт, защищать Ленинград. Став заместителем командира полка Майор Д. А. Медведев летал уже на ЛаГГ-3. Бои шли ожесточённые, в отдельные дни приходилось совершать по 7 - 8 боевых вылетов. Особенно тяжёлые схватки шли в районе Мясного Бора, где действовала специальная группа немецких охотников, летавших на "Мессерах" с красными носами.
В Феврале 1943 года полк был отправлен в Горький, для перевооружения на самолёты Ла-5. Уже в Мае 1943 года, закончив обучение, 92-й авиаполк отправился на Центральный фронт, где вошёл в состав 270-й истребительной авиадивизии 16-й Воздушной армии.
В боях на Курской Дуге, за 5 первых дней сражения, Дмитрий Медведев лично сбил 3 самолёта противника. Затем, в 24 года, принял командование 486-м истребительным авиаполком соседней 279-й истребительной авиационной дивизии.
В конце Июля, в воздушном бою над Кромами, открыл счёт побед в новом коллективе - уничтожил сразу 2 пикировщика Ju-87.
Осенью полк вновь отправили на перевооружение в Горьковскую область. Получив новенькие Ла-5ФН, в начале 1944 года, 486-й ИАП отправился на 2-й Украинский фронт, где уже летом активно участвовал в Яссо - Кишиневской операции и освобождении Румынии.
Осенью 1944 года войска 2-го Украинского фронта начали боевые действия на территории Венгрии. После освобождения Будапешта полк принял участие в освобождении Словакии и столицы Австрии - города Вены.
Войну Дмитрий Медведев закончил в Чехословакии. В воздушных боях над Прагой он сбил несколько вражеских самолётов. Последний бой провёл 9 Мая - сбил в нём транспортный Ju-52, а свой последний боевой вылет совершил уже 11 Мая.
Подводя итоги боевой деятельности Д. А. Медведева в годы Великой Отечественной войны многие источники указывают на данные из наградного листа на присвоение звания Героя Советского Союза. Однако, следует иметь в виду, что этот документ был составлен ещё до окончания войны. Реально же, свою боевую деятельность Д. А. Медведев закончил лишь 11 Мая 1945 года в небе Чехословакии. В своей книге воспоминаний он подробно описывает события тех дней.
"2 Мая 1945 года командир дивизии дал мне срочное боевое задание: произвести воздушную разведку западнее Праги. Я вызвал комэска Михаила Кирилкина и приказал готовиться к полёту вдвоём. Через 15 минут мы были в воздухе.
Вскоре показались очертания Праги. Михаил качает крыльями. Вижу и я - "Хеншель". Очевидно, летит на корректировку огня своей артиллерии. Я развернулся в его сторону. Фашист, видимо, тоже заметил нас, стал снижаться по крутой спирали. Догнать его ничего не стоило, но горючего у меня в обрез. И всё же решил: зайду на атаку, а потом пусть поупражняется Михаил. Очередь хлестнула по "Хеншелю", и он, зацепив землю крылом, загорелся. Позже мой ведомый дружески упрекал меня за то, что я не дал ему прикончить врага. Но ведь важно, что сбили самолёт, а кто - ведущий или ведомый, - вопрос уже второстепенный. У нас в полку это обстоятельство трений не вызвало.
Сбив корректировщик, мы в районе юго - западнее чехословацкой столицы обнаружили большое скопление вражеских танков. Срочно передав по радио в штаб координаты, повернули к своим. Ещё в воздухе я увидел, как с соседнего аэродрома взлетали наши штурмовики.
3 - 6 Мая 1945 года полк активных боевых действий не вёл, - готовились к боям за Прагу. Погода стояла почти летняя. Солнце пекло немилосердно, воздух к полудню накалялся до предела.
Пражская операция советских войск началась 7 Мая. В Праге вспыхнуло восстание. Гитлеровцы жестоко подавляли его. Нужно было спешить. О начале наступления хочу привести выдержку из воспоминаний Генерал - полковника С. Н. Гречко. В книге "Решения принимались на земле" он пишет:
"Первыми, как обычно, нанесли удар по обороне противника бомбардировщики. Бомбовый удар был нанесён по заранее разведанным и сфотографированным воздушными разведчиками позициям артиллерийских и миномётно - ракетных подразделений. Вслед за сильной и продолжительной артподготовкой приступили к боевой работе многочисленные группы штурмовиков из авиакорпусов Н. П. Каманина и В. В. Степичева. Судя по всему, начало наступления было неожиданным для противника, поэтому нашим войскам удалось довольно быстро преодолеть его оборону на переднем крае.
Однако с продвижением в оперативную глубину сопротивление гитлеровцев быстро возросло не только на земле, но и в воздухе. Уже в первый день операции было отмечено 760 самолёто - пролётов врага - бомбардировщиков и истребителей. Но наши лётчики, в частности истребители из авиакорпуса И. Д. Подгорного, были начеку. Только 6 лётчиков - истребителей - Д. А. Медведев, А. Б. Бричиков, М. С. Егоров, С. И. Коновалов, К. А. Красавин, И. Е. Череда сбили за день 14 фашистских стервятников".
В тот день, о котором пишет С. Н. Гречко, полк наш сделал более 100 вылетов, провёл 30 воздушных боёв. Наши 2 Героя Советского Союза, Гусаров и Гирич, командиры эскадрилий Михаил Кирилкин и Николай Полеев, старший лейтенант Кононов, лейтенанты Чубаров, Блинов и автор этих строк сбили 10 вражеских самолётов. Потерь у нас не было.
9 Мая 1945 года с аэродрома Брно я поднялся в воздух вместе с Кирилкиным. Моросил мелкий дождик. После взлёта Михаил приблизился ко мне. Летели крыло в крыло так, что я видел его улыбающееся лицо с рыжеватыми усиками. Чем ближе мы подлетали к месту сражения, тем лучше становились погода и видимость. Внизу столбы дыма - горят здания. Всё внимание теперь земле, - передаю в штаб, что там происходит. Ведомого предупреждаю: "Могут быть "Фоккеры".
Михаил покачивает головой, что означает "понял", и удаляется на боевой интервал. Внизу по курсу слева что-то блеснуло. Различаю низко летящий транспортный самолёт Ju-52.
- Внизу слева удирает фашист, - передаю Кирилкину. - Атакую. Прикрой.
Со снижением начинаю догонять врага. Фашист удирает на предельно малой высоте, доворачивает к реке. Понимаю: хочет использовать поверхность воды для ещё большего снижения, а берега - для прикрытия от моих атак. Не выйдет !
С высоты 300 метров открываю огонь, как по наземной цели. Прицельно стрелять сложно: Ju-52 маневрирует вдоль реки. Уже 2 атаки окончились безрезультатно. Тогда я снижаю скорость и подстраиваюсь к "Юнкерсу". Дистанция сокращается быстро... 300 метров... 200... 100... Стиснув зубы, нажимаю на гашетку управления огнём пушек. Трасс от снарядов не вижу. Резко тяну ручку высоты на себя. И тут слышу голос Михаила:
- Командир, здорово. Фриц развалился пополам и бухнулся в речку...
Это мой 130-й воздушный бой и 15-й сбитый вражеский самолёт. Первый - 22 Июня 1941 года, последний - 9 Мая 1945 года. 15 лично и 16 в группе - таков окончательный итог.
При заходе на посадку вижу на аэродроме самолёт По-2. "Кто-то из начальства" - мелькнуло в голове. И точно. Техник докладывает:
- Товарищ Подполковник, прилетел начальник штаба Воздушной армии генерал Селезнёв. Он ждёт вас у самолёта.
Подбегаю к Генералу, рапортую о сбитом "Юнкерсе". Он жмёт мне руку:
- Поздравляю, товарищ Медведев, - улыбаясь, говорит он. - Победа пришла в наш дом. Сегодня рано утром в Берлине подписана капитуляция фашистской Германии...
Что делалось в городе Брно в тот день - описать трудно. Кто плакал от радости, кто смеялся. И везде и ото всех жителей города в наш адрес звучали приветственные слова: "Братушки !   Братушки !.."
11 Апреля 1987 года я смотрел по телевизору репортаж о том, как встречали Генерального секретаря КПСС Михаила Сергеевича Горбачёва в Братиславе, в том краю, где мне довелось воевать в самые последние часы Великой Отечественной войны. Смотрел и радовался. Нет, не пропал наш ратный путь в небе Европы. Прекрасные всходы дала наша дружба с народом Чехословакии, омытая солдатской кровью.
Первыми в Прагу ворвались танкисты. Вслед за ними улицы чешской столицы заполонили и другие войска 2-го и 4-го Украинских фронтов. Однако для нас небо ещё оставалось пылающим. 10 и 11 Мая завершались бои с гитлеровскими войсками, пытавшимися уйти на запад и капитулировать не перед Красной Армией, а перед командованием американских войск.
И эта попытка гитлеровских Генералов лопнула, как мыльный пузырь. Под напором с земли и воздуха остатки армий группы "Центр" и части дивизий группы "Австрия" были пленены.
11 Мая 1945 года я сделал свой последний боевой вылет, 451-й по счету..."
Таким образом, к концу Великой Отечественной войны Д. А. Медведев совершил 451 боевой вылет, провёл 130 воздушных боёв, уничтожил лично 15 и в группе 16 самолётов противника. Через его руки, начиная с лета 1939 года, прошло много типов истребителей. Начинал воевать на И-16, затем на И-153, летал на ЛаГГ-3, осваивал Ла-5 всех модификаций. За это время прошёл путь от рядового лётчика до командира истребительного авиационного полка.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 Мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После войны Дмитрий Александрович остался в ВВС. Окончил Военно - Воздушную академию. Командовал истребительной авиационной дивизией. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба, преподавал в Военно - инженерной академии имени Можайского.
С 1975 года Генерал - лейтенант авиации Д. А. Медведев - в запасе. Жил в Ленинграде, был Председателем Совета ветеранов войны и труда.
Его имя носит электроцех локомотивного депо железнодорожной станции Узловая. Автор книги воспоминаний - "В пылающем небе".
 
*     *     *
 
Миронов Сергей Иванович
 
Родился 12 июля 1914 года в городе Житомире (Украина). Окончил 6 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 1 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП и 68-го ИАП. Летал на И-15бис, И-153 и И-16.
К 27 января 1940 года командир звена 4-й эскадрильи 68-го истребительного авиационного полка (ВВС 13-й армии Северо-Западный фронт) старший лейтенант С. И. Миронов совершил 37 боевых вылетов, в 3 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника, штурмовыми ударами уничтожил более 10 огневых точек. Всего совершил 135 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 280). В 1940 году поступил на учёбу в Военно-Воздушную академию, но закончить её не успел.
С июня 1941 года капитан С. И. Миронов на фронтах Великой Отечественной войне в составе 7-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского фронта), летал на И-16. С августа 1941 года воевал в 153-м ИАП (той же 5-й САД), летал на И-16 и "Аэрокобре". В октябре 1941 года принял командование этим полком. С июня 1942 года сражался на Воронежском фронте. С декабря 1942 года служил в Инспекции ВВС Красной Армии, где летал на разных типах самолётов. С мая 1944 года служил в Управлении 193-й ИАД, летал на Як-9.
К 9 мая 1945 года командир 193-й истребительной авиационной дивизии (13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник С. И. Миронов совершил 124 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника (в последнем наградном листе говорится о 9 личных и 2 групповых победах), а также уничтожил 3 аэростата-корректировщика.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал рядом авиационных соединений, работал в Министерстве обороны СССР. С 1962 года генерал-полковник авиации С. И. Миронов - заместитель командующего ВВС по боевой подготовке, член Военного Совета ВВС. 3 августа 1964 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940), Красного Знамени (1940, 03.05.1942, 13.09.1942, 1943, ...), Суворова 2-й степени (06.04.1945, 31.05.1945), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Он родился 12 июля 1914 года в городе Житомир. Окончил 6 классов неполной средней школы и школу фабрично - заводского ученичества   ( ФЗУ ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии, в 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях истребительной авиации. С 1938 года был заместителем командира эскадрильи в одном из авиационных полков под Ленинградом.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в Советско - Финляндской войне.
Летая на И-153, командир звена 68-го отдельного истребительного авиационного полка  ( ВВС 13-й армии, Северо - Западный фронт )  старший лейтенант С. И. Миронов к январю 1940 года совершил 37 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника  ( по другим источникам - только 1, возможно имел 1 личную и 1 групповую победы ).
В тяжёлых метеоусловиях штурмовыми ударами уничтожил более 10 вражеских огневых точек, чем способствовал быстрому овладению нашими войсками обороны противника на реке Тайпален - Йоки  ( ныне река Бурная, Приозерский район Ленинградской области ).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях на Карельском перешейке и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Сергею Ивановичу Миронову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 280 ).
Истребитель И-153.  На такой машине сражался С. И. Миронов зимой 1939 - 1940 годов.
Вскоре поступил на учёбу в Военно - Воздушную академию.
В июне 1941 года вместе с другими слушателями был направлен на стажировку на Черноморский флот. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"Во второй половине дня 22 июня 1941 года мы, с трудом достав билеты, сели в московский поезд. Мы - это слушатели Военно - Воздушной академии, проходившие стажировку на Черноморском флоте после окончания первого курса...
Основной задачей стажировки являлось ознакомление нас с боевой техникой Военно - Морского Флота. За несколько дней, проведённых в Севастополе, мы успели побывать на крейсере "Червона Украина", на подводной лодке, спускались в водолазных костюмах на морское дно.
Неизведанная техника, своеобразие флотской службы не могли, конечно, не заинтересовать нас. Мы восхищались мощью флота, романтическими морскими традициями и всё же оставались убеждёнными приверженцами своей лётной профессии. Нам были больше по душе просторы воздушного океана.
В поезде разговор всё время вращался вокруг единственной темы - войны. Многие из нас уже понюхали пороху - кто в Испании, кто на Хасане или Халхин - Голе, кто на Карельском перешейке. Мнение у всех было одно - вспыхнувшая война не сулит стать затяжной. Пройдёт какое - то время, и Красная Армия сокрушительным ударом вышвырнет фашистов с родной земли. Каждый из нас готов был на всё во имя победы над врагом. Никто и не помышлял о продолжении учёбы в академии.
- Только на фронт ! - категорически заявил капитан С. И. Миронов. - Если попытаются задерживать, до наркома дойду.
С Мироновым меня связывала давнишняя и крепкая дружба. Ещё в 1938 году мы служили заместителями командиров эскадрилий в истребительном авиационном полку под Ленинградом. Вместе участвовали в Советско - Финляндской войне, за что нам обоим было присвоено звание Героя Советского Союза. Вместе поступили и в академию. Миронов выделялся отменными способностями: виртуозно и смело летал, всё схватывал быстро и накрепко, был настойчив и аккуратен в любом деле.
- Может, и теперь окажемся рядом ? - спросил он меня.
- Было бы здорово ! - откликнулся я.
Но на сей раз, этого не случилось. Как только мы возвратились в Москву, Миронова назначили командиром эскадрильи в часть, сражавшуюся на ленинградском направлении, а меня послали на такую же должность в формировавшийся полк".
С июня по октябрь 1941 года капитан С. И. Миронов служил в составе 7-го истребительного авиаполка.
Затем, став уже майором, принял командование 153-м истребительным авиационым полком.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
В Воронеже "Аэрокобры" приземлились 29 июня, а уже 30 июня истребители ушли на боевое задание. Одна группа "Аэрокобр" прикрывала бомбардировщики, наносившие удар по скоплению живой силы противника в районе Мармыжей. Перед второй была поставлена редчайшая по тем временам задача "свободной охоты": вести поиск воздушного противника в районе Платовское - Выселки. В первый боевой вылет "Кобры" повёл командир полка Герой Советского Союза С. И. Миронов. В ходе выполнения "свободной охоты" была обнаружена группа самолётов противника численностью примерно в 17 бомбардировщиков. В завязавшемся воздушном бою "Кобры" без потерь со своей стороны сбили 7 немецких самолётов. Воздушный бой проходил непосредственно над Воронежем.
О первых боевых вылетах на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"Боевое задание выполнено. Сопровождаемая группа бомбардировщиков "Бостон" потерь не имеет. Проведено 3 воздушных боя, в результате сбито 14 самолётов противника".
По 2 сбитых было записано на счёт командира полка майора С. И. Миронова, капитана А. Ф. Авдеева, капитана Н. Ф. Макаренко, капитана А. И. Никитина, старших лейтенантов Иванова и Решетникова, по одному - на счёт капитана Родионова и старшего лейтенанта Кислякова. Вполне возможно, что именно 30 июня 1942 года состоялось боевое крещение истребителя "Аэрокобра" на Советско - Германском фронте.
1 июля 1942 года полк полным составом  ( 20 самолётов )  отражал налёт 50 бомбардировщиков Люфтваффе на Воронеж, причём бомбовому удару подвергся аэродром базирования истребителей. "Аэрокобры" взлетели под бомбами. В этот день 2 самолёта противника сбил майор Н. Ф. Макаренко, но и сам получил тяжёлые ранения в плечо и кисть руки, однако сумел посадить повреждённую "Кобру".
О своей встрече с С. И. Мироновым летом 1942 года, вспоминает Герой Советского Союза Генерал - полковник авиации Ф. П. Полынин:
"О Миронове я слышал ещё на Карельском перешейке в 1940 году, там он получил звание Героя Советского Союза. Мне он почему - то представлялся эдаким богатырем, косая сажень в плечах. Но каково же было удивление, когда я впервые встретился с ним. Мальчишеская фигурка, приплюснутый носик, добрые улыбающиеся глаза.
Казалось, закончит доклад этот молоденький Майор с ясными, доверчивыми глазами, пухлыми щёками и ямочкой на подбородке, озорно свистнет и бросится вприпрыжку бежать. Его хрупкая, мальчишеская фигура никак не вязалась с такой солидной должностью. Но потом, когда мы познакомились поближе, узнали его на деле, убедились, насколько обманчивым оказалось первое впечатление. Сергей Иванович Миронов был храбрый лётчик и талантливый командир. Спокойный и мягкий по натуре, он никогда ни на кого не кричал, умел спокойно уладить любой инцидент. Лётчики любили его, шли за ним, как говорят, в огонь и в воду.
Полк С. И. Миронова в начале войны стоял на защите Ленинграда. В сентябре 1941 года немцы подтянули дальнобойные орудия и начали обстреливать город тяжёлыми снарядами. Для корректировки огня вблизи фронта поднимались в небо аэростаты. Сбить их было не так - то и просто - они охранялись батареями зенитных орудий, над ними постоянно патрулировали истребители. В один из дней, когда обстрел города был особенно силён, штаб фронта приказал во что бы то ни стало уничтожить аэростат. Выполнение задачи поручили полку Миронова. И Сергей Иванович полетел сам. Прикрывало его звено истребителей.
В районе цели патрулировала группа Ме-109. Наши И-16 связали их боем. В это время Миронов несколько углубился в тыл, потом развернулся и неожиданно для противника на большой скорости с ходу выпустил по аэростату длинную очередь. Тот сразу же вспыхнул, пылающие обрывки его вместе с кабиной корректировщика упали на землю. Заметив смельчака, 2 немецких истребителя, выйдя из боя, устремились в погоню.
Жители Ленинграда, уцелевшие во время блокады, наверное помнят такую картину. К шпилю Петропавловской крепости на малой высоте приблизился краснозвёздный ястребок, потом встал в вираж и начал кружить вокруг шпиля. Как ни маневрировали немецкие лётчики, как ни стреляли - уничтожить дерзкого пилота не могли. Заметив, что в сторону шпиля летят другие советские самолёты, они ушли на юг. А Сергей Иванович, сделав ещё один вираж, спокойненько направился на свой аэродром.
Этот случай пришёл мне на память, когда я увидел С. И. Миронова. Его полк должен был сопровождать наши бомбардировщики, летевшие громить танковую колонну противника. Только полк Миронова поднялся в воздух, как к городу стали приближаться "Юнкерсы". Заметив неприятеля, Миронов на время оставил наши бомбардировщики и разделил своих подчиненных на две группы - часть сил связала истребители прикрытия, другая атаковала бомбардировщики противника.
Должен признаться, что такой "рубки", какую учинили мироновцы немцам на подходе к городу, я ещё не видел - наши истребители кружили в небе, как ястребы в стае уток. Надсадный рёв моторов перемешался с дробным рокотом пушек и пулемётов, голубое небо переплеталось узором трассирующих снарядов. "Юнкерсы" горели и, тяжело переваливаясь, чертили над городом дымные спирали. То там, то здесь вспыхивали белые купола парашютов. Их было очень много, создавалось впечатление, будто противник выбрасывает парашютный десант  ( из числа экипажей немецких самолётов на земле было поймано несколько десятков человек ).
Бой закончился неожиданно, как и начался. Противник не выдержал дерзкой атаки и повернул назад, а наши истребители, заняв боевой порядок, устремились вдогонку за своими бомбардировщиками".
153-й авиаполк, с которым майор С. И. Миронов сражался на Воронежском фронте, состоял из опытных, обстрелянных бойцов. Все они участвовали в обороне Ленинграда, их подвиги были отмечены правительственными наградами. Слава о мироновском полке гремела по всему фронту. Его лётчики дрались под Воронежем 3 месяца, нанося по врагу один удар сокрушительнее другого.
На Воронежском фронте 153-й ИАП работал 87 дней, с 30 июня по 25 сентября 1942 года, 59 дней были лётными, то есть лётчики полка выполняли боевые задания. За этот период было произведено 1070 самолёто - вылетов, главным образом на сопровождение бомбардировщиков. Проведено 259 воздушных боёв, в которых сбито 64 самолёта противника. В этих боях отличился лично командир полка Герой Советского Союза майор С. И. Миронов: провёл 7 воздушных боёв, сбил 6 самолётов противника  ( 5 лично и 1 в группе ). Потери полка составили: 4 лётчика и 10 самолётов.
О итогах боевой работы на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"На Воронежском фронте лётчики 153-го ИАП показали, что, имея равноценную материальную часть, они являются непобедимыми даже при численном превосходстве в авиации противника, всегда обеспечивая господство в воздухе".
За боевую работу на Ленинградском и Воронежском фронтах 153-й истребительный полк приказом НКО СССР от 22 октября 1942 года был преобразован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк  ( к званию "Гвардейский" полк представлялся раньше по результатам боевой работы на Ленинградском фронте ).
С декабря 1942 года Гвардии подполковник С. И. Миронов возглавлял отдел истребительной авиации при Главном управлении боевой подготовки ВВС. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"К нашим услугам был специальный тренировочный полк, оснащённый основными типами истребителей - отечественных и иностранных, в том числе и немецких. Инструкторы - лётчики имели широкие возможности для изучения этих машин и проверки наиболее эффективных способов использования их в бою. На них мы обычно и вылетали в войска.
Каждый из нас ежемесячно проводил в войсках более 3-х недель. В управление возвращались лишь для того, чтобы подготовить отчёт о проделанном, поставить или решить какой - то вопрос и получить новое задание".
В феврале 1944 года Гвардии полковник С. И. Миронов возглавил 193-ю истребительную авиационную Демблинскую ордена Суворова дивизию  ( 347-й, 515-й, 518-й истребительные авиационные полки ), которая участвовала в сражении по разгрому фашистской Германии в её логове - Берлине.
Всего совершил около 400 боевых вылетов и сбил 15 самолётов противника  ( с учётом боёв в Финляндии )  и 3 аэростата - корректировщика.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 4 групповые победы в ВОВ. ]  За период боевой деятельности освоил истребители следующих типов: И-153, И-16, Р-39 "Аэрокобра", Як-9 и другие.
После войны остался на службе в ВВС. Окончил Военную академию Генерального штаба в 1949 году. Командовал авиационными соединениями, занимал ответственные командные посты в Министерстве Обороны СССР. В мае 1959 года ему было присвоено воинское звание генерал - полковника авиации. С 1962 года был заместителем командующего ВВС по боевой подготовке, членом Военного Совета ВВС. Погиб в авиационной катастрофе 3 августа 1964 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
За период службы награждён орденами: Ленина, Красного Знамени   ( пять ), Суворова 2-й степени  ( дважды ), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
 
Никитин Алексей Иванович
 
Родился 13 октября 1918 года в деревне Лысково, ныне Краснохолмский район Тверской области. Многие годы жил в Москве. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при московском заводе "Борец", работал там же модельщиком, и одновременно учился в аэроклубе. В 1937 году по специальному набору призван ряды Красной Армии. В 1938 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков. После её окончания направлен для прохождения службы в Ленинградский Военный округ.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП летал на И-15бис и И-153, В воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника. За успешное выполнение боевых заданий награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года лейтенант А. И. Никитин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 7-го ИАП летал на МиГ-3, входил в группу лётчиков, дислоцировавшуюся на аэродроме Горелово в подчинении командования 7-го ИАК ПВО, лично сбил 1 самолёт противника. В конце июля 1941 года переведён в 19-й ИАП, с октября 1941 года - в составе 153-го ИАП (5-я САД ВВС Ленинградского фронта).
К декабрю 1941 года командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант А. Н. Никитин совершил 147 боевых вылетов, в 66 воздушных боях лично сбил 7 и в группе 3 самолёта противника. За эти достижения, а также за успешные вылеты на разведку и штурмовку наземных целей представлен командованием к высшей награде страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 922).
До ноября 1943 года служил в должности командира эскадрильи 153-го (с 22 ноября 1942 года - 28-го Гвардейского) истребительного авиационного полка, летал на МиГ-3 и американских истребителях "Аэрокобра". Далее работал на командных должностях ВВС Красной Армии  (в Управлении 269-й истребительной авиационной дивизии и 14-й Воздушной армии).
К концу войны Гвардии майор А. И. Никитин совершил 238 боевых вылетов, в 73 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 3 в группе, штурмовыми действиями уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Калининском, Северо-Западном фронтах. Участник Советско-Японской войны в августе 1945 года в составе Управления 12-й Воздушной армии.
После войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. Старший инспектор-лётчик Управления боевой подготовки ВВС полковник А. И. Никитин погиб 20 сентября 1954 года в авиационной катастрофе.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943, ...), Красного Знамени (20.12.1941, 13.09.1942), Отечественной войны 1-й степени (19.10.1944), Отечественной войны и 2-й степени (29.02.1944), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Шёл конец декабря 1939 года. С утра падал мокрый, тяжёлый снег. Но затем рваные клочья низких облаков начали быстро уплывать на восток. К полудню облачность поднялась на 100 - 150 метров.
И именно в этот момент был получен боевой приказ: звену лейтенанта Алексея Никитина предстояло произвести штурмовку на "Чайках" железнодорожной станции Хейниоки. И как только над аэродромом взвилась зелёная ракета, Никитин первым взлетел. Вместе с ним в воздух поднялись лейтенанты Любутин и Васильев. Летели под облаками, почти у земли.
Над Финским заливом погода резко изменилась. Над головой развернулось ясное, безоблачное небо, как говорят лётчики, "с неограниченной высотой". У озера Муоланъярви звено обстреляли зенитные батареи противника.
Лётчики быстро разомкнулись. Чтобы окончательно запутать белофиннов, Никитин начал менять скорость и направление. Через несколько секунд снаряды стали рваться в стороне от самолётов.
При подходе к железнодорожной станции Никитин покачиванием с крыла на крыло подал условный сигнал: "Цель вижу, атакую !"   Началась штурмовка железнодорожных эшелонов. Лётчики сделали 5 заходов на цель. В результате штурмовки загорелось несколько вагонов, видимо, с боеприпасами, потому что на развороте Никитин ясно видел, как начали гореть ещё 6 вагонов, а затем станция окуталась густым дымом.
Перелетев линию фронта, лётчики снова снизились. Звено летело почти над самыми верхушками деревьев. Но в это время начал сильно отставать левый ведомый лётчик Любутин. С ним явно что-то случилось. "Ранен, - подумал Никитин. - Может погибнуть". Не раздумывая, решил немедленно сесть на аэродром соседней части, над которым они в это время пролетали.
Никитин не ошибся. Любутин был действительно ранен в голову. Преодолевая боль и напрягая усилия, он всё же благополучно посадил машину. Позже Любутин рассказывал:
- Видел, как Алексей Иванович и Василий Иванович берегли меня при возвращении. И это прибавляло силы. Я забывал о ране.
Как-то раз командир полка Е. Г. Туренко поставил личному составу части задачу: в течение дня звеньями обеспечить батальону капитана Нетребы прорыв сильно укреплённого участка обороны противника на реке Тайпале - Йоки.
Подлетая к "линии Маннергейма", лётчики заметили, что левый фланг её проходит по перешейку между Ладожским озером и озером Сувантоярви. Сжатый поздно замерзающими озёрами перешеек пересекался рекой Тайпале - Йоки с обрывистыми берегами и быстрым течением. Местность как нельзя более благоприятствовала обороне.
С воздуха Никитин ясно видел, что наши сапёры и понтонёры перебросили через Тайпале - Йоки лодочный десант, а затем под прикрытием артиллеристов и звена истребителей через понтонный мост части устремились вперёд. Звено Никитина беспрерывно патрулировало над местом продвижения батальона капитана Нетребы. Батальон, вырвавшись вперёд, вклинился в финский передний край. Однако дальнейшее продвижение пехотинцев было приостановлено сильным артиллерийским и пулемётным огнём.
Как только лётчики вернулись с боевого задания, техники осмотрели машины, заправили их горючим, пополнили боекомплект патронами и подвесили под плоскости по 2 бомбы. А через час Никитин получил новое боевое задание: произвести штурмовку войск и техники противника у деревни Коуккуниеми и восточный берег Сувантоярви. На задание вылетел вместе с Любутиным и Васильевым. После 4-го захода лётчиков в атаку перешли пехотинцы и освободили деревню.
Так, в тяжёлых условиях Алексей Никитин со своими боевыми друзьями участвовал в обеспечении прорыва наземными войсками сильно укреплённой обороны противника на реке Тайпале - Йоки, уничтожая живую силу и боевую технику врага. За отвагу и мужество, проявленные в этих боях, А. И. Никитин был награждён тогда медалью "За боевые заслуги".
Трубные воздушные бои 1940 года закалили характер молодого пилота, принесли ему всеобщее уважение. И конечно, не случайно Алексей Иванивич был избран депутатом Ленинградского Совета.
*     *     *
Великую Отечественную войну Алексей Никитин встретил уже опытным воздушным бойцом в звании лейтенанта, в должности комиссара эскадрильи. И снова боевые полёты.
Особенно запомнился Никитину бой 10 августа 1941 года. В тот день он 7 раз вступал в воздушные схватки с врагом, сбил 2 самолёта лично и 1 в паре. За этот подвиг он был награждён орденом Красного Знамени.
В начале сентября после 15-минутного патрулирования в воздухе Алексей Никитин с ведомым Аркадием Быстровым в районе Пушкина встретил 10 вражеских бомбардировщиков "Дорнье". Не раздумывая, бросился в атаку. Немецкие лётчики, видя, что их атакует всего лишь пара советских истребителей, продолжали идти прежним курсом. И жестоко просчитались. Никитин с ходу "срезал" одного врага. После этого противник решил принять бой. 14 минут длилась воздушная схватка, в которой Никитин и Быстров сбили ещё один "Дорнье". Не выдержав стремительного удара, остальные вражеские самолёты повернули обратно.
В тот же день комиссар эскадрильи Алексей Никитин, командир звена лейтенант Пётр Исаев и лётчик лейтенант Николай Павлов штурмовали вражеский аэродром Сиверская. Во время штурмовки Никитин лично поджёг 2 неприятельских самолёта. На обратном пути над линией фронта звено Никитина атаковала шестёрка Ме-109. У советских лётчиков после штурмовки - ни патрона !
Немцы, видимо, решили во что бы то ни стало сбить ведущего. На выручку комиссару бросился Пётр Исаев. В это время второй Ме-109 прошил очередью "Чайку" Алексея Никитина, ранив комиссара в левое плечо. А тут новая беда: сильно повреждённый мотор истребителя Никитина остановился. Самолёт потерял скорость и стал падать. Чем тут поможешь ?   Конец... Но перед самой землёй Никитин всё же сумел выровнять машину и посадить её на краю аэродрома. А через 2 недели, подлечившись, он снова вернулся в строй и вскоре был награждён орденом Красного Знамени.
Не забыть Алексею и бой в районе Старого Оскола. В тот день он, комиссар эскадрильи, ведомый лётчик лейтенант Юрий Камерилов, адъютант эскадрильи капитан Пётр Исаев и его ведомый лётчик лейтенант Николай Павлов вылетели на прикрытие боевых порядков войск на стыке 40-й и 21-й армий.
Помня задачу - не допустить вражеские самолёты штурмовать и бомбить наши соединения на поле боя, ведущий группы комиссар Алексей Никитин зорко следил за небом. Пролетая севернее Старого Оскола, лётчик Камерилов доложил:
- Товарищ комиссар, над южной окраиной Старого Оскола пролетает "Хеншель".
- Цель вижу, атакую !   Прикрой хвост.
Первая атака была неудачной: трассы прошли выше и сзади врага. Да оно и понятно: атака под ракурсом 2 / 4 редко когда приносит нужные результаты. Выполнив маневр, Никитин снова зашёл противнику в хвост. Тот начал маневрировать, пытаясь оторваться от наседавшего "ястребка". 200, 100, 50 метров... Никитин видит, как на фюзеляже и кабине вражеского самолёта чёрными точками отмечаются пробоины. И вот уже багряное пламя охватывает его. Потеряв управление, он беспорядочно падает вниз. Прищурив глаза, Никитин некоторое время провожает его взглядом, а затем вновь занимает в строю своё место. И вовремя. Юго - западнее Старого Оскола на высоте 3000 метров появились 8 Ме-109.
- В атаку ! - зазвенел в наушниках шлемофона голос комиссара.
И завертелось воздушное огневое колесо. Атаки следовали одна за другой. Лейтенант Павлов с первой же атаки сверху сбил один Ме-109. Тот задымил и пошёл со снижением к земле. От него отделилась тёмная точка, и тут же над ней раскрылся купол парашюта. В этот же момент пара "Мессеров" зашла Павлову в хвост со стороны солнца.
- "Пятёрка !"   Слева фашист. Берегись !
Увернувшись от пулемётных трасс врага, Никитин атаковал в лоб. Немец не выдержал и резким поворотом ушёл вниз.
В это время Павлов атаковал очередной Ме-109. "Мессер" резким боевым разворотом вышел из зоны огня нашего истребителя, но его ведомый попал под огонь 2-х других наших "ястребков" и взорвался в воздухе.
Оставшиеся Ме-109, выйдя из боя, повернули на запад. Никитин глянул на часы: 10:20, высота 4000 метров. Неожиданно на горизонте показались новые тёмные точки. Они быстро приближались с юго - запада. Вскоре уже ясно можно было различить 10 "Хейнкелей", шедших под прикрытием 4 Ме-109.
- Исаев, Павлов, свяжите боем "Мессеров", я и Камерилов бьём бомбёров ! - крикнул Никитин.
- Понял, комиссар, - отозвался Исаев и вместе с Павловым резко взмыл вверх навстречу вражеским истребителям.
Тем временем Никитин и Камерилов устремились на бомбардировщиков. Поймав в прицел камуфлированный мощный фюзеляж "Хейнкеля", Никитин открыл огонь по кабине стрелка - радиста. Дробно застучала пушка, раздирая снарядами дюраль капота. Оранжевое пламя сначала как бы нехотя выбилось из - под капота, а затем вдруг полыхнуло на всю мощь, распуская смоляную полосу дыма. Вражеская машина пошла к земле.
Но в это время на звено наших истребителей обрушилась четвёрка "Мессеров". Никитин с ходу атаковал ближайший. Тот задымил, но пилот продолжал лететь на подбитой машине.
- Камерилов, добей врага ! - скомандовал Никитин.
И тот, не теряя ни секунды, с пологого пикирования повёл огонь по недобитому "Мессеру". Стрелял до тех пор, пока тот не свалился в штопор. Не подкачал и Павлов. Удачно сделав заход сверху, он с первой же атаки сбил ещё один вражеский истребитель.
Но война есть война. Подбили и самолёт лейтенанта Павлова. Однако он всё же сумел на повреждённой машине пролететь около 40 километров и совершить посадку поблизости от своего аэродрома.
Позже лейтенант Камерилов рассказывал молодым пилотам об этом бое:
- Личный пример комиссара эскадрильи Никитина в том боевом вылете имел огромное значение. Я видел, как он действовал во время атаки. Юго - западнее Старого Оскола я вместе с комиссаром дрался на высоте 3000 метров против 8 "Мессеров". Во время боя лётчик Павлов на горящем самолёте пошёл на вынужденную, а у меня кончились патроны. Казалось, безвыходное положение. Но именно в этот момент мы услышали призывный клич комиссара Никитина:
"Коммунисты, за мной в лобовую !"   А так как Исаев, я и Павлов были коммунисты, то все последовали примеру комиссара. Я был ведомым у Никитина и видел, как у него были напряжены мускулы лица. Он вёл свой "ястребок", не сворачивая с боевого курса, в лоб фашистскому пирату. Глядя на комиссара, я также не боялся смерти. Конечно, трудно сказать, о чём думал в то время комиссар эскадрильи. Я знаю только, что оставшаяся четвёрка "ястребков", идя с комиссаром в атаку, не свернула с боевого курса. "Мессеры", не выдержав нашего натиска, начали выводить свои машины в сторону. Вот что значит сила личного примера в бою.
Как правило, комиссар эскадрильи Никитин после выполнения боевых заданий проводил с личным составом воспитательную работу. Совместно с командиром эскадрильи он тщательно анализировал каждый бой, на положительных примерах учил, как надо бить врага.
В октябре 1941 года А. И. Никитин сражался уже в составе 153-го ИАП. С сентября 1941 года по март 1942 года этот полк выполнял боевую работу с аэродромов Касимово и Новая Деревня. Основной задачей с декабря 1941 года стало прикрытие знаменитой Дороги Жизни по льду Ладожского озера.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра I" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
9 июля 1942 года капитан Никитин в составе 9 истребителей вылетел в 4-й раз за день на боевое задание. Группу вёл сам "батя", командир полка С. И. Миронов. Только вошли двумя эшелонированными группами, шестёркой и четвёркой, в свою зону патрулирования, как на высоте 2000 метров появились 23 вражеских самолёта. 17 "Юнкерсов" под прикрытием 6 "Мессеров" приближались к нашим позициям.
- Моей шестёрке приготовиться к бою ! - раздался властный "батин" голос.
"Мессеры", в свою очередь, развернулись в боевой порядок, видимо, для встречной атаки.
- Идём в лобовую ! - снова командует "батя". - "Сто седьмой", четвёркой - вверх !   Прикроешь !
- Я - "Сто седьмой". Понял ! - тут же отозвался Никитин. Увлекая за собой "ястребки" лейтенанта Камерилова, капитана Исаева и лейтенанта Павлова, он устремился вверх.
- Атака ! - скомандовал ведомым комиссар Никитин и перевёл свой "ястребок" в пикирование...
Жаркий был бой в тот день. Многих пилотов недосчитались враги. Наши же "ястребки" возвратились на свою базу без потерь.
Вскоре за тот боевой вылет и сбитые 2 вражеских самолёта Никитин был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. А в 1943 году на его груди засияла Золотая Звезда Героя Советского Союза.
*     *     *
С того дня, как началась война, депутат Никитин не участвовал в сессиях Ленинградского Совета. Большую часть времени он проводил в самолёте. Если не летал, то дежурил. С избирателями тоже не встречался. Но отчитаться перед ними Алексею Ивановичу было в чём. Сохранились напечатанные в газете отрывки из Дневника лейтенанта Никитина. Человек по натуре скромный, он долго не соглашался, чтобы они публиковались. Наконец сказал:
- Ладно, печатайте. Пусть это будет моим отчётом перед избирателями.
Вот они, эти отрывки:
"18 июля 1941 года. С утра в дежурном звене. Взвилась ракета, и мы пошли в воздух. Осмотрелись - шло около 20 немецких самолётов. Фашисты заметили нас, стали в круг, ходят друг у друга в хвосте, каруселью. Мы свалились в центр круга. Как шли кулаком, так и начали атаковать. Я пристроился к одному "Мессершмитту" и дал по нему очередь изо всех пулемётов. Он загорелся.
Подошли ещё наши. Фашисты, надо сказать, огрызались отчаянно. Они изо всех сил старались отбить наши атаки, нанести нам поражение. Не вышло !.. Всего было сбито 13 немецких машин. Все наши вернулись на аэродром.
21 июля. Четыре "Юнкерса" попробовали прорваться к Ленинграду. Мне с Мургой поручили их встретить. Подошли к ним сзади. Один бомбардировщик отстал. Несколькими очередями я зажёг ему правый мотор. Лётчик сбил пламя. Тогда я зажёг левый, а затем ещё раз правый. Бомбардировщик начал отставать ещё больше и, потеряв скорость, упал.
23 июля. Комиссар Кирилл Никитич Мурга - крепкий лётчик и хороший товарищ. С ним теперь хожу в каждый бой. Когда дерёшься рядом с Мургой, сердце радуется - так здорово он бьёт фашистов.
Сегодня над нашим аэродромом прошёл "Юнкерс-88". Мы взлетели и боевым разворотом вышли ему в хвост. Фашист заметил нас, пошёл в сторону солнца. Его плохо видно, но мы преследуем. Когда фашист почувствовал, что ему не уйти, он развернулся и пошёл на нас, расчищая себе дорогу огнём. Мурга ему в лоб, а я веду атаку сбоку. Всадили по нескольку очередей. Бомбардировщик начал рыскать, где бы сесть, но сесть не пришлось - врезался в землю.
31 июля. Сегодня первый вылет был неудачным. Не догнали фашистов, - удрали, едва завидев нас. Вечером, едва мы с Мургой кончили ужинать, как получили приказ вылетать.
Набрав 1000 метров высоты, заметили 5 бомбардировщиков. Пошли к ним. Они стали отбиваться. Мы подошли ближе, фашисты из кильватера перестроились в пеленг, чтобы дать возможность своим стрелкам отразить наши атаки. Мы атаковали ведущего и правого ведомого. Били их упорно, пока не пустили к земле один "Юнкерс".
10 августа. Сегодня что то особенно много работы. Так и лезут, так и прут непрошеные гости. Ну что ж, встречаем их достойно.
За день сделал 7 вылетов. Участвовал в 3 воздушных боях. Сбил ещё один самолёт. Это у меня 5-й по счёту.
В очередной вылет шёл с Мургой. Точно прибыли к месту схватки. Фашистов было штук 12. Против них дрались 2 наших лётчика. Долго думать в таких случаях не приходится - присоединились к своим и повели бой всей четвёркой. Пришлось трудно. Ведь их втрое больше. Я атаковал одного и заложил ему крепкую очередь. Он задымил. Только я развернулся, чтобы ударить его снова, как вижу: одного нашего клюют 3 "Мессершмитта". Наш лётчик отбивается.
Я подошёл, рубанул сверху по ведущему самолёту. Он сразу в переворот. Этого мне только и надо было. Хорошая очередь - и он вспыхнул.
Когда кончился бой, мы распрощались с товарищами - покачали друг другу крыльями - и пошли по домам.
Идём с Мургой - под нами красавец Ленинград. Как не гордиться тем, что тебе поручено оберегать этот город !   И я изо всех сил стараюсь, чтобы не допустить к родному городу ни одной фашистской гадины".
Спокойный, деловой тон дневника свидетельствует о сильном характере лётчика, о его скромности. Всё, описанное им, выглядит как обычная, ратная, повседневная работа. Умалчиваются опасности полётов, пережитые волнения, рискованные маневры. Читая записи Никитина, об этом можно лишь догадываться !
Что можно добавить к этому ?   Разве только то, что уже за первые 4 месяца войны Алексей Никитин сбил 14 вражеских самолётов.
И, пожалуй, ещё то, что однажды депутат всё-таки выступил перед избирателями - по радио, причём передача велась не из студии, а прямо с аэродрома. Микрофон был установлен возле самолёта  ( мало ли, вдруг тревога ! ). Вот в этот самый момент и был сделан снимок, который вы здесь видите.
Его друзья - однополчане высоко ценили мастерство командира звена, выполнявшего самые сложные боевые задания. В наградром листе на присвоение Никитину звания Героя Советского Союза приводится такой эпизод:
"4 сентября, прикрывая в паре свои войска в районе г. Пушкина, повстречал 7 бомбардировщиков До-215. После первой атаки самолёт товарища был подбит. Никитин, оставшись один, смело атаковал одного До-215 и сбил его. Остальные бомбардировщики, рассыпавшись, стали уходить с поля боя. Преследуя ещё одного Дo-215 далеко за линию фронта, вогнал его в землю вместе с бомбами".
Так делами своими, подвигами Алексей Никитин оправдывал почётное звание депутата Ленсовета. О его боевых успехах писали газеты, сообщало ленинградское радио. Из-за особых фронтовых условий ему не доводилось в эти тяжёлые месяцы обороны города выступать перед избирателями. Но он был каждый час с ними, а ленинградцы, слушая фронтовые сводки, гордились своим депутатом.
Потом ленинградцы узнали, что Никитину присвоено звание Героя Советского Союза.
Проявив себя искусным воздушным бойцом в начале войны в ленинградском небе, Алексей Иванович не покидал штурвала самолёта до разгрома гитлеровских войск в Берлине. Герой Советского Союза Никитин командовал эскадрильей и за многие подвиги был награждён многими орденами и медалями.
За период Великой Отечественной войны выполнил 238 боевых вылетов. Участвуя 73 воздушных боях, сбил 18 самолётов противника.
После окончания войны с Германией продолжал служить в ВВС. Участник советско - японской войны в августе 1945 года. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. 20 сентября 1954 года полковник А. И. Никитин погиб в авиакатастрофе. Его именем названа одна из улиц в городе Красный Холм.
 
*     *     *
Овчаренко Иван Иванович
 
Родился 25 августа 1914 года в селе Александровка, ныне посёлок Марьинского района Донецкой области. В 1933 году окончил Горно-промышленное училище, в 1936 году - Механико-металлургический техникум. С августа 1936 года в рядах Красной Армии. В декабре 1938 года окончил 11-ю военную авиационную школу пилотов в городе Ворошиловграде, служил в ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности младшего лётчика 7-го ИАП, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года младший лейтенант И. И. Овчаренко на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена того же 7-го ИАП (5-я САД, 7-й ИАК, Ленинградский фронт), летал на МиГ-3. В июле 1941 года направлен в 19-й ИАП, где продолжал летать на МиГ-3. 13 августа 1941 года ранен в воздушном бою. С февраля 1942 года - заместитель командира эскадрильи 157-го ИАП (ВВС Калининского фронта), с февраля по октябрь 1943 года - командир эскадрильи. Летал на "Харрикейне", Як-7 и Як-9. В октябре 1943 года капитан И. И. Овчаренко назначен штурманом 347-го ИАП, с апреля 1944 года - заместитель командира этого полка.
С 25 августа 1944 года майор И. И. Овчаренко - командир эскадрильи Авиационной группы Особого назначения (базировалась на аэродроме Бари, Италия), летал на Як-9ДД. По 17 октября 1944 года эскадрилья совершила 150 боевых вылетов на прикрытие транспортных самолётов и разведку, воздушных боёв вести не приходилось. С декабря 1944 года - заместитель командира, он же лётчик-инструктор по технике пилотирования и теории полёта 659-го ИАП (288-я ИАД).
К маю 1945 года майор И. И. Овчаренко сбил в воздушных боях 10 самолётов противника лично и 10 в составе группы. Сражался на Ленинградском, Центральном, Калининском и 1-м Белорусском фронтах.
С июня 1945 года - командир авиационного полка Высшей школы воздушного боя ВВС СА (Московский военный округ). С апреля 1947 года - заместитель начальника центра и старший лётчик-инспектор по переучиванию лётно-технического состава по боевому применению реактивных самолётов. С июля 1948 года - командир авиационного полка ВВС Московского военного округа. С января 1950 года учился на Курсах командиров авиаполков (в Липецке). С декабря 1950 года - командир 107-й ИАД (58-й ИАК, 26-я Воздушная армия, с сентября 1952 года - 22-я Воздушная армия). 3 августа 1953 года присвоено воинское звание "генерал-майор авиации".
С января 1955 года по октябрь 1956 года учился на военно-морском факультете Высшей Военной академии им. К. Е. Ворошилова. С декабря 1956 года - Командующий 12-й Авиационной группы ВВС Северного Флота. С апреля 1959 года - в распоряжении Главнокомандующего ВВС. Умер 21 февраля 1973 года в городе Щелково (Московская область), похоронен на городском кладбище.
Награждён орденами: Красного Знамени (28.05.1942, 09.11.1944, 1947, 1956), Красной Звезды (20.12.1941, 1947, 1953); медалями.
 
*     *     *
 
Покрышев Пётр Афанасьевич
 
Родился 11 (24) августа 1914 года в селе Голая Пристань, ныне город Херсонской области (Украина). Окончил школу ФЗУ. С 1934 года в Красной Армии. В 1935 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в Советско-Финляндской войне в составе 7-го истребительного авиационного полка, летал на И-16. В воздушных боях сбил лично 2 истребителя противника.
С июня 1941 года старший лейтенант П. А. Покрышев в действующей армии в составе 158-го ИАП на Северном (Ленинградском) фронте. Был командиром эскадрильи, летал на Як-1 и И-16. В ноябре 1941 года переведён в 154-й (позднее 29-й Гвардейский) ИАП на аналогичную должность. Летал на американских истребителях "Томагаук" и "Киттихаук", затем (с января 1943 года) на Як-7Б.
К 10 июля 1942 года командир эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка (8-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) капитан П. А. Покрышев совершил 211 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил 16 самолётов противника (9 лично и 7 в группе с другими лётчиками). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 804).
Продолжая боевую работу в составе 29-го ГИАП, к концу июня 1943 года Гвардии майор П. А. Покрышев выполнил 292 боевых вылета, участвуя в более 50 воздушных боях, лично сбил 20 и в составе группы 7 самолётов противника. 30 июня 1943 года назначен командиром 159-го ИАП, воевавшего в составе той же 275-й ИАД (13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт), что и 29-й ГИАП. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания дважды Героя Советского Союза с вручением медали "Золотая Звезда" (№ 12/II).
В тот же день, когда вышел Указ о его повторном награждении высшим знаком воинского отличия страны, Покрышев получил тяжёлые травмы в аварии учебно-тренировочного самолёта УТИ-4. После госпиталя до сентября 1944 года продолжал командовать полком, но боевых вылетов по состоянию здоровья больше не выполнял.
В 1954 году окончил Академию Генерального штаба. Продолжал службу на командных должностях в войсках ПВО. С 1961 года генерал-майор авиации П. А. Покрышев - в отставке. Жил в Ленинграде, работал начальником Ленинградского аэропорта. Трагически погиб (утонул) 22 августа 1967 года.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (15.01.1940, 15.03.1942, 1945), Александра Невского (05.11.1944), Отечественной войны 1-й степени (20.01.1943), Красной Звезды (20.12.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
27 января 1964 года, в день 20-летия освобождения Ленинграда от вражеской блокады, во главе колонны демонстрантов со знаменем в руках шёл седой человек - дважды Герой Советского Союза Пётр Афанасьевич Покрышев. Он защищал Ленинград с первого дня войны и до полного его освобождения от блокады.
Пётр Покрышев родился 24 августа 1914 года в селе Голая Пристань Херсонской губернии. После окончания восьмилетки учился в ФЗУ на Харьковском заводе "Серп и молот", работал там слесарем. В 14 лет с увлечением занимался в планерном кружке, в 16 - ходил в местный аэроклуб, в 17 - окончил курсы Харьковского аэроклуба оборонного Общества. Занятия проходили с 8 утра до 2 часов дня, а к 3-м он спешил на работу...
А марте 1934 года заводской паренёк по путёвке комсомола уехал в Одесскую военную авиационную школу пилотов. Окончив её в 1935 году, служил в частях Ленинградского военного округа. Во время Советско - Финляндской войны совершил несколько десятков боевых вылетов.
18 декабря 1939 года у Выборга финские истребители атаковали группу советских бомбардировщиков. Им на помощь вылетела эскадрилья 7-го истребительного авиационного полка Краснознамённого Балтийского Флота. Не найдя противника, она занялась штурмовкой железнодорожных составов. Неожиданно в воздухе появились 3 финских самолёта "Fokker D.XXI". Лейтенант П. А. Покрышев первым заметил опасность и развернул своё звено навстречу противнику. После упорного боя ему удалось сбить ведущего финской группы. Бой проходил над территорией противника, который открыл по нашим самолётам сильный зенитный огонь. Один снаряд попал в машину Покрышева - она загорелась. Но лётчик всё же сумел посадить её на лес, остался жив и вскоре вернулся в полк.
Упорный бой эскадрилья 7-го авиаполка, возглавляемая Ф. И. Шинкаренко, провела с группой финских истребителей 23 декабря. В этом бою Пётр Покрышев добился новой победы. По одному самолёту сбили также А. Д. Булаев, Г. П. Ларионов и другие лётчики. Всего же противник потерял в этом бою 10 машин.
Великую Отечественную войну старший лейтенант П. А. Покрышев встретил в 158-м авиаполку, расположенном под Ленинградом. На 4-й день войны, 25 июня, Пётр Покрышев обнаружил немецкий бомбардировщик. Заметив опасность, противник не стал щадить моторов. За "Юнкерсом", будто колея, потянулись 2 сизые полосы. Покрышев забеспокоился, как бы он не ушёл. Слухов о немецких самолётах ходило в те дни немало. Поговаривали, что нашим истребителям ни за что не угнаться даже за бомбардировщиками.
Впрочем, если на это жаловался пилот, летавший на истребителе И-153, то никакого преувеличения не было. "Чайка" действительно уступала в скорости не только немецким истребителям, но и бомбардировщику Ju-88. Даже более совершенный, но тоже устаревший уже истребитель И-16, если и превосходил "Юнкерс" в скорости, то на самую малость - километров на 20. Но Як-1, на котором летал Покрышев, скорость была посолидней.
Покрышев прибавил скорость. Это же сделал и лётчик бомбардировщика. Дымки, тянувшиеся за моторами "Юнкерса", стали гуще. Противник не жалел газа. Но "Як" догонял его, догонял запросто, без особой натуги. Покрышев успел даже набрать высоту и, оказавшись над "Юнкерсом", свалился на него камнем. Не раз в эти дни Покрышев пытался представить себе, каким будет его первый бой с вражеским самолётами. В мыслях он рисовал разные варианты схватки с врагом, а произошло всё очень просто: догнал, ударил сверху и с первой атаки сбил.
Через несколько дней, 29 июня, он вновь был в бою и уничтожил ещё 2 бомбардировщика, 3 июля - ещё 2.
В те дни вылетать приходилось так часто, что комэск Покрышев и его заместитель Андрей Чирков, случалось, дежурили одновременно. Вместе и вылетали. Из одного такого полёта Покрышеву пришлось возвращаться одному. Чирков сам был виноват - подошёл вплотную к бомбардировщику и был сбит огнём воздушного стрелка.
С самого начала боя они порознь атаковали 2-х "Хейнкелей", как на грех, оба бомбардировщика не загорались. Потом, мельком оглянувшись, Покрышев увидел, что чирковский "Хейнкель" задымил. Но когда через минуту снова глянул на него, тот летел как ни в чём не бывало.
У самого Покрышева тоже не всё получалось ладно. Он отлично видел, как пулемётные трассы вонзаются в бомбардировщик, но тот и не думал гореть. Бросив взгляд в ту сторону, где дрался Чирков, он увидел как тот снова поджёг "Хейнкеля". Но в следующее мгновение самолёт Чиркова стал падать. Следом за ним падал и подожжёный им "Хейнкель".
Зато бомбардировщик, атакованный Покрышевым, продолжал лететь. Это было совершенно непонятно. По светящимся струям трассирующих пуль Покрышев видел, что бьёт точно. И всё - таки "Хейнкель", будто заколдованный, не сворачивал с курса. Подойти ближе ?   Но, может быть, только этого и ждут стрелки ?
Увидев падающий самолёт Чиркова, Покрышев забыл об осторожности. В одно мгновение он очутился возле бомбардировщика и дал очередь по левому мотору. Потом ещё одну по крылу.
За "Хейнкелем" потянулся дым. Самолёт горел и всё - таки шёл прежним курсом. Он не отворачивал, не пытался сбить растекавшееся по крылу пламя. Не иначе как лётчик решил во что бы то ни стало достичь цели. Даже захотелось посмотреть на человека, который как ни в чём не бывало вёл горящий самолёт. Истребитель круто накренился и пронёсся так близко от "Хейнкеля", что можно было заглянуть в его кабину. Она была пуста. Наваждение да и только !   Бомбардировщик летел без пилота...
Покрышев снова развернулся и пошёл рядом с "Хейнкелем". Теперь, когда застеклённый фонарь кабины просматривался насквозь, удалось разглядеть свалившегося набок лётчика. И ещё один силуэт, такой же недвижимый, темнел за стеклами кабины. Стрелков не было видно, но то, что молчали их пулемёты, говорило само за себя.
Только теперь он понял, машину ведёт не лётчик, а автопилот. Может быть, лётчик включил его, собираясь прыгать, да был убит при очередной атаке Покрышева. И получилось, что вместо лётчика машиной управлял автомат.
Покрышев чертыхнулся. Угораздило же его гнаться за бомбардировщиком, который вот - вот и сам упадет. "Хейнкель" в действительности начал крениться, потом перевалился на нос и, будто ввинчиваясь в воздух, завертелся вокруг собственной оси. И так до самой земли...
Кажется, всё, что только осталось после войны у Покрышева, разобрали у него музеи. Реликвии героя вы увидите и в Москве, и в Ленинграде, и на Украине. Но с лётной книжкой Покрышев не расстался. Ведь в ней - весь его боевой путь. Вот короткие записи 1944 года: он летал тогда и в район Нарвы - на прикрытие наступающих наших войск, и на разведку в Хаапсалу, и на операцию в сторону Таллина.
Во многих боях Покрышев побеждал. 21 июля 1941 года он атаковал врага, уже не имея боеприпасов. Тот не выдержал, отпрянул. Сорвавшись в штопор, "Мессер" разбился.
Лето и осень 1941 года были тяжёлым временем для Советских ВВС. Под командованием майора Йоханнеса Траутлофта, эскадра JG 54 "Gruneherz" - одна из лучших в Люфтваффе, вела тяжелейшие бои над Ленинградом. Но одно из советских истребительных подразделений - 39-я авиационная дивизия, довольно успешно действовало даже против таких опытнейших немецких лётчиков. В течение августа 1941 года, 39-я ИАД претендовала на половину из 213 сбитых немецких самолётов в этом районе. Пётр Покрышев содействовал этому - 4 личными победами. За успехи в течение первых, самых трудных месяцев войны, его назначили комэском 154-го ИАП   ( командир - майор А. А. Матвеев ), одним из первых получивший по Ленд - Лизу американские истребители P-40 "Томахаук".
17 декабря 1941 года 5 "Томахауков" P-40B под командой Пётра Покрышева, вылетев на сопровождение группы транспортных самолётов, были атакованы 9 истребителями Ме-109F. В ходе этого боя, Петру Покрышеву удалось сбить один самолёт. Пилот немецкого истребителя  ( командир I-й Группы JG 54, хауптман Юлиус фон Селла )  имел 15 побед, отметки о которых были нанесены на руле поворота его машины.
Зимой 1941 - 1942 годов, "Томагавки" 154-го ИАП занимались прикрытием "Дороги жизни", связывающей Ленинград с Большой Землёй. В течение 1942 года, полк получил новые P-40E "Kittihawk". Одна из машин, с бортовым номером "50", досталась и Пётру Покрышеву. 24-го и 25-го апреля 1942 года Люфтваффе предприняли массированные налёты 165 бомбардировщиков и истребителей прикрытия на гавани Кронштадта. Им противостояли пилоты 154-го авиаполка. В напряжённых воздушных боях за эти дни, было сбито и повреждено 35 немецких самолётов при потере 5 наших истребителей. Это поражение заставило немецкое командование отказаться от дальнейших налётов на Кронштадт.
Пётр Покрышев не только воевал. Его творческой натуре были свойственны постоянный поиск, неудовлетворённость достигнутым, высочайшая работоспособность. Многих седых волос и нервных клеток стоила Покрышеву борьба с рутиной, с трусливым упрямством военных чиновников. Он экспериментировал, искал возможности повышения эффективности боевого применения истребителей, в частности пары. Так, Главный маршал авиации А. Новиков, бывший в первые месяцы войны Командующим ВВС Ленинградского фронта, рассказывая о рождении нового боевого порядка истребителей, вспоминал:
"Первыми систематически применять боевой порядок "пары" стали Пётр Покрышев и Андрей Чирков. Кстати, Покрышев предложил перейти на пару ещё во время войны с Финляндией, доказывая преимущества пары перед звеном из 3-х самолётов. Но тогда этот вопрос повис в воздухе - переход к "паре" во многом менял тактику воздушного боя, требовал от ведущего и ведомого абсолютной синхронности и согласованности в действиях".
Покрышев довёл эти элименты до совершенства. Он был одним из первых, кто ратовал за широкое применение единой системы наведения и оповещения истребителей по радио: "Без твёрдой связи в парах и группах между собой и землёй, нечего и думать о завоевании господства в воздухе". Все о чём мечтал Пётр Покрышев, уже вскоре было внедрено в боевую практику нашей истребительной авиации.
Однажды его звено сопровождало группу наших бомбардировщиков. В районе станции Мга со стороны облаков неожиданно появилась группа вражеских истребителей. У Покрышева быстро созрел план боя. Он приказал паре Чиркова сопровождать бомбардировщиков, а сам с ведомым Чубуковым сковал истребителей противника боем. Силы были неравные, 2 против 25 !   Но не отступать же. Бывало и потруднее...
В какое - то мгновение Покрышев сделал боевой разворот и стал набирать высоту. Противник оказался ниже его самолёта. Покрышев молниеносно атаковал ближнего, но тот успел уйти из - под удара.
В воздухе завертелась смертельная карусель. Вдруг, словно по команде, немецкие пилоты отошли в сторону, оставив в зоне боя лишь одну пару  ( как потом стало известно, в одном из Ме-109 находился известный немецкий ас ). Покрышев тотчас же разгадал замысел противника и передал Чубукову: "Приотстань малость..." - а сам, прикрываясь облачностью, стал обходить противника слева. Получилась своеобразная этажерка: внизу - Чубуков, над ним "Мессер", чуть выше - Покрышев.
Считая исход боя предрешённым, немецкий лётчик спикировал на Чубукова. Вот тогда - то и ринулся Покрышев на врага и, не дав ему достичь цели, прошил огнём из пулемётов. "Мессер" густо задымил и вскоре, охваченный пламенем, камнем рухнул на землю.
В другой раз шестёрка истребителей, возглавляемая Петром Афанасьевичем, сбила 6 самолётов врага, причём сам он уничтожил 2 боевые машины противника.
Известный ленинградский поэт Н. Тихонов оставил следующий портрет этого незаурядного человека
"Пётр Покрышев невысок ростом. На смугловатом лице южанина светятся огоньком внимательные, прищуренные, зоркие, как у морской птицы, глаза. С маленькими усиками, поджарый, быстрый в движениях, он на земле не казался ни героем, ни богатырем. Но стоило ему взлететь в воздух, и перед врагом являлся неукротимый, вездесущий, непобедимый противник...
Однажды Покрышев поразил меня фразой сказав: "Меня нельзя сбить !"
Я изумился его словам: "Но как же, Пётр Афанасьевич !   Ведь был же случай, когда вы на горящем самолёте сели поперёк полосы и сутки после этого были без памяти !"
Покрышев не смутился: "Это было первый и последний раз. И случилось потому, что я был виноват сам - на секунду задумался и был жестоко наказан. С тех пор я слежу за собой и должен вам сказать, что нет такого труднейшего положения, из которого при умении нельзя выйти".
Уже к июлю 1942 года на счету комэска 154-го ИАП капитана П. А. Покрышева было 11 самолётов сбитых им лично и 7 в составе группе. Его называли лучшим лётчиком Ленинградского фронта, он был представлен к званию Героя Советского Союза. В течение лета и осени 1942 года Пётр Покрышев, удвоив свой боевой счёт, внёс достойную лепту в деятельность полка, который в ноябре 1942 года получил звание Гвардейского  ( 29-й ГвИАП ). Успехи Покрышева были впечетляющими: в течение 282 боевых вылетов он произвёл около 50 воздушных боёв, в которых сбил 29 самолётов противника  ( 22 лично и 7 - в группе с другими пилотами ).
2 сентября 1942 года, во главе 2-х пар истребителей, Покрышев прикрывал наши наземные войска. В это время в небе появилось 12 "Юнкерсов" под прикрытием четвёрки Ме-109. Обманув вражеских истребителей, Покрышев атаковал бомбардировщики и сбил 2 "Юнкерса". Наша группа потерь не имела.
Вот что писал Покрышев осенью 1942 года, делясь секретами боевого мастерства:
"Я знаю небо и знаю свой самолёт. На моём боевом поле я никогда не дам противнику обмануть себя. Меня ничто не удивит, какой бы трюк ни выкинул воздушный враг. Меня ничто не испугает и не выведет из себя. Это привычка. Сосредоточение всего себя в полёте: глаз, подмечающий всё, ухо, слушающее мотор и воздух, всё существо, сосредоточенное на одном, - без этого нет успеха... Только полная ответственность каждого движения и уверенность в полёте. Никакого волнения. Если следишь за собой и противником - победа обеспечена. Если прозевал, если хоть чуточку ослабил внимание, сразу же врывается случайность. А когда всё измеряется мгновениями, долями секунды, то можешь это мгновение прозевать, и оно станет роковым. Вот и все мои секреты".
*     *     *
В начале 1943 года полковой художник на борту истребителя рядом со звёздочками, обозначавшими количество сбитых вражеских самолётов, по просьбе самого Покрышева, нарисовал... кота. Возле самолёта собрались лётчики, послышались шутки, одобрительные реплики:
- Ну и киса !   Вот это морда !
Художнику наперебой давали советы:
- Усы подлинней сделай !   И хвост трубой !
Кот получился забавный, с выгнутой спиной, вздыбленной шерстью и блестящими глазами.
Покрышев у своего самолёта
Пётр Покрышев у своего самолёта, на борту которого нарисован кот.
- Вы что это придумали ? - спросил подошедший комиссар Сясин хозяина истребителя, который, сложив руки на груди, стоял тут же и улыбался, довольный своей затеей.
- Надо же на врагов страху нагнать, товарищ комиссар. Пусть при одном только виде кота у них появится дрожь в коленях.
Вокруг одобрительно загудели. Сясин махнул рукой:
- Ну ладно, что с вами поделаешь. Только имейте в виду - истребитель станет теперь приметным, враги начнут охотиться за вами. Осмотрительнее будьте, - сказал он Покрышеву.
- Не беспокойтесь, товарищ комиссар !   Всё будет в порядке.
- Вот и готово ! - весело сказал художник, заканчивая работу. - Кот, товарищ майор, получился что надо !..
*     *     *
10 февраля 1943 года, Петру Покрышеву было присвоено звание Героя Советского Союза за победы одержанные к июлю 1942 года. Весной 1943 года, все P-40 были переданы в 196-й ИАП, а полк получил новые истребители Як-7Б.
13 июля 1943 года комэск 29-го Гвардейского ИАП Пётр Покрышев сбил в районе Ленинграда FW-190А-4 из штабного штаффеля JG 54 "Grunherz". Его пилотом оказался 32 - летний оберфельдфебель Петер Бремер  ( имевший уже 40 побед ), прозванный "лисом" за соответствующие качества характера. Он попал в плен, после вынужденной посадки на советской территории  ( фото внизу справа ).
По этому поводу в центральной газете "Красная Звезда" № 140 от 16.06.1943 года была опубликована такая заметка:
"Большой популярностью у ленинградцев пользуется Герой Советского Союза Гвардии майор П. А. Покрышев. Его знают как неустрашимого лётчика - истребителя, умеющего при любых условиях добиваться победы. С первого дня Отечественной войны Покрышев неизменно находится на страже великого города Ленина. Лично им сбито 19 вражеских самолётов и 7 - в групповых боях. На днях в воздушном бою он сбил ещё один вражеский самолёт "Фокке-Вульф-190".
Возглавляя шестёрку истребителей Як-7, Покрышев находился в ударной группе прикрытия самолётов Пе-2, которые шли на бомбардировку немецкого аэродрома. Выполнив задание, самолёты легли на обратный курс. В это время на горизонте появились немецкие истребители. Они шли двумя группами. В одной из них было 4 "Фокке-Вульф-190", а в другой - 2. Они имели небольшое превышение над нашими истребителями. Гвардии майор Покрышев по радио приказал четвёрке "Яков", ведомой Гвардии старшим лейтенантом Чемодановым, набрать высоту и, достигнув превышения над немцами, атаковать группу "Фокке-Вульф-190". Сам же вместе с Гвардии сержантом Титаренко, решил атаковать вторую группу вражеских истребителей. Учитывая, что у немецких лётчиков передний нижний сектор обзора сильно ограничен из-за мотора, Покрышев лобовой атакой ринулся на самолёт противника снизу. Подойдя к ведущей машине на 200 метров, он открыл огонь. После двух очередей загорелся мотор вражеской машины, и "Фокке-Вульф" резко пошёл на снижение. Это был 20-й немецкий самолёт, лично сбитый Покрышевым".
19 июня 1943 года Гвардии майор Покрышев был назначен командиром 159-го истребительного Краснознамённого авиационного полка, летающего на новых самолётах Ла-5. В этом полку он и закончил войну, заработав репутацию не только отличного пилота, но и граммотного руководителя. Примером проявления личного мужества, выдержки и самообладания в воздушном бою, мастерского владения маневром и огнём может служить следующий эпизод из боевой практики Покрышева.
Собираясь лететь в свой новый полк, он уже уложил в самолёт фронтовые пожитки, самыми увесистыми из которых были патефон и пластинки, как вдруг на соседних стоянках зарокотали моторы. Одна за другой машины пошли на взлёт.
Моторист, которого Покрышев послал выяснить, в чём дело, доложил запыхавшись, что дежурная группа вылетела по боевой тревоге. Никакого отношения к этой группе Покрышев не имел. Да и вообще в полку он уже был отрезанным ломтем. Но группа - то вылетела по боевой тревоге. Что из того, что он не дежурил ?   Всё равно сидел он в кабине, и разрешение на вылет у него есть. Нет ведомого ?   Так ведь и раньше случалось драться в одиночку. И к тому же, не исключено, что удастся пристроиться к недавно вылетевшим самолётам.
Догнать группу Покрышеву не удалось. Но радиостанция наведения поминутно передавала координаты и курс самолётов противника. Их оказалось много, и шли они несколькими эшелонами. Покрышев выбрал 3 крайних "Юнкерса", до которых было ближе, чем до остальных. Он находился выше и мог свалиться на них внезапно. Поймав в прицел левого, ведомого, дал очередь чуть ли не в упор. "Юнкерс" продолжал лететь. Покрышев развернулся и ударил снизу. Бомбардировщик загорелся.
Осмотревшись, Покрышев увидел высоко над собой 2 истребителя. Они, должно быть, ещё не обнаружили его. Разглядеть одинокий самолёт на фоне земли было не так просто. Зато на бледно - голубом небе 2 "Мессера" выделялись, будто на хорошо освещённом экране. Ниже и чуть в стороне Покрышев увидел ещё 6 истребителей. Присмотревшись, обрадовался. Это были явно его новые однополчане, летавшие на лобастых Ла-5. Значит, их тоже подняли по тревоге. Вот это встреча !
Не теряя времени, Покрышев пошёл на сближение. И тут ему стало ясно, что никакие это не "Лавочкины", а очень похожие на них, такие же лобастые "Фокке - Вульфы". Но уходить было уже поздно, - немецкие истребители взяли Покрышева в кольцо...
Ускользнув от истребителя, пытавшегося атаковать сзади, он очутился перед другим, который шёл в лоб. Опередив его, Покрышев дал 2 короткие очереди, и FW-190, перевалившись на нос, понёсся к земле.
А вражеских самолётов, наоборот, стало больше: появились те 2, что кружили сверху. Покрышев вертелся волчком, пикировал, снова набирал высоту и всё время оттягивал бой в сторону своего аэродрома. Последние минуты боя он, по собственному его выражению, дрался втихомолку: кончились боеприпасы и атаки приходилось только имитировать.
Потом, притворившись сбитым, падал чуть ли не до самой земли. Лишь убедившись, что противник потерял его из виду, вышел к аэродрому, с которого 20 минут тому назад взлетел по тревоге. Раньше, когда он командовал здесь эскадрильей, ему полагалось идти докладывать о результатах боя. Теперь можно было не спешить. Устало выбравшись из кабины, Покрышев достал патефон и уселся с ним на крыле самолёта. Когда к нему подошли, он слушал музыку и в такт ей едва заметно покачивал головой...
Затем, отдохнув, улетел в свой новый полк. Бывшие его однополчане сразу же позвонили туда по телефону и попросили сообщить, когда он сядет. Дескать, один раз уже вылетал, да вышла непредвиденная задержка. И тут же коротко пересказали, что произошло. Так что весть о неравном бое Покрышева и двух "свеженьких" победах опередила его. Оттого и встретили его в 159-м истребительном полку не просто, как положено встречать нового командира, но и с радушием, которое оказывают лишь очень уважаемым людям.
Вскоре в газете "Красная Звезда" была опубликована заметка - "Ещё одна победа Героя Советского Союза Петра Покрышева":
"На дальних подступах к нашему аэродрому была замечена группа вражеских самолётов. В воздух поднялись истребители. Вслед за ними вылетел Герой Советского Союза Гвардии майор П. А. Покрышев. Набрав большую высоту, он заметил, что наши истребители завязали бой с противником. Имея превышение над вражескими самолётами, советский ас с пикирования напал на них. Первая атака, не принесла победы. Тогда с короткой дистанции Покрышев пошёл во вторую атаку и сбил "Юнкерс". Но в этот момент 6 "Фокке-Вульфов" окружили его со вcеx сторон. В течение 15 минут Покрышев вёл неравный бой с противником, в котором ему удалось сбить ещё один вражеский самолёт.
Враг неистовствовал и продолжал преследовать отважного лётчика. Однако путем искусного маневрирования советский ас вышел из затруднительного положения и благополучно вернулся на свой аэродром.
В результате этой победы Гвардии майор Покрышев имеет на своём счету 22 самолёта, сбитых им лично, и 7 - в групповых боях".
24 августа 1943 года, в день своего рождения, Пётр Покрышев был награждён второй медалью "Золотая Звезда".
24 августа 1943 года Пётр Покрышев получил серьёзную травму. В одном из учебных полётов на самолёте УТИ-4  ( двухместный вариант И-16 )  выполняемом им вместе с пилотом Кудрявцевым, двигатель неожиданно загорелся на высоте 400 метров. Лётчики попытались дотянуть до аэродрома, но не сумели...
Но карьера Пётра Покрышева на этом не закончилась. Вскоре авиаконструктор Александр Яковлев, на присуждённую ему премию, приобрел новый специально подготовленный истребитель Як-9 для травмированного Покрышева.
В октябре 1943 года самолёт торжественно вручили отважному лётчику. Но активно полетать на этой машине Пётр Афанасьевич не смог: после аварии, в которой он был серьёзно ранен, выполнять боевые задания ему категорически запретили.
В газете "Красная Звезда" № 273 от 19.11.1943 года была опубликована заметка "Передача самолёта гвардии майору П. Покрышеву":
"В письме на имя товарища Сталина выдающийся авиационный конструктор Герой Социалистического Труда А. С. Яковлев в связи с присуждением ему Сталинской премии писал:
"Обещаю Вам уже в самое ближайшее время дать такие "Яки", которые по своим качествам далеко оставят позади все известные истребители.
На присужденную мне премию - 150 000 рублей приобретаю боевой самолёт и прошу разрешения передать его лучшему лётчику - истребителю Красной Армии".
Новатор советской авиационной техники с честью выполняет взятые на себя обязательства. Работая над дальнейшей модернизацией и усовершенствованием боевого самолёта "Яковлев", он добился больших успехов в повышении скорости, дальности и других боевых качеств своих истребителей. Одни из таких "Яков", приобретённый авиаконструктором на присуждённую ему Сталинскую премию, вчера на аэродроме был передан лётчику - истребителю, дважды Герою Советского Союза Гвардии майору Н. А. Покрышеву.
На боевом счёту прославленного лётчика - 23 лично им сбитых вражеских самолёта и 7 в групповых воздушных боях. Умело используя замечательные качества самолёта "Яковлев", советский ас выходил победителем из многочисленных воздушных схваток с врагом.
- Нужно ли рассказывать, как рад я этому событию, - говорит прилетевший с фронта за получением самолёта лётчик - герой. - Я счастлив, что мне вручается эта замечательная машина, созданная и приобретённая на средства талантливого конструктора Александра Сергеевича Яковлева.
Передача самолёта, происходившая на аэродроме, явилась живым свидетельством боевого содружества Героя Социалистического Труда и Героя Великой Отечественной войны.
Вручая формуляр самолёта лётчику, конструктор А. С. Яковлев произнёс короткую речь:
- Взятое мною как конструктором обязательство перед великим Сталиным, я выполняю. Мы, советские копструкторы, внимательно следим за развитием вражеской авиационной техники и непрерывно совершенствуем свою боевую технику, чтобы во всех случаях обеспечить превосходство наших самолётов над вражескими.
Передавая самолёт своей конструкции, я желаю вам, товарищ Покрышев новых боевых успехов. Мы, конструкторы, будем самоотверженно трудиться, чтобы с каждым днем давать всё больше и больше первоклассных боевых самолётов и этим приблизить день нашей окончательной победы над ненавистным врагом.
Отвечая на приветствие и пожелания конструктора, тов. П. А. Покрышев сказал:
- Принимая боевой самолёт в подарок от Вас, Александр Сергеевич, я обещаю ещё беспощаднее громить врага в воздухе и на земле. Клянусь, что в предстоящих боях с врагом я отдам все свои силы и знания, а, если понадобится, то и жизнь во имя Родины, во имя нашей победы.
Дважды Герой Советского Союза Гвардии майор Покрышев, провожаемый на аэродроме группой работников ордена Ленина конструкторского бюро и главным конструктором генерал - майором А. С. Яковлевым, направляется к самолёту. Конструктор тепло прощается с героем. Сделав круг над аэродромом, лётчик взял курс на запад, туда, где идут бои с врагом".
Под командованием Петра Покрышева 159-й ИАП стал одним из лучших в наших ВВС. Среди его пилотов были такие известные асы, как Владимир Серов  ( 41 победа )  и Пётр Лихолетов  ( 30 побед ). За активное участие в боях за Эстонию и освобождение её столицы, 159-й авиационный полк получил почётное наименование - "Таллинский".
6 сентября 1943 года, политуправлением ВВС Ленинградского фронта была выпущена листовка - "Дважды Герой Советского Союза Пётр Афанасьевич Покрышев".
В частности, в ней говорилось:
"Пётр Покрышев - изумительный мастер маневра, мастер верного спокойного расчёта, мгновенного удара, от которого не уйти врагу. Недаром на его самолёте горят 30 звёзд - это число его побед... 283 боевых вылета совершил он, 51 раз дрался в жестоком воздушном бою, 8 вражеских бомбардировщиков и 15 истребителей сбил лично и 7 - в группе с товарищами. Никакой враг ему не страшен. Покрышев успешно сбивал и FW-190, и Ju-88, и Ме-109, и Не-111, и Ме-110..."
"Маневр и огонь ! - писали фронтовые газеты, - в этом сила Покрышева". Сам он называл маневр своей левой рукой, которой "хватал врага за горло", а огонь - правой, которой "насмерть пронзал его".
Покрышеву довелось воевать под Ленинградом, а в заключительный период войны - в Прибалтике и Восточной Пруссии. Ему довелось сражаться на самых разных типах истребителей, на И-153 и И-16, "Киттихаук" и "Томахаук", на "Яках" и "Лавочкиных". Всего за период своей боевой деятельности командир 159-го истребительного авиационного полка Гвардии майор П. А. Покрышев совершил 305 успешных боевых вылетов. Проведя 60 воздушных боёв, сбил около 30 самолётов противника. Многие источники советских времён указывали на 38 личных и 8 групповых побед  ( возможно общий итог его боевой деятельности за 2 войны составил 30 личных и 8 групповых побед ); согласно тексту листовки политуправлением ВВС Ленинградского фронта получается 23 лично и 7 в группе. Эти же цифры были приведены в одном из номеров газеты "Красная Звезда" за 1943 год, а количество воздушных боёв там указано "56".   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 22 личные и 7 групповых побед лётчика в ВОВ, ещё 2 - в Финскую. ]
В совершенстве владея боевой техникой, обладая высокими лётными качествами, хитростью, смелостью, дерзостью, лётчик - истребитель Пётр Покрышев всегда, даже в самой трудной, казалось бы, безвыходной обстановке находил новый маневр для нанесения мгновенного удара. В одном бою возглавляемое им звено сражалось против 50 бомбардировщиков. В другом - ему в паре пришлось драться с 25 истребителями. Но всякий раз Покрышев выходил из схватки победителем. И совершенно невероятное: сам он ни разу не был сбит.
Искусных приёмов ведения воздушных поединков у него было немало. Так, 7-й по счёту вражеский самолёт  ( истребитель Ме-109 ), он сразил атакой сверху с дистанции 100 метров; 12-й  ( бомбардировщик Ju-88 ), уничтожил снизу под определённым ракурсом; 20-й  ( истребитель FW-190 )  сбил, налетев на него спереди снизу, воспользовавшись тем, что у немецкого лётчика передний нижний сектор обзора из - за широкого мотора плохо просматривается.
После окончания войны Пётр Афанасьевич продоложал служить в ВВС. В 1954 году он окончил Военную академию Генерального штаба. Освоил несколько типов боевых реактивных самолётов. Служил в войсках ПВО. В 1956 году Покрышеву было присвоено воинское звание "Генерал - майор авиации".
В 1961 году демобилизовался. Работал начальником Ленинградского аэропорта. Скоропостижно скончался 22 августа 1967 года. Похоронен в родном селе Голая Пристань. В доме, где родился и рос прославленный лётчик, разместился музей боевой и трудовой славы его земляков.
Шлем дважды Героя Советского Союза Петра Афанасьевича Покрышева находится в музее средней школы № 1, пионерская дружина которой долгое время носила имя прославленного ленинградского аса.
 
*     *     *
 
Поляков Сеpгей Hиколаевич
 
Родился в 1908 году в Москве, в семье pабочего. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал наборщиком в 16-й типографии. С 1930 года Сергей Поляков в Красной Аpмии, служил в артиллерии. Вернувшись из армии, снова работал в своей типографии. Затем окончил военное авиационное училище лётчиков. В звании лейтенанта Сергей Поляков служил лётчиком в 40-й истребительной авиационной эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.
С 17 мая 1937 года по 28 января 1938 года участвовал в гражданской войне испанского народа. Был пилотом И-16. Воевал над Уэской, Бельчите и Сарагосой. К концу ноября 1937 года в воздушных боях сбил 5  ( 3 лично и 2 в группе )  самолётов франкистов. Выполнил более 150 боевых вылетов  ( имел 194 часа боевого налёта ). В марте 1938 года вернулся в Советский Союз, где был награждён двумя орденами Красного Знамени  ( 28.10.1937 г. и 2.03.1938 г. ).
Получив звание капитана, был назначен комэском 7-го истребительного авиационного полка в Ленинградском военном округе.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Награждён орденом Красной Звезды  ( 1940 год. ).
На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Был командиром эскадрильи, заместителем командира 7-го Краснознамённого иап. Перейдя из истребительной авиации в штурмовую, был заместителем командира 174-го ШАП, а с октября 1941 года командовал этим полком.
Командиp 174-го штурмового авиационного полка  ( 5-я смешанная авиационная дивизия, Ленинградский фронт )  майоp С. Н. Поляков совеpшил 42 боевых вылета, нанося точные удаpы по аэpодpомам, технике и живой силе пpотивника, участвовал в 3 воздушных боях. Полк под его командованием совершил около 1000 боевых вылетов, уничтожил на аэродромах 46 и повредил 35 самолётов, был преобразован в 15-й Гвардейский ШАП.
23 декабpя 1941 года, перелетая на связном самолёте У-2 на другой аэродром, был атакован 5 финскими истребителями и сбит. Похоpонен в деpевне Агалатово Всеволожского pайона Ленингpадской области.
10 февpаля 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Геpоя Советского Союза. Нагpаждён оpденами: Ленина, Кpасного Знамени  ( дважды ), Кpасной Звезды; медалями.
*     *     *
Садясь в самолёт, Сергей Николаевич Поляков не раз с горечью глядел на карту. Стрельна, Гатчина, Пушкин - хотя все эти пункты были очерчены синим карандашом, не хотелось верить, что там враг.
Враг в Пушкине !   В Пушкине, где незадолго до войны он, Поляков, жил. Как недавно это было !..
Служебные дела отнимали у Полякова много времени. Зато в воскресенье он любил погулять по аллеям парка. Прохожие на него оглядывались. Их внимание привлекали не только 3 боевых ордена на груди лётчика ( до Великой Отечественной войны это было большой редкостью ! ), но и сопровождавшая его стайка ребят. Все они называли его папой, хотя никто из этих чернявых мальчишек и девчонок не имел с ним даже отдалённого сходства.
Поляков действительно чувствовал себя отцом этих осиротевших испанских детей. По воскресеньям он приходил в детский дом и приглашал к себе в гости 6 - 8 маленьких испанцев. Пока Анна Константиновна готовила "большой обед", он гулял с ними. Мальчики любили, когда их названый отец рассказывал об Испании, о боях. Потом шумной гурьбой все вваливались в дом и первым делом бросались к Светлане. Она была ещё маленькой и не могла участвовать в интересных прогулках. И всё-таки ребята завидовали ей: у неё такой папа !
Сергей Николаевич был хорошим семьянином. Но так уж случилось, что ни разу не сбылось его желание прийти за женой в родильный дом с цветами. Когда родилась дочь - он воевал в Испании. Рождение сына совпало с боями против белофиннов на Карельском перешейке. Может быть, оттого мальчонка и умер совсем крохотным, что вместе с жизнью в него вошли бесконечные тревоги материнского сердца. И вот, когда он ждал ещё одного сына  ( Сергей Николаевич почему-то верил, что это будет обязательно сын ), началась Великая Отечественная война.
Прощаясь, просил жену: "Назови его Виктором.   Это значит - победитель".
О том, что сбылось его желание, Поляков не узнал. 10 ноября 1941 года, в день рождения сына, командир штурмового авиационного полка капитан Поляков несколько раз летал в бой...
Когда-то весёлый, любивший шутку, он теперь отмалчивался, был мрачным. В Истру, куда он отправил к брату свою семью, тоже пришли немцы. Успела ли уехать куда - нибудь жена ?   В её положении это не так легко. И как назло переменился номер полевой почты. Теперь жене будет не просто разыскать его. Искать её ?   Только как ?   Откуда он мог знать, что добрые люди посадили Анну Константиновну в эшелон. Потом на какой-то станции сняли с поезда и отправили в родильный дом.
Неизвестность терзала его. Но командир полка никому не жаловался. Он только стремился как можно больше летать. Казалось, ему тягостно находиться на аэродроме. Перепоручив "земные" дела начальнику штаба, он улетал штурмовать врага.
Однажды, когда Поляков разбирал итоги боевого вылета, лётчики удивились: откуда командиру известны все подробности ?   Кажется, на этот раз он не летал с ними.
- Как это не летал ! - в свою очередь удивился Поляков. - Я взлетел последним, тоже штурмовал.
А штурмовать он умел. Лётчики не раз удивлялись точности, с которой командир наносил удары по целям. Как - то он сказал:
- Приходится бить точно. Наверное, легендарный швейцарский стрелок Вильгельм Телль испытывал такие же чувства, когда целился в яблоко, положенное на голову своего сына... Я стрелял и бомбил, думая о том как бы не зацепить Египетские ворота. Где-то совсем рядом я недавно гулял в окружении своих сеньоров и сеньорин   ( так он называл испанских детей ).
Когда перелистываешь комплекты ленинградских газет военного времени, долго искать фамилию Полякова не приходится. Идёт речь об ударе по переднему краю - группу возглавлял Поляков. Разгром вражеского аэродрома - опять фамилия Полякова. Снова удар по аэродрому, с которого немцы собирались совершить большой налёт на Ленинград, - и на этот раз не обошлось без Полякова.
Как-то Поляков не разрешил молодому лётчику Анатолию Панфилову, только что вернувшемуся с боевого задания, лететь снова. Анатолий обиженно сказал: "Сами - то вы, товарищ командир, летаете всё время. Хочу быть похожим на вас".
Поляков не сдержал улыбки: "Ну что же, можете пожаловаться на то, что я использую своё служебное положение".
Панфилову лишь недавно исполнилось 18 лет. Для всех он был просто Толей. Даже командир полка и тот, случалось, называл его так. Он любил юношу.
Помнится, осенним вечером Поляков сидел возле входа в землянку с военным корреспондентом А. В. Буровым. Временами горизонт озарялся короткими вспышками. Вслед за ними, гулко перекатываясь, грохотали артиллерийские залпы. Сергей Николаевич оказался хорошим рассказчиком. Правда, вопреки просьбе, он говорил не о себе, а о подчинённых. И, кстати, больше всего о юном пилоте Толе Панфилове, которому уже на фронте исполнилось 18 лет. Однажды, осмотрев подбитый в бою самолёт Панфилова, командир покачал головой и шутливо спросил:
- Ну что мне делать с вами ?   Благодарностей у вас и так хватает. В другое время можно было бы отпуском наградить, но ведь вы москвич, а добраться теперь туда не просто, кругом нас немцы. Придётся пока всё - таки ограничиться благодарностью. Молодец, что хорошо штурмовал, молодец, что привёл подбитый самолёт.
Лётчик смущённо посмотрел на командира:
- Какой там молодец !   Вот Брагин - тот действительно молодец. У него в самолёте было 300 пробоин !   Два ранения - в руку и в голову, а он прилетел !
Командир похлопал юношу по плечу:
- Ладно, агитатор, идите лучше отдыхать.
Панфилов несмело спросил:
- А может, всё - таки в отпуск можно ?   В Москву не собираюсь, а в Ленинград хоть на денек надо бы съездить. Воюю за него, а какой он - не знаю.
На следующее утро, получив командировочное удостоверение и сухой паёк на 2 суток, лётчик уехал на попутной машине в Ленинград. Но вечером того же дня он спустился в штабную землянку и доложил командиру, что прибыл из отпуска. На расспросы нехотя ответил:
- Обстрел был.
- Выходит, на земле обстрел страшней, чем в воздухе ? - спросил командир.
- Страшней, - подтвердил Панфилов. - При мне девочку на тротуаре убило. Какой тут отпуск !   Летать надо.
Поляков молча опустил голову. Больше он не удерживал юношу. Потом, правда, укорял себя за это. 6 ноября, в самый канун 24-й годовщины Октября, Толя Панфилов не вернулся с боевого задания. Он участвовал в штурмовке аэродрома, на котором немцы сосредоточили свои самолёты для удара по Ленинграду. На обратном пути Толю сбили. Чтобы уничтожить побольше вражеских самолётов, Толя выпустил все патроны, все снаряды. Отбиваться от истребителей было уже нечем...
Поляков тяжело переживал потерю. Но командир не знал, что жизнь молодого лётчика дорого обошлась врагам. Уже после войны удалось узнать, что произошло с Толей, приземлившимся за линией фронта в посёлке Красный Бор. Он успел добежать до ближайшего бревенчатого дома. Немецкие солдаты тут же окружили дом и предложили русскому лётчику сдаться в плен. Панфилов ответил выстрелами. Он убил 7 врагов, пытавшихся захватить его силой. Толя не сдался даже после того, как немцы подожгли дом. Так и погиб непокорённым 18-летний воин.
Командир собственноручно подписал донесение о том, что младший лейтенант Панфилов пропал без вести, а сам не верил в это. Надеялся, что рано или поздно его юный земляк объявится. Оба они были коренными москвичами и однажды даже сговорились, что после войны пройдут по Москве пешком из конца в конец. Сергей Николаевич обещал Толе показать дом на Старослободской, в котором родился, типографию в Трёхпрудном переулке, где работал наборщиком, Крутицкие казармы, в которых служил срочную.
С юных лет Сергей мечтал стать лётчиком, а призвали его в артиллерию. Мечта его исполнилась уже после того, как, вернувшись из армии, он снова стал наборщиком. По ходатайству коллектива типографии лучшего производственника Сергея Полякова приняли в лётное училище.
Среди новичков он оказался самым старшим. Инструктор сразу увидел в нём надёжного помощника. Его немалый для 24 лет производственный стаж не имел прямого отношения к профессии лётчика. Но трудолюбие важно в любом деле. Курсант Поляков был уже членом партии, и как - то само собой получилось, что в группе он стал вожаком. Правда, в разговоре товарищи называли его проще - тружеником. На учёбу и полёты он смотрел, как на очень важную работу.
И на войне Сергей Поляков был настоящим тружеником. Именно в этом его подвиг - в повседневном тяжёлом, смертельно опасном труде. В наградном документе, подписанном 15 декабря 1941 года командиром 5-й смешанной авиационной дивизии, указывалось:
"В Отечественной войне участвует беспрерывно с 22 июня 1941 года. За это время показал себя мужественным и храбрым командиром, хорошим организатором боевой работы, будучи заместителем командира 7-го КИАП и с октября 1941 года в должности командира 174-го ШАП.
Полк под его командованием с 22.09.1941 г. произвёл 987 боевых вылетов на штурмовые действия по уничтожению военных объектов и живой силы противника. Сброшено на головы фашистов свыше 100 тонн бомб, выпущено до 2000 реактивных снарядов, расстреляно до 500000 штук патронов и снарядов к пулемётам и пушкам. За это время полком уничтожено: бомбардировщиков - 21, истребителей - 27 и повреждено 26 самолётов противника на аэродромах; танков - 15, автомашин - 134, бронемашин - 13, вагонов - 45, мотоциклов - 10, полевых орудий - 18, зенитных орудий - 41... до 12000 солдат и офицеров противника.
Лично майор Поляков за время Отечественной войны произвёл 42 боевых вылета. На выполнение ответственных заданий лётный состав водит сам лично. Под его командованием при штурмовых налётах на аэродромы противника, уничтожено 46 и повреждено 35 фашистских самолётов, что подтвержено фотографированием. Участвовал в 3 воздушных боях.
Полк за время командования Поляковым имеет 10 боевых потерь, не боевых потерь - не имеет. Полк показал высокую сплочённость, дисциплинированность, мужество и отвагу в борьбе с германским фашизмом, за что представлен к званию "Гвардейского полка".
За самоотверженность по организации боевой работы полка и личную боевую работу, ходатайствую о представлении майора Полякова С. Н. к высшей Правительственной награде - званию "Герой Советского Союза".
Выше уже говорилось, что ленинградские газеты того времени постоянно сообщали о Полякове и его однополчанах. О последнем же его бое не было написано ничего. Упоминание его фамилии обычно сопровождалось цифрами: уничтожено столько - то огневых точек, самолётов, танков, автомашин. Но то, что произошло 23 декабря 1941 года, не укладывалось в прежние понятия. Поляков дрался с врагом не на боевом самолёте, а на лёгоньком У-2. Командир полка перелетал на нём с одного аэродрома на другой. В это время его и атаковали вражеские истребители...
Поляков превратил связной самолёт в боевую машину. Он не мог отвечать врагу огнём, зато делал такие неожиданные маневры, что в погоне за ним "Мессеры" рисковали врезаться в землю. Недаром Толя Панфилов сказал когда-то, что хочет быть похожим на командира полка. Оба они в неравном бою сражались до последнего. И хотя Сергей Николаевич погиб в этом бою, победу он всё - таки одержал. Её нельзя выразить цифрами, но она была значительной: увидев, как русский пилот дерётся на безоружном фанерном самолёте против нескольких истребителей, немецкие лётчики не могли не задуматься над тем, что таких людей покорить нельзя.
*     *     *
Во многих отечественных и зарубежных изданиях публикуется фото и рисунки истребителя МиГ-3 с бортовым номером "04" который принадлежал капитану 7-го истребительного авиационного полка ВВС Ленинградского фронта С. Н. Полякову.
Не берусь утверждать, что капитан С. Н. Поляков, летающий на этой самой машине, герой нашего рассказа. Однако... Весьма маловероятно, чтобы в одном полку было два лётчика носящих одинаковые воинские звания, фамилии и инициалы... Хочется привести и выдержку из довольно известной статьи Валерия Дымича "Весёлая охота на Востоке"  ( журнал "Авиация и космонавтика", 1999, № 1 ), в которой есть такой эпизод.
"Элитная истребительная Эскадра JG 54 "Grunherz", вступившая в войну 22 июня 1941 года, признаётся немецкими историками лучшим, из всех соединений Люфтваффе  ( "Grunherz" - "Зелёное Сердце" - герб Тюрингии, где родился коммодор Йоханнес Траутлофт. Впервые эта эмблема появилась на истребителе Не-51 лейтенанта Траутлофта в Испании в 1937 году ).
Помимо достоинств, присущих в той или иной степени немецким истребительным Эскадрам, "Grunherz" известна самым низким уровнем потерь в воздушных боях Второй Мировой войны. И тем не менее, ровно через месяц после начала войны, к 22 июля 37 лётчиков Эскадры из 112, были убиты или пропали без вести. При этом, всё больше и больше асов, опытных командиров различных рангов или лётчиков, пользовавшихся авторитетом и любовью в JG 54, гибло в воздушных боях на востоке.
Первый серьёзный удар по репутации Эскадры был нанесён 30 июля 1941 года В этот день не вернулся на свой аэродром командир III-й Группы хауптман Арнольд Лигниц  ( имевший 25 побед ), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности. Когда Ленинград оказался в радиусе действий Ме-109F, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения.
В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию фронта, направились к центру Ленинграда. Hад Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "МиГов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "Мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеёй" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали...
Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через 2 дня он скончался в Военно - Морском госпитале. Групповую победу над опытным немецким пилотом одержали лётчики 7-го ИАП rапитан Поляков и cтарший лейтенант Шамин".
Следует отметить, что по другим источникам Арнольд Лигниц был сбит 30 cентября 1941 года лейтенантом И. Д. Одинцовым на И-153...
 
Свитенко Николай Иванович
 
Родился 6 декабря 1913 года в городе Харькове, ныне административном центре Харьковской области Украины. Окончил машиностроительный техникум. Работал на станкостроительном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Харьковскую военную авиационную школу пилотов. Участник Советско-Финляндской войны с ноября 1939 года по март 1940 года в составе 7-го ИАП, летал на И-153, побед не имел.
С июня 1941 года старший лейтенант Н. И. Свитенко на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 7-го ИАП (7 марта 1942 года преобразован в 14-й Гвардейский ИАП), летал на И-153.
К 25 декабря 1941 года командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) капитан Н. И. Свитенко совершил 135 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично и в составе группы 7 самолётов противника (согласно материалов наградного листа - 5 лично и 7 в паре). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С 23 июля 1942 года майор Н. И. Свитенко командовал 15-м Гвардейским штурмовым авиационным полком (227-я штурмовая авиационная дивизия, Ленинградский фронт), летал на Ил-2. С 27 октября 1943 года командовал 14-м Гвардейским ИАП, летал на Як-9.
К маю 1945 года командир 14-го Гвардейского истребительного Ленинградского Краснознамённого ордена Кутузова авиационного полка им. Жданова (275-я истребительная Пушкинская Краснознамённая авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии подполковник Н. И. Свитенко совершил 273 боевых вылета, провёл 34 воздушных боя, в которых сбил лично 6 и в составе группы 9 самолётов противника. (За отсутствием полных данных из оперативных документов итоговый боевой счёт приводится по "Журналу учёта боевой работы личного состава 14-го Гвардейского ИАП", а так же другим отчётным и наградным документам. Возможно, часть воздушных побед лётчик одержал в период боевой работы в составе 15-го Гвардейского ШАП.)
После окончания войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1946 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава. С июня 1947 года - заместитель командира 275-й истребительной авиационной дивизии. В 1948 году командовал истребительной авиационной дивизией в Прикарпатском военном округе. В 1952 году окончил Высшую военную академию. С 1958 года генерал-майор авиации Н. И. Свитенко - в запасе. Жил в Харькове (Украина). До выхода на пенсию работал в конструкторском бюро (сначала конструктором 2-й категории, а затем заместителем начальника КБ). Умер 18 сентября 2007 года, похоронен в Харькове на кладбище № 2. Имя Героя выбито в музее-диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области.
Награждён орденами: Ленина (20.12.1941, 10.02.1943), Красного Знамени (12.06.1944, ...), Кутузова 3-й степени (08.12.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943).
*     *     *
В 1937 году Николай Свитенко успешно окончил Роганскую лётную школу. С тех пор небо стало его родной стихией. Боевое крещение он получил в схватках с белофинами. О первом дне той войны старший лейтенант Н. И. Свитенко вспоминал так:
"Военные действия начались 30 ноября 1939 года. С раннего утра весь полк был на аэродроме в полной боевой готовности. Хотя пасмурное утро не обещало лётной погоды, снег застилал горизонт, но мы терпеливо ожидали приказа на вылет. В 8 часов могучими залпами "заговорили" наши форты. Всё нарастающий темп огня нашей артиллерии скоро слился в сплошной грохот. Горизонт от вспышек дальнобойных орудий стал светлым. Так началась артиллерийская подготовка. Ровно полчаса гремел орудийный грохот, а затем наша пехота перешла государственную границу. В 10 часов нашему подразделению была поставлена задача - преследовать отступающего противника, уничтожая его пулемётным огнём. Командир эскадрильи приказал готовить звено Баранова.
Через 15 минут звено, в составе лётчиков Александра Баранова, Семёна Григорьева и Владимира Кузьмичёва плавно оторвалось от взлётной полосы, взяв курс к линии фронта. Каждый из нас с завистью смотрел на удаляющиеся самолёты.
С момента вылета прошёл час. Стрелка часов уже пошла на второй круг. Погода резко ухудшилась, повалил густой снег. Закрадывалось сомнение: "Найдёт ли звено Баранова аэродром?" Сам я лично знал Баранова, был уверен в нём и доказывал, что он обязательно вернётся. Моя уверенность была оправдана. Через 1 час 20 минут послышался шум моторов. Над аэродромом пронеслись 2 самолёта и скрылись за лесом, затем снова появились и пошли на посадку. По хвостовым знакам мы определили, что это были Баранов и Кузьмичёв. Григорьева не было. Самолёты подрулили на стоянки. Лётчики остановили самолёты и выключили моторы. Баранов пошёл докладывать в штаб о выполнении задания, а мы собрались вокруг Кузьмичёва, который и рассказал обо всём увиденном на фронте. Много говорить не надо было. Самолёты говорили сами за себя - плоскости и капоты были изрешечены пулевыми пробоинами. Кузьмичёв нам рассказал, как они атаковали отходящего противника, как громили по дорогам финскую конницу. А в конце своего рассказа он сообщил о том, что при выполнении боевого задания смертью храбрых погиб от огня зенитной батареи противника наш товарищ Семён Григорьев.
К вечеру, когда погода улучшилась, мы поднялись в воздух. Безжалостно громили из пулемётов отступающего в панике противника. Лишь только вечером, в полной темноте, мы вернулись на свою "старую дачу". На нарах, рядом со мной, осталось свободное место, то было место погибшего в бою лётчика Семёна Григорьева. Так кончился первый день войны с белофиннами. Заснули мы поздно ночью".
С первых дней Великой Отечественной войны эскадрилья, которой командовал Николай Иванович, беспощадно громила противника в небе и на земле. Лётчики любили своего командира за высокое мастерство, исключительную выдержку и спокойствие в бою. Его отвага и боевое искусство вселяли уверенность, вдохновляли на подвиги подчинённых.
"Золотую Звезду" Николай Иванович Свитенко получил сразу же после прорыва блокады Ленинграда. Отличился же он и до этих боёв. А самый первый раз - 22 июня 1941 года.
...Полётов на то воскресенье не планировалось, и, отпустив кое - кого из лётчиков на выходной в Выборг к семьям, командир эскадрильи Николай Свитенко остался с теми, кому предстояло нести дежурство. Допоздна резался с ребятами в домино (какие же ещё развлечения на небольшом полевом аэродроме!), потом решил проверить караулы.
С караулами всё было в порядке, часовые исправно несли службу, и Свитенко, человек по натуре дотошный, ни к чему не мог придраться. Отпустив караульного начальника, велел предупредить часовых, что пройдёт к озеру, а возвращаться будет через центр лётного поля прямо к дежурному звену. Пусть, дескать, не примут за шпиона.
Когда он возвращался с озера, от короткой июньской ночи не осталось и следа. Выкатившееся из-за горизонта солнце растопило белесые сумерки. Навстречу командиру из землянки торопливо вышли лётчики Слонов и Тимошенко. В тоже мгновение, натужно загудел зуммер полевого телефона. Через несколько секунд из землянки выскочил телефонист:
- Из штаба дивизии. Группа самолётов пересекла границу. Дежурное звено - в воздух...
- Тревога! - крикнул Свитенко и кинулся к своему самолёту.
Застегивая ремни, Свитенко подумал, что опять этот беспокойный полковник Ерлыкин решил проверить боевую готовность эскадрильи. Не спится командиру дивизии. Навоевался, кажется, в Испании и на Карельском, а всё никак не угомонится.
Вслед за командиром эскадрильи рулили А. Слонов и Р. Тимошенко. Выскочивший из землянки Шавров вовсю прыть бежал к стоянке. Больше Свитенко не оглядывался. Впереди, сквозь бледную голубизну неба, прорезались тёмные чёрточки. Они приближались. Свитенко дал газ и его "Чайка" пошла на взлёт.
Чёрточки быстро превратились в силуэты самолётов. Напряжённо всматриваясь в них, Свитенко старался определить, что это за машины. Наверное, для полного эффекта с какого-нибудь соседнего аэродрома подняли свои бомбардировщики? Нет, какие - то они странные, с необычными, будто сдвоенными, хвостами. Что-то похожее он уже видел. И сразу вспомнил: такой же двухмоторный, двухкилевой самолёт был нарисован на плакате "Самолёты германских ВВС". Ну конечно же, это и есть "Мессершмитты-110". Искоса глянув по сторонам, Свитенко увидел, что Алибек Слонов и Роман Тимошенко идут за ним, точно привязанные. Успел также заметить, что его догоняют ещё 3 "Чайки". Значит, Володя Шавров тоже взлетел, молодчина. А кто ещё с ним?
"Мессершмитты" приближались так быстро, что выжидать уже нельзя было. Если они даже сбились с курса и заблудились, всё равно надо открыть предупредительный огонь. Он дал несколько коротких очередей, но это ничего не изменило - самолёты шли к аэродрому. А там в 2 ряда выстроились "Чайки". Свитенко покачал крыльями... Это был сигнал - "Внимание, атакуем!" И началась такая круговерть, что уму непостижимо. Атакуя, "Чайки" и сами оказывались под прицелом. Вывернувшись, снова бросались вперёд. Ме-110 стали всё чаще отворачивать, потом и вовсе ушли.
Как только старший лейтенант Свитенко выбрался из кабины, его окружили лётчики. Они привыкли, что командир делает разбор полёта по горячим следам. Но сейчас он не торопился с разбором. Он не мог кого-то выделить, не было оснований кого-то критиковать. Лётчики бросались на вражеские машины с такой решимостью, словно готовы были разить их не только пулемётным огнем. Казалось, они намерены схватиться с врагом врукопашную. Скорее всего, именно это вынудило "Мессершмитты" уйти так и не атаковав аэродром.
Свитенко оглядел стоявших вокруг него лётчиков. По разгорячённым лицам Бойко и Шлыкова понял, что это они взлетели вместе с Шавровым. Потом снял шлем и пригладил взмокшие волосы: "Всё, братцы, конец антракта. Похоже, что это война..."
Лётчики эскадрильи старшего лейтенанта Н. И. Свитенко уже на рассвете 22 июня 1941 года отразили атаку группы Ме-110 на аэродром под Выборгом (слева направо): Иван Бойко, Александр Кондрашов, Роман Тимошенко, Александр Шлыков, Алибек Слонов, Николай Свитенко, Василий Мочалов.
Потом, за первым боем, было много других боёв. Но большую часть боевых вылетов 7-й ИАП производил тогда на штурмовку наземных целей.
1 июля эскадрилья Свитенко начала работу с раннего утра. К полудню, когда погода стала ухудшаться, было получено задание: произвести штурмовку десанта противника на острове Мартин-Сааре. Эскадрилья Свитенко, несмотря на всё ухудшающуюся погоду, вылетела на задание. Облачность висела прямо над лесом. К цели наши самолёты шли на "бреющем". Противника по причине плохой погоды удалось застигнуть врасплох. Заметив большое скопление войск противника в пункте Хурпу, сначала звено Свитенко, а затем звено Василия Заикина сбросили бомбы. Скопление войск противника было рассеяно. После бомбардировки Хурпу, группа Свитенко пошла на штурмовку уже высаживающихся на остров финских войск. У северного берега острова стоял большой моторный бот и множество рыбацких лодок с живой силой. Мотобот и лодки были потоплены пулемётным огнём. Через несколько часов остров был полностью занят нашей пехотой, а десант противника был уничтожен. Командование Краснознамённого Балтийского флота отважной шестёрке наших истребителей объявило благодарность, а через 2 дня Совинформбюро в газетах и по радио известило всю страну об отважных штурмовках cтаршего лейтенанта Н. И. Свитенко.
6 ноября 1941 года полк получил задачу подавить зенитные точки и отвлечь на себя истребителей противника в районе аэродрома Сиверское, обеспечивая этим действия нашей бомбардировочной и штурмовой авиации.
На аэродроме противник сосредоточия большое количество самолётов для удара по Ленинграду. В 10 часов утра 9 "Чаек", под командой старших лейтенантов Свитенко и Старкова, вылетели на выполнение задания. Точно в указанное время девятка была над целью. На аэродроме находилось около 30 бомбардировщиков Не-111 и Ju-88, примерно столько же истребителей. Звенья "Чаек" нанесли удар по зенитным батареям. С первой атаки зенитный огонь противника был подавлен. В это время группу "Чаек" атаковали 12 Ме-109. Свитенко и Старков отвлекли истребителей противника от наших бомбардировщиков. Воздушный бой продолжался 20 минут; наши истребители сбили один немецкий самолёт и потеряли 2-х своих лётчиков - Романа Тимошенко и Александра Столетова. На аэродроме противника было уничтожено до 30 самолётов, налёт на Ленинград не состоялся.
За первые 8 месяцев боевой работы 7-й ИАП произвёл 6494 боевых вылетов. При этом, было уничтожено и повреждено: 90 самолётов противника в воздухе и 46 на земле; большое количество живой силы и техники противника.
Приказом Народного Комиссара Обороны СССР от 7 марта 1942 года за проявленную отвагу в боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава, 7-й Краснознамённый ИАП преобразован в 14-й Гвардейский Краснознамённый ИАП.
1 апреля 1942 года член Военного Совета Ленинградского фронта дивизионный комиссар А. А. Кузнецов вручил командиру полка Гвардии майору Голицыну новое Гвардейское знамя. Личный состав полка принял Гвардейскую клятву. Полк прошёл по аэродрому торжественным маршем, честь нести знамя доверили лучшему лётчику полка Николаю Свитенко.
На протяжении всей блокады, 900 дней и ночей, Николай Свитенко сражался в небе Ленинграда. Однако только 2 из них Свитенко склонен считать не совсем обычными.
Первый - это когда его девятке пришлось биться против девятки "Юнкерсов" и 18 прикрывавших их "Мессеров". Свитенко и его товарищи дрались до последней капли бензина в баках, до последнего патрона в пулемётах. Врагов к Ленинграду они тогда не пропустили. А подкрепление, высланное вскоре сразу с нескольких наших аэродромов, помогло им отогнать неприятеля.
А второй необычный полёт - это когда, поднявшись с аэродрома на одном самолёте, вернулся Свитенко из боя на другом. Произошло это 19 августа 1941 года.
В этот день по данным воздушной разведки крупная фашистская моторизованная колонна продвигалась по дороге из Волосово к Красному Селу. Командующий ВВС Северного фронта А. А. Новиков отдал приказ уничтожить вражескую колонну. Для нанесения удара вылетели 8 самолётов И-153 из 7-го ИАП под командованием старшего лейтенанта Николая Свитенко. Атака советских лётчиков была успешной: колонна, следовавшая по дороге Губаницы - Клопицы, была остановлена. С первой атаки лётчики, следуя примеру командира, сбросили бомбы на колонну войск и затем реактивными снарядами и пулемётным огнём стали расстреливать противника.
Немецкие зенитчики, охранявшие колонну, открыли ураганный огонь. Но и это не остановило наших лётчиков. Несколько атак произвела группа, когда вражеский снаряд попал в самолёт Свитенко. Мотор заглох. Пришлось производить посадку в стороне от дороги близ соседней деревни Клопицы. После приземления старший лейтенант поджёг самолёт и бросился бежать к лесу, стараясь успеть скрыться до того, как прибудут немецкие солдаты.
Вдруг, Свитенко услышал знакомый гул мотора. Обернувшись, он увидел "Чайку", идущую на посадку. Это его ведомый лейтенант А. Г. Слонов шёл на спасение своего командира. Кабина И-153 рассчитана лишь на одного человека, поэтому Алибек Слонов хотел уступить место пилота командиру. Но Свитенко удержал его, вскочил на плоскость, лёг пластом и ухватился за ленты расчалок. Слонов дал газ и под миномётным огнём пошёл на взлёт.
Хорошо ещё, что "Чайка" - биплан и крылья у неё "двухэтажные": Свитенко можно было держаться за расчалки, которыми соединены крылья. Правда, эти плоские стальные ленты в тот момент напоминали ножи. Так или иниче, но вскоре они были на своём аэродроме. Колёса уже коснулись земли, самолёт, пробежав по траве, замер, а Свитенко всё ещё лежал на крыле. То ли не верилось ему, что наконец-то закончился этот небывалый полёт, то ли не сразу удалось разжать закостеневшие пальцы. Очутившись наконец на земле, Николай шагнул навстречу выпрыгнувшему из кабины Алибеку. Друзья молча, по - мужски обнялись... За этот подвиг лейтенант А. Г. Слонов вскоре был награждён орденом Ленина.
И снова бои... С 23 июля 1942 года по 12 января 1943 года Гвардии майор, а затем Гвардии подполковник Н. И. Свитенко командовал уже 15-м Гвардейским штурмовым авиационным полком (227-я штурмовая авиационная дивизия, Ленинградский фронт).
Опыт штурмовых ударов, приобретённый на "Чайках", во многом помог лётчику, когда он пересел с истребителя на "летающий танк" - штурмовик Ил-2. Командую новым коллективом Николай Иванович вместе со своими товарищами водил грозные "Илы" против танковых колонн, артиллерии и пехоты противника, громил его резервы и тылы.
Во время полётов Н. И. Свитенко не раз попадал в, казалось бы, безвыходное положение. Его дважды сбивали в бою. Но и в самой сложной ситуации он проявлял необыкновенную силу воли и мужество. Первый раз, как уже говорилось выше, его вывез с территории противника ведомый Алибек Слонов, вторично он спасся, выпрыгнув с парашютом из горящего самолёта.
Да, полёты на боевые задания всегда были тяжёлой работой. Это хорошо почувствовал ленинградский скульптор Борис Шалютин, лепивший на фронтовом аэродроме статую лётчика Николая Свитенко. Не было в этой скульптуре ничего возвышенного, небесного. Лицо майора казалось усталым и в то же время разгорячённым. Большие, поднятые на лоб очки делали лётчика похожим не то на комбайнера, не то на сталевара. Распахнутый реглан как бы подчеркивал, что этот человек хочет остыть после горячей работы.
Шалютин лепил скульптуру, когда Свитенко был уже командиром штурмового авиаполка. Времени на то, чтобы позировать, у майора оставалось мало, и работать приходилось вечерами, при свете коптилок. С трудом разминая ослабевшими пальцами глину, скульптор расспрашивал лётчика о боях или сам что-нибудь рассказывал. Чаще о том, как люди живут в тылу, как работают, не жалея сил.
Скульптор только весной 1943 года вернулся из Сибири. В 1941 году его эвакуировали туда с семьёй, дали квартиру, мастерскую, обеспечили заказами. Но он упросил, чтобы ему разрешили вернуться в Ленинград, где было ещё голодно, рвались снаряды и никто не давал заказов на скульптуры. Он сам нашёл себе работу. Прочёл в газете, что Николай Свитенко водит в бой штурмовики, которые наносят удары по немецким батареям, обстреливающим Ленинград, и решил, что должен обязательно вылепить этого человека. И вылепил.
Статуя метровой высоты была, правда, лишь моделью для будущей скульптуры. Шалютин собирался сделать её монументальной. Уезжая из полка, обещал вернуться для каких-то доделок и попросил, чтобы в следующий раз Свитенко взял его в полёт. Должен ведь художник почувствовать, каково лётчику в небе.
Скульптура была принята и экспонировалась на выставке фронтовых художников, открывшейся в мае 1943 года. Но на её открытии автор не присутствовал. И размеры скульптуры он не увеличил. Не сбылась также мечта скульптора подняться в небо. Его убило осколкам снаряда. Вспоминая не доживших до Победы боевых друзей, Николай Свитенко всегда называл и человека, с которым так ни разу и не поднялся в воздух, но которого крепко запомнил. Это ленинградский скульптор, погибший во время обстрела на углу Невского и Садовой...
*   *   *
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии майор Свитенко Николай Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 883).
Николай Свитенко не менее геройски сражался и при окончательном освобождении Ленинграда, вновь командуя своим родным, теперь уже 14-м Гвардейским истребительным авиаполком (до апреля 1942 года - 7-й Краснознамённый ИАП).
22 февраля 1944 года Ставка, оперативно руководившая ходом боевых действий, поставила фронтам новые задачи. Они должны были завершить разгром группы армий "Север" и начать освобождение советских Прибалтийских республик.
Ленинградский фронт при активной поддержке 13-й Воздушной армии, куда входил и 14-й Гвардейский истребительный авиационный полк, вступил на территорию Эстонии, расширил плацдарм за рекой Нарва. Но город взять не смог.
5 марта, рано утром 6 экипажей Як-9 под командованием командира полка, патрулируя над переправой через реку Луга, обнаружили в воздухе 2 группы немецких бомбардировщиков, идущих в направлении переправы. В первой группе шло 18 Ju-87, а во второй - 9 Ju-87. Бомбардировщики прикрывались двумя шестёрками истребителей FW-190 и Me-109. Гвардии подполковник Свитенко принял решение атаковать противника. В ходе боя по одному Ju-87 сбили Свитенко, Скляренко и Быконя, один FW-190 сбил Золотов. Своих потерь группа не имела.
29 марта 1944 года пятёрка истребителей 14-го ГвИАП во главе с подполковником Н. И. Свитенко провела бой с 18 пикировщиками Ju-87, которых прикрывали 8 истребителей (6 Ме-109 и 2 FW-190). С первой же атаки на встречных курсах подполковник Свитенко и младший лейтенант Трепузов сбили по "Юнкерсу", которые упали северо - западнее Сиргала. Не сворачивая с курса, наши истребители прошили строй вражеских бомбардировщиков. Те стали беспорядочно сбрасывать бомбы и поворачивать назад. В это время тройка наших пилотов, ведя бой с истребителями врага, сбила один Ме-109.
Несмотря на численное превосходство, неприятелю так и не удалось нанести поражение группе Свитенко. Налёт врага был сорван.
4 апреля 1944 года в неравном воздушном бою при сопровождении бомбардировщиков, совершавших налёт на железнодорожный узел города Тарту, самолёт Николая Свитенко был снова подбит. Раненый лётчик, превозмогая боль, с большим трудом дотянул машину до своего аэродрома.
В период Таллинской наступательной операции советских войск, осенью 1944 года, лётчики полка летали уже на истребителях Як-3 - одном из лучших самолётов Второй Мировой войны в своём классе.
После победы под Ленинградом Николай Иванович участвовал в освобождении от врага Эстонии, в ликвидации Курляндской группировки противника.
17 сентября 1944 года началась наступательная операция по освобождению Советской Эстонии. В этот день полк совершил 65 боевых вылетов, провёл один групповой воздушный бой, где командир полка Свитенко лично сбил FW-190.
К маю 1945 года Гвардии подполковник Н. И. Свитенко совершил более 380 успешных боевых вылетов (с учётом Советско-Финляндской войны). Проведя около 50 воздушных боёв, сбил лично и в группе с товарищами 15 самолётов врага, уничтожил большое количество вражеской техники штурмовыми ударами на земле. [М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 9 групповых побед лётчика.]
После войны Николай Иванович распрощался с городом, который защищал с первого тревожного рассвета. В июне 1947 года был назначен заместителем командира 275-й ИАД. В 1953 году он успешно окончил Академию Генерального штаба им. К. Е. Ворошилова. Обучал молодое поколение лётчиков, командовал различными авиационными соединениями.
Об одной из послевоенных встреч с ним вспоминает известный лётчик - истребитель, дважды Герой Советского Союза, Арсений Васильевич Ворожейкин:
"Однажды группа инспекторов, во главе с подполковником А. Ткаченко, вылетела в Прибалтийский военный округ для проверки двух истребительных дивизий. Одной из них командовал Герой Советского Союза полковник Николай Иванович Свитенко, мой однокашник по Харьковской школе лётчиков. Человек физически крепкий, плотно сбитый, энергичный, он жил постоянной тягой к небу. Если Свитенко долго не летал, то чувствовал себя неважно. Подчинённых он обучал по испытанному правилу: "Делай, как я"...
Пример командира сказывался на всей боевой подготовке дивизии. Он обладал живым, незлобным юморком, любил посмеяться, к людям шёл с открытой душой".
Демобилизовавшись по состоянию здоровья в 1958 году, генерал - майор авиации Н. И. Свитенко вернулся в Харьков, где родился, провёл детство и юность. Там он учился в школе и машиностроительном техникуме, работал техником - конструктором на станкостроительном заводе. Оттуда 20-летним юношей по призыву комсомола ушёл в авиацию.
Возвратился Николай Иванович в родной город, пройдя через 2 войны и многолетние испытания тяжёлого ратного труда военного лётчика - истребителя. Вернувшись к мирному труду, он работал конструктором 2-й категории, а затем и заместителем начальника Харьковского филиала центрального конструкторского бюро "Главэнергостроймеханизация". Вместе со своими земляками Н. И. Свитенко множил трудовую славу родного города.
Но не так-то просто бывший лётчик нашёл своё место в новой для него жизни. Вот что он писал своему давнему знакомому, писателю А. В. Бурову:
"Ты понимаешь, я не ходил, я бродил по Харькову. В родном городе я чувствовал себя чужим человеком. Ну пусть я отлетал своё, отслужил. Какую-то пользу я ведь могу ещё принести. А меня везде вежливо выпроваживали. Как только узнают, что я награждён "Золотой Звездой" да ещё в генералах ходил - разводят руками. Советуют поискать должность повыше. Я им твержу, что мне не должность нужна, а работа, что до службы в армии я закончил техникум и работал конструктором на станкостроительном заводе, что готов и теперь сесть за доску. Не верят. Собственно тому, что я был конструктором, может, и верят, но не верят, что будет толк из человека, столько времени не работавшего по специальности и дослужившегося до таких чинов и званий. Да и зачем, говорят, при вашей генеральской пенсии садиться за доску, чертить, конструировать? Ну прямо хоть скрывай, что ты генерал, что ты Герой Советского Союза, что тебя правительство удостоило 15 боевых наград".
Наконец Свитенко всё-таки встретил человека, который увидел, что у бывшего лётчика есть не только прошлое. Этот человек - начальник конструкторского бюро - сказал:
- Конечно, ваши чины и звания великоваты для должности конструктора 2-й категории. Но ничего другого предложить пока не можем. Вам придётся не только многое вспомнить. Многому надо учиться заново. Пока вы много лет служили, летали, воевали, техника шла вперёд.
Однако очень скоро все увидели, что конструктор Свитенко освоился с работой. Прошло менее года, и его назначили заместителем начальника бюро.
Своё письмо А. В. Бурову он закончил так:
"В армии мне не раз приходилось произносить уставную, но всегда торжественно звучащую фразу - служу Советскому Союзу! Я рад, что и теперь, став гражданским человеком, могу с полным основанием сказать: служу Советскому Союзу !"
Николай Иванович Свитенко скончался 18 сентября 2007 года. Похоронен в Харькове, на кладбище № 2.
 
*     *     *
Семёнов Александр Фёдорович
 
Родился 7 апреля 1912 года в деревне Заболотье, ныне Тверского района Тверской области. Закончил 7 классов в городе Калинин и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при фабрике имени Вагжанова, работал на ткацкой фабрике "Пролетарская мануфактура". В 1932-1933 гг. учился в Московском институте физкультуры. С 1933 года в рядах Красной Армии. Окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. С 1936 года служил младшим лётчиком в 107-й истребительной авиационной эскадрилье (83-я истребительная авиационная бригада Белорусского военного округа).
С 14 декабря 1937 года по 15 августа 1938 года участвовал в гражданской войне в Испании. Выполнил около 30 боевых вылетов на И-16, в воздушных боях сбил 1 самолёт противника лично и 3 в составе группы. 11 января 1938 года потерпел аварию при взлёте и получил тяжёлые травмы. После лечения в госпитале отправлен в СССР. Награждён орденом Красного Знамени.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года. К середине марта 1940 года помощник командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо-Западный фронт) капитан А. Ф. Семёнов совершил 75 боевых вылетов на И-15бис и И-153, в 4 воздушных боях сбил 2 самолёта противника. Награждён вторым орденом Красного Знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 281). В 1940 - 1941 гг. учился в Военно-Воздушной академии.
С июня 1941 года капитан А. Ф. Семёнов на фронтах Великой Отечественной войны. До августа 1941 года летал на МиГ-3 в составе Отдельной истребительной эскадрильи. В сентябре 1941 года принял командование 180-м ИАП, где летал также на МиГ-3. С конца 1941 года по май 1942 года учился на Высших офицерских курсах. После этого майор А. Ф. Семёнов отбыл под Сталинград в должности лётчика-инспектора ВВС, где летал на разных типах истребителей. С июля 1942 года по май 1944 года - в 434-м ИАП (с перерывом с октября 1942 года по февраль 1944 года); летал на Як-1, Як-1 и Ла-5. 19 сентября 1942 года принял командование полком, 22 ноября 1942 года 434-м ИАП преобразован в 32-й Гвардейский ИАП. С мая по ноябрь 1944 года - в Управлении 3-й ГИАД, летал на Ла-5. С ноября 1944 года по май 1945 года командовал 322-й ИАД, где летал на Ла-7. К маю 1945 года Гвардии подполковник А. Ф. Семёнов выполнил 240 боевых вылетов, в 65 воздушных боях лично сбил 6 и в группе 5 самолётов противника.
После войны продолжал служить в ВВС, окончил Военную академию Генерального штаба, занимал различные командные должности. За безупречную службу награждён орденом Красного Знамени и Красной Звезды. С 1970 года генерал-лейтенант авиации А. Ф. Семёнов - в запасе. Умер 13 февраля 1979 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (21.03.1940, 30.11.1941), Красного Знамени (14.11.1938, 15.01.1940, 06.11.1941, ...), Кутузова 2-й степени (06.04.1945), Богдана Хмельницкого 2-й степени (06.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (25.03.1944), Красной Звезды; многими медалями, в том числе - "За оборону Сталинграда" (22.12.1942), "За оборону Москвы" (01.05.1944), "За боевые заслуги" (03.11.1944), "За победу над Германией" (09.05.1945).
 
*     *     *
Боевое крещение Лейтенант А. Ф. Семёнов получил в 1937 году, в небе республиканской Испании, на Теруэльском фронте. Там он, как и другие советские лётчики - добровольцы, свято выполнял свой интернациональный долг. Однако уже второй боевой вылет едва не закончился для Лейтенанта трагически. Он так увлёкся преследованием вражеского бомбардировщика, что при выходе из атаки потерял не только своего ведущего, но и всю группу. Выручили боевые друзья - нашли потерявшего ориентировку новичка и привели его на свой аэродром.
Командир эскадрильи А. И. Гусев  ( впоследствии Генерал - майор авиации, Герой Советского Союза ), к удивлению лётчика, выговаривать ему не стал. Он спокойно и деловито проанализировал итоги вылета и, обращаясь к тем, кто недавно прибыл в Испанию, сказал:
- Для начала запомните четыре "нельзя". Нельзя отрываться в бою от группы. Нельзя стрелять с большой дистанции. Нельзя быть слепым. Нельзя действовать поспешно. Остальное подскажет опыт...
"На всю жизнь осталось в моей памяти это наставление командира эскадрильи, - напишет много лет спустя А. Ф. Семёнов, ставший Генерал - лейтенантом авиации. - Очень уж выразительно сформулировал он непременные условия победы в воздушном бою. Вылетая на любое задание, я всегда старался строго соблюдать четыре "нельзя", и со временем это дало мне возможность приобрести многие другие качества, необходимые лётчику - истребителю в фронтовой обстановке".
Он воевал в районах Валенсии и Теруэля. 11 Января 1938 года Лейтенант А. Ф. Семёнов потерпел аварию на взлёте. При разбеге разрушилось одно из колёс шасси, и самолёт врезался в деревья. С тяжёлыми травмами он попал в госпиталь, в котором находился 2 месяца. После излечения вернулся в свою эскадрилью и вновь участвовал в воздушных боях.
За 7 месяцев "командировки" Александр Семёнов, летая на истребителе И-16, совершил 15 боевых вылетов и одержал в воздушных боях 1 личную и 3 групповые победы.  ( С. В. Абросов в своих исследованиях указывает на 20 часов боевого налёта. О победах - ни слова. )
Из Испании А. Семёнов вернулся опытным воздушным бойцом. На голубых петлицах пламенели Капитанские шпалы, на парадном мундире - орден Красного Знамени. Ему сразу предложили принять эскадрилью. Но он категорически отказался: "Нет у меня ещё навыков организатора боевой и политической подготовки". Просьбу его удовлетворили. Александр получил назначение на должность замкомэска.
Войну с белофиннами Капитан А. Ф. Семёнов начал во главе 3-й эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Воевал на "Чайках". Летать приходилось в открытой кабине, а морозы стояли трескучие - порой доходило до 40 - 50° ниже нуля. Первое же боевое задание стало для лётчиков эскадрильи суровым испытанием. Пришлось в жесточайший холод сопровождать скоростные бомбардировщики на высоте 7000 метров без кислородных приборов. Но никто не дрогнул. Полёт был завершён успешно.
Последующие вылеты носили разнообразный характер, но чаще всего приходилось штурмовать наземные войска и аэродромы противника. В одном из таких вылетов Семёнов и одержал первую победу в небе Карельского перешейка.
- Всё произошло удивительно просто, - рассказывал позже Александр Фёдорович. - Вёл эскадрилью. На малой высоте выскочили на аэродром, а они, голубчики, взлетают. Подошёл к одному вплотную и ударил всеми огневыми средствами... Отличились в том вылете и другие лётчики эскадрильи. А тут ещё вступили в бой истребители прикрытия, ведомые Фёдором Шинкаренко  ( позже Генерал - полковник авиации, Герой Советского Союза ). Одним словом, - закончил ветеран, - успех был полным.
А вскоре была одержана и вторая победа. "Чайки" то большими кругами, то змейками ходили над линией фронта. Семёнов построил боевой порядок эскадрильи так, что всё воздушное пространство над полем боя постоянно находилось под контролем советских лётчиков.
Вражеских самолётов в западном секторе небосклона пока не было видно. Но с юго - востока, из нашего тыла, низко, прижимаясь к верхушкам деревьев, появился летящий самолёт. Вражеский воздушный разведчик !   Немедленно атаковать. Семёнов перевернул "Чайку" через крыло и устремился вниз. Когда расстояние между самолётами сократилось до десятков метров, он открыл огонь. Разведчик, вспыхнув, стал падать. После боя командир авиационной дивизии лично поздравил мужественного комэска и сказал, что от наземных войск поступило подтверждение о сбитом самолёте.
Победную точку Капитан А. Ф. Семёнов поставилв небе Карелии с помощью военной хитрости. Дело в том, что на участке фронта, где действовали лётчики 7-го истребительного авиаполка, появились новые боевые машины противника. Их горизонтальная скорость несколько превышала скорость "Чаек". Как быть ?
- В самом начале виража, - посоветовал лётчикам командир эскадрильи, - надо подрезать круг и бить с короткой дистанции. Наверняка получится.
В очередном вылете Семёнов блестяще осуществил свой замысел. Самолёт противника был сбит настолько молниеносно, что остальные вражеские лётчики не успели принять защитных мер.
75 успешных боевых вылетов совершил Семёнов в сложных условиях суровой зимы. И почти все - во главе эскадрильи. Сбил 4 вражеских самолёта.  ( М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные победы. )
Мужество и мастерство отважного лётчика было по достоинству оценено Родиной. Весной 1940 года М. И. Калинин вручил Капитану А. Ф. Семёнову орден Ленина и "Золотую Звезду" Героя.
Наступили мирные дни. С Ноября 1940 года Семёнов учился в Военно - Воздушной академии им. Жуковского. Боевой лётчик сел за учебники. Хотелось систематизировать знания, обобщить накопленный опыт, повысить уровень специальной командирской подготовки. Но завершить удалось только один курс академии. Началась Великая Отечественная война.
Цена опыта, накопленного Майором Семёновым в 2-х войнах, была исключительно велика и сказалась в первых же воздушных боях. В начале Июля 1941 года, во главе Отдельной истребительной эскадрильи МиГ-3, он вылетел на Западный фронт. Нагрузка легла на плечи авиаторов предельная. Нередко вылетали по 5 - 6 раз в день. Прикрывали наземные войска, сопровождали бомбардировщиков, вели воздушную разведку, штурмовали противника. И почти каждый вылет заканчивался напряжённым воздушным боем с превосходящими силами врага. Уже в конце Июля, он уничтожил бомбардировщик He-111, в Августе - 2 истребителя Ме-109.
В один из Августовских дней Семёнов получил приказ: пятёркой МиГ-3 прикрыть наземные войска в районе Ельни. В группу вошли опытные воздушные бойцы, и среди них два Сергея - Долгушин и Макаров. Дежурство поначалу было спокойным. Но когда оно подошло к концу, пятёрку зажали в клещи "Мессеры". Пятеро против тринадцати !   Горючее было на исходе. Что делать ?   Решение пришло мгновенно: атаковать всей группой правую четвёрку с выходом вверх, а затем обрушиться на ту, что слева.
Резкий маневр вправо. Лётчики понимают ведущего без слов. Первая пара врагов шарахается в сторону. Семёнов бьёт по ведущему в упор. Ведомого уничтожает Долгушин. Пятёрка МиГ-3 с набором высоты выходит из атаки и устремляется к левой четвёрке "Мессеров". Те поспешно ретируются. Кольцо окружения прорвано.
- В том бою, - вспоминает Александр Фёдорович, - мы, пожалуй, впервые по - настоящему оценили мощь наших истребителей, почувствовали уверенность в том, что можем с успехом бить врага. Кто пережил 1941 год, знает, как много значила эта уверенность.
За участие в Июльских - Августовских боях многие лётчики эскадрильи, которой командовал Семёнов, были награждены боевыми орденами. Александр получил тогда 3-й орден Красного Знамени.
В одном из Сентябрьских боёв он одержал победу над 2-мя "Ягуарами" - многоцелевыми двухмоторными самолётами Ме-110.
К тому времени эскадрилья, после пополнения людьми и техникой, влилась в 180-й истребительный авиационный полк. Здесь Семёнов встретился со своим бывшим командиром звена Капитаном И. М. Хлусовичем, который тоже воевал в Испании и вернулся оттуда с орденами Ленина и Красного Знамени. С этим полком Семёнов вёл бои за Ржев, штурмовал вражеские войска. Мастерство лётчиков эскадрильи росло от боя к бою. Их отличали хорошая слётанность, меткий огонь, взаимная выручка.
...Встреча шестёрки Капитана Семёнова с 30 "Мессерами" произошла в районе аэродрома. Меткий удар - и 2 Ме-109 рухнули на землю. Но это не нарушило планов противника. Они разделились на группы. Одни бросились на смельчаков, другие изготовились к штурмовке аэродрома. Этого допустить было нельзя: на аэродроме шла дозаправка самолётов. Завязался тяжёлый воздушный бой.
Семёнов первым заметил, как 2-м "Мессерам" удалось подбить самолёт Ю. А. Антипова. Лётчик стал выходить из боя. Немцы набросились на него. На выручку раненому товарищу поспешил Семёнов. Он с короткой дистанции расстрелял одного из преследователей и тут же сам попал под удар. Антипов был спасён. Но во что превратилась машина комэска !   После посадки механики и мотористы разобрали её на запасные части. К счастью, лётчик не пострадал.
Тот бой вошёл в историю полка. Шестёрка Капитана Семёнова сбила 6 "Мессеров": по одному - Сергей Долгушин и Никита Боровой, по 2 - Александр Семёнов и Юрий Антипов.
В середине Октября 1941 года Семёнов стал заместителем командира полка. Он одним из первых освоил истребитель, вооружённый реактивными снарядами. Его примеру следовали другие лётчики.
В Декабре 1941 года Александр Семёнов был награждён орденом Ленина и в звании Майора направлен на курсы командиров авиационных полков. Однако снова на фронт он прибыл в Мае 1942 года уже в другой должности - инспектора ВВС, с мандатом, где значилось: "Командирам частей, соединений и начальникам служб выполнять все требования и указания Майора А. Ф. Семёнова".
Инспектор Семёнов, как и все лётчики, освоил новый самолёт Як-7. Он помогал Майору И. И. Клещёву готовить 434-й истребительный полк к боям, в частности много внимания уделял организации учебных схваток Як-7 с трофейным Ме-109, выделенным полку накануне вылета на Сталинградский фронт.
К середине Июня 1942 года подготовка 434-го полка к боевым действиям была закончена. Он состоял из двух эскадрилий и имел на вооружении 20 истребителей Як-1. Положение советских войск в излучине Дона к тому времени ухудшилось. Лётчики полка поклялись с честью выполнить приказ Родины - защищать каждую пядь советской земли до последней капли крови. Полк был направлен на Юго - Западный фронт, в 8-ю Воздушную армию, которой командовал Генерал - лейтенант авиации Т. Т. Хрюкин. Вместе с полком отправился туда и Майор А. Ф. Семёнов, как представитель инспекции ВВС.
Битва на Волге продолжалась. Лётчики 434-го полка одерживали одну победу за другой. Лишь с 16 по 28 Сентября 1942 года они сбили 74 вражеских самолёта. Но и сами несли потери. Не вернулся с боевого задания 18-летний Володя Микоян. Спасая командира эскадрильи, погибла Клавдия Нечаева, командир звена девушек. 19 Сентября был сбит и Майор И. И. Клещёв. Сильно обгоревший он выбросился с парашютом и был отправлен в госпиталь.
Командование полком принял Майор А. Ф. Семёнов. Он хорошо усвоил неписаное правило поведения своего предшественника: "Пока ты сам летаешь, ты не только командир, но и воздушный боец, а прекратишь полёты и личное участие в воздушных боях - сразу утратишь моральное право называться лётчиком и перестанешь быть настоящим авиационным командиром". Семёнов много летал сам, руководил вылетами подчинённых. Итоги боевой деятельности полка с 15 Июля по 3 Октября 1942 года оказались внушительными, боевых вылетов - 2060, сбитых самолётов врага - 173. При этом, за время Сталинградской битвы сам 434-й ИАП трижды выводился на переформирование...
22 Ноября 1942 года 434-й истребительный авиационный полк был преобразован в 32-й Гвардейский ИАП. Такой же чести удостоился и 180-й авиаполк, в котором Семёнов воевал в 1941 году. Оттуда ему тоже переслали Гвардейский знак. Так он в один день стал "дважды Гвардейцем". Но недолго пришлось командовать ему прославленным коллективом.
В Январе 1943 года Майор А. Ф. Семёнов получил назначение старшим инспектором - лётчиком в Главное Управление Боевой Подготовки фронтовой авиации, где первое задание получил вместе с Н. Храмовым. Вопрос был поставлен конкретно: "Почему Ла-5 "недодаёт" скорости ?". В кратчайшие сроки они установили наиболее распространённые случаи нарушения правил эксплуатации и технического обслуживания истребителей: незакрываемые в полёте фонари, погнутые щитки и посадочные костыли, царапины на фюзеляже и крыльях... Рекомендации асов нашли отражение в приказах по Воздушным армиям и спасли не одну жизнь.
Офицеры управления ежемесячно находились в войсках более 3-х недель. Они проводили там показательные занятия, организовывали полёты, учения, осуществляли разборы боевых вылетов. На них же возлагались участие в испытаниях новых образцов самолётов и вооружения ВВС, разработка инструкций и руководств по боевому применению бомбардировщиков, истребителей, штурмовиков. В Москву они возвращались лишь для того, чтобы подготовить отчёт о проделанном, поставить или решить какой - то вопрос либо получить новое задание. Сколько пришлось решать этих вопросов за год работы в управлении !   Одни были связаны с выяснением реальных боевых возможностей техники, другие - с большими потерями лётного состава, третьи - с вводом молодёжи в боевой строй. И как правило, они решались во фронтовой обстановке, в боевых вылетах с участием лётчиков - инспекторов управления. В частности, инспекторы много сделали при внедрении радиосвязи в управление группами самолётов в воздухе, при организации взаимодействия между различными видами авиации и авиационных подразделений с наземными войсками.
Работая в Главном Управлении Боевой Подготовки, Майор А. Ф. Семёнов не терял надежды вернуться непосредственно на фронт. В Феврале 1943 года его просьба была удовлетворена: он принял командование 286-й истребительной авиационной дивизией.
В Феврале 1944 года Александр Фёдорович вернулся в свой 32-й Гвардейский ИАП, который теперь входил в состав 3-й истребительной дивизии 1-го Гвардейского истребительного корпуса Резерва Ставки Верховного Главнокомандования. Полк был вооружён истребителями Ла-5. Его костяк составляли многие участники Сталинградской битвы...
Новому командиру полка вместе с офицерами штаба очень скоро удалось разгадать одну из тактических новинок врага. Немцы довольно точно определяли время барражирования наших истребителей и, когда они уходили на посадку, наносили удар по нашим наземным войскам.
- Около линии фронта "Юнкерсы" выжидают смены наших истребителей, - предположил штурман полка Майор В. Гаранин.
Семёнов решил проверить это предположение лично.
Во главе четвёрки наиболее опытных лётчиков он вылетел за линию фронта. Поиск длился 20 минут. Первым "Юнкерсов" увидел Майор В. Луцкий. Семёнов повел группу на высоту в западном направлении: пусть экипажи "Юнкерсов" при сближении думают, что подходят их истребители прикрытия.
Хитрость удалась. После первой же атаки 2 "Юнкерса", объятые пламенем, вывалились из круга. В стане врага паника. Новый заход. Четвёрка Семёнова сбила ещё 2 самолёта и своевременно вышла из боя, так как с запада подходила большая группа "Фоккеров".
Всего за Март 1944 года лётчики полка сбили в воздушных боях 20 вражеских самолётов, в том числе 14 "Юнкерсов". Наши потери составил 1 самолёт.
В начале Мая 1944 года Подполковник А. Ф. Семёнов получил назначение на должность заместителя командира 3-й Гвардейской истребительной авиационной Брянской дивизии, Краснознамённой ордена Суворова дивизии  ( 32-й ГвИАП, 63-й ИАП, 137-й ИАП ), действующей в Восточной Пруссии. Участвовал в боях за освобождение Белоруссии  ( Июнь 1944 года ), а затем - в Kурляндии. Круг его забот расширился. Пришлось заниматься перебазированием полков, организовывать взаимодействие с наземными войсками, торпедоносной авиацией Краснознамённого Балтийского Флота, принимать энергичные меры для своевременного поступления боеприпасов, горючего, продовольствия. Много пришлось Семёнову занижаться вопросами тактики, уточнением порядка прикрытия штурмовиков, организацией воздушной разведки.
Так прошло лето 1944 года. В Октябре войска 1-го Прибалтийского фронта, надёжно прикрытые авиацией, вышли на побережье Балтийского моря и отрезали от Восточной Пруссии основные силы немецкой группы "Север". Начались новые бои. Но в них Семёнову участвовать не пришлось. Он был назначен командиром 322-й истребительной авиационной Минской дивизии  ( 2-й ГвИАП, 482-й и 937-й ИАП ), действовавшей в составе 2-го истребительного авиационного корпуса 2-й Воздушной армии 1-го Украинского фронта на Берлинском направлении.
На новом месте Семёнов начал с проверки техники пилотирования руководящего состава дивизии и полков. Впереди предстояли ожесточённые воздушные бои. Каждый из командиров был потенциальным ведущим группы, а они только начали летать на новых типах самолётов. Одновременно шло и совершенствование системы управления группами истребителей в воздухе. Одним словом, к началу наступления в Январе 1945 года дивизия была подготовлена к боевым действиям в полном объёме.
Перед наступлением полки перебазировались на аэродромы Сандомирского плацдарма, до которых долетали снаряды врага. Самолёты были своевременно рассредоточены и тщательно замаскированы. Командир дивизии с офицерами штаба проанализировали противостоящие воздушные силы противника. По имевшимся данным, возникла вероятность массированных ударов по нашим наземным войскам, а также серьёзного противодействия нашей бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации.
Исходя из сложившейся обстановки, комдив Семёнов 2 полка выделил на штурмовку вражеской авиации на аэродромах, а один - для действий по вызовам с КП корпуса. Почти все офицеры управления дивизии были направлены в части. Семёнов на По-2 вылетал в полки, где складывалась наиболее сложная обстановка. И всё шло по плану.
Взаимодействие с танкистами в дивизии было продумано до мелочей, но оно - то как раз чаще всего оказывалось под угрозой. А виной тому было... быстрое наступление танкистов. Инженерно - строительные батальоны не успевали готовить истребителям аэродромы. Выручили те же танкисты. Они стали выделять в распоряжение передовых комендатур дивизии тракторы и даже боевые танки для уплотнения грунта взлётно - посадочных полос. Оказывало помощь в строительстве аэродромов и освобождённое от врагов население Польши.
Лётчики дивизии успешно решали возложенные на них задачи. Подвеска на Ла-5 и Ла-7 бомб весом 25, 50 и 100 килограммов значительно повышала боевые возможности этих самолётов, имевших к тому же мощное пушечное вооружение. Бомбометание и стрельба выполнялись с пикирования и малых дистанций, а потому эффективность их была очень высокой.
Но однажды стремительность наступления чуть было не обернулась большой бедой. Штаб дивизии и 2 полка перебазировались на аэродром, только что захваченный нашими танкистами. Те ушли вперед, стрелковые части ещё не подошли, а к вечеру к аэродрому приблизилась многочисленная колонна противника. Как быть ?   Организовали круговую оборону. Комдив запросил помощи у танкистов. И сопротивление деморализованного врага было сломлено. Немецкие солдаты начали сдаваться в плен.
Наступление продолжалось. Только с 12 Января по 31 Марта 1945 года лётчики дивизии, которой командовал Семёнов, совершили 2290 боевых вылетов, провели 180 воздушных боёв и сбили 98 вражеских самолётов. Кроме того, по самым скромным подсчётам, при штурмовых ударах они уничтожили на земле 24 самолёта, 90 автомашин, 12 паровозов и 63 вагона. Дивизия была награждена орденами Красного Знамени. Грудь комдива А. Ф. Семёнова украсил орден Богдана Хмельницкого.
Накануне Берлинской операции дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени. Украсили ордена и боевые знамена полков, которым предстояло действовать на направлении главного удара 1-го Украинского фронта в интересах 3-й Гвардейской общевойсковой, 3-й и 4-й Гвардейских танковых армий. 2-й ГвИАП был награждён орденами Красного Знамени и Суворова 3-й степени, 937-й ИАП - орденом Красного Знамени, 482-й ИАП - орденами Кутузова 3-й степени и Александра Невского.
Всё было подчинено главному лозунгу тех дней: "Завершим разгром немецкого фашизма в его логове !"   И он был воплощён в жизнь. В приказе Верховного Главнокомандующего в числе соединений, отличившихся при взятии Берлина, была названа и 322-я истребительная авиационная дивизия, которой командовал Гвардии Полковник А. Ф. Семёнов. Свой последний, 240-й боевой вылет, он совершил 2 Мая 1945 года, в небе Берлина.
Но это не было окончанием боевых действий лётчиков дивизии. Победные вылеты они произвели в небе восставшей Праги. Под руководством Семёнова лётчики 322-й Минской Краснознамённой ордена Суворова истребительной дивизии только за 1945 год совершили 4369 боевых вылетов. В боях над Силезией, Берлином и Прагой уничтожили 152 самолёта, много живой силы и техники наземных войск противника. За успешное выполнение боевых заданий личному составу дивизии 7 раз объявлялась благодарность в приказах Верховного Главнокомандования. Александр Фёдорович Семёнов был награждён полководческим орденом - Кутузова 2-й степени. К тому времени, участвуя в 65 воздушных боях, он сбил 15 самолётов противника лично и 12 - в группе с товарищами.
А. Ф. Семёнов родился 4 Апреля 1912 года в деревне Заболотье Тверской губернии. После окончания средней школы и ФЗУ работал на Калининской текстильной фабрике, был рабочим, потом старшим мастером. В 1932 году поступил в Московский институт физкультуры, затем добился направления в лётную школу и в 1936 году окончил 9-ю  ( Харьковскую )  военную школу лётчиков и летнабов. Он участвовал в 3-х войнах, воевал и сбивал самолёты противника на всех типах современных ему отечественных истребителей - от И-15 до Ла-7. Как инспектор ВВС облетал все типы импортных и трофейных машин. Интересно, что лётчик скептически оценивал "Аэрокобру", называя её "заокеанской капризницей". В своей ратной жизни он сбил 20 самолётов противника лично и 15 - в группе, среди них машины 14 типов.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 1 + 3 победы в Испании; 2 + 0 в Финскую; 7 + 12 в Отечественную. ]
За участие в Великой Отечественной войне награждён орденами: Ленина  ( ??.09.1941 ), Красного Знамени  ( ??.8.1941 ), Кутузова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени; 8 медалями, в том числе: "За оборону Сталинграда"  ( 22.12.1942 ), "За оборону Москвы"  ( 1.05.1944 ), "За боевые заслуги"  ( 3.11.1944 ), "За победу над Германией"  ( 9.05.1945 ).
После войны Александр Фёдорович продолжал служить в ВВС на командных должностях. Окончил Военную академию Генерального штаба. За безупречную службу был награждён орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями.
С 1970 года Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов в отставке. О своём боевом опыте написал 2 книги  ( одну в соавторстве ). Проживал в Москве. Умер 13 Февраля 1979 года.
 
*     *     *
Туренко Евгений Георгиевич
 
Родился 13 Декабря 1905 года в деревне Салтыково, ныне Старооскольского района Белгородской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов неполной средней школы, работал в колхозе. С 1926 года в Красной Армии. Окончил Ленинградскую Военно - теоретическую школу лётчиков, а в 1928 году - военную школу лётчиков. В 1933 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военной Воздушной академии им. Жуковского.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Командир 7-го истребительного авиационного полка  ( 59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт )  Майор Е. Г. Туренко к Марту 1940 года совершил 35 боевых вылетов на уничтожение войск противника.
21 Марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С началом Великой Отечественной войны на фронтах. После окончания войны Евгений Георгиевич продолжил службу в ВВС. С 1951 года Генерал - майор авиации Е. Г. Туренко - в запасе. Жил в городе Петрозаводске. Умер 24 Октября 1963 года.
Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени   ( дважды ), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
В период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов Евгений Георгиевич Туренко был командиром 7-го истребительного авиаполка ( впоследствии 14-й Гвардейский истребительный авиационный Ленинградский Краснознамённый ордена Кутузова полк им. Жданова ) 59-й истребительной авиационной бригады ВВС 7-й армии Северо - Западного фронта. К Марту 1940 года он совершил 35 боевых вылетов на уничтожение войск противника. За этот период полк потерял 10 самолётов в воздушных боях и 4 в авариях и катастрофах.
21 Марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофиннами, Майору Е. Г. Туренко было присвоено звание Героя Советского Союза.
В Мае 1940 года он был назначен начальником Борисоглебской Краснознамённой военной авиационной школы лётчиков им. В. П. Чкалова.
18 Июня 1941 года Полковник Е. Г. Туренко был назначен командиром 59-й истребительной авиадивизией ПВО ( 182-й и 185-й ИАП ). Формирование дивизии началось незадолго до войны в Минске. Укомплектованность соединения личным составом равнялась 70 - 80%, а техники не было вовсе.
С началом Великой Отечественной войны, командовал 59-й ИАД ПВО. Через несколько дней после начала войны Минск был захвачен противником, поэтому "безлошадную" дивизию решили отправить для дальнейшего формирования и укомплектования вглубь страны.
3 Сентября 1941 года на базе 59-й ИАД ПВО была сформирована 3-я резервная авиагруппа, а Полковник Е. Г. Туренко был назначен командиром 2-й резервной авиагруппы Ленинградского фронта ( которая была сформирована 18 Августа 1941 года на основе 56-й ИАД ). В состав авиагруппы входили 3-й ГвИАП, 41-й, 283-й и 515-й ИАП, 504-й ШАП, 10-й ББАП, 121-й и 138 БАП. Сначала авиагруппа действовала на Волховском и Брянском фронтах, а в Мае - Июне 1942 года - на Ленинградском фронте.
В Августе 1942 года 2-я РАГ была преобразована в 278-ю ИАД ( 278-я истребительная Сибирско - Сталинская Краснознамённая ордена Суворова авиационная дивизия ).
С 17 Сентября 1942 года по 3 Сентября 1945 года Полковник Е. Г. Туренко командовал 246-й истребительной авиационной дивизией 12-й Воздушной армии Забайкальского фронта. Дивизия дислоцировалась в Монголии.
С 15 Августа по 3 Сентября 1945 года части 246-й ИАД участвовали в Советско - Японской войне. Поскольку сопротивления противника в воздухе не было, истребители занимались в основном штурмовкой японских войск и разведкой.
В Августе 1945 года за отличия в боях в ходе Хингано - Мукденской операции дивизии присвоено почётное наименование "Мукденская".
8 Сентября 1945 года Полковнику Е. Г. Туренко было присвоено воинское звание Генерал - майор авиации.
После окончания войны Евгений Георгиевич продолжал службу в ВВС. С 1951 года - в запасе. Жил в городе Петрозаводск. Умер 24 Октября 1963 года. Похоронен на кладбище "Пески".
 
Шинкаренко Фёдор Иванович
 
Родился 4 (17) февраля 1913 года в селе Новониколаевка, ныне Азовского района Ростовской области. В 1931 году окончил 7 классов в городе Азов. Работал слесарем в Ростове-на-Дону. С сентября 1932 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков, оставлен в ней инструктором-лётчиком. С 1937 года служил в строевых частях ВВС (Ленинградский военный округ).
Участник Советско-Финляндской войны с 20 ноября 1939 года по март 1940 года в должности командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-16. Совершил более 50 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 2 и в составе группы 1 самолёт противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года старший лейтенант Ф. И. Шинкаренко удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 291). В 1941 году окончил 1 курс Военно-Воздушной академии (Монино).
С 10 июля 1941 года капитан Ф. И. Шинкаренко на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира 42-го ИАП (9 октября 1943 года преобразован в 133-й Гвардейский ИАП). В ноябре 1941 года принял командование полком. Летал на МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-7. Участник фронтовых испытаний самолётов ЛаГГ-3 и Як-7 с 37-мм пушкой. С мая 1944 года командовал 130-й истребительной авиационной дивизией, вооружённой новыми самолётами Як-9Б (истребитель-бомбардировщик с 4 бомбами по 100 кг).
К маю 1945 года Гвардии полковник Ф. И. Шинкаренко выполнил более 100 боевых вылетов, провел более 20 воздушных боёв, в которых сбил лично 8 самолётов противника. Сражался на Брянском, Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Прибалтийском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах.
До 1946 года продолжал командовать авиационной дивизией (Московский военный округ). В 1949 году окончил Военно-Воздушную академию (Монино). Продолжал службу в ВВС на командных должностях (Группа советских войск в Германии, Прикарпатский военный округ). Командовал войсками ПВО Прибалтийского (1951-1953) и Киевского (1953-1954) районов. В 1954-1955 гг. - командующий истребительной авиацией Киевской армии ПВО. В 1955-1956 гг. - заместитель главного военного советника ВВС и ПВО в Болгарии. В 1956-1958 гг. - командующий ВВС Воронежского военного округа. В 1958-1973 гг. командовал 30-й (с апреля 1968 года - 15-й) Воздушной армией Прибалтийского военного округа. В 1973-1975 гг. - консультант Рижского высшего военно-инженерного авиационного училища. С октября 1975 года генерал-полковник авиации Ф. И. Шинкаренко - в запасе. Жил в городе Рига (Латвия), в последние годы жизни - в Москве. Умер 23 апреля 1994 года. Похоронен на Гарнизонном кладбище в посёлке Монино Щёлковского района Московской области.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940, 17.07.1942, ...), Красного Знамени (13.09.1943, ..., 13.05.1945), Кутузова 2-й степени (02.01.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями, иностранными наградами.
*     *     *
Вспоминает старший политрук 7-го ИАП, Герой Советского Союза Гавриил Власович Диденко:
"Любой вылет для истребителей старшего лейтенанта Шинкаренко был высоким доверием ему и подчинённым. Идя в бой, он как бы сливался с машиной в одно целое. Голову сверлила одна мысль: "Только бы не опоздать, а жару дадим !"   И вот он бой... Выжимая из "ястребков" всё, что можно, он вёл своих лётчиков туда, где группа наших бомбардировщиков стойко отражала атаки "Фоккеров". Фёдор хитрит. Он заводит свою эскадрилью со стороны солнца и, имея превышение над противником, обрушивается на врага. Глаз определяет количество машин противника - их около 12. Шинкаренко врезался в самый центр группы. Рёв моторов смешался с дробным треском пулемётов, от которых противник шарахается в стороны. Наши лётчики неотступно следуют за командиром, атакуют противника. "Фоккеры" увёртываются. Но наши истребители молниеносно заходят им в хвост и очищают небо от белофиннов.
Шинкаренко, с первой минуты избрав своей целью одного из "Фоккеров", поливает его градом пуль. В это время к хвосту его самолёта подкрался другой финский истребитель. На выручку командиру пришёл лётчик Борис Григорьев и сбил стервятника. Шинкаренко, сбив первого, подошёл ко второму. Ещё минута - и противник, потеряв способность от страха драться, виляя из стороны в сторону, стал удирать. Шинкаренко настигал его. Вот уже отчётливо видны опознавательные знаки на крыльях, Фёдор чуть заметно доворачивает самолёт и в этот момент одну за другой посылает короткие очереди. Самолёт врага дрогнул и, перейдя в пикирование, пошёл к земле, оставляя за собой яркий язык пламени. В этом бою Фёдор Иванович Шинкаренко помог другим лётчикам расправиться ещё с двумя "Фоккерами".
В пылу этого воздушного боя лётчик Александр Дмитриевич Булаев заметил на одном из самолётов антенну. "Ага, голова !   Сейчас поговорим с ним !", - и направил свой самолёт в хвост противника. Тот, маневрируя, стал увёртываться от огня. Булаев всё наседал и наседал. Тогда "Фоккер" попробовал спастись пикированием. Советский лётчик понял маневр врага и пошёл за ним, выпуская по хвосту длинные очереди. Но "Фоккер" не загорелся и продолжал уходить "змейкой". Лейтенант А. Д. Булаев, рассчитав огонь, нажал ещё раз гашетку и "Фоккер" вспыхнул. В этой схватке истребители Ф. Шинкаренко здорово всыпали белофинским стервятникам. Только 4 из 12 спаслись бегством, а обломки всех остальных валялись на искрящемся от солнца снегу".
За 3,5 месяца боевой работы на фронте эскадрилья Шинкаренко в воздушных схватках и при наземных атаках уничтожила 31 неприятельский самолёт, проштурмовала более 20 колонн вражеских войск, подавила свыше 30 вражеских точек, произвела сотни атак по различным наземным целям. За доблесть, мужество и героизм, проявленные в боях с белофиннами, 14 лётчиков и техников этой эскадрильи были награждены орденами и медалями.
10 февраля 1940 года 9 бомбардировщиков СБ из 44-го СБАП под прикрытием 15 истребителей И-16 из состава 7-го ИАП бомбили оборонительные укрепления противника. В бомбардировщик старшего лейтенанта М. Ф. Мазаева попал зенитный снаряд и он загорелся. Пришлось садиться на озеро, находившееся на территории врага. К самолёту побежали финны. Но наши истребители пулемётным огнём быстро прижали их ко льду.
Тем временем ведущий звена СБ капитан М. Т. Трусов приземлился рядом с машиной Мазаева, забрал экипаж и, прикрываемый огнём истребителей, взлетел.
За этот подвиг 7 апреля 1940 года старшему лейтенанту Ф. И. Шинкаренко присвоено звание Героев Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 291 ). Тем же Указом звания Героя был удостоен и капитан М. Т. Трусов.
Следует отметить, что за время боёв с белофинами наши лётчики 11 раз с риском для собственной жизни под огнём врага садились в расположении противника, чтобы спасти боевых товарищей, совершивших вынужденную посадку на подбитых самолётах, и вывозили их на свою территорию.
В 1941 году Ф. И. Шинкаренко окончил 1 курс Военно - Воздушной академии в Монино.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Сражался на Брянском, Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Прибалтийском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах.
В июле 1941 - Июне 1944 годов командовал 42-м  ( с февраля 1944 года - 133-м Гвардейским )  истребительным авиационным полком; в июле 1944 - мае 1945 годов командовал 130-й истребительной авиационной дивизией. Совершил несколько десятков боевых вылетов на истребителях Як-1, Як-7 и Як-9.
С мая по конец августа 1942 года в полку проводились фронтовые испытания самолётов ЛаГГ-3, вооружённых 37-мм пушкой Б. Г. Шпитального. Новое оружие показало высокую эффективность: 1 - 2 снарядов было достаточно чтобы уничтожить бомбардировщик противника, но слишком малый боезапас  ( 20 снярядов ), требовал поистине снайперской точности стрельбы. Кроме того, маневренность машины   ( и без того не очень высокая ), уменьшилась, что потребовало выделять для их прикрытия отдельные группы истребителей. В крупносерийное производство эти машины не пошли.
В июле 1944 года подполковник Ф. И. Шинкаренко принял командование 130-й истребительной авиационной дивизией, вооружённой принципиально новыми самолётами Як-9Л  ( Як-9Б ), которые были уже истребителями - бомбардировщиками. Требовалось не просто освоить их, но и отработать совершенно новые способы боевых действий, новой тактики применения такого типа самолёта. И не случайно эту работу поручили именно Шинкаренко, он любил новаторский поиск и с блеском справился с возложенной на него задачей.
Войсковые испытания Як-9Б проходили с 18 декабря 1944 по 20 февраля 1945 года. Несмотря на положительные результаты боевого применения   ( бомбовыми ударами было уничтожено большое количество боевой техники и живой силы противника, а в воздушных боях сбито 25 самолётов при потере 4 машин ), по ряду причин, было построено лишь 109 самолётов данного типа. Ими была вооружена и 130-я истребительная авиационная дивизия на 3-м Белорусском фронте, в которой одна из эскадрилий, построенная на средства артистов Московского театра, называлась "Малый театр - фронту".
Войну полковник Ф. И. Шинкаренко закончил с 8 победами.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных побед. ]
После войны Фёдор Иванович продолжал службу в авиации. До 1946 года продолжал командовать авиационной дивизией Московского военного округа. В 1949 году окончил Военно - Воздушную академию в Монино. Продолжал службу в ВВС на командных должностях  ( Группа советских войск в Германии, Прикарпатский военный округ ). Командовал войсками ПВО Прибалтийского  ( 1951 - 1953 гг. )  и Киевского  ( 1953 - 1954 гг. )  районов. В 1954 - 1955 годах был командующим истребительной авиацией Киевской армии ПВО. В 1955 - 1956 годах - заместитель главного военного советника ВВС и ПВО в Болгарии. В 1956 - 1958 годах - командующий ВВС Воронежского военного округа. В 1958 - 1973 годах командовал 30-й  ( с Апреля 1968 - 15-й )  Воздушной армией Прибалтийского военного округа. В 1973 - 1975 годах был консультантом Рижского высшего военно - инженерного авиационного училища. С октября 1975 года генерал - полковник авиации Ф. И. Шинкаренко - в запасе.
Жил в городе Рига  ( Латвия ), в последние годы жизни - в Москве. Умер 23 апреля 1994 года. Похоронен в посёлке Монино Щёлковского района Московской области.
Награждён орденами: Ленина  ( четырежды ), Красного Знамени  ( трижды ), Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами. Заслуженный военный лётчик СССР   ( 1966 год ). Автор книг - "Небо родное", "Испытаны боем".
*     *     *
Из воспоминаний Героя Советского Союза Ф. И. Шинкаренко:
 
Военные лётчики, особенно истребители, - народ молодой, задиристый, с крепкими нервами и, не побоюсь сказать, честолюбивый. Мы не без зависти посматривали на ордена и "Золотые Звёзды" участников боёв на Халхин - Голе, гражданской войны в Испании. Каждый из нас думал: "Будет случай, и я сумею отличиться, покажу, на что способен !"
А сам я - как командую эскадрильей в боевой обстановке ?   Неплохо летаю, учу летать других. Но этого же мало. Главная обязанность командира - думать !   В чём же проявилось моё командирское творчество ?   Всегда ли я правильно оценивал обстановку, принимая решения ?   Разумеется, нет. Допускаю и ошибки, и промахи. Мне тоже ещё многому надо учиться на этой войне - тому, что может потребоваться, если грянет большая война.
У нас и поныне не перевелись любители делать из мухи слона, рассуждать примерно так: "Оно, конечно, и ничего в точности и неизвестно, но дыма без огня не бывает".
Малодушный человек никогда не стал бы рваться на войну, да ещё в истребительную авиацию.
А вот финские полевые аэродромы мы долго не могли обнаружить. Искали старательно, снижались до бреющего чуть ли не над каждым озером, пригодным для использования в качестве аэродрома. Но главное состояло в том, что загадка финских ледовых аэродромов была разгадана: финны укрывали самолёты рассредоточено в приозёрных лесах.
Обученные немецкими инструкторами, финские лётчики - истребители прибегали к различным уловкам, чтобы подстеречь отставший от общего строя или повреждённый бомбардировщик, внезапно и стремительно нападали на небольшие группы наших самолётов.
Учитывая полное господство в воздухе советской авиации, такая тактика истребителей противника была, в общем-то, разумной. Уклонение от боя в явных невыгодных условиях не считалось у финских лётчиков проявлением трусости и нерешительности. Да они и не были трусами.
Вместе с тем, война выявила пробелы в нашей подготовке, показала необходимость совершенствовать технические приёмы, подняла роль инициативы командиров эскадрилий, звеньев и всех лётчиков, потребовала пересмотреть методы ведения огня истребителями в воздушных боях и по наземным целям. Мы убедились, как важно тщательно маскировать, рассредоточивать и укрывать на стоянках, оценили значение военной хитрости и дезинформации противника, которым до войны не уделяли должного внимания.
Всё это настоятельно требовало внести существенные изменения в программу и методику обучения авиаторов, в частности, лётчиков - истребителей. Следовало глубоко изучить и проанализировать опыт "Зимней войны", ценность которого определялась, прежде всего, тем, что финских лётчиков готовили гитлеровские инструкторы, а мы отлично понимали - фашистская Германия - наш потенциальный противник.
К сожалению, опыт, приобретённый советскими лётчиками в боях на Карельском перешейке, так и не был в полной мере учтён в последний год перед Великой Отечественной войной. Достаточно сказать, что в первые месяцы войны против фашистской Германии наши истребители действовали по-прежнему тройками. Только на второй год войны боевой порядок парой получил распространение и стал применяться во всех истребительных авиационных частях. Не были сделаны своевременно и некоторые другие практические выводы, касающиеся лётной, технической и огневой подготовки лётчиков - истребителей. Более того, накануне Великой Отечественной войны по соображениям безопасности полётов был запрещён высший пилотаж на МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, хотя весь наш боевой опыт свидетельствовал о необходимости в совершенстве владеть искусством пилотирования.
Всё это были серьёзные просчёты, сказавшиеся в первые месяцы войны с гитлеровской Германией. Недаром говорят: в авиации нет мелочей. Часто потом приходилось мне напоминать подчинённым эту бесспорную истину, особенно при освоении новой техники, когда секундная растерянность лётчика может привести к тяжёлым последствиям.
Для того чтобы стать хорошим командиром, недостаточно овладеть определённым комплексом знаний, надо ещё обладать командирскими качествами: решительностью, упорством в достижении цели, способностью к разумному риску, инициативой, умением предвидеть развитие боя и замысел противника и так далее. Если же у человека этих качеств нет, то, сколько его ни учи, командира из него не получится. Другое дело, что в условиях современной войны командир любого ранга должен отличаться высокой общей эрудицией и основательными военными знаниями. Но главное, повторяю, - это личные командирские качества.
Для каждого авиационного командира значительную трудность представляет организация быстрого перебазирования. Общеизвестно, что храбр не тот, кто не испытывает страха перед опасностью - это противоестественно, храбр тот, кто владея собой, подавляет инстинкт самосохранения ради достижения определённой цели. О людях, способных кинуться навстречу опасности, зажмурив глаза, ещё М. Ю. Лермонтов заметил: "Это что-то нерусская храбрость !"
Среди наших врагов встречались и фанатики, и смелые люди. И храбрость наших воинов - это, прежде всего, способность спокойно, решительно выполнять свой долг в самой трудной, самой опасной обстановке, сознательно идти на огромный риск не ради личной славы, а во имя общей победы.
При штурмовке нашего аэродрома воздушным противником пришлось распластаться на земле. Нет ничего хуже, чем вот так лежать под прицелом врага и сознавать, что не можешь ему ответить. Мне доводилось преодолевать зону зенитного огня, участвовать в воздушных боях. Но тогда я маневрировал, огрызался огнём или сам атаковал, веря в своё умение, в силу своего оружия. А теперь приходилось вжиматься всем телом в твёрдую, утрамбованную колёсами самолётов землю, в жёсткую, пропахшую бензином траву и напряжённо следить за маленькими фонтанчиками пыли, возникающими от пулемётных очередей "Хейнкеля". Говорят, в такие мгновения вспоминается прожитое. Может быть, но мне было не до воспоминаний. Я не спускал глаз с фонтанчиков и думал только о том, хлестнёт ли меня пулемётная очередь или нет...
Как во всяком воинском коллективе, в нашем полку служили люди разных по складу характеров, по способностям, по уровню лётной подготовки. Но всех объединяло стремление выполнить каждое боевое задание, не жалея ни сил, ни самой жизни. Обычно мы действовали вместе и одерживали победы даже над превосходящим по численности противником. Случалось, что тройка истребителей вступала в бой с десятком вражеских самолётов, шестёрка атаковала пятнадцать.
Но и немецкие лётчики - истребители в определённой ситуации отваживались в одиночку или парой атаковать целые группы наших самолётов и далеко не всегда безуспешно. В июне я вёл 12 ЛаГГ-3 на штурмовку переправы, возле которой скопилась вражеская техника, главным образом автомашины. Мы сделали 3 захода и уже разворачивались для следования на аэродром, когда нас атаковал один - единственный "Мессер". Находясь несколько в стороне от группы, я заметил противника раньше других, ударил по нему из пушки издалека и промазал. Фашистский истребитель длинной очередью поджёг "ЛаГГ" Демьяна Романенко и безнаказанно скрылся в облаках. Так погиб опытный лётчик, начавший службу в нашем полку ещё под Орлом.
Однажды мы ожидали прибытия звена "Харрикейнов", которые должны были у нас заправиться. Кстати, лётчики недолюбливали эти тихоходные истребители с пулемётами "Браунинг", поставляемые союзниками. Когда "Харрикейны" заходили на посадку, их атаковала пара "Мессеров", появившаяся со стороны солнца. Два "Харрикейна" загорелись. "Мессеры" же ушли раньше, чем дежурное звено вырулило на старт.
Гитлеровские лётчики были способны на дерзкие, требующие большой смелости атаки, но, как правило, не выдерживали наших атак на встречных курсах, никогда не слышал я о совершенных ими таранах, ни один из них, насколько мне известно, не решился направить свой подбитый самолёт на скопление техники противника. Зато немцы чаще, чем мы, прибегали к внезапным нападениям из облаков или со стороны солнца, умело уклоняясь от боя в невыгодных для них условиях.
Словом, повторяю, перед нами был очень сильный, коварный противник и каждая победа над ним доставалась нелегко, а подчас дорогой ценой. Фашистские истребители широко применяли внезапные атаки со стороны солнца или из облаков. Надо было учить лётчиков, особенно молодых, сложному умению в любой обстановке обнаруживать противника раньше, чем он обнаружит нас. Мы изготовили наглядные пособия: схемы осмотрительности лётчика и распределения секторов осмотрительности в группах. Не упускали случая проверить осмотрительность в учебно - тренировочных полётах.
Чтобы окончательно преодолеть естественную робость молодых лётчиков перед новыми самолётами противника, нужна была убедительная победа над ними. Когда вступает в силу боевой приказ, всё личное сразу отодвигается на задний план. Заместитель командира по своему положению поставлен в особые условия. Он всё-таки не может проявлять такую самостоятельность, как командир, должен согласовывать свои действия. Иные заместители настолько к этому привыкают, что постепенно утрачивают командирские качества, работают с оглядкой, ожидая подсказок. Не случайно порой на освободившуюся должность, скажем, командира дивизии назначают способного командира полка, а не заместителя, которого держали на вторых ролях. Думаю, что я таком грехе неповинен, и у Цветкова за всё время нашей совместной службы не было причин жаловаться на то, что я его "зажимал".
Нас ждали последние бои... Мы понимали, что не все уцелеем в них, но всё равно хотелось, чтобы они начались скорее, чтобы быстрее прогремел последний выстрел... Лётчиков редко хоронят. Обычно они просто не возвращаются.
 
 
 
   

© Copyright: Владимир Савончик, 2017

Регистрационный номер №0388453

от 17 июня 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0388453 выдан для произведения: 7-й истребительный авиационный «Краснознамённый» полк.
 
(краткая историческая справка)
 
7-й истребительный авиационный полк сформирован в апреле 1938 года на аэродроме Красногвардейск на базе 13-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи.
 
Нахождение в строю:
 
С апреля 1938 года по 7 марта 1942 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года (105 дней). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 7 марта 1942 года (259 дней). Перечень №12.
 
В составе Видов Вооружённых Сил.
 
С апреля 1938 года по 7 марта 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С апреля 1938 года по 8 сентября 1939 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 8 сентября 1939 года по 20 октября 1939 года – в составе Военно-Воздушных Сил Киевского Особого Военного Округа.
С 20 октября 1939 года по 7 января 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 7 января 1940 года по 26 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 26 марта 1940 года по 24 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 24 июня 1941 года по 26 августа 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Северного Фронта.
С 26 августа 1941 года по 22 февраля 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Фронта.
С 22 февраля 1942 года по 7 марта 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С апреля 1938 года по 8 сентября 1939 года – в составе 59-й истребительной авиационной бригады.
С 20 октября 1939 года по 17 августа 1940 года – в составе 59-й истребительной авиационной бригады.
С 17 августа 1940 года по 22 февраля 1942 года – в составе 5-й смешанной авиационной дивизии.
 
Командир полка:
 
Майор Анисимов Пётр Николаевич – с апреля 1938 года по сентябрь 1938 года.
Майор Сюсюкалов Никита Тимофеевич – с сентября 1938 года по март 1939 года.
Майор Торопчин Николай Степанович – с марта 1939 года по ноябрь 1939 года.
Майор Туренко Евгений Григорьевич – с 30 ноября 1939 года по 20 июня 1940 года.
Капитан (майор) Синев Алексей Николаевич – с 20 июня 1940 года по 24 июня 1941 года.
Майор Голицын Георгий Михайлович – с 24 июня 1941 года по 7 марта 1942 года. Назначен на должность командира 14-го Гвардейского истребительного авиационного Краснознамённого полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Батальонный комиссар Злой Матвей Сергеевич
Мурга Кирилл Никитович
Хрястолов Павел Фёдорович
 
Начальник штаба полка:
 
Капитан Майборода
 
Участие в операциях и битвах:
 
ПВО Одессы – с 8 сентября 1939 года по 20 октября 1939 года.
Советско-Финская война – с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской войне:
Боевых вылетов – 4885
Сбито самолётов противника – 68
Бомбардировщиков – 21
Истребителей – 43
Разведчиков – 4
Свои боевые потери:
Лётчиков – 8
Свои небоевые потери:
Лётчиков – 2
 
Битва за Ленинград – с 10 июля 1941 года по 7 марта 1942 года.
10 лётчиков на самолётах МиГ-3 на аэродроме Горелово переданы в состав 19-го истребительного авиационного полка – 25 июля 1941 года.
Переформирован по штату 015/134, передал 13 лётчиков на самолётах И-153 в состав 197-го истребительного авиационного полка и 12 лётчиков на самолётах И-153 в состав 235-го штурмового авиационного полка – 26 июля 1941 года.
Передал эскадрилью на самолётах МиГ-3 в состав 153-го истребительного авиационного полка – 4 октября 1941 года.
Переформирован по штату 015/174 – 20 февраля 1942 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Великой Отечественной Войне:
(с 22 июня 1941 года по 20 февраля 1942 года)
Боевых вылетов – 6497
Потери лётчиков – 30
Потери самолётов - 42
 
Награды:
 
За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 апреля 1940 года 7-й истребительный авиационный полк награждён орденом «Красного Знамени»
 
Герои Советского Союза:
 
21 марта 1940 года. Антонов Николай Дмитриевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №261.
21 марта 1940 года. Курочкин Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №258.
21 марта 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. Старший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №288.
21 марта 1940 года. Семёнов Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №281.
21 марта 1940 года. Туренко Евгений Григорьевич. Майор. Командир 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №271.
7 апреля 1940 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка 59-й истребительной авиационной бригады Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №291.
10 февраля 1943 года. Свитенко Николай Иванович. Капитан. Командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №883.
 
Потери:
 
30 июня 1941 года. Шульга Антон Андреевич. Лейтенант. Адъютант эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Виралахти. Выбросился с парашютом над территорией противника.
3 июля 1941 года. Исаев Анатолий Артемьевич. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою. Похоронен в городе Выборг.
16 июля 1941 года. Носаченко Фёдор Ефимович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. При взлёте с аэродрома Майсниеми на первом развороте вошёл в отвесное пикирование и упал в озеро. Похоронен в парке Шувалово станции Левашово Ленинградской области.
22 июля 1941 года. Шавров Владимир Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Столкнулся в воздушном бою с истребителем противника. Посмертно награждён орденом Ленина.
18 августа 1941 года. Ермолин Нииколай Ерофеевич. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в боевом вылете в районе Коркала – Какалло. Попал в плен. Освобождён по репатриации.
18 августа 1941 года. Колосветов Алексей Васильевич. Младший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Сантала.
18 августа 1941 года. Юсков Фёдор Семёнович. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Сантала.
21 августа 1941 года. Тазаев Алексей Дмитриевич. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Погиб в боевом вылете. Похоронен в братской могиле танковой роты в деревне Перк-Ярви.
19 сентября 1941 года. Быстров Александр Георгиевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена 7-го истребительного авиационного полка. Погиб при налёте самолётов противника на Комендантский аэродром. Похоронен на Ново-Деревенском кладбище города Ленинграда.
19 сентября 1941 года. Кондрашов Александр Никитович. Лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка (более 100 боевых вылетов). Не вернулся после воздушного боя в районе Урицк. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
19 сентября 1941 года. Решетников Константин Дмитриевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою над аэродромом Касимово. Похоронен в м. Касимово Ленинградской области. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
21 сентября 1941 года. Губанов Алексей Алексеевич. Лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Любань. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
21 сентября 1941 года. Калиниченко Павел Трофимович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Не вернулся из боевого вылета в район Любань. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
21 сентября 1941 года. Карпухин Виктор Григорьевич. Лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Любань. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
4 октября 1941 года. Яцун Николай Данилович. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Московской Славянии. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
6 октября 1941 года. Скоромный Василий Сергеевич. Младший лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Ивановское.
31 декабря 1941 года. Кидяев Дмитрий Александрович. Младший лейтенант. Лётчик 7-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Садови – Витюлово.
19 февраля 1942 года. Товстенко Владимир Матвеевич. Младший лейтенант. Летчик 7-го истребительного авиационного полка. При вылете на штурмовку населенного пункта Шало сбит зенитной артиллерией. Самолет в воздухе загорелся. Летчик погиб.
3 февраля 1942 года. Бойко Иван Устинович. Лейтенант. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка (кавалер двух орденов Красной Звезды). При вылете на разведку в район Костово, на обратном пути встретился с истребителями противника. В результате воздушного боя был сбит и упал на территории противника.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
1 декабря 1939 года. Диденко Гавриил Власович. На истребителе И-16 сбил Buldog в районе Муолаанярви.
1 декабря 1939 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Муолаанярви.
20 декабря 1939 года. Диденко Гавриил Власович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Карпела.
20 декабря 1939 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-153 сбил Fokker D.XXI в районе Кямяря – Карпела.
20 декабря 1939 года. Покрышев Пётр Афанасьевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Карпела.
23 декабря 1939 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Пиен – Перо.
23 декабря 1939 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
23 декабря 1939 года. Диденко Гавриил Власович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Вийпури.
23 декабря 1939 года. Покрышев Пётр Афанасьевич. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Вийпури.
23 декабря 1939 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI в районе Вийпури.
24 декабря 1939 года. Семёнов Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил разведывательный самолёт противника в районе Пиен – Перо.
14 февраля 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
14 февраля 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
14 февраля 1940 года. Ларионов Георгий Петрович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI.
20 февраля 1940 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Ханхиярви – Лаппеенранта.
20 февраля 1940 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Ханхиярви – Лаппеенранта.
20 февраля 1940 года. Дубовик Иван Михайлович. На истребителе И-153 сбил в паре Buldog в районе Ханхиярви – Лаппеенранта.
5 марта 1940 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Нуйямаа – Пенттиля.
5 марта 1940 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Лаппеенранта.
5 марта 1940 года. Булаев Александр Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил в группе Buldog в районе Лаппеенранта.
5 марта 1940 года. Исаев Николай Васильевич. На истребителе И-16 сбил Blenheim севернее Симола.
5 марта 1940 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Кантола.
5 марта 1940 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе Суурпяля.
5 марта 1940 года. Семёнов Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Buldog в районе Кантола.
6 марта 1940 года. Гейбо Иосиф Иванович. На истребителе И-153 сбил бомбардировщик противника над Выборгским заливом.
7 марта 1940 года. Шинкаренко Фёдор Иванович. На истребителе И-16 сбил Blenheim в районе Лаутамяки.
8 марта 1940 года. Глотов Георгий Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Blenheim южнее Лавола.
9 марта 1940 года. Глотов Георгий Фёдорович. На истребителе И-153 сбил в паре истребитель в районе Харапиниеми.
9 марта 1940 года. Жуйков Григорий Сергеевич. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе Сорвали.
9 марта 1940 года. Жуйков Григорий Сергеевич. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе Рисиниеми.
9 марта 1940 года. Курочкин Владимир Михайлович. Сбил Fokker D.XXI.
9 марта 1940 года. Курочкин Владимир Михайлович. Сбил Fokker D.XXI.
9 марта 1940 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе И-153 сбил истребитель противника в районе полуострова Койвисто.
10 марта 1940 года. Гейбо Иосиф Иванович. На истребителе И-153 сбил Blenheim в районе Юлямаа.
30 июня 1941 года. Барабанов Александр Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил аэростат противника в районе Хамина.
2 июля 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Fokker D.XXI в районе Миетинсаари.
7 июля 1941 года. Барабанов Александр Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил аэростат противника в районе Хамина.
9 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.109.
9 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.109.
9 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.109.
9 июля 1941 года. Губанов Алексей Алексеевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Brewster в районе станция Инкеля.
12 июля 1941 года. Даргис и Карпухин. На истребителях МиГ-3 сбили в паре He.111 в районе Невская Дубровская.
18 июля 1941 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.110 южнее озера Самро.
20 июля 1941 года. Даргис Павел Никодимович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.110 в районе Молосковицы.
20 июля 1941 года. Даргис Павел Никодимович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Do.215 в районе Кингисепп.
20 июля 1941 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.110 в районе Заполье.
20 июля 1941 года. Овчаренко Иван Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе озера Чёрное.
22 июля 1941 года. Даргис Павел Никодимович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.110 в районе Юркино.
22 июля 1941 года. Дубовик Иван Михайлович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Шавров Владимир Николаевич. Столкнулся в воздушном бою с Bf.109.
22 июля 1941 года. Барабанов и Барабанов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Барабанов и Барабанов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе аэродрома Утти.
22 июля 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе аэродрома Утти.
23 июля 1941 года. Даргис и Карпухин. На истребителях МиГ-3 сбили в паре Ju.88 в районе озера Красногорское.
25 июля 1941 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе He.111 в районе Клотицы.
29 июля 1941 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.88 в районе Луга.
10 августа 1941 года. Баранов Александр Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Руока – Лахти.
10 августа 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Руока – Лахти.
10 августа 1941 года. Губанов Алексей Алексеевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Brewster севернее станция Сайрала.
19 августа 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Brewster в районе озера Муолан-Ярви.
19 августа 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Brewster в районе озера Муолан-Ярви.
21 августа 1941 года. Барабанов и Баранов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Brewster в районе станции Антреа.
21 августа 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Brewster в районе станции Антреа.
22 августа 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Вуосальми.
19 сентября 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Манушкино.
19 сентября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил в группе Bf.109 в районе Урицк.
19 сентября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил в группе Ju.88 в районе Урицк.
26 сентября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил в паре Ju.88 юго-восточнее Шлиссельбург.
28 сентября 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Лезье.
6 ноября 1941 года. Свитенко Николай Иванович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе аэродрома Сиверская.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Награждены орденами СССР:
 
Баранов Алексей Дмитриевич. Орден Красного Знамени.
Диденко Гавриил Власович. Орден Красного Знамени.
Калиниченко Павел Трофимович. Орден Красного Знамени.
Качковский Николай Павлович. Орден Красного Знамени.
Ларионов Георгий Петрович. Орден Красного Знамени.
Сереженко Михаил Петрович. Орден Красного Знамени.
Старков Николай Михайлович. Орден Красного Знамени.
Сюсюкалов Никита Тимофеевич. Орден Красного Знамени.
Чемоданов Анатолий Николаевич. Орден Красного Знамени.
Чудиновский Александр Георгиевич. Орден Красного Знамени.
Барабанов Александр Николаевич. Орден Красной Звезды.
Зеленов Павел Тихонович. Орден Красной Звезды.
Одинцов Иван Давыдович. Орден Красной Звезды.
Поляков Сергей Николаевич. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года.
 
Антонов Николай Дмитриевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Ленина.
Курочкин Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
Ларионов Георгий Петрович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
Семёнов Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина.
Туренко Евгений Григорьевич. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года.
 
Шинкаренко Фёдор Иванович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01010/н от 29 октября 1941 года.
 
Решетников Константин Дмитриевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №0852/н от 3 декабря 1941 года.
 
Кондрашов Александр Никитович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Саликов Георгий Иванович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Сердюков Александр Васильевич. Политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Синельников Тарас Григорьевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Тимошенко Роман Тарасович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Бойко Иван Устинович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Губанов Алексей Алексеевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Дубовик Иван Михайлович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Заикин Василий Гаврилович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(1)
Петров Иван Павлович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Скоромный Василий Сергеевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Степкин Пётр Васильевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Шлыков Семён Иванович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01007/н от 20 декабря 1941 года.
 
Барабанов Александр Николаевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина(1)
Голицын Георгий Михайлович. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
Карпухин Виктор Григорьевич. Лейтенант. Лётчик. Орден Ленина.
Ливончик Пётр Яковлевич. Младший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина.
Свитенко Николай Иванович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина(1)
Синев Алексей Николаевич. Майор. Командир полка. Орден Ленина. Посмертно.
Старков Николай Михайлович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Баранов Александр Андреевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Баранов Иван Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Дубовик Иван Михайлович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Мурга Кирилл Никитович. Старший политрук. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени(1)
Никитин Алексей Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Одинцов Иван Давыдович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Филипповский Михаил Анисимович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(1)
Бойко Иван Устинович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Бубнов Александр Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Заикин Василий Гаврилович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(2)
Качковский Николай Павлович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Кольцов Иван Максимович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Овчаренко Иван Иванович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Петрин Алексей Васильевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Плотников Иван Иванович. Военный техник 1-го ранга. Старший техник эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Чемоданов Анатолий Николаевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01133/н от 31 декабря 1941 года.
 
Слонов Алибек Газимович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0430/н от 26 февраля 1942 года.
 
Слонов Алибек Газимович. Старший лейтенант. ВрИД командира эскадрильи. Орден Ленина.
Петров Иван Павлович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Камерилов Юрий Николаевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Мочалов Василий Кузьмич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01024/н от 3 мая 1942 года.
 
Шавров Владимир Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Ленина. Посмертно.
Хрястолов Павел Фёдорович. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
Демидов Михаил Дмитриевич. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года.
 
Свитенко Николай Иванович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Вооружение:
 
И-16 – с апреля 1938 года
И-15БиС – с октября 1938 года по май 1940 года.
И-153 – с ноября 1939 года по 7 марта 1942 года.
МиГ-3 – с июня 1941 года по 4 октября 1941 года.
 
Дислокация:
 
Красногвардейск – с апреля 1938 года по 8 сентября 1939 года.
Одесса – с 8 сентября 1939 года по 20 октября 1939 года.
Пушкин – с 20 октября 1939 года
Валк-Ярви
Керстово – с 26 мая 1940 года
Майсниеми
Суормериоки
 
Приказом НКО №70 от 7 марта 1942 года 7-й истребительный авиационный Краснознамённый полк переименован в 14-й Гвардейский истребительный авиационный Краснознамённый полк.
 
Дополнительная информация:
 
Дважды Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Кутахов Павел Степанович – с 1939 года по 12 июля 1941 года.
Покрышев Пётр Афанасьевич – с 1939 года по 1940 год.
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Антонов Николай Дмитриевич – с января 1939 года по 1940 год.
Булаев Александр Дмитриевич – с 1939 года по 1940 год.
Гейбо Иосиф Иванович – с 1939 года по 1940 год.
Губанов Алексей Алексеевич – с 1939 года по сентябрь 1941 года.
Диденко Гавриил Власович – с 1939 года по 1940 год.
Исаев Николай Васильевич – с 1939 года по 1940 год.
Курочкин Владимир Михайлович – с 1939 года по 1940 год.
Ларионов Георгий Петрович – с мая 1938 года по январь 1941 года.
Медведев Дмитрий Александрович – с 1939 года по 1940 год.
Миронов Сергей Иванович – с 1938 года по август 1941 года.
Никитин Алексей Иванович – с 1939 года по июль 1941 года.
Поляков Сергей Николаевич – с 1938 года по 1941 год.
Свитенко Николай Иванович – с 1939 года по 7 марта 1942 года.
Семёнов Александр Фёдорович – с 1938 года по 1940 год.
Туренко Евгений Григорьевич – с 3 ноября 1939 года по 20 июня 1940 года.
Шинкаренко Фёдор Иванович – с 1939 года по 1940 год.
 
Лётчики- ассы проходившие службу в полку.
 
Барабанов Александр Николаевич – с начала войны по октябрь 1941 года. 2 личные и 6 групповых побед в составе полка.
Баранов Александр Андреевич – с начала войны по октябрь 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Баранов Алексей Дмитриевич – с начала войны по 4 октября 1941 года. 8 личных и 9 групповых побед в составе полка.
Баранов Иван Дмитриевич – с октября 1941 года по 22 ноября 1942 года. Побед в составе полка нет.
Булаев Александр Дмитриевич – с 1939 года по 1940 год. 2 личных и 3 групповые победы в составе полка.
Гейбо Иосиф Иванович – с 1939 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Глотов Георгий Фёдорович – с 1939 года по 1940 год. 1 личная и 1 групповая победы в составе полка.
Губанов Алексей Алексеевич – с 1939 года по сентябрь 1941 года. 2 групповые победы в составе полка.
Даргис Павел Никодимович – с апреля 1941 года по 25 июля 1941 года. 1 личная и 4 групповые победы в составе полка.
Диденко Гавриил Власович – с 1939 года по 1940 год. 3 личные победы в составе полка.
Дрожжин Василий Иванович – с начала войны по 12 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Дубовик Иван Михайлович – с 1940 года по октябрь 1941 года. 1 личная и 1 групповая победа в составе полка.
Жуйков Григорий Сергеевич – с 1939 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Зеленов Павел Тихонович – с 1939 года по 12 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Исаев Николай Васильевич – с 1939 года по 1940 год. 1 личная победа в составе полка.
Карпухин Виктор Григорьевич – с 1939 года по октябрь 1941 года. 1 личная и 3 групповые победы в составе полка.
Кутахов Павел Степанович – с 1939 года по 12 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Медведев Дмитрий Александрович – с 1939 года по 1940 год. Побед в составе полка нет.
Миронов Сергей Иванович – с 1938 года по август 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Никитин Алексей Иванович – с 1939 года по 25 июля 1941 года. 3 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Овчаренко Иван Иванович – с 1939 года по 25 июля 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Покрышев Пётр Афанасьевич – с 1939 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Поляков Сергей Николаевич – с 1938 года по 1941 год. Побед в составе полка нет.
Свитенко Николай Иванович– с 1939 года по 7 марта 1942 года. 1 личная и 4 групповые победы в составе полка.
Семёнов Александр Фёдорович – с 1938 года по 1940 год. 2 личные победы в составе полка.
Шинкаренко Фёдор Иванович – с 1939 года по 1940 год. 2 личных и 1 групповая победа в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Анисимов Пётр Николаевич
Антонов Николай Дмитриевич
Барабанов Александр Николаевич
Баранец Николай Александрович
Баранов Александр Андреевич
Баранов Алексей Дмитриевич
Баранов Иван Дмитриевич
Бойко Иван Устинович
Бубнов Александр Николаевич
Булаев Александр Дмитриевич
Быстров Александр Георгиевич
Гейбо Иосиф Иванович
Глотов Георгий Фёдорович
Голицын Георгий Михайлович
Губанов Алексей Алексеевич
Даргис Павел Никодимович
Демидов Михаил Дмитриевич
Диденко Гавриил Власович
Дрожжин Василий Иванович
Дубовик Иван Михайлович
Ермолин Нииколай Ерофеевич
Жуйков Григорий Сергеевич
Заикин Василий Гаврилович
Зеленов Павел Тихонович
Злой Матвей Сергеевич
Зорин Степан Семёнович
Исаев Анатолий Артемьевич
Исаев Николай Васильевич
Кабаков Михаил Семёнович
Калиниченко Павел Трофимович
Камерилов Юрий Николаевич
Карпухин Виктор Григорьевич
Качковский Николай Павлович
Кидяев Дмитрий Александрович
Колосветов Алексей Васильевич
Кольцов Иван Максимович
Кондрашов Александр Никитович
Копалин Алексей Александрович
Костенко Алексей Тимофеевич
Крымский Виктор Николаевич
Кудрявцев Николай Тимофеевич
Курочкин Владимир Михайлович
Кутахов Павел Степанович
Ларионов Георгий Петрович
Ливончик Пётр Яковлевич
Лобанов Михаил Борисович
Марченко Георгий Александрович
Медведев Дмитрий Александрович
Миронов Сергей Иванович
Мочалов Василий Кузьмич
Муравьёв Павел Игнатьевич
Мурга Кирилл Никитович
Никитин Алексей Иванович
Носаченко Фёдор Ефимович
Овчаренко Иван Иванович
Одинцов Иван Давыдович
Петрин Алексей Васильевич
Петров Иван Павлович
Плотников Иван Иванович
Покрышев Пётр Афанасьевич
Поляков Сергей Николаевич
Решетников Константин Дмитриевич
Рысенков Иван Алексеевич
Саликов Георгий Иванович
Свитенко Николай Иванович
Семёнов Александр Фёдорович
Сердюков Александр Васильевич
Сереженко Михаил Петрович
Синев Алексей Николаевич
Синельников Тарас Григорьевич
Скоромный Василий Сергеевич
Слипченко Александр Васильевич
Слонов Алибек Газимович
Старков Николай Михайлович
Степкин Пётр Васильевич
Сычёв Иван Иванович
Сюсюкалов Никита Тимофеевич
Тазаев Алексей Дмитриевич
Тимошенко Роман Тарасович
Титовец Фёдор Иванович
Товстенко Владимир Матвеевич
Торопчин Николай Степанович
Туренко Евгений Григорьевич
Филипповский Михаил Анисимович
Хлусович Иван Михайлович
Хрястолов Павел Фёдорович
Чемоданов Анатолий Николаевич
Чудиновский Александр Георгиевич
Шавров Владимир Николаевич
Шинкаренко Фёдор Иванович
Шлыков Семён Иванович
Шульга Антон Андреевич
Юсков Фёдор Семёнович
Яцун Николай Данилович
 
СПИСОК  ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ
 
Источники информации:
 
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://soviet-aces-1936-53.ru
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 17 июня 2017 года.
 
Антонов Николай Дмитриевич
 
Родился 6 января 1909 года в городе Великие Луки, ныне Псковской области, в семье рабочего. В 1929 году по рекомендации парткома Великолукского паровозовагоноремонтного завода был направлен в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, который окончил в 1931 году. С того же года - в рядах Красной Армии. В 1932 году окончил 1-ю военную авиационную школу лётчиков им. А. Ф. Мясникова  ( в Каче ). В июле 1932 года, как отлично окончивший школу лётчиков, оставлен служить в ней же, инструктором - лётчиком. Вскоре стал командиром звена, затем отряда. За отличную боевую и политическую подготовку личного состава в 1936 году награждён орденом Ленина.
В 1939 году окончил краткосрочные курсы комиссаров - лётчиков при Харьковской военной школе лётчиков. Принимал участие в походе советских войск в Западную Украину.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Военный комиссар 7-го истребительного авиационного полка  ( 59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт )  батальонный комиссар Н. Д. Антонов совершил 30 боевых вылетов на разведку и уничтожение военных объектов. Во время боёв в районе местечка Вилайоки  ( ныне село Великое Выборгского района Ленинградской области )  лично водил подразделения полка на штурмовку противника. 10 января 1940 года награждён орденом Красного Знамени.
21 Марта 1940 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
С мая 1940 года - военный комиссар 42-й истребительной авиационной бригады, с октября 1940 года - командир 154-го истребительного авиационного полка в Ленинградском военном округе.
В начале Великой Отечественной войны Н. Д. Антонов в той же должности сражался на Северном  ( с 23 августа 1941 года - Ленинградский )  фронте. С сентября 1941 года - командир 92-й истребительной авиационной дивизии. С ноября 1941 года - заместитель, а с 26 июня 1943 года - командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в составе Ленинградской армии ПВО  ( 7 июля 1943 года преобразован во 2-й Гвардейский ИАК ПВО ).
После войны, до марта 1946 года, продолжал командовать 2-м ГвИАК. В 1948 году окончил Военную академию Генерального штаба. Занимал ряд командных должностей. С 1970 года генерал - полковник авиации Н. Д. Антонов - в отставке. Жил в Ленинграде. Умер 14 июня 1986 года.
Награждён орденами: Ленина  ( трижды ), Красного Знамени   ( пять ), Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами.
 
*     *     *
Звание Героя Советского Союза Николай Дмитриевич Антонов получил за участие в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов. Ему была вручена медаль "Золотая Звезда" № 261.
Летом 1940 года старший батальонный комиссар Н. Д. Антонов был назначен военным комиссаром 42-й истребительной авиационной бригады.
В начале Великой Отечественной войны Н. Д. Антонов в той же должности на Северном  ( с 23 августа 1941 г. - Ленинградский )  фронте. Полк под его командованием в составе 39-й истребительной авиационной дивизии нёс патрульную службу в системе ПВО Ленинграда. Только в период с 22 июня по 8 сентября 1941 года полк произвёл 3071 самолёто - вылет, сбил в воздушных боях 43 вражеских самолёта и свыше 20 - уничтожил при штурмовке его аэродромов.
В этих боях Н. Д. Антонов участвовал в 78 боевых вылетах, в 17 воздушных боях сбил лично 3 и в группе - 2 самолёта противника.
С сентября 1941 года Н. Д. Антонов - командир 92-й истребительной авиационной дивизии. С ноября 1941 года - заместитель, а с 26 июня 1943 года - командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в составе Ленинградской армии ПВО.
Командуя авиационными частями и соединениями, Н. Д. Антонов показал себя как волевой, дисциплинированный и решительный командир. Обороняя Ленинград от налётов вражеской авиации, части корпуса произвели свыше 45 400 боевых самолёто - вылетов, провели 1418 воздушных боёв, в которых сбили 925 самолётов противника. Кроме того, штурмовыми действиями по аэродромам и войскам противника было уничтожено ещё 119 самолётов, а также 38 танков, около полка пехоты противника, уничтожено 74 и подавлено 112 артиллерийских и миномётных батарей.
Опыт отражения налётов немецких истребителей на Ленинград весной 1943 года показал, что установленный порядок подъёма истребителей на перехват противника из готовности № 1 себя не оправдал. Это объяснялось тем, что истребительная авиация врага действовала с аэродромов, расположенных вблизи линии фронта   ( Гатчина и другие )  и наши истребители не успевали взлететь, набрать высоту и встретить неприятеля на подступах к городу. Поэтому для наиболее эффективной борьбы с его истребительной авиацией были предусмотрены специальные зоны патрулирования с выносом их в сторону вероятных маршрутов полётов авиации противника.
В дни наиболее интенсивных налётов приходилось держать над городом постоянный патруль из 2 - 4 самолётов. Боевые действия нашей истребительной авиации ночью были малоэффективны. Обычно при появлении самолётов противника ночью в воздух поднималось от 2 до 10 истребителей, которые патрулировали эшелонированно по высоте в зонах ожидания. Однако вследствие несовершенства системы наведения и незначительного количества освещённых прожекторами целей встреч наших истребителей с самолётами противника было мало.
Следует отметить, что офицеры 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО под руководством командира корпуса Героя Советского Союза полковника Н. Д. Антонова  ( он вступил на эту должность 26 июня 1943 года, сменив генерал - майора авиации Е. Е. Ерлыкина )  настойчиво изыскивали более совершенные методы управления истребителями в воздухе и их наведения. Они разработали и внедрили в боевую практику централизованную систему управления и радионаведения истребителей на самолёты противника.
Для успешного решения этой задачи использовались данные "Редут" и СОН. Данные станций наносились на специальные планшеты. По решению Военного совета фронта был оборудован командный пункт планшетного наведения, на котором несли постоянное дежурство опытные командиры - авианаводчики.
В результате накопленного опыта по наведению лётчики корпуса стали более успешно перехватывать самолёты врага. Так, в течение сентября - октября 1943 года из 32 наведений более половины закончилось встречей наших истребителей с бомбардировщиками противника.
По итогам боевых действий за год части 7-го истребительного авиационного корпуса произвели 5664 боевых вылета. В проведённых 296 боях лётчики сбили 210 и подбили 36 самолётов.
Выполняя основную задачу, части 7-го ИАК одновременно прикрывали боевые порядки соединений Ленинградского фронта, вели разведку войск и коммуникаций противника.
В период прорыва блокады Ленинграда  ( 12 - 18 января 1943 года )  для прикрытия боевых порядков войск 67-й армии из состава 7-го ИАК было выделено 5 авиационных полков.
Наши истребители, патрулируя над боевыми порядками наступавших войск тремя группами по 6 самолётов в каждой, парализовали действия вражеской бомбардировочной авиации.
За период наступательных боёв лётчики корпуса совершили 364 боевых вылета, провели 104 воздушных боя, в результате которых сбили 60 и подбили 16 вражеских самолётов. Кроме того, штурмовыми ударами уничтожили зенитную батарею и большое количество живой силы и техники врага.
Лётчики ПВО в этот период совершили десятки героических подвигов. Правительство высоко оценило боевые заслуги войск Ленинградской армии ПВО. Приказом НКО СССР от 7 июля 1943 года 7-й истребительный авиакорпус ПВО был преобразован во 2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус ПВО с присвоением ему почётного наименования "Ленинградский".
Приказами Верховного Главнокомандующего были объявлены благодарности и присвоены почётные наименования Выборгских - 11, 27 и 102-му Гвардейским истребительным авиационным полкам ПВО, Таллинского - 404-му истребительному авиационному полку ПВО.
Указами Президиума Верховного Совета Союза ССР были награждены орденами Кутузова 3-й степени 11-й Гвардейский и 404-й истребительные авиационные полки.
Войска Ленинградской армии ПВО приняли самое непосредственное участие и в наступлении войск Ленинградского фронта, начавшемся 14 января 1944 года. 2-й Гвардейский Ленинградский истребительный авиационный корпус ПВО под командованием генерал - майора авиации Н. Д. Антонова прикрывал от ударов с воздуха боевые порядки наших стрелковых соединений и штурмовал наземного противника, не давая ему возможности осуществлять планомерный отход. На прикрытие стрелковых войск части корпуса произвели около 2000 самолёто - вылетов, уничтожив в воздушных боях 22 немецких самолёта. Значительный эффект дали и штурмовые действия: немцы потеряли более 300 автомобилей с техникой, а также около 700 солдат и офицеров.
В 1944 году наши авиаторы научились воевать так, что уничтожали десятки и сотни вражеских самолётов, а сами при этом несли незначительные потери. Например, 2-й Гвардейский Ленинградский истребительный авиационный корпус ПВО в течение 1944 года уничтожил 172 вражеских бомбардировщика. О высоком уровне боевого мастерства наших лётчиков свидетельстаует, в частности, и то, что соотношение потерь истребительной авиации ПВО к количеству сбитых самолётов противника в 1944 году выражалось 1 - 4,5 в нашу пользу.
За особые заслуги перед Родиной 22 лётчикам 2-го Гвардейского Ленинградского истребительного авиационного корпуса ПВО было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, а лётчик А. Т. Карпов был удостоен этого звания дважды.
4 апреля 1944 года полковнику Н. Д. Антонову было присвоено воинское звание "Генерал - майор авиации".
После войны, до марта 1946 года, Николай Дмитриевич продолжал командовать 2-м Гвардейским Ленинградским истребительным авиационным корпусом, затем учился в Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова. По её окончании в марте 1948 года он был назначен командиром Ленинградского Гвардейского истребительного авиационного корпуса ПВО. С мая 1949 года - командующий 25-й воздушной истребительной армией ПВО Ленинграда, с декабря - помощник командующего ВВС БелВО. С апреля 1950 года - командир 62-го истребительного авиационного корпуса, с февраля 1952 года - командующий войсками Сталинградского района ПВО, с июля 1954 года - заместитель командующего истребительной авиацией Войск ПВО страны, с мая 1955 года - командующий Северо - Кавказской армией ПВО и заместитель командующего войсками СКВО по Войскам ПВО страны, с сентября 1959 года - член Военного совета - начальник политического управления Московского округа ПВО, с февраля 1962 года - командующий 6-й отдельной армией ПВО - заместитель командующего войсками ЛВО по Войскам ПВО страны, член Военного совета ЛВО и председатель Военного совета армии. С апреля 1965 года - помощник представителя Главнокомандующего ОВС государств - участников Варшавского Договора по ВВС и ПВО в Чехословацкой народной армии.
С мая 1970 года в запасе. Умер 14 июня 1986 года в Ленинграде.
 
Булаев Александр Дмитриевич
 
Родился 9 сентября 1910 года на станции Чаны (ныне посёлок городского типа и районный центр в Новосибирской области). Окончив среднюю школу, уехал в город Омск, где получил профессию электромеханика. Затем поступил в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта. Бросив его после 2-х курсов, поступил в Ленинградский химико-технологический институт. В 1934 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. В 1936 году окончил военную авиационную школу пилотов, служил инструктором-лётчиком. С 1938 года - в ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в должности командира звена 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-16. Совершил 108 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 2 и в группе 3 самолёта противника.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант А. Д. Булаев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира эскадрильи 158-го ИАП (ВВС Северного и Ленинградского фронтов), летал на Як-1. 7 августа 1941 года подбит в бою, спасся на парашюте. В сентябре 1941 года переведён в 17-й ИАП (ВВС Северо-Западного фронта), летал на МиГ-3. С ноября 1941 года - в 159-м ИАП. Летал на "Томагауке", "Киттихауке" и Ла-5.
К апрелю 1943 года командир эскадрильи 159-го истребительного авиационного полка (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) капитан А. Д. Булаев совершил 188 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 16 и в составе группы 5 самолётов противника, а также уничтожил 1 аэростат (в наградном листе говорится о 14 личных и 8 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
17 мая 1943 года штурман 159-го ИАП майор А. Д. Булаев погиб в авиационной катастрофе на тыловом аэродроме (летел пассажиром в грузовом самолёте Ли-2). К тому времени совершил 260 боевых вылетов, провёл 66 воздушных боёв, в которых сбил лично 17 и в составе группы 5 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Награждён орденами: Ленина (03.05.1942, 02.09.1943), Красного Знамени (15.01.1940), Отечественной войны 1-й степени (02.05.1943); медалью "За отвагу" (1939).
 
*     *     *
Летом 1942 года в красноармейскую газету пришло не совсем обычное письмо. Старший лейтенант Трофимчук, красноармейцы Ильин и Дмитриев писали о человеке, которого они не только никогда не видели, но даже не знали его фамилии.
"Уважаемая редакция! Мы хотим от имени бойцов своего взвода вынести благодарность лётчику - истребителю (фамилия его нам неизвестна), умело выполнившему боевое задание. Дело было так.
Утром 11 августа 1942 года фашисты вели наблюдение с аэростата за нашей передней линией. Артиллеристы заметили вражеских наблюдателей и открыли огонь шрапнелью, но безрезультатно.
В небе послышался гул летящих самолётов. Это были наши. Начались споры: заметят или не заметят лётчики вражеский аэростат. Вдруг видим, наши "ястребки" сделали разворот и пошли на немецкую "колбасу". Один впереди, остальные прикрывают его. Слышим короткую пулемётную очередь. В то же мгновение показался дымок, а потом язык пламени охватил аэростат. Мы стали горячо аплодировать.
Передайте этому лётчику наше большое, от всего сердца, спасибо. Пусть знает каждый советский сокол, что если он появился в небе, то на него с земли с надеждой смотрят тысячи глаз".
Установить фамилию лётчика, о котором шла речь в заметке, оказалось несложно. Командир авиационного полка, действовавшего в этом районе, сразу ответил:
- Да это же Булаев. Его работа.
Письмо показали Булаеву. Он неторопливо развернул его, - коренастый, крепко сложенный Александр Булаев всё делал неторопливо.
Прочитав письмо, он недоумённо пожал плечами:
- Ничего особенного нет. Разве только пришлось маленько схитрить: сделать вид, будто не вижу аэростата. Если сразу на него нацелиться, он, чего доброго, успеет ещё опуститься. А когда наблюдатель решил, что мы летим в другую сторону, я внезапно на него развернулся.
На вопрос, что передать пехотинцам, он опять пожал плечами:
- Передайте: Булаев, мол, рад, что помог. Я ведь знаю, сколько пакостей может натворить аэростат наблюдения. Ну и ещё передайте, что очень тронут их благодарностью. - И улыбнулся. - Но аплодисментов не слышал. А может, они пишут об этом для красного словца? На войне ведь аплодировать не принято.
Однако месяц спустя появились основания возразить Александру Булаеву: бывает, что и на войне аплодируют. Да ещё как!
Это случилось 14 сентября 1942 года. Немецкие бомбардировщики в какой уже раз старались прорваться к Волховскому мосту. Через него проходили все поезда с грузами для осаждённого города. Из тыла они шли через Тихвин, Волхов и дальше к берегу Ладожского озера. Здесь разгружались, и зимой по льду, на грузовиках, а летом по воде, на баржах, груз переправлялся в Ленинград.
И вот 14 сентября одному "Юнкерсу" удалось прорваться к мосту. Жители Волхова затаив дыхание смотрели в небо. Неужели враг разрушит мост? Занятые боем с основной группой бомбардировщиков, наши лётчики, казалось, не замечали вырвавшийся вперёд "Юнкерс".
И вдруг, когда всё уже казалось потерянным, его настиг наш истребитель. Почувствовав опасность, вражеский лётчик попытался отвернуть. Не тут-то было! Истребитель не отставал. В него бил воздушный стрелок "Юнкерса", но советский лётчик, не обращая внимания на опасность, подходил всё ближе и ближе.
К бомбардировщику протянулись светло - зелёные нити трассирующих пуль. Истребитель ударил сразу из всех 6 крупнокалиберных пулемётов. Над "Юнкерсом" взметнулось пламя. Подхваченное сильным потоком встречного воздуха, оно побежало по фюзеляжу. Бомбардировщик, который только что целился на мост, горел. Горел прямо над Волховом. Но люди, не думая о том, что горящий самолёт может свалиться на город, аплодировали.
"Юнкерс" врезался в землю недалеко от города. Как только наши истребители совершили посадку, стало известно, кому аплодировали тысячи людей - Булаеву !
В этот же день начальник штаба вручил командиру эскадрильи пистолет немецкого лётчика. Вручил и сказал "спасибо". Булаев удивился:
- Это я должен сказать спасибо.
- За что ? - в свою очередь удивился начальник штаба. - "Парабеллум" - твой законный трофей. А тебе, Александр Дмитриевич, спасибо, что на этот раз не заставил далеко ездить за подтверждением.
Действительно, Булаев часто доставлял начальнику штаба немало хлопот. На каждый сбитый самолёт нужно было подтверждение. Приходилось выезжать к месту падения вражеских самолётов, запрашивать штабы наземных войск. А в этот раз подтвердить победу Булаева могли буквально тысячи людей. Впрочем, и этого не требовалось. Неподалеку от командного пункта полка лежали остатки "Юнкерса" - одного из тех вражеских самолётов, которых Герой Советского Союза А. Д. Булаев сбил лично. Кроме 15 личных побед у него было ещё 8 групповых. Правда, в эскадрилье поговаривали, что частенько свои собственные победы Булаев записывает на всех, кто участвовал в бою. Но сам он, когда заходил разговор об этом, отмалчивался...
*     *     *
Александр родился 9 сентября 1910 года на станции Чаны (ныне посёлок городского типа и районный центр в Новосибирской области) в семье рабочего - железнодорожника. Окончил среднюю школу. Приехал в Омск и 2 года работал на стройках города. Окончил 2 курса Омского института инженеров железнодорожного транспорта и аэроклуб, затем перевёлся в Ленинградский химико - технологический институт.
В 1934 году добровольно поступил в Красную Армию. В 1936 году кончил Харьковскую военную авиационную школу пилотов. Служил лётчиком - инструктором в военных авиационных школах. С 1938 года - в ВВС Ленинградского военного округа.
Свою боевую деятельность Александр Булаев начал в период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов и, по видимому, стал самым результативным советским пилотом в этом конфликте. Будучи командиром звена 7-го ИАП в эскадрилье Ф. И. Шинкаренко, десятки раз поднимал он свой И-16 со льда Карельских озёр.
Всего совершил 120 боевых вылетов, участвовал в 40 штурмовках, провёл 20 воздушных боёв, в которых сбил 9 финских самолётов.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 3 групповые победы. ]
Вспоминает старший политрук 7-го ИАП, Герой Советского Союза Гавриил Власович Диденко:
"В пылу воздушного боя Александр Булаев заметил на одном из самолётов антенну. "Ага, голова! Сейчас поговорим с ним!", - и направил свой самолёт в хвост противника. Тот, маневрируя, стал увёртываться от огня. Булаев всё наседал и наседал. Тогда "Фоккер" попробовал спастись пикированием. Советский лётчик понял маневр врага и пошёл за ним, выпуская по хвосту длинные очереди. Но "Фоккер" не загорелся и продолжал уходить "змейкой". Лейтенант А. Д. Булаев, рассчитав огонь, нажал ещё раз гашетку и "Фоккер" вспыхнул. В этой схватке истребители Ф. Шинкаренко здорово всыпали белофинским стервятникам. Только 4 из 12 спаслись бегством, а обломки всех остальных валялись на искрящемся от солнца снегу".
Товарищи запомнили его широкую доброту, олимпийское спокойствие, оптимизм и необыкновенную силу. Александр Дмитриевич был очень доброжелательным человеком, обладал несомненным педагогическим талантом.
С первых же дней Великой Отечественной войны - на фронте. Был командиром эскадрильи в 158-м истребительном авиационном полку. Защищал Ленинград от вражеских налётов и сражался на подступах к городу. Первую победу одержал 27 июня 1941 года.
17 августа 1941 года старший лейтенант А. Д. Булаев в составе тройки Як-1 сопровождал группу СБ, вылетевших на бомбардировку вражеских войск, наступавших на Волосово. Над линией фронта группа подверглась атаке 12 Ме-109F. Комэск и его ведомые сбили 2 "Мессера", но когда Булаев заходил в хвост очередному врагу его самолёт был подбит и сразу свалился в штопор. Пилот сумел выброситься на парашюте в расположении наших войск. Тем же вечером он вернулся в полк.
В сентябре 1941 года переведён в 17-й истребительный авиационный полк ВВС Северо - Западного фронта.
Позднее майор А. Д. Булаев командовал эскадрильей в 159-м ИАП (275-я ИАД) - одним из лучших истребительных авиационных полков ВВС Ленинградского фронта.
...Со второй половины мая 1942 года налёты вражеской авиации на Ладожскую коммуникацию значительно усилились. Немецкая ставка в директиве командующему 1-м Воздушным Флотом требовала: "Сорвать эвакуацию Ленинграда всеми средствами и особенно воздушными налётами на Ладожский район судоходства, чтобы не дать противнику возможности усилиться посредством перевоза войск или работ по вооружению или достичь улучшения продовольственного положения и тем самым обороноспособности Ленинграда". Наиболее массированные налёты вражеская авиация предприняла на Волхов, Жихарево, Кобону, через которые проходили грузы к Ладожскому озеру.
16 мая 1942 года на перехват 10 вражеских бомбардировщиков Ju-88 поднялось звено 159-го истребительного авиаполка под командованием капитана А. Д. Булаева.С первой же атаки они сбили 2 бомбардировщика. Ошеломлённый противник стал беспорядочно сбрасывать бомбы и поспешно уходить на запад. Во время их преследования на нашу четвёрку обрушилось 8 немецких истребителей Ме-109. В упорном бою советские лётчики сбили 2 "Мессера" и без потерь вернулись на базу. В этом бою Александр Булаев сбил лично бомбардировщик и в группе - истребитель врага.
Довольно интересный эпизод из боевой деятельности Александра Булаева описал в своей книге "Записки воздушного разведчика" Герой Советского Союза Александр Кузьмич Ткаченко:
"В один из дней командир полка вызвал меня на командный пункт и дал очередное задание: разведать всё тот же осточертевший район Гатчина - Волосово. Для прикрытия была выделена четвёрка истребителей Ла-5 под командованием Героя Советского Союза Александра Булаева. Казалось, что о взаимодействии мы точно договорились. Но в воздухе случилось непредвиденное.
При следовании на Гатчину пара Ла-5 находилась рядом с нами, а пара во главе с Булаевым летела метров на 1000 выше. В момент, когда мой самолёт после фотографирования взял курс на родной аэродром, Булаев упустил нас из виду. Заметив проходивший стороной немецкий разведчик Ме-110, он принял его за "Пешку" и стал сопровождать. По внешнему виду Пе-2 и Ме-110 очень схожи. Нас же возле линии фронта атаковали 4 "Мессера". Двум "Лавочкиным" пришлось трудно. Как могли, мы помогали товарищам огнём своих пулемётов. Так дотянули до Колпина, а там я сообщил, что мы уходим, и на бреющем повёл машину домой. Получив свободу действий, пара "Лавочкиных" сумела даже сбить один Ме-109.
Ну, а Булаев? Пристроившись к немецкому разведчику, Булаев стал покачивать крыльями. Дескать, пора возвращаться. Но в ответ с самолёта открыли огонь. Очередь едва не угодила в истребитель. И тут Булаев, присмотревшись, увидел на фюзеляже черёрные кресты, а в стороне от самолёта пару "Фокке - Вульфов".
Когда Булаев рассказал об этом эпизоде на аэродроме, мы от души смеялись.
- Негостеприимный народ эти фашисты, - шутил Шалимов. - Саша решил мирно прокатиться с ними, а они в драку.
Булаев сидел совершенно расстроенный. Опытный лётчик, a попал впросак..."
17 мая 1943 года майор А. Д. Булаев погиб в авиационной катастрофе на тыловом аэродроме. С группой лётчиком он перелетал пассажиром на грузовом самолёте Ли-2. При взлёте самолёт рухнул на землю и взорвался. Оказалось, что рули Ли-2 были закреплены струбцинами. Причиной могли быть халатность технического персонала либо диверсия.
За мужество и героизм, проявленные на фронте борьбы с немецко - фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года майору Булаеву Александру Дмитриевичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
За время Великой Отечественной войны А. Д. Булаев произвёл около 280 боевых вылетов. В воздушных боях сбил лично 15 немецких самолётов и 1 аэростат, ещё 8 неприятельских машин уничтожил в группе с товарищами.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 17 личных и 5 групповых побед лётчика. ]
 
*     *     *
 
Гейбо Иосиф Иванович
 
Родился 25 апреля 1910 года в селе Валуйское Станично-Луганского района Луганской области. Окончил 7 классов. По комсомольской путёвке направлен на курсы по подготовке сельских учителей, затем работал преподавателем в сельской школе. В 1930 году поступил в Луганский железнодорожный техникум, после его окончания работал помощником машиниста на Донецкой железной дороге. В 1933 году по специальному набору направлен в военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в декабре 1934 года и получил назначение в 35-ю эскадрилью (56-я ИАБ, Киевский ОВО). В 1939 году переведён на Дальний Восток, служил в 51-м ИАП.
Участник Советско-Японского конфликта на реке Халхин-Гол в 1939 года в должности заместителя командира, а позже и командира эскадрильи 70-го ИАП. Летал на И-15бис и И-153. В небе Монголии старший лейтенант И. И. Гейбо выполнил более 80 боевых вылетов, провёл 18 воздушных боёв, сбил 1 самолёт противника лично и 1 в составе группы.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности командира эскадрильи 7-го ИАП. Летал на И-153. В воздушных боях сбил лично 2 самолёта противника. Затем служил в 92-м ИАП (14-я САД, Киевский ОВО).
С июня 1941 года капитан И. И. Гейбо на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира 46-го ИАП (14-я САД, ВВС Юго-Западного фронта), летал на И-16 и ЛаГГ-3. 18 августа 1941 года ранен, до декабря 1941 года лечился в госпитале. С 20 февраля по август 1942 года майор И. И. Гейбо командовал 20-м ИАП (ВВС 50-й Армии, Западный фронт), летал на Як-1. Затем служил в Управлении 203-й ИАД (на январь 1943 года - начальник учебного центра дивизии). С 18 февраля по 15 июля 1943 года подполковник И. И. Гейбо командовал 309-й ИАД, летал на Як-7. С 3 октября 1944 года полковник И. И. Гейбо командовал 6-й Гвардейской ИАД, летал на Як-9 и Як-3.
К апрелю 1945 года командир 6-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии (3-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) Гвардии полковник И. И. Гейбо совершил 177 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника лично и 1 в группе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4927). Войну закончил 11 мая 1945 года недалеко от Праги.
Всего, за период 3-х войн, выполнил около 400 боевых вылетов, провёл около 45 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 и в составе группы 2 самолёта противника (опубликованные в различной художественно-публицистической литературе данные о 12 воздушных победах лётчика не подтверждаются какими-либо оперативными и отчётными документами).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1949-1955 гг. - начальник Армавирского высшего военного авиационного училища. С 1968 года Гвардии генерал-майор авиации И. И. Гейбо - в запасе. Жил в городе Куйбышев (ныне Самара). Умер 16 апреля 1992 года, похоронен на городском кладбище города Самары. Почётный гражданин города Братислава. 29 апреля 2008 года в Самаре на доме № 25 на улице Спортивной, в котором жил Герой, открыта мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940, 28.04.1945), Красного Знамени (22.02.1941, 02.08.1941, ...), Кутузова 2-й степени (16.05.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Иосиф Гейбо родился 24 Апреля 1910 года в селе Валуйское, ныне Станично - Луганского района Луганской области в семье крестьянина. Окончил Луганский Железнодорожный техникум. В 1933 году вступил в Красную армию и в Декабре 1934 года, закончив Качинскую авиационную школу пилотов, получил назначение в 35-ю эскадрилью 56-й авиационной бригады, которая располагалась около Житомира. Участвовал в Первомайских воздушных парадах в Москве 1936 - 1937 годов. Затем служил на Дальнем Востоке.
Участник боёв с японскими захватчиками на реке Халкин - Гол летом 1939 года. Командуя 5-й эскадрильей 70-го истребительного авиационного полка Старший лейтенант И. И. Гейбо, летая на биплане И-15бис, совершил 25 вылетов - большинство на штурмовку противника и сопровождение бомбардировщиков. Вскоре эскадрилью перевооружили на новые истребители И-153, а его временно перевели в группу известного советского аса - Сергея Грицевца. 26 Июня участвовал в бою, в котором лётчики полка сбили 10 японских самолётов, потеряв 3 И-153.
Всего выполнил 82 боевых вылета, провёл 18 воздушных боёв, сбил 2 самолёта лично и 1 в группе. Был награждён орденами Ленина и Красного Знамени. Не только боевым мастерством, но и всем своим внешним видом  ( стройный, всегда чисто выбрит, с иголочки одет )  представительный Гейбо вызывал у молодых лётчиков завидное восхищение.
С началом Советско - Финляндской войны, эскадрилия Гейбо перевелась в Москву, где тогда формировался новый истребительный полк, который был отправлен в Карелию уже в конце 1939 года. Там бипланы И-153 использовались для разведки, патрулирования и охраны бомбардировщиков.
В течение "Зимней Войны" Иосиф Гейбо одержал, по крайней мере, 4 победы. Одной из его жертв стал финский бомбардировщик Бристоль "Бленхейм", сбитый 28 Февраля 1940 года.
Начало войны с Германией, застало Капитана И. И. Гейбо в 46-м истребительном авиационном полку, вооружённом И-16.
В ночь на 22 Июня 1941 года он исполнял обязанности командира приграничного авиаполка и почти не спал. Накануне немецкая авиация не раз нарушала границу, поэтому истребительный полк был в боеготовности. Перед рассветом воздушная разведка доложила о приближении к границе тяжёлых самолётов. Капитан поднял в воздух дежурное звено, а следом вылетел и сам.
Через несколько минут он увидел эти самолёты: 4 бомбардировщика Ju-88 уже пересекли границу, и не спеша, словно у себя дома, шли на Восток. Не имея возможности связаться с командованием - на истребителях И-16 тогда ещё не было рации - не зная, что это - ошибка немецких пилотов или намеренное нападение, Гейбо принял исключительно трудное для себя решение - атаковать.
Увидев его самолёт, в кабине "Юнкерса" заметались у пулемётов стрелки. Но Капитан открыл огонь первым сразу из всех 4-х стволов своего "ястребка". Бомбардировщик задымил и начал падать. А когда он врезался в землю, Гейбо увидел взрыв такой страшной силы, что все сомнения сразу отпали - самолёт был загружен бомбами. Это была 20-я минута войны.
Вернувшись на аэродром, Гейбо встретился с командиром дежурного звена. Тот, волнуясь, доложил, что был вынужден вступить в бой с немецкими самолётами, которые первыми открыли огонь. Один "Юнкерс", лётчики сбили, остальных прогнали назад. А через час командование подтвердило, что началась война и надо поднимать в воздух весь полк.
Он стал одним из тех, кто ранним утром 22 Июня 1941 года вступил в бой с фашистскими стервятниками и первым сбил их самолёт, за что награждён орденом Красного Знамени.
В этот день Иосиф Иванович Гейбо взлетал ещё несколько раз, а к вечеру был впервые ранен. В госпитале он пробыл всего 3 дня и снова вернулся в полк. К концу войны он совершил 420 боевых вылетов  ( с учётом Монголии и Финской ), сбил ещё несколько самолётов и был ранен ещё дважды. Горел в небе над Москвой, участвовал в боях за освобождение Польши, Румынии, Венгрии. За мужество и доблесть ему было присвоено звание Героя Советского Союза. К концу войны он имел около 30 боевых орденов и медалей. Но до самых последних своих дней И. И. Гейбо больше всего дорожил скромным орденом Красного Знамени, который заслужил на 20-й минуте войны.
В Августе 1941 года часть сменила свои И-16 на ЛаГГ-3, но 18 Августа после 2-х одержанных побед  ( Ju-88 и Me-109 ), он был ранен и находился в госпитале до Декабря. После выздоровления, получил звание Майор и принял командование 20-м ИАП, основанным в Калуге, около Москвы, и оснащённого новейшими Як-1. Об одном из эпизодов того времени Совинформбюро сообщало:
"Лётчик - орденоносец Капитан Гейбо, выpучaя товарища, вступил в бой с двумя фашистскими самолётами, прикрыл выход товарища из боя и заставил противника отступить. Во главе небольшой группы истребителей он атаковал 18 немецких бомбардировщиков и обратил их в бегство".
Впоследствии, Гейбо был послан для прохождения курсов переподготовки ( КУОС ) в Чкаловскую авиационную школу. После чего, принял командование 263-й истребительной авиационной дивизией. В начале 1944 года он получил звание Полковник и принял командование 309-й авиационной дивизией.
Его пребывание на фронте было прервано до Октября 1944 года, когда он получил под командование 6-ю Гвардейскую истребительную авиадивизию, которую позже провёл по Румынии, Венгрии и Чехословакии. К Февралю 1945 года на его счету значились 252 боевых вылета и 5 сбитых вражеских самолётов.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 Апреля 1945 года Полковник Гейбо Иосиф Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 4927 ).
Войну закончил с 12 победами  ( лично и в группе ), одержанными в ходе 3-х войн. Стал почётным гражданином города Братислава  ( Чехословакия ).
После войны Иосиф Иванович продолжал службу в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1949 - 1955 годах был начальником Армавирского высшего военного авиационного училища. Избирался депутатом Верховного Совета Молдавской ССР. С 1968 года Гвардии генерал - майор авиации И. И. Гейбо - в запасе. Жил в городе Куйбышев, ныне Самара. Написал автобиографическую книгу - "Шла двадцатая минута войны". В последние годы жизни - бессменный руководитель военно - спортивной игры "Зарница". Скончался 16 Апреля 1992 года. Похоронен на городском кладбище города Самары.
Увековечен на Аллее Героев армавирцев. 29 Апреля 2008 года в Самаре, на основании решения главы администрации города, на доме № 25 на улице Спортивной, в котором жил Герой Советского Союза, Генерал - майор авиации И. И. Гейбо в память о нём торжественно открыта мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени   ( трижды ), Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
Губанов Алексей Алексеевич
 
Родился 12 марта 1918 года в городе Москве. Окончив 7 классов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод, учился в вечернем радиотехникуме, учился летать в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в составе 7-го ИАП. Совершил 120 боевых вылетов на И-15бис и И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. А. Губанов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в должности командира звена 7-го ИАП (5-я САД, ВВС 23-й Армии), летал на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в 153-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. 15 апреля 1942 года направлен в 3-й Гвардейский ИАП, где летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. 12 декабря 1942 года переведён в 13-й ИАП (24 августа 1943 года преобразован в 111-й Гвардейский ИАП), летал на Ла-5 и Ла-7.
К маю 1943 года командир 1-й эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка (201-я истребительная авиационная дивизия, 2-й смешанный авиационный корпус, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт) капитан А. А. Губанов совершил 358 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1241).
Войну помощник командира по воздушно-стрелковой службе 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт) Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего совершил 525 боевых вылетов, провёл 104 воздушных боя, в которых сбил лично 23 и в составе группы 6 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 27 личных победах). Воевал на Ленинградском, Сталинградском, Южном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском, 4-м Украинском фронтах.
После войны продолжал служить в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию (в Монино). Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. С 1973 года Гвардии полковник А. А. Губанов - в запасе. Жил в Воронеже. Умер 26 июля 1982 года, похоронен на Юго-Западном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (24.08.1943), Красного Знамени (28.05.1943, 29.06.1945), Александра Невского (05.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (08.05.1943), Красной Звезды (03.01.1940, 26.11.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
Есть люди, для которых ни один прожитый день, ни одно событие не остаётся бесследными. Время обогащает их, делает опытнее. Именно таким является Алексей Губанов. Он родился в 1918 году в Москве, в рабочей семье. Окончив 7 класов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод. Учился в вечернем радиотехникуме. Окончив в 1937 году аэроклуб, Алексей поступил в Борисоглебскую военную школу лётчиков. И уже через год был назначен командиром звена 13-го истребительного авиационного полка.
Зимой 1939 - 1940 годов Лейтенант А. А. Губанов в должности командира звена участвовал в Советско - Финляндском вооружённом конфликте. На И-15бис совершил 14 вылетов на штурмовку войск противника.
С началом Великой Отечественной войны - снова на фронте. Вот тут - то и пригодился полученный боевой опыт. С первых же дней войны Губанов не раз вступал в бои. Иногда в день приходилось делать по 3 - 4 вылета. Успех же в воздушном бою приходил тогда редко - сказывалось слабое вооружение "Ишачков". В совершенстве владея техникой пилотирования, отлично зная боевые возможности своего самолёта, он всегда старался захватить инициативу, тактически грамотно действовать, мгновенно оценивать обстановку и в ходе боя вносить, если это требуется, изменения в ранее продуманный план. Каждый воздушный бой он осмысливал затем теоретически, делая соответствующие выводы.
Свои первые воздушные победы Алексей Губанов одержал на самолёте ЛаГГ-3. Как известно, "ЛаГГи" получили во многих публикациях, особенно последнего времени, довольно дурную репутацию. Самолёт действительно был тяжеловат и вялый в маневре, но в умелых руках вполне мог потягаться с любым противником. Лучшим примером тому может послужить сверхрезультативный бой, проведённый Алексеем Губановым 3 Февраля 1942 года. В этой воздушной схватке А. А. Губанов добился исключительной по тому времени победы, сбив на ЛаГГ-3 сразу 3 вражеских истребителя Ме-109.
Настоящим испытанием для Губанова стали бои в небе Сталинграда. Время тогда было горячее. Иногда в день приходилось делать по 3 - 4 боевых вылета. И редкий вылет обходился без встречи с воздушным противником. Иногда таких встреч бывало несколько. Характерный эпизод произошёл в Декабре 1942 года. Сам Алексей Алексеевич рассказывает об этом так:
"Двухнедельные бои на Сталинградском фронте, начавшиеся в Ноябре 1942 года, увенчались блестящей победой наших войск. Громадная группировка немцев была зажата в кольцо. Это кольцо с каждым днём всё туже сжималось вокруг немецкой армии.
Пытаясь спасти окружённых, не жалея ни сил, ни техники, немецкое командование бросало днём и ночью сотни транспортных самолётов со снарядами, питанием и подкреплением. Эти самолёты уничтожались нашими истребителями, а поэтому мало кто из них достигал цели и ещё меньше возвращалось обратно.
В районе Котельниково большая группа немецких войск начала наступление с целью пробиться к окруженным, но наши войска сдержали натиск врага, потом сами перешли в наступление. В этой обстановке наш истребительный полк базировался на аэродроме Светлый Яр вместе с одним из полков штурмовиков Ил-2. Штурмовики по нескольку раз в день вылетали на фронт в район Котельниково, а мы прикрывали их. 26 Декабря мне была поставлена задача: группой, составленной из 5 истребителей, прикрыть 6 штурмовиков Ил-2, летевших для удара в район Котельниково.
"Илы" летели строем "правый пеленг". Мы, истребители, построили вокруг них следующий боевой порядок: пара Ла-5 во главе с моим заместителем Игнатьевым летела с правой стороны от Ил-2. Я один летел с левой стороны от группы, пара Ла-5, ведомая Лейтенантом Гнидо, - сбоку и немного выше. Пётр Гнидо имел задачу первым вступать в бой при появлении немецких истребителей.
После взлёта быстро построились в заданный боевой порядок. Ведущий штурмовиков передал по радио: "ложусь на курс". Метеорологические условия были хорошие: ни одного облачка.
Справа, на изгибе Волги, прямо вверх поднималась огромная серая туча дыма - горел Сталинград. Маршрут проходил параллельно железной дороге, идущей из Сталинграда на Котельниково.
Пересекаем линию фронта. В воздухе спокойно. Навстречу нам на большой высоте летит немецкий разведчик, оставляя за собой губительный для него белый (инверсионный) длинный хвост. Почти параллельно с нами, но значительно выше, летит наш разведчик Пе-2, направляясь в тыл к немцам. Вот впереди показались ещё 2 точки в воздухе. Кто это ?   Наши самолёты или немцы ?   С каждой секундой точки увеличиваются, принимая очертания самолётов. Вот уже ясно видно, что это истребители. По - видимому, это немцы. Передаю по радио: "Внимание, впереди 2 "Мессершмита". В моей группе произошло заметное движение, штурмовики подтянулись к ведущему, пара Гнидо начала набирать высоту.
Пролетели линию фронта. Ещё 5 километров - и наша цель. "Мессершмиты" пролетели мимо нас и сзади стали разворачиваться в хвост нашей группе. Вот они уже со снижением догоняют пару Гнидо. Оба наших истребителя резко разворачиваются прямо в лоб немцам. Завязался бой.
Я осматриваю кругом воздух. Кажется, кроме этой пары "Мессеров", больше никого не видно. Наблюдаю за воздушным боем. Все преимущества на стороне немцев. Они начали бой, имея запас высоты и скорости, чего не было у пары Гнидо. Вот немцы уже заставили Гнидо встать в круг и атакуют его короткими клевками сверху. Собьют их обоих, подумал я. Что делать ?   Снова осматриваю воздух - никого. Впереди уже видна цель. Убедившись, что в воздухе противника больше нет, я передал по радио паре Игнатьева: "Прикрывай один, я помогу Гнидо".
Быстро разворачиваюсь назад и с набором высоты иду к месту боя. Набрав 500 метров выше немцев, я со стороны солнца атакую в хвост одного из "Мессеров". Немец, увидя, что я у него в хвосте, круто взмыл вверх, я за ним. Вот он уже достиг верхней точки "горки" и как бы "завис" на какую - то долю секунды. Прицеливаюсь и открываю огонь по нему. Увидев трассу, немец резко переводит машину в пикирование, а я проскакиваю мимо, вверх, одновременно стараясь рассмотреть, где второй Ме-109. А вот и он !   Ниже меня метров на 500. "Мессер" повис в хвосте у одного Ла-5; последний энергично виражил, стараясь не попасть немцу в прицел. Недолго думая, я пикирую на него сверху и быстро захожу в хвост. Одной угрозы атаки было достаточно, чтобы немец вышел из боя переворотом. Не теряя времени, я стал собирать своих истребителей в группу, чтобы вместе идти разыскивать наших штурмовиков. Наконец мне это удалось, и мы втроём полетели в район цели.
Вот впереди на бреющем полёте показалась группа самолётов. Я считаю - 5 штурмовиков, значит, это моя группа. Гнидо, увидев штурмовиков, резко пошёл на снижение вместе со своим ведомым. Я, не теряя высоты, продолжал лететь наперерез группе штурмовиков. Когда я был уже почти над группой, мне показалось, что в группе что - то неладно. Смотрю внимательнее и вижу двух "Мессеров", которые пытались атаковать штурмовиков. Один из наших истребителей переходами слева направо держал их на почтительном расстоянии. Пара Гнидо, разворачиваясь на параллельный штурмовикам курс, не могла видеть Ме-109.
Пропустив группу вперёд, я полупереворотом теряю высоту и, прижимаясь вплотную к земле, догоняю "Мессеров". Откуда появилась эта пара, думал я, наводя перекрестие прицела на грязный живот Ме-109. Вероятно, это те же, с которыми мы только что подрались, решил я и нажал кнопку пушек. Промаха быть не могло: слишком с близкой дистанции я открыл огонь по врагу. С 50 метров хорошо видно, как снаряды впиваются в самолёт, вспыхивая розовыми звёздочками. Вот из пробитого водяного радиатора немецкого самолёта брызнула вода, распыляясь в воздухе белой полосой. К ней присоединилась темная струйка дыма загоревшегося мотора, и ещё через секунду "Мессер" вздрогнул, из - за кабины лётчика вырвался длинный язык пламени и самолёт завис. Я еле успел поддернуть свой самолёт, чтобы не столкнуться с немцем, и выскочил вперёд.
Второй "Мессер", увлекшийся стрельбой по одному из штурмовиков, не видел гибели своего ведомого. Я снова, чтобы не обнаружить себя, прижимаюсь к земле и захожу снизу под хвост к Ме-109. Повторяется то же, что и с первым, только финал этого немца был несколько иным. После одной длинной очереди из пушек он перевернулся на спину и мгновенно врезался в землю с высоты 100 метров. Накренив машину, я посмотрел назад. Над местом падения немца, как большой гриб на тонкой ножке, стоял столб чёрного дыма.
На аэродром вернулись все наши самолёты, за исключением одного вынужденно севшего на своей территории штурмовика.
Обо всём, что произошло в воздухе, на КП уже знали. Один из лётчиков соседнего полка, возвращаясь с разведки, видел картину и результат боя и, сев на наш аэродром для дозаправки горючим, доложил о том, что он видел".
Вроде обычный вылет. Только к числу сбитых Губановым самолётов противника прибавилось ещё два.
В первой половине Февраля 1943 года авиационный полк, в котором служил Губанов, выполнял задачи по обеспечению действия штурмовиков и прикрытию наземных войск, одновременно ведя воздушную разведку.
3 Февраля лётчиками дивизии было проведено 7 групповых воздушных боёв, в результате которых было сбито 11 Ме-109. При этом А. А. Губанов уничтожили 3 самолёта. Но главный итог заключался в том, что была обеспечена эффективная работа штурмовиков.
В 1943 году Старший лейтенант А. А. Губанов участвовал в сражении над "Голубой линией" - в битве на Кубани. Когда исход этой битвы стал ясен, Капитан А. А. Губанов был представлен к званию Героя Советского Союза "за совершённые к Маю 1943 года 358 боевых вылетов, 14 самолётов противника, сбитых им лично". Заметим, что по числу боевых вылетов в то время Губанов был в числе лидеров советской истребительной авиации.
В середине Июля 1943 года А. Губанов должен был в паре сопровождать 6 Ил-2, летевшую на штурмовку неприятельских передовых позиций. На взлётную полосу они выруливали вдвоем, но в воздухе А. Губанов оказался один: ведомый не взлетел - отказал двигатель. Охранять штурмовиков Алексею пришлось одному. Не долетев до линии фронта, встретили группу фашистских истребителей. Умело маневрируя, отважный воздушный боец не дал малейшей возможности "Мессерам" подойти к "Илам". Больше того - в горячей схватке А. Губанов сбил 2 самолёта противника. Сделав по несколько успешных заходов, наши Ил-2 без потерь вернулись на свой аэродром.
...В Августе 1943 года войска Воронежского фронта перешли в контрнаступление на Белгородско - Харьковском направлении. Их действия прикрывала авиация 2-й Воздушной армии. В те дни успешно действовали полки 201-й истребительной авиационной дивизии. Так, в конце дня 3 Августа, на 5-м боевом вылете в район Задельное - Быково, сопровождая 6 штурмовиков Ил-2, Капитан А. А. Губанов во главе четвёрки Ла-5ФН встретил группу вражеских истребителей. В завязавшемся воздушном бою, кэмэск Губанов сбил 2 самолёта противника. "Илы" выполнив задачу, вернулись на аэродром без потерь.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 Августа 1943 года Губанов Алексей Алексеевич был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Впоследствии Гвардии капитан А. А. Губанов сражался над Днепром и Тернополем, участвовал в освобождении Польши и в воздушных боях над Германией.
В наградных документах на него командование неоднократно подчеркивало, что как командир "Губанов умело передаёт свой боевой опыт летному составу, обучает его мастерскому ведению воздушного боя, настойчиво прививает храбрость и отвагу в борьбе с фашистскими стервятниками".
Не всегда всё проходило гладко. В профессии лётчик - истребителя больше, чем в какой - либо другой, нужны такие качества, как быстрота реакции, твёрдые знания, умение грамотно использовать технику, тактическое мастерство. Человек может иметь своеобразие в характере, кое в чём отставать от товарищей, в чём - то ошибаться. Но одного не терпит эта профессия - трусости.
В конце 1944 года в эскадрилью прибыло несколько молодых пилотов. Среди них высокий, стройный Лейтенант, весельчак и балагур. Он неплохо играл на гитаре, пел и сразу пришёлся всем по душе - в суровых фронтовых буднях любят весёлых людей, умеющих шуткой скрасить тяжесть положения. Но лётчики ждали, как покажут себя молодые в деле.
Ждать пришлось недолго. И задание было обычное - эскадрилье вылететь на перехват вражеских самолётов. В задании было сказано: не трогать транспортные самолёты, а уничтожать их прикрытие - истребителей. Видимо, на "Юнкерсы" должны были направить истребители с других аэродромов.
Эскадрилья поднялась в воздух. И вовремя. Армада вражеских самолётов показалась с запада. Выше неё комариной стайкой блестели истребители. Наша эскадрилья построилась в заданный боевой порядок и с набором высоты устремилась навстречу противнику. Губанов старался быстрее сблизиться и атаковать наверняка, зная, что его ведомые следят за ним и первый успех в атаке даст им уверенность, задор, веру в успех - тот "огонёк", который особенно нужен в бою.
Атака была безошибочной. "Фокке - Вульф" не успел увернуться от снарядов, выпущенных Алексеем Губановым, и стал падать. Остальные FW-190 разделились на пары. Начался ожесточённый воздушный бой.
С земли были видны только тёмные чёрточки. Они медленно перемещались, временами превращаясь в точки, исчезая и вновь появляясь. Казалось, что стая птиц плавает, купается в солнечной голубой безбрежности.
В стороне показались ещё несколько вражеских самолётов. Всё увеличиваясь, они приближались к аэродрому. Откуда - то сверху мелькнула серебристая строчка, протрещала длинная очередь - и вот уже один из легко различимых теперь тяжёлых самолётов лениво свернул вниз, потом всё быстрее и быстрее пошёл к земле...
Когда истребители сели, Алексей Губанов выстроил лётчиков и медленно, сдерживаясь, спросил весельчака - Лейтенанта:
- Почему ушёл из боя, оставил ведущего ?
- Я прикрывал вас. А потом ударил по "Юнкерсу", - проговорил тот.
- В следующий раз струсишь - сами срубим... Запомни это... - коротко сказал Губанов.
Лейтенант побледнел и опустил глаза. Он не сказал больше ни слова. Но в следующих боях этот лётчик ни разу уже не подводил - сумел перебороть страх.
Так воевал и воспитывал подчинённых Алексей Губанов. Один из своих последних воздушных боёв он провёл 29 Марта 1945 года. Уже на исходе дня восьмёрка Ла-7, ведомая им, сопровождала девятку бомбардировщиков. В районе цели наши самолёты были атакованы 20 истребителями противника. Их первая четвёрка прорвалась к замыкающему звену, но полностью была уничтожена в ходе короткого боя. Однако и 2 наших бомбардировщика были повреждены. В сопровождении "Лавочкиных", они перелетели линию фронта и сумели произвести удачную посадку. Боевое задание было выполнено: бомбардировщики удачно отбомбились по вражеским позициям, а сопровождающие их истребители сбили 5 немецких Ме-109.
Алексей Губанов сражался в небе Сталинграда, на Кубани, на Курской дуге, над Днепром и под Тернополем, участвовал в освобождении Польши и Чехословакии. С Ноября 1942 года летал на Ла-5, а со второй половины 1944 года - на Ла-7.
Войну командир эскадрильи 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт)  Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего он произвёл 550 успешных боевых вылетов, участвуя в 105 воздушных боях, лично сбил 28 и в группе с товарищами 9 самолётов противника.  (М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 22 личные победы и 5 групповых)
После окончания войны Алексей Алексеевич ещё долго служил в ВВС. Окончив Военно - Воздушную академию, Гвардии полковник А. А. Губанов снова вернулся в лётную часть. Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. Летал на Як-15, Ла-15, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, Су-7Б. Казалось, годы обходят этого энергичного, жизнерадостного человека. Он всегда был весел, полон энтузиазма и молодого задора. Много работал. Иногда писал статьи - благо ему было чем поделиться, о чём вспомнить...
 
*     *     *
Даргис Павел Никодимович
 
Родился 17 марта 1913 года в городе Каунасе  (Литва). Окончил сельскую школу в городе Шклове  (Белоруссия), профтехшколу. Работал электромонтёром. С 25 июля 1932 года в рядах Красной Армии. Служил красноармейцем в Гомеле. Затем поступил в 1-ю Качинскую военную авиационную школу лётчиков имени А. Ф. Мясникова. Служил пилотом в 116-м и 47-м ИАП, инструктором - лётчиком в 163-м РАП, лётчиком 7-го ИАП.
С июня 1941 года лейтенант П. Н. Даргис на фронтах Великой Отечественной войны. По июль 1941 года служил в составе 7-го ИАП; по октябрь 1941 года - в 19-м ИАП; по февраль 1942 года - в 428-м ИАП; по август 1942 года - в 565-м ИАП; по май 1945 года - в 28-м ИАП. Воевал на Ленинградском фронте, Московском и Северном фронтах ПВО. Был заместителем командира эскадрильи, штурманом и командиром полка.
13 августа 1941 года командир звена 19-го ИАП лейтенант П. Н. Даргис в воздушном бою в районе Молосковца под Ленинградом плоскостью своего МиГ-3 таранил вражеский бомбардировщик.
К концу войны командир 28-го ИАП подполковник П. Н. Даргис совершил около 200 боевых вылетов, в 45 воздушных боях сбил 7 вражеских самолётов лично и 6 в группе с товарищами  (по другим источникам - 5 лично и 9 в составе группы).
После войны продолжал служить в ВВС. В запас вышел в звании полковника.
Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Он родился 17 марта 1913 года в городе Каунасе, в семье рабочего. Окончив профтехшколу, работал электромонтёром на писчебумажной фабрике "Спартак". В 1930 году вступил в комсомол. 25 июля 1932 года призван в ряды Красной Армии. Служил красноармейцем в Гомеле. Через год поступил в 1-ю Качинскую военную авиационную школу лётчиков имени А. Ф. Мясникова. Служил пилотом в 116-м и 47-м истребительных авиационных полках, инструктором - лётчиком в 163-м резервном авиационном полку, лётчиком 7-го истребительного авиационного полка.
Участник Великой Отечественной войны с первого дня. В одном из боёв сбил вражеский истребитель Mе-109, но сам был ранен и потерял сознание. Его неуправляемый самолёт начал снижаться. В это время на него набросилась пара Ме-109, пытаясь добить. Вражеская очередь разбила стекло, осколки посекли лицо и грудь. От боли Даргис очнулся, взял управление, набрал высоту и сбил второй "Мессер". После этого вернулся на аэродром, где его уже посчитали погибшим.
После неудачных налётов на Ленинград в первые дни войны к городу пытались прорваться лишь мелкие группы или одиночные самолёты противника с целью разведки. Но они успешно отражались совместными усилиями лётчиков - истребителей и зенитчиков. Со второй половины июля авиация противника меняет тактику: она переходит к массированным налётам на Ленинград.
20 июля в 3 часа 40 минут немецкие самолёты пытались проникнуть к городу, но наша зенитная артиллерия не допустила их. В 9 часов 44 минуты посты ВНОС обнаружили в районе Луги на высоте 3000 метров 9 самолётов Ju-88 и 12 Ме-110, летевших курсом на Ленинград. По приказу командира 7-го истребительного авиакорпуса ПВО Героя Советского Союза полковника С. П. Данилова на перехват вылетело 20 истребителей. После их стремительной атаки враг начал беспорядочно бросать бомбы и уходить в юго - западном направлении. Советские лётчики преследовали их до озера Самро. Фашисты недосчитались 12 самолётов. 7-й истребительный авиакорпус потерял 2 машины, но оба лётчика спаслись на парашютах. В бою по одному самолёту сбили А. Н. Чемоданов, К. Н. Мурга, И. К. Пахомов, М. Г. Антонов, П. Н. Даргис, В. Н. Никитин, И. И. Овчаренко, А. В. Петрин, А. М. Зинченко, Л. М. Головин. Молодой лётчик лейтенант В. П. Клыков уничтожил 2 Ме-110, одного из них таранным ударом.
Массированные налёты вражеской авиации на Ленинград продолжались до конца месяца. Но благодаря смелым и решительным действиям лётчиков - истребителей, зенитчиков и всех воинов ПВО налёты фашистской авиации на Ленинград были отбиты. Из 904 самолётов, пытавшихся в июле пройти к городу, удалось прорваться лишь 9 самолётам. Но они не смогли причинить ущерба городу. Враг же понёс большие потери. Только с 20 по 30 июля наши лётчики и зенитчики сбили 41 самолёт.
Нужно признать, 7-й истребительный авиаполк был достаточно сильным подразделением. Его лётчики успешно боролись даже с очень опытными немецкими пилотами - асами. Так, 30 июля 1941 года не вернулся на свой аэродром командир III-й Группы известной эскадры JG 54 "Grunherz" хауптман Арнольд Лигниц   (имевший 25 побед), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности.
Когда Ленинград оказался в радиусе действий Ме-109, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения. В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию фронта, направились к центру Ленинграда. Hад Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "МиГов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "Мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеёй" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали. Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через 2 дня он скончался в Военно - Морском госпитале.
13 августа 1941 года отличился и командир звена 7-го истребительного авиационного полка  (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Северный фронт)  лейтенант П. Н. Даргис. В тот день он вылетел в составе эскадрильи МиГ-3 на отражение налёта вражеской авиации на железнодорожную станцию Молосковец под Ленинградом. На подступах к станции наши лётчики обнаружили до 20 немецких бомбардировщиков. С первой атаки удалось сбить головной Ju-88. Остальные повернули в сторону. Строй бомбардировщиков нарушился. 6 "Юнкерсов", сделав круг, вновь попытались прорваться к станции. В это время Даргис заметил, как с другой стороны к станции приближается ещё 4 "Юнкерса". Между двумя крайними вражескими самолётами было значительное расстояние. Даргис нажал на гашетку, но пулемёт, выпустив короткую очередь, замолчал. Тогда Даргис решил таранить. Он направил свой истребитель в просвет между бомбардировщиками и плоскостью срезал хвост одного их них. Тот, потеряв управление, рухнул на землю. Это была уже 5-я победа Даргиса.
Затем он воевал на Ленинградском, Московском и Северном фронтах ПВО. Был заместителем командира эскадрильи 428-го истребительного авиационного полка, штурманом 565-го истребительного авиационного полка, командиром 28-го истребительного авиационного полка.
Всего совершил 196 успешных боевых вылетов на МиГ-3 и "Аэрокобре", в 45 воздушных боях сбил лично 7 и в группе 6 самолётов противника  (некоторые источники указывают на 5 личных и 9 групповых побед лётчика), 7 раз летал на штурмовку.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. После увольнения в запас  (в звании полковника), жил в городе Сочи.
 
*     *     *
 
Диденко Гавриил Власович
 
Родился 12 июня 1908 года в посёлке Горловка, ныне город Донецкой области. С 1920 по 1923 год был беспризорником, затем жил в детском доме. Окончил сельскохозяйственный техникум в городе Ростов-на-Дону. С 1930 года в рядах Красной Армии. Служил в 41-м стрелковом полку. Окончил полковую школу младших командиров, получил звание старшины. В июне 1932 года окончил Ленинградскую военную теоретическую школу лётчиков, в декабре 1933 года - Энгельсскую военную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа: по август 1936 года - в 1-й легкобомбардировочной эскадрилье (младший лётчик), по январь 1938 года - в 1-й тяжелобомбардировочной авиационной бригаде (лётчик-инструктор), по сентябрь 1939 года - в 38-м истребительном авиационном полку (командир звена), по май 1940 года - в 7-м истребительном авиационном полку (военный комиссар эскадрильи).
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП, летал на И-16. В воздушных боях сбил 2 самолёта противника лично и 1 в составе группы. С мая по ноябрь 1940 года - военный комиссар 14-й Отдельной авиационной эскадрильи (Северо-Кавказский военный округ), по январь 1942 года - командир эскадрильи 154-го ИАП (Ленинградский военный округ).
С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны, сражался в составе 154-го ИАП, летал на И-16 и МиГ-3. В декабре 1941 года сбит в воздушном бою, ранен, направлен в тыловой госпиталь. В феврале 1942 года направлен штурманом в 795-й ИАП (15-я Ударная авиагруппа, Крымский фронт), летал на Як-1. 5 мая 1942 года снова сбит, будучи раненым, выбросился на парашюте из горящего самолёта. В августе 1942 года направлен на Сталинградский фронт. Воевал в должности командира Отдельной истребительной авиагруппы ПВО (102-я ИАД, Степной фронт), летал на "Харрикейне" и Як-1. В ноябре 1942 года направлен в 652-й ИАП, летал на Як-1. С декабря 1942 года по 8 марта 1943 года командовал этим полком. С марта 1943 года командовал 907-м ИАП Особого назначения (9-й Воронежский ИАК ПВО, Западный и Центральный фронты ПВО), летал на Ла-5. С сентября 1943 года командовал 959-м ИАП (147-я ИАД, Рыбинско-Ярославский дивизионный район Западного фронта ПВО), летал на "Харрикейне". С апреля 1944 года - заместитель командира 482-го ИАП (322-я ИАД), летал на Ла-5. С мая 1944 года - заместитель командира 2-го Гвардейского ИАП (322-я ИАД, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), летал на Ла-5. С октября 1944 года - командир 482-го ИАП (до конца войны), летал на Ла-5 и Ла-7.
К марту 1945 года командир 482-го истребительного авиационного полка (322-я истребительная авиационная дивизия, 2-й истребительный авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт) Гвардии майор Г. В. Диденко совершил 365 боевых вылетов, провёл 80 воздушных боёв, в которых сбил лично 13 и в составе группы 31 самолёт противника (в наградном листе говорится о 22 личных и 37 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
 
К концу войны совершил 381 боевой вылет, в воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 31 самолёт противника. Сам сбит 5 раз, дважды ранен, один раз контужен.
С 1946 года - в запасе, жил и работал в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Умер 25 января 1970 года, похоронен на Северном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (03.12.1941, 10.04.1945), Красного Знамени (1940, 22.07.1941); медалями.
 
*     *     *
Среди старшего поколения советских асов, то есть тех, кому к концу войны исполнилось около 35 лет, Гавриил Власович Диденко имеет наибольшее количество побед, причем половина сбитых им самолётов - тяжёлые бомбардировщики.
Он родился в 1908 году, в шахтерской Горловке. В 1929 году окончил сельхозтехникум, а в 1933 году - Энгельсское военное авиационное училище лётчиков. За заслуги в Советско - Финляндской войне был награждён орденом Красного Знамени.
К началу Декабря 1939 года лётчики 7-го истребительного авиаполка, в котором служил Г. В. Диденко, выполнили несколько десятков боевых вылетов, но не провели ни одного воздушного боя, так как противника в воздухе не встречали. Первый воздушный бой произошёл 15 Декабря. Шестёрке истребителей, возглавляемой старшим политруком Гавриилом Диденко была поставлена боевая задача на сопровождение бомбардировщиков. После перелёта линии фронта лейтенант Зобов заметил 3 чёрные точки. Подойдя на оптимальное расстояние, Г. Диденко развернулся и повёл свою группу в атаку. Диденко атаковал и сбил ведущего финского звена. Второго финский самолёт сбил лётчик Порфирий Афанасьевич Михайлюк. Третий самолёт, не приняв боя, ушёл на свою территорию.
В Великой Отечественной войне участвовал с первого дня. Уже 28 Июня 1941 года на самолёте МиГ-3 при сопровождении бомбардировщиков Пе-2, в бою над финской территорией, он сбил 2 немецких истребителя Ме-109.
5 Мая 1942 года, во время боёв за Крым, отражая налёт на железнодорожную станцию Семь Колодезей, единственную станцию, "питавшую" в то время фронт, в 20-минутном бою с численно превосходящим противником Г. В. Диденко на Як-1 сумел уничтожить 3 вражеских самолёта. Сам был сбит, ранен, выбросился с парашютом.
В Сентябре 1942 года он возглавил спецгруппу истребителей Як-1 на Сталинградском фронте. Вновь особо отличился в одном из Ноябрьских боёв, атаковав парой 12 бомбардировщиков Ju-88, лично сбив 3 "Юнкерса" и "обеспечив ведомому уничтожение ещё одного.
Зимой и весной 1943 года Диденко защищал нефтяные коммуникации в районе Астрахани - Кизляра. В первом же бою на новом направлении лично сбил 2 бомбардировщика Ju-88, а лётчики его группы уничтожили в тот день ещё 4 Ju-88, одного тараном, чем существенно снизили активность немецкой бомбардировочной авиации.
С Марта по Сентябрь 1943 года Г. В. Диденко командовал 907-м истребительным авиационным полком ПВО на Центральном фронте.
Его звёздный час вновь пробил 2 Июля 1943 года, когда, отражая налёт авиации противника на Курск, лётчики возглавляемого им полка сбили 31 вражеский самолёт, из них 21 бомбардировщик, потеряв одну свою машину. Диденко провёл в этот день 6 боевых вылетов, сбил лично 4 и в группе 9 ( ! ) самолётов противника.
20 Ноября 1943 года в газете "За Отчизну" был опубликован очерк о боевой деятельности Майора Г. В. Диденко, который к тому времени уничтожил в воздушных боях 17 вражеских самолётов лично и 37 - в группе с товарищами.
В Мае 1944 года он был назначен заместителем командира 2-го Гвардейского истребительного авиаполка. Лично "провёз" и проверил технику пилотирования у всех лётчиков части. В Октябре 1944 года Гвардии майор Г. В. Диденко стал командиром 482-го истребительного авиаполка. За время его командования полком, лётчиками был сбит 91 самолёт противника, свои потери составили 6 лётчиков и 11 самолётов.
Командование нередко сдерживало боевой пыл Диденко, зачастую прямо запрещая ему принимать участие в боевых вылетах. В конце 1944 - начале 1945 года ему удалось провести лишь 3 воздушных боя, но в одном из них он вновь сделал "хет - трик", сбив на Ла-5 над переправой через реку Бобёр 3 самолёта FW-190.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 Апреля 1944 года Гвардии майор Диденко Гавриил Власович за 22 лично и 37 в группе сбитых самолётов противника удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Свою последнюю победу Г. В. Диденко одержал 1 Мая 1945 года. В тот день 2 пары истребителей Ла-5ФН во главе с командиром 482-го авиаполка, встретили над центром Берлина 4 вражеских самолёта FW-190. Наши лётчики с ходу атаковали их. В ожесточённом бою Гвардии майор Г. В. Диденко и Капитан М. И. Горсков сбили по одному неприятельскому самолёту. Уцелевшие поспешно ушли из - под нового удара над самыми крышами домов.
К концу войны Гавриил Власович Диденко совершил около 400 успешных боевых вылетов и, участвуя в 90 воздушных боях, довёл счет лично сбитых самолётов противника до 26. За это же время он освоил истребители: МиГ-3, Як-1, Ла-5, "Харрикейн", Ла-7.
Г. В. Диденко демобилизовался сразу после войны. Жил и работал в Ленинграде. Умер 25 Января 1970 года.
 
Жуйков Григорий Сергеевич
 
Родился в 1912 году в посёлке Пышма (Березовский район Свердловской области). С 1932 года в рядах Красной Армии. Окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии). Летал на И-153, в воздушных боях сбил лично 2 самолёта противника.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант Г. С. Жуйков на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 191-го ИАП (54-я ИАД и 7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт). Летал на И-16 и "Харрикейне". 17 сентября 1941 года ранен в воздушном бою, лечился в госпитале города Свердловска. С августа 1942 года капитан Г. С. Жуйков - штурман 9-го ИАП (2-я АДОН ВВС КА), где продолжал летать на "Харрикейне" (занимался сопровождением правительственных самолётов, боевых действий не вёл). С 30 сентября 1943 года по 8 мая 1944 года майор Г. С. Жуйков - командир 21-го Гвардейского ИАП (304-я ИАД, Степной фронт), летал на "Аэрокобре". С июля 1944 года - заместитель командира 760-го ИАП (324-я ИАД, Карельский фронт), летал на Ла-5.
К ноябрю 1944 года заместитель командира 760-го истребительного авиационного полка (257-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии майор Г. С. Жуйков совершил более 100 боевых вылетов, в воздушных сбил лично 9 и в составе группы 2 самолёта противника (14 ноября 1944 года полк исключён из действующей армии).
Награждён орденами: Ленина (23.11.1942), Красного Знамени (29.10.1941), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (21.04.1940, ...); медалями.
*     *     *
Боевое крещение Григорий Жуйков получил в период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
Оценённая и вовремя подхваченная Е. Е. Ерлыкиным идея Старшего лейтенанта 3-й эскадрильи 7-го ИАП Григория Сергеевича Жуйкова дала жизнь "полевой модификации" И-16 тип 18 в варианте истребителя - бомбардировщика с бомбой ФАБ-100. Сам рационализатор по итогам Советско - Финляндской войны был награждён орденом Красной Звезды.
С первого дня Великой Отечественной войны Старший лейтенант Г. С. Жуйков в действующей армии. По Март 1942 года воевал в составе 191-го истребительного авиационного полка.
Летом 1941 года этот полк, во главе которого были Майор А. Ф. Радченко и батальонный комиссар А. Л. Резницкий, базировался северо - западнее Ленинграда, имея на вооружении самолёты И-153 и И-16. В полку было 3 эскадрильи и около 60 лётчиков. Более половины из них - выпускники Качинского училища. В Августе 1941 года полк частично был перевооружён на МиГ-3.
Уроки первых воздушных боёв сделали своё дело. Вскоре пришла радость первой победы. Шестёрка наших истребителей во главе с командиром эскадрильи Старшим лейтенантом Г. Жуйковым сбила 2 немецких самолёта - бомбардировщик Ju-87 и истребитель Me-109.
Весть о том, что сбиты 3 фашистских самолёта, сразу облетела весь полк. Среди победителей были Николай Савченков, Пётр Олимпиев и Георгий Новиков   (настоящее имя Новикова - Егор, но товарищи звали его Георгием). Возле машин, только что вернувшихся с боевого задания, собрались лётчики, техники, мотористы.
Оживлённо жестикулируя, Пётр Олимпиев подробно рассказывал о воздушном бое:
- Мы полетели на прикрытие наших войск южнее Ленинграда. Высота 1500 - 2000 метров. Одно звено вёл Жуйков, другое - Новиков. Я держался справа от Жуйкова. Смотрю, над станцией Вырица Новиков покачал крыльями: "Внимание !"   (в то время на самолётах И-16 ещё не было радиостанций). Что такое ?   Оказывается, с юго - запада на такой же высоте, как и мы, шла шестёрка Ju-87. Жора с ребятами кинулся навстречу бомбардировщикам, а мы остались в заданном районе. Вражеские бомбовозы шли, конечно, с прикрытием. Сверху на звено Новикова бросились "Мессеры" и отсекли путь к "Юнкерсам". Начался бой. А бомбардировщики тем временем изменили курс и через несколько минут показались над Вырицей с северо - восточной стороны.
- Тут-то мы и ринулись на перехват, - тряхнул огненным чубом Пётр. - Жуйков пошёл в атаку на ведущего "Юнкерса". Тот, видимо, струсил, побросал бомбы не долетев до цели и повернул на юг. За ним поспешили остальные.
- А как же "Мессеры" ? - задал кто-то вопрос.
- Два из них бросились на выручку к бомбардировщикам, - ответил Олимпиев. - Со снижением оторвались от своей группы, потом взмыли свечой и атаковали самолёт Жуйкова. На какой-то момент они как бы зависли, и я рубанул по ближайшему. Савченков помог. "Мессер" медленно перевалился через крыло, клюнул носом, задымил и резко пошёл вниз. Второй Me-109 бросил напарника на произвол судьбы. Немцы, оказывается, трусливы, когда у них нет численного превосходства. У нас бы никто не позволил себе такого свинства. А у них - каждый за себя, если надо спасать свою шкуру...
Пётр помолчал несколько секунд. Потом продолжал:
- Жуйков ударил по мотору удиравшего Ju-87. Крестоносец задымил, потерял скорость. Новиков, подоспевший к нам со своим звеном, добил его над лесом.
- Одним словом, два - ноль в нашу пользу, - коротко подытожил Савченков.
Батальонный комиссар Резницкий, уже давно подошедший к самолёту Олимпиева, вместе со всеми слушал рассказ Петра. А когда тот умолк, обнял его и расцеловал. С Николаем и Георгием тоже расцеловался.
- Спасибо, друзья, вы открыли боевой счёт полка. Верю, что о наших лётчиках заговорит весь Ленинград, весь фронт.
Вечером на аэродроме появились корреспонденты газеты "На страже Родины", и героям дня пришлось ещё раз повторить историю своего боевого вылета.
Одного из активных участников этого знаменательного боя - Петра Олимпиева - некоторые лётчики 191-го истребительного авиаполка знали давно, ещё по курсантской жизни в Ленинградском авиационно - техническом училище, в котором он завоевал славу не только любителя - шахматиста, но и прекрасного футболиста, знатока истории и философии, одним словом, всесторонне развитого человека. Друзья любили этого замечательного парня - доброго, смелого, любознательного, неистового спорщика и мечтателя.
Пётр Олимпиев погиб в конце Сентября 1941 года во время штурмовки вражеских войск в районе Ижоры. Его самолёт взорвался в воздухе от прямого попадания зенитного снаряда. К тому времени на счету лётчика числилось несколько сбитых самолётов противника.
Осенью 1941 года, летая на истребителе И-16 тип 17 с двумя крыльевыми пушками ШВАК, Капитан Г. С. Жуйков одержал несколько блестящих побед.
Величайшего мужества требовали лётчиков осенние бои в небе Ленинграда. Они сражались с многократно превосходящим по численности врагом, и заставляли его поворачивать назад. Конечно, были и потери - и в воздушных схватках, и на аэродромах от артиллерийского обстрела и бомбёжек.
10 Сентября после полудня противник, сосредоточив на Красносельском направлении основную массу своей авиации, главным образом бомбардировочной, усилил атаки. На фронте шириной в каких - нибудь 15 км действовало около 200 вражеских танков и более 300 самолётов. Прикрывшись сильными истребительными заслонами, "Юнкерсы" и "Хейнкели" яростно бомбили боевые порядки наших войск и все дороги, ведущие к фронту.
 
В те дни в районе Коломенского и Ропши произошли 2 воздушных боя, которые навсегда останутся одними из ярчайших героических страниц в истории ленинградской авиации.
Под Коломенским 6 истребителей из 195-го ИАП вступили в схватку с 50 немецкими бомбардировщиками, шедшими под сильным прикрытием "Мессеров". Наши лётчики уже несколько раз поднимались в воздух и были очень утомлены, и все же они выиграли эту схватку. Героями её были Лейтенант И. Д. Пидтыкан, Капитан В. Ф. Абрамов, Старший лейтенант И. П. Неуструев, Младший лейтенант В. Н. Харитонов и ещё двое лётчиков. Они уничтожили 5 вражеских самолётов и не допустили организованной бомбёжки наших войск.
Сходная ситуация в воздухе сложилась и под Ропшей. 16 Сентября дорогу к фронту 60 вражеским бомбардировщикам преградила четвёрка истребителей из 191-го ИАП. В жестокой схватке советские лётчики сбили 6 самолётов. Героями её были Старший лейтенант Г. С. Жуйков, Младшие лейтенанты В. А. Плавский, А. П. Савченко и Г. А. Мамыкин.
На следующий день начальник политотдела 7-го истребительного авиакорпуса доносил старшим начальникам, что в строю осталось только 54 самолёта. И всё же защитники ленинградского неба наносили врагу огромный урон. В тот же день, 17 Сентября Совинформбюро сообщало:
"В воздушных боях на подступах к Ленинграду авиачасть полковника Данилова сбила за один день 16 фашистских самолётов. Лётчики части Неуструев, Пидтыкан, Абрамов, Харитонов, Жуйков и Плавский сбили в этот день по 2 вражеских самолёта".
В Сентябре немецкая авиация совершили 23 групповых налёта на Ленинград !   Особенно ожесточёнными были бомбёжки 19 и 27 Сентября. В первый раз немцы предприняли 4 дневных и 2 ночных налёта с участием около 280 самолётов, а во 2-й раз днём группы общей численностью до 200 самолётов трижды обрушивали свои удары на город и близлежащие аэродромы...
Невыспавшиеся, хмурые, лётчики встали и, проглотив по сухарю с кипятком, затемно отправились на аэродром, где техники и механики уже прогревали моторы.
Готовность № 1 объявили группе Лейтенанта И. П. Грачёва. Лётчики надели парашюты и сели в кабины. Те, кто были в готовности № 2, остались у машин, остальные ушли в землянку.
Часа 1,5 - 2 было спокойно, подозрительно тихо. И вдруг в настороженной тишине послышался нарастающий гул моторов, тяжёлый, зловещий, надсадный гул. Дежурные лётчики запустили моторы, и те из них, чьи машины стояли рядом с торцом взлетной полосы, тотчас взмыли в небо. Командир эскадрильи Георгий Жуйков не сидел в кабине, однако успел выбежать из землянки и тоже взлетел.
К аэродрому подходили желтокрылые, с чёрными крестами Ме-110 и Ме-109. На окраине лётного поля от вражеских снарядов закипели фонтанчики земли и дыма. Кое - кто бросился в спасительные щели.
После взлёта Капитан Г. С. Жуйков шёл некоторое время над лесом, и немцы не заметили его. Набрав высоту, Георгий развернулся и соколом бросился в огненную круговерть. Короткая очередь - и "Мессер" перевернулся, камнем упал на окраину аэродрома.
В схватку вступили Иван Грачёв и Василий Добровольский, успевшие набрать скорость и высоту, необходимые для маневра. Бешено завертелся клубок самолётов - 11 вражеских и 5 наших. Вспыхнула машина Георгия Новикова, бесстрашного вожака истребителей, боевого стража штурмовиков. Вслед за И-16 смерть швырнула с высоты 2-й "Мессер". Потом с борта, объятого пламенем, выпрыгнул раненый командир эскадрильи.
В этом бою мы потеряли 3 машины и 2-х лётчиков - Жору Новикова и Колю Косаренко. Однако в последующих воздушных схватках однополчане с лихвой компенсировали потерю.
В эти дни в полку работал замечательный советский художник Яр-Кравченко. С раннего утра и до позднего вечера он был на самолётных стоянках, на взлётно - посадочной полосе, заглядывал на командный пункт, в землянки, общежитие лётчиков и рисовал, неустанно рисовал.
Яр-Кравченко отказывался от всяких привилегий. Жил в землянке на аэродроме, питался тем же, чем и лётчики, - нередко одними сухарями. Он делил с ними горечь неудач и радость побед. Может быть, поэтому его работы были так выразительны и реалистичны.
Когда художник закончил в боевых полках серию авиационных рисунков и портретов, журналист М. Жестев в одной из ленинградских газет написал о нём тёплую корреспонденцию:
"Славой овеяны имена наших лётчиков - истребителей, они любимы народом, и эта любовь привела художника Яр-Кравченко к народным героям. Мастерской рукой портретиста он создал фронтовой альбом. Когда рассматриваешь этот альбом, каждый штрих приобретает необыкновенное значение. Тут нет сражений в воздухе. Героизм лётчиков дан через портрет. Вы чувствуете его во взгляде глаз, повороте головы, в каждой черточке лица...
Альбом издан редакцией газеты "Атака". Вы перелистываете его от начала до конца, от первого до последнего портрета, и вам не хочется расставаться с близкими и дорогими вам людьми. Их бодрость, мужество и отвага заставляют усиленно биться ваше сердце. Вас глубоко волнует образ героя лётчика, славного защитника города Ленина. Он многолик, этот образ, он в сердце каждого советского патриота".
Весной 1942 года 191-й истребительный авиационный полк действовал на Калининском фронте.
 
С Августа по Сентябрь 1943 года Г. С. Жуйков сражался в 9-м ИАП, летая на"Харрикейне". С Октября 1943 года по Май 1944 года командовал 21-м Гвардейским ИАП, где летал уже на "Аэрокобре". С Июля 1944 года по Март 1945 года сражался в составе 760-го ИАП, летая на Ла-5. Затем, по Май 1945 года, в 435-м ИАП.
Всего за период своей боевой деятельности Майор Г. С. Жуйков уничтожил в воздушных боях 13 самолётов противника лично и 4 - в группе с товарищами.
 
*     *     *
 
Исаев Николай Васильевич
 
Родился 24 декабря 1911 года в Санкт-Петербурге. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества "Пищепрома" при 1-й конфетно-шоколадной фабрике. Отличный спортсмен, играл в молодёжной сборной Ленинграда по футболу. Работал в системе общепита (директором ресторана). В 1934 году по специальному набору призван в ряды Красной Армии и направлен в Качинскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в 1936 году. Служил на Дальнем Востоке, продвигался по службе как лётчик-политработник, был комиссаром эскадрильи, батальонным комиссаром.
Участник Советско-Финляндской войны с 7 февраля по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП, летал на И-16. Выполнил около 40 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника.
С июня 1941 года старший политрук Н. В. Исаев на фронтах Великой Отечественной войны в должности военного комиссара эскадрильи 131-го ИАП, летал на И-16 и ЛаГГ-3. В феврале 1942 года направлен в 55-й ИАП (7 марта 1942 года преобразован в 16-й Гвардейский ИАП) на должность помощника командира полка, с июля 1942 года командовал полком; летал на Як-1 и "Аэрокобре". В июне 1944 года назначен командиром 273-й ИАД, где продолжал летать на "Аэрокобре".
К февралю 1945 года командир 273-й истребительной авиационной дивизии (6-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник Н. В. Исаев произвёл 280 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 самолётов противника (в наградном листе говорится о 9 личных и 4 групповых победах). Сражался на Западном, Юго-Западном, Центральном, 4-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах. Имел 4 ранения (18.08.1941, 16.12.1941, 12.07.1943 и 21.12.1943). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4909).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1946 году окончил Курсы усовершенствования командиров и начальников штабов авиационных дивизий при Военно-Воздушной академии, а в 1951 году - Военную академию Генерального штаба. С 1960 года генерал-майор авиации Н. В. Исаев - в запасе. Жил в городе Львове (Украина). Работал общественным директором мемориального народного музея. Умер 26 октября 1988 года, похоронен на Лычаковском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (05.11.1941, 06.04.1945), Красного Знамени (07.04.1940, 16.09.1943, ...), Кутузова 2-й степени (23.07.1944, 29.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (23.12.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
Курочкин Владимир Михайлович
 
Он родился в 1913 году в Екатеринбурге, в семье рабочего. Окончил 7 классов неполной средней школы. В 1929 году окончил по специальности модельщика школу фабрично - заводского ученичества  ( ныне ордена Трудового Красного Знамени ГПТУ № 1 имени Героя Советского Союза В. М. Курочкина ). Работал в модельном цехе на заводе "Уралтяжмаш", учился в аэроклубе. В Красной Армии с 1935 года. Окончил 2-ю военную школу лётчиков в городе Борисоглебске в 1937 году.
Участник боёв с японскими захватчиками у озера Хасан в 1938 году.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка  ( 59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо - Западный фронт )  Старший лейтенант В. М. Курочкин произвёл 60 боевых вылетов на штурмовку наземных сил противника, в воздушных боях сбил 3 самолёта противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с белофинами, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 Марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
В 1940 году поступил в Военно - Воздушную инженерную академию имени Жуковского. В Июне 1941 года после окончания 1-го курса был направлен на стажировку на Черноморский флот в Севастополь.
В Великую Отечественную войну командовал истребительной авиационной эскадрильей.
26 Июля 1941 года ожесточённая схватка произошла при налётах лётчиков 20-го и 91-го ИАП на аэродром Фурсы. В тот день 4 "Чайки"  ( ведущий Герой Советского Союза В. М. Курочкин )  прикрывали 6 таких же машин с мелкими осколочными бомбами, ведомых Старшим лейтенантом Г. Р. Павловым. После сброса бомб советские лётчики насчитали на земле 6 сожжённых вражеских самолётов, и, кроме того, им удалось подбить в районе аэродрома один Hs-126 и два Ме-109.   ( Впоследствии по 6 уничтоженных самолётов занесли на счёт 20-го и 91-го ИАП ).
Но не избежали потерь и наши: один И-153 стал жертвой зенитного огня, а 3 из группы истребителей прикрытия были сбиты поднявшимися на перехват "Мессершмиттами" из II/JG 3. Командир эскадрильи Капитан В. М. Курочкин из этого вылета не вернулся.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени; медалями.
На здании ГПТУ № 1 в городе Екатеринбурге установлена мемориальная доска в память Героя.
 
Кутахов Павел Степанович
 
Родился 16 августа 1914 года в селе Малокирсановка, ныне Матвеево - Курганского района Ростовской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов, школу фабрично - заводского ученичества  ( ФЗУ )  в Таганроге и Рабфак при Ленинградском индустриальном институте. Работал слесарем на авиационном заводе. С 1935 года в рядах Красной Армии. По комсомольской путёвке был направлен в Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, которую закончил в 1938 году. Служил в одном из полков Ленинградского военного округа.
Участник похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года и Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, где совершил 31 боевой вылет.
С началом Великой Отечественной войны лейтенант П. С. Кутахов в действующей армии. По май 1944 года сражался в составе 145-го ИАП  ( 19-го Гвардейского ИАП ); по май 1945 года - в 20-м Гвардейском ИАП. Прошёл долгий путь от заместителя командира эскадрильи до командира Гвардейского истребительного авиационного полка.
К февралю 1943 года командир 1-й эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 258-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт )  Гвардии майор П. С. Кутахов совершил 262 боевых вылета, в 40 воздушных боях лично сбил 7 и в составе группы 24 самолёта противника.
1 мая 1943 года за мужество и военскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
К маю 1945 года совершил 367 успешных боевых вылетов, провёл 79 воздушных боёв, в которых уничтожил лично 14 самолётов противника и 28 в составе группы.
После войны Гвардии полковник П. С. Кутахов оставался на службе в ВВС. Был заместителем командира авиационной дивизии. В 1949 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы, в 1957 году - Военную академию Генерального штаба. С 1967 года - 1-й заместитель главкома, с 1969 - главком ВВС, заместитель министра обороны СССР. Главный маршал авиации  ( 1972 год ). Член ЦК КПСС с 1971 года. Депутат Верховного Совета СССР 8 - 11 созывов. Заслуженный военный лётчик СССР.
15 августа 1984 года за большой вклад в повышение боевой готовности и оснащение современной техникой ВВС страны и в связи с 70-летием со дня рождения, удостоен второй медали "Золотая Звезда". Умер 3 декабря 1984 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина  ( четырежды ), Октябрьской революции, Красного Знамени  ( пять ), Кутузова 1-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды  ( дважды ), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени; медалями, иностранными орденами. Его имя носит судно Рыболовецкого Флота.
*     *     *
Две встречи... Обе ярко сохранились в памяти корреспондента армейской газеты "Часовой Севера" Андрея Ивановича Бескоровайного. А между ними пролегло более 35 лет.
Первая встреча состоялась в августе 1942 года. Время было тревожное. На юге, в донецких степях, немцы развивали наступление, рвались к Волге. С тревогой и надеждой ждали все каждую сводку Совинформбюро. Но ничего утешительного они не приносили. Под Сталинградом шли ожесточённые бои. Наши войска с трудом сдерживали противника. С каждым днём положение становилось всё опаснее.
В эти августовские дни немецкое командование усилило воздушные налёты на Мурманск. Вражеских бомбардировщиков и истребителей в воздухе, как правило, было больше, чем наших. Но наши "ястребки", хотя и были в меньшинстве, смело атаковали врага, не давали произвести прицельное бомбометание, отгоняли от города. В одном из воздушных боёв тройка наших истребителей схлестнулась в смертельной схватке с десятком "Юнкерсов" и "Мессеров". Советские истребители появились неожиданно, ударили из - за облаков и сумели смешать строй бомбардировщиков противника. Тут же "ястребки" один за другим бросились в атаку на бомбардировщики врага, отделившиеся от общей группы и оказавшиеся в силу этого без защиты "Мессеров". Пока 2 наших истребителя связывали Ме-109 боем, третий зашёл "Юнкерсу" в хвост и ударил из пушки и пулемёта. Враг задымил и рухнул вниз.
Многие жители Мурманска наблюдали этот бой. А из редакции "Часового Севера" сейчас же стали звонить в полк, стоявший неподалеку от Мурманска, чтобы узнать, кто тот лётчик, который так смело атаковал воздушного противника и сбил его. Долго не удавалось найти в полку по телефону нужных людей. Наконец через корреспондента, находившегося в полку, сумели выяснить, что бой вела эскадрилья майора П. С. Кутахова.
Эскадрилья Кутахова... Многим жителям города было тогда хорошо известно это имя. Кутахов появился в Заполярье в первый же месяц войны - в июле 1941 года. Служил он в 145-м истребительном авиационном полку, который дислоцировался в районе Мурманска. Уже тогда это был умелый лётчик. Великую Отечественную войну он встретил с запасом знаний и боевого опыта, накопленного им в период Советско - Финляндсской войны. Тогда младший лейтенант Павел Кутахов - будущий Главнокомандующий ВВС Советского Союза - принял боевое крещение. 25 декабря 1939 года, вылетев на поддержку наступления наших войск в районе Кейля, на выходе из атаки у Павла Кутахова отказал двигатель - прямое попадание осколка снаряда. С трудом посадил лётчик свой истребитель на нейтральной полосе в районе Рииска. Финны обстреливали севший на вынужденную самолёт, но истребитель, как ни странно, попаданий больше не получил. В сумерках Кутахов оставил самолёт, а потом привёл к нему инженера 3-го ранга Бориса Чернышёва и техника звена Ивана Купцова. Под покровом темноты две ночи техники разбирали самолёт на части, а в третью ночь волоком доставили истребитель на аэродром. Через несколько дней Кутахов снова летал на этом самолёте.
Так что, и с вражескими самолётами ему уже приходилось встречаться, и с тактикой противника он был знаком. В полку смотрели на Кутахова как на ветерана, к слову и совету которого надо прислушаться.
В начале войны полк, в котором служил Павел Кутахов, вёл боевые действия по защите Ленинграда, а затем с июля 1941 года и до последних дней войны сражался в небе Заполярья, отражая налёты врага на Мурманск, Архангельск, Полярный, Беломорск, прикрывая войска и объекты Карельского фронта. Несмотря на неблагоприятные метеорологические условия и сложность аэродромного базирования, наши лётчики сыграли значительную роль в успешном проведении Свирско - Петрозаводской и Петсамо - Киркенесской наступательных операций, позволивших полностью очистить от немецких войск Карелию и Мурманскую область.
Сложность боевой обстановки в те суровые военные дни требовала от авиаторов большого напряжения всех физических и моральных сил. Боевые вылеты зачастую производились по 5 - 6 раз в день. Высокая боевая слаженность, жажда в каждом полёте уничтожить врага в воздухе и на земле, стремление отлично решить боевую задачу обеспечивали им победу.
Не сразу пришли к нашим лётчикам успехи. На первых порах, когда противник был сильнее, наши лётчики нередко терпели поражения, несли потери. В этих условиях первостепенное значение приобрели не только тактика воздушного боя, маневра, но и уверенность в своей машине, умение использовать все её боевые и лётные качества, а также знание местности. Среди лётчиков нередко возникали споры о том, как лучше действовать. Молодые, задорные парии считали, что особенно размышлять и раздумывать некогда. В бою всё решает натиск, отвага. Кутахов часто не соглашался с ними. По складу своего характера oн относился к тем людям, которые всё делают после точного расчёта, предварительного обдумывания. Он был уверен, что нельзя подниматься в воздух, не обдумав нескольких вариантов предстоящего боя.
Кутахов часто вылетал на так называемую "свободную охоту". Он гонялся за вражескими разведчиками, настигал их и сбивал. Встречался он и с немецкими истребителями и выходил из таких встреч победителем. В воздухе он, как правило, был один против врага. Неоткуда было ждать помощи, нельзя было надеяться на выручку товарища. А сколько раз ему приходилось отбиваться от 2 - 3 истребителей. И он решил для себя: всё же легче действовать в паре, в составе звена, эскадрильи, где существует закон "каждый за всех, все за одного".
Своими выводами о тактике делился он с боевыми товарищами, как бы подсказывал, как надо атаковать противника, как выходить из боя. Его душевная щедрость привлекала лётчиков, и вскоре со многими завязалась у него сердечная дружба. Среди боевых его побратимов был Иван Бочков, - молодой, задорный воздушный боец, который отличался в бою не только дерзостью, но хитростью и сообразительностью.
Близким боевым другом его был и лейтенант Константин Фомченков, смелый, находчивый, осмотрительный в бою. Потом, когда Кутахов стал командиром звена, а затем и эскадрильи, Бочков и Фомченков являлись его надёжной опорой. С ними он чаще всего летал, так как верил в них, как в самого себя.
Среди других лётчиков 19-го Гвардейского истребительного авиаполка командир эскадрильи майор П. С. Кутахов выделялся своим мастерством, творческим, новаторским подходом к каждому воздушному бою. Характерным в его действиях было то, что он стремился прежде всего обеспечить общую победу, а не только увеличить свой боевой счёт. Вот лишь некоторые воздушные бои.
23 января 1942 года четвёрка истребителей 145-го истребительного авиаполка под командованием капитана П. С. Кутахова вступила в бой с таким же количеством Ме-110, пытавшихся нанести удар по железнодорожному составу, стоявшему на станции Лоухи. Советские лётчики не только не дали врагу бомбить объект, но и сбили 2 самолёта, не потеряв ни одной своей машины.
26 мая 1942 года 6 истребителей во главе с капитаном П. С. Кутаховым перехватили в районе станции Кица группу из 12 Ме-110 и 8 Ме-109, пытавшихся бомбить наш поезд. Неожиданным маневром, выполненным по команде Кутахова, строй вражеских самолётов был разбит, один Ме-110 запылал. И тут в воздухе завертелась настоящая карусель, продолжавшаяся 45 минут. Советские лётчики - капитаны П. С. Кутахов, В. С. Мироненко, К. Ф. Фомченков, Лейтенант Е. А. Кривошеев и младший лейтенант И. И. Ибрагимов сбили 4 вражеские машины. К железной дороге ни один самолёт не был допущен. Наша группа вернулась без потерь.
22 июня 1942 года эскадрилья под командованием Кутахова отражала налёт на Мурманск 30 самолётов противника. В этом бою советские лётчики сбили 2 Ме-110 и 1 Ме-109F. Группа Кутахова вернулась без потерь.
28 июня 1942 года 9 истребителей, ведомые П. С. Кутаховым, поднялись в воздух, чтобы перехватить немецкие самолёты, идущие бомбить Туломскую ГЭС. Количественное превосходство было на стороне врага: против нашей девятки истребителей дрались 8 Ме-110 и 3 Ме-109F. И вновь победу одержали кутаховцы, сбившие 3 самолёта, и без потерь вернувшиеся на аэродром.
Много раз Кутахов водил лётчиков в бой и каждый раз возвращался с победой. Командир 19-го Гвардейского истребительного авиаполка А. Е. Новожилов, ныне Гвардии полковник запаса, вспоминает:
"Самой яркой и колоритной фигурой в полку был лётчик Павел Кутахов. Худощавый, высокого роста, с живым выразительным лицом и широкими энергичными жестами... В короткие минуты отдыха он буквально заряжал товарищей бодростью и юмором, а в бою служил примером стойкости, мужества и лётного мастерства. Он отлично владел техникой пилотирования, умел использовать в бою малейшие благоприятные условия и выходил победителем из сложнейших положений".
25 июля 1942 года армейская газета "Часовой Севера" напечатала небольшую заметку о лётчике Кутахове. В ней очень верно схвачено и передано то основное, что отличало лётчика не только как мастера воздушного боя, но и как воспитателя. Заметка называлась "Учитель":
"Капитан Кутахов - ветеран части, хранитель её славных традиций. Лётчики называют его отцом. Неспроста это. Он терпеливо учит и воспитывает лётную молодёжь, готовит её к новым жестоким воздушным битвам. Для молодого воздушного бойца Кутахов всегда найдёт слово одобрения, искрометную шутку. Как бы ни сложна, ни трудна была обстановка, он не растеряется, умело организует бой. Это и понятно: он уверен в себе, в силе советского оружия, в своих друзьях, многих из которых он сам воспитал".
Памятно и описание боя, в котором шестёрка наших лётчиков, возглавляемая Кутаховым, противостояла 17 истребителям врага. И не только противостояла, а и обратила их в бегство, сбив при этом 2 самолёта. Вместе с Кутаховым летели Ибрагимов, Миусов, Кривошеев, Мироненко и Фомченков. Все - надежные боевые товарищи. Немецкие истребители шли парами. Когда появились наши самолёты, 4 вражеские машины устремились вниз, а остальные - своим курсом. Маневр был уже знаком советским лётчикам. Было ясно, что ушедшая вниз четвёрка намеревалась отвлечь их на себя и подставить под удар оставшихся вверху "Мессеров". Поэтому, когда Кутахов скомандовал ведущей паре наблюдать за верхними самолётами, остальным - за нижними, его поняли все. Ведь не раз на аэродроме отрабатывали различные варианты боя. И теперь, не поддаваясь на уловку врага, наши лётчики поддерживали между собой тактическое и огневое взаимодействие.
В ходе яростной схватки они не только успешно отражали атаки "Мессеров", но и наносили разящие удары по врагу. Был соблазн погони за отдельными машинами противника. Это могло бы принести временный успех. Но тогда боевой порядок распался бы, из обороны выпали бы отдельные звенья, и враг мог одержать верх. Вот почему Кутахов твёрдо наставлял ведомых не увлекаться кажущейся лёгкой добычей, оберегать друг друга, не давать противнику вести прицельный огонь.
Немецкие истребители начали выходить из боя. И тут наши "ястребки" обрушились на них. Дружной атакой они сбили 2 "Мессера", а сами без потерь вернулись на аэродром.
Этим боем эскадрилья Кутахова ещё раз доказала, что можно успешно драться с превосходящим по численности противником. И не только драться, но и побеждать. Надо только быстро и трезво оценивать обстановку и принимать правильные решения, действовать дружно, выручая друг друга.
И вот августовский бой с большой группой вражеских бомбардировщиков и истребителей противника, о котором упоминалось. Четвёрка наших "ястребков" в составе Кутахова, Фомченкова, Миусова и Ибрагимова отсекла шестёрку "Мессеров" от прикрываемых ими бомбардировщиков. Наши лётчики сознательно пропустили вперёд "Юнкерсы", ибо знали, что их встретит другая группа наших истребителей.
У немецких лётчиков было преимущество в высоте и скорости, они стали разворачиваться для атаки. Кутахов дал команду подготовиться к активной обороне. Наши "ястребки" стали в восходящую спираль и, замкнув кольцо, зорко следили за ходом боя другой нашей группы. Немецкие лётчики вели бои упорно и хитро. Когда ведущие шли в атаку, ведомые прикрывали их и пытались oтвлечь на себя наших пилотов. Но советские истребители научились разгадывать маневры врага. Вот один из "Мессеров" атаковал машину Фомченкова. Миусов развернулся и несколькими выстрелами из пушки прошил врага. Тот попытался выйти из зоны огня, сделал горку, но наш лётчик предвидел и этот маневр, настиг врага в верхнем положении и вновь прошил его очередью из пулемётов. Немец задымил и рухнул вниз. В это время 2 "Мессера" набросились на Ибрагимова. Увидев, что товарищу грозит беда, Кутахов пришёл на помощь. Он зашёл одному врагу в хвост и сбил его. Третьего "Мессера" сбил Ибрагимов. Оставшиеся 3 самолёта предпочли не ввязываться больше в бой и удрали.
Вскоре в "Часовом Севера" было рассказано о славных советских соколах Герое Советского Союза старшем лейтенанте Хлобыстове, капитане Бочкове и других. Было помещено и стихотворение, посвящённое майору Кутахову. Стихотворение это написал армейский поэт Бронислав Кежун. Вот несколько строк из него:
"Вновь команда - и вновь без страха,
в   синь   небес   устремляя   взгляд,
Истребитель   -   майор   Кутахов
в   бой   ведёт   своих   соколят..."
На следующий день корреспондентам пришлось быть в полку, где служил Кутахов. Захотелось вручить номер газеты, посвящённый героям - лётчикам.
- Что ж, дело хорошее, - сказал комиссар полка Бородай. - Только выполнить его вряд ли удастся. Почти все лётчики в полёте.
Бородай посочувствовал и хотел было уже взять у них газеты, обещая передать их по назначению. В это время над аэродромом появился самолёт. Вскоре он при приземлился, и над кабиной показалась голова лётчика.
Кутахов Павел Степанович
- А вот и Кутахов, - обрадованно сказал Бородай - Повезло вам.
Корреспонденты с комиссаром пошли к самолёту. Из кабины его вылез и спрыгнул на землю лётчик. Он был высок, сухощав, подтянут. С приветливой улыбкой протянул руку:
- Майор Кутахов.
Так они познакомились. Комиссар сказал, что привезли газету, где напечатано стихотворейие о лётчике, о его боевых делах.
- Любопытно, - живо отозвался Кутахов. - Где же она ?
Бескоровайный подал ему газету, сказав, что редактор просил передать от всего редакционного коллектива сердечный привет и пожелания успехов в боях с врагами.
- Спасибо, - поблагодарил Кутахов.
Он тут же развернул газету, прочитал стихи.
- Что ж, вроде бы правильно написано, добавить нечего. Ещё раз спасибо.
Комиссар передал просьбу редакции: надо рассказать о последних боях.
- Если о себе говорить, то на это я не мастер, - ответил Кутахов. - А о боевых товарищах - с удовольствием. Золотые у нас люди. Вот взять хотя бы Ивана Бочкова. Да вы о нём не раз писали. Смел, отважен, хорошо ведёт бой. Всегда выручит, придёт на помощь. Сегодня отличился Лейтенант Фомченков. Тоже надёжный, испытанный боец. Не отстают от них и новички - младший лейтенант Кривошеев, лейтенант Дмитрюк. У них на счету уже по нескольку сбитых вражеских самолётов.
Рассказывая, майор энергично жестикулировал. Его живое, выразительное лицо освещалось улыбкой.
Лётчикам полка, в котором служил Кутахов, часто приходилось сопровождать наши бомбардировщики при выполнении ими боевой задачи. Много внимания уделялось и охране Кировской железной дороги. Враг предпринимал отчаянные попытки, чтобы прервать движение по ней, бомбил полотно, пытался разрушить мосты. Однажды группа вражеских бомбардировщиков под прикрытием истребителей вылетела на бомбёжку железнодорожного моста. На перехват поднялись наши "ястребки", возглавляемые Кутаховым. Силы были неравны. Врагов более 20, а наших всего 6. Но Кутахову удалось отвлечь вражеские истребители и основной удар нанести по бомбардировщикам. В этом бою наши лётчики сбили 6 самолётов противника, не допустив бомбёжки моста. Сами же они потерь не имели.
Навсегда остался в памяти Павла Степановича воздушный бой в небе Карелии в составе 8 истребителей. В районе Луостари, встретив 18 самолётов противника, они в тяжёлом бою сбили 5 вражеских машин и вернулись без потерь на свой аэродром. Успех этого боя обеспечили не только ненависть к врагу, но и отличное лётное и тактическое мастерство, боевая слаженность и взаимовыручка в бою по принципу: один за всех и все за одного.
В полку Кутахова знали как отличною и терпеливого воспитателя молодых лётчиков. Многие, учась у него, стали асами. Он никогда не стремился к увеличению личного счёта сбитых самолётов, а добивался дружных, слаженных действий в бою, взаимной выручки. Учеников у него было много. Среди них будущие Герои Советского Союза Кривошеев, Дмитрюк. Кутахов гордился своими учениками.
Павел Кутахов провёл на фронте 1418 дней. Каждый из них похож на другой, и каждый по - своему неповторим. Рос счёт сбитых им самолётов противника. Командующий 7-й Воздушной армией генерал И. М. Соколов, подписывая 7 марта 1943 года наградной лист на звание Героя Советского Союза, так охарактеризовал Павла Степановича:
"Майор Кутахов, разумный и беспредельно смелый лётчик - командир, имеет на своём счету 31 сбитый самолёт: 7 сбил лично, остальные в группе. Его эскадрилья среди всех полков лучшая. Достоин высшей правительственной награды - звания Героя Советского Союза".
И вновь новые боевые вылеты, новые воздушные схватки...
27 марта 1943 года Павел Кутахов в напряжённом бою с асами известного 6-го отряда 5-й немецкой истребительной эскадры "Eismeer"   ( 6. / JG 5 )  сбил истребитель Ме-109G-2, пилотируемый унтер - офицером Эдмундом Кришовским. На следующий день немецкий лётчик в районе Урд - озера был взят в плен. Ниже приведена докладная записка Павла Кутахова командиру 19-го Гвардейского истребительного авиаполка Гвардии майору Новожилову:
"Докладываю Вам, что сегодня 27.3.1943 года в воздушном бою, который начался на бреющем в районе озера Домашнее и в соотношении сил противника 4 Ме-109Г против наших 3 "Аэрокобр". С первой атаки мною был подбит один Ме-109G на развороте, который сразу вышел из боя и ушёл на северо - запад.
В развернувшемся воздушном бою на вертикалях, я пользуясь особенностью своей машины, по сравнению с машинами Силаева и Лобковича, оторвался от них и начал вести бой выше своих на 600 - 1000 метров с двумя Ме-109G. Они, сделав переворот после 15 минутного боя, пошли в атаку на Лобковича и Силаева. Я пойдя следом за ними сзади, отбил у Лобковича из под хвоста и начал преследовать один Ме-109G, который пытался уйти от меня 4 - 5 минут на маневрах горизонталях и вертикалях. Атаки я вёл с малых дистанций сзади сверху и сзади снизу, в верхнем положении вертикали Me-109 был подбит, но сделав переворот, я его потерял на камуфляже. Посты наблюдения позже сообщили о его вынужденной посадке, лётчик взят в плен..."
1 мая 1943 года за мужество и военскую доблесть, проявленные в боях с врагами, отважный лётчик был удостоен звания Героя Советского Союза.
...Под вечер 2 июня 1943 года с постов ВНОС поступило сообщение о появлении вражеских самолётов. На их перехват вылетело 7 истребителей во главе с Героем Советского Союза майором П. С. Кутаховым. На высоте 2000 метров наши лётчики сначала встретили 4 Ме-109G. Следом за ними шла такая же группа Ме-109F. Ещё тройка вражеских истребителей, как оказалось позже, находилась в облаках.
Решительной атакой наши лётчики разбили строй первой четвёрки "Мессеров". Немцы поспешили в облака, надеясь заманить туда советских истребителей и затем перебить их поодиночке, когда они будут выходить из облаков. Советские лётчики уже устремились за врагом, окунувшись в туманную пелену, которая становилась всё гуще. Майор Кутахов разгадал замысел противника и по радио скомандовал: "Облачность не пробивать, выйдем все вместе вниз".
И действительно, как только наши истребители появились над кромкой облачности, на них набросились "Мессеры". Но враги просчитались. Перед ними были не одиночные самолёты, а боевой строй во главе с опытным командиром. От меткого огня Кутахова один вражеский истребитель загорелся. Смело действовали остальные Гвардейцы. Ещё один Ме-109 со снижением вышел из боя. Наши лётчики вернулись без потерь.
Ещё более убедительную победу лётчики под командованием П. С. Кутахова одержали 22 июня. Воздушная схватка началась на высоте 3000 метров и закончилась на высоте бреющего полёта. Снова Кутахов первым сбил неприятельский самолёт. Одержали победы также Н. А. Кулигин, П. М. Рябов и С. Н. Компанейченко. Успеху способствовало тесное взаимодействие в группе, взаимная выручка. Прикрывая Кутахова, младший лейтенант Н. П. Сверкунов принимал на себя удары "Мессеров". Машина оказалась повреждённой в нескольких местах. Когда на самолёт капитана Кулигина напал Ме-109F, на помощь командиру пришёл его напарник младший лейтенант А. А. Пузанов и отогнал противника от самолёта ведущего. В этом бою наши лётчики сбили 4 вражеских самолёта, не потеряв ни одного своего.
Но не только удачи сопутствовали эскадрилье. Случалось, что погибали в бою лучшие бойцы, испытанные боевые друзья. В неравной схватке был сбит любимец полка капитан Иван Бочков, очень перспективный, отважный лётчик. В бою против 21 FW-190, когда наша шестёрка сбила 3 самолёта противника, погиб и Константин Фомченков. Тяжело было переживать гибель боевых друзей. Но шла война, каждый бой требовал собранности, быстрого ввода в строй молодых лётчиков. И Павел Кутахов отдавал этому все свои силы. Он всегда показывал пример добросовестного отношения к порученному делу, первым вызывался на трудные задания.
Бывший комиссар 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии полковник в отставке Бородай привёл несколько примеров, характеризующих Кутахова как умелого командира - воспитателя.
Вспомнил он и о том времени, когда в полк поступили самолёты "Аэрокобра". Вначале некоторые лётчики побаивались на них летать, так как они имели существенный конструктивный недостаток - заднюю центровку и потому "прихварывали" плоским штопором. Попав в эту круговерть, не всякий пилот выходил из неё живым. Но фронту требовались самолёты. Нужно было кому - то летать и на "Аэрокобрах", поступавших к нам по ленд - лизу. А как быстрее, в короткий срок освоить машины ?   Нужен был пример. Командир полка, построив лётный состав, спросил:
- Кто полетит первым ?
- Я, - отозвался Кутахов.
Он блестяще провёл этот первый полёт на незнакомом ещё самолёте и потом обучал других лётчиков. Без единой аварии и поломки переучился на самолётах "Аэрокобра" лётный состав 145-го истребительного авиаполка. За 20 дней в нём было выпущено в самостоятельный полёт 22 лётчика. В совершенстве овладел техникой пилотирования на этой машине не только командир эскадрильи капитан Павел Степанович Кутахов, но и другие лётчики. Приказом командующего ВВС Карельского фронта была объявлена благодарность командиру полка майору Г. А. Рейфшнейдеру, его заместителю по политчасти батальонному комиссару А. А. Бородай, командирам эскадрилий капитану П. С. Кутахову, капитану И. И. Павлову, майору А. Е. Новожилову, руководителям технической службы полка...
На одном из собраний зашёл разговор о совершенствовании тактики воздушного боя. Кутахов и Гайдаенко предложили и обосновали ряд новых тактических приёмов. Речь шла о боях на вертикалях, о наращивании сил, о том, чтобы и при сопровождении штурмовиков их прикрытие состояло из непосредственной и ударной групп, причём ударная располагалась бы на 1 - 2 километра выше боевого порядка. В её задачу входило наносить внезапные атаки по скованному боем или выходящему из боя противнику. Вскоре, действуя таким образом, наши лётчики блокировали вражеский аэродром в Алакуртти. Дерзкими, согласованными атаками парализовали работу аэродрома, подготовив условия для штурмового удара по нему.
8 сентябре 1944 года Гвардии майор П. С. Кутахов был назначен командиром соседнего 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка. Забот у него прибавилось. Но и тогда он находил время, чтобы учить молодых лётчиков искусству маневра и точности огня, лично участвовал в боях и показывал на практике, как надо бить врага.
Особенно упорные воздушные бои разгорелись 9 октября 1944 года. В течение дня лётчики 7-й Воздушной армии нанесли массированный удар по вражескому аэродрому в Луостари, где повредили и уничтожили на земле более 30 самолётов. Штурмовыми ударами было подавлено несколько артиллерийских батарей, уничтожено 124 автомашины и 20 повозок. В тот же день истребители провели 32 воздушных боя, в которых сбили 37 неприятельских самолётов. Характерно, что большая часть воздушных боёв происходила над территорией противника, что свидетельствует о наступательной тактике нашей авиации.
Высокое мастерство, мужество и отвагу проявляли лётчики 20-го Гвардейского истребительного авиаполка, которым командовал Герой Советского Союза майор П. С. Кутахов. Он умело руководил лётчиками в бою и личным примером увлекал их на подвиги.
Во главе с П. С. Кутаховым восьмёрка истребителей эскадрильи "Комсомолец Заполярья", сопровождая штурмовиков, в районе цели вступила в бой с 18 немецкими самолётами Ме-109. Пользуясь численным преимуществом, противник группами устремился к "Илам". Кутахов преградил путь врагу. Развернув ударную группу своих истребителей, он сам атаковал четвёрку "Мессеров".
Выходя из атаки, командир полка увидел, что на него наседают 2 Ме-109. На помощь вовремя пришёл ведомый Кутахова майор И. М. Жариков. Он пулемётным огнём отогнал врагов, не позволил им вести прицельный огонь. Но на самолёт Жарикова сзади накинулся немецкий истребитель и открыл огонь. Пришлось маневрировать, уходить из - под удара.
Немецкие лётчики, видно, поняли, кто руководит боем, и сразу 3 "Мессера" набросились на машину командира. Искусно маневрируя, Кутахов увернулся от удара и сам зашёл в хвост одному из Ме-109. Немец попытался скользнуть и сторону. Не удалось. Тогда он сделал горку, потом бросил свою машину в пике. Но не так - то просто уйти от Кутахова. Он настиг врага и, уловив момент, полоснул по самолёту меткой очередью. Тот загорелся и упал.
Умело сражались и остальные лётчики группы, которыми в течение всего боя руководил Кутахов. По одной машине уничтожили старший лейтенант И. И. Разумов и младшие лейтенанты М. П. Делаев и В. И. Савинов.
На старшего лейтенанта Шилкова набросились сразу 3 "Мессера". Зайдя в хвост одному из них, Шилков сразил врага, но в неравной борьбе с двумя другими вражескими истребителями был сбит. Его друзья, связанные в этот момент боем, не смогли прийти на помощь товарищу. Всего группа во главе с Кутаховым сбила 5 самолётов, потеряв одного лётчика.
Всего за время войны Павел Кутахов совершил 367 боевых вылетов, провёл 79 воздушных боев, в которых лично сбил 14 и в группе 28 самолётов противника. Справедливости ради, следует отметить что по официальным архивным документам боевых потерь Люфтваффе подтверждаются только 5 личных побед.
 
*     *     *
Ларионов Георгий Петрович
 
Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.
Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.
Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).
14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:
"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.
Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.
Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.
Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.
Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.
Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.
Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.
Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.
Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.
Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]
21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).
В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.
Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.
С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).
В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.
В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.
Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела, в Приозерске - обелиск.
 
Медведев Дмитрий Александрович
 
Родился 21 сентября 1918 года в посёлке Узловая (ныне город Тульской области). Окончил 9 классов, занимался авиамоделизмом. С августа 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов. Служил в частях Смоленской авиационной бригады.
Участник Советско-Японского конфликта на реке Халхин-Гол в 1939 году в должности лётчика 22-го ИАП (23-я истребительная авиационная бригада, 1-я армейская группа), летал на И-16. Лейтенант Д. А. Медведев совершил 75 боевых вылетов, в воздушных боях сбил в группе 1 самолёт противника. С конца 1939 года - начальник химической службы эскадрильи.
Участник Советско-Финляндской войны с декабря 1939 года по март 1940 года в должности командира звена 7-го ИАП, летал на И-153. Сбитых самолётов противника не имел. В начале марта 1940 года подбит зенитным огнём, получил лёгкие ранения, но быстро вернулся в строй. Участник боёв за освобождение Выборга.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант Д. А. Медведев на фронтах Великой Отечественной войны в составе 92-го ИАП (заместитель командира и командир эскадрильи, заместитель командира полка), летал на И-153 и ЛаГГ-3. Дважды сбит и легко ранен (в июле и августе 1941 года). С 2 по 27 сентября 1942 года временно исполнял обязанности командира 160-го ИАП, где летал на ЛаГГ-3 (затем вернулся в 92-й ИАП, где исполнял обязанности штурмана полка). С 16 июля 1943 года майор Д. А. Медведев - командир 486-го ИАП, летал на Ла-5 и Ла-7.
К ноябрю 1944 года командир 486-го истребительного авиационного полка (279-я истребительная авиационная дивизия, 3-й Гвардейский штурмовой авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) подполковник Д. А. Медведев совершил 298 боевых вылетов, провёл более 75 воздушных боёв, в которых сбил лично 14 и в составе группы 15 самолетов противника. За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
К маю 1945 года совершил 317 боевых вылетов и провёл более 80 воздушных боёв (число побед не изменилось). Воевал на Юго-Западном, Волховском, Ленинградском, Центральном, Белорусском и 2-м Украинском фронтах. Войну закончил в Чехословакии. (Согласно мемуарам лётчика, последний бой провёл 9 мая, а последний боевой вылет - 11 мая 1945 года. Всего совершил 451 боевой вылет, провёл 130 воздушных боёв, сбил лично 15 и в группе 16 самолётов противника). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7522).
После войны продолжил службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. С мая 1951 года - заместитель командира, а с ноября 1953 года - командир истребительной авиационной дивизии. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1959 года - заместитель командующего 30-й Воздушной армией по ПВО. С апреля 1961 года - командир 7-го отдельного ракетного корпуса (город Омск). С сентября 1965 года - заместитель начальника Военно-инженерной академии. С 1976 года генерал-лейтенант Д. А. Медведев - в запасе. Жил в городе Ленинграде (с 1991 года - Санкт-Петербург), был председателем городского Совета ветеранов войны и труда. Умер 26 ноября 1992 года, похоронен на Серафимовском кладбище. Имя Героя носит электроцех локомотивного депо железнодорожной станции Узловая.
Награждён орденами: Ленина (22.04.1942, 15.05.1946), Красного Знамени (17.11.1939, 12.03.1942, 11.06.1945, 04.06.1955, 30.12.1956), Отечественной войны 1-й степени (15.07.1943, 11.03.1985), Трудового Красного Знамени (29.07.1966), Красной Звезды (15.11.1950, 29.04.1954), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени (30.04.1975); медалями.
 
*     *     *
Дмитрий Медведев родился 21 Сентября 1918 года в посёлке Узловая, ныне город Тульской области, в семье рабочего. Окончил 9 классов неполной средней школы. С 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков и служил в Белорусском военном округе.
Участник боёв с японскими захватчиками на реке Халкин - Гол летом 1939 года. Воевал в составе 22-го истребительного авиационного полка на И-16 с пушечным вооружением  ( в эскадрильи Капитана И. И. Красноюрченко ). За период боевых действий Лейтенант Д. А. Медведев совершил 75 боевых вылетов, сбил 2 истребителя   ( в том числе один И-96 - при таране на встречных курсах )  и 1 бомбардировщик противника.
За бои в небе Монголии награждён орденом Красного Знамени, монгольским орденом, досрочно получил звание Старший лейтенант.
Интересны воспоминания Дважды Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина, участника тех боёв:
"В одной из схваток звено истребителей, возглавляемое Иваном Красноюрченко, сбило наш самолёт СБ. В тот день лётчики отражали налёт японских бомбардировщиков. Вражеские бомбовозы шли волнами под прикрытием истребителей И-97. Первую волну наши пилоты отбили, появилась вторая. Иван Иванович как раз дрался со звеном И-97. Отбился от них - и на бомбардировщиков, строй которых был уже расколот на звенья. На одно из них он с ходу и набросился, но вдруг увидел советские опознавательные знаки - звёзды.
- Я давай сигналить своим, чтобы не стреляли, - рассказывал потом Красноюрченко, - а эти барбосы, Арсенин и Медведев, как борзые, вцепились и давай лупить. А когда разобрались, поздно уже было - один СБ "сыграл" вниз. Экипаж, к счастью, оказался невредим. Да и самолёт благополучно сел в степи... Оказалось, это звено СБ возвращалось с задания и случайно затесалось между разрозненных групп японских бомбардировщиков... А они ведь похожи. Их в воздухе только по опознавательным знакам и можно отличить...
Такие вот бывали кузусы. Кстати сам Арсений Ворожейкин, правда уже в Великую Отечественную войну, тоже сбил свой бомбардировщик Ил-4   ( не разглядев его как следует в облаках ).
Зимой 1939 - 1940 годов Дмитрий Медведев участвовал в Советско - Финляндской войне. Летая на биплане И-153, командовал звеном 7-го истребительного авиационного полка в эскадрильи Иосифа Гейбо. Полк базировался на льду замерзшего озера Валк - Ярви  ( сейчас оно называется Нахимовским ), занимался штурмовкой наземных целей и сопровождением своих бомбардировщиков. Командовал полком Подполковник Н. С. Торопчин.
В начале Марта 1940 года самолёт Медведева был подбит зенитным огнём и пилот чудом остался жив - машина упав на землю разлетелась на куски. Уже через неделю, немного подлечившись, он участвовал в боях за освобождение Выборга.
Начало Великой Отечественной войны Дмитрий Медведев встретил в Бродах  ( Западная Украина ), в составе 92-го истребительного авиационного полка. В первый же день сбил бомбардировщик Ju-88. 24 Июня, в тяжелейшем бою c 12 истребителями Me-109, уничтожил 2 самолёта.
20 Июля, при выполнении разведывательного полёта в районе Белой Церкви, был сбит, выбросился с парашютом из горящей "Чайки" и лишь на 3-й день добрался до своей части. В начале Августа 1941 года его снова подбили, пришлось садиться на вынужденную, под огнём "Мессеров".
Вскоре полк был отправлен на перевооружение в Харьков, где лётчики осваивали уже новые истребители МиГ-3. Но в Ноябре, вместо фронта, их переправили   ( без самолётов )  в тыл, под Горький.
Лишь в начале 1942 года полк перебросили на Волховский фронт, защищать Ленинград. Став заместителем командира полка Майор Д. А. Медведев летал уже на ЛаГГ-3. Бои шли ожесточённые, в отдельные дни приходилось совершать по 7 - 8 боевых вылетов. Особенно тяжёлые схватки шли в районе Мясного Бора, где действовала специальная группа немецких охотников, летавших на "Мессерах" с красными носами.
В Феврале 1943 года полк был отправлен в Горький, для перевооружения на самолёты Ла-5. Уже в Мае 1943 года, закончив обучение, 92-й авиаполк отправился на Центральный фронт, где вошёл в состав 270-й истребительной авиадивизии 16-й Воздушной армии.
В боях на Курской Дуге, за 5 первых дней сражения, Дмитрий Медведев лично сбил 3 самолёта противника. Затем, в 24 года, принял командование 486-м истребительным авиаполком соседней 279-й истребительной авиационной дивизии.
В конце Июля, в воздушном бою над Кромами, открыл счёт побед в новом коллективе - уничтожил сразу 2 пикировщика Ju-87.
Осенью полк вновь отправили на перевооружение в Горьковскую область. Получив новенькие Ла-5ФН, в начале 1944 года, 486-й ИАП отправился на 2-й Украинский фронт, где уже летом активно участвовал в Яссо - Кишиневской операции и освобождении Румынии.
Осенью 1944 года войска 2-го Украинского фронта начали боевые действия на территории Венгрии. После освобождения Будапешта полк принял участие в освобождении Словакии и столицы Австрии - города Вены.
Войну Дмитрий Медведев закончил в Чехословакии. В воздушных боях над Прагой он сбил несколько вражеских самолётов. Последний бой провёл 9 Мая - сбил в нём транспортный Ju-52, а свой последний боевой вылет совершил уже 11 Мая.
Подводя итоги боевой деятельности Д. А. Медведева в годы Великой Отечественной войны многие источники указывают на данные из наградного листа на присвоение звания Героя Советского Союза. Однако, следует иметь в виду, что этот документ был составлен ещё до окончания войны. Реально же, свою боевую деятельность Д. А. Медведев закончил лишь 11 Мая 1945 года в небе Чехословакии. В своей книге воспоминаний он подробно описывает события тех дней.
"2 Мая 1945 года командир дивизии дал мне срочное боевое задание: произвести воздушную разведку западнее Праги. Я вызвал комэска Михаила Кирилкина и приказал готовиться к полёту вдвоём. Через 15 минут мы были в воздухе.
Вскоре показались очертания Праги. Михаил качает крыльями. Вижу и я - "Хеншель". Очевидно, летит на корректировку огня своей артиллерии. Я развернулся в его сторону. Фашист, видимо, тоже заметил нас, стал снижаться по крутой спирали. Догнать его ничего не стоило, но горючего у меня в обрез. И всё же решил: зайду на атаку, а потом пусть поупражняется Михаил. Очередь хлестнула по "Хеншелю", и он, зацепив землю крылом, загорелся. Позже мой ведомый дружески упрекал меня за то, что я не дал ему прикончить врага. Но ведь важно, что сбили самолёт, а кто - ведущий или ведомый, - вопрос уже второстепенный. У нас в полку это обстоятельство трений не вызвало.
Сбив корректировщик, мы в районе юго - западнее чехословацкой столицы обнаружили большое скопление вражеских танков. Срочно передав по радио в штаб координаты, повернули к своим. Ещё в воздухе я увидел, как с соседнего аэродрома взлетали наши штурмовики.
3 - 6 Мая 1945 года полк активных боевых действий не вёл, - готовились к боям за Прагу. Погода стояла почти летняя. Солнце пекло немилосердно, воздух к полудню накалялся до предела.
Пражская операция советских войск началась 7 Мая. В Праге вспыхнуло восстание. Гитлеровцы жестоко подавляли его. Нужно было спешить. О начале наступления хочу привести выдержку из воспоминаний Генерал - полковника С. Н. Гречко. В книге "Решения принимались на земле" он пишет:
"Первыми, как обычно, нанесли удар по обороне противника бомбардировщики. Бомбовый удар был нанесён по заранее разведанным и сфотографированным воздушными разведчиками позициям артиллерийских и миномётно - ракетных подразделений. Вслед за сильной и продолжительной артподготовкой приступили к боевой работе многочисленные группы штурмовиков из авиакорпусов Н. П. Каманина и В. В. Степичева. Судя по всему, начало наступления было неожиданным для противника, поэтому нашим войскам удалось довольно быстро преодолеть его оборону на переднем крае.
Однако с продвижением в оперативную глубину сопротивление гитлеровцев быстро возросло не только на земле, но и в воздухе. Уже в первый день операции было отмечено 760 самолёто - пролётов врага - бомбардировщиков и истребителей. Но наши лётчики, в частности истребители из авиакорпуса И. Д. Подгорного, были начеку. Только 6 лётчиков - истребителей - Д. А. Медведев, А. Б. Бричиков, М. С. Егоров, С. И. Коновалов, К. А. Красавин, И. Е. Череда сбили за день 14 фашистских стервятников".
В тот день, о котором пишет С. Н. Гречко, полк наш сделал более 100 вылетов, провёл 30 воздушных боёв. Наши 2 Героя Советского Союза, Гусаров и Гирич, командиры эскадрилий Михаил Кирилкин и Николай Полеев, старший лейтенант Кононов, лейтенанты Чубаров, Блинов и автор этих строк сбили 10 вражеских самолётов. Потерь у нас не было.
9 Мая 1945 года с аэродрома Брно я поднялся в воздух вместе с Кирилкиным. Моросил мелкий дождик. После взлёта Михаил приблизился ко мне. Летели крыло в крыло так, что я видел его улыбающееся лицо с рыжеватыми усиками. Чем ближе мы подлетали к месту сражения, тем лучше становились погода и видимость. Внизу столбы дыма - горят здания. Всё внимание теперь земле, - передаю в штаб, что там происходит. Ведомого предупреждаю: "Могут быть "Фоккеры".
Михаил покачивает головой, что означает "понял", и удаляется на боевой интервал. Внизу по курсу слева что-то блеснуло. Различаю низко летящий транспортный самолёт Ju-52.
- Внизу слева удирает фашист, - передаю Кирилкину. - Атакую. Прикрой.
Со снижением начинаю догонять врага. Фашист удирает на предельно малой высоте, доворачивает к реке. Понимаю: хочет использовать поверхность воды для ещё большего снижения, а берега - для прикрытия от моих атак. Не выйдет !
С высоты 300 метров открываю огонь, как по наземной цели. Прицельно стрелять сложно: Ju-52 маневрирует вдоль реки. Уже 2 атаки окончились безрезультатно. Тогда я снижаю скорость и подстраиваюсь к "Юнкерсу". Дистанция сокращается быстро... 300 метров... 200... 100... Стиснув зубы, нажимаю на гашетку управления огнём пушек. Трасс от снарядов не вижу. Резко тяну ручку высоты на себя. И тут слышу голос Михаила:
- Командир, здорово. Фриц развалился пополам и бухнулся в речку...
Это мой 130-й воздушный бой и 15-й сбитый вражеский самолёт. Первый - 22 Июня 1941 года, последний - 9 Мая 1945 года. 15 лично и 16 в группе - таков окончательный итог.
При заходе на посадку вижу на аэродроме самолёт По-2. "Кто-то из начальства" - мелькнуло в голове. И точно. Техник докладывает:
- Товарищ Подполковник, прилетел начальник штаба Воздушной армии генерал Селезнёв. Он ждёт вас у самолёта.
Подбегаю к Генералу, рапортую о сбитом "Юнкерсе". Он жмёт мне руку:
- Поздравляю, товарищ Медведев, - улыбаясь, говорит он. - Победа пришла в наш дом. Сегодня рано утром в Берлине подписана капитуляция фашистской Германии...
Что делалось в городе Брно в тот день - описать трудно. Кто плакал от радости, кто смеялся. И везде и ото всех жителей города в наш адрес звучали приветственные слова: "Братушки !   Братушки !.."
11 Апреля 1987 года я смотрел по телевизору репортаж о том, как встречали Генерального секретаря КПСС Михаила Сергеевича Горбачёва в Братиславе, в том краю, где мне довелось воевать в самые последние часы Великой Отечественной войны. Смотрел и радовался. Нет, не пропал наш ратный путь в небе Европы. Прекрасные всходы дала наша дружба с народом Чехословакии, омытая солдатской кровью.
Первыми в Прагу ворвались танкисты. Вслед за ними улицы чешской столицы заполонили и другие войска 2-го и 4-го Украинских фронтов. Однако для нас небо ещё оставалось пылающим. 10 и 11 Мая завершались бои с гитлеровскими войсками, пытавшимися уйти на запад и капитулировать не перед Красной Армией, а перед командованием американских войск.
И эта попытка гитлеровских Генералов лопнула, как мыльный пузырь. Под напором с земли и воздуха остатки армий группы "Центр" и части дивизий группы "Австрия" были пленены.
11 Мая 1945 года я сделал свой последний боевой вылет, 451-й по счету..."
Таким образом, к концу Великой Отечественной войны Д. А. Медведев совершил 451 боевой вылет, провёл 130 воздушных боёв, уничтожил лично 15 и в группе 16 самолётов противника. Через его руки, начиная с лета 1939 года, прошло много типов истребителей. Начинал воевать на И-16, затем на И-153, летал на ЛаГГ-3, осваивал Ла-5 всех модификаций. За это время прошёл путь от рядового лётчика до командира истребительного авиационного полка.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 Мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После войны Дмитрий Александрович остался в ВВС. Окончил Военно - Воздушную академию. Командовал истребительной авиационной дивизией. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба, преподавал в Военно - инженерной академии имени Можайского.
С 1975 года Генерал - лейтенант авиации Д. А. Медведев - в запасе. Жил в Ленинграде, был Председателем Совета ветеранов войны и труда.
Его имя носит электроцех локомотивного депо железнодорожной станции Узловая. Автор книги воспоминаний - "В пылающем небе".
 
*     *     *
 
Миронов Сергей Иванович
 
Родился 12 июля 1914 года в городе Житомире (Украина). Окончил 6 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 1 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП и 68-го ИАП. Летал на И-15бис, И-153 и И-16.
К 27 января 1940 года командир звена 4-й эскадрильи 68-го истребительного авиационного полка (ВВС 13-й армии Северо-Западный фронт) старший лейтенант С. И. Миронов совершил 37 боевых вылетов, в 3 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника, штурмовыми ударами уничтожил более 10 огневых точек. Всего совершил 135 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 280). В 1940 году поступил на учёбу в Военно-Воздушную академию, но закончить её не успел.
С июня 1941 года капитан С. И. Миронов на фронтах Великой Отечественной войне в составе 7-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского фронта), летал на И-16. С августа 1941 года воевал в 153-м ИАП (той же 5-й САД), летал на И-16 и "Аэрокобре". В октябре 1941 года принял командование этим полком. С июня 1942 года сражался на Воронежском фронте. С декабря 1942 года служил в Инспекции ВВС Красной Армии, где летал на разных типах самолётов. С мая 1944 года служил в Управлении 193-й ИАД, летал на Як-9.
К 9 мая 1945 года командир 193-й истребительной авиационной дивизии (13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник С. И. Миронов совершил 124 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника (в последнем наградном листе говорится о 9 личных и 2 групповых победах), а также уничтожил 3 аэростата-корректировщика.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал рядом авиационных соединений, работал в Министерстве обороны СССР. С 1962 года генерал-полковник авиации С. И. Миронов - заместитель командующего ВВС по боевой подготовке, член Военного Совета ВВС. 3 августа 1964 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940), Красного Знамени (1940, 03.05.1942, 13.09.1942, 1943, ...), Суворова 2-й степени (06.04.1945, 31.05.1945), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Он родился 12 июля 1914 года в городе Житомир. Окончил 6 классов неполной средней школы и школу фабрично - заводского ученичества   ( ФЗУ ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии, в 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях истребительной авиации. С 1938 года был заместителем командира эскадрильи в одном из авиационных полков под Ленинградом.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в Советско - Финляндской войне.
Летая на И-153, командир звена 68-го отдельного истребительного авиационного полка  ( ВВС 13-й армии, Северо - Западный фронт )  старший лейтенант С. И. Миронов к январю 1940 года совершил 37 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника  ( по другим источникам - только 1, возможно имел 1 личную и 1 групповую победы ).
В тяжёлых метеоусловиях штурмовыми ударами уничтожил более 10 вражеских огневых точек, чем способствовал быстрому овладению нашими войсками обороны противника на реке Тайпален - Йоки  ( ныне река Бурная, Приозерский район Ленинградской области ).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях на Карельском перешейке и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Сергею Ивановичу Миронову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 280 ).
Истребитель И-153.  На такой машине сражался С. И. Миронов зимой 1939 - 1940 годов.
Вскоре поступил на учёбу в Военно - Воздушную академию.
В июне 1941 года вместе с другими слушателями был направлен на стажировку на Черноморский флот. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"Во второй половине дня 22 июня 1941 года мы, с трудом достав билеты, сели в московский поезд. Мы - это слушатели Военно - Воздушной академии, проходившие стажировку на Черноморском флоте после окончания первого курса...
Основной задачей стажировки являлось ознакомление нас с боевой техникой Военно - Морского Флота. За несколько дней, проведённых в Севастополе, мы успели побывать на крейсере "Червона Украина", на подводной лодке, спускались в водолазных костюмах на морское дно.
Неизведанная техника, своеобразие флотской службы не могли, конечно, не заинтересовать нас. Мы восхищались мощью флота, романтическими морскими традициями и всё же оставались убеждёнными приверженцами своей лётной профессии. Нам были больше по душе просторы воздушного океана.
В поезде разговор всё время вращался вокруг единственной темы - войны. Многие из нас уже понюхали пороху - кто в Испании, кто на Хасане или Халхин - Голе, кто на Карельском перешейке. Мнение у всех было одно - вспыхнувшая война не сулит стать затяжной. Пройдёт какое - то время, и Красная Армия сокрушительным ударом вышвырнет фашистов с родной земли. Каждый из нас готов был на всё во имя победы над врагом. Никто и не помышлял о продолжении учёбы в академии.
- Только на фронт ! - категорически заявил капитан С. И. Миронов. - Если попытаются задерживать, до наркома дойду.
С Мироновым меня связывала давнишняя и крепкая дружба. Ещё в 1938 году мы служили заместителями командиров эскадрилий в истребительном авиационном полку под Ленинградом. Вместе участвовали в Советско - Финляндской войне, за что нам обоим было присвоено звание Героя Советского Союза. Вместе поступили и в академию. Миронов выделялся отменными способностями: виртуозно и смело летал, всё схватывал быстро и накрепко, был настойчив и аккуратен в любом деле.
- Может, и теперь окажемся рядом ? - спросил он меня.
- Было бы здорово ! - откликнулся я.
Но на сей раз, этого не случилось. Как только мы возвратились в Москву, Миронова назначили командиром эскадрильи в часть, сражавшуюся на ленинградском направлении, а меня послали на такую же должность в формировавшийся полк".
С июня по октябрь 1941 года капитан С. И. Миронов служил в составе 7-го истребительного авиаполка.
Затем, став уже майором, принял командование 153-м истребительным авиационым полком.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
В Воронеже "Аэрокобры" приземлились 29 июня, а уже 30 июня истребители ушли на боевое задание. Одна группа "Аэрокобр" прикрывала бомбардировщики, наносившие удар по скоплению живой силы противника в районе Мармыжей. Перед второй была поставлена редчайшая по тем временам задача "свободной охоты": вести поиск воздушного противника в районе Платовское - Выселки. В первый боевой вылет "Кобры" повёл командир полка Герой Советского Союза С. И. Миронов. В ходе выполнения "свободной охоты" была обнаружена группа самолётов противника численностью примерно в 17 бомбардировщиков. В завязавшемся воздушном бою "Кобры" без потерь со своей стороны сбили 7 немецких самолётов. Воздушный бой проходил непосредственно над Воронежем.
О первых боевых вылетах на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"Боевое задание выполнено. Сопровождаемая группа бомбардировщиков "Бостон" потерь не имеет. Проведено 3 воздушных боя, в результате сбито 14 самолётов противника".
По 2 сбитых было записано на счёт командира полка майора С. И. Миронова, капитана А. Ф. Авдеева, капитана Н. Ф. Макаренко, капитана А. И. Никитина, старших лейтенантов Иванова и Решетникова, по одному - на счёт капитана Родионова и старшего лейтенанта Кислякова. Вполне возможно, что именно 30 июня 1942 года состоялось боевое крещение истребителя "Аэрокобра" на Советско - Германском фронте.
1 июля 1942 года полк полным составом  ( 20 самолётов )  отражал налёт 50 бомбардировщиков Люфтваффе на Воронеж, причём бомбовому удару подвергся аэродром базирования истребителей. "Аэрокобры" взлетели под бомбами. В этот день 2 самолёта противника сбил майор Н. Ф. Макаренко, но и сам получил тяжёлые ранения в плечо и кисть руки, однако сумел посадить повреждённую "Кобру".
О своей встрече с С. И. Мироновым летом 1942 года, вспоминает Герой Советского Союза Генерал - полковник авиации Ф. П. Полынин:
"О Миронове я слышал ещё на Карельском перешейке в 1940 году, там он получил звание Героя Советского Союза. Мне он почему - то представлялся эдаким богатырем, косая сажень в плечах. Но каково же было удивление, когда я впервые встретился с ним. Мальчишеская фигурка, приплюснутый носик, добрые улыбающиеся глаза.
Казалось, закончит доклад этот молоденький Майор с ясными, доверчивыми глазами, пухлыми щёками и ямочкой на подбородке, озорно свистнет и бросится вприпрыжку бежать. Его хрупкая, мальчишеская фигура никак не вязалась с такой солидной должностью. Но потом, когда мы познакомились поближе, узнали его на деле, убедились, насколько обманчивым оказалось первое впечатление. Сергей Иванович Миронов был храбрый лётчик и талантливый командир. Спокойный и мягкий по натуре, он никогда ни на кого не кричал, умел спокойно уладить любой инцидент. Лётчики любили его, шли за ним, как говорят, в огонь и в воду.
Полк С. И. Миронова в начале войны стоял на защите Ленинграда. В сентябре 1941 года немцы подтянули дальнобойные орудия и начали обстреливать город тяжёлыми снарядами. Для корректировки огня вблизи фронта поднимались в небо аэростаты. Сбить их было не так - то и просто - они охранялись батареями зенитных орудий, над ними постоянно патрулировали истребители. В один из дней, когда обстрел города был особенно силён, штаб фронта приказал во что бы то ни стало уничтожить аэростат. Выполнение задачи поручили полку Миронова. И Сергей Иванович полетел сам. Прикрывало его звено истребителей.
В районе цели патрулировала группа Ме-109. Наши И-16 связали их боем. В это время Миронов несколько углубился в тыл, потом развернулся и неожиданно для противника на большой скорости с ходу выпустил по аэростату длинную очередь. Тот сразу же вспыхнул, пылающие обрывки его вместе с кабиной корректировщика упали на землю. Заметив смельчака, 2 немецких истребителя, выйдя из боя, устремились в погоню.
Жители Ленинграда, уцелевшие во время блокады, наверное помнят такую картину. К шпилю Петропавловской крепости на малой высоте приблизился краснозвёздный ястребок, потом встал в вираж и начал кружить вокруг шпиля. Как ни маневрировали немецкие лётчики, как ни стреляли - уничтожить дерзкого пилота не могли. Заметив, что в сторону шпиля летят другие советские самолёты, они ушли на юг. А Сергей Иванович, сделав ещё один вираж, спокойненько направился на свой аэродром.
Этот случай пришёл мне на память, когда я увидел С. И. Миронова. Его полк должен был сопровождать наши бомбардировщики, летевшие громить танковую колонну противника. Только полк Миронова поднялся в воздух, как к городу стали приближаться "Юнкерсы". Заметив неприятеля, Миронов на время оставил наши бомбардировщики и разделил своих подчиненных на две группы - часть сил связала истребители прикрытия, другая атаковала бомбардировщики противника.
Должен признаться, что такой "рубки", какую учинили мироновцы немцам на подходе к городу, я ещё не видел - наши истребители кружили в небе, как ястребы в стае уток. Надсадный рёв моторов перемешался с дробным рокотом пушек и пулемётов, голубое небо переплеталось узором трассирующих снарядов. "Юнкерсы" горели и, тяжело переваливаясь, чертили над городом дымные спирали. То там, то здесь вспыхивали белые купола парашютов. Их было очень много, создавалось впечатление, будто противник выбрасывает парашютный десант  ( из числа экипажей немецких самолётов на земле было поймано несколько десятков человек ).
Бой закончился неожиданно, как и начался. Противник не выдержал дерзкой атаки и повернул назад, а наши истребители, заняв боевой порядок, устремились вдогонку за своими бомбардировщиками".
153-й авиаполк, с которым майор С. И. Миронов сражался на Воронежском фронте, состоял из опытных, обстрелянных бойцов. Все они участвовали в обороне Ленинграда, их подвиги были отмечены правительственными наградами. Слава о мироновском полке гремела по всему фронту. Его лётчики дрались под Воронежем 3 месяца, нанося по врагу один удар сокрушительнее другого.
На Воронежском фронте 153-й ИАП работал 87 дней, с 30 июня по 25 сентября 1942 года, 59 дней были лётными, то есть лётчики полка выполняли боевые задания. За этот период было произведено 1070 самолёто - вылетов, главным образом на сопровождение бомбардировщиков. Проведено 259 воздушных боёв, в которых сбито 64 самолёта противника. В этих боях отличился лично командир полка Герой Советского Союза майор С. И. Миронов: провёл 7 воздушных боёв, сбил 6 самолётов противника  ( 5 лично и 1 в группе ). Потери полка составили: 4 лётчика и 10 самолётов.
О итогах боевой работы на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"На Воронежском фронте лётчики 153-го ИАП показали, что, имея равноценную материальную часть, они являются непобедимыми даже при численном превосходстве в авиации противника, всегда обеспечивая господство в воздухе".
За боевую работу на Ленинградском и Воронежском фронтах 153-й истребительный полк приказом НКО СССР от 22 октября 1942 года был преобразован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк  ( к званию "Гвардейский" полк представлялся раньше по результатам боевой работы на Ленинградском фронте ).
С декабря 1942 года Гвардии подполковник С. И. Миронов возглавлял отдел истребительной авиации при Главном управлении боевой подготовки ВВС. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"К нашим услугам был специальный тренировочный полк, оснащённый основными типами истребителей - отечественных и иностранных, в том числе и немецких. Инструкторы - лётчики имели широкие возможности для изучения этих машин и проверки наиболее эффективных способов использования их в бою. На них мы обычно и вылетали в войска.
Каждый из нас ежемесячно проводил в войсках более 3-х недель. В управление возвращались лишь для того, чтобы подготовить отчёт о проделанном, поставить или решить какой - то вопрос и получить новое задание".
В феврале 1944 года Гвардии полковник С. И. Миронов возглавил 193-ю истребительную авиационную Демблинскую ордена Суворова дивизию  ( 347-й, 515-й, 518-й истребительные авиационные полки ), которая участвовала в сражении по разгрому фашистской Германии в её логове - Берлине.
Всего совершил около 400 боевых вылетов и сбил 15 самолётов противника  ( с учётом боёв в Финляндии )  и 3 аэростата - корректировщика.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 4 групповые победы в ВОВ. ]  За период боевой деятельности освоил истребители следующих типов: И-153, И-16, Р-39 "Аэрокобра", Як-9 и другие.
После войны остался на службе в ВВС. Окончил Военную академию Генерального штаба в 1949 году. Командовал авиационными соединениями, занимал ответственные командные посты в Министерстве Обороны СССР. В мае 1959 года ему было присвоено воинское звание генерал - полковника авиации. С 1962 года был заместителем командующего ВВС по боевой подготовке, членом Военного Совета ВВС. Погиб в авиационной катастрофе 3 августа 1964 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
За период службы награждён орденами: Ленина, Красного Знамени   ( пять ), Суворова 2-й степени  ( дважды ), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
 
Никитин Алексей Иванович
 
Родился 13 октября 1918 года в деревне Лысково, ныне Краснохолмский район Тверской области. Многие годы жил в Москве. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при московском заводе "Борец", работал там же модельщиком, и одновременно учился в аэроклубе. В 1937 году по специальному набору призван ряды Красной Армии. В 1938 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков. После её окончания направлен для прохождения службы в Ленинградский Военный округ.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП летал на И-15бис и И-153, В воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника. За успешное выполнение боевых заданий награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года лейтенант А. И. Никитин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 7-го ИАП летал на МиГ-3, входил в группу лётчиков, дислоцировавшуюся на аэродроме Горелово в подчинении командования 7-го ИАК ПВО, лично сбил 1 самолёт противника. В конце июля 1941 года переведён в 19-й ИАП, с октября 1941 года - в составе 153-го ИАП (5-я САД ВВС Ленинградского фронта).
К декабрю 1941 года командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант А. Н. Никитин совершил 147 боевых вылетов, в 66 воздушных боях лично сбил 7 и в группе 3 самолёта противника. За эти достижения, а также за успешные вылеты на разведку и штурмовку наземных целей представлен командованием к высшей награде страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 922).
До ноября 1943 года служил в должности командира эскадрильи 153-го (с 22 ноября 1942 года - 28-го Гвардейского) истребительного авиационного полка, летал на МиГ-3 и американских истребителях "Аэрокобра". Далее работал на командных должностях ВВС Красной Армии  (в Управлении 269-й истребительной авиационной дивизии и 14-й Воздушной армии).
К концу войны Гвардии майор А. И. Никитин совершил 238 боевых вылетов, в 73 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 3 в группе, штурмовыми действиями уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Калининском, Северо-Западном фронтах. Участник Советско-Японской войны в августе 1945 года в составе Управления 12-й Воздушной армии.
После войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. Старший инспектор-лётчик Управления боевой подготовки ВВС полковник А. И. Никитин погиб 20 сентября 1954 года в авиационной катастрофе.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943, ...), Красного Знамени (20.12.1941, 13.09.1942), Отечественной войны 1-й степени (19.10.1944), Отечественной войны и 2-й степени (29.02.1944), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Шёл конец декабря 1939 года. С утра падал мокрый, тяжёлый снег. Но затем рваные клочья низких облаков начали быстро уплывать на восток. К полудню облачность поднялась на 100 - 150 метров.
И именно в этот момент был получен боевой приказ: звену лейтенанта Алексея Никитина предстояло произвести штурмовку на "Чайках" железнодорожной станции Хейниоки. И как только над аэродромом взвилась зелёная ракета, Никитин первым взлетел. Вместе с ним в воздух поднялись лейтенанты Любутин и Васильев. Летели под облаками, почти у земли.
Над Финским заливом погода резко изменилась. Над головой развернулось ясное, безоблачное небо, как говорят лётчики, "с неограниченной высотой". У озера Муоланъярви звено обстреляли зенитные батареи противника.
Лётчики быстро разомкнулись. Чтобы окончательно запутать белофиннов, Никитин начал менять скорость и направление. Через несколько секунд снаряды стали рваться в стороне от самолётов.
При подходе к железнодорожной станции Никитин покачиванием с крыла на крыло подал условный сигнал: "Цель вижу, атакую !"   Началась штурмовка железнодорожных эшелонов. Лётчики сделали 5 заходов на цель. В результате штурмовки загорелось несколько вагонов, видимо, с боеприпасами, потому что на развороте Никитин ясно видел, как начали гореть ещё 6 вагонов, а затем станция окуталась густым дымом.
Перелетев линию фронта, лётчики снова снизились. Звено летело почти над самыми верхушками деревьев. Но в это время начал сильно отставать левый ведомый лётчик Любутин. С ним явно что-то случилось. "Ранен, - подумал Никитин. - Может погибнуть". Не раздумывая, решил немедленно сесть на аэродром соседней части, над которым они в это время пролетали.
Никитин не ошибся. Любутин был действительно ранен в голову. Преодолевая боль и напрягая усилия, он всё же благополучно посадил машину. Позже Любутин рассказывал:
- Видел, как Алексей Иванович и Василий Иванович берегли меня при возвращении. И это прибавляло силы. Я забывал о ране.
Как-то раз командир полка Е. Г. Туренко поставил личному составу части задачу: в течение дня звеньями обеспечить батальону капитана Нетребы прорыв сильно укреплённого участка обороны противника на реке Тайпале - Йоки.
Подлетая к "линии Маннергейма", лётчики заметили, что левый фланг её проходит по перешейку между Ладожским озером и озером Сувантоярви. Сжатый поздно замерзающими озёрами перешеек пересекался рекой Тайпале - Йоки с обрывистыми берегами и быстрым течением. Местность как нельзя более благоприятствовала обороне.
С воздуха Никитин ясно видел, что наши сапёры и понтонёры перебросили через Тайпале - Йоки лодочный десант, а затем под прикрытием артиллеристов и звена истребителей через понтонный мост части устремились вперёд. Звено Никитина беспрерывно патрулировало над местом продвижения батальона капитана Нетребы. Батальон, вырвавшись вперёд, вклинился в финский передний край. Однако дальнейшее продвижение пехотинцев было приостановлено сильным артиллерийским и пулемётным огнём.
Как только лётчики вернулись с боевого задания, техники осмотрели машины, заправили их горючим, пополнили боекомплект патронами и подвесили под плоскости по 2 бомбы. А через час Никитин получил новое боевое задание: произвести штурмовку войск и техники противника у деревни Коуккуниеми и восточный берег Сувантоярви. На задание вылетел вместе с Любутиным и Васильевым. После 4-го захода лётчиков в атаку перешли пехотинцы и освободили деревню.
Так, в тяжёлых условиях Алексей Никитин со своими боевыми друзьями участвовал в обеспечении прорыва наземными войсками сильно укреплённой обороны противника на реке Тайпале - Йоки, уничтожая живую силу и боевую технику врага. За отвагу и мужество, проявленные в этих боях, А. И. Никитин был награждён тогда медалью "За боевые заслуги".
Трубные воздушные бои 1940 года закалили характер молодого пилота, принесли ему всеобщее уважение. И конечно, не случайно Алексей Иванивич был избран депутатом Ленинградского Совета.
*     *     *
Великую Отечественную войну Алексей Никитин встретил уже опытным воздушным бойцом в звании лейтенанта, в должности комиссара эскадрильи. И снова боевые полёты.
Особенно запомнился Никитину бой 10 августа 1941 года. В тот день он 7 раз вступал в воздушные схватки с врагом, сбил 2 самолёта лично и 1 в паре. За этот подвиг он был награждён орденом Красного Знамени.
В начале сентября после 15-минутного патрулирования в воздухе Алексей Никитин с ведомым Аркадием Быстровым в районе Пушкина встретил 10 вражеских бомбардировщиков "Дорнье". Не раздумывая, бросился в атаку. Немецкие лётчики, видя, что их атакует всего лишь пара советских истребителей, продолжали идти прежним курсом. И жестоко просчитались. Никитин с ходу "срезал" одного врага. После этого противник решил принять бой. 14 минут длилась воздушная схватка, в которой Никитин и Быстров сбили ещё один "Дорнье". Не выдержав стремительного удара, остальные вражеские самолёты повернули обратно.
В тот же день комиссар эскадрильи Алексей Никитин, командир звена лейтенант Пётр Исаев и лётчик лейтенант Николай Павлов штурмовали вражеский аэродром Сиверская. Во время штурмовки Никитин лично поджёг 2 неприятельских самолёта. На обратном пути над линией фронта звено Никитина атаковала шестёрка Ме-109. У советских лётчиков после штурмовки - ни патрона !
Немцы, видимо, решили во что бы то ни стало сбить ведущего. На выручку комиссару бросился Пётр Исаев. В это время второй Ме-109 прошил очередью "Чайку" Алексея Никитина, ранив комиссара в левое плечо. А тут новая беда: сильно повреждённый мотор истребителя Никитина остановился. Самолёт потерял скорость и стал падать. Чем тут поможешь ?   Конец... Но перед самой землёй Никитин всё же сумел выровнять машину и посадить её на краю аэродрома. А через 2 недели, подлечившись, он снова вернулся в строй и вскоре был награждён орденом Красного Знамени.
Не забыть Алексею и бой в районе Старого Оскола. В тот день он, комиссар эскадрильи, ведомый лётчик лейтенант Юрий Камерилов, адъютант эскадрильи капитан Пётр Исаев и его ведомый лётчик лейтенант Николай Павлов вылетели на прикрытие боевых порядков войск на стыке 40-й и 21-й армий.
Помня задачу - не допустить вражеские самолёты штурмовать и бомбить наши соединения на поле боя, ведущий группы комиссар Алексей Никитин зорко следил за небом. Пролетая севернее Старого Оскола, лётчик Камерилов доложил:
- Товарищ комиссар, над южной окраиной Старого Оскола пролетает "Хеншель".
- Цель вижу, атакую !   Прикрой хвост.
Первая атака была неудачной: трассы прошли выше и сзади врага. Да оно и понятно: атака под ракурсом 2 / 4 редко когда приносит нужные результаты. Выполнив маневр, Никитин снова зашёл противнику в хвост. Тот начал маневрировать, пытаясь оторваться от наседавшего "ястребка". 200, 100, 50 метров... Никитин видит, как на фюзеляже и кабине вражеского самолёта чёрными точками отмечаются пробоины. И вот уже багряное пламя охватывает его. Потеряв управление, он беспорядочно падает вниз. Прищурив глаза, Никитин некоторое время провожает его взглядом, а затем вновь занимает в строю своё место. И вовремя. Юго - западнее Старого Оскола на высоте 3000 метров появились 8 Ме-109.
- В атаку ! - зазвенел в наушниках шлемофона голос комиссара.
И завертелось воздушное огневое колесо. Атаки следовали одна за другой. Лейтенант Павлов с первой же атаки сверху сбил один Ме-109. Тот задымил и пошёл со снижением к земле. От него отделилась тёмная точка, и тут же над ней раскрылся купол парашюта. В этот же момент пара "Мессеров" зашла Павлову в хвост со стороны солнца.
- "Пятёрка !"   Слева фашист. Берегись !
Увернувшись от пулемётных трасс врага, Никитин атаковал в лоб. Немец не выдержал и резким поворотом ушёл вниз.
В это время Павлов атаковал очередной Ме-109. "Мессер" резким боевым разворотом вышел из зоны огня нашего истребителя, но его ведомый попал под огонь 2-х других наших "ястребков" и взорвался в воздухе.
Оставшиеся Ме-109, выйдя из боя, повернули на запад. Никитин глянул на часы: 10:20, высота 4000 метров. Неожиданно на горизонте показались новые тёмные точки. Они быстро приближались с юго - запада. Вскоре уже ясно можно было различить 10 "Хейнкелей", шедших под прикрытием 4 Ме-109.
- Исаев, Павлов, свяжите боем "Мессеров", я и Камерилов бьём бомбёров ! - крикнул Никитин.
- Понял, комиссар, - отозвался Исаев и вместе с Павловым резко взмыл вверх навстречу вражеским истребителям.
Тем временем Никитин и Камерилов устремились на бомбардировщиков. Поймав в прицел камуфлированный мощный фюзеляж "Хейнкеля", Никитин открыл огонь по кабине стрелка - радиста. Дробно застучала пушка, раздирая снарядами дюраль капота. Оранжевое пламя сначала как бы нехотя выбилось из - под капота, а затем вдруг полыхнуло на всю мощь, распуская смоляную полосу дыма. Вражеская машина пошла к земле.
Но в это время на звено наших истребителей обрушилась четвёрка "Мессеров". Никитин с ходу атаковал ближайший. Тот задымил, но пилот продолжал лететь на подбитой машине.
- Камерилов, добей врага ! - скомандовал Никитин.
И тот, не теряя ни секунды, с пологого пикирования повёл огонь по недобитому "Мессеру". Стрелял до тех пор, пока тот не свалился в штопор. Не подкачал и Павлов. Удачно сделав заход сверху, он с первой же атаки сбил ещё один вражеский истребитель.
Но война есть война. Подбили и самолёт лейтенанта Павлова. Однако он всё же сумел на повреждённой машине пролететь около 40 километров и совершить посадку поблизости от своего аэродрома.
Позже лейтенант Камерилов рассказывал молодым пилотам об этом бое:
- Личный пример комиссара эскадрильи Никитина в том боевом вылете имел огромное значение. Я видел, как он действовал во время атаки. Юго - западнее Старого Оскола я вместе с комиссаром дрался на высоте 3000 метров против 8 "Мессеров". Во время боя лётчик Павлов на горящем самолёте пошёл на вынужденную, а у меня кончились патроны. Казалось, безвыходное положение. Но именно в этот момент мы услышали призывный клич комиссара Никитина:
"Коммунисты, за мной в лобовую !"   А так как Исаев, я и Павлов были коммунисты, то все последовали примеру комиссара. Я был ведомым у Никитина и видел, как у него были напряжены мускулы лица. Он вёл свой "ястребок", не сворачивая с боевого курса, в лоб фашистскому пирату. Глядя на комиссара, я также не боялся смерти. Конечно, трудно сказать, о чём думал в то время комиссар эскадрильи. Я знаю только, что оставшаяся четвёрка "ястребков", идя с комиссаром в атаку, не свернула с боевого курса. "Мессеры", не выдержав нашего натиска, начали выводить свои машины в сторону. Вот что значит сила личного примера в бою.
Как правило, комиссар эскадрильи Никитин после выполнения боевых заданий проводил с личным составом воспитательную работу. Совместно с командиром эскадрильи он тщательно анализировал каждый бой, на положительных примерах учил, как надо бить врага.
В октябре 1941 года А. И. Никитин сражался уже в составе 153-го ИАП. С сентября 1941 года по март 1942 года этот полк выполнял боевую работу с аэродромов Касимово и Новая Деревня. Основной задачей с декабря 1941 года стало прикрытие знаменитой Дороги Жизни по льду Ладожского озера.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра I" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
9 июля 1942 года капитан Никитин в составе 9 истребителей вылетел в 4-й раз за день на боевое задание. Группу вёл сам "батя", командир полка С. И. Миронов. Только вошли двумя эшелонированными группами, шестёркой и четвёркой, в свою зону патрулирования, как на высоте 2000 метров появились 23 вражеских самолёта. 17 "Юнкерсов" под прикрытием 6 "Мессеров" приближались к нашим позициям.
- Моей шестёрке приготовиться к бою ! - раздался властный "батин" голос.
"Мессеры", в свою очередь, развернулись в боевой порядок, видимо, для встречной атаки.
- Идём в лобовую ! - снова командует "батя". - "Сто седьмой", четвёркой - вверх !   Прикроешь !
- Я - "Сто седьмой". Понял ! - тут же отозвался Никитин. Увлекая за собой "ястребки" лейтенанта Камерилова, капитана Исаева и лейтенанта Павлова, он устремился вверх.
- Атака ! - скомандовал ведомым комиссар Никитин и перевёл свой "ястребок" в пикирование...
Жаркий был бой в тот день. Многих пилотов недосчитались враги. Наши же "ястребки" возвратились на свою базу без потерь.
Вскоре за тот боевой вылет и сбитые 2 вражеских самолёта Никитин был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. А в 1943 году на его груди засияла Золотая Звезда Героя Советского Союза.
*     *     *
С того дня, как началась война, депутат Никитин не участвовал в сессиях Ленинградского Совета. Большую часть времени он проводил в самолёте. Если не летал, то дежурил. С избирателями тоже не встречался. Но отчитаться перед ними Алексею Ивановичу было в чём. Сохранились напечатанные в газете отрывки из Дневника лейтенанта Никитина. Человек по натуре скромный, он долго не соглашался, чтобы они публиковались. Наконец сказал:
- Ладно, печатайте. Пусть это будет моим отчётом перед избирателями.
Вот они, эти отрывки:
"18 июля 1941 года. С утра в дежурном звене. Взвилась ракета, и мы пошли в воздух. Осмотрелись - шло около 20 немецких самолётов. Фашисты заметили нас, стали в круг, ходят друг у друга в хвосте, каруселью. Мы свалились в центр круга. Как шли кулаком, так и начали атаковать. Я пристроился к одному "Мессершмитту" и дал по нему очередь изо всех пулемётов. Он загорелся.
Подошли ещё наши. Фашисты, надо сказать, огрызались отчаянно. Они изо всех сил старались отбить наши атаки, нанести нам поражение. Не вышло !.. Всего было сбито 13 немецких машин. Все наши вернулись на аэродром.
21 июля. Четыре "Юнкерса" попробовали прорваться к Ленинграду. Мне с Мургой поручили их встретить. Подошли к ним сзади. Один бомбардировщик отстал. Несколькими очередями я зажёг ему правый мотор. Лётчик сбил пламя. Тогда я зажёг левый, а затем ещё раз правый. Бомбардировщик начал отставать ещё больше и, потеряв скорость, упал.
23 июля. Комиссар Кирилл Никитич Мурга - крепкий лётчик и хороший товарищ. С ним теперь хожу в каждый бой. Когда дерёшься рядом с Мургой, сердце радуется - так здорово он бьёт фашистов.
Сегодня над нашим аэродромом прошёл "Юнкерс-88". Мы взлетели и боевым разворотом вышли ему в хвост. Фашист заметил нас, пошёл в сторону солнца. Его плохо видно, но мы преследуем. Когда фашист почувствовал, что ему не уйти, он развернулся и пошёл на нас, расчищая себе дорогу огнём. Мурга ему в лоб, а я веду атаку сбоку. Всадили по нескольку очередей. Бомбардировщик начал рыскать, где бы сесть, но сесть не пришлось - врезался в землю.
31 июля. Сегодня первый вылет был неудачным. Не догнали фашистов, - удрали, едва завидев нас. Вечером, едва мы с Мургой кончили ужинать, как получили приказ вылетать.
Набрав 1000 метров высоты, заметили 5 бомбардировщиков. Пошли к ним. Они стали отбиваться. Мы подошли ближе, фашисты из кильватера перестроились в пеленг, чтобы дать возможность своим стрелкам отразить наши атаки. Мы атаковали ведущего и правого ведомого. Били их упорно, пока не пустили к земле один "Юнкерс".
10 августа. Сегодня что то особенно много работы. Так и лезут, так и прут непрошеные гости. Ну что ж, встречаем их достойно.
За день сделал 7 вылетов. Участвовал в 3 воздушных боях. Сбил ещё один самолёт. Это у меня 5-й по счёту.
В очередной вылет шёл с Мургой. Точно прибыли к месту схватки. Фашистов было штук 12. Против них дрались 2 наших лётчика. Долго думать в таких случаях не приходится - присоединились к своим и повели бой всей четвёркой. Пришлось трудно. Ведь их втрое больше. Я атаковал одного и заложил ему крепкую очередь. Он задымил. Только я развернулся, чтобы ударить его снова, как вижу: одного нашего клюют 3 "Мессершмитта". Наш лётчик отбивается.
Я подошёл, рубанул сверху по ведущему самолёту. Он сразу в переворот. Этого мне только и надо было. Хорошая очередь - и он вспыхнул.
Когда кончился бой, мы распрощались с товарищами - покачали друг другу крыльями - и пошли по домам.
Идём с Мургой - под нами красавец Ленинград. Как не гордиться тем, что тебе поручено оберегать этот город !   И я изо всех сил стараюсь, чтобы не допустить к родному городу ни одной фашистской гадины".
Спокойный, деловой тон дневника свидетельствует о сильном характере лётчика, о его скромности. Всё, описанное им, выглядит как обычная, ратная, повседневная работа. Умалчиваются опасности полётов, пережитые волнения, рискованные маневры. Читая записи Никитина, об этом можно лишь догадываться !
Что можно добавить к этому ?   Разве только то, что уже за первые 4 месяца войны Алексей Никитин сбил 14 вражеских самолётов.
И, пожалуй, ещё то, что однажды депутат всё-таки выступил перед избирателями - по радио, причём передача велась не из студии, а прямо с аэродрома. Микрофон был установлен возле самолёта  ( мало ли, вдруг тревога ! ). Вот в этот самый момент и был сделан снимок, который вы здесь видите.
Его друзья - однополчане высоко ценили мастерство командира звена, выполнявшего самые сложные боевые задания. В наградром листе на присвоение Никитину звания Героя Советского Союза приводится такой эпизод:
"4 сентября, прикрывая в паре свои войска в районе г. Пушкина, повстречал 7 бомбардировщиков До-215. После первой атаки самолёт товарища был подбит. Никитин, оставшись один, смело атаковал одного До-215 и сбил его. Остальные бомбардировщики, рассыпавшись, стали уходить с поля боя. Преследуя ещё одного Дo-215 далеко за линию фронта, вогнал его в землю вместе с бомбами".
Так делами своими, подвигами Алексей Никитин оправдывал почётное звание депутата Ленсовета. О его боевых успехах писали газеты, сообщало ленинградское радио. Из-за особых фронтовых условий ему не доводилось в эти тяжёлые месяцы обороны города выступать перед избирателями. Но он был каждый час с ними, а ленинградцы, слушая фронтовые сводки, гордились своим депутатом.
Потом ленинградцы узнали, что Никитину присвоено звание Героя Советского Союза.
Проявив себя искусным воздушным бойцом в начале войны в ленинградском небе, Алексей Иванович не покидал штурвала самолёта до разгрома гитлеровских войск в Берлине. Герой Советского Союза Никитин командовал эскадрильей и за многие подвиги был награждён многими орденами и медалями.
За период Великой Отечественной войны выполнил 238 боевых вылетов. Участвуя 73 воздушных боях, сбил 18 самолётов противника.
После окончания войны с Германией продолжал служить в ВВС. Участник советско - японской войны в августе 1945 года. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. 20 сентября 1954 года полковник А. И. Никитин погиб в авиакатастрофе. Его именем названа одна из улиц в городе Красный Холм.
 
*     *     *
Овчаренко Иван Иванович
 
Родился 25 августа 1914 года в селе Александровка, ныне посёлок Марьинского района Донецкой области. В 1933 году окончил Горно-промышленное училище, в 1936 году - Механико-металлургический техникум. С августа 1936 года в рядах Красной Армии. В декабре 1938 года окончил 11-ю военную авиационную школу пилотов в городе Ворошиловграде, служил в ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности младшего лётчика 7-го ИАП, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года младший лейтенант И. И. Овчаренко на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена того же 7-го ИАП (5-я САД, 7-й ИАК, Ленинградский фронт), летал на МиГ-3. В июле 1941 года направлен в 19-й ИАП, где продолжал летать на МиГ-3. 13 августа 1941 года ранен в воздушном бою. С февраля 1942 года - заместитель командира эскадрильи 157-го ИАП (ВВС Калининского фронта), с февраля по октябрь 1943 года - командир эскадрильи. Летал на "Харрикейне", Як-7 и Як-9. В октябре 1943 года капитан И. И. Овчаренко назначен штурманом 347-го ИАП, с апреля 1944 года - заместитель командира этого полка.
С 25 августа 1944 года майор И. И. Овчаренко - командир эскадрильи Авиационной группы Особого назначения (базировалась на аэродроме Бари, Италия), летал на Як-9ДД. По 17 октября 1944 года эскадрилья совершила 150 боевых вылетов на прикрытие транспортных самолётов и разведку, воздушных боёв вести не приходилось. С декабря 1944 года - заместитель командира, он же лётчик-инструктор по технике пилотирования и теории полёта 659-го ИАП (288-я ИАД).
К маю 1945 года майор И. И. Овчаренко сбил в воздушных боях 10 самолётов противника лично и 10 в составе группы. Сражался на Ленинградском, Центральном, Калининском и 1-м Белорусском фронтах.
С июня 1945 года - командир авиационного полка Высшей школы воздушного боя ВВС СА (Московский военный округ). С апреля 1947 года - заместитель начальника центра и старший лётчик-инспектор по переучиванию лётно-технического состава по боевому применению реактивных самолётов. С июля 1948 года - командир авиационного полка ВВС Московского военного округа. С января 1950 года учился на Курсах командиров авиаполков (в Липецке). С декабря 1950 года - командир 107-й ИАД (58-й ИАК, 26-я Воздушная армия, с сентября 1952 года - 22-я Воздушная армия). 3 августа 1953 года присвоено воинское звание "генерал-майор авиации".
С января 1955 года по октябрь 1956 года учился на военно-морском факультете Высшей Военной академии им. К. Е. Ворошилова. С декабря 1956 года - Командующий 12-й Авиационной группы ВВС Северного Флота. С апреля 1959 года - в распоряжении Главнокомандующего ВВС. Умер 21 февраля 1973 года в городе Щелково (Московская область), похоронен на городском кладбище.
Награждён орденами: Красного Знамени (28.05.1942, 09.11.1944, 1947, 1956), Красной Звезды (20.12.1941, 1947, 1953); медалями.
 
*     *     *
 
Покрышев Пётр Афанасьевич
 
Родился 11 (24) августа 1914 года в селе Голая Пристань, ныне город Херсонской области (Украина). Окончил школу ФЗУ. С 1934 года в Красной Армии. В 1935 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в Советско-Финляндской войне в составе 7-го истребительного авиационного полка, летал на И-16. В воздушных боях сбил лично 2 истребителя противника.
С июня 1941 года старший лейтенант П. А. Покрышев в действующей армии в составе 158-го ИАП на Северном (Ленинградском) фронте. Был командиром эскадрильи, летал на Як-1 и И-16. В ноябре 1941 года переведён в 154-й (позднее 29-й Гвардейский) ИАП на аналогичную должность. Летал на американских истребителях "Томагаук" и "Киттихаук", затем (с января 1943 года) на Як-7Б.
К 10 июля 1942 года командир эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка (8-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) капитан П. А. Покрышев совершил 211 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил 16 самолётов противника (9 лично и 7 в группе с другими лётчиками). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 804).
Продолжая боевую работу в составе 29-го ГИАП, к концу июня 1943 года Гвардии майор П. А. Покрышев выполнил 292 боевых вылета, участвуя в более 50 воздушных боях, лично сбил 20 и в составе группы 7 самолётов противника. 30 июня 1943 года назначен командиром 159-го ИАП, воевавшего в составе той же 275-й ИАД (13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт), что и 29-й ГИАП. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания дважды Героя Советского Союза с вручением медали "Золотая Звезда" (№ 12/II).
В тот же день, когда вышел Указ о его повторном награждении высшим знаком воинского отличия страны, Покрышев получил тяжёлые травмы в аварии учебно-тренировочного самолёта УТИ-4. После госпиталя до сентября 1944 года продолжал командовать полком, но боевых вылетов по состоянию здоровья больше не выполнял.
В 1954 году окончил Академию Генерального штаба. Продолжал службу на командных должностях в войсках ПВО. С 1961 года генерал-майор авиации П. А. Покрышев - в отставке. Жил в Ленинграде, работал начальником Ленинградского аэропорта. Трагически погиб (утонул) 22 августа 1967 года.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (15.01.1940, 15.03.1942, 1945), Александра Невского (05.11.1944), Отечественной войны 1-й степени (20.01.1943), Красной Звезды (20.12.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
27 января 1964 года, в день 20-летия освобождения Ленинграда от вражеской блокады, во главе колонны демонстрантов со знаменем в руках шёл седой человек - дважды Герой Советского Союза Пётр Афанасьевич Покрышев. Он защищал Ленинград с первого дня войны и до полного его освобождения от блокады.
Пётр Покрышев родился 24 августа 1914 года в селе Голая Пристань Херсонской губернии. После окончания восьмилетки учился в ФЗУ на Харьковском заводе "Серп и молот", работал там слесарем. В 14 лет с увлечением занимался в планерном кружке, в 16 - ходил в местный аэроклуб, в 17 - окончил курсы Харьковского аэроклуба оборонного Общества. Занятия проходили с 8 утра до 2 часов дня, а к 3-м он спешил на работу...
А марте 1934 года заводской паренёк по путёвке комсомола уехал в Одесскую военную авиационную школу пилотов. Окончив её в 1935 году, служил в частях Ленинградского военного округа. Во время Советско - Финляндской войны совершил несколько десятков боевых вылетов.
18 декабря 1939 года у Выборга финские истребители атаковали группу советских бомбардировщиков. Им на помощь вылетела эскадрилья 7-го истребительного авиационного полка Краснознамённого Балтийского Флота. Не найдя противника, она занялась штурмовкой железнодорожных составов. Неожиданно в воздухе появились 3 финских самолёта "Fokker D.XXI". Лейтенант П. А. Покрышев первым заметил опасность и развернул своё звено навстречу противнику. После упорного боя ему удалось сбить ведущего финской группы. Бой проходил над территорией противника, который открыл по нашим самолётам сильный зенитный огонь. Один снаряд попал в машину Покрышева - она загорелась. Но лётчик всё же сумел посадить её на лес, остался жив и вскоре вернулся в полк.
Упорный бой эскадрилья 7-го авиаполка, возглавляемая Ф. И. Шинкаренко, провела с группой финских истребителей 23 декабря. В этом бою Пётр Покрышев добился новой победы. По одному самолёту сбили также А. Д. Булаев, Г. П. Ларионов и другие лётчики. Всего же противник потерял в этом бою 10 машин.
Великую Отечественную войну старший лейтенант П. А. Покрышев встретил в 158-м авиаполку, расположенном под Ленинградом. На 4-й день войны, 25 июня, Пётр Покрышев обнаружил немецкий бомбардировщик. Заметив опасность, противник не стал щадить моторов. За "Юнкерсом", будто колея, потянулись 2 сизые полосы. Покрышев забеспокоился, как бы он не ушёл. Слухов о немецких самолётах ходило в те дни немало. Поговаривали, что нашим истребителям ни за что не угнаться даже за бомбардировщиками.
Впрочем, если на это жаловался пилот, летавший на истребителе И-153, то никакого преувеличения не было. "Чайка" действительно уступала в скорости не только немецким истребителям, но и бомбардировщику Ju-88. Даже более совершенный, но тоже устаревший уже истребитель И-16, если и превосходил "Юнкерс" в скорости, то на самую малость - километров на 20. Но Як-1, на котором летал Покрышев, скорость была посолидней.
Покрышев прибавил скорость. Это же сделал и лётчик бомбардировщика. Дымки, тянувшиеся за моторами "Юнкерса", стали гуще. Противник не жалел газа. Но "Як" догонял его, догонял запросто, без особой натуги. Покрышев успел даже набрать высоту и, оказавшись над "Юнкерсом", свалился на него камнем. Не раз в эти дни Покрышев пытался представить себе, каким будет его первый бой с вражеским самолётами. В мыслях он рисовал разные варианты схватки с врагом, а произошло всё очень просто: догнал, ударил сверху и с первой атаки сбил.
Через несколько дней, 29 июня, он вновь был в бою и уничтожил ещё 2 бомбардировщика, 3 июля - ещё 2.
В те дни вылетать приходилось так часто, что комэск Покрышев и его заместитель Андрей Чирков, случалось, дежурили одновременно. Вместе и вылетали. Из одного такого полёта Покрышеву пришлось возвращаться одному. Чирков сам был виноват - подошёл вплотную к бомбардировщику и был сбит огнём воздушного стрелка.
С самого начала боя они порознь атаковали 2-х "Хейнкелей", как на грех, оба бомбардировщика не загорались. Потом, мельком оглянувшись, Покрышев увидел, что чирковский "Хейнкель" задымил. Но когда через минуту снова глянул на него, тот летел как ни в чём не бывало.
У самого Покрышева тоже не всё получалось ладно. Он отлично видел, как пулемётные трассы вонзаются в бомбардировщик, но тот и не думал гореть. Бросив взгляд в ту сторону, где дрался Чирков, он увидел как тот снова поджёг "Хейнкеля". Но в следующее мгновение самолёт Чиркова стал падать. Следом за ним падал и подожжёный им "Хейнкель".
Зато бомбардировщик, атакованный Покрышевым, продолжал лететь. Это было совершенно непонятно. По светящимся струям трассирующих пуль Покрышев видел, что бьёт точно. И всё - таки "Хейнкель", будто заколдованный, не сворачивал с курса. Подойти ближе ?   Но, может быть, только этого и ждут стрелки ?
Увидев падающий самолёт Чиркова, Покрышев забыл об осторожности. В одно мгновение он очутился возле бомбардировщика и дал очередь по левому мотору. Потом ещё одну по крылу.
За "Хейнкелем" потянулся дым. Самолёт горел и всё - таки шёл прежним курсом. Он не отворачивал, не пытался сбить растекавшееся по крылу пламя. Не иначе как лётчик решил во что бы то ни стало достичь цели. Даже захотелось посмотреть на человека, который как ни в чём не бывало вёл горящий самолёт. Истребитель круто накренился и пронёсся так близко от "Хейнкеля", что можно было заглянуть в его кабину. Она была пуста. Наваждение да и только !   Бомбардировщик летел без пилота...
Покрышев снова развернулся и пошёл рядом с "Хейнкелем". Теперь, когда застеклённый фонарь кабины просматривался насквозь, удалось разглядеть свалившегося набок лётчика. И ещё один силуэт, такой же недвижимый, темнел за стеклами кабины. Стрелков не было видно, но то, что молчали их пулемёты, говорило само за себя.
Только теперь он понял, машину ведёт не лётчик, а автопилот. Может быть, лётчик включил его, собираясь прыгать, да был убит при очередной атаке Покрышева. И получилось, что вместо лётчика машиной управлял автомат.
Покрышев чертыхнулся. Угораздило же его гнаться за бомбардировщиком, который вот - вот и сам упадет. "Хейнкель" в действительности начал крениться, потом перевалился на нос и, будто ввинчиваясь в воздух, завертелся вокруг собственной оси. И так до самой земли...
Кажется, всё, что только осталось после войны у Покрышева, разобрали у него музеи. Реликвии героя вы увидите и в Москве, и в Ленинграде, и на Украине. Но с лётной книжкой Покрышев не расстался. Ведь в ней - весь его боевой путь. Вот короткие записи 1944 года: он летал тогда и в район Нарвы - на прикрытие наступающих наших войск, и на разведку в Хаапсалу, и на операцию в сторону Таллина.
Во многих боях Покрышев побеждал. 21 июля 1941 года он атаковал врага, уже не имея боеприпасов. Тот не выдержал, отпрянул. Сорвавшись в штопор, "Мессер" разбился.
Лето и осень 1941 года были тяжёлым временем для Советских ВВС. Под командованием майора Йоханнеса Траутлофта, эскадра JG 54 "Gruneherz" - одна из лучших в Люфтваффе, вела тяжелейшие бои над Ленинградом. Но одно из советских истребительных подразделений - 39-я авиационная дивизия, довольно успешно действовало даже против таких опытнейших немецких лётчиков. В течение августа 1941 года, 39-я ИАД претендовала на половину из 213 сбитых немецких самолётов в этом районе. Пётр Покрышев содействовал этому - 4 личными победами. За успехи в течение первых, самых трудных месяцев войны, его назначили комэском 154-го ИАП   ( командир - майор А. А. Матвеев ), одним из первых получивший по Ленд - Лизу американские истребители P-40 "Томахаук".
17 декабря 1941 года 5 "Томахауков" P-40B под командой Пётра Покрышева, вылетев на сопровождение группы транспортных самолётов, были атакованы 9 истребителями Ме-109F. В ходе этого боя, Петру Покрышеву удалось сбить один самолёт. Пилот немецкого истребителя  ( командир I-й Группы JG 54, хауптман Юлиус фон Селла )  имел 15 побед, отметки о которых были нанесены на руле поворота его машины.
Зимой 1941 - 1942 годов, "Томагавки" 154-го ИАП занимались прикрытием "Дороги жизни", связывающей Ленинград с Большой Землёй. В течение 1942 года, полк получил новые P-40E "Kittihawk". Одна из машин, с бортовым номером "50", досталась и Пётру Покрышеву. 24-го и 25-го апреля 1942 года Люфтваффе предприняли массированные налёты 165 бомбардировщиков и истребителей прикрытия на гавани Кронштадта. Им противостояли пилоты 154-го авиаполка. В напряжённых воздушных боях за эти дни, было сбито и повреждено 35 немецких самолётов при потере 5 наших истребителей. Это поражение заставило немецкое командование отказаться от дальнейших налётов на Кронштадт.
Пётр Покрышев не только воевал. Его творческой натуре были свойственны постоянный поиск, неудовлетворённость достигнутым, высочайшая работоспособность. Многих седых волос и нервных клеток стоила Покрышеву борьба с рутиной, с трусливым упрямством военных чиновников. Он экспериментировал, искал возможности повышения эффективности боевого применения истребителей, в частности пары. Так, Главный маршал авиации А. Новиков, бывший в первые месяцы войны Командующим ВВС Ленинградского фронта, рассказывая о рождении нового боевого порядка истребителей, вспоминал:
"Первыми систематически применять боевой порядок "пары" стали Пётр Покрышев и Андрей Чирков. Кстати, Покрышев предложил перейти на пару ещё во время войны с Финляндией, доказывая преимущества пары перед звеном из 3-х самолётов. Но тогда этот вопрос повис в воздухе - переход к "паре" во многом менял тактику воздушного боя, требовал от ведущего и ведомого абсолютной синхронности и согласованности в действиях".
Покрышев довёл эти элименты до совершенства. Он был одним из первых, кто ратовал за широкое применение единой системы наведения и оповещения истребителей по радио: "Без твёрдой связи в парах и группах между собой и землёй, нечего и думать о завоевании господства в воздухе". Все о чём мечтал Пётр Покрышев, уже вскоре было внедрено в боевую практику нашей истребительной авиации.
Однажды его звено сопровождало группу наших бомбардировщиков. В районе станции Мга со стороны облаков неожиданно появилась группа вражеских истребителей. У Покрышева быстро созрел план боя. Он приказал паре Чиркова сопровождать бомбардировщиков, а сам с ведомым Чубуковым сковал истребителей противника боем. Силы были неравные, 2 против 25 !   Но не отступать же. Бывало и потруднее...
В какое - то мгновение Покрышев сделал боевой разворот и стал набирать высоту. Противник оказался ниже его самолёта. Покрышев молниеносно атаковал ближнего, но тот успел уйти из - под удара.
В воздухе завертелась смертельная карусель. Вдруг, словно по команде, немецкие пилоты отошли в сторону, оставив в зоне боя лишь одну пару  ( как потом стало известно, в одном из Ме-109 находился известный немецкий ас ). Покрышев тотчас же разгадал замысел противника и передал Чубукову: "Приотстань малость..." - а сам, прикрываясь облачностью, стал обходить противника слева. Получилась своеобразная этажерка: внизу - Чубуков, над ним "Мессер", чуть выше - Покрышев.
Считая исход боя предрешённым, немецкий лётчик спикировал на Чубукова. Вот тогда - то и ринулся Покрышев на врага и, не дав ему достичь цели, прошил огнём из пулемётов. "Мессер" густо задымил и вскоре, охваченный пламенем, камнем рухнул на землю.
В другой раз шестёрка истребителей, возглавляемая Петром Афанасьевичем, сбила 6 самолётов врага, причём сам он уничтожил 2 боевые машины противника.
Известный ленинградский поэт Н. Тихонов оставил следующий портрет этого незаурядного человека
"Пётр Покрышев невысок ростом. На смугловатом лице южанина светятся огоньком внимательные, прищуренные, зоркие, как у морской птицы, глаза. С маленькими усиками, поджарый, быстрый в движениях, он на земле не казался ни героем, ни богатырем. Но стоило ему взлететь в воздух, и перед врагом являлся неукротимый, вездесущий, непобедимый противник...
Однажды Покрышев поразил меня фразой сказав: "Меня нельзя сбить !"
Я изумился его словам: "Но как же, Пётр Афанасьевич !   Ведь был же случай, когда вы на горящем самолёте сели поперёк полосы и сутки после этого были без памяти !"
Покрышев не смутился: "Это было первый и последний раз. И случилось потому, что я был виноват сам - на секунду задумался и был жестоко наказан. С тех пор я слежу за собой и должен вам сказать, что нет такого труднейшего положения, из которого при умении нельзя выйти".
Уже к июлю 1942 года на счету комэска 154-го ИАП капитана П. А. Покрышева было 11 самолётов сбитых им лично и 7 в составе группе. Его называли лучшим лётчиком Ленинградского фронта, он был представлен к званию Героя Советского Союза. В течение лета и осени 1942 года Пётр Покрышев, удвоив свой боевой счёт, внёс достойную лепту в деятельность полка, который в ноябре 1942 года получил звание Гвардейского  ( 29-й ГвИАП ). Успехи Покрышева были впечетляющими: в течение 282 боевых вылетов он произвёл около 50 воздушных боёв, в которых сбил 29 самолётов противника  ( 22 лично и 7 - в группе с другими пилотами ).
2 сентября 1942 года, во главе 2-х пар истребителей, Покрышев прикрывал наши наземные войска. В это время в небе появилось 12 "Юнкерсов" под прикрытием четвёрки Ме-109. Обманув вражеских истребителей, Покрышев атаковал бомбардировщики и сбил 2 "Юнкерса". Наша группа потерь не имела.
Вот что писал Покрышев осенью 1942 года, делясь секретами боевого мастерства:
"Я знаю небо и знаю свой самолёт. На моём боевом поле я никогда не дам противнику обмануть себя. Меня ничто не удивит, какой бы трюк ни выкинул воздушный враг. Меня ничто не испугает и не выведет из себя. Это привычка. Сосредоточение всего себя в полёте: глаз, подмечающий всё, ухо, слушающее мотор и воздух, всё существо, сосредоточенное на одном, - без этого нет успеха... Только полная ответственность каждого движения и уверенность в полёте. Никакого волнения. Если следишь за собой и противником - победа обеспечена. Если прозевал, если хоть чуточку ослабил внимание, сразу же врывается случайность. А когда всё измеряется мгновениями, долями секунды, то можешь это мгновение прозевать, и оно станет роковым. Вот и все мои секреты".
*     *     *
В начале 1943 года полковой художник на борту истребителя рядом со звёздочками, обозначавшими количество сбитых вражеских самолётов, по просьбе самого Покрышева, нарисовал... кота. Возле самолёта собрались лётчики, послышались шутки, одобрительные реплики:
- Ну и киса !   Вот это морда !
Художнику наперебой давали советы:
- Усы подлинней сделай !   И хвост трубой !
Кот получился забавный, с выгнутой спиной, вздыбленной шерстью и блестящими глазами.
Покрышев у своего самолёта
Пётр Покрышев у своего самолёта, на борту которого нарисован кот.
- Вы что это придумали ? - спросил подошедший комиссар Сясин хозяина истребителя, который, сложив руки на груди, стоял тут же и улыбался, довольный своей затеей.
- Надо же на врагов страху нагнать, товарищ комиссар. Пусть при одном только виде кота у них появится дрожь в коленях.
Вокруг одобрительно загудели. Сясин махнул рукой:
- Ну ладно, что с вами поделаешь. Только имейте в виду - истребитель станет теперь приметным, враги начнут охотиться за вами. Осмотрительнее будьте, - сказал он Покрышеву.
- Не беспокойтесь, товарищ комиссар !   Всё будет в порядке.
- Вот и готово ! - весело сказал художник, заканчивая работу. - Кот, товарищ майор, получился что надо !..
*     *     *
10 февраля 1943 года, Петру Покрышеву было присвоено звание Героя Советского Союза за победы одержанные к июлю 1942 года. Весной 1943 года, все P-40 были переданы в 196-й ИАП, а полк получил новые истребители Як-7Б.
13 июля 1943 года комэск 29-го Гвардейского ИАП Пётр Покрышев сбил в районе Ленинграда FW-190А-4 из штабного штаффеля JG 54 "Grunherz". Его пилотом оказался 32 - летний оберфельдфебель Петер Бремер  ( имевший уже 40 побед ), прозванный "лисом" за соответствующие качества характера. Он попал в плен, после вынужденной посадки на советской территории  ( фото внизу справа ).
По этому поводу в центральной газете "Красная Звезда" № 140 от 16.06.1943 года была опубликована такая заметка:
"Большой популярностью у ленинградцев пользуется Герой Советского Союза Гвардии майор П. А. Покрышев. Его знают как неустрашимого лётчика - истребителя, умеющего при любых условиях добиваться победы. С первого дня Отечественной войны Покрышев неизменно находится на страже великого города Ленина. Лично им сбито 19 вражеских самолётов и 7 - в групповых боях. На днях в воздушном бою он сбил ещё один вражеский самолёт "Фокке-Вульф-190".
Возглавляя шестёрку истребителей Як-7, Покрышев находился в ударной группе прикрытия самолётов Пе-2, которые шли на бомбардировку немецкого аэродрома. Выполнив задание, самолёты легли на обратный курс. В это время на горизонте появились немецкие истребители. Они шли двумя группами. В одной из них было 4 "Фокке-Вульф-190", а в другой - 2. Они имели небольшое превышение над нашими истребителями. Гвардии майор Покрышев по радио приказал четвёрке "Яков", ведомой Гвардии старшим лейтенантом Чемодановым, набрать высоту и, достигнув превышения над немцами, атаковать группу "Фокке-Вульф-190". Сам же вместе с Гвардии сержантом Титаренко, решил атаковать вторую группу вражеских истребителей. Учитывая, что у немецких лётчиков передний нижний сектор обзора сильно ограничен из-за мотора, Покрышев лобовой атакой ринулся на самолёт противника снизу. Подойдя к ведущей машине на 200 метров, он открыл огонь. После двух очередей загорелся мотор вражеской машины, и "Фокке-Вульф" резко пошёл на снижение. Это был 20-й немецкий самолёт, лично сбитый Покрышевым".
19 июня 1943 года Гвардии майор Покрышев был назначен командиром 159-го истребительного Краснознамённого авиационного полка, летающего на новых самолётах Ла-5. В этом полку он и закончил войну, заработав репутацию не только отличного пилота, но и граммотного руководителя. Примером проявления личного мужества, выдержки и самообладания в воздушном бою, мастерского владения маневром и огнём может служить следующий эпизод из боевой практики Покрышева.
Собираясь лететь в свой новый полк, он уже уложил в самолёт фронтовые пожитки, самыми увесистыми из которых были патефон и пластинки, как вдруг на соседних стоянках зарокотали моторы. Одна за другой машины пошли на взлёт.
Моторист, которого Покрышев послал выяснить, в чём дело, доложил запыхавшись, что дежурная группа вылетела по боевой тревоге. Никакого отношения к этой группе Покрышев не имел. Да и вообще в полку он уже был отрезанным ломтем. Но группа - то вылетела по боевой тревоге. Что из того, что он не дежурил ?   Всё равно сидел он в кабине, и разрешение на вылет у него есть. Нет ведомого ?   Так ведь и раньше случалось драться в одиночку. И к тому же, не исключено, что удастся пристроиться к недавно вылетевшим самолётам.
Догнать группу Покрышеву не удалось. Но радиостанция наведения поминутно передавала координаты и курс самолётов противника. Их оказалось много, и шли они несколькими эшелонами. Покрышев выбрал 3 крайних "Юнкерса", до которых было ближе, чем до остальных. Он находился выше и мог свалиться на них внезапно. Поймав в прицел левого, ведомого, дал очередь чуть ли не в упор. "Юнкерс" продолжал лететь. Покрышев развернулся и ударил снизу. Бомбардировщик загорелся.
Осмотревшись, Покрышев увидел высоко над собой 2 истребителя. Они, должно быть, ещё не обнаружили его. Разглядеть одинокий самолёт на фоне земли было не так просто. Зато на бледно - голубом небе 2 "Мессера" выделялись, будто на хорошо освещённом экране. Ниже и чуть в стороне Покрышев увидел ещё 6 истребителей. Присмотревшись, обрадовался. Это были явно его новые однополчане, летавшие на лобастых Ла-5. Значит, их тоже подняли по тревоге. Вот это встреча !
Не теряя времени, Покрышев пошёл на сближение. И тут ему стало ясно, что никакие это не "Лавочкины", а очень похожие на них, такие же лобастые "Фокке - Вульфы". Но уходить было уже поздно, - немецкие истребители взяли Покрышева в кольцо...
Ускользнув от истребителя, пытавшегося атаковать сзади, он очутился перед другим, который шёл в лоб. Опередив его, Покрышев дал 2 короткие очереди, и FW-190, перевалившись на нос, понёсся к земле.
А вражеских самолётов, наоборот, стало больше: появились те 2, что кружили сверху. Покрышев вертелся волчком, пикировал, снова набирал высоту и всё время оттягивал бой в сторону своего аэродрома. Последние минуты боя он, по собственному его выражению, дрался втихомолку: кончились боеприпасы и атаки приходилось только имитировать.
Потом, притворившись сбитым, падал чуть ли не до самой земли. Лишь убедившись, что противник потерял его из виду, вышел к аэродрому, с которого 20 минут тому назад взлетел по тревоге. Раньше, когда он командовал здесь эскадрильей, ему полагалось идти докладывать о результатах боя. Теперь можно было не спешить. Устало выбравшись из кабины, Покрышев достал патефон и уселся с ним на крыле самолёта. Когда к нему подошли, он слушал музыку и в такт ей едва заметно покачивал головой...
Затем, отдохнув, улетел в свой новый полк. Бывшие его однополчане сразу же позвонили туда по телефону и попросили сообщить, когда он сядет. Дескать, один раз уже вылетал, да вышла непредвиденная задержка. И тут же коротко пересказали, что произошло. Так что весть о неравном бое Покрышева и двух "свеженьких" победах опередила его. Оттого и встретили его в 159-м истребительном полку не просто, как положено встречать нового командира, но и с радушием, которое оказывают лишь очень уважаемым людям.
Вскоре в газете "Красная Звезда" была опубликована заметка - "Ещё одна победа Героя Советского Союза Петра Покрышева":
"На дальних подступах к нашему аэродрому была замечена группа вражеских самолётов. В воздух поднялись истребители. Вслед за ними вылетел Герой Советского Союза Гвардии майор П. А. Покрышев. Набрав большую высоту, он заметил, что наши истребители завязали бой с противником. Имея превышение над вражескими самолётами, советский ас с пикирования напал на них. Первая атака, не принесла победы. Тогда с короткой дистанции Покрышев пошёл во вторую атаку и сбил "Юнкерс". Но в этот момент 6 "Фокке-Вульфов" окружили его со вcеx сторон. В течение 15 минут Покрышев вёл неравный бой с противником, в котором ему удалось сбить ещё один вражеский самолёт.
Враг неистовствовал и продолжал преследовать отважного лётчика. Однако путем искусного маневрирования советский ас вышел из затруднительного положения и благополучно вернулся на свой аэродром.
В результате этой победы Гвардии майор Покрышев имеет на своём счету 22 самолёта, сбитых им лично, и 7 - в групповых боях".
24 августа 1943 года, в день своего рождения, Пётр Покрышев был награждён второй медалью "Золотая Звезда".
24 августа 1943 года Пётр Покрышев получил серьёзную травму. В одном из учебных полётов на самолёте УТИ-4  ( двухместный вариант И-16 )  выполняемом им вместе с пилотом Кудрявцевым, двигатель неожиданно загорелся на высоте 400 метров. Лётчики попытались дотянуть до аэродрома, но не сумели...
Но карьера Пётра Покрышева на этом не закончилась. Вскоре авиаконструктор Александр Яковлев, на присуждённую ему премию, приобрел новый специально подготовленный истребитель Як-9 для травмированного Покрышева.
В октябре 1943 года самолёт торжественно вручили отважному лётчику. Но активно полетать на этой машине Пётр Афанасьевич не смог: после аварии, в которой он был серьёзно ранен, выполнять боевые задания ему категорически запретили.
В газете "Красная Звезда" № 273 от 19.11.1943 года была опубликована заметка "Передача самолёта гвардии майору П. Покрышеву":
"В письме на имя товарища Сталина выдающийся авиационный конструктор Герой Социалистического Труда А. С. Яковлев в связи с присуждением ему Сталинской премии писал:
"Обещаю Вам уже в самое ближайшее время дать такие "Яки", которые по своим качествам далеко оставят позади все известные истребители.
На присужденную мне премию - 150 000 рублей приобретаю боевой самолёт и прошу разрешения передать его лучшему лётчику - истребителю Красной Армии".
Новатор советской авиационной техники с честью выполняет взятые на себя обязательства. Работая над дальнейшей модернизацией и усовершенствованием боевого самолёта "Яковлев", он добился больших успехов в повышении скорости, дальности и других боевых качеств своих истребителей. Одни из таких "Яков", приобретённый авиаконструктором на присуждённую ему Сталинскую премию, вчера на аэродроме был передан лётчику - истребителю, дважды Герою Советского Союза Гвардии майору Н. А. Покрышеву.
На боевом счёту прославленного лётчика - 23 лично им сбитых вражеских самолёта и 7 в групповых воздушных боях. Умело используя замечательные качества самолёта "Яковлев", советский ас выходил победителем из многочисленных воздушных схваток с врагом.
- Нужно ли рассказывать, как рад я этому событию, - говорит прилетевший с фронта за получением самолёта лётчик - герой. - Я счастлив, что мне вручается эта замечательная машина, созданная и приобретённая на средства талантливого конструктора Александра Сергеевича Яковлева.
Передача самолёта, происходившая на аэродроме, явилась живым свидетельством боевого содружества Героя Социалистического Труда и Героя Великой Отечественной войны.
Вручая формуляр самолёта лётчику, конструктор А. С. Яковлев произнёс короткую речь:
- Взятое мною как конструктором обязательство перед великим Сталиным, я выполняю. Мы, советские копструкторы, внимательно следим за развитием вражеской авиационной техники и непрерывно совершенствуем свою боевую технику, чтобы во всех случаях обеспечить превосходство наших самолётов над вражескими.
Передавая самолёт своей конструкции, я желаю вам, товарищ Покрышев новых боевых успехов. Мы, конструкторы, будем самоотверженно трудиться, чтобы с каждым днем давать всё больше и больше первоклассных боевых самолётов и этим приблизить день нашей окончательной победы над ненавистным врагом.
Отвечая на приветствие и пожелания конструктора, тов. П. А. Покрышев сказал:
- Принимая боевой самолёт в подарок от Вас, Александр Сергеевич, я обещаю ещё беспощаднее громить врага в воздухе и на земле. Клянусь, что в предстоящих боях с врагом я отдам все свои силы и знания, а, если понадобится, то и жизнь во имя Родины, во имя нашей победы.
Дважды Герой Советского Союза Гвардии майор Покрышев, провожаемый на аэродроме группой работников ордена Ленина конструкторского бюро и главным конструктором генерал - майором А. С. Яковлевым, направляется к самолёту. Конструктор тепло прощается с героем. Сделав круг над аэродромом, лётчик взял курс на запад, туда, где идут бои с врагом".
Под командованием Петра Покрышева 159-й ИАП стал одним из лучших в наших ВВС. Среди его пилотов были такие известные асы, как Владимир Серов  ( 41 победа )  и Пётр Лихолетов  ( 30 побед ). За активное участие в боях за Эстонию и освобождение её столицы, 159-й авиационный полк получил почётное наименование - "Таллинский".
6 сентября 1943 года, политуправлением ВВС Ленинградского фронта была выпущена листовка - "Дважды Герой Советского Союза Пётр Афанасьевич Покрышев".
В частности, в ней говорилось:
"Пётр Покрышев - изумительный мастер маневра, мастер верного спокойного расчёта, мгновенного удара, от которого не уйти врагу. Недаром на его самолёте горят 30 звёзд - это число его побед... 283 боевых вылета совершил он, 51 раз дрался в жестоком воздушном бою, 8 вражеских бомбардировщиков и 15 истребителей сбил лично и 7 - в группе с товарищами. Никакой враг ему не страшен. Покрышев успешно сбивал и FW-190, и Ju-88, и Ме-109, и Не-111, и Ме-110..."
"Маневр и огонь ! - писали фронтовые газеты, - в этом сила Покрышева". Сам он называл маневр своей левой рукой, которой "хватал врага за горло", а огонь - правой, которой "насмерть пронзал его".
Покрышеву довелось воевать под Ленинградом, а в заключительный период войны - в Прибалтике и Восточной Пруссии. Ему довелось сражаться на самых разных типах истребителей, на И-153 и И-16, "Киттихаук" и "Томахаук", на "Яках" и "Лавочкиных". Всего за период своей боевой деятельности командир 159-го истребительного авиационного полка Гвардии майор П. А. Покрышев совершил 305 успешных боевых вылетов. Проведя 60 воздушных боёв, сбил около 30 самолётов противника. Многие источники советских времён указывали на 38 личных и 8 групповых побед  ( возможно общий итог его боевой деятельности за 2 войны составил 30 личных и 8 групповых побед ); согласно тексту листовки политуправлением ВВС Ленинградского фронта получается 23 лично и 7 в группе. Эти же цифры были приведены в одном из номеров газеты "Красная Звезда" за 1943 год, а количество воздушных боёв там указано "56".   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 22 личные и 7 групповых побед лётчика в ВОВ, ещё 2 - в Финскую. ]
В совершенстве владея боевой техникой, обладая высокими лётными качествами, хитростью, смелостью, дерзостью, лётчик - истребитель Пётр Покрышев всегда, даже в самой трудной, казалось бы, безвыходной обстановке находил новый маневр для нанесения мгновенного удара. В одном бою возглавляемое им звено сражалось против 50 бомбардировщиков. В другом - ему в паре пришлось драться с 25 истребителями. Но всякий раз Покрышев выходил из схватки победителем. И совершенно невероятное: сам он ни разу не был сбит.
Искусных приёмов ведения воздушных поединков у него было немало. Так, 7-й по счёту вражеский самолёт  ( истребитель Ме-109 ), он сразил атакой сверху с дистанции 100 метров; 12-й  ( бомбардировщик Ju-88 ), уничтожил снизу под определённым ракурсом; 20-й  ( истребитель FW-190 )  сбил, налетев на него спереди снизу, воспользовавшись тем, что у немецкого лётчика передний нижний сектор обзора из - за широкого мотора плохо просматривается.
После окончания войны Пётр Афанасьевич продоложал служить в ВВС. В 1954 году он окончил Военную академию Генерального штаба. Освоил несколько типов боевых реактивных самолётов. Служил в войсках ПВО. В 1956 году Покрышеву было присвоено воинское звание "Генерал - майор авиации".
В 1961 году демобилизовался. Работал начальником Ленинградского аэропорта. Скоропостижно скончался 22 августа 1967 года. Похоронен в родном селе Голая Пристань. В доме, где родился и рос прославленный лётчик, разместился музей боевой и трудовой славы его земляков.
Шлем дважды Героя Советского Союза Петра Афанасьевича Покрышева находится в музее средней школы № 1, пионерская дружина которой долгое время носила имя прославленного ленинградского аса.
 
*     *     *
 
Поляков Сеpгей Hиколаевич
 
Родился в 1908 году в Москве, в семье pабочего. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал наборщиком в 16-й типографии. С 1930 года Сергей Поляков в Красной Аpмии, служил в артиллерии. Вернувшись из армии, снова работал в своей типографии. Затем окончил военное авиационное училище лётчиков. В звании лейтенанта Сергей Поляков служил лётчиком в 40-й истребительной авиационной эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.
С 17 мая 1937 года по 28 января 1938 года участвовал в гражданской войне испанского народа. Был пилотом И-16. Воевал над Уэской, Бельчите и Сарагосой. К концу ноября 1937 года в воздушных боях сбил 5  ( 3 лично и 2 в группе )  самолётов франкистов. Выполнил более 150 боевых вылетов  ( имел 194 часа боевого налёта ). В марте 1938 года вернулся в Советский Союз, где был награждён двумя орденами Красного Знамени  ( 28.10.1937 г. и 2.03.1938 г. ).
Получив звание капитана, был назначен комэском 7-го истребительного авиационного полка в Ленинградском военном округе.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Награждён орденом Красной Звезды  ( 1940 год. ).
На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Был командиром эскадрильи, заместителем командира 7-го Краснознамённого иап. Перейдя из истребительной авиации в штурмовую, был заместителем командира 174-го ШАП, а с октября 1941 года командовал этим полком.
Командиp 174-го штурмового авиационного полка  ( 5-я смешанная авиационная дивизия, Ленинградский фронт )  майоp С. Н. Поляков совеpшил 42 боевых вылета, нанося точные удаpы по аэpодpомам, технике и живой силе пpотивника, участвовал в 3 воздушных боях. Полк под его командованием совершил около 1000 боевых вылетов, уничтожил на аэродромах 46 и повредил 35 самолётов, был преобразован в 15-й Гвардейский ШАП.
23 декабpя 1941 года, перелетая на связном самолёте У-2 на другой аэродром, был атакован 5 финскими истребителями и сбит. Похоpонен в деpевне Агалатово Всеволожского pайона Ленингpадской области.
10 февpаля 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Геpоя Советского Союза. Нагpаждён оpденами: Ленина, Кpасного Знамени  ( дважды ), Кpасной Звезды; медалями.
*     *     *
Садясь в самолёт, Сергей Николаевич Поляков не раз с горечью глядел на карту. Стрельна, Гатчина, Пушкин - хотя все эти пункты были очерчены синим карандашом, не хотелось верить, что там враг.
Враг в Пушкине !   В Пушкине, где незадолго до войны он, Поляков, жил. Как недавно это было !..
Служебные дела отнимали у Полякова много времени. Зато в воскресенье он любил погулять по аллеям парка. Прохожие на него оглядывались. Их внимание привлекали не только 3 боевых ордена на груди лётчика ( до Великой Отечественной войны это было большой редкостью ! ), но и сопровождавшая его стайка ребят. Все они называли его папой, хотя никто из этих чернявых мальчишек и девчонок не имел с ним даже отдалённого сходства.
Поляков действительно чувствовал себя отцом этих осиротевших испанских детей. По воскресеньям он приходил в детский дом и приглашал к себе в гости 6 - 8 маленьких испанцев. Пока Анна Константиновна готовила "большой обед", он гулял с ними. Мальчики любили, когда их названый отец рассказывал об Испании, о боях. Потом шумной гурьбой все вваливались в дом и первым делом бросались к Светлане. Она была ещё маленькой и не могла участвовать в интересных прогулках. И всё-таки ребята завидовали ей: у неё такой папа !
Сергей Николаевич был хорошим семьянином. Но так уж случилось, что ни разу не сбылось его желание прийти за женой в родильный дом с цветами. Когда родилась дочь - он воевал в Испании. Рождение сына совпало с боями против белофиннов на Карельском перешейке. Может быть, оттого мальчонка и умер совсем крохотным, что вместе с жизнью в него вошли бесконечные тревоги материнского сердца. И вот, когда он ждал ещё одного сына  ( Сергей Николаевич почему-то верил, что это будет обязательно сын ), началась Великая Отечественная война.
Прощаясь, просил жену: "Назови его Виктором.   Это значит - победитель".
О том, что сбылось его желание, Поляков не узнал. 10 ноября 1941 года, в день рождения сына, командир штурмового авиационного полка капитан Поляков несколько раз летал в бой...
Когда-то весёлый, любивший шутку, он теперь отмалчивался, был мрачным. В Истру, куда он отправил к брату свою семью, тоже пришли немцы. Успела ли уехать куда - нибудь жена ?   В её положении это не так легко. И как назло переменился номер полевой почты. Теперь жене будет не просто разыскать его. Искать её ?   Только как ?   Откуда он мог знать, что добрые люди посадили Анну Константиновну в эшелон. Потом на какой-то станции сняли с поезда и отправили в родильный дом.
Неизвестность терзала его. Но командир полка никому не жаловался. Он только стремился как можно больше летать. Казалось, ему тягостно находиться на аэродроме. Перепоручив "земные" дела начальнику штаба, он улетал штурмовать врага.
Однажды, когда Поляков разбирал итоги боевого вылета, лётчики удивились: откуда командиру известны все подробности ?   Кажется, на этот раз он не летал с ними.
- Как это не летал ! - в свою очередь удивился Поляков. - Я взлетел последним, тоже штурмовал.
А штурмовать он умел. Лётчики не раз удивлялись точности, с которой командир наносил удары по целям. Как - то он сказал:
- Приходится бить точно. Наверное, легендарный швейцарский стрелок Вильгельм Телль испытывал такие же чувства, когда целился в яблоко, положенное на голову своего сына... Я стрелял и бомбил, думая о том как бы не зацепить Египетские ворота. Где-то совсем рядом я недавно гулял в окружении своих сеньоров и сеньорин   ( так он называл испанских детей ).
Когда перелистываешь комплекты ленинградских газет военного времени, долго искать фамилию Полякова не приходится. Идёт речь об ударе по переднему краю - группу возглавлял Поляков. Разгром вражеского аэродрома - опять фамилия Полякова. Снова удар по аэродрому, с которого немцы собирались совершить большой налёт на Ленинград, - и на этот раз не обошлось без Полякова.
Как-то Поляков не разрешил молодому лётчику Анатолию Панфилову, только что вернувшемуся с боевого задания, лететь снова. Анатолий обиженно сказал: "Сами - то вы, товарищ командир, летаете всё время. Хочу быть похожим на вас".
Поляков не сдержал улыбки: "Ну что же, можете пожаловаться на то, что я использую своё служебное положение".
Панфилову лишь недавно исполнилось 18 лет. Для всех он был просто Толей. Даже командир полка и тот, случалось, называл его так. Он любил юношу.
Помнится, осенним вечером Поляков сидел возле входа в землянку с военным корреспондентом А. В. Буровым. Временами горизонт озарялся короткими вспышками. Вслед за ними, гулко перекатываясь, грохотали артиллерийские залпы. Сергей Николаевич оказался хорошим рассказчиком. Правда, вопреки просьбе, он говорил не о себе, а о подчинённых. И, кстати, больше всего о юном пилоте Толе Панфилове, которому уже на фронте исполнилось 18 лет. Однажды, осмотрев подбитый в бою самолёт Панфилова, командир покачал головой и шутливо спросил:
- Ну что мне делать с вами ?   Благодарностей у вас и так хватает. В другое время можно было бы отпуском наградить, но ведь вы москвич, а добраться теперь туда не просто, кругом нас немцы. Придётся пока всё - таки ограничиться благодарностью. Молодец, что хорошо штурмовал, молодец, что привёл подбитый самолёт.
Лётчик смущённо посмотрел на командира:
- Какой там молодец !   Вот Брагин - тот действительно молодец. У него в самолёте было 300 пробоин !   Два ранения - в руку и в голову, а он прилетел !
Командир похлопал юношу по плечу:
- Ладно, агитатор, идите лучше отдыхать.
Панфилов несмело спросил:
- А может, всё - таки в отпуск можно ?   В Москву не собираюсь, а в Ленинград хоть на денек надо бы съездить. Воюю за него, а какой он - не знаю.
На следующее утро, получив командировочное удостоверение и сухой паёк на 2 суток, лётчик уехал на попутной машине в Ленинград. Но вечером того же дня он спустился в штабную землянку и доложил командиру, что прибыл из отпуска. На расспросы нехотя ответил:
- Обстрел был.
- Выходит, на земле обстрел страшней, чем в воздухе ? - спросил командир.
- Страшней, - подтвердил Панфилов. - При мне девочку на тротуаре убило. Какой тут отпуск !   Летать надо.
Поляков молча опустил голову. Больше он не удерживал юношу. Потом, правда, укорял себя за это. 6 ноября, в самый канун 24-й годовщины Октября, Толя Панфилов не вернулся с боевого задания. Он участвовал в штурмовке аэродрома, на котором немцы сосредоточили свои самолёты для удара по Ленинграду. На обратном пути Толю сбили. Чтобы уничтожить побольше вражеских самолётов, Толя выпустил все патроны, все снаряды. Отбиваться от истребителей было уже нечем...
Поляков тяжело переживал потерю. Но командир не знал, что жизнь молодого лётчика дорого обошлась врагам. Уже после войны удалось узнать, что произошло с Толей, приземлившимся за линией фронта в посёлке Красный Бор. Он успел добежать до ближайшего бревенчатого дома. Немецкие солдаты тут же окружили дом и предложили русскому лётчику сдаться в плен. Панфилов ответил выстрелами. Он убил 7 врагов, пытавшихся захватить его силой. Толя не сдался даже после того, как немцы подожгли дом. Так и погиб непокорённым 18-летний воин.
Командир собственноручно подписал донесение о том, что младший лейтенант Панфилов пропал без вести, а сам не верил в это. Надеялся, что рано или поздно его юный земляк объявится. Оба они были коренными москвичами и однажды даже сговорились, что после войны пройдут по Москве пешком из конца в конец. Сергей Николаевич обещал Толе показать дом на Старослободской, в котором родился, типографию в Трёхпрудном переулке, где работал наборщиком, Крутицкие казармы, в которых служил срочную.
С юных лет Сергей мечтал стать лётчиком, а призвали его в артиллерию. Мечта его исполнилась уже после того, как, вернувшись из армии, он снова стал наборщиком. По ходатайству коллектива типографии лучшего производственника Сергея Полякова приняли в лётное училище.
Среди новичков он оказался самым старшим. Инструктор сразу увидел в нём надёжного помощника. Его немалый для 24 лет производственный стаж не имел прямого отношения к профессии лётчика. Но трудолюбие важно в любом деле. Курсант Поляков был уже членом партии, и как - то само собой получилось, что в группе он стал вожаком. Правда, в разговоре товарищи называли его проще - тружеником. На учёбу и полёты он смотрел, как на очень важную работу.
И на войне Сергей Поляков был настоящим тружеником. Именно в этом его подвиг - в повседневном тяжёлом, смертельно опасном труде. В наградном документе, подписанном 15 декабря 1941 года командиром 5-й смешанной авиационной дивизии, указывалось:
"В Отечественной войне участвует беспрерывно с 22 июня 1941 года. За это время показал себя мужественным и храбрым командиром, хорошим организатором боевой работы, будучи заместителем командира 7-го КИАП и с октября 1941 года в должности командира 174-го ШАП.
Полк под его командованием с 22.09.1941 г. произвёл 987 боевых вылетов на штурмовые действия по уничтожению военных объектов и живой силы противника. Сброшено на головы фашистов свыше 100 тонн бомб, выпущено до 2000 реактивных снарядов, расстреляно до 500000 штук патронов и снарядов к пулемётам и пушкам. За это время полком уничтожено: бомбардировщиков - 21, истребителей - 27 и повреждено 26 самолётов противника на аэродромах; танков - 15, автомашин - 134, бронемашин - 13, вагонов - 45, мотоциклов - 10, полевых орудий - 18, зенитных орудий - 41... до 12000 солдат и офицеров противника.
Лично майор Поляков за время Отечественной войны произвёл 42 боевых вылета. На выполнение ответственных заданий лётный состав водит сам лично. Под его командованием при штурмовых налётах на аэродромы противника, уничтожено 46 и повреждено 35 фашистских самолётов, что подтвержено фотографированием. Участвовал в 3 воздушных боях.
Полк за время командования Поляковым имеет 10 боевых потерь, не боевых потерь - не имеет. Полк показал высокую сплочённость, дисциплинированность, мужество и отвагу в борьбе с германским фашизмом, за что представлен к званию "Гвардейского полка".
За самоотверженность по организации боевой работы полка и личную боевую работу, ходатайствую о представлении майора Полякова С. Н. к высшей Правительственной награде - званию "Герой Советского Союза".
Выше уже говорилось, что ленинградские газеты того времени постоянно сообщали о Полякове и его однополчанах. О последнем же его бое не было написано ничего. Упоминание его фамилии обычно сопровождалось цифрами: уничтожено столько - то огневых точек, самолётов, танков, автомашин. Но то, что произошло 23 декабря 1941 года, не укладывалось в прежние понятия. Поляков дрался с врагом не на боевом самолёте, а на лёгоньком У-2. Командир полка перелетал на нём с одного аэродрома на другой. В это время его и атаковали вражеские истребители...
Поляков превратил связной самолёт в боевую машину. Он не мог отвечать врагу огнём, зато делал такие неожиданные маневры, что в погоне за ним "Мессеры" рисковали врезаться в землю. Недаром Толя Панфилов сказал когда-то, что хочет быть похожим на командира полка. Оба они в неравном бою сражались до последнего. И хотя Сергей Николаевич погиб в этом бою, победу он всё - таки одержал. Её нельзя выразить цифрами, но она была значительной: увидев, как русский пилот дерётся на безоружном фанерном самолёте против нескольких истребителей, немецкие лётчики не могли не задуматься над тем, что таких людей покорить нельзя.
*     *     *
Во многих отечественных и зарубежных изданиях публикуется фото и рисунки истребителя МиГ-3 с бортовым номером "04" который принадлежал капитану 7-го истребительного авиационного полка ВВС Ленинградского фронта С. Н. Полякову.
Не берусь утверждать, что капитан С. Н. Поляков, летающий на этой самой машине, герой нашего рассказа. Однако... Весьма маловероятно, чтобы в одном полку было два лётчика носящих одинаковые воинские звания, фамилии и инициалы... Хочется привести и выдержку из довольно известной статьи Валерия Дымича "Весёлая охота на Востоке"  ( журнал "Авиация и космонавтика", 1999, № 1 ), в которой есть такой эпизод.
"Элитная истребительная Эскадра JG 54 "Grunherz", вступившая в войну 22 июня 1941 года, признаётся немецкими историками лучшим, из всех соединений Люфтваффе  ( "Grunherz" - "Зелёное Сердце" - герб Тюрингии, где родился коммодор Йоханнес Траутлофт. Впервые эта эмблема появилась на истребителе Не-51 лейтенанта Траутлофта в Испании в 1937 году ).
Помимо достоинств, присущих в той или иной степени немецким истребительным Эскадрам, "Grunherz" известна самым низким уровнем потерь в воздушных боях Второй Мировой войны. И тем не менее, ровно через месяц после начала войны, к 22 июля 37 лётчиков Эскадры из 112, были убиты или пропали без вести. При этом, всё больше и больше асов, опытных командиров различных рангов или лётчиков, пользовавшихся авторитетом и любовью в JG 54, гибло в воздушных боях на востоке.
Первый серьёзный удар по репутации Эскадры был нанесён 30 июля 1941 года В этот день не вернулся на свой аэродром командир III-й Группы хауптман Арнольд Лигниц  ( имевший 25 побед ), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности. Когда Ленинград оказался в радиусе действий Ме-109F, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения.
В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию фронта, направились к центру Ленинграда. Hад Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "МиГов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "Мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеёй" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали...
Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через 2 дня он скончался в Военно - Морском госпитале. Групповую победу над опытным немецким пилотом одержали лётчики 7-го ИАП rапитан Поляков и cтарший лейтенант Шамин".
Следует отметить, что по другим источникам Арнольд Лигниц был сбит 30 cентября 1941 года лейтенантом И. Д. Одинцовым на И-153...
 
Свитенко Николай Иванович
 
Родился 6 декабря 1913 года в городе Харькове, ныне административном центре Харьковской области Украины. Окончил машиностроительный техникум. Работал на станкостроительном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Харьковскую военную авиационную школу пилотов. Участник Советско-Финляндской войны с ноября 1939 года по март 1940 года в составе 7-го ИАП, летал на И-153, побед не имел.
С июня 1941 года старший лейтенант Н. И. Свитенко на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 7-го ИАП (7 марта 1942 года преобразован в 14-й Гвардейский ИАП), летал на И-153.
К 25 декабря 1941 года командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) капитан Н. И. Свитенко совершил 135 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично и в составе группы 7 самолётов противника (согласно материалов наградного листа - 5 лично и 7 в паре). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С 23 июля 1942 года майор Н. И. Свитенко командовал 15-м Гвардейским штурмовым авиационным полком (227-я штурмовая авиационная дивизия, Ленинградский фронт), летал на Ил-2. С 27 октября 1943 года командовал 14-м Гвардейским ИАП, летал на Як-9.
К маю 1945 года командир 14-го Гвардейского истребительного Ленинградского Краснознамённого ордена Кутузова авиационного полка им. Жданова (275-я истребительная Пушкинская Краснознамённая авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии подполковник Н. И. Свитенко совершил 273 боевых вылета, провёл 34 воздушных боя, в которых сбил лично 6 и в составе группы 9 самолётов противника. (За отсутствием полных данных из оперативных документов итоговый боевой счёт приводится по "Журналу учёта боевой работы личного состава 14-го Гвардейского ИАП", а так же другим отчётным и наградным документам. Возможно, часть воздушных побед лётчик одержал в период боевой работы в составе 15-го Гвардейского ШАП.)
После окончания войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1946 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава. С июня 1947 года - заместитель командира 275-й истребительной авиационной дивизии. В 1948 году командовал истребительной авиационной дивизией в Прикарпатском военном округе. В 1952 году окончил Высшую военную академию. С 1958 года генерал-майор авиации Н. И. Свитенко - в запасе. Жил в Харькове (Украина). До выхода на пенсию работал в конструкторском бюро (сначала конструктором 2-й категории, а затем заместителем начальника КБ). Умер 18 сентября 2007 года, похоронен в Харькове на кладбище № 2. Имя Героя выбито в музее-диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области.
Награждён орденами: Ленина (20.12.1941, 10.02.1943), Красного Знамени (12.06.1944, ...), Кутузова 3-й степени (08.12.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943).
*     *     *
В 1937 году Николай Свитенко успешно окончил Роганскую лётную школу. С тех пор небо стало его родной стихией. Боевое крещение он получил в схватках с белофинами. О первом дне той войны старший лейтенант Н. И. Свитенко вспоминал так:
"Военные действия начались 30 ноября 1939 года. С раннего утра весь полк был на аэродроме в полной боевой готовности. Хотя пасмурное утро не обещало лётной погоды, снег застилал горизонт, но мы терпеливо ожидали приказа на вылет. В 8 часов могучими залпами "заговорили" наши форты. Всё нарастающий темп огня нашей артиллерии скоро слился в сплошной грохот. Горизонт от вспышек дальнобойных орудий стал светлым. Так началась артиллерийская подготовка. Ровно полчаса гремел орудийный грохот, а затем наша пехота перешла государственную границу. В 10 часов нашему подразделению была поставлена задача - преследовать отступающего противника, уничтожая его пулемётным огнём. Командир эскадрильи приказал готовить звено Баранова.
Через 15 минут звено, в составе лётчиков Александра Баранова, Семёна Григорьева и Владимира Кузьмичёва плавно оторвалось от взлётной полосы, взяв курс к линии фронта. Каждый из нас с завистью смотрел на удаляющиеся самолёты.
С момента вылета прошёл час. Стрелка часов уже пошла на второй круг. Погода резко ухудшилась, повалил густой снег. Закрадывалось сомнение: "Найдёт ли звено Баранова аэродром?" Сам я лично знал Баранова, был уверен в нём и доказывал, что он обязательно вернётся. Моя уверенность была оправдана. Через 1 час 20 минут послышался шум моторов. Над аэродромом пронеслись 2 самолёта и скрылись за лесом, затем снова появились и пошли на посадку. По хвостовым знакам мы определили, что это были Баранов и Кузьмичёв. Григорьева не было. Самолёты подрулили на стоянки. Лётчики остановили самолёты и выключили моторы. Баранов пошёл докладывать в штаб о выполнении задания, а мы собрались вокруг Кузьмичёва, который и рассказал обо всём увиденном на фронте. Много говорить не надо было. Самолёты говорили сами за себя - плоскости и капоты были изрешечены пулевыми пробоинами. Кузьмичёв нам рассказал, как они атаковали отходящего противника, как громили по дорогам финскую конницу. А в конце своего рассказа он сообщил о том, что при выполнении боевого задания смертью храбрых погиб от огня зенитной батареи противника наш товарищ Семён Григорьев.
К вечеру, когда погода улучшилась, мы поднялись в воздух. Безжалостно громили из пулемётов отступающего в панике противника. Лишь только вечером, в полной темноте, мы вернулись на свою "старую дачу". На нарах, рядом со мной, осталось свободное место, то было место погибшего в бою лётчика Семёна Григорьева. Так кончился первый день войны с белофиннами. Заснули мы поздно ночью".
С первых дней Великой Отечественной войны эскадрилья, которой командовал Николай Иванович, беспощадно громила противника в небе и на земле. Лётчики любили своего командира за высокое мастерство, исключительную выдержку и спокойствие в бою. Его отвага и боевое искусство вселяли уверенность, вдохновляли на подвиги подчинённых.
"Золотую Звезду" Николай Иванович Свитенко получил сразу же после прорыва блокады Ленинграда. Отличился же он и до этих боёв. А самый первый раз - 22 июня 1941 года.
...Полётов на то воскресенье не планировалось, и, отпустив кое - кого из лётчиков на выходной в Выборг к семьям, командир эскадрильи Николай Свитенко остался с теми, кому предстояло нести дежурство. Допоздна резался с ребятами в домино (какие же ещё развлечения на небольшом полевом аэродроме!), потом решил проверить караулы.
С караулами всё было в порядке, часовые исправно несли службу, и Свитенко, человек по натуре дотошный, ни к чему не мог придраться. Отпустив караульного начальника, велел предупредить часовых, что пройдёт к озеру, а возвращаться будет через центр лётного поля прямо к дежурному звену. Пусть, дескать, не примут за шпиона.
Когда он возвращался с озера, от короткой июньской ночи не осталось и следа. Выкатившееся из-за горизонта солнце растопило белесые сумерки. Навстречу командиру из землянки торопливо вышли лётчики Слонов и Тимошенко. В тоже мгновение, натужно загудел зуммер полевого телефона. Через несколько секунд из землянки выскочил телефонист:
- Из штаба дивизии. Группа самолётов пересекла границу. Дежурное звено - в воздух...
- Тревога! - крикнул Свитенко и кинулся к своему самолёту.
Застегивая ремни, Свитенко подумал, что опять этот беспокойный полковник Ерлыкин решил проверить боевую готовность эскадрильи. Не спится командиру дивизии. Навоевался, кажется, в Испании и на Карельском, а всё никак не угомонится.
Вслед за командиром эскадрильи рулили А. Слонов и Р. Тимошенко. Выскочивший из землянки Шавров вовсю прыть бежал к стоянке. Больше Свитенко не оглядывался. Впереди, сквозь бледную голубизну неба, прорезались тёмные чёрточки. Они приближались. Свитенко дал газ и его "Чайка" пошла на взлёт.
Чёрточки быстро превратились в силуэты самолётов. Напряжённо всматриваясь в них, Свитенко старался определить, что это за машины. Наверное, для полного эффекта с какого-нибудь соседнего аэродрома подняли свои бомбардировщики? Нет, какие - то они странные, с необычными, будто сдвоенными, хвостами. Что-то похожее он уже видел. И сразу вспомнил: такой же двухмоторный, двухкилевой самолёт был нарисован на плакате "Самолёты германских ВВС". Ну конечно же, это и есть "Мессершмитты-110". Искоса глянув по сторонам, Свитенко увидел, что Алибек Слонов и Роман Тимошенко идут за ним, точно привязанные. Успел также заметить, что его догоняют ещё 3 "Чайки". Значит, Володя Шавров тоже взлетел, молодчина. А кто ещё с ним?
"Мессершмитты" приближались так быстро, что выжидать уже нельзя было. Если они даже сбились с курса и заблудились, всё равно надо открыть предупредительный огонь. Он дал несколько коротких очередей, но это ничего не изменило - самолёты шли к аэродрому. А там в 2 ряда выстроились "Чайки". Свитенко покачал крыльями... Это был сигнал - "Внимание, атакуем!" И началась такая круговерть, что уму непостижимо. Атакуя, "Чайки" и сами оказывались под прицелом. Вывернувшись, снова бросались вперёд. Ме-110 стали всё чаще отворачивать, потом и вовсе ушли.
Как только старший лейтенант Свитенко выбрался из кабины, его окружили лётчики. Они привыкли, что командир делает разбор полёта по горячим следам. Но сейчас он не торопился с разбором. Он не мог кого-то выделить, не было оснований кого-то критиковать. Лётчики бросались на вражеские машины с такой решимостью, словно готовы были разить их не только пулемётным огнем. Казалось, они намерены схватиться с врагом врукопашную. Скорее всего, именно это вынудило "Мессершмитты" уйти так и не атаковав аэродром.
Свитенко оглядел стоявших вокруг него лётчиков. По разгорячённым лицам Бойко и Шлыкова понял, что это они взлетели вместе с Шавровым. Потом снял шлем и пригладил взмокшие волосы: "Всё, братцы, конец антракта. Похоже, что это война..."
Лётчики эскадрильи старшего лейтенанта Н. И. Свитенко уже на рассвете 22 июня 1941 года отразили атаку группы Ме-110 на аэродром под Выборгом (слева направо): Иван Бойко, Александр Кондрашов, Роман Тимошенко, Александр Шлыков, Алибек Слонов, Николай Свитенко, Василий Мочалов.
Потом, за первым боем, было много других боёв. Но большую часть боевых вылетов 7-й ИАП производил тогда на штурмовку наземных целей.
1 июля эскадрилья Свитенко начала работу с раннего утра. К полудню, когда погода стала ухудшаться, было получено задание: произвести штурмовку десанта противника на острове Мартин-Сааре. Эскадрилья Свитенко, несмотря на всё ухудшающуюся погоду, вылетела на задание. Облачность висела прямо над лесом. К цели наши самолёты шли на "бреющем". Противника по причине плохой погоды удалось застигнуть врасплох. Заметив большое скопление войск противника в пункте Хурпу, сначала звено Свитенко, а затем звено Василия Заикина сбросили бомбы. Скопление войск противника было рассеяно. После бомбардировки Хурпу, группа Свитенко пошла на штурмовку уже высаживающихся на остров финских войск. У северного берега острова стоял большой моторный бот и множество рыбацких лодок с живой силой. Мотобот и лодки были потоплены пулемётным огнём. Через несколько часов остров был полностью занят нашей пехотой, а десант противника был уничтожен. Командование Краснознамённого Балтийского флота отважной шестёрке наших истребителей объявило благодарность, а через 2 дня Совинформбюро в газетах и по радио известило всю страну об отважных штурмовках cтаршего лейтенанта Н. И. Свитенко.
6 ноября 1941 года полк получил задачу подавить зенитные точки и отвлечь на себя истребителей противника в районе аэродрома Сиверское, обеспечивая этим действия нашей бомбардировочной и штурмовой авиации.
На аэродроме противник сосредоточия большое количество самолётов для удара по Ленинграду. В 10 часов утра 9 "Чаек", под командой старших лейтенантов Свитенко и Старкова, вылетели на выполнение задания. Точно в указанное время девятка была над целью. На аэродроме находилось около 30 бомбардировщиков Не-111 и Ju-88, примерно столько же истребителей. Звенья "Чаек" нанесли удар по зенитным батареям. С первой атаки зенитный огонь противника был подавлен. В это время группу "Чаек" атаковали 12 Ме-109. Свитенко и Старков отвлекли истребителей противника от наших бомбардировщиков. Воздушный бой продолжался 20 минут; наши истребители сбили один немецкий самолёт и потеряли 2-х своих лётчиков - Романа Тимошенко и Александра Столетова. На аэродроме противника было уничтожено до 30 самолётов, налёт на Ленинград не состоялся.
За первые 8 месяцев боевой работы 7-й ИАП произвёл 6494 боевых вылетов. При этом, было уничтожено и повреждено: 90 самолётов противника в воздухе и 46 на земле; большое количество живой силы и техники противника.
Приказом Народного Комиссара Обороны СССР от 7 марта 1942 года за проявленную отвагу в боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава, 7-й Краснознамённый ИАП преобразован в 14-й Гвардейский Краснознамённый ИАП.
1 апреля 1942 года член Военного Совета Ленинградского фронта дивизионный комиссар А. А. Кузнецов вручил командиру полка Гвардии майору Голицыну новое Гвардейское знамя. Личный состав полка принял Гвардейскую клятву. Полк прошёл по аэродрому торжественным маршем, честь нести знамя доверили лучшему лётчику полка Николаю Свитенко.
На протяжении всей блокады, 900 дней и ночей, Николай Свитенко сражался в небе Ленинграда. Однако только 2 из них Свитенко склонен считать не совсем обычными.
Первый - это когда его девятке пришлось биться против девятки "Юнкерсов" и 18 прикрывавших их "Мессеров". Свитенко и его товарищи дрались до последней капли бензина в баках, до последнего патрона в пулемётах. Врагов к Ленинграду они тогда не пропустили. А подкрепление, высланное вскоре сразу с нескольких наших аэродромов, помогло им отогнать неприятеля.
А второй необычный полёт - это когда, поднявшись с аэродрома на одном самолёте, вернулся Свитенко из боя на другом. Произошло это 19 августа 1941 года.
В этот день по данным воздушной разведки крупная фашистская моторизованная колонна продвигалась по дороге из Волосово к Красному Селу. Командующий ВВС Северного фронта А. А. Новиков отдал приказ уничтожить вражескую колонну. Для нанесения удара вылетели 8 самолётов И-153 из 7-го ИАП под командованием старшего лейтенанта Николая Свитенко. Атака советских лётчиков была успешной: колонна, следовавшая по дороге Губаницы - Клопицы, была остановлена. С первой атаки лётчики, следуя примеру командира, сбросили бомбы на колонну войск и затем реактивными снарядами и пулемётным огнём стали расстреливать противника.
Немецкие зенитчики, охранявшие колонну, открыли ураганный огонь. Но и это не остановило наших лётчиков. Несколько атак произвела группа, когда вражеский снаряд попал в самолёт Свитенко. Мотор заглох. Пришлось производить посадку в стороне от дороги близ соседней деревни Клопицы. После приземления старший лейтенант поджёг самолёт и бросился бежать к лесу, стараясь успеть скрыться до того, как прибудут немецкие солдаты.
Вдруг, Свитенко услышал знакомый гул мотора. Обернувшись, он увидел "Чайку", идущую на посадку. Это его ведомый лейтенант А. Г. Слонов шёл на спасение своего командира. Кабина И-153 рассчитана лишь на одного человека, поэтому Алибек Слонов хотел уступить место пилота командиру. Но Свитенко удержал его, вскочил на плоскость, лёг пластом и ухватился за ленты расчалок. Слонов дал газ и под миномётным огнём пошёл на взлёт.
Хорошо ещё, что "Чайка" - биплан и крылья у неё "двухэтажные": Свитенко можно было держаться за расчалки, которыми соединены крылья. Правда, эти плоские стальные ленты в тот момент напоминали ножи. Так или иниче, но вскоре они были на своём аэродроме. Колёса уже коснулись земли, самолёт, пробежав по траве, замер, а Свитенко всё ещё лежал на крыле. То ли не верилось ему, что наконец-то закончился этот небывалый полёт, то ли не сразу удалось разжать закостеневшие пальцы. Очутившись наконец на земле, Николай шагнул навстречу выпрыгнувшему из кабины Алибеку. Друзья молча, по - мужски обнялись... За этот подвиг лейтенант А. Г. Слонов вскоре был награждён орденом Ленина.
И снова бои... С 23 июля 1942 года по 12 января 1943 года Гвардии майор, а затем Гвардии подполковник Н. И. Свитенко командовал уже 15-м Гвардейским штурмовым авиационным полком (227-я штурмовая авиационная дивизия, Ленинградский фронт).
Опыт штурмовых ударов, приобретённый на "Чайках", во многом помог лётчику, когда он пересел с истребителя на "летающий танк" - штурмовик Ил-2. Командую новым коллективом Николай Иванович вместе со своими товарищами водил грозные "Илы" против танковых колонн, артиллерии и пехоты противника, громил его резервы и тылы.
Во время полётов Н. И. Свитенко не раз попадал в, казалось бы, безвыходное положение. Его дважды сбивали в бою. Но и в самой сложной ситуации он проявлял необыкновенную силу воли и мужество. Первый раз, как уже говорилось выше, его вывез с территории противника ведомый Алибек Слонов, вторично он спасся, выпрыгнув с парашютом из горящего самолёта.
Да, полёты на боевые задания всегда были тяжёлой работой. Это хорошо почувствовал ленинградский скульптор Борис Шалютин, лепивший на фронтовом аэродроме статую лётчика Николая Свитенко. Не было в этой скульптуре ничего возвышенного, небесного. Лицо майора казалось усталым и в то же время разгорячённым. Большие, поднятые на лоб очки делали лётчика похожим не то на комбайнера, не то на сталевара. Распахнутый реглан как бы подчеркивал, что этот человек хочет остыть после горячей работы.
Шалютин лепил скульптуру, когда Свитенко был уже командиром штурмового авиаполка. Времени на то, чтобы позировать, у майора оставалось мало, и работать приходилось вечерами, при свете коптилок. С трудом разминая ослабевшими пальцами глину, скульптор расспрашивал лётчика о боях или сам что-нибудь рассказывал. Чаще о том, как люди живут в тылу, как работают, не жалея сил.
Скульптор только весной 1943 года вернулся из Сибири. В 1941 году его эвакуировали туда с семьёй, дали квартиру, мастерскую, обеспечили заказами. Но он упросил, чтобы ему разрешили вернуться в Ленинград, где было ещё голодно, рвались снаряды и никто не давал заказов на скульптуры. Он сам нашёл себе работу. Прочёл в газете, что Николай Свитенко водит в бой штурмовики, которые наносят удары по немецким батареям, обстреливающим Ленинград, и решил, что должен обязательно вылепить этого человека. И вылепил.
Статуя метровой высоты была, правда, лишь моделью для будущей скульптуры. Шалютин собирался сделать её монументальной. Уезжая из полка, обещал вернуться для каких-то доделок и попросил, чтобы в следующий раз Свитенко взял его в полёт. Должен ведь художник почувствовать, каково лётчику в небе.
Скульптура была принята и экспонировалась на выставке фронтовых художников, открывшейся в мае 1943 года. Но на её открытии автор не присутствовал. И размеры скульптуры он не увеличил. Не сбылась также мечта скульптора подняться в небо. Его убило осколкам снаряда. Вспоминая не доживших до Победы боевых друзей, Николай Свитенко всегда называл и человека, с которым так ни разу и не поднялся в воздух, но которого крепко запомнил. Это ленинградский скульптор, погибший во время обстрела на углу Невского и Садовой...
*   *   *
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии майор Свитенко Николай Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 883).
Николай Свитенко не менее геройски сражался и при окончательном освобождении Ленинграда, вновь командуя своим родным, теперь уже 14-м Гвардейским истребительным авиаполком (до апреля 1942 года - 7-й Краснознамённый ИАП).
22 февраля 1944 года Ставка, оперативно руководившая ходом боевых действий, поставила фронтам новые задачи. Они должны были завершить разгром группы армий "Север" и начать освобождение советских Прибалтийских республик.
Ленинградский фронт при активной поддержке 13-й Воздушной армии, куда входил и 14-й Гвардейский истребительный авиационный полк, вступил на территорию Эстонии, расширил плацдарм за рекой Нарва. Но город взять не смог.
5 марта, рано утром 6 экипажей Як-9 под командованием командира полка, патрулируя над переправой через реку Луга, обнаружили в воздухе 2 группы немецких бомбардировщиков, идущих в направлении переправы. В первой группе шло 18 Ju-87, а во второй - 9 Ju-87. Бомбардировщики прикрывались двумя шестёрками истребителей FW-190 и Me-109. Гвардии подполковник Свитенко принял решение атаковать противника. В ходе боя по одному Ju-87 сбили Свитенко, Скляренко и Быконя, один FW-190 сбил Золотов. Своих потерь группа не имела.
29 марта 1944 года пятёрка истребителей 14-го ГвИАП во главе с подполковником Н. И. Свитенко провела бой с 18 пикировщиками Ju-87, которых прикрывали 8 истребителей (6 Ме-109 и 2 FW-190). С первой же атаки на встречных курсах подполковник Свитенко и младший лейтенант Трепузов сбили по "Юнкерсу", которые упали северо - западнее Сиргала. Не сворачивая с курса, наши истребители прошили строй вражеских бомбардировщиков. Те стали беспорядочно сбрасывать бомбы и поворачивать назад. В это время тройка наших пилотов, ведя бой с истребителями врага, сбила один Ме-109.
Несмотря на численное превосходство, неприятелю так и не удалось нанести поражение группе Свитенко. Налёт врага был сорван.
4 апреля 1944 года в неравном воздушном бою при сопровождении бомбардировщиков, совершавших налёт на железнодорожный узел города Тарту, самолёт Николая Свитенко был снова подбит. Раненый лётчик, превозмогая боль, с большим трудом дотянул машину до своего аэродрома.
В период Таллинской наступательной операции советских войск, осенью 1944 года, лётчики полка летали уже на истребителях Як-3 - одном из лучших самолётов Второй Мировой войны в своём классе.
После победы под Ленинградом Николай Иванович участвовал в освобождении от врага Эстонии, в ликвидации Курляндской группировки противника.
17 сентября 1944 года началась наступательная операция по освобождению Советской Эстонии. В этот день полк совершил 65 боевых вылетов, провёл один групповой воздушный бой, где командир полка Свитенко лично сбил FW-190.
К маю 1945 года Гвардии подполковник Н. И. Свитенко совершил более 380 успешных боевых вылетов (с учётом Советско-Финляндской войны). Проведя около 50 воздушных боёв, сбил лично и в группе с товарищами 15 самолётов врага, уничтожил большое количество вражеской техники штурмовыми ударами на земле. [М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 9 групповых побед лётчика.]
После войны Николай Иванович распрощался с городом, который защищал с первого тревожного рассвета. В июне 1947 года был назначен заместителем командира 275-й ИАД. В 1953 году он успешно окончил Академию Генерального штаба им. К. Е. Ворошилова. Обучал молодое поколение лётчиков, командовал различными авиационными соединениями.
Об одной из послевоенных встреч с ним вспоминает известный лётчик - истребитель, дважды Герой Советского Союза, Арсений Васильевич Ворожейкин:
"Однажды группа инспекторов, во главе с подполковником А. Ткаченко, вылетела в Прибалтийский военный округ для проверки двух истребительных дивизий. Одной из них командовал Герой Советского Союза полковник Николай Иванович Свитенко, мой однокашник по Харьковской школе лётчиков. Человек физически крепкий, плотно сбитый, энергичный, он жил постоянной тягой к небу. Если Свитенко долго не летал, то чувствовал себя неважно. Подчинённых он обучал по испытанному правилу: "Делай, как я"...
Пример командира сказывался на всей боевой подготовке дивизии. Он обладал живым, незлобным юморком, любил посмеяться, к людям шёл с открытой душой".
Демобилизовавшись по состоянию здоровья в 1958 году, генерал - майор авиации Н. И. Свитенко вернулся в Харьков, где родился, провёл детство и юность. Там он учился в школе и машиностроительном техникуме, работал техником - конструктором на станкостроительном заводе. Оттуда 20-летним юношей по призыву комсомола ушёл в авиацию.
Возвратился Николай Иванович в родной город, пройдя через 2 войны и многолетние испытания тяжёлого ратного труда военного лётчика - истребителя. Вернувшись к мирному труду, он работал конструктором 2-й категории, а затем и заместителем начальника Харьковского филиала центрального конструкторского бюро "Главэнергостроймеханизация". Вместе со своими земляками Н. И. Свитенко множил трудовую славу родного города.
Но не так-то просто бывший лётчик нашёл своё место в новой для него жизни. Вот что он писал своему давнему знакомому, писателю А. В. Бурову:
"Ты понимаешь, я не ходил, я бродил по Харькову. В родном городе я чувствовал себя чужим человеком. Ну пусть я отлетал своё, отслужил. Какую-то пользу я ведь могу ещё принести. А меня везде вежливо выпроваживали. Как только узнают, что я награждён "Золотой Звездой" да ещё в генералах ходил - разводят руками. Советуют поискать должность повыше. Я им твержу, что мне не должность нужна, а работа, что до службы в армии я закончил техникум и работал конструктором на станкостроительном заводе, что готов и теперь сесть за доску. Не верят. Собственно тому, что я был конструктором, может, и верят, но не верят, что будет толк из человека, столько времени не работавшего по специальности и дослужившегося до таких чинов и званий. Да и зачем, говорят, при вашей генеральской пенсии садиться за доску, чертить, конструировать? Ну прямо хоть скрывай, что ты генерал, что ты Герой Советского Союза, что тебя правительство удостоило 15 боевых наград".
Наконец Свитенко всё-таки встретил человека, который увидел, что у бывшего лётчика есть не только прошлое. Этот человек - начальник конструкторского бюро - сказал:
- Конечно, ваши чины и звания великоваты для должности конструктора 2-й категории. Но ничего другого предложить пока не можем. Вам придётся не только многое вспомнить. Многому надо учиться заново. Пока вы много лет служили, летали, воевали, техника шла вперёд.
Однако очень скоро все увидели, что конструктор Свитенко освоился с работой. Прошло менее года, и его назначили заместителем начальника бюро.
Своё письмо А. В. Бурову он закончил так:
"В армии мне не раз приходилось произносить уставную, но всегда торжественно звучащую фразу - служу Советскому Союзу! Я рад, что и теперь, став гражданским человеком, могу с полным основанием сказать: служу Советскому Союзу !"
Николай Иванович Свитенко скончался 18 сентября 2007 года. Похоронен в Харькове, на кладбище № 2.
 
*     *     *
Семёнов Александр Фёдорович
 
Родился 7 апреля 1912 года в деревне Заболотье, ныне Тверского района Тверской области. Закончил 7 классов в городе Калинин и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при фабрике имени Вагжанова, работал на ткацкой фабрике "Пролетарская мануфактура". В 1932-1933 гг. учился в Московском институте физкультуры. С 1933 года в рядах Красной Армии. Окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. С 1936 года служил младшим лётчиком в 107-й истребительной авиационной эскадрилье (83-я истребительная авиационная бригада Белорусского военного округа).
С 14 декабря 1937 года по 15 августа 1938 года участвовал в гражданской войне в Испании. Выполнил около 30 боевых вылетов на И-16, в воздушных боях сбил 1 самолёт противника лично и 3 в составе группы. 11 января 1938 года потерпел аварию при взлёте и получил тяжёлые травмы. После лечения в госпитале отправлен в СССР. Награждён орденом Красного Знамени.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года. К середине марта 1940 года помощник командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо-Западный фронт) капитан А. Ф. Семёнов совершил 75 боевых вылетов на И-15бис и И-153, в 4 воздушных боях сбил 2 самолёта противника. Награждён вторым орденом Красного Знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 281). В 1940 - 1941 гг. учился в Военно-Воздушной академии.
С июня 1941 года капитан А. Ф. Семёнов на фронтах Великой Отечественной войны. До августа 1941 года летал на МиГ-3 в составе Отдельной истребительной эскадрильи. В сентябре 1941 года принял командование 180-м ИАП, где летал также на МиГ-3. С конца 1941 года по май 1942 года учился на Высших офицерских курсах. После этого майор А. Ф. Семёнов отбыл под Сталинград в должности лётчика-инспектора ВВС, где летал на разных типах истребителей. С июля 1942 года по май 1944 года - в 434-м ИАП (с перерывом с октября 1942 года по февраль 1944 года); летал на Як-1, Як-1 и Ла-5. 19 сентября 1942 года принял командование полком, 22 ноября 1942 года 434-м ИАП преобразован в 32-й Гвардейский ИАП. С мая по ноябрь 1944 года - в Управлении 3-й ГИАД, летал на Ла-5. С ноября 1944 года по май 1945 года командовал 322-й ИАД, где летал на Ла-7. К маю 1945 года Гвардии подполковник А. Ф. Семёнов выполнил 240 боевых вылетов, в 65 воздушных боях лично сбил 6 и в группе 5 самолётов противника.
После войны продолжал служить в ВВС, окончил Военную академию Генерального штаба, занимал различные командные должности. За безупречную службу награждён орденом Красного Знамени и Красной Звезды. С 1970 года генерал-лейтенант авиации А. Ф. Семёнов - в запасе. Умер 13 февраля 1979 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (21.03.1940, 30.11.1941), Красного Знамени (14.11.1938, 15.01.1940, 06.11.1941, ...), Кутузова 2-й степени (06.04.1945), Богдана Хмельницкого 2-й степени (06.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (25.03.1944), Красной Звезды; многими медалями, в том числе - "За оборону Сталинграда" (22.12.1942), "За оборону Москвы" (01.05.1944), "За боевые заслуги" (03.11.1944), "За победу над Германией" (09.05.1945).
 
*     *     *
Боевое крещение Лейтенант А. Ф. Семёнов получил в 1937 году, в небе республиканской Испании, на Теруэльском фронте. Там он, как и другие советские лётчики - добровольцы, свято выполнял свой интернациональный долг. Однако уже второй боевой вылет едва не закончился для Лейтенанта трагически. Он так увлёкся преследованием вражеского бомбардировщика, что при выходе из атаки потерял не только своего ведущего, но и всю группу. Выручили боевые друзья - нашли потерявшего ориентировку новичка и привели его на свой аэродром.
Командир эскадрильи А. И. Гусев  ( впоследствии Генерал - майор авиации, Герой Советского Союза ), к удивлению лётчика, выговаривать ему не стал. Он спокойно и деловито проанализировал итоги вылета и, обращаясь к тем, кто недавно прибыл в Испанию, сказал:
- Для начала запомните четыре "нельзя". Нельзя отрываться в бою от группы. Нельзя стрелять с большой дистанции. Нельзя быть слепым. Нельзя действовать поспешно. Остальное подскажет опыт...
"На всю жизнь осталось в моей памяти это наставление командира эскадрильи, - напишет много лет спустя А. Ф. Семёнов, ставший Генерал - лейтенантом авиации. - Очень уж выразительно сформулировал он непременные условия победы в воздушном бою. Вылетая на любое задание, я всегда старался строго соблюдать четыре "нельзя", и со временем это дало мне возможность приобрести многие другие качества, необходимые лётчику - истребителю в фронтовой обстановке".
Он воевал в районах Валенсии и Теруэля. 11 Января 1938 года Лейтенант А. Ф. Семёнов потерпел аварию на взлёте. При разбеге разрушилось одно из колёс шасси, и самолёт врезался в деревья. С тяжёлыми травмами он попал в госпиталь, в котором находился 2 месяца. После излечения вернулся в свою эскадрилью и вновь участвовал в воздушных боях.
За 7 месяцев "командировки" Александр Семёнов, летая на истребителе И-16, совершил 15 боевых вылетов и одержал в воздушных боях 1 личную и 3 групповые победы.  ( С. В. Абросов в своих исследованиях указывает на 20 часов боевого налёта. О победах - ни слова. )
Из Испании А. Семёнов вернулся опытным воздушным бойцом. На голубых петлицах пламенели Капитанские шпалы, на парадном мундире - орден Красного Знамени. Ему сразу предложили принять эскадрилью. Но он категорически отказался: "Нет у меня ещё навыков организатора боевой и политической подготовки". Просьбу его удовлетворили. Александр получил назначение на должность замкомэска.
Войну с белофиннами Капитан А. Ф. Семёнов начал во главе 3-й эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка. Воевал на "Чайках". Летать приходилось в открытой кабине, а морозы стояли трескучие - порой доходило до 40 - 50° ниже нуля. Первое же боевое задание стало для лётчиков эскадрильи суровым испытанием. Пришлось в жесточайший холод сопровождать скоростные бомбардировщики на высоте 7000 метров без кислородных приборов. Но никто не дрогнул. Полёт был завершён успешно.
Последующие вылеты носили разнообразный характер, но чаще всего приходилось штурмовать наземные войска и аэродромы противника. В одном из таких вылетов Семёнов и одержал первую победу в небе Карельского перешейка.
- Всё произошло удивительно просто, - рассказывал позже Александр Фёдорович. - Вёл эскадрилью. На малой высоте выскочили на аэродром, а они, голубчики, взлетают. Подошёл к одному вплотную и ударил всеми огневыми средствами... Отличились в том вылете и другие лётчики эскадрильи. А тут ещё вступили в бой истребители прикрытия, ведомые Фёдором Шинкаренко  ( позже Генерал - полковник авиации, Герой Советского Союза ). Одним словом, - закончил ветеран, - успех был полным.
А вскоре была одержана и вторая победа. "Чайки" то большими кругами, то змейками ходили над линией фронта. Семёнов построил боевой порядок эскадрильи так, что всё воздушное пространство над полем боя постоянно находилось под контролем советских лётчиков.
Вражеских самолётов в западном секторе небосклона пока не было видно. Но с юго - востока, из нашего тыла, низко, прижимаясь к верхушкам деревьев, появился летящий самолёт. Вражеский воздушный разведчик !   Немедленно атаковать. Семёнов перевернул "Чайку" через крыло и устремился вниз. Когда расстояние между самолётами сократилось до десятков метров, он открыл огонь. Разведчик, вспыхнув, стал падать. После боя командир авиационной дивизии лично поздравил мужественного комэска и сказал, что от наземных войск поступило подтверждение о сбитом самолёте.
Победную точку Капитан А. Ф. Семёнов поставилв небе Карелии с помощью военной хитрости. Дело в том, что на участке фронта, где действовали лётчики 7-го истребительного авиаполка, появились новые боевые машины противника. Их горизонтальная скорость несколько превышала скорость "Чаек". Как быть ?
- В самом начале виража, - посоветовал лётчикам командир эскадрильи, - надо подрезать круг и бить с короткой дистанции. Наверняка получится.
В очередном вылете Семёнов блестяще осуществил свой замысел. Самолёт противника был сбит настолько молниеносно, что остальные вражеские лётчики не успели принять защитных мер.
75 успешных боевых вылетов совершил Семёнов в сложных условиях суровой зимы. И почти все - во главе эскадрильи. Сбил 4 вражеских самолёта.  ( М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные победы. )
Мужество и мастерство отважного лётчика было по достоинству оценено Родиной. Весной 1940 года М. И. Калинин вручил Капитану А. Ф. Семёнову орден Ленина и "Золотую Звезду" Героя.
Наступили мирные дни. С Ноября 1940 года Семёнов учился в Военно - Воздушной академии им. Жуковского. Боевой лётчик сел за учебники. Хотелось систематизировать знания, обобщить накопленный опыт, повысить уровень специальной командирской подготовки. Но завершить удалось только один курс академии. Началась Великая Отечественная война.
Цена опыта, накопленного Майором Семёновым в 2-х войнах, была исключительно велика и сказалась в первых же воздушных боях. В начале Июля 1941 года, во главе Отдельной истребительной эскадрильи МиГ-3, он вылетел на Западный фронт. Нагрузка легла на плечи авиаторов предельная. Нередко вылетали по 5 - 6 раз в день. Прикрывали наземные войска, сопровождали бомбардировщиков, вели воздушную разведку, штурмовали противника. И почти каждый вылет заканчивался напряжённым воздушным боем с превосходящими силами врага. Уже в конце Июля, он уничтожил бомбардировщик He-111, в Августе - 2 истребителя Ме-109.
В один из Августовских дней Семёнов получил приказ: пятёркой МиГ-3 прикрыть наземные войска в районе Ельни. В группу вошли опытные воздушные бойцы, и среди них два Сергея - Долгушин и Макаров. Дежурство поначалу было спокойным. Но когда оно подошло к концу, пятёрку зажали в клещи "Мессеры". Пятеро против тринадцати !   Горючее было на исходе. Что делать ?   Решение пришло мгновенно: атаковать всей группой правую четвёрку с выходом вверх, а затем обрушиться на ту, что слева.
Резкий маневр вправо. Лётчики понимают ведущего без слов. Первая пара врагов шарахается в сторону. Семёнов бьёт по ведущему в упор. Ведомого уничтожает Долгушин. Пятёрка МиГ-3 с набором высоты выходит из атаки и устремляется к левой четвёрке "Мессеров". Те поспешно ретируются. Кольцо окружения прорвано.
- В том бою, - вспоминает Александр Фёдорович, - мы, пожалуй, впервые по - настоящему оценили мощь наших истребителей, почувствовали уверенность в том, что можем с успехом бить врага. Кто пережил 1941 год, знает, как много значила эта уверенность.
За участие в Июльских - Августовских боях многие лётчики эскадрильи, которой командовал Семёнов, были награждены боевыми орденами. Александр получил тогда 3-й орден Красного Знамени.
В одном из Сентябрьских боёв он одержал победу над 2-мя "Ягуарами" - многоцелевыми двухмоторными самолётами Ме-110.
К тому времени эскадрилья, после пополнения людьми и техникой, влилась в 180-й истребительный авиационный полк. Здесь Семёнов встретился со своим бывшим командиром звена Капитаном И. М. Хлусовичем, который тоже воевал в Испании и вернулся оттуда с орденами Ленина и Красного Знамени. С этим полком Семёнов вёл бои за Ржев, штурмовал вражеские войска. Мастерство лётчиков эскадрильи росло от боя к бою. Их отличали хорошая слётанность, меткий огонь, взаимная выручка.
...Встреча шестёрки Капитана Семёнова с 30 "Мессерами" произошла в районе аэродрома. Меткий удар - и 2 Ме-109 рухнули на землю. Но это не нарушило планов противника. Они разделились на группы. Одни бросились на смельчаков, другие изготовились к штурмовке аэродрома. Этого допустить было нельзя: на аэродроме шла дозаправка самолётов. Завязался тяжёлый воздушный бой.
Семёнов первым заметил, как 2-м "Мессерам" удалось подбить самолёт Ю. А. Антипова. Лётчик стал выходить из боя. Немцы набросились на него. На выручку раненому товарищу поспешил Семёнов. Он с короткой дистанции расстрелял одного из преследователей и тут же сам попал под удар. Антипов был спасён. Но во что превратилась машина комэска !   После посадки механики и мотористы разобрали её на запасные части. К счастью, лётчик не пострадал.
Тот бой вошёл в историю полка. Шестёрка Капитана Семёнова сбила 6 "Мессеров": по одному - Сергей Долгушин и Никита Боровой, по 2 - Александр Семёнов и Юрий Антипов.
В середине Октября 1941 года Семёнов стал заместителем командира полка. Он одним из первых освоил истребитель, вооружённый реактивными снарядами. Его примеру следовали другие лётчики.
В Декабре 1941 года Александр Семёнов был награждён орденом Ленина и в звании Майора направлен на курсы командиров авиационных полков. Однако снова на фронт он прибыл в Мае 1942 года уже в другой должности - инспектора ВВС, с мандатом, где значилось: "Командирам частей, соединений и начальникам служб выполнять все требования и указания Майора А. Ф. Семёнова".
Инспектор Семёнов, как и все лётчики, освоил новый самолёт Як-7. Он помогал Майору И. И. Клещёву готовить 434-й истребительный полк к боям, в частности много внимания уделял организации учебных схваток Як-7 с трофейным Ме-109, выделенным полку накануне вылета на Сталинградский фронт.
К середине Июня 1942 года подготовка 434-го полка к боевым действиям была закончена. Он состоял из двух эскадрилий и имел на вооружении 20 истребителей Як-1. Положение советских войск в излучине Дона к тому времени ухудшилось. Лётчики полка поклялись с честью выполнить приказ Родины - защищать каждую пядь советской земли до последней капли крови. Полк был направлен на Юго - Западный фронт, в 8-ю Воздушную армию, которой командовал Генерал - лейтенант авиации Т. Т. Хрюкин. Вместе с полком отправился туда и Майор А. Ф. Семёнов, как представитель инспекции ВВС.
Битва на Волге продолжалась. Лётчики 434-го полка одерживали одну победу за другой. Лишь с 16 по 28 Сентября 1942 года они сбили 74 вражеских самолёта. Но и сами несли потери. Не вернулся с боевого задания 18-летний Володя Микоян. Спасая командира эскадрильи, погибла Клавдия Нечаева, командир звена девушек. 19 Сентября был сбит и Майор И. И. Клещёв. Сильно обгоревший он выбросился с парашютом и был отправлен в госпиталь.
Командование полком принял Майор А. Ф. Семёнов. Он хорошо усвоил неписаное правило поведения своего предшественника: "Пока ты сам летаешь, ты не только командир, но и воздушный боец, а прекратишь полёты и личное участие в воздушных боях - сразу утратишь моральное право называться лётчиком и перестанешь быть настоящим авиационным командиром". Семёнов много летал сам, руководил вылетами подчинённых. Итоги боевой деятельности полка с 15 Июля по 3 Октября 1942 года оказались внушительными, боевых вылетов - 2060, сбитых самолётов врага - 173. При этом, за время Сталинградской битвы сам 434-й ИАП трижды выводился на переформирование...
22 Ноября 1942 года 434-й истребительный авиационный полк был преобразован в 32-й Гвардейский ИАП. Такой же чести удостоился и 180-й авиаполк, в котором Семёнов воевал в 1941 году. Оттуда ему тоже переслали Гвардейский знак. Так он в один день стал "дважды Гвардейцем". Но недолго пришлось командовать ему прославленным коллективом.
В Январе 1943 года Майор А. Ф. Семёнов получил назначение старшим инспектором - лётчиком в Главное Управление Боевой Подготовки фронтовой авиации, где первое задание получил вместе с Н. Храмовым. Вопрос был поставлен конкретно: "Почему Ла-5 "недодаёт" скорости ?". В кратчайшие сроки они установили наиболее распространённые случаи нарушения правил эксплуатации и технического обслуживания истребителей: незакрываемые в полёте фонари, погнутые щитки и посадочные костыли, царапины на фюзеляже и крыльях... Рекомендации асов нашли отражение в приказах по Воздушным армиям и спасли не одну жизнь.
Офицеры управления ежемесячно находились в войсках более 3-х недель. Они проводили там показательные занятия, организовывали полёты, учения, осуществляли разборы боевых вылетов. На них же возлагались участие в испытаниях новых образцов самолётов и вооружения ВВС, разработка инструкций и руководств по боевому применению бомбардировщиков, истребителей, штурмовиков. В Москву они возвращались лишь для того, чтобы подготовить отчёт о проделанном, поставить или решить какой - то вопрос либо получить новое задание. Сколько пришлось решать этих вопросов за год работы в управлении !   Одни были связаны с выяснением реальных боевых возможностей техники, другие - с большими потерями лётного состава, третьи - с вводом молодёжи в боевой строй. И как правило, они решались во фронтовой обстановке, в боевых вылетах с участием лётчиков - инспекторов управления. В частности, инспекторы много сделали при внедрении радиосвязи в управление группами самолётов в воздухе, при организации взаимодействия между различными видами авиации и авиационных подразделений с наземными войсками.
Работая в Главном Управлении Боевой Подготовки, Майор А. Ф. Семёнов не терял надежды вернуться непосредственно на фронт. В Феврале 1943 года его просьба была удовлетворена: он принял командование 286-й истребительной авиационной дивизией.
В Феврале 1944 года Александр Фёдорович вернулся в свой 32-й Гвардейский ИАП, который теперь входил в состав 3-й истребительной дивизии 1-го Гвардейского истребительного корпуса Резерва Ставки Верховного Главнокомандования. Полк был вооружён истребителями Ла-5. Его костяк составляли многие участники Сталинградской битвы...
Новому командиру полка вместе с офицерами штаба очень скоро удалось разгадать одну из тактических новинок врага. Немцы довольно точно определяли время барражирования наших истребителей и, когда они уходили на посадку, наносили удар по нашим наземным войскам.
- Около линии фронта "Юнкерсы" выжидают смены наших истребителей, - предположил штурман полка Майор В. Гаранин.
Семёнов решил проверить это предположение лично.
Во главе четвёрки наиболее опытных лётчиков он вылетел за линию фронта. Поиск длился 20 минут. Первым "Юнкерсов" увидел Майор В. Луцкий. Семёнов повел группу на высоту в западном направлении: пусть экипажи "Юнкерсов" при сближении думают, что подходят их истребители прикрытия.
Хитрость удалась. После первой же атаки 2 "Юнкерса", объятые пламенем, вывалились из круга. В стане врага паника. Новый заход. Четвёрка Семёнова сбила ещё 2 самолёта и своевременно вышла из боя, так как с запада подходила большая группа "Фоккеров".
Всего за Март 1944 года лётчики полка сбили в воздушных боях 20 вражеских самолётов, в том числе 14 "Юнкерсов". Наши потери составил 1 самолёт.
В начале Мая 1944 года Подполковник А. Ф. Семёнов получил назначение на должность заместителя командира 3-й Гвардейской истребительной авиационной Брянской дивизии, Краснознамённой ордена Суворова дивизии  ( 32-й ГвИАП, 63-й ИАП, 137-й ИАП ), действующей в Восточной Пруссии. Участвовал в боях за освобождение Белоруссии  ( Июнь 1944 года ), а затем - в Kурляндии. Круг его забот расширился. Пришлось заниматься перебазированием полков, организовывать взаимодействие с наземными войсками, торпедоносной авиацией Краснознамённого Балтийского Флота, принимать энергичные меры для своевременного поступления боеприпасов, горючего, продовольствия. Много пришлось Семёнову занижаться вопросами тактики, уточнением порядка прикрытия штурмовиков, организацией воздушной разведки.
Так прошло лето 1944 года. В Октябре войска 1-го Прибалтийского фронта, надёжно прикрытые авиацией, вышли на побережье Балтийского моря и отрезали от Восточной Пруссии основные силы немецкой группы "Север". Начались новые бои. Но в них Семёнову участвовать не пришлось. Он был назначен командиром 322-й истребительной авиационной Минской дивизии  ( 2-й ГвИАП, 482-й и 937-й ИАП ), действовавшей в составе 2-го истребительного авиационного корпуса 2-й Воздушной армии 1-го Украинского фронта на Берлинском направлении.
На новом месте Семёнов начал с проверки техники пилотирования руководящего состава дивизии и полков. Впереди предстояли ожесточённые воздушные бои. Каждый из командиров был потенциальным ведущим группы, а они только начали летать на новых типах самолётов. Одновременно шло и совершенствование системы управления группами истребителей в воздухе. Одним словом, к началу наступления в Январе 1945 года дивизия была подготовлена к боевым действиям в полном объёме.
Перед наступлением полки перебазировались на аэродромы Сандомирского плацдарма, до которых долетали снаряды врага. Самолёты были своевременно рассредоточены и тщательно замаскированы. Командир дивизии с офицерами штаба проанализировали противостоящие воздушные силы противника. По имевшимся данным, возникла вероятность массированных ударов по нашим наземным войскам, а также серьёзного противодействия нашей бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации.
Исходя из сложившейся обстановки, комдив Семёнов 2 полка выделил на штурмовку вражеской авиации на аэродромах, а один - для действий по вызовам с КП корпуса. Почти все офицеры управления дивизии были направлены в части. Семёнов на По-2 вылетал в полки, где складывалась наиболее сложная обстановка. И всё шло по плану.
Взаимодействие с танкистами в дивизии было продумано до мелочей, но оно - то как раз чаще всего оказывалось под угрозой. А виной тому было... быстрое наступление танкистов. Инженерно - строительные батальоны не успевали готовить истребителям аэродромы. Выручили те же танкисты. Они стали выделять в распоряжение передовых комендатур дивизии тракторы и даже боевые танки для уплотнения грунта взлётно - посадочных полос. Оказывало помощь в строительстве аэродромов и освобождённое от врагов население Польши.
Лётчики дивизии успешно решали возложенные на них задачи. Подвеска на Ла-5 и Ла-7 бомб весом 25, 50 и 100 килограммов значительно повышала боевые возможности этих самолётов, имевших к тому же мощное пушечное вооружение. Бомбометание и стрельба выполнялись с пикирования и малых дистанций, а потому эффективность их была очень высокой.
Но однажды стремительность наступления чуть было не обернулась большой бедой. Штаб дивизии и 2 полка перебазировались на аэродром, только что захваченный нашими танкистами. Те ушли вперед, стрелковые части ещё не подошли, а к вечеру к аэродрому приблизилась многочисленная колонна противника. Как быть ?   Организовали круговую оборону. Комдив запросил помощи у танкистов. И сопротивление деморализованного врага было сломлено. Немецкие солдаты начали сдаваться в плен.
Наступление продолжалось. Только с 12 Января по 31 Марта 1945 года лётчики дивизии, которой командовал Семёнов, совершили 2290 боевых вылетов, провели 180 воздушных боёв и сбили 98 вражеских самолётов. Кроме того, по самым скромным подсчётам, при штурмовых ударах они уничтожили на земле 24 самолёта, 90 автомашин, 12 паровозов и 63 вагона. Дивизия была награждена орденами Красного Знамени. Грудь комдива А. Ф. Семёнова украсил орден Богдана Хмельницкого.
Накануне Берлинской операции дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени. Украсили ордена и боевые знамена полков, которым предстояло действовать на направлении главного удара 1-го Украинского фронта в интересах 3-й Гвардейской общевойсковой, 3-й и 4-й Гвардейских танковых армий. 2-й ГвИАП был награждён орденами Красного Знамени и Суворова 3-й степени, 937-й ИАП - орденом Красного Знамени, 482-й ИАП - орденами Кутузова 3-й степени и Александра Невского.
Всё было подчинено главному лозунгу тех дней: "Завершим разгром немецкого фашизма в его логове !"   И он был воплощён в жизнь. В приказе Верховного Главнокомандующего в числе соединений, отличившихся при взятии Берлина, была названа и 322-я истребительная авиационная дивизия, которой командовал Гвардии Полковник А. Ф. Семёнов. Свой последний, 240-й боевой вылет, он совершил 2 Мая 1945 года, в небе Берлина.
Но это не было окончанием боевых действий лётчиков дивизии. Победные вылеты они произвели в небе восставшей Праги. Под руководством Семёнова лётчики 322-й Минской Краснознамённой ордена Суворова истребительной дивизии только за 1945 год совершили 4369 боевых вылетов. В боях над Силезией, Берлином и Прагой уничтожили 152 самолёта, много живой силы и техники наземных войск противника. За успешное выполнение боевых заданий личному составу дивизии 7 раз объявлялась благодарность в приказах Верховного Главнокомандования. Александр Фёдорович Семёнов был награждён полководческим орденом - Кутузова 2-й степени. К тому времени, участвуя в 65 воздушных боях, он сбил 15 самолётов противника лично и 12 - в группе с товарищами.
А. Ф. Семёнов родился 4 Апреля 1912 года в деревне Заболотье Тверской губернии. После окончания средней школы и ФЗУ работал на Калининской текстильной фабрике, был рабочим, потом старшим мастером. В 1932 году поступил в Московский институт физкультуры, затем добился направления в лётную школу и в 1936 году окончил 9-ю  ( Харьковскую )  военную школу лётчиков и летнабов. Он участвовал в 3-х войнах, воевал и сбивал самолёты противника на всех типах современных ему отечественных истребителей - от И-15 до Ла-7. Как инспектор ВВС облетал все типы импортных и трофейных машин. Интересно, что лётчик скептически оценивал "Аэрокобру", называя её "заокеанской капризницей". В своей ратной жизни он сбил 20 самолётов противника лично и 15 - в группе, среди них машины 14 типов.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 1 + 3 победы в Испании; 2 + 0 в Финскую; 7 + 12 в Отечественную. ]
За участие в Великой Отечественной войне награждён орденами: Ленина  ( ??.09.1941 ), Красного Знамени  ( ??.8.1941 ), Кутузова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени; 8 медалями, в том числе: "За оборону Сталинграда"  ( 22.12.1942 ), "За оборону Москвы"  ( 1.05.1944 ), "За боевые заслуги"  ( 3.11.1944 ), "За победу над Германией"  ( 9.05.1945 ).
После войны Александр Фёдорович продолжал служить в ВВС на командных должностях. Окончил Военную академию Генерального штаба. За безупречную службу был награждён орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями.
С 1970 года Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов в отставке. О своём боевом опыте написал 2 книги  ( одну в соавторстве ). Проживал в Москве. Умер 13 Февраля 1979 года.
 
*     *     *
Туренко Евгений Георгиевич
 
Родился 13 Декабря 1905 года в деревне Салтыково, ныне Старооскольского района Белгородской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов неполной средней школы, работал в колхозе. С 1926 года в Красной Армии. Окончил Ленинградскую Военно - теоретическую школу лётчиков, а в 1928 году - военную школу лётчиков. В 1933 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военной Воздушной академии им. Жуковского.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Командир 7-го истребительного авиационного полка  ( 59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт )  Майор Е. Г. Туренко к Марту 1940 года совершил 35 боевых вылетов на уничтожение войск противника.
21 Марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С началом Великой Отечественной войны на фронтах. После окончания войны Евгений Георгиевич продолжил службу в ВВС. С 1951 года Генерал - майор авиации Е. Г. Туренко - в запасе. Жил в городе Петрозаводске. Умер 24 Октября 1963 года.
Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени   ( дважды ), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
В период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов Евгений Георгиевич Туренко был командиром 7-го истребительного авиаполка ( впоследствии 14-й Гвардейский истребительный авиационный Ленинградский Краснознамённый ордена Кутузова полк им. Жданова ) 59-й истребительной авиационной бригады ВВС 7-й армии Северо - Западного фронта. К Марту 1940 года он совершил 35 боевых вылетов на уничтожение войск противника. За этот период полк потерял 10 самолётов в воздушных боях и 4 в авариях и катастрофах.
21 Марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофиннами, Майору Е. Г. Туренко было присвоено звание Героя Советского Союза.
В Мае 1940 года он был назначен начальником Борисоглебской Краснознамённой военной авиационной школы лётчиков им. В. П. Чкалова.
18 Июня 1941 года Полковник Е. Г. Туренко был назначен командиром 59-й истребительной авиадивизией ПВО ( 182-й и 185-й ИАП ). Формирование дивизии началось незадолго до войны в Минске. Укомплектованность соединения личным составом равнялась 70 - 80%, а техники не было вовсе.
С началом Великой Отечественной войны, командовал 59-й ИАД ПВО. Через несколько дней после начала войны Минск был захвачен противником, поэтому "безлошадную" дивизию решили отправить для дальнейшего формирования и укомплектования вглубь страны.
3 Сентября 1941 года на базе 59-й ИАД ПВО была сформирована 3-я резервная авиагруппа, а Полковник Е. Г. Туренко был назначен командиром 2-й резервной авиагруппы Ленинградского фронта ( которая была сформирована 18 Августа 1941 года на основе 56-й ИАД ). В состав авиагруппы входили 3-й ГвИАП, 41-й, 283-й и 515-й ИАП, 504-й ШАП, 10-й ББАП, 121-й и 138 БАП. Сначала авиагруппа действовала на Волховском и Брянском фронтах, а в Мае - Июне 1942 года - на Ленинградском фронте.
В Августе 1942 года 2-я РАГ была преобразована в 278-ю ИАД ( 278-я истребительная Сибирско - Сталинская Краснознамённая ордена Суворова авиационная дивизия ).
С 17 Сентября 1942 года по 3 Сентября 1945 года Полковник Е. Г. Туренко командовал 246-й истребительной авиационной дивизией 12-й Воздушной армии Забайкальского фронта. Дивизия дислоцировалась в Монголии.
С 15 Августа по 3 Сентября 1945 года части 246-й ИАД участвовали в Советско - Японской войне. Поскольку сопротивления противника в воздухе не было, истребители занимались в основном штурмовкой японских войск и разведкой.
В Августе 1945 года за отличия в боях в ходе Хингано - Мукденской операции дивизии присвоено почётное наименование "Мукденская".
8 Сентября 1945 года Полковнику Е. Г. Туренко было присвоено воинское звание Генерал - майор авиации.
После окончания войны Евгений Георгиевич продолжал службу в ВВС. С 1951 года - в запасе. Жил в городе Петрозаводск. Умер 24 Октября 1963 года. Похоронен на кладбище "Пески".
 
Шинкаренко Фёдор Иванович
 
Родился 4 (17) февраля 1913 года в селе Новониколаевка, ныне Азовского района Ростовской области. В 1931 году окончил 7 классов в городе Азов. Работал слесарем в Ростове-на-Дону. С сентября 1932 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков, оставлен в ней инструктором-лётчиком. С 1937 года служил в строевых частях ВВС (Ленинградский военный округ).
Участник Советско-Финляндской войны с 20 ноября 1939 года по март 1940 года в должности командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-16. Совершил более 50 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 2 и в составе группы 1 самолёт противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года старший лейтенант Ф. И. Шинкаренко удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 291). В 1941 году окончил 1 курс Военно-Воздушной академии (Монино).
С 10 июля 1941 года капитан Ф. И. Шинкаренко на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира 42-го ИАП (9 октября 1943 года преобразован в 133-й Гвардейский ИАП). В ноябре 1941 года принял командование полком. Летал на МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-7. Участник фронтовых испытаний самолётов ЛаГГ-3 и Як-7 с 37-мм пушкой. С мая 1944 года командовал 130-й истребительной авиационной дивизией, вооружённой новыми самолётами Як-9Б (истребитель-бомбардировщик с 4 бомбами по 100 кг).
К маю 1945 года Гвардии полковник Ф. И. Шинкаренко выполнил более 100 боевых вылетов, провел более 20 воздушных боёв, в которых сбил лично 8 самолётов противника. Сражался на Брянском, Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Прибалтийском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах.
До 1946 года продолжал командовать авиационной дивизией (Московский военный округ). В 1949 году окончил Военно-Воздушную академию (Монино). Продолжал службу в ВВС на командных должностях (Группа советских войск в Германии, Прикарпатский военный округ). Командовал войсками ПВО Прибалтийского (1951-1953) и Киевского (1953-1954) районов. В 1954-1955 гг. - командующий истребительной авиацией Киевской армии ПВО. В 1955-1956 гг. - заместитель главного военного советника ВВС и ПВО в Болгарии. В 1956-1958 гг. - командующий ВВС Воронежского военного округа. В 1958-1973 гг. командовал 30-й (с апреля 1968 года - 15-й) Воздушной армией Прибалтийского военного округа. В 1973-1975 гг. - консультант Рижского высшего военно-инженерного авиационного училища. С октября 1975 года генерал-полковник авиации Ф. И. Шинкаренко - в запасе. Жил в городе Рига (Латвия), в последние годы жизни - в Москве. Умер 23 апреля 1994 года. Похоронен на Гарнизонном кладбище в посёлке Монино Щёлковского района Московской области.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940, 17.07.1942, ...), Красного Знамени (13.09.1943, ..., 13.05.1945), Кутузова 2-й степени (02.01.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями, иностранными наградами.
*     *     *
Вспоминает старший политрук 7-го ИАП, Герой Советского Союза Гавриил Власович Диденко:
"Любой вылет для истребителей старшего лейтенанта Шинкаренко был высоким доверием ему и подчинённым. Идя в бой, он как бы сливался с машиной в одно целое. Голову сверлила одна мысль: "Только бы не опоздать, а жару дадим !"   И вот он бой... Выжимая из "ястребков" всё, что можно, он вёл своих лётчиков туда, где группа наших бомбардировщиков стойко отражала атаки "Фоккеров". Фёдор хитрит. Он заводит свою эскадрилью со стороны солнца и, имея превышение над противником, обрушивается на врага. Глаз определяет количество машин противника - их около 12. Шинкаренко врезался в самый центр группы. Рёв моторов смешался с дробным треском пулемётов, от которых противник шарахается в стороны. Наши лётчики неотступно следуют за командиром, атакуют противника. "Фоккеры" увёртываются. Но наши истребители молниеносно заходят им в хвост и очищают небо от белофиннов.
Шинкаренко, с первой минуты избрав своей целью одного из "Фоккеров", поливает его градом пуль. В это время к хвосту его самолёта подкрался другой финский истребитель. На выручку командиру пришёл лётчик Борис Григорьев и сбил стервятника. Шинкаренко, сбив первого, подошёл ко второму. Ещё минута - и противник, потеряв способность от страха драться, виляя из стороны в сторону, стал удирать. Шинкаренко настигал его. Вот уже отчётливо видны опознавательные знаки на крыльях, Фёдор чуть заметно доворачивает самолёт и в этот момент одну за другой посылает короткие очереди. Самолёт врага дрогнул и, перейдя в пикирование, пошёл к земле, оставляя за собой яркий язык пламени. В этом бою Фёдор Иванович Шинкаренко помог другим лётчикам расправиться ещё с двумя "Фоккерами".
В пылу этого воздушного боя лётчик Александр Дмитриевич Булаев заметил на одном из самолётов антенну. "Ага, голова !   Сейчас поговорим с ним !", - и направил свой самолёт в хвост противника. Тот, маневрируя, стал увёртываться от огня. Булаев всё наседал и наседал. Тогда "Фоккер" попробовал спастись пикированием. Советский лётчик понял маневр врага и пошёл за ним, выпуская по хвосту длинные очереди. Но "Фоккер" не загорелся и продолжал уходить "змейкой". Лейтенант А. Д. Булаев, рассчитав огонь, нажал ещё раз гашетку и "Фоккер" вспыхнул. В этой схватке истребители Ф. Шинкаренко здорово всыпали белофинским стервятникам. Только 4 из 12 спаслись бегством, а обломки всех остальных валялись на искрящемся от солнца снегу".
За 3,5 месяца боевой работы на фронте эскадрилья Шинкаренко в воздушных схватках и при наземных атаках уничтожила 31 неприятельский самолёт, проштурмовала более 20 колонн вражеских войск, подавила свыше 30 вражеских точек, произвела сотни атак по различным наземным целям. За доблесть, мужество и героизм, проявленные в боях с белофиннами, 14 лётчиков и техников этой эскадрильи были награждены орденами и медалями.
10 февраля 1940 года 9 бомбардировщиков СБ из 44-го СБАП под прикрытием 15 истребителей И-16 из состава 7-го ИАП бомбили оборонительные укрепления противника. В бомбардировщик старшего лейтенанта М. Ф. Мазаева попал зенитный снаряд и он загорелся. Пришлось садиться на озеро, находившееся на территории врага. К самолёту побежали финны. Но наши истребители пулемётным огнём быстро прижали их ко льду.
Тем временем ведущий звена СБ капитан М. Т. Трусов приземлился рядом с машиной Мазаева, забрал экипаж и, прикрываемый огнём истребителей, взлетел.
За этот подвиг 7 апреля 1940 года старшему лейтенанту Ф. И. Шинкаренко присвоено звание Героев Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 291 ). Тем же Указом звания Героя был удостоен и капитан М. Т. Трусов.
Следует отметить, что за время боёв с белофинами наши лётчики 11 раз с риском для собственной жизни под огнём врага садились в расположении противника, чтобы спасти боевых товарищей, совершивших вынужденную посадку на подбитых самолётах, и вывозили их на свою территорию.
В 1941 году Ф. И. Шинкаренко окончил 1 курс Военно - Воздушной академии в Монино.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Сражался на Брянском, Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Прибалтийском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах.
В июле 1941 - Июне 1944 годов командовал 42-м  ( с февраля 1944 года - 133-м Гвардейским )  истребительным авиационным полком; в июле 1944 - мае 1945 годов командовал 130-й истребительной авиационной дивизией. Совершил несколько десятков боевых вылетов на истребителях Як-1, Як-7 и Як-9.
С мая по конец августа 1942 года в полку проводились фронтовые испытания самолётов ЛаГГ-3, вооружённых 37-мм пушкой Б. Г. Шпитального. Новое оружие показало высокую эффективность: 1 - 2 снарядов было достаточно чтобы уничтожить бомбардировщик противника, но слишком малый боезапас  ( 20 снярядов ), требовал поистине снайперской точности стрельбы. Кроме того, маневренность машины   ( и без того не очень высокая ), уменьшилась, что потребовало выделять для их прикрытия отдельные группы истребителей. В крупносерийное производство эти машины не пошли.
В июле 1944 года подполковник Ф. И. Шинкаренко принял командование 130-й истребительной авиационной дивизией, вооружённой принципиально новыми самолётами Як-9Л  ( Як-9Б ), которые были уже истребителями - бомбардировщиками. Требовалось не просто освоить их, но и отработать совершенно новые способы боевых действий, новой тактики применения такого типа самолёта. И не случайно эту работу поручили именно Шинкаренко, он любил новаторский поиск и с блеском справился с возложенной на него задачей.
Войсковые испытания Як-9Б проходили с 18 декабря 1944 по 20 февраля 1945 года. Несмотря на положительные результаты боевого применения   ( бомбовыми ударами было уничтожено большое количество боевой техники и живой силы противника, а в воздушных боях сбито 25 самолётов при потере 4 машин ), по ряду причин, было построено лишь 109 самолётов данного типа. Ими была вооружена и 130-я истребительная авиационная дивизия на 3-м Белорусском фронте, в которой одна из эскадрилий, построенная на средства артистов Московского театра, называлась "Малый театр - фронту".
Войну полковник Ф. И. Шинкаренко закончил с 8 победами.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных побед. ]
После войны Фёдор Иванович продолжал службу в авиации. До 1946 года продолжал командовать авиационной дивизией Московского военного округа. В 1949 году окончил Военно - Воздушную академию в Монино. Продолжал службу в ВВС на командных должностях  ( Группа советских войск в Германии, Прикарпатский военный округ ). Командовал войсками ПВО Прибалтийского  ( 1951 - 1953 гг. )  и Киевского  ( 1953 - 1954 гг. )  районов. В 1954 - 1955 годах был командующим истребительной авиацией Киевской армии ПВО. В 1955 - 1956 годах - заместитель главного военного советника ВВС и ПВО в Болгарии. В 1956 - 1958 годах - командующий ВВС Воронежского военного округа. В 1958 - 1973 годах командовал 30-й  ( с Апреля 1968 - 15-й )  Воздушной армией Прибалтийского военного округа. В 1973 - 1975 годах был консультантом Рижского высшего военно - инженерного авиационного училища. С октября 1975 года генерал - полковник авиации Ф. И. Шинкаренко - в запасе.
Жил в городе Рига  ( Латвия ), в последние годы жизни - в Москве. Умер 23 апреля 1994 года. Похоронен в посёлке Монино Щёлковского района Московской области.
Награждён орденами: Ленина  ( четырежды ), Красного Знамени  ( трижды ), Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами. Заслуженный военный лётчик СССР   ( 1966 год ). Автор книг - "Небо родное", "Испытаны боем".
*     *     *
Из воспоминаний Героя Советского Союза Ф. И. Шинкаренко:
 
Военные лётчики, особенно истребители, - народ молодой, задиристый, с крепкими нервами и, не побоюсь сказать, честолюбивый. Мы не без зависти посматривали на ордена и "Золотые Звёзды" участников боёв на Халхин - Голе, гражданской войны в Испании. Каждый из нас думал: "Будет случай, и я сумею отличиться, покажу, на что способен !"
А сам я - как командую эскадрильей в боевой обстановке ?   Неплохо летаю, учу летать других. Но этого же мало. Главная обязанность командира - думать !   В чём же проявилось моё командирское творчество ?   Всегда ли я правильно оценивал обстановку, принимая решения ?   Разумеется, нет. Допускаю и ошибки, и промахи. Мне тоже ещё многому надо учиться на этой войне - тому, что может потребоваться, если грянет большая война.
У нас и поныне не перевелись любители делать из мухи слона, рассуждать примерно так: "Оно, конечно, и ничего в точности и неизвестно, но дыма без огня не бывает".
Малодушный человек никогда не стал бы рваться на войну, да ещё в истребительную авиацию.
А вот финские полевые аэродромы мы долго не могли обнаружить. Искали старательно, снижались до бреющего чуть ли не над каждым озером, пригодным для использования в качестве аэродрома. Но главное состояло в том, что загадка финских ледовых аэродромов была разгадана: финны укрывали самолёты рассредоточено в приозёрных лесах.
Обученные немецкими инструкторами, финские лётчики - истребители прибегали к различным уловкам, чтобы подстеречь отставший от общего строя или повреждённый бомбардировщик, внезапно и стремительно нападали на небольшие группы наших самолётов.
Учитывая полное господство в воздухе советской авиации, такая тактика истребителей противника была, в общем-то, разумной. Уклонение от боя в явных невыгодных условиях не считалось у финских лётчиков проявлением трусости и нерешительности. Да они и не были трусами.
Вместе с тем, война выявила пробелы в нашей подготовке, показала необходимость совершенствовать технические приёмы, подняла роль инициативы командиров эскадрилий, звеньев и всех лётчиков, потребовала пересмотреть методы ведения огня истребителями в воздушных боях и по наземным целям. Мы убедились, как важно тщательно маскировать, рассредоточивать и укрывать на стоянках, оценили значение военной хитрости и дезинформации противника, которым до войны не уделяли должного внимания.
Всё это настоятельно требовало внести существенные изменения в программу и методику обучения авиаторов, в частности, лётчиков - истребителей. Следовало глубоко изучить и проанализировать опыт "Зимней войны", ценность которого определялась, прежде всего, тем, что финских лётчиков готовили гитлеровские инструкторы, а мы отлично понимали - фашистская Германия - наш потенциальный противник.
К сожалению, опыт, приобретённый советскими лётчиками в боях на Карельском перешейке, так и не был в полной мере учтён в последний год перед Великой Отечественной войной. Достаточно сказать, что в первые месяцы войны против фашистской Германии наши истребители действовали по-прежнему тройками. Только на второй год войны боевой порядок парой получил распространение и стал применяться во всех истребительных авиационных частях. Не были сделаны своевременно и некоторые другие практические выводы, касающиеся лётной, технической и огневой подготовки лётчиков - истребителей. Более того, накануне Великой Отечественной войны по соображениям безопасности полётов был запрещён высший пилотаж на МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, хотя весь наш боевой опыт свидетельствовал о необходимости в совершенстве владеть искусством пилотирования.
Всё это были серьёзные просчёты, сказавшиеся в первые месяцы войны с гитлеровской Германией. Недаром говорят: в авиации нет мелочей. Часто потом приходилось мне напоминать подчинённым эту бесспорную истину, особенно при освоении новой техники, когда секундная растерянность лётчика может привести к тяжёлым последствиям.
Для того чтобы стать хорошим командиром, недостаточно овладеть определённым комплексом знаний, надо ещё обладать командирскими качествами: решительностью, упорством в достижении цели, способностью к разумному риску, инициативой, умением предвидеть развитие боя и замысел противника и так далее. Если же у человека этих качеств нет, то, сколько его ни учи, командира из него не получится. Другое дело, что в условиях современной войны командир любого ранга должен отличаться высокой общей эрудицией и основательными военными знаниями. Но главное, повторяю, - это личные командирские качества.
Для каждого авиационного командира значительную трудность представляет организация быстрого перебазирования. Общеизвестно, что храбр не тот, кто не испытывает страха перед опасностью - это противоестественно, храбр тот, кто владея собой, подавляет инстинкт самосохранения ради достижения определённой цели. О людях, способных кинуться навстречу опасности, зажмурив глаза, ещё М. Ю. Лермонтов заметил: "Это что-то нерусская храбрость !"
Среди наших врагов встречались и фанатики, и смелые люди. И храбрость наших воинов - это, прежде всего, способность спокойно, решительно выполнять свой долг в самой трудной, самой опасной обстановке, сознательно идти на огромный риск не ради личной славы, а во имя общей победы.
При штурмовке нашего аэродрома воздушным противником пришлось распластаться на земле. Нет ничего хуже, чем вот так лежать под прицелом врага и сознавать, что не можешь ему ответить. Мне доводилось преодолевать зону зенитного огня, участвовать в воздушных боях. Но тогда я маневрировал, огрызался огнём или сам атаковал, веря в своё умение, в силу своего оружия. А теперь приходилось вжиматься всем телом в твёрдую, утрамбованную колёсами самолётов землю, в жёсткую, пропахшую бензином траву и напряжённо следить за маленькими фонтанчиками пыли, возникающими от пулемётных очередей "Хейнкеля". Говорят, в такие мгновения вспоминается прожитое. Может быть, но мне было не до воспоминаний. Я не спускал глаз с фонтанчиков и думал только о том, хлестнёт ли меня пулемётная очередь или нет...
Как во всяком воинском коллективе, в нашем полку служили люди разных по складу характеров, по способностям, по уровню лётной подготовки. Но всех объединяло стремление выполнить каждое боевое задание, не жалея ни сил, ни самой жизни. Обычно мы действовали вместе и одерживали победы даже над превосходящим по численности противником. Случалось, что тройка истребителей вступала в бой с десятком вражеских самолётов, шестёрка атаковала пятнадцать.
Но и немецкие лётчики - истребители в определённой ситуации отваживались в одиночку или парой атаковать целые группы наших самолётов и далеко не всегда безуспешно. В июне я вёл 12 ЛаГГ-3 на штурмовку переправы, возле которой скопилась вражеская техника, главным образом автомашины. Мы сделали 3 захода и уже разворачивались для следования на аэродром, когда нас атаковал один - единственный "Мессер". Находясь несколько в стороне от группы, я заметил противника раньше других, ударил по нему из пушки издалека и промазал. Фашистский истребитель длинной очередью поджёг "ЛаГГ" Демьяна Романенко и безнаказанно скрылся в облаках. Так погиб опытный лётчик, начавший службу в нашем полку ещё под Орлом.
Однажды мы ожидали прибытия звена "Харрикейнов", которые должны были у нас заправиться. Кстати, лётчики недолюбливали эти тихоходные истребители с пулемётами "Браунинг", поставляемые союзниками. Когда "Харрикейны" заходили на посадку, их атаковала пара "Мессеров", появившаяся со стороны солнца. Два "Харрикейна" загорелись. "Мессеры" же ушли раньше, чем дежурное звено вырулило на старт.
Гитлеровские лётчики были способны на дерзкие, требующие большой смелости атаки, но, как правило, не выдерживали наших атак на встречных курсах, никогда не слышал я о совершенных ими таранах, ни один из них, насколько мне известно, не решился направить свой подбитый самолёт на скопление техники противника. Зато немцы чаще, чем мы, прибегали к внезапным нападениям из облаков или со стороны солнца, умело уклоняясь от боя в невыгодных для них условиях.
Словом, повторяю, перед нами был очень сильный, коварный противник и каждая победа над ним доставалась нелегко, а подчас дорогой ценой. Фашистские истребители широко применяли внезапные атаки со стороны солнца или из облаков. Надо было учить лётчиков, особенно молодых, сложному умению в любой обстановке обнаруживать противника раньше, чем он обнаружит нас. Мы изготовили наглядные пособия: схемы осмотрительности лётчика и распределения секторов осмотрительности в группах. Не упускали случая проверить осмотрительность в учебно - тренировочных полётах.
Чтобы окончательно преодолеть естественную робость молодых лётчиков перед новыми самолётами противника, нужна была убедительная победа над ними. Когда вступает в силу боевой приказ, всё личное сразу отодвигается на задний план. Заместитель командира по своему положению поставлен в особые условия. Он всё-таки не может проявлять такую самостоятельность, как командир, должен согласовывать свои действия. Иные заместители настолько к этому привыкают, что постепенно утрачивают командирские качества, работают с оглядкой, ожидая подсказок. Не случайно порой на освободившуюся должность, скажем, командира дивизии назначают способного командира полка, а не заместителя, которого держали на вторых ролях. Думаю, что я таком грехе неповинен, и у Цветкова за всё время нашей совместной службы не было причин жаловаться на то, что я его "зажимал".
Нас ждали последние бои... Мы понимали, что не все уцелеем в них, но всё равно хотелось, чтобы они начались скорее, чтобы быстрее прогремел последний выстрел... Лётчиков редко хоронят. Обычно они просто не возвращаются.
 
 
 
 
Рейтинг: 0 1017 просмотров
Комментарии (21)
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:38 0

Антонов Николай Дмитриевич

Родился 6 января 1909 года в городе Великие Луки, ныне Псковской области, в семье рабочего. В 1929 году по рекомендации парткома Великолукского паровозовагоноремонтного завода был направлен в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, который окончил в 1931 году. С того же года - в рядах Красной Армии. В 1932 году окончил 1-ю военную авиационную школу лётчиков им. А. Ф. Мясникова ( в Каче ). В июле 1932 года, как отлично окончивший школу лётчиков, оставлен служить в ней же, инструктором - лётчиком. Вскоре стал командиром звена, затем отряда. За отличную боевую и политическую подготовку личного состава в 1936 году награждён орденом Ленина.
В 1939 году окончил краткосрочные курсы комиссаров - лётчиков при Харьковской военной школе лётчиков. Принимал участие в походе советских войск в Западную Украину.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Военный комиссар 7-го истребительного авиационного полка ( 59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт ) батальонный комиссар Н. Д. Антонов совершил 30 боевых вылетов на разведку и уничтожение военных объектов. Во время боёв в районе местечка Вилайоки ( ныне село Великое Выборгского района Ленинградской области ) лично водил подразделения полка на штурмовку противника. 10 января 1940 года награждён орденом Красного Знамени.
21 Марта 1940 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
С мая 1940 года - военный комиссар 42-й истребительной авиационной бригады, с октября 1940 года - командир 154-го истребительного авиационного полка в Ленинградском военном округе.
В начале Великой Отечественной войны Н. Д. Антонов в той же должности сражался на Северном ( с 23 августа 1941 года - Ленинградский ) фронте. С сентября 1941 года - командир 92-й истребительной авиационной дивизии. С ноября 1941 года - заместитель, а с 26 июня 1943 года - командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в составе Ленинградской армии ПВО ( 7 июля 1943 года преобразован во 2-й Гвардейский ИАК ПВО ).
После войны, до марта 1946 года, продолжал командовать 2-м ГвИАК. В 1948 году окончил Военную академию Генерального штаба. Занимал ряд командных должностей. С 1970 года генерал - полковник авиации Н. Д. Антонов - в отставке. Жил в Ленинграде. Умер 14 июня 1986 года.
Награждён орденами: Ленина ( трижды ), Красного Знамени ( пять ), Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:40 0

Булаев Александр Дмитриевич

Родился 9 сентября 1910 года на станции Чаны (ныне посёлок городского типа и районный центр в Новосибирской области). Окончив среднюю школу, уехал в город Омск, где получил профессию электромеханика. Затем поступил в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта. Бросив его после 2-х курсов, поступил в Ленинградский химико-технологический институт. В 1934 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. В 1936 году окончил военную авиационную школу пилотов, служил инструктором-лётчиком. С 1938 года - в ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в должности командира звена 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-16. Совершил 108 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 2 и в группе 3 самолёта противника.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант А. Д. Булаев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира эскадрильи 158-го ИАП (ВВС Северного и Ленинградского фронтов), летал на Як-1. 7 августа 1941 года подбит в бою, спасся на парашюте. В сентябре 1941 года переведён в 17-й ИАП (ВВС Северо-Западного фронта), летал на МиГ-3. С ноября 1941 года - в 159-м ИАП. Летал на "Томагауке", "Киттихауке" и Ла-5.
К апрелю 1943 года командир эскадрильи 159-го истребительного авиационного полка (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) капитан А. Д. Булаев совершил 188 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 16 и в составе группы 5 самолётов противника, а также уничтожил 1 аэростат (в наградном листе говорится о 14 личных и 8 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
17 мая 1943 года штурман 159-го ИАП майор А. Д. Булаев погиб в авиационной катастрофе на тыловом аэродроме (летел пассажиром в грузовом самолёте Ли-2). К тому времени совершил 260 боевых вылетов, провёл 66 воздушных боёв, в которых сбил лично 17 и в составе группы 5 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Награждён орденами: Ленина (03.05.1942, 02.09.1943), Красного Знамени (15.01.1940), Отечественной войны 1-й степени (02.05.1943); медалью "За отвагу" (1939).

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:41 0

Гейбо Иосиф Иванович

Родился 25 апреля 1910 года в селе Валуйское Станично-Луганского района Луганской области. Окончил 7 классов. По комсомольской путёвке направлен на курсы по подготовке сельских учителей, затем работал преподавателем в сельской школе. В 1930 году поступил в Луганский железнодорожный техникум, после его окончания работал помощником машиниста на Донецкой железной дороге. В 1933 году по специальному набору направлен в военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в декабре 1934 года и получил назначение в 35-ю эскадрилью (56-я ИАБ, Киевский ОВО). В 1939 году переведён на Дальний Восток, служил в 51-м ИАП.
Участник Советско-Японского конфликта на реке Халхин-Гол в 1939 года в должности заместителя командира, а позже и командира эскадрильи 70-го ИАП. Летал на И-15бис и И-153. В небе Монголии старший лейтенант И. И. Гейбо выполнил более 80 боевых вылетов, провёл 18 воздушных боёв, сбил 1 самолёт противника лично и 1 в составе группы.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности командира эскадрильи 7-го ИАП. Летал на И-153. В воздушных боях сбил лично 2 самолёта противника. Затем служил в 92-м ИАП (14-я САД, Киевский ОВО).
С июня 1941 года капитан И. И. Гейбо на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира 46-го ИАП (14-я САД, ВВС Юго-Западного фронта), летал на И-16 и ЛаГГ-3. 18 августа 1941 года ранен, до декабря 1941 года лечился в госпитале. С 20 февраля по август 1942 года майор И. И. Гейбо командовал 20-м ИАП (ВВС 50-й Армии, Западный фронт), летал на Як-1. Затем служил в Управлении 203-й ИАД (на январь 1943 года - начальник учебного центра дивизии). С 18 февраля по 15 июля 1943 года подполковник И. И. Гейбо командовал 309-й ИАД, летал на Як-7. С 3 октября 1944 года полковник И. И. Гейбо командовал 6-й Гвардейской ИАД, летал на Як-9 и Як-3.
К апрелю 1945 года командир 6-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии (3-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) Гвардии полковник И. И. Гейбо совершил 177 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника лично и 1 в группе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4927). Войну закончил 11 мая 1945 года недалеко от Праги.
Всего, за период 3-х войн, выполнил около 400 боевых вылетов, провёл около 45 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 и в составе группы 2 самолёта противника (опубликованные в различной художественно-публицистической литературе данные о 12 воздушных победах лётчика не подтверждаются какими-либо оперативными и отчётными документами).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1949-1955 гг. - начальник Армавирского высшего военного авиационного училища. С 1968 года Гвардии генерал-майор авиации И. И. Гейбо - в запасе. Жил в городе Куйбышев (ныне Самара). Умер 16 апреля 1992 года, похоронен на городском кладбище города Самары. Почётный гражданин города Братислава. 29 апреля 2008 года в Самаре на доме № 25 на улице Спортивной, в котором жил Герой, открыта мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940, 28.04.1945), Красного Знамени (22.02.1941, 02.08.1941, ...), Кутузова 2-й степени (16.05.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:42 0

Губанов Алексей Алексеевич

Родился 12 марта 1918 года в городе Москве. Окончив 7 классов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод, учился в вечернем радиотехникуме, учился летать в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в составе 7-го ИАП. Совершил 120 боевых вылетов на И-15бис и И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. А. Губанов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в должности командира звена 7-го ИАП (5-я САД, ВВС 23-й Армии), летал на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в 153-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. 15 апреля 1942 года направлен в 3-й Гвардейский ИАП, где летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. 12 декабря 1942 года переведён в 13-й ИАП (24 августа 1943 года преобразован в 111-й Гвардейский ИАП), летал на Ла-5 и Ла-7.
К маю 1943 года командир 1-й эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка (201-я истребительная авиационная дивизия, 2-й смешанный авиационный корпус, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт) капитан А. А. Губанов совершил 358 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1241).
Войну помощник командира по воздушно-стрелковой службе 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт) Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего совершил 525 боевых вылетов, провёл 104 воздушных боя, в которых сбил лично 23 и в составе группы 6 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 27 личных победах). Воевал на Ленинградском, Сталинградском, Южном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском, 4-м Украинском фронтах.
После войны продолжал служить в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию (в Монино). Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. С 1973 года Гвардии полковник А. А. Губанов - в запасе. Жил в Воронеже. Умер 26 июля 1982 года, похоронен на Юго-Западном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (24.08.1943), Красного Знамени (28.05.1943, 29.06.1945), Александра Невского (05.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (08.05.1943), Красной Звезды (03.01.1940, 26.11.1941, ...); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:44 0

Даргис Павел Никодимович

Родился 17 марта 1913 года в городе Каунасе (Литва). Окончил сельскую школу в городе Шклове (Белоруссия), профтехшколу. Работал электромонтёром. С 25 июля 1932 года в рядах Красной Армии. Служил красноармейцем в Гомеле. Затем поступил в 1-ю Качинскую военную авиационную школу лётчиков имени А. Ф. Мясникова. Служил пилотом в 116-м и 47-м ИАП, инструктором - лётчиком в 163-м РАП, лётчиком 7-го ИАП.
С июня 1941 года лейтенант П. Н. Даргис на фронтах Великой Отечественной войны. По июль 1941 года служил в составе 7-го ИАП; по октябрь 1941 года - в 19-м ИАП; по февраль 1942 года - в 428-м ИАП; по август 1942 года - в 565-м ИАП; по май 1945 года - в 28-м ИАП. Воевал на Ленинградском фронте, Московском и Северном фронтах ПВО. Был заместителем командира эскадрильи, штурманом и командиром полка.
13 августа 1941 года командир звена 19-го ИАП лейтенант П. Н. Даргис в воздушном бою в районе Молосковца под Ленинградом плоскостью своего МиГ-3 таранил вражеский бомбардировщик.
К концу войны командир 28-го ИАП подполковник П. Н. Даргис совершил около 200 боевых вылетов, в 45 воздушных боях сбил 7 вражеских самолётов лично и 6 в группе с товарищами (по другим источникам - 5 лично и 9 в составе группы).
После войны продолжал служить в ВВС. В запас вышел в звании полковника.
Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени, Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:45 0

Диденко Гавриил Власович

Родился 12 июня 1908 года в посёлке Горловка, ныне город Донецкой области. С 1920 по 1923 год был беспризорником, затем жил в детском доме. Окончил сельскохозяйственный техникум в городе Ростов-на-Дону. С 1930 года в рядах Красной Армии. Служил в 41-м стрелковом полку. Окончил полковую школу младших командиров, получил звание старшины. В июне 1932 года окончил Ленинградскую военную теоретическую школу лётчиков, в декабре 1933 года - Энгельсскую военную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа: по август 1936 года - в 1-й легкобомбардировочной эскадрилье (младший лётчик), по январь 1938 года - в 1-й тяжелобомбардировочной авиационной бригаде (лётчик-инструктор), по сентябрь 1939 года - в 38-м истребительном авиационном полку (командир звена), по май 1940 года - в 7-м истребительном авиационном полку (военный комиссар эскадрильи).
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП, летал на И-16. В воздушных боях сбил 2 самолёта противника лично и 1 в составе группы. С мая по ноябрь 1940 года - военный комиссар 14-й Отдельной авиационной эскадрильи (Северо-Кавказский военный округ), по январь 1942 года - командир эскадрильи 154-го ИАП (Ленинградский военный округ).
С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны, сражался в составе 154-го ИАП, летал на И-16 и МиГ-3. В декабре 1941 года сбит в воздушном бою, ранен, направлен в тыловой госпиталь. В феврале 1942 года направлен штурманом в 795-й ИАП (15-я Ударная авиагруппа, Крымский фронт), летал на Як-1. 5 мая 1942 года снова сбит, будучи раненым, выбросился на парашюте из горящего самолёта. В августе 1942 года направлен на Сталинградский фронт. Воевал в должности командира Отдельной истребительной авиагруппы ПВО (102-я ИАД, Степной фронт), летал на "Харрикейне" и Як-1. В ноябре 1942 года направлен в 652-й ИАП, летал на Як-1. С декабря 1942 года по 8 марта 1943 года командовал этим полком. С марта 1943 года командовал 907-м ИАП Особого назначения (9-й Воронежский ИАК ПВО, Западный и Центральный фронты ПВО), летал на Ла-5. С сентября 1943 года командовал 959-м ИАП (147-я ИАД, Рыбинско-Ярославский дивизионный район Западного фронта ПВО), летал на "Харрикейне". С апреля 1944 года - заместитель командира 482-го ИАП (322-я ИАД), летал на Ла-5. С мая 1944 года - заместитель командира 2-го Гвардейского ИАП (322-я ИАД, 1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), летал на Ла-5. С октября 1944 года - командир 482-го ИАП (до конца войны), летал на Ла-5 и Ла-7.
К марту 1945 года командир 482-го истребительного авиационного полка (322-я истребительная авиационная дивизия, 2-й истребительный авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт) Гвардии майор Г. В. Диденко совершил 365 боевых вылетов, провёл 80 воздушных боёв, в которых сбил лично 13 и в составе группы 31 самолёт противника (в наградном листе говорится о 22 личных и 37 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
К концу войны совершил 381 боевой вылет, в воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 31 самолёт противника. Сам сбит 5 раз, дважды ранен, один раз контужен.
С 1946 года - в запасе, жил и работал в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Умер 25 января 1970 года, похоронен на Северном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (03.12.1941, 10.04.1945), Красного Знамени (1940, 22.07.1941); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:46 0

Жуйков Григорий Сергеевич

Родился в 1912 году в посёлке Пышма (Березовский район Свердловской области). С 1932 года в рядах Красной Армии. Окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии). Летал на И-153, в воздушных боях сбил лично 2 самолёта противника.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант Г. С. Жуйков на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 191-го ИАП (54-я ИАД и 7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт). Летал на И-16 и "Харрикейне". 17 сентября 1941 года ранен в воздушном бою, лечился в госпитале города Свердловска. С августа 1942 года капитан Г. С. Жуйков - штурман 9-го ИАП (2-я АДОН ВВС КА), где продолжал летать на "Харрикейне" (занимался сопровождением правительственных самолётов, боевых действий не вёл). С 30 сентября 1943 года по 8 мая 1944 года майор Г. С. Жуйков - командир 21-го Гвардейского ИАП (304-я ИАД, Степной фронт), летал на "Аэрокобре". С июля 1944 года - заместитель командира 760-го ИАП (324-я ИАД, Карельский фронт), летал на Ла-5.
К ноябрю 1944 года заместитель командира 760-го истребительного авиационного полка (257-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии майор Г. С. Жуйков совершил более 100 боевых вылетов, в воздушных сбил лично 9 и в составе группы 2 самолёта противника (14 ноября 1944 года полк исключён из действующей армии).
Награждён орденами: Ленина (23.11.1942), Красного Знамени (29.10.1941), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (21.04.1940, ...); медалями.
* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:48 0

Исаев Николай Васильевич

Родился 24 декабря 1911 года в Санкт-Петербурге. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества "Пищепрома" при 1-й конфетно-шоколадной фабрике. Отличный спортсмен, играл в молодёжной сборной Ленинграда по футболу. Работал в системе общепита (директором ресторана). В 1934 году по специальному набору призван в ряды Красной Армии и направлен в Качинскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в 1936 году. Служил на Дальнем Востоке, продвигался по службе как лётчик-политработник, был комиссаром эскадрильи, батальонным комиссаром.
Участник Советско-Финляндской войны с 7 февраля по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП, летал на И-16. Выполнил около 40 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника.
С июня 1941 года старший политрук Н. В. Исаев на фронтах Великой Отечественной войны в должности военного комиссара эскадрильи 131-го ИАП, летал на И-16 и ЛаГГ-3. В феврале 1942 года направлен в 55-й ИАП (7 марта 1942 года преобразован в 16-й Гвардейский ИАП) на должность помощника командира полка, с июля 1942 года командовал полком; летал на Як-1 и "Аэрокобре". В июне 1944 года назначен командиром 273-й ИАД, где продолжал летать на "Аэрокобре".
К февралю 1945 года командир 273-й истребительной авиационной дивизии (6-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник Н. В. Исаев произвёл 280 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 самолётов противника (в наградном листе говорится о 9 личных и 4 групповых победах). Сражался на Западном, Юго-Западном, Центральном, 4-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах. Имел 4 ранения (18.08.1941, 16.12.1941, 12.07.1943 и 21.12.1943). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4909).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1946 году окончил Курсы усовершенствования командиров и начальников штабов авиационных дивизий при Военно-Воздушной академии, а в 1951 году - Военную академию Генерального штаба. С 1960 года генерал-майор авиации Н. В. Исаев - в запасе. Жил в городе Львове (Украина). Работал общественным директором мемориального народного музея. Умер 26 октября 1988 года, похоронен на Лычаковском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (05.11.1941, 06.04.1945), Красного Знамени (07.04.1940, 16.09.1943, ...), Кутузова 2-й степени (23.07.1944, 29.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (23.12.1941, ...); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:49 0

Курочкин Владимир Михайлович

Он родился в 1913 году в Екатеринбурге, в семье рабочего. Окончил 7 классов неполной средней школы. В 1929 году окончил по специальности модельщика школу фабрично - заводского ученичества ( ныне ордена Трудового Красного Знамени ГПТУ № 1 имени Героя Советского Союза В. М. Курочкина ). Работал в модельном цехе на заводе "Уралтяжмаш", учился в аэроклубе. В Красной Армии с 1935 года. Окончил 2-ю военную школу лётчиков в городе Борисоглебске в 1937 году.
Участник боёв с японскими захватчиками у озера Хасан в 1938 году.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Командир звена 7-го истребительного авиационного полка ( 59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо - Западный фронт ) Старший лейтенант В. М. Курочкин произвёл 60 боевых вылетов на штурмовку наземных сил противника, в воздушных боях сбил 3 самолёта противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с белофинами, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 Марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
В 1940 году поступил в Военно - Воздушную инженерную академию имени Жуковского. В Июне 1941 года после окончания 1-го курса был направлен на стажировку на Черноморский флот в Севастополь.
В Великую Отечественную войну командовал истребительной авиационной эскадрильей.
26 Июля 1941 года ожесточённая схватка произошла при налётах лётчиков 20-го и 91-го ИАП на аэродром Фурсы. В тот день 4 "Чайки" ( ведущий Герой Советского Союза В. М. Курочкин ) прикрывали 6 таких же машин с мелкими осколочными бомбами, ведомых Старшим лейтенантом Г. Р. Павловым. После сброса бомб советские лётчики насчитали на земле 6 сожжённых вражеских самолётов, и, кроме того, им удалось подбить в районе аэродрома один Hs-126 и два Ме-109. ( Впоследствии по 6 уничтоженных самолётов занесли на счёт 20-го и 91-го ИАП ).
Но не избежали потерь и наши: один И-153 стал жертвой зенитного огня, а 3 из группы истребителей прикрытия были сбиты поднявшимися на перехват "Мессершмиттами" из II/JG 3. Командир эскадрильи Капитан В. М. Курочкин из этого вылета не вернулся.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени; медалями.
На здании ГПТУ № 1 в городе Екатеринбурге установлена мемориальная доска в память Героя.
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:51 0

Кутахов Павел Степанович

Родился 16 августа 1914 года в селе Малокирсановка, ныне Матвеево - Курганского района Ростовской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов, школу фабрично - заводского ученичества ( ФЗУ ) в Таганроге и Рабфак при Ленинградском индустриальном институте. Работал слесарем на авиационном заводе. С 1935 года в рядах Красной Армии. По комсомольской путёвке был направлен в Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, которую закончил в 1938 году. Служил в одном из полков Ленинградского военного округа.
Участник похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года и Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, где совершил 31 боевой вылет.
С началом Великой Отечественной войны лейтенант П. С. Кутахов в действующей армии. По май 1944 года сражался в составе 145-го ИАП ( 19-го Гвардейского ИАП ); по май 1945 года - в 20-м Гвардейском ИАП. Прошёл долгий путь от заместителя командира эскадрильи до командира Гвардейского истребительного авиационного полка.
К февралю 1943 года командир 1-й эскадрильи 19-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 258-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт ) Гвардии майор П. С. Кутахов совершил 262 боевых вылета, в 40 воздушных боях лично сбил 7 и в составе группы 24 самолёта противника.
1 мая 1943 года за мужество и военскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
К маю 1945 года совершил 367 успешных боевых вылетов, провёл 79 воздушных боёв, в которых уничтожил лично 14 самолётов противника и 28 в составе группы.
После войны Гвардии полковник П. С. Кутахов оставался на службе в ВВС. Был заместителем командира авиационной дивизии. В 1949 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы, в 1957 году - Военную академию Генерального штаба. С 1967 года - 1-й заместитель главкома, с 1969 - главком ВВС, заместитель министра обороны СССР. Главный маршал авиации ( 1972 год ). Член ЦК КПСС с 1971 года. Депутат Верховного Совета СССР 8 - 11 созывов. Заслуженный военный лётчик СССР.
15 августа 1984 года за большой вклад в повышение боевой готовности и оснащение современной техникой ВВС страны и в связи с 70-летием со дня рождения, удостоен второй медали "Золотая Звезда". Умер 3 декабря 1984 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина ( четырежды ), Октябрьской революции, Красного Знамени ( пять ), Кутузова 1-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды ( дважды ), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени; медалями, иностранными орденами. Его имя носит судно Рыболовецкого Флота.
* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 22:53 0

Ларионов Георгий Петрович

Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.
Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.
Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).
14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:
"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.
Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.
Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.
Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.
Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.
Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.
Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.
Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.
Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.
Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]
21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).
В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.
Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.
С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).
В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.
В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.
Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела, в Приозерске - обелиск.
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:00 0

Медведев Дмитрий Александрович

Родился 21 сентября 1918 года в посёлке Узловая (ныне город Тульской области). Окончил 9 классов, занимался авиамоделизмом. С августа 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов. Служил в частях Смоленской авиационной бригады.
Участник Советско-Японского конфликта на реке Халхин-Гол в 1939 году в должности лётчика 22-го ИАП (23-я истребительная авиационная бригада, 1-я армейская группа), летал на И-16. Лейтенант Д. А. Медведев совершил 75 боевых вылетов, в воздушных боях сбил в группе 1 самолёт противника. С конца 1939 года - начальник химической службы эскадрильи.
Участник Советско-Финляндской войны с декабря 1939 года по март 1940 года в должности командира звена 7-го ИАП, летал на И-153. Сбитых самолётов противника не имел. В начале марта 1940 года подбит зенитным огнём, получил лёгкие ранения, но быстро вернулся в строй. Участник боёв за освобождение Выборга.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант Д. А. Медведев на фронтах Великой Отечественной войны в составе 92-го ИАП (заместитель командира и командир эскадрильи, заместитель командира полка), летал на И-153 и ЛаГГ-3. Дважды сбит и легко ранен (в июле и августе 1941 года). С 2 по 27 сентября 1942 года временно исполнял обязанности командира 160-го ИАП, где летал на ЛаГГ-3 (затем вернулся в 92-й ИАП, где исполнял обязанности штурмана полка). С 16 июля 1943 года майор Д. А. Медведев - командир 486-го ИАП, летал на Ла-5 и Ла-7.
К ноябрю 1944 года командир 486-го истребительного авиационного полка (279-я истребительная авиационная дивизия, 3-й Гвардейский штурмовой авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) подполковник Д. А. Медведев совершил 298 боевых вылетов, провёл более 75 воздушных боёв, в которых сбил лично 14 и в составе группы 15 самолетов противника. За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
К маю 1945 года совершил 317 боевых вылетов и провёл более 80 воздушных боёв (число побед не изменилось). Воевал на Юго-Западном, Волховском, Ленинградском, Центральном, Белорусском и 2-м Украинском фронтах. Войну закончил в Чехословакии. (Согласно мемуарам лётчика, последний бой провёл 9 мая, а последний боевой вылет - 11 мая 1945 года. Всего совершил 451 боевой вылет, провёл 130 воздушных боёв, сбил лично 15 и в группе 16 самолётов противника). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7522).
После войны продолжил службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. С мая 1951 года - заместитель командира, а с ноября 1953 года - командир истребительной авиационной дивизии. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1959 года - заместитель командующего 30-й Воздушной армией по ПВО. С апреля 1961 года - командир 7-го отдельного ракетного корпуса (город Омск). С сентября 1965 года - заместитель начальника Военно-инженерной академии. С 1976 года генерал-лейтенант Д. А. Медведев - в запасе. Жил в городе Ленинграде (с 1991 года - Санкт-Петербург), был председателем городского Совета ветеранов войны и труда. Умер 26 ноября 1992 года, похоронен на Серафимовском кладбище. Имя Героя носит электроцех локомотивного депо железнодорожной станции Узловая.
Награждён орденами: Ленина (22.04.1942, 15.05.1946), Красного Знамени (17.11.1939, 12.03.1942, 11.06.1945, 04.06.1955, 30.12.1956), Отечественной войны 1-й степени (15.07.1943, 11.03.1985), Трудового Красного Знамени (29.07.1966), Красной Звезды (15.11.1950, 29.04.1954), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени (30.04.1975); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:02 0

Миронов Сергей Иванович

Родился 12 июля 1914 года в городе Житомире (Украина). Окончил 6 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 1 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП и 68-го ИАП. Летал на И-15бис, И-153 и И-16.
К 27 января 1940 года командир звена 4-й эскадрильи 68-го истребительного авиационного полка (ВВС 13-й армии Северо-Западный фронт) старший лейтенант С. И. Миронов совершил 37 боевых вылетов, в 3 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника, штурмовыми ударами уничтожил более 10 огневых точек. Всего совершил 135 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 280). В 1940 году поступил на учёбу в Военно-Воздушную академию, но закончить её не успел.
С июня 1941 года капитан С. И. Миронов на фронтах Великой Отечественной войне в составе 7-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского фронта), летал на И-16. С августа 1941 года воевал в 153-м ИАП (той же 5-й САД), летал на И-16 и "Аэрокобре". В октябре 1941 года принял командование этим полком. С июня 1942 года сражался на Воронежском фронте. С декабря 1942 года служил в Инспекции ВВС Красной Армии, где летал на разных типах самолётов. С мая 1944 года служил в Управлении 193-й ИАД, летал на Як-9.
К 9 мая 1945 года командир 193-й истребительной авиационной дивизии (13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник С. И. Миронов совершил 124 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника (в последнем наградном листе говорится о 9 личных и 2 групповых победах), а также уничтожил 3 аэростата-корректировщика.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал рядом авиационных соединений, работал в Министерстве обороны СССР. С 1962 года генерал-полковник авиации С. И. Миронов - заместитель командующего ВВС по боевой подготовке, член Военного Совета ВВС. 3 августа 1964 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940), Красного Знамени (1940, 03.05.1942, 13.09.1942, 1943, ...), Суворова 2-й степени (06.04.1945, 31.05.1945), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:03 0

Никитин Алексей Иванович

Родился 13 октября 1918 года в деревне Лысково, ныне Краснохолмский район Тверской области. Многие годы жил в Москве. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при московском заводе "Борец", работал там же модельщиком, и одновременно учился в аэроклубе. В 1937 году по специальному набору призван ряды Красной Армии. В 1938 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков. После её окончания направлен для прохождения службы в Ленинградский Военный округ.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП летал на И-15бис и И-153, В воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника. За успешное выполнение боевых заданий награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года лейтенант А. И. Никитин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 7-го ИАП летал на МиГ-3, входил в группу лётчиков, дислоцировавшуюся на аэродроме Горелово в подчинении командования 7-го ИАК ПВО, лично сбил 1 самолёт противника. В конце июля 1941 года переведён в 19-й ИАП, с октября 1941 года - в составе 153-го ИАП (5-я САД ВВС Ленинградского фронта).
К декабрю 1941 года командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант А. Н. Никитин совершил 147 боевых вылетов, в 66 воздушных боях лично сбил 7 и в группе 3 самолёта противника. За эти достижения, а также за успешные вылеты на разведку и штурмовку наземных целей представлен командованием к высшей награде страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 922).
До ноября 1943 года служил в должности командира эскадрильи 153-го (с 22 ноября 1942 года - 28-го Гвардейского) истребительного авиационного полка, летал на МиГ-3 и американских истребителях "Аэрокобра". Далее работал на командных должностях ВВС Красной Армии (в Управлении 269-й истребительной авиационной дивизии и 14-й Воздушной армии).
К концу войны Гвардии майор А. И. Никитин совершил 238 боевых вылетов, в 73 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 3 в группе, штурмовыми действиями уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Калининском, Северо-Западном фронтах. Участник Советско-Японской войны в августе 1945 года в составе Управления 12-й Воздушной армии.
После войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. Старший инспектор-лётчик Управления боевой подготовки ВВС полковник А. И. Никитин погиб 20 сентября 1954 года в авиационной катастрофе.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943, ...), Красного Знамени (20.12.1941, 13.09.1942), Отечественной войны 1-й степени (19.10.1944), Отечественной войны и 2-й степени (29.02.1944), Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:04 0

Овчаренко Иван Иванович

Родился 25 августа 1914 года в селе Александровка, ныне посёлок Марьинского района Донецкой области. В 1933 году окончил Горно-промышленное училище, в 1936 году - Механико-металлургический техникум. С августа 1936 года в рядах Красной Армии. В декабре 1938 года окончил 11-ю военную авиационную школу пилотов в городе Ворошиловграде, служил в ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности младшего лётчика 7-го ИАП, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года младший лейтенант И. И. Овчаренко на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена того же 7-го ИАП (5-я САД, 7-й ИАК, Ленинградский фронт), летал на МиГ-3. В июле 1941 года направлен в 19-й ИАП, где продолжал летать на МиГ-3. 13 августа 1941 года ранен в воздушном бою. С февраля 1942 года - заместитель командира эскадрильи 157-го ИАП (ВВС Калининского фронта), с февраля по октябрь 1943 года - командир эскадрильи. Летал на "Харрикейне", Як-7 и Як-9. В октябре 1943 года капитан И. И. Овчаренко назначен штурманом 347-го ИАП, с апреля 1944 года - заместитель командира этого полка.
С 25 августа 1944 года майор И. И. Овчаренко - командир эскадрильи Авиационной группы Особого назначения (базировалась на аэродроме Бари, Италия), летал на Як-9ДД. По 17 октября 1944 года эскадрилья совершила 150 боевых вылетов на прикрытие транспортных самолётов и разведку, воздушных боёв вести не приходилось. С декабря 1944 года - заместитель командира, он же лётчик-инструктор по технике пилотирования и теории полёта 659-го ИАП (288-я ИАД).
К маю 1945 года майор И. И. Овчаренко сбил в воздушных боях 10 самолётов противника лично и 10 в составе группы. Сражался на Ленинградском, Центральном, Калининском и 1-м Белорусском фронтах.
С июня 1945 года - командир авиационного полка Высшей школы воздушного боя ВВС СА (Московский военный округ). С апреля 1947 года - заместитель начальника центра и старший лётчик-инспектор по переучиванию лётно-технического состава по боевому применению реактивных самолётов. С июля 1948 года - командир авиационного полка ВВС Московского военного округа. С января 1950 года учился на Курсах командиров авиаполков (в Липецке). С декабря 1950 года - командир 107-й ИАД (58-й ИАК, 26-я Воздушная армия, с сентября 1952 года - 22-я Воздушная армия). 3 августа 1953 года присвоено воинское звание "генерал-майор авиации".
С января 1955 года по октябрь 1956 года учился на военно-морском факультете Высшей Военной академии им. К. Е. Ворошилова. С декабря 1956 года - Командующий 12-й Авиационной группы ВВС Северного Флота. С апреля 1959 года - в распоряжении Главнокомандующего ВВС. Умер 21 февраля 1973 года в городе Щелково (Московская область), похоронен на городском кладбище.
Награждён орденами: Красного Знамени (28.05.1942, 09.11.1944, 1947, 1956), Красной Звезды (20.12.1941, 1947, 1953); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:05 0

Покрышев Пётр Афанасьевич

Родился 11 (24) августа 1914 года в селе Голая Пристань, ныне город Херсонской области (Украина). Окончил школу ФЗУ. С 1934 года в Красной Армии. В 1935 году окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в Советско-Финляндской войне в составе 7-го истребительного авиационного полка, летал на И-16. В воздушных боях сбил лично 2 истребителя противника.
С июня 1941 года старший лейтенант П. А. Покрышев в действующей армии в составе 158-го ИАП на Северном (Ленинградском) фронте. Был командиром эскадрильи, летал на Як-1 и И-16. В ноябре 1941 года переведён в 154-й (позднее 29-й Гвардейский) ИАП на аналогичную должность. Летал на американских истребителях "Томагаук" и "Киттихаук", затем (с января 1943 года) на Як-7Б.
К 10 июля 1942 года командир эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка (8-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) капитан П. А. Покрышев совершил 211 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил 16 самолётов противника (9 лично и 7 в группе с другими лётчиками). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 804).
Продолжая боевую работу в составе 29-го ГИАП, к концу июня 1943 года Гвардии майор П. А. Покрышев выполнил 292 боевых вылета, участвуя в более 50 воздушных боях, лично сбил 20 и в составе группы 7 самолётов противника. 30 июня 1943 года назначен командиром 159-го ИАП, воевавшего в составе той же 275-й ИАД (13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт), что и 29-й ГИАП. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания дважды Героя Советского Союза с вручением медали "Золотая Звезда" (№ 12/II).
В тот же день, когда вышел Указ о его повторном награждении высшим знаком воинского отличия страны, Покрышев получил тяжёлые травмы в аварии учебно-тренировочного самолёта УТИ-4. После госпиталя до сентября 1944 года продолжал командовать полком, но боевых вылетов по состоянию здоровья больше не выполнял.
В 1954 году окончил Академию Генерального штаба. Продолжал службу на командных должностях в войсках ПВО. С 1961 года генерал-майор авиации П. А. Покрышев - в отставке. Жил в Ленинграде, работал начальником Ленинградского аэропорта. Трагически погиб (утонул) 22 августа 1967 года.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (15.01.1940, 15.03.1942, 1945), Александра Невского (05.11.1944), Отечественной войны 1-й степени (20.01.1943), Красной Звезды (20.12.1941, ...); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:07 0

Поляков Сеpгей Hиколаевич

Родился в 1908 году в Москве, в семье pабочего. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал наборщиком в 16-й типографии. С 1930 года Сергей Поляков в Красной Аpмии, служил в артиллерии. Вернувшись из армии, снова работал в своей типографии. Затем окончил военное авиационное училище лётчиков. В звании лейтенанта Сергей Поляков служил лётчиком в 40-й истребительной авиационной эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.
С 17 мая 1937 года по 28 января 1938 года участвовал в гражданской войне испанского народа. Был пилотом И-16. Воевал над Уэской, Бельчите и Сарагосой. К концу ноября 1937 года в воздушных боях сбил 5 ( 3 лично и 2 в группе ) самолётов франкистов. Выполнил более 150 боевых вылетов ( имел 194 часа боевого налёта ). В марте 1938 года вернулся в Советский Союз, где был награждён двумя орденами Красного Знамени ( 28.10.1937 г. и 2.03.1938 г. ).
Получив звание капитана, был назначен комэском 7-го истребительного авиационного полка в Ленинградском военном округе.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Награждён орденом Красной Звезды ( 1940 год. ).
На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Был командиром эскадрильи, заместителем командира 7-го Краснознамённого иап. Перейдя из истребительной авиации в штурмовую, был заместителем командира 174-го ШАП, а с октября 1941 года командовал этим полком.
Командиp 174-го штурмового авиационного полка ( 5-я смешанная авиационная дивизия, Ленинградский фронт ) майоp С. Н. Поляков совеpшил 42 боевых вылета, нанося точные удаpы по аэpодpомам, технике и живой силе пpотивника, участвовал в 3 воздушных боях. Полк под его командованием совершил около 1000 боевых вылетов, уничтожил на аэродромах 46 и повредил 35 самолётов, был преобразован в 15-й Гвардейский ШАП.
23 декабpя 1941 года, перелетая на связном самолёте У-2 на другой аэродром, был атакован 5 финскими истребителями и сбит. Похоpонен в деpевне Агалатово Всеволожского pайона Ленингpадской области.
10 февpаля 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Геpоя Советского Союза. Нагpаждён оpденами: Ленина, Кpасного Знамени ( дважды ), Кpасной Звезды; медалями.
* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:08 0

Свитенко Николай Иванович

Родился 6 декабря 1913 года в городе Харькове, ныне административном центре Харьковской области Украины. Окончил машиностроительный техникум. Работал на станкостроительном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Харьковскую военную авиационную школу пилотов. Участник Советско-Финляндской войны с ноября 1939 года по март 1940 года в составе 7-го ИАП, летал на И-153, побед не имел.
С июня 1941 года старший лейтенант Н. И. Свитенко на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 7-го ИАП (7 марта 1942 года преобразован в 14-й Гвардейский ИАП), летал на И-153.
К 25 декабря 1941 года командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) капитан Н. И. Свитенко совершил 135 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично и в составе группы 7 самолётов противника (согласно материалов наградного листа - 5 лично и 7 в паре). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С 23 июля 1942 года майор Н. И. Свитенко командовал 15-м Гвардейским штурмовым авиационным полком (227-я штурмовая авиационная дивизия, Ленинградский фронт), летал на Ил-2. С 27 октября 1943 года командовал 14-м Гвардейским ИАП, летал на Як-9.
К маю 1945 года командир 14-го Гвардейского истребительного Ленинградского Краснознамённого ордена Кутузова авиационного полка им. Жданова (275-я истребительная Пушкинская Краснознамённая авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии подполковник Н. И. Свитенко совершил 273 боевых вылета, провёл 34 воздушных боя, в которых сбил лично 6 и в составе группы 9 самолётов противника. (За отсутствием полных данных из оперативных документов итоговый боевой счёт приводится по "Журналу учёта боевой работы личного состава 14-го Гвардейского ИАП", а так же другим отчётным и наградным документам. Возможно, часть воздушных побед лётчик одержал в период боевой работы в составе 15-го Гвардейского ШАП.)
После окончания войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1946 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава. С июня 1947 года - заместитель командира 275-й истребительной авиационной дивизии. В 1948 году командовал истребительной авиационной дивизией в Прикарпатском военном округе. В 1952 году окончил Высшую военную академию. С 1958 года генерал-майор авиации Н. И. Свитенко - в запасе. Жил в Харькове (Украина). До выхода на пенсию работал в конструкторском бюро (сначала конструктором 2-й категории, а затем заместителем начальника КБ). Умер 18 сентября 2007 года, похоронен в Харькове на кладбище № 2. Имя Героя выбито в музее-диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области.
Награждён орденами: Ленина (20.12.1941, 10.02.1943), Красного Знамени (12.06.1944, ...), Кутузова 3-й степени (08.12.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943).
* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:10 0

Семёнов Александр Фёдорович

Родился 7 апреля 1912 года в деревне Заболотье, ныне Тверского района Тверской области. Закончил 7 классов в городе Калинин и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при фабрике имени Вагжанова, работал на ткацкой фабрике "Пролетарская мануфактура". В 1932-1933 гг. учился в Московском институте физкультуры. С 1933 года в рядах Красной Армии. Окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. С 1936 года служил младшим лётчиком в 107-й истребительной авиационной эскадрилье (83-я истребительная авиационная бригада Белорусского военного округа).
С 14 декабря 1937 года по 15 августа 1938 года участвовал в гражданской войне в Испании. Выполнил около 30 боевых вылетов на И-16, в воздушных боях сбил 1 самолёт противника лично и 3 в составе группы. 11 января 1938 года потерпел аварию при взлёте и получил тяжёлые травмы. После лечения в госпитале отправлен в СССР. Награждён орденом Красного Знамени.
Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года. К середине марта 1940 года помощник командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо-Западный фронт) капитан А. Ф. Семёнов совершил 75 боевых вылетов на И-15бис и И-153, в 4 воздушных боях сбил 2 самолёта противника. Награждён вторым орденом Красного Знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 281). В 1940 - 1941 гг. учился в Военно-Воздушной академии.
С июня 1941 года капитан А. Ф. Семёнов на фронтах Великой Отечественной войны. До августа 1941 года летал на МиГ-3 в составе Отдельной истребительной эскадрильи. В сентябре 1941 года принял командование 180-м ИАП, где летал также на МиГ-3. С конца 1941 года по май 1942 года учился на Высших офицерских курсах. После этого майор А. Ф. Семёнов отбыл под Сталинград в должности лётчика-инспектора ВВС, где летал на разных типах истребителей. С июля 1942 года по май 1944 года - в 434-м ИАП (с перерывом с октября 1942 года по февраль 1944 года); летал на Як-1, Як-1 и Ла-5. 19 сентября 1942 года принял командование полком, 22 ноября 1942 года 434-м ИАП преобразован в 32-й Гвардейский ИАП. С мая по ноябрь 1944 года - в Управлении 3-й ГИАД, летал на Ла-5. С ноября 1944 года по май 1945 года командовал 322-й ИАД, где летал на Ла-7. К маю 1945 года Гвардии подполковник А. Ф. Семёнов выполнил 240 боевых вылетов, в 65 воздушных боях лично сбил 6 и в группе 5 самолётов противника.
После войны продолжал служить в ВВС, окончил Военную академию Генерального штаба, занимал различные командные должности. За безупречную службу награждён орденом Красного Знамени и Красной Звезды. С 1970 года генерал-лейтенант авиации А. Ф. Семёнов - в запасе. Умер 13 февраля 1979 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (21.03.1940, 30.11.1941), Красного Знамени (14.11.1938, 15.01.1940, 06.11.1941, ...), Кутузова 2-й степени (06.04.1945), Богдана Хмельницкого 2-й степени (06.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (25.03.1944), Красной Звезды; многими медалями, в том числе - "За оборону Сталинграда" (22.12.1942), "За оборону Москвы" (01.05.1944), "За боевые заслуги" (03.11.1944), "За победу над Германией" (09.05.1945).

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:11 0

Туренко Евгений Георгиевич

Родился 13 Декабря 1905 года в деревне Салтыково, ныне Старооскольского района Белгородской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов неполной средней школы, работал в колхозе. С 1926 года в Красной Армии. Окончил Ленинградскую Военно - теоретическую школу лётчиков, а в 1928 году - военную школу лётчиков. В 1933 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военной Воздушной академии им. Жуковского.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Командир 7-го истребительного авиационного полка ( 59-я истребительная авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт ) Майор Е. Г. Туренко к Марту 1940 года совершил 35 боевых вылетов на уничтожение войск противника.
21 Марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С началом Великой Отечественной войны на фронтах. После окончания войны Евгений Георгиевич продолжил службу в ВВС. С 1951 года Генерал - майор авиации Е. Г. Туренко - в запасе. Жил в городе Петрозаводске. Умер 24 Октября 1963 года.
Награждён орденами: Ленина ( дважды ), Красного Знамени ( дважды ), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 17 июня 2017 в 23:12 0

Шинкаренко Фёдор Иванович

Родился 4 (17) февраля 1913 года в селе Новониколаевка, ныне Азовского района Ростовской области. В 1931 году окончил 7 классов в городе Азов. Работал слесарем в Ростове-на-Дону. С сентября 1932 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков, оставлен в ней инструктором-лётчиком. С 1937 года служил в строевых частях ВВС (Ленинградский военный округ).
Участник Советско-Финляндской войны с 20 ноября 1939 года по март 1940 года в должности командира эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-16. Совершил более 50 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 2 и в составе группы 1 самолёт противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года старший лейтенант Ф. И. Шинкаренко удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 291). В 1941 году окончил 1 курс Военно-Воздушной академии (Монино).
С 10 июля 1941 года капитан Ф. И. Шинкаренко на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира 42-го ИАП (9 октября 1943 года преобразован в 133-й Гвардейский ИАП). В ноябре 1941 года принял командование полком. Летал на МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-7. Участник фронтовых испытаний самолётов ЛаГГ-3 и Як-7 с 37-мм пушкой. С мая 1944 года командовал 130-й истребительной авиационной дивизией, вооружённой новыми самолётами Як-9Б (истребитель-бомбардировщик с 4 бомбами по 100 кг).
К маю 1945 года Гвардии полковник Ф. И. Шинкаренко выполнил более 100 боевых вылетов, провел более 20 воздушных боёв, в которых сбил лично 8 самолётов противника. Сражался на Брянском, Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Прибалтийском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах.
До 1946 года продолжал командовать авиационной дивизией (Московский военный округ). В 1949 году окончил Военно-Воздушную академию (Монино). Продолжал службу в ВВС на командных должностях (Группа советских войск в Германии, Прикарпатский военный округ). Командовал войсками ПВО Прибалтийского (1951-1953) и Киевского (1953-1954) районов. В 1954-1955 гг. - командующий истребительной авиацией Киевской армии ПВО. В 1955-1956 гг. - заместитель главного военного советника ВВС и ПВО в Болгарии. В 1956-1958 гг. - командующий ВВС Воронежского военного округа. В 1958-1973 гг. командовал 30-й (с апреля 1968 года - 15-й) Воздушной армией Прибалтийского военного округа. В 1973-1975 гг. - консультант Рижского высшего военно-инженерного авиационного училища. С октября 1975 года генерал-полковник авиации Ф. И. Шинкаренко - в запасе. Жил в городе Рига (Латвия), в последние годы жизни - в Москве. Умер 23 апреля 1994 года. Похоронен на Гарнизонном кладбище в посёлке Монино Щёлковского района Московской области.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940, 17.07.1942, ...), Красного Знамени (13.09.1943, ..., 13.05.1945), Кутузова 2-й степени (02.01.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями, иностранными наградами.
* * *
Популярная проза за месяц
157
Милая осень 16 октября 2018 (Сергей Гридин)
115
109
Осень-чародейка 29 октября 2018 (Анна Гирик)
103
99
96
89
Я не верю 26 октября 2018 (Сергей Гридин)
86
82
82
82
76
76
75
71
67
66
66
65
62
61
60
60
58
57
55
А ЗНАЕШЬ... 26 октября 2018 (Рената Юрьева)
54
54
44
42