ГлавнаяПрозаЭссе и статьиИстория и политика → 26-й истребительный авиационный полк.

26-й истребительный авиационный полк.

8 апреля 2017 - Владимир Савончик
article381921.jpg
26-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
26-й истребительный авиационный полк сформирован в период с 20 марта 1938 года по 25 апреля 1938 года на аэродроме Горелово на основании приказа Командующего Ленинградским Военным Округом №007 от 19 марта 1938 года на базе 10-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи.
 
Нахождение в строю:
 
С 20 марта 1938 года по 22 ноября 1942 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года (105 дней). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 22 ноября 1942 года (519 дней). Перечень №11.
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С 20 марта 1948 года по 22 января 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
С 22 января 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе Войск ПВО Территории Страны.
 
В составе объединений:
 
С 20 марта 1938 года по 30 ноября 1939 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 30 ноября 1939 года по 1 января 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 1 января 1940 года по 26 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 26 марта 1940 года по 19 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 19 июня 1941 года по 9 ноября 1941 года – в оперативном подчинении Северной зоны ПВО.
С 9 ноября 1941 года по 7 апреля 1942 года – в оперативном подчинении Ленинградского Корпусного района ПВО.
С 7 апреля 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе Ленинградской Армии ПВО.
 
В составе корпусов, дивизий и бригад:
 
С 20 марта 1938 года по 3 августа 1940 года – в составе 54-й авиационной бригады.
С 3 августа 1940 года по март 1941 года – в составе 3-й истребительной авиационной дивизии.
С марта 1941 года по 7 июля 1941 года – в составе 54-й истребительной авиационной дивизии.
С 7 июля 1941 года по 22 ноября 1941 года – в составе 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО.
 
Командир полка:
 
Майор (подполковник) Романов Борис Николаевич – с 9 января 1941 года по 15 апреля 1942 года. Не вернулся из боевого вылета.
Герой Советского Союза майор Петров Георгий Георгиевич – с 19 июля 1942 года по 22 ноября 1942 года. Назначен на должность командира 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Батальонный комиссар Суханов
Батальонный комиссар Резницкий Абрам Липович
 
Участие в операциях и битвах:
 
Формирование – с 20 марта 1938 года по 25 апреля 1938 года.
Советско-Финская Война – с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской Войне.
Боевых вылетов – 4523
Сбито самолётов противника – 3
Свои потери:
   Лётчиков – 1
   Самолётов – 1
 
ПВО Ленинграда – с 1938 года по 22 ноября 1942 года.
Битва за Ленинград – с 10 июля 1941 года по 2 ноября 1942 года.
Переформирован по штату 015/134 – 1 августа 1941 года.
Принял 7 истребителей И-153 от 194-го истребительного авиационного полка – 16 сентября 1941 года.
Принял 17 экипажей с самолётами из 195-го истребительного авиационного полка – 10 октября 1941 года.
Переформирован по штату 015/284 – 10 ноября 1942 года.
 
Герои Советского Союза:
 
6 июня 1942 года. Севастьянов Алексей Тихонович. Младший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
14 февраля 1943 года. Мациевич Василий Антонович. Капитан. Командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №560.
14 февраля 1943 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. Старший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
 
Потери:
 
13 июля 1941 года. Ерёменко Григорий Кузьмич. Младший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка. При взлёте на самолёте МиГ-3 на выдерживании, на малой скорости, убрал шасси, допустил просадку, ударился фюзеляжем о землю, взмыл с большим углом, свалился в левый штопор и потерпел катастрофу. Похоронен на кладбище м. Шум Ленинградской области.
25 июля 1941 года. Додотченко Фёдор Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе станция Жихарево – озеро Люкосорское. Похоронен на кладбище м. Шум Ленинградской области.
12 августа 1941 года. Щербак Василий Тимофеевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
20 августа 1941 года. Ушаков Никодим Миронович. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Пропал без вести.
24 августа 1941 года. Демин Михаил Васильевич. Лейтенант. Погиб 26-го истребительного авиационного полка. Погиб. Похоронен в 700 м. восточнее посёлка Шушары Слуцкого района Ленинградской области.
24 августа 1941 года. Чужаков Александр Алексеевич. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
25 августа 1941 года. Аверин Степан Васильевич. Младший лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
25 августа 1941 года. Емельчинко Владимир Васильевич. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
25 августа 1941 года. Крикунов Михаил Иванович. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
5 сентября 1941 года. Краснощёков Александр Константинович. Младший лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе станции Мга. Сгорел вместе с самолётом.
6 сентября 1941 года. Петрушенко Григорий Романович. Лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
15 сентября 1941 года. Малашкин Михаил Александрович. Старший лейтенант. Военный комиссар эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
29 сентября 1941 года. Дятлов Виктор Ильич. Военный врач 3-го ранга. Старший врач 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке аэродрома. Похоронен на станции Корнево Всеволжского района Ленинградской области.
10 ноября 1941 года. Башкиров Александр Филиппович. Младший лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при облете самолета. Похоронен на станции Корнево, Всеволжского района, Ленинградской области.
19 ноября 1941 года. Сайкин Иван Моисеевич. Сержант. Авиационный механик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при несчастном случае при проверке пулемета самолета. Похоронен на станции Горская Ленинградской области.
1 декабря 1941 года. Довгилов Ефим Максимович. Старшина. Авиационный механик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке авиагородка самолетами противника. Похоронен станции Корнево, Всеволжского района, Ленинградской области.
4 апреля 1942 года. Буланов Александр Иванович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Погиб в воздушном бою. Похоронен в м. Углово на кладбище гарнизона.
15 апреля 1942 года. Романов Борис Николаевич. Подполковник. Командир 26-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Ленина и Красного Знамени). Не вернулся с боевого задания по штурмовке аэродрома Красногвардейск.
23 апреля 1942 года. Севастьянов Алексей Тихонович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Ленина, 47 боевых вылетов, 22 воздушных боя, 1 личная и 2 групповые победы). Погиб в воздушном бою. Похоронен в городе Ленинград. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
19 июля 1942 года. Беликов Геннадий Иосифович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при выполнении боевого вылета. Похоронен в 4  км. северо-восточнее аэродрома Горская, Ленинградской области.
2 августа 1942 года. Киселёв Тимофей Васильевич. Сержант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб в воздушном бою. Похоронен на кладбище авиагарнизона м. Сосновка, Ленинградской области.
30 августа 1942 года. Карасёв Георгий Георгиевич. Старшина. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при выполнении боевого задания. Сгорел вместе с самолетом в районе Старо-Паново, Ленинградской области.
30 августа 1942 года. Полянский Анатолий Степанович. Старший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при выполнении боевого задания. Похоронен на кладбище авиагарнизона Сосновка, города Ленинград. Посмертно награждён орденом Красной Звезды.
11 сентября 1942 года. Мурашко Василий Иванович. Старшина. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб в воздушном бою. Похоронен в районе Манушкино, в 2 км севернее совхоза.
26 сентября 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Боевого Красного Знамени  Красной Звезды, более 200 боевых вылетов, около 30 воздушных боёв, 12 личных и 3 групповых победы). Погиб в воздушном бою на самолёте И-16. Похоронен в селе Дубровка Всеволжского района Ленинградской области. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
 
СПИСОК ПОТЕРЬ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
25 июля 1941 года. Дедяев и Прокофьев. Сбили в группе Ju.88
25 июня 1941 года. Ступин Николай Иванович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Красный Бор.
2 сентября 1941 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил в группе Bf.110 в районе станции Пелла.
2 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.109 в районе Пелла.
4 сентября 1941 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил в группе Bf.109 в районе Лезье.
4 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.110 в районе станции Пустынька.
5 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в паре Bf.109 южнее станции Ивановское.
10 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. Сбил в паре Ju.88 в районе Горелово.
10 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.109 западнее Дудергоф.
10 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Ju.87 юго-западнее Красное Село.
11 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.87 в районе Горелово.
11 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.87 в районе Горелово.
11 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.110 в районе Дудергофские горы.
14 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Пушкин.
14 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в группе Hsh.126 в районе Антропшино.
26 сентября 1941 года. Мохов и Севастьянов. На истребителях И-153 сбили в паре Ju.88 в районе Шлиссельбург.
26 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в паре Ju.87 в районе Марьино – Пыльная Мельница.
27 сентября 1941 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил Ju.88 в районе Ленинграда.
27 сентября 1941 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил в группе Ju.88 в районе Ивановское.
28 сентября 1941 года. Алексеев Константин Иванович. На истребителе Як-1 сбил Bf.109 при отражении налёта на Кронштадт.
28 сентября 1941 года. Севастьянов Алексей Тихонович. На истребителе И-153 сбил аэростат противника.
3 октября 1941 года. Лобов Георгий Агеевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Do.17 юго-восточнее мыс Осиновец.
7 октября 1941 года. Пидтыкан Иван Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил Ju.88 южнее Гонтовая Липка.
4 ноября 1941 года. Севастьянов Алексей Тихонович. На истребителе И-153 сбил тараном He.111 над Ленинградом.
1 января 1942 года. Лобов Георгий Агеевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Назия.
1 января 1942 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил Bf.109 в районе Путилово.
4 апреля 1942 года. Аполлонин Николай Николаевич. Сбил Ju.87 в районе Стрельна.
4 апреля 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Стрельна.
2 июня 1942 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил He.111 в районе Тайбола.
2 июня 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Уусикюля.
5 июня 1942 года. Аполлонин Николай Николаевич. Сбил Ju.88 юго-западнее острова Котлин.
5 июня 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 северо-западнее острова Котлин.
10 июня 1942 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил Ju.88 западнее Кронштадт.
10 июня 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил He.111 в районе Терийоки – Уусикюля.
14 июня 1942 года. Аполлонин Николай Николаевич. Сбил He.111 в районе острова Котлин.
14 июня 1942 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил Ju.88 в районе Сестрорецк.
20 июля 1942 года. Щербина Николай Гаврилович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Коннолово – Дудергоф.
2 августа 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.88 в районе Ново-Паново.
3 августа 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.88 в районе Красное Село.
10 сентября 1942 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил Bf.109 в районе Ивановское.
10 сентября 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Bf.109 северо-западнее Мга.
 
СПИСОК ПОБЕД УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Награждены орденами СССР:
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от ? 1940 года.
 
Сторожаков Алексей Николаевич. Орден Красного Знамени(1)
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года.
 
Вершинин Андрей Николаевич. Лейтенант. Младший лётчик. Орден Ленина.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01010/н от 29 октября 1941 года. Ленинград.
 
Щербак Василий Тимофеевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01007/н от 20 декабря 1941 года. Ленинград.
 
Дедяев Иван Семёнович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Пидтыкан Иван Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Антонов Георгий Герасимович. Лейтенант. Старший адъютант полка. Орден Красной Звезды.
Буланов Александр Иванович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Прокофьев Виктор Михайлович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01133/н от 31 декабря 1941 года. Ленинград.
 
Романов Борис Николаевич. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
Неуструев Иван Павлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Резницкий Абрам Липович. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0430/н от 26 февраля 1942 года. Ленинград.
 
Алексеев Константин Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Аполлонин Николай Николаевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Лобов Георгий Агеевич. Старший политрук. Военный Комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени(1)
Корень Василий Артёмович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Максимов Александр Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Мациевич Василий Антонович. Старший лейтенант. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Молтенинов Николай Георгиевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Цыганенко Василий Степанович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0648/н от 30 марта 1942 года. Ленинград.
 
Севастьянов Алексей Тихонович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина(1)
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0997/н от 30 апреля 1942 года. Ленинград.
 
Оскаленко Дмитрий Ефимович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года.
 
Севастьянов Алексей Тихонович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(2). Посмертно.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №02480/н от 29 ноября 1942 года. Ленинград.
 
Аполлонин Николай Николаевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Полянский Анатолий Степанович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды. Посмертно.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года.
 
Мациевич Василий Антонович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Оскаленко Дмитрий Ефимович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина. Посмертно.
 
СПИСОК НАГРАЖДЁННЫХ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Вооружение:
 
И-16 – с марта 1938 года по ноябрь 1942 года.
И-153 – с сентября 1941 года
МиГ-3 – с 1941 года по ноябрь 1942 года.
Як-1
Hurricane – с ноября 1942 года
 
Дислокация:
 
Горелово – с 20 марта 1938 года
Манушкино
Углово
 
МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ УТОЧНЯЮТСЯ
 
Приказом НКО №374 от 22 ноября 1942 года 26-й истребительный авиационный полк переименован в 26-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
 
Дополнительная информация:
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Зеленов Николай Андрианович – с ? по ?
Лобов Георгий Агеевич – с 1941 года по февраль 1942 года.
Мациевич Василий Антонович – с ? по ноябрь 1942 года.
Неуструев Иван Павлович – с сентября 1941 года по февраль 1942 года.
Оскаленко Дмитрий Ефимович – с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года.
Петров Георгий Георгиевич – с июля 1942 года по ноябрь 1942 года.
Пидтыкан Иван Дмитриевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1941 года.
Севастьянов Алексей Тихонович – с ? по апрель 1942 года.
Сторожаков Алексей Николаевич – с ? по ?
Харитонов Василий Николаевич – с октября 1941 года по ноябрь 1941 года.
Щербина Николай Гаврилович – с октября 1941 года по ноябрь 1942 года.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Аполлонин Николай Николаевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1942 года. 3 личные победы в составе полка.
Грачёв Иван Петрович – с 1938 года по август 1941 года. Побед в составе полка нет.
Зеленов Николай Андрианович – с ? по ? Побед в составе полка нет.
Корень Василий Артёмович – с сентября 1941 года по октябрь 1941 года и с декабря 1941 года по 1942 год.
Лобов Георгий Агеевич – с 1941 года по февраль 1942 года. 1 личная и 1 групповая победа в составе полка.
Мациевич Василий Антонович – с ? по ноябрь 1942 года. 3 личные и 2 групповые победы.
Молтенинов Николай Георгиевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1942 года. 3 личные и 1 групповая победа в составе полка.
Неуструев Иван Павлович – с сентября 1941 года по февраль 1942 года. 6 личных и 6 групповых побед в составе полка.
Оскаленко Дмитрий Ефимович – с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года. 5 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Пидтыкан Иван Дмитриевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Скрипченко Фёдор Петрович – с ноября 1941 года по 22 ноября 1942 года. Побед в составе полка нет.
Сторожаков Алексей Николаевич – с ? по ? Побед в составе полка нет.
Харитонов Василий Николаевич – с октября 1941 года по ноябрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Щербина Николай Гаврилович – с октября 1941 года по ноябрь 1942 года. 1 личная победа в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Абаев Михаил Константинович
Аверин Степан Васильевич
Алексеев Константин Иванович
Андреев Александр Михайлович
Андрейченко Василий Кириллович
Антонов Владимир Михайлович
Антонов Георгий Герасимович
Аполлонин Николай Николаевич
Бадьин Николай Алексеевич
Башкиров Александр Филиппович
Беликов Геннадий Иосифович
Бирюков Павел Прокофьевич
Буланов Александр Иванович
Вершинин Андрей Николаевич
Герасимов Дмитрий Семёнович
Грачёв Иван Петрович
Грибов Семён Петрович
Дедяев Иван Семёнович
Демин Михаил Васильевич
Додотченко Фёдор Васильевич
Дятлов Виктор Ильич
Егоров Василий Васильевич
Емельчинко Владимир Васильевич
Ерёменко Григорий Кузьмич
Жариков Георгий Юрьевич
Зеленов Николай Андрианович
Иванов Владимир Андреевич
Иващенко Иван Тимофеевич
Кайнов Всеволод Николоевич
Карасёв Георгий Георгиевич
Киселёв Алексей Тимофеевич
Киселев Тимофей Васильевич
Киселёв Тимофей Васильевич
Кондрашев Василий Сергеевич
Корень Василий Артёмович
Корень Василий Артёмович
Краснощёков Александр Константинович
Крикунов Михаил Иванович
Курсков Алексей Осипович
Лобов Георгий Агеевич
Майборода Михаил Архипович
Максимов Александр Дмитриевич
Малашкин Михаил Александрович
Мациевич Василий Антонович
Молтенинов Николай Георгиевич
Мурашко Василий Иванович
Неуструев Иван Павлович
Оскаленко Дмитрий Ефимович
Петров Георгий Георгиевич
Петрушенко Григорий Романович
Пидтыкан Иван Дмитриевич
Полянский Анатолий Степанович
Прокофьев Виктор Михайлович
Резницкий Абрам Липович
Романов Борис Николаевич
Рыхлов Константин Михайлович
Сванидзе Георгий Владимирович
Севастьянов Алексей Тихонович
Серебрянников Александр Давыдович
Сериков Иван Васильевич
Скрипченко Фёдор Петрович
Сторожаков Алексей Николаевич
Ступин Николай Иванович
Толстой Иван Ильич
Ушаков Никодим Миронович
Харитонов Василий Николаевич
Харитонов Николай Петрович
Цыганенко Василий Степанович
Чужаков Александр Алексеевич
Шалыганов Сергей Васильевич
Шафран Пётр Евстафьевич
Шмайлов Андрей Алексеевич
Шуклин Василий Иванович
Щербак Василий Тимофеевич
Щербина Николай Гаврилович
 
СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ.
 

Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от  7 апреля 2017 года.
 
Зеленов Николай Андрианович
 
Родился 5 сентября 1917 года в деревне Поповка Красносельского района Костромской области. Окончил 7 классов Красносельской школы, Костромской землеустроительный техникум. Работал землемером на Украине. С 1936 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Луганское военное авиационное училище лётчиков. Служил в ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 26-го ИАП, летал на И-15бис и И-153. Выполнил более 10 боевых вылетов на штурмовку войск противника, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Н. А. Зеленов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 194-го ИАП, летал на истребителе И-153. В сентябре 1941 года направлен заместителем командира эскадрильи в 127-й ИАП, где летал на И-153 и И-16. С декабря 1941 года сражался уже в 154-м ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 29-й Гвардейский ИАП), летал на американских Р-40 ("Томагаук", "Киттихаук") и Як-7.
К июлю 1942 года заместитель командира эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка (8-я Армия, Ленинградский фронт) старший лейтенант Н. А. Зеленов совершил 382 боевых вылета, провёл 47 воздушных боёв, сбил лично 9 и в составе группы 10 самолётов противника (в наградном листе говорится о 9 личных и 8 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 802).
В июле 1943 года переведён командиром эскадрильи в 14-й Гвардейский ИАП (275-я ИАД, 13-я Воздушная армия), где летал на Як-1 и Як-9. 29 июня 1944 года Гвардии капитан Н. А. Зеленов погиб в авиационной катастрофе в районе города Выборга. К тому времени произвёл 606 боевых вылетов, провёл 117 воздушных боёв, в которых сбил лично 30 и в составе группы 12 самолётов противника.
Похоронен в Ленинграде (ныне Санкт-Петрбург) на Шуваловском кладбище. Приказом Министра обороны СССР от 4 мая 1967 года навечно зачислен в списки личного состава Гвардейского истребительного авиационного полка. Именем Героя названа улица в городе Волгореченске (Костромская область), его имя увековечено на мемориале погибшим землякам.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (26.02.1942, 21.06.1944), Отечественной войны 1-й степени (__.01.1943); медалями, в том числе "За отвагу" (10.02.1940), "За оборону Ленинграда" (1943).
*     *     *
 
Машины, надрывно урча, набирали скорость и старались уйти от появившихся в воздухе вражеских самолётов. Немецкие пикировщики изготовились к атаке по автоколонне, вывозящей из осаждённого Ленинграда жителей - женщин, детей, больных, стариков.
 
- Мама, сейчас бомбить будут !   Ой, страшно ! - маленький мальчик припал к груди матери и закрыл глаза ручонкой.
- Ничего, сынок, не бойся. Сейчас проскочим.
Шофёры гнали машины по Ладоге во весь дух. Но "Юнкерсы", нагнав колонну, уже входили в пике. Где-то сзади рванули взрывы, затрещали пулемёты, взметнулось пламя. А машины, не сбавляя скорости, всё гнали и гнали вперёд.
И когда позади стал нарастать гул приближающегося пикировщика, все поняли, что это конец. И взрослые, и дети низко склонили головы, тесно прижались друг к другу и замерли в тягостном ожидании.
Но бомбёжки не последовало. Лишь сзади раздались короткие пулемётные очереди, послышался треск, и через мгновение дорогу потряс взрыв большой силы. Кто - то в машине осмелился приподнять голову и тут же радостно закричал:
- Сбили !   Так тебе, гитлеровский выродок !
Действительно, сзади у дороги дымились обломки сбитого вражеского пикировщика, а остудившая пыл его тройка советских истребителей шла уже в новую атаку на врагов, разворачивавшихся для нового захода по цели.
Мальчик, который ещё минуту назад говорил, что ему страшно, теперь упоённо следил за полётом краснозвёздных "ястребков" и радостно приговаривал, заглядывая матери в глаза:
- Мам, это наш папа дал фашисту ?   Да ?
- Может быть, сынок... Может, наш папа, а может, чей другой. - Екатерина Семёновна смахнула кончиком платка скатившуюся по лицу слезинку.
- Наш, наш !
*     *     *
Е. С. Зеленова оторвалась от только что полученного письма и задумалась. Перед глазами встал осаждённый Ленинград, последние сообщения в газетах, облик мужа. Да, её Николай сейчас там, под Ленинградом, каждый день в опасности, накоротке со смертью. А они вот с сыном эвакуировались. Жизнь здесь, в Богатовском районе Куйбышевской области, тоже не сладкая, но разве сравнишь её с той, какой живёт сейчас блокированный Ленинград.
Екатерина Семёновна предалась воспоминаниям.
...Встретились они с Николаем за несколько лет до войны в селе Яковлевском, под Костромой. Курсант Луганского авиационного училища Николай Зеленов приехал в отпуск в родную Поповку. Здесь на берегу Волги и Шачи он родился, вырос, отсюда на протяжении нескольких лет ежедневно бегал за 7 километров в районный центр: село Красное в школу. Не в этом ли мальчишечьем подвижничестве закладывались основы не только отличных физических качеств будущего воина, но и стойкость характера ?
Окончив школу - семилетку, Николай поступил в Костромской землеустроительный техникум и после 2-х лет учёбы уехал работать землемером на Украину. А затем - увлечение авиацией, лётное училище.
Катюше нравился весёлый, подтянутый и никогда не унывающий курсант с голубыми петлицами. И он, кажется, в ней души не чаял. Ежедневно, чтобы встретиться, Николай проделывал путь в 12 километров от Поповки до Яковлевского. После провожанья, ночью, а то и поутру возвращался домой. И Катюша была уверена, что вечером он снова будет в Яковлевском.
Вскоре они поженились. И с этого дня жена военного лётчика Николая Зеленова потеряла покой. Она знала, что муж её влюблён в свою лётную профессию, отважен и храбр, старается во всём подражать прославленным истребителям, чьи имена гремели в те годы по всей стране - Валерию Чкалову, Анатолию Серову, Степану Супруну. Его короткая, но славная жизнь словно зеркало отразила величие и трагизм эпохи...
Что Николай напорист и не из трусливого десятка, Катюша знала хорошо. Видно, в мать, Елизавету Алексеевну, пошёл. Отца своего Николай не помнил - тот умер вскоре после его рождения в 1917 году, от ран, полученных на "германской" войне. Мать Николая - женщина волевая, самостоятельная. Рано овдовев, она одной из первых подала заявление в колхоз, стала первой в деревне женщиной - коммунисткой, председателем колхоза.
Упорным, отчаянным рос и Николай. Однажды в глухом месте кулацкие выкормыши подстерегли молодого землемера - активиста и думали легко разделаться с ним. Зеленов не растерялся и смело вступил с ними в схватку. Домой он вернулся с ножевой раной, но с победой - бандиты позорно бежали.
В 1935 году Николая Зеленова призвали в ряды Красной Армии и направили в Луганское лётное училище, которое он закончил в 1937 году. Потом была служба в 154-м истребительном авиационном полку Ленинградского военного округа. Зимой 1939 - 1940 года, находясь в 26-м ИАП на должности командира звена, участвовал в Советско - Финляндской войне, совершив более 10 вылетов на штурмовку войск противника.
Вот и сейчас Екатерина Семёновна знала, что Николай, не щадя себя, дерётся где - нибудь в воздухе с численно превосходящим противником, защищая город на Неве, наземные войска, Ладогу - дорогу жизни.
С первого же дня Великой Отечественной войны, Николай Зеленов принимает участие в воздушных схватках с противником. О своей боевой мощи он заявил сразу же после перевооружения полка с И-16 на более совершенный истребитель P-40Е - "Киттихаук". В течение 1, 6, 30 апреля и 1 мая 1942 года он одерживает беспрецедентную серию исключительно двойных побед, сбив 5 Ju-88, Ju-87, Ме-109F и Hs-126.
В боевой характеристике, подписанной командиром полка, отмечалось: "Молодой, быстрорастущий, волевой командир. Является хорошим организатором боевых действий эскадрильи. Показал себя отважным лётчиком - истребителем..."
*     *     *
Краснозвёздый истребитель, пробежавшись по хорошо выровненному полю, несколько раз фыркнул мотором и подрулил к капониру. На землю соскочил заместитель командира эскадрильи, старший лейтенант Николай Зеленов. Техник тотчас же приступил к осмотру самолёта.

- Как только долетели, товарищ командир !   Живого места на самолёте нет.
- Да, бой нынче был горячий: 7 "Юнкерсов" фрицы не досчитаются, и 2 из них на счету вот этого израненного "ястребка", - Зеленов ласково похлопал рукой по фюзеляжу самолёта и неторопливо пошёл к штабу. Нужно было сдать официальный рапорт о проведённом только что бое командиру полка, подполковнику Матвееву.
- Значит рисовать ещё 2 звёздочки ? - не скрывая радости, крикнул вдогонку лётчику авиамеханик и, получив утвердительный кивок, заверил: - А насчёт самолёта не беспокойтесь: к утру привёдем в полный порядок !   К вылету будет готов.
Николай только тут, на земле, почувствовал усталость. Возглавляемая им шестёрка истребителей утром получила задание прикрыть от вражеской бомбёжки наземные войска 54-й армии. В районе Макарьевская Пустынь истребители встретили 9 бомбардировщиков Ju-87, шедших на задание под прикрытием 2 Ме-109.
Зеленов сразу же принял решение. Он первым ринулся на головной бомбардировщик, поднырнул под него и, как только позволило расстояние, нажал на гашетки пулемётов. Его примеру последовали другие истребители, выбравшие свои цели. Завязался ожесточённый бой.
Озлобленные потерей ведущего, сбитого Зеленовым, прикрывавшие группу "Мессеры" взяли его машину в клещи. Но недаром Зеленов числился в полку одним из лучших пилотов, прекрасно владевшим техникой пилотирования, и лучшим воздушным стрелком. Получив вражеский "гостинец" в плоскости, он мастерски ушёл из - под удара и, оторвавшись от "Мессеров", сам атаковал оказавшийся рядом "Юнкерс".
Тем временем товарищи расстроили всю вражескую группу: 4 "Юнкерса" были сбиты, а 5-й с густым, чёрным шлейфом дыма уходил на бреющем к своей базе.
Задание было выполнено - группа не допустила бомбёжки наземных войск и возвратилась на свой аэродром с победой.
Но день ещё не кончился. И истребителям группы Зеленова вскоре пришлось вновь вступить в бой с немецкими бомбардировщиками - на этот раз с девяткой Ju-88. И снова немцы не досчитались несколько машин !   Двумя кострами из обломков вражеских самолётов - у деревень Смердыня и Доброе - отметил старший лейтенант Зеленов день 1 апреля 1942 года. Да ещё помог сбить 2 "Юнкерса" своим товарищам.
Первая звёздочка на борту самолёта Николая Зеленова появилась 12 октября 1941 года после боя у Новой Ладоги. Тогда её с особой тщательностью и любовью нарисовал на фюзеляже по выпиленному трафарету его авиамеханик. Теперь на самолёте Зеленова было уже несколько таких звёздочек. Но та, первая, для лётчика осталась самой дорогой. И вот почему.
Когда началась война, лётчики 154-го истребительного полка, как и все наши авиаторы, надеялись, что в первых же боях покажут немцам почем фунт лиха. Они были уверены в своем воздушном мастерстве, мужестве, надеялись на свои машины. Эти-то боевые машины их и подвели. Старые наши самолёты значительно уступали немецким в скорости, маневренности, в мощности двигателя, не имели бортовой радиосвязи. А перевооружение на новую технику только что начиналось.
Сколько злости, горечи и досады во время боёв было у лётчиков, храбрых и отважных людей, готовых в любую минуту пойти на риск, когда они чувствовали, что машины их подводят. Они жали до отказа на сектора, самолёт трясся мелкой дрожью, двигатель захлебывался, но немецкие самолёты были недосягаемы - они спокойно уходили от советских И-16. Много горечи испытал тогда старший лейтенант Зеленов. Он, участник боёв с белофиннами, награждённый медалью "За отвагу !", всегда на учебных состязаниях и проверках бывший в числе передовых, сейчас, в сражениях с немцами, часто чувствовал себя совершенно беспомощным. Немецкие самолёты не давались ему, они уходили, как быстроходный автомобиль от колченогой лошади, трясущейся по неровной дороге с дребезжащей телегой.
Но нужно было учиться воевать и на тех машинах, какие были. И лётчики стали думать. "Не хватает скорости - значит при перехвате надо получить преимущество в высоте, дождаться противника и затем сверху вниз камнем, как сокол, превращая высоту в так не хватающую машинам скорость. Тогда уж фрицам никуда не уйти !"
С каждым днём совершенствовалось боевое мастерство лётчиков, рос счёт сбитых вражеских самолётов. В районе болота Малуксинский мох Николай Зеленов сбил быстроходный немецкий истребитель Ме-109F, у Виняголово подстерёг и вогнал в землю разведчик Hs-126. А сколько вражеских стервятников было сбито в групповых боях !
1 апреля 1942 года, прикрывая наземные войска 54-й армии в районе посёлка Макарьевская Пустынь, Зеленов, возглавляя шестёрку истребителей, вступил в бой с 9 бомбардировщиками противника Ju-87 и 2 истребителями Ме-109F. В том воздушном бою наши лётчики сбили 4 вражеских самолёта и один подбили. Зеленов сбил один самолёт. В тот же день наша группа из 6 самолётов, также возглавляемая Зеленовым, провела ещё один воздушный бой с 9 самолётами противника. И вновь Зеленов сбил ещё один вражеский самолёт.
Всего в тот день старший лейтенант Н. А. Зеленов сбил 4 вражеских самолёта: 2 лично и 2 - в составе группы. Именно в этот день военный корреспондент А. В. Буров и сделал на аэродроме данный снимок.
30 апреля 1942 года, в канун Первомайского праздника, немецкой авиации был дан приказ разрушить железнодорожный мост через Волхов и Волховскую ГЭС, снабжавшую электроэнергией Ленинград. Вражеские бомбардировщики шли к Волховстрою несколькими группами - эшелон за эшелоном.
Все истребители были подняты в воздух для прикрытия жизненно важных для Ленинграда и Ленинградского фронта военных объектов.
- Ну, ребята, день сегодня предстоит жаркий, - сказал Зеленов перед вылетом своим товарищам по звену лейтенантам Горбачевскому и Солодкову. - Боекомплект расходуйте экономней. Особенно это касается тебя, Горбачевский. А то одна - две атаки, и у тебя стрелять нечем, хоть пропеллером отбивайся.
- Уж очень он, товарищ командир, этих фашистов ненавидит, - не удержался богатырь Солодков, - как увидит фрица, в каждого готов весь боезапас выпустить.
В небо взвилась сигнальная ракета. Истребители один за другим выруливали на взлётную полосу и отрывались от земли. Посты ВНОС уже оповестили, что немецкие бомбардировщики в воздухе.
Зеленов собрал своё звено и повёл в заданную зону. Нужно было успеть не только вовремя встретить вражеские самолёты, но и суметь набрать максимальную высоту, выгодную для маневра и нанесения внезапного удара.
Когда истребители вышли в зону, впереди на встречном курсе показался первый эшелон вражеских бомбардировщиков. В ведущей группе шли 6 Ju-88.
- Лобовая атака всем звеном !
Зеленов первый ринулся на врагов. Сзади плотно шли Солодков и Горбачевский.
Атака была настолько энергичной и неожиданной, что весь строй вражеских самолётов сразу же рассыпался. Зеленову с первого захода удалось зажечь ведущий самолёт, и тот, объятый пламенем, рухнул на землю возле деревни Гороховец. Второй "Юнкерс" зажёг лейтенант Горбачевский. Бомбардировщик отвалил в сторону, но тотчас же попал под трассирующую очередь, пущенную разворачивающимся после атаки Солодковым. Второй стервятник штопором пошёл к земле. Быстро освободившись от бомб, другие "Юнкерсы" повернули вспять.
Но бой за Волховстрой не был ещё окончен. В прозрачной дали появилась вторая группа немецких бомбардировщиков.
Сходу звено Зеленова атаковало и эту группу. И второй эшелон был рассеян и не прорвался к Волховстрою.
Задание по прикрытию наземных целей было выполнено, и Зеленов повёл звено на аэродром. Но тут истребители заметили третью группу "Юнкерсов", идущих с другого направления.
 
Боезапас был почти полностью израсходован, на исходе было и горючее. И всё же истребители решили атаковать немецкие самолёты.
Правда, приходилось экономить: нажимать на пулемётные гашетки только тогда, когда удар был неотвратим, и не форсировать работу моторов при выполнении фигур высшего пилотажа. Но, очевидно, участь первых эшелонов "Юнкерсов" немецким лётчикам третьей группы была уже известна. Поэтому как только ястребки начали свою атаку, вражеские бомбардировщики сразу же рассыпали строй и поодиночке стали ложиться на обратный курс. Одному всё же не удалось уйти - его сбил в районе Веретье лётчик старший лейтенант Зеленов. Советские истребители без потерь вернулись на свой аэродром.
- Отлично поработали ! - поздравил лётчиков командир полка подполковник Матвеев, выслушав рапорт Зеленова. - В канун Первомая - замечательный подарок Родине.
А назавтра звено Зеленова по сигналу тревоги снова поднялось в воздух. Истребителей вновь бросили на перехват вражеских бомбардировщиков. В районе Оломна - Шум лётчики встретили 6 Ju-88. Но на этот раз они шли под прикрытием 4 Ме-109.
"Твёрдый орешек, - подумал Николай. - Видно, фрицы учли вчерашний горький урок и выделили истребителей прикрытия. Нелегко сегодня будет". Но недаром его аттестовали в полку волевым и инициативным командиром, прекрасным воздушным бойцом. Зеленов и на этот раз первым ринулся в стремительную атаку на вражеские бомбардировщики и ударил по ближайшему "Юнкерсу". Но уже через мгновение он увидел, что навстречу в лобовую атаку идёт на него "Мессер". Николай стиснул зубы. "На испуг берёшь ?   Не выйдет !   Нервы у меня крепкие".
Первому выдержки не хватило немцу. Боясь врезаться в идущий на него "ястребок", он сделал "горку" и отвалил в сторону.
Набор высоты, и вот Зеленов вновь устремляется в атаку на "Юнкерсы". Горбачевский и Солодков рядом ведут упорный бой с "Мессерами", с трудом отражают их яростные атаки. Отогнав пристроившегося в хвост Солодкову "Мессера", командир звена сам оказался на хвосте у замыкающего "Юнкерса" и меткой очередью зажёг его.
- Готов, вражина !   Туда тебе и дорога ! - Проводив взглядом падающий бомбардировщик, Зеленов вновь бросился на выручку товарищам.
Потеряв 2 самолёта и получив значительные повреждения других машин, немцы освободились от бомб и повернули назад. Ещё долго их преследовали советские истребители.
В этот день, 1 мая 1942 года, на истребителе старшего лейтенанта Зеленова техник нарисовал 8-ю и 9-ю звёздочки. И отметил в своей записной книжке: "Плюс 8 вражеских самолётов, сбитых в групповых боях".
К 25-летию Великого Октября на фюзеляже зеленовской машины красовались уже 12 красных звёзд.
9 июня 1942 года командир полка Матвеев и военком Сясин направили командованию ВВС 8-й армии Ленинградского фронта наградной лист о присвоении Николаю Андриановичу Зеленову звания Героя Советского Союза.
В ноябре 1942 года 154-й истребительный полк был переименован в 29-й Гвардейский. А ещё через 3 месяца: 10 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, Николаю Андриановичу Зеленову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 802 ).
Впереди были новые бои: при прорыве блокады Ленинграда, освобождении Эстонии, Карельского перешейка. И в этих боях не меркла воинская слава командира эскадрильи Гвардии капитана Н. А. Зеленова.
Боевой счёт отважного лётчика продолжал расти. 23 марта 1943 года вдвоём со своим ведомым он дрался против 8 "Юнкерсов". Два из них были подожжены. 3 апреля, бросившись на помощь молодому пилоту, Зеленов один вражеский самолёт сбил, а второй повредил. На следующий день Николай снова спас лётчика, атакованного двумя вражескими истребителями...
19 июля 1943 года четвёрка "Яков", ведомая Гвардии капитаном Н. Зеленовым, сопровождала группу бомбардировщиков Пе-2. На обратном маршруте в районе станции Владимирская наша группа встретилась с 4 FW-190. Зеленов сам сбил один самолёт противника и умелыми действиями звена не допустил поражения наших бомбардировщиков. При разборе боевого вылета командование отметило умелые действия Зеленова: "...всякое увлечение боем истребителей прикрытия влечёт за собой отрыв от прикрываемого объекта, тем самым ставит объект под угрозу нападения противника".   В данном случае "увлечения боем" не произошло, тем не менее, одного самолёта противник лишился.
Наступление советских войск под Ленинградом и Новгородом в январе - феврале 1944 года проходило при безраздельном господстве в воздухе нашей авиации, что в значительной степени способствовало успеху соединений Ленинградского и Волховского фронтов. Но противник прилагал все усилия, чтобы изменить соотношение сил в свою пользу. В ходе боёв немецкое командование неоднократно перебрасывало на Ленинградское направление новые авиационные части и соединения, доведя к началу марта самолётный парк до 400 единиц. Резко возросла и активность вражеской авиации. Всё чаще немецкие истребители стали нападать на наши самолёты. В марте 1944 года неожиданно разгорелись ожесточённые воздушные бои.
7 марта личный состав 14-го Гвардейского ИАП, в котором теперь служил Николай, отмечал вторую годовщину присвоения полку Гвардейского звания. В этот день шестёрка истребителей под командованием Гвардии капитана Н. А. Зеленова вылетела на сопровождение эскадрильи пикирующих бомбардировщиков. Ещё при подходе к Тарту на отставший Пе-2 напал истребитель FW-190, но был отогнан. При отходе от цели младший лейтенант М. Глазунов заметил, как снизу сзади заходит в атаку пара "Фоккеров". Он успешно отразил их атаку, сбив один из FW-190.
Вскоре пришлось отражать нападение врага и самому командиру группы прикрытия. При атаке 2 Ме-109 Николай Зеленов зашёл в хвост ведущему пары и с дистанции 50 - 100 метров сбил его. Ведомому удалось скрыться. Неожиданно на наши истребители напала группа FW-190. В завязавшемся бою, спасая своего ведущего В. Д. Деревянкина, только что сбившего одного "Фоккера", младший лейтенант В. П. Гусев таранил вражеский истребитель. При ударе оба самолёта разрушились... Товарищи отомстили за его смерть, сбив ещё 4 "Фоккера".
Николай Зеленов продолжал героически сражаться с врагом и дальше, но, к сожалению, дожить до Великой Победы советского народа ему не пришлось.
29 июня 1944 года Гвардии капитан Н. А. Зеленов возвращаясь с боевого задания и проводя учебный воздушный бой, сорвался в штопор на малой высоте и погиб в районе Выборга. Боевые друзья похоронили его со всеми воинскими почестями на Шуваловском кладбище в Ленинграде   ( ныне Санкт - Петрбург ).
Приказом Министра обороны СССР от 4 мая 1967 года навечно зачислен в списки 14-го Гвардейского ИАП. В городе Волгореченске Костромской области есть улица Н. А. Зеленова, его имя увековечено на мемориале погибшим землякам.
За годы войны отважный лётчик совершил более 600 боевых вылетов, участвовал в 117 воздушных боях, в ходе которых лично сбил 30 самолётов противника и 10 - в группе с товарищами. Среди лично сбитых им самолётов 10 бомбардировщиков Ju-88. В результате штурмовок уничтожил 10 автомашин с грузом, около 70 человек живой силы противника, подавил огонь 5 батарей зенитной артиллерии.
 
*     *     *
 
Лобов Георгий Агеевич
 
Родился 23 апреля 1915 года в городе Екатеринодар, ныне Краснодар. Окончил 7 классов средней школы, работал обжигальщиком на цементном заводе в городе Новороссийск. В 1934 году окончил Ростовское отделение института заочного обучения партийного актива, в 1935 году - 1-й курс Новочеркасского авиационного института. В 1935 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. В 1939 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско-Финляндской войны с ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 19-го ИАП. Летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года политрук Г. А. Лобов на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи по политчасти 26-го ИАП, летал на МиГ-3. С февраля 1942 года служил в 286-м ИАП, где летал на И-16. С декабря 1942 года - заместитель командира 275-й ИАД по политической части, летал на Як-1 и Ла-5. С июля 1943 года - заместитель командира 322-й ИАД, летал на Ла-5 и Ла-7. С 20 февраля 1945 года - командир 7-й Гвардейской ИАД, летал на Як-3.
К 9 мая 1945 года Гвардии полковник Г. А. Лобов совершил 346 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 3 самолёта противника (в материалах последнего наградного листа, от 4 мая 1945 года, говорится о 10 личных и 7 групповых победах). Сражался на Западном, Ленинградском, Брянском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском, 1-м Украинском фронтах. Ранен в левую руку и правую ногу.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1946 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава.
Участник войны в Корее с марта 1951 года по ноябрь 1952 года в составе Управления 303-й ИАД (командир дивизии) и 64-го ИАК (командир корпуса). Генерал-майор авиации Г. А. Лобов лично совершил 15 боевых вылетов, в воздушных сбил 4 самолёта ВВС США. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1951 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 10854).
В 1955 году окончил Военную академию Генерального штаба. Работал начальником кафедры Военной академии им. М. В. Фрунзе. С 1976 года генерал-лейтенант авиации Г. А. Лобов - в запасе. Жил в Москве. Умер 6 января 1994 года, похоронен на Троекуровском кладбище. На доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.
Награжден орденами: Ленина (10.10.1951), Красного Знамени (26.02.1942, 18.08.1944, 06.05.1945, 30.12.1956), Кутузова 2-й степени (29.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (07.04.1944, 06.04.1985), Красной Звезды (07.04.1940, 19.11.1951, 16.10.1957), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени (30.04.1975); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943); иностранными орденами и медалями.
 
*     *     *
 
Мациевич Василий Антонович
 
Родился 13 апреля 1913 года в селе Песчаный Брод (ныне Добровеличковский район Кировоградской области Украины). Работал слесарем-инструментальщиком на заводе "Красная Звезда" в городе Кировоград. Окончил 2 курса Ленинградского морского техникума. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1936 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков, в 1937 году - курсы усовершенствования командного состава.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 19-го ИАП. Летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант В. А. Мациевич на фронтах Великой Отечественной войны в составе 26-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 26-й Гвардейский ИАП). До 1 декабря 1941 года - военный комиссар 1-й эскадрильи, затем командир 2-й эскадрильи. Летал на И-16, "Харрикейне", Як-9.
К 3 июня 1942 года командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) капитан В. А. Мациевич совершил 196 боевых вылетов (из них 58 - ночью), в 44 воздушных боях сбил лично и в составе группы 3 самолёта противника (в наградном листе говорится о 5 воздушных победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 560).
С июня 1943 года - командир 26-го Гвардейского ИАП. К октябрю 1944 года (до момента исключения частей ПВО Ленинграда из состава действующей армии) Гвардии подполковник В. А. Мациевич совершил около 215 боевых вылетов, провёл более 50 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 и в составе группы 2 самолёта противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1956 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1964 года Гвардии полковник В. А. Мациевич - в запасе. Жил и работал в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). Умер 10 сентября 1981 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище. Имя Героя выбито в музее-диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области. На доме, где жил последние годы, установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (14.02.1943), Красного Знамени (1940, ...), Александра Невского (02.07.1944), Отечественной войны 1-й степени (21.02.1944), Красной Звезды (26.02.1942, ...); медалями.
*     *     *
Увидев в руках журналиста блокнот, Василий Антонович Мациевич не смог сдержать улыбки.
- Итак, с чего же мы начнём ?   Опять с того, что я потомственный лётчик, что один из первых русских авиаторов Лев Мациевич мой родственник ?   Не надо об этом. Ничего "фамильного" в моей лётной карьере нет. О Льве Мациевиче я узнал, когда уже закончил лётную школу. Да и то случайно. Откуда мне было знать родословную ?   С 6 лет остался круглым сиротой, воспитывался в детском доме. Так что лётчиком сделал меня не двоюродный дядя. И вообще - то летать я не собирался. К морю тянуло - это да...
У Василия Мациевича были основания видеть себя моряком. В 1932 году слесарь ленинградского завода имени Карла Маркса стал студентом морского техникума Совторгфлота. Но учиться там пришлось мало - всего год. Молодой советской авиации требовалось крепкое пополнение. Комиссия отбирала лучших коммунистов и комсомольцев. Первым из студентов вызвали Василия Мациевича. В 20 лет он был уже секретарем студенческой партийной организации.
С мыслью о море пришлось распрощаться. Жалел об этом Василий недолго. В первом же полёте его переполнило ни с чем не сравнимое волнующее чувство. Даже во время войны, когда каждое боевое задание таило в себе бесчисленные опасности, полёт так и не стал для Василия Мациевича чем-то будничным, заученным раз и навсегда.
Его боевой друг Дмитрий Оскаленко сказал однажды, что Мациевич летает так же, как играет, - с душой.
У Оскаленко были все основания для такого сравнения. Он видел Мациевича в воздухе и слышал его игру. В дачном домике, отданном во время войны их эскадрилье, стояло старенькое пианино. Когда выдавалось свободное время   (чаще всего это случалось в непогоду), командир подсаживался к инструменту. В комнате сразу становилось тесно, - собирались всё летчики.
Репертуар командира эскадрильи был не так уж велик, но лётчики слушали его охотно. Казалось, Мациевич размышляет над клавишами. Может быть, потому одна и та же мелодия в разное время звучала по - иному, с каким - то особенным оттенком. И в каждый свой полёт он вкладывал что - то новое.
Летать Мациевичу приходилось больше ночью. Его эскадрилья выруливала на старт в сумерках. Если не появлялись бомбардировщики, Мациевич изматывал врага ночными штурмовками. Артиллерийские батареи, которые днём нелегко разглядеть, он находил ночью по вспышкам выстрелов. По отдельным огонькам, отблескам фар угадывал движение автоколонн противника, места разгрузки его эшелонов.
Слава эскадрильи Мациевича, а затем и полка быстро росла. Его ставили в пример. Иные в таких случаях говорили:
- Люди - то у него - один к одному, герои !
Что верно, то верно. Но они не родились героями. Было время, когда кое - кому хотелось, чтобы подольше не раздавался сигнал на вылет. Не все ведь возвращались с боевых заданий...
А Мациевич, если очень долго не звонили с командного пункта, сам вертел ручку полевого аппарата и кричал в трубку:
- Если заданий нет, разрешите слетать на свободную охоту ?
Получив разрешение, говорил лётчикам  (именно говорил, а не приказывал):
- Слетаем, ребята ?   К чему время терять ?   Наберём бомбочек и ударим по батареям.
Однажды молодой лётчик сказал:
- Только услышат звук наших моторов, зенитки такой фейерверк устроят, что пух полетит.
- А мы можем сделать так, чтобы они не услышали. В сторонке наберём высоту, потом моторчики приглушим и тихонечко - тихонечко подберёмся прямо к батареям. Конечно, потом они нас услышат. Но уж после того, как вытряхнём на них бомбы.
Лётчик улыбнулся: "Хитёр командир. С таким не пропадёшь".
Было очень радостно видеть, как молодые лётчики обретали уверенность. В условиях ленинградской блокады вера в свои силы, в победу становилась могучим оружием. Именно эта вера помогала побеждать в тяжёлых, неравных схватках. Ещё в 1941 году Мациевич вёл бой, после которого лётчики спрашивали: "Как же это вы, товарищ командир, решились парой атаковать десятерых ?"
- "Как решился ? - переспросил Василий Антонович. - А я, признаться, не думал: решаться мне на это или не решаться. Надо было".
Правда, и самолёту Мациевича порядком досталось. Был пробит бак. С головы до ног лётчика залило бензином. Каждую секунду машина могла загореться. А Мациевич летел. Повредило карбюратор мотора и разворотило фюзеляж. Мациевич летел. А когда надо было идти на посадку, оказалось, что в бою повреждены ещё и шасси. Выпустить удалось только одно колесо. Старым лётчикам, которым довелось летать на истребителе И-16, понятно, что, посадив эту машину на одно колесо, Мациевич сделал невозможное.
Но ведь и сам бой нарушил всякие представления о возможном. Вдвоём с лётчиком Цыганенко, Мациевич заставил Ме-110 сбросить бомбы на свои же войска.
А то, что сделал Мациевич 4 апреля 1942 года, разве укладывается в обычные понятия ?   С 4 своими ведомыми он вылетел навстречу целой туче немецких самолётов.
Это был тяжёлый день для ленинградских лётчиков. Истребителям врага удалось заблокировать некоторые наши аэродромы. "Мессеры" кружили над ними, и подняться не было никакой возможности. В воздухе находилась лишь горстка советских истребителей.
Группа Мациевича перехватила над Финским заливом немецкие бомбардировщики. 4 из них были сбиты. Вдруг пулемётная очередь сшибла с самолёта Мациевича фонарь. Повреждённый мотор заглох.
А внизу уже тронувшийся лёд Финского залива. Весна. И снова Мациевич сделал невероятное: посадил самолёт на плавающую льдину. Добраться до берега помогли подъехавшие на лодке бойцы. Потом удалось подогнать льдину к берегу и снять с неё самолёт.
Когда заканчивался ремонт истребителя, Мациевич попросил техников по ярче подрисовать бортовой номер. Пусть враги знают, что самолёт "№ 14" существует !
И уже через несколько дней его "Ишачок" штурмовал немецкий аэродром. Удар был удачным. Однако при выходе из атаки зенитный снаряд отбил кусок левой плоскости, повредил элерон и руль глубины. Самолёт начал валиться влево. Мациевич попытался выровнять машину, но разбитый элерон так заело, что даже обеими руками не удавалось сдвинуть колонку управления. Пришлось помогать ещё коленями.
Василий Антонович так и привёл самолёт на аэродром, зажав ручку управления ладонями и коленями. Привёл в облаках, чтобы отвязаться от преследования "Мессеров".
Через несколько дней его машина опять была в воздухе.
- В общем, "Ишачок" с бортовым номером "14" оказался неистребимым истребителем, - говорит Василий Антонович. - Сколько раз золотые наши ребята техники возвращали ему жизнь.
В небе Ленинграда наши лётчики и зенитчики проявляли подлинные чудеса героизма, стремясь не допустить фашистские самолёты к городу.
"Небо наполнено звоном моторов, дробью пулемётных очередей, яростью непрерывных воздушных схваток, - писал в своём очерке "Наша гордость" корреспондент Марк Карпович. - На фюзеляже истребителя "Як" капитана Г. Жидова сияют 23 багровых звезды - по числу побед. Жидова называют асом. Так можно назвать и майора В. Мациевича. Вдумчивое, творческое решение боевой задачи, неугомонное искание новых, нехоженых путей сближают этих выдающихся лётчиков нашего фронта. Это Мациевич стал пионером ночной штурмовки на истребителях. Это он сорвал попытку врага минировать кронштадтский фарватер. Это он, вылетая в белые ночи наперехват фашистских бомбардировщиков, учил потом отыскивать вороватые "Хейнкели" по их отражению на зеркальной глади залива. Это он возглавил девятку И-16, вступившую в бой с большой группой "Мессершмиттов-110". К началу боя у наших лётчиков был израсходован почти весь боекомплект. У них было только одно оружие - искусство маневра, но оно было отточено так, что фашисты первыми вышли из боя, дивясь необъяснимому упорству русских".
А вот что писал летом 1942 года в газете "На страже Родины" сам герой этого очерка Василий Антонович Мациевич, чьи статьи не раз публиковались в это газете:
"У меня есть дочь. Ей 4 года. Ее фотография всегда со мной - и на земле, и в воздухе. Но когда я выношусь навстречу фашистскому самолёту, то мысленно представляю себе лица тысяч детей Ленинграда, испуганно прислушивающихся в этот миг к тревожному завыванию сирен. И каждый из этих ребятишек становится для меня так же бесконечно дорог, как и любимая дочурка. Ещё жарче вскипает во мне ненависть к тем, кто кровью и голодом пытается отравить их золотое детство".
14 января 1943 года капитан В. А. Мациевич вылетел на разведку. В районе Тосно он заметил тщательно замаскированную колонну, медленно двигавшуюся по направлению к Синявино. Чтобы задержать её продвижение, лётчик решил уничтожить головные и замыкающие машины. После двух заходов две головные машины запылали факелами. Такая же участь постигла и замыкающие машины, а через некоторое время вражескую колонну штурмовали прибывшие по вызову В. А. Мациевича наши самолёты.
14 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Впоследствии Мациевич стал майором, с июня 1943 года командовал 26-м Гвардейским ИАП   (до ноября 1942 года именовался 26-м ИАП ПВО).
В июне 1944 года майор В. А. Мациевич сбил ещё 2 вражеских самолёта, доведя свой боевой счёт до 5 личных и 2 групповых побед.
В 1944 году он получил звание подполковника и по-прежнему продолжал возглавлять полк, который к тому времени был укомплектован уже английскими самолётами "Спитфайр Mk.IXЕ".
Он бесконечно долго мог рассказывать о своих золотых ребятах техниках, которые, едва держась на ногах от истощения, готовили самолёты к бою, и о золотых ребятах лётчиках, которые ради победы шли на всё. Врезался ведь Алексей Севастьянов над Ленинградом в немецкий бомбардировщик !   А Дима Оскаленко, Коля Щербина, Жора Петров - об их подвигах тоже можно рассказать немало. Уже одно то, что все они удостоены Золотых Звёзд, говорит о многом.
Василий Антонович не скрывал, что гордится своим полком. Он уже давно не командовал им, но своим всё - таки называл. Дело, видимо, не только в привычке. Едва выдавался случай, Полковник Мациевич навещал часть, которую во время войны водил в бой. Там его все знали, поскольку в части установлен хороший порядок: прежде чем получить самолёт - побывай в полковом музее, узнай, как летали и воевали старшие товарищи.
Молодёжь гордится героями войны, а Василий Антонович - теми, кто сменил ветеранов. На это у него были веские основания. Рядом с портретами героев боёв - портрет Героя Советского Союза, которому в начале войны было всего только 6 лет. Это Герман Титов. И он сделал то, что когда - то считалось невозможным: сутки пробыл в космосе, 17 раз облетел вокруг земного шара. Космонавт № 2 тоже не забывает однополчан.
Старому лётчику и молодому космонавту не раз уже доводилось встречаться в родном полку...
*     *     *
Молтенинов Николай Георгиевич
 
Родился в 1918 году. Лётчик - истребитель.
Участник советско - японского вооружённого конфликта на реке Халхин - Гол в 1939 году. В воздушных боях сбил 2 самолёта противника в группе.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
С Июня 1941 года Лейтенант Н. Г. Молтенинов на фронтах Великой Отечественной войны. В 1941 году служил в составе 19-го и 124-го ИАП; с конца 1941 года по 1943 год - в 26-м ИАП  ( 26-го Гвардейского ИАП ); по 1944 год - в 11-м Гвардейском ИАП; по Июнь 1944 года - в Управлении 2-го Гвардейского ИАК ПВО.
За время участия в Великой Отечественной войне сбил не менее 6 самолётов противника лично и 2 в составе группы.
13 Июня 1943 года Гвардии майор Н. Г. Молтенинов погиб в авиационной катастрофе.
*     *     *
Неуструев Иван Павлович
 
Родился 2 (15) августа 1915 года в селе Скворечное, ныне Каменского района Пензенской области. Окончил 7 классов. Работал на Харьковском авиационном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Харьковскую военную авиационную школу. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-40 гг. в составе 19-го ИАП, летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел. По окончании боёв назначен начальником курсов командиров звеньев на аэродроме Горелово (Ленинградский военный округ).
С июня 1941 года лейтенант И. П. Неуструев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира эскадрильи 19-го ИАП, которая 10 августа 1941 года вошла в состав 195-го ИАП (7-й истребительный авиационный корпус ПВО Ленинграда), летал на И-16. 25 августа 1941 года осуждён военным трибуналом "за преступную халатность" к 10 годам лишения свободы, с применением отсрочки исполнение приговора и оставление в действующей армии. За период с 26 августа по 15 сентября провёл 18 воздушных боев, сбил лично и в составе группы 11 самолётов противника. 16 сентября его имя прозвучало в сообщении Совинформбюро. За эти боевые успехи судимость была досрочно снята.
К концу сентября 1941 года служил командиром звена, а затем и эскадрильи в 26-м ИАП, продолжал летать на И-16. В феврале 1942 года старший лейтенант И. П. Неуструев назначен инспектором по технике пилотированию 7-го ИАК ПВО, где летал на различных типах самолётов. С 10 июня 1943 года майор И. П. Неуструев командовал 11-м Гвардейским ИАП (2-й Гвардейский ИАК ПВО), летал на Ла-5.
К августу 1943 года командир 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка (2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) Гвардии майор И. П. Неуструев совершил 128 боевых вылетов, в 55 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы ещё 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 11 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1203).
К маю 1945 года Гвардии подполковник И. П. Неуструев выполнил более 200 боевых вылетов, провёл около 70 воздушных боёв, в которых сбил лично 15 и в составе группы 10 самолётов противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы. С 1949 года Гвардии полковник И. П. Неуструев - в запасе. Жил и работал в Ленинграде. Умер 19 февраля 1965 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Памятная стела и бюст Героя установлены на площади Победы в городе Каменка Пензенской области.
Награждён орденами: Ленина (28.09.1943), Красного Знамени (1940, 31.12.1941, 28.06.1944), Кутузова 3-й степени (17.02.1944), Отечественной войны 1-й степени (22.08.1944), Красной Звезды (26.11.1941, ...); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943).
*     *     *
Боевое крещение Иван Неуструев получил зимой 1939 - 1940 годов, в период Советско - Финляндской войны. По окончании боёв был начальником курсов командиров звеньев на аэродроме Горелово  ( Ленинградский военный округ ).
Великую Отечественную встретил в должности комэска 195-го истребительного авиаполка ПВО, дислоцированного под Ленинградом. Каждый день Старший лейтенант Неуструев участвовал в ожесточённых воздушных боях с превосходящими силами противника. Так, 10 Сентября 1941 года в районе Коломенское шестёрка лётчиков 195-го ИАП провела бой с 50 бомбардировщиками Ju-87 и Ju-88, прикрываемыми истребителями Ме-109. Лётчики в этот день уже провели несколько воздушных боёв, в которых Неуструев сбил один самолёт врага.
А в Августе 1941 года - о чём мало кто знает - оказался под трибуналом. Его имя можно встретить во многих публикациях, но ни в одной из них об этой тёмной странице биографии нашего героя не написано ни строчки. Например, прочитав книгу "В огненном кольце", вы узнаете лишь о том, как И. П. Неуструев часто выступал на партсобраниях своей части и партактивах авиакорпуса, воодушевляя сослуживцев на отпор врагу. А политотдел корпуса направил даже в войска листовку об отважном лётчике.
Эскадрилья Неуструева действительно воевала блестяще. Уже за первые 3,5 месяца войны она уничтожила 46 немецких самолётов. 9 из них сбил сам командир.
Приведём отрывок из воспоминаний Героя Советского Союза В. Н. Харитонова о первых месяцах войны:
"С каждым днём росло наше мастерство и мы обретали боевой опыт. Всё чаще мои боевые друзья Георгий Жариков, Иван Кравченко, Иван Пидтыкан возвращались с победой. Уже к концу 1941 года на их счету было по 5 - 6 сбитых немецких самолётов. А Евгений Воронцов первым в полку применил воздушный таран. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, он был награждён орденом Ленина. А всего за первые месяцы войны наша эскадрилья под командованием отличного лётчика Ивана Неуструева уничтожила 46 самолётов противника".
Здесь же под Ленинградом 25 Августа 1941 года Неуструев был осуждён военным трибуналом за преступную халатность к 10 годам лишения свободы с применением отсрочки исполнение приговора и оставление в действующей армии.
Надо сказать, что в военное время институт отсрочки исполнения приговоров применялся очень широко. Так, во второй половине 1941 года, когда судили Неуструева, трибуналы приговорили к лишению свободы около 66% осуждённых военнослужащих. Из них отсрочку предоставили 42% !   В 1942 году эти цифры составили соответственно 80 и 54%, а в 1943-м - 88 и 61%. Даже если судить по неполным данным Генерального штаба, то из 994 300 военнослужащих, осуждённых трибуналами, к 422 700, то есть почти половине, в соответствии с примечанием 2 к ст. 28 УК РСФСР была применена отсрочка исполнения приговора с направлением осуждённых в действующую армию.
В этом примечании говорилось: "Приговор, присуждающий в военное время военнослужащего к лишению свободы без поражения прав, может быть... отсрочен исполнением до окончания военных действий с тем, что осуждённый направляется в действующую армию". А далее отмечалось, что к таким военнослужащим, "проявившим себя в составе действующей армии стойкими защитниками Союза ССР, допускается по ходатайству соответствующего военного начальства освобождение от назначенной ранее меры социальной защиты..."
Институт отсрочки оказался в годы войны весьма эффективным средством исправления осужденных. Большинство солдат и офицеров, нарушивших закон, но сохраненных таким образом для армии, как правило, самоотверженной службой в короткий срок искупали свою вину...
В чём конкретно выразилась "преступная халатность", Неуструева установить не удалось. А вот само упоминание о быстром искуплении Старшим лейтенантом Неуструевым своей вины в различных архивных документах военной коллегии Верховного суда СССР встречается не раз.
С 26 Августа по 15 Сентября 1941 года он участвовал в 18 воздушных боях, сбил 5 самолётов противника лично и 6 в группе.
Величайшего мужества требовали лётчиков осенние бои в небе Ленинграда. Они сражались с многократно превосходящим по численности врагом, и заставляли его поворачивать назад. Конечно, были и потери - и в воздушных схватках, и на аэродромах от артиллерийского обстрела и бомбежек. 17 Сентября 1941 года начальник политотдела 7-го истребительного авиакорпуса доносил старшим начальникам, что в строю осталось только 54 самолёта. И всё же защитники ленинградского неба наносили врагу огромный урон.
...От меткого огня Неуструева 2 немецких самолёта врезались в землю. Лейтенант Пидтыкан также добился победы над Ju-87. Но тут подошла новая группа неприятельских самолётов. Несмотря на страшную усталость, наши лётчики вновь вступили в бой, чтобы не дать противнику отбомбиться по нашим войскам. В этом бою было сбито ещё 2 вражеских самолёта. Боевая задача выполнена - враг не прошёл. В тот же день, 17 Сентября 1941 года Совинформбюро сообщало:
"В воздушных боях на подступах к Ленинграду авиачасть полковника Данилова сбила за один день 16 фашистских самолётов. Лётчики части Неуструев, Пидтыкан, Абрамов, Харитонов, Жуйков и Плавский сбили в этот день по 2 вражеских самолёта".
Однажды И. П. Неуструев в паре с Г. Н. Жидовым обнаружили на большой высоте до 50 вражеских бомбардировщиков. Разгадав замысел противника, пытавшегося бомбить объект с пикирования, они выждали удобный момент. Как только бомбардировщики перешли в пикирование, советские истребители атаковали их и сбили 2 самолёта.
За достигнутые боевые успехи судимость с Неуструева сняли досрочно и повысили его в должности, назначив инспектором авиационного корпуса. Теперь он должен был следить за точным выполнением правил техники пилотирования. Нередко Неуструев проверял и учил лётчиков в бою. Однажды инспектор показал, как быть, если враг атакует сзади. Он дал поймать себя в прицел и тут же, резко развернувшись, сам сбил врага первой же очередью. Много поучительного было и в других боях Неуструева - лётчика, сочетавшего беспредельную храбрость и твёрдый расчёт.
Вскоре Старший лейтенант Неуструев был переведён командиром эскадрильи в 44-го истребительный авиационный полк  ( 3-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус ПВО Ленинграда ).
За боевые заслуги 44-й истребительный авиационный полк приказом Народного Комиссара обороны СССР от 7 Марта 1942 года № 70 преобразован в 11-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
О его боевых победах в то время в книге "Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" сказано следующее:
"18 Июня 1943 года лётчики 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в течение дня сбили на подступах к Ленинграду 12 самолётов противника. Особенно отличились в воздушных боях Майор И. П. Неуструев, Капитаны Г. Н. Жидов и С. Г. Литаврин.
С 11 Июля 1943 года Майор И. П. Неуструев принял командование 11-м Гвардейским истребительным авиационным полком.
Вот ещё одно сообщение о И. П. Неуструеве в указанной выше книге:
"16 Июля 1943 года группа самолётов 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка под командованием Майора И. П. Неуструева прикрывала дальние подступы к Ленинграду. Вскоре истребители были наведены на групповую цель. Навязав воздушному противнику бой, они не допустили его к охраняемому объекту".
К Августу 1943 года командир 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны )  Гвардии майор И. П. Неуструев совершил 128 боевых вылетов, в 55 воздушных боях сбил лично 11 и в группе - 6 самолётов противника, а также уничтожил а аэродромах 30 самолётов, 15 зенитных орудий и много живой силы неприятеля. За период командования полком лётный состав произвёл 407 боевых вылетов, в которых сбил 35 вражеских самолётов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 Сентября 1943 года за умелое командование авиационным полком, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии майору Неуструеву Ивану Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 1203 ).
Вечером 20 Июня 1944 года советские войска штурмом овладели Выборгом. Столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам Ленинградского фронта, прорвавшим "Карельский вал" и овладевшим городом и крепостью Выборг   ( финское название - Виипури ). В связи с чем, приказом Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина полк был удостоен почётного наименования "Выборгский".
А бои продолжались. 22 Июня группа истребителей во главе с командиром 11-го Гвардейского полка Героем Советского Союза Гвардии майором Иваном Павловичем Неуструевым прикрывала бомбардировщики в районе Выборга. Появились 12 Ме-109. Неуструев первым пошёл в атаку и очередью в упор буквально изрешетил фашистский самолёт. Он тут же упал, Неуструев атаковал второго и тоже сбил его. Старший лейтенант Михаил Сергеевич Кобрянов вёл бой с двумя "Мессерами" и одного из них уничтожил. В этот же момент ещё одного фашиста поджёг лейтенант Бабуров. С нашей стороны потерь не было.
Войну Гвардии подполковник И. П. Неуструев закончил командиром 11-го Гвардейского истребительного авиационного Выборгского полка  ( 22 Октября 1944 года награждённый орденом Кутузова 3-й степени ).
Окончательные итог боевой деятельности И. И. Неуструева в различных источниках трактуется не однозначно. В большинстве случаях указывается на 17 личных и 6 групповых побед. Однако, М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 15 личных и 10 групповых побед лётчика.
После войны И. П. Неуструев продолжал службу в ВВС СССР. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы.
С 1949 года Гвардии полковник И. П. Неуструев - в запасе. Жил и работал в Ленинграде. Скончался 19 Февраля 1965 года. Похоронен на Ново - Волковском кладбище  ( Коммунистическая площадка № 2 )  города Санкт - Петербурга.
Памятная стела и бюст Героя установлены на площади Победы в городе Каменка Пензенской области.
*     *     *
Оскаленко Дмитрий Ефимович
 
Родился 7 ноября 1920 года в деревне Следюки, ныне Быховского района Могилёвской области. Окончил среднюю школу и 3 курса Минского политехникума. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1939 году окончил Ленинградское военное авиационно-техническое училище. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности авиационного техника по вооружению самолётов. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа.
С 22 июня 1941 года лейтенант Д. Е. Оскаленко в действующей армии, в должности пилота 193-го ИАП. В июле 1941 года направлен в 191-й ИАП. С ноября 1941 года - в составе 26-го ИАП. Сражался на Северном и Ленинградском фронте. Летал на И-16. Одним из первых освоил технику пилотирования и тактику ночных полётов.
К 4 июня 1942 года командир звена 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Ленинградская армия ПВО, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант Д. Е. Оскаленко совершил 197 боевых вылетов, в 23 воздушных боях сбил лично и в составе группы 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 11 личных и 1 групповой победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
26 сентября 1942 года при выполнении боевого задания в районе посёлка Дубровка Всеволожского района Ленинградской области капитан Д. Е. Оскаленко был сбит, покинул горящий самолёт на малой высоте и погиб. К тому времени выполнил 230 боевых вылетов, провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника лично и 3 в составе группы. Похоронен в братской могиле в посёлке Дубровка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Именем Героя названы улицы в городах Санкт-Петербург и Быхов, площади в посёлке Дубровка и в деревне Следюки. На здании школы в деревне Следюки, где он учился, установлена мемориальная доска. Мемориальная доска установлена также на здании по улице Оскаленко (Приморский район Санкт-Петербурга). В этом же районе на улице Савушкина установлена памятная стела в честь Героев-лётчиков Д. Е. Оскаленко, П. А. Покрышева и А. П. Савушкина. В средней школе № 53 Приморского района создан музей, где собраны материалы о жизни и боевых подвигах Героя.
Награждён орденами: Ленина (14.02.1943), Красного Знамени (30.04.1942), Красной Звезды (3.12.1941).
 
*     *     *
"В нашей дружной боевой семье лётчиков, защищавших Ленинград, было много людей большой отваги и мужества, чьи подвиги яркой страницей вошли в историю Великой Отечественной войны. Один из них - Герой Советского Союза Дмитрий Ефимович Оскаленко. Он одним из первых на Ленинградском фронте освоил полёты в ночных условиях. В кромешной тьме, обходя огонь вражеских зениток, он и его товарищи наносили удары по вражеским аэродромам и пехоте. Воевал Оскаленко недолго. Он погиб, защищая Ленинград. Но сделал очень много: в воздушных боях сбил 23 вражеских самолёта. Имя Дмитрия Оскаленко было присвоено эскадрилье, в которой он служил".
Эти слова принадлежат бывшему лётчику - истребителю, активному участнику боёв за Ленинград, Герою Советского Союза Ивану Павловичу Неуструеву.
"Дмитрий ещё в Каче зарекомендовал себя способным слушателем. Он досконально изучил материальную часть, безукоризненно владел теорией, был примером для однокашников в технике пилотирования. По прибытии в Ленинградский военный округ его назначили в 26-й истребительный авиационный полк, на вооружении которого имелись самолёты И-16 и И-153  ("Чайки"). Два месяца учёбы в мирных условиях Оскаленко использовал с максимальной пользой для повышения своего лётного мастерства, а когда началась война, он сразу же включился в активные боевые действия. Вскоре имя 20-летнего Лейтенанта гремело не только в его родном полку, но и в других частях соединения".
А это пишет в своих воспоминаниях не менее известный лётчик - истребитель, дважды Герой Советского Союза Н. Ф. Кузнецов.
"Когда встал вопрос: кого из фронтовиков пригласить на митинг Ленинградской молодёжи, в числе других была названа фамилия лётчика - истребителя Дмитрия Оскаленко, позднее удостоенного звания Героя Советского Союза.
Митинг состоялся 14 Августа а Таврическом дворце. Из - за воздушных тревог трижды приходилось прерывать работу. Оскаленко приехал с опозданием, потому что принимал участие в отражении вражеских налётов. Он выступил на митинге после писателя Всеволода Вишневского и сказал, что, несмотря ни на какие трудности, воины полны решимости разгромить зарвавшегося врага. Затем рассказал о своём опыте ночных полётов и обратился с призывом ко всем воинам фронта: "Первым нападай на врагов, сколько бы их ни было. Выигрывай каждую секунду в бою. Этим и достигается победа".
Эти строки принадлежат бывшему помощнику начальника Политуправления Ленинградского фронта по комсомольской работе Полковник И. С. Бачурину.
Я долго думал, с какого эпизода начать рассказ об этом человеке. Может, с того, как Дмитрий Оскаленко дрался один против 7 вражеских самолётов ?   Или как он отметил День авиации 18 Августа 1941 года, когда сбил сразу 3 немецких самолёта ?   Впрочем, не менее интересны и его ночные бои. Вот, например, что пишет в своей известной книге "Под крылом - Ленинград" кандидат исторических наук И. Г. Иноземцев:
"Не сумев уничтожить корабли Краснознамённого Балтийского флота, немецкое командование решило запереть их в восточной части Финского Залива. В Мае - Июне 1942 года оно предприняло попытку с помощью авиации заминировать фарватеры в районе военно - морской базы Кронштадт. С 27 Мая по 14 Июня немецкие бомбардировщики Ju-88 и He-111 в целях минирования произвели 306 самолёто - вылетов... Минные постановки велись ночью, сначала с высоты 800 - 1200 метров, но из - за больших потерь врагу пришлось увеличить высоту до 3000 - 4000 метров. Но и эта операция ему не удалась. При минных постановках противник потерял несколько десятков самолётов. Особенно отличились в те дни лётчики 26-го истребительного авиаполка Капитан В. А. Мациевич и Старший лейтенант Д. Е. Оскаленко".
А что, если рассказать о Дмитрии Оскаленко не языком боевых эпизодов, а его собственными словами ?
То, что писал Дмитрий, вовсе не предназначалось для опубликования. Это его письма жене. Всего их было 12. Первое датировано 20 Июля 1941 года, последнее - 21 Сентября 1942 года. Вот короткие выдержки из этих писем:
Первое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Не удивляйся этому письму и тому месту, откуда я пишу. Ведь это неизбежно на войне. Через 3 часа после нашего расставания моя машина было подбита, я кое - как дотянул до линии фронта и приземлился на огороде, где, к великой радости, были наши. Сейчас чувствую себя хорошо. Лишь небольшой осколок повредил мне нос и лоб: придётся полечить..."
Второе письмо Дмитрия Оскаленко:
"Знаешь, Нина, сегодня бесчисленное множество посетителей совершенно меня расстроило. Хорошо быть здоровым... Я жду не дождусь, когда выпишусь и снова в бой. Скорее бы драться..."
Третье письмо Дмитрия Оскаленко:
"Я на старом месте. Снова влился в настоящую авиационную жизнь, немного подлетнул, как говорится, душу отвёл. Тянет меня в бой. Скорее бы !..."
Четвёртое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Получил твоё письмо от 14 Марта. Как я был рад !  В эту же ночь летал первый на штурмовку, заставил замолчать одну зенитку и потом работали беспрепятственно. От хорошего настроения зависит и успех в работе..."
Пятое письмо Дмитрия Оскаленко:
"На днях получил твоё письмо и очень был рад ему... Ты пишешь насчёт леса, где по пояс лазаешь по снегу, валишь деревья. Насчёт жизни где - нибудь в лесу, ты в точности узнала мои мысли. Я в нём родился и вырос, но несколько лет назад уехал из своих родных лесных краёв... Я сейчас буду всеми силами и средствами драться за каждую минуту жизни. Но не только своей..."
Шестое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Ниночка, ты не знаешь характера нашей семьи. Мы много говорить не можем. Никто... Я люблю людей крепких, неболтливых, с серьёзным умом и чистым сердцем. Что уж сказал, так сделал. Такие люди по мне. Вот что я любля в своих ребятах - так умение быть хозяевами своего слова. С такими людьми хоть куда - на бой и подвиг..."
Седьмое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Работать приходится день и ночь. Ночью самому, а днём вывозить молодёж, чтобы быстрее могли вместе со "стариками" бить врага. А той ночью, когда я писал письмо, все говорят, что я здорово отличился..."
В ту ночь Дмитрий Оскаленко сбил вражеский самолёт. Это была одна из первых ночных побед под Ленинградом.
Готовя летнее наступление на Ленинград, немецкое командование решило в первую очередь уничтожить корабли Балтийского флота, пока скованные льдом на Неве, они были лишены возможности маневра.
4 Апреля 1942 года в 18 часов 05 минут РЛС "Редут" обнаружила крупные группы немецких самолётов, идущие курсом к городу. В налёте участвовало 132 бомбардировщика под прикрытием 20 истребителей.
В считанные минуты система ПВО была приведена в боевую готовность, 20 советских истребителей поднялись в воздух и пошли навстречу врагу. Над Финским заливом разыгрался напряжённый воздушный бой, в котором лётчики Мациевич, Оскаленко, Апполонин и Беликов сбили по одному бомбардировщику. Однако удержать такую армаду противника они не смогли и около 60 вражеских самолётов сумели прорваться к стоянкам кораблей, где были встречены интенсивным заградительным огнём зенитной артиллерии. В результате, немецкие лётчики не смогли нанести прицельного удара и наши корабли почти не пострадали.
В конце Апреля ночные налёты на Ленинград возобновились. В одну из ночей, наши лётчики - ночники, вылетев навстречу трём немецким бомбардировщикам, пытавшимся минировать Финский залив, в коротком бою уничтожили всю группу противника: один был сбит Капитаном В. А. Мациевичем и два - Старшим лейтенантом Д. Е. Осталенко...
Восьмое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Нового в моей жизни ничего нет. Всё собираюсь съездить на ренген, что - то уж слишком болит в правом боку. А в общем - ничего, даже совестно болеть. Как вылетишь в бой - все болезни разом проходят..."
Девятое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Жив здоров, и вообще всё в порядке. Третьего числа ещё подрался и ещё увеличил счёт на одного стервятника. Приходится тяжеловато, потому что вожу молодёжь, а учить её драться не так легко. Сегодня пока спокойно. Наверное, будем работать ночью, потому что слишком ясная погода..."
Десятое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Пишу тебе после очень жаркого дня. Вот уже темнеет, писать почти невозможно, да и ночная работа предстоит. День прошёл в жестоких боях, одного парнишку потерял на глазах, сам зверски устал, 4 часа дрались, шею натёр - не повернуть. Но немцам изрядно надавали. Свой счёт увеличил ещё на один..."
Одиннадцатое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Вчера, почти в это время, я написал одно письмо, сейчас решил продолжить, так как тогда меня прервали. За прошедший день произошли кое - какие события, из - за которых пришлось немного пережить. Думали уже всё, что не стало Гришина, но его спас друг - белый купол. Только пришлось бедняге выкупаться. А так всё прошло благополучно..."
Двенадцатое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Только что получил от тебя письмо. Слушай, ну как тебе не совестно упрекать меня: "Или ты мне не хочешь писать". Поверь, что 2 дня назад я написал сразу же письмо, хотя времени почти не было. Молодёжь возил ночью, вводил в строй. Толковые ребята. Хорошие будут помощники в боях. Сегодня как - то скучновато. Поужинали, пропели кое - какие песни, и все разбежались...
Я подсчитал свои дела: ни много ни мало, а 14 фашистов я уже срубил, причём троих ночью. И всё же мало. Надо больше, без счёта. Ненавижу их, а потому и рука моя так страшна для врага, поэтому я и недоволен тем, что достиг в боях. До тех пор, пока я жив, буду без устали бить ненавистных врагов..."
Через 5 дней после написания этого письма командир 2-й эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка Капитан Д. Е. Оскаленко погиб. В воздушном бою в районе Невской Дубровки (Ленинградская область)  он был сбит. Дмитрий выпрыгнул с парашютом, но высота оказалась слишком мала... Было ему тогда 22 года. Эскадрилье, которой он командовал, было присвоено имя Героя.
 
*     *     *
Петров Георгий Георгиевич
 
Родился 8 декабря 1910 года в семье служащего. Русский. Окончил 7 классов и школу ФЗУ, работал слесарем.
В Красной Армии с 1931 года. В том же году окончил Энгельсскую военно-теоретическую школу лётчиков. В 1932 году вступил в ВКП(б)[2]. Участник Советско-финской войны 1939—1940 годов. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года.
К августу 1941 года командир эскадрильи капитан Петров совершил 120 боевых вылетов на самолётах И-16 и МиГ-3, в том числе: на глубокую разведку в тыл врага — 6 вылетов, штурмовку аэродромов — 2 вылета, штурмовку наземных войск — 6 вылетов, сопровождение бомбардировщиков на выполнение боевых задач по разрушению военных объектов противника — 40 вылетов. Участвуя в 20 воздушных боях на подступах к Ленинграду и в районе Октябрьской железной дороги, сбил 3 самолёта-истребителя противника. Лётчиками его эскадрильи сбито 18 самолётов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитану Петрову Георгию Георгиевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 637).
Гвардии подполковник Г. Г. Петров погиб в воздушном бою 13 июня 1944 года. Похоронен в посёлке Ропша Ломоносовского района Ленинградской области.
 
*     *     *
Георгий Петров родился 8 декабря 1910 года в Санкт - Петербурге, в семье служащего. Окончил 7 классов и школу фабрично - заводского ученичества, работал слесарем. С 1931 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Энгельсскую военно - теоретическую школу лётчиков.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов в составе 26-го истребительного авиаполка в должности помощника командира эскадрильи. Сражался в районах Ленинграда, Выборга и Кексгольма. Награждён орденом Красного Знамени.
С первых дней Великой Отечественной войны капитан Г. Г Петров в действующей армии. Сражался на Северо - Западном и Ленинградском фронтах, защищал Ленинград - город, в котором он родился и вырос.
К августу 1941 года командир эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка  (39-я истребительная авиационная дивизия, Ленинградский фронт)  капитан Г. Г. Петров совершил 120 боевых вылетов на самолётах И-16 и МиГ-3, в том числе: на глубокую разведку в тыл врага - 6 вылетов, штурмовку аэродромов - 2 вылета, штурмовку наземных войск - 6 вылегов, сопровождение бомбардировщиков на выполнение боевых эадач по разрушению военных объектов противника - 40 вылетов. Участвуя в 20 воздушных боях на подступах к Ленинграду и в районе Октябрьской железной дороги сбил 3 самолёта - истребителя противника. Лётчиками его эскадрильи сбито 18 самолётов.
154-й истребительный авиаполк принадлежал к числу частей, сформированных незадолго до войны. Молодые лётчики набирались опыта в боях, ставших для них учебной аудиторией, крепко били врага и за первые 3 месяца войны уничтожили 142 фашистских самолёта.
Этот список открыл прославленный ленинградский ас Георгий Петров, который 3 июля 1941 года сбил "Юнкерс". А на следующий день, сопровождая на задание бомбардировщики, он в паре с Алексеем Сторожаковым уничтожил Mе-109.
7 июня 1941 года капитан Петров получил боевое задание по сопровождению наших бомбардировщиков через Финский залив в город Хельсинки для разрушения военных объектов. Будучи ведущим, Петров заметил приближение 6 истребителей противника. Не теряя ни минуты, капитан повёл своё звено в лобовую атаку, враг не выдержал и рассыпался. Петров своим метким пулемётным огнём поджёг один самолёт, который врезался в воды Финского залива; остальных преследовали лётчики его звена, сбив в воздушном бою ещё 2 самолёта противника. Бомбардировщики Пе-2 вместе с истребителями сопровождения успешно выполнили боевую задачу и без потерь вернулись на свои базы.
17 июня 1941 года рано утром, при крайне плохой лётной погоде, капитан Петров повёл свою группу на штурмовку аэродрома противника в районе города Пскова. На подходах к цели противник открыл ураганный зенитный огонь. Искусно маневрируя, Петров вывел свою группу на цель и атаковл аэродром противника, уничтожмв на земле 14 самолётов и повредил ещё 15 самолётов; при этом подавили и зенитные точки противника. Выполнив задание капитан Петров привёл группу на свой аэродром.
В один из дней капитан Петров получал задание провести разведку в тылу расположения войск противника. После выполнения задания на пути встретился с большой группой самолётов противника. Завязался воздушный бой, в котором немцы зажгли самолёт молодого лётчика. Капитан Петров приказал по радио одному из ведомых доставить разведывательные сведения, а сам остался прикрывать приземление своего товарища на парашюте. В ходе этого боя, самолёт Петрова был подбит и вспыхнул от пробитого бензобака. Несмотря на это капитан продолжал вести бой, спасая жизнь молодого лётчика. Только в последний момент Петров, успевший получить ожоги, покинул самолёт. Приземлившись, он отыскал приземлившегося ранее товарища и вместе с ним, обходя стороной вражеские посты, добрался до своей части. Вскоре приступил к новым боевым вылетам.
Справедливости ради, следует отметить и тот факт, что в книге Е. М. Дворянского и А. А. Ярошенко - "В огненном кольце" данный эпизод представлен с точность до обратного:
"В июле 1941 года спас своего командира лётчик 154-го истребительного авиационного полка лейтенант Виктор Бесстрашный. В тот день 3 наших лётчика во главе с капитаном Георгием Петровым вели бой против 18 бомбардировщиков и 15 истребителей. С первой же атаки Виктор Бесстрашный   (фамилия очень подходила к этому человеку !)  сбил бомбардировщик, затем атаковал второго и поджёг его. Заходя в новую атаку, он увидел, что на командира набросилась целая стая "Мессершмиттов". Бесстрашный поспешил на выручку. В этот момент самолёт Петрова загорелся, а сам он вынужден был выброситься на парашюте.
Вражеские истребители накинулись на парашютиста, пытаясь расстрелять его в воздухе. Лейтенант Бесстрашный отогнал их. Тогда фашисты со всех сторон открыли огонь по его машине. Самолёт загорелся. Пламя окутало кабину лётчика, обожгло лицо и руки. Но мужественный воин не бросал командира. Словно метеор, он носился вокруг парашютиста, отгоняя фашистов. Только после того, как капитан Петров приземлился, Виктор Бесстрашный покинул самолёт и спустился на парашюте.
Бой шёл над лесистой местностью. Виктор Бесстрашный встретил в лесу партизан и с их помощью разыскал командира. Ночью они вместе благополучно пробрались через линию фронта и вышли к своим. За этот подвиг лейтенант Виктор Бесстрашный награждён орденом Ленина".
23 августа 1941 года командование 154-го истребительного авиационного полка представило Г. Г. Петрова к званию высшей доблести - Героя Советского Союза.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, капитан Петров Георгий Георгиевич удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 637).
Вскоре он был назначен командиром 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка, входившего в состав 7-го ИАК ПВО.
Гвардии подполковник Г. Г. Петров погиб в воздушном бою 13 июня 1944 года. К тому времени, сражаясь на истребителях МиГ-3, И-16, "Томахаук", "Яках" и "Аэрокобре", отважный лётчик совершил более 400 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 15 самолётов противника.  [ По одним источникам - 15 лично и 9 в составе группы, по другим - 15 всего, то есть включая 9 в группе. В данных М. Ю. Быкова не числится вовсе. ]  Штурмовыми ударами уничтожил около десятка самолётов, много различной боевой техники и живой силы противника. Похоронен в посёлке Ропша Ломоносовского района Ленинградской области.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды); медалями.
 
*     *     *
 
Пидтыкан Иван Дмитриевич
 
Родился 13 апреля 1918 года в селе Андреевка, ныне Куйбышевского района Запорожской области Украины. Окончил среднюю школу и педучилище. Работал учителем начальной школы. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
С первого дня Великой Отечественной войны младший лейтенант И. Д. Пидтыкан в действующей армии. В должности лётчика сражался в составе 195-го ИАП, летал на И-16. С сентября 1941 года служил командиром звена в 26-м ИАП, а с ноября 1941 года - на такой же должности в 123-м ИАП, продолжая летать на И-16.
К декабрю 1941 года командир звена 123-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны, Ленинградский фронт) старший лейтенант И. Д. Пидтыкан совершил 217 боевых вылетов, в 58 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 5 в составе группы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
2 августа 1942 года командир эскадрильи 123-го ИАП старший лейтенант И. Д. Пидтыкан погиб в воздушном бою при отражении налёта большой группы немецких бомбардировщиков в районе Урицка (ныне в черте Санкт-Петербурга). К тому времени выполнил 291 боевой вылет, провёл более 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 12 и в составе группы 10 самолётов противника.
Похоронен в посёлке городского типа Красный Бор Тосненского района Ленинградской области. Бюст Героя установлен на аллее Славы в посёлке городского типа Куйбышево Запорожской области Украины.
Награждён орденами: Ленина (6.06.1942), Красного Знамени (20.12.1941); медалью "За отвагу" (26.11.1941).
*     *     *
К тому, что в газетах часто встречается фамилия Старшего лейтенанта Пидтыкана, в полку давно привыкли. Один его сослуживец ещё в 1941 году собрал длинный список очерков и корреспонденции о Пидтыкане.
- Счёт сбитым самолётам ведут в штабе, а я решил завести счёт статьям, написанным про нашего Ивана, - сказал автор необычного библиографического справочника.
Воспроизводить этот своеобразный лицевой счёт нет надобности, хочется отметить лишь тот факт, что только за 4 месяца 1941 года об Иване Пидтыкане "Известия", "Ленинградская правда", "Красная звезда", "Смена", фронтовая газета "На страже Родины" и газета авиационного соединения "Атака" писали более 20 раз. Особым спросом в полку пользовались номера за 7 Июня 1942 года. В них был напечатан Указ о присвоении Пидтыкану звания Героя Советского Союза.
Над корреспондентами, приехавшими, чтобы взять интервью у Героя, лётчики подтрунивали:
- Опоздали, братцы. Сегодня о нашем Иване во всех газетах написал сам Председатель Президиума Верховного Совета.
Пидтыкан был смущён, на вопросы отвечал вяло. Выручил его командир части.
- Ни разу не видел, чтобы даже в самом тяжёлом бою Пидтыкан так терялся. Пощадите его, товарищи. День - то у него нынче особенный, а вы его атаковали вопросами.
Корреспонденты совсем расстроились. Беседа и так не клеилась. Но командир успокоил гостей.
- Сегодня вместо Пидтыкана интервью буду давать я. Пишите.
И он заговорил медленно, словно диктуя:
- 1 Декабря 1941 года 4 истребителя И-16 под командованием Ивана Пидтыкана вступили в бой с 6 бомбардировщиками Ju-88 и 4 истребителями прикрытия Ме-109. Вскоре в районе островов Зеленцы появились ещё 6 Ме-109. В неравном бою группа Пидтыкана отогнала бомбардировщики и сбила 3 Ме-109.
Однажды Пидтыкан вёл неравный бой с 4 Ме-109F. Смелость, находчивость и лётное мастерство обеспечили ему блестящую победу. Лейтенант сбил 3 вражеских самолёта.
В другой раз, 8 советских истребителей патрулировали над линией фронта. Вдруг появилось 60 вражеских бомбардировщиков. Летели они под прикрытием 12 истребителей. 8 против 72 !  Как тут быть ?  Ответ на этот вопрос дал наш запорожец Иван Пидтыкан.
Командир улыбнулся.
- Вы не думайте, товарищи, что я для красного словца назвал его запорожцем. Он и в самом деле родом из Запорожья. Так вот, Иван Пидтыкан первым бросился в атаку. Один "Юнкерс" сбил. По примеру Пидтыкана в атаку пошли и остальные наши лётчики. Строй бомбардировщиков рассыпался. А в военном деле строй - это не только порядок. Это сила. Правда, вражеских самолётов было столько, что драться с ними пришлось долго.
Рассказчик сделал паузу, чтобы убедиться, успевают ли записывать корреспонденты. Потом продолжал:
- Но, как говорится, всему бывает конец. Вот и кончились у Пидтыкана боеприпасы. Однако он и виду не подал - продолжал свои атаки. В такой кутерьме, когда гудят моторы, тарахтят десятки пулемётов, не разберёшь, что один самолёт атакует, не стреляя. Пидтыкан шёл всё больше в лоб. Немцы же не выдерживают лобовой атаки. Отворачивают, уходят. В общем, могу вам официально заявить, что враги не выполнили задания. А наши лётчики все вернулись на свой аэродром. Последним, уже почти совсем без горючего, сел Пидтыкан.
Командир обвёл корреспондентов внимательным взглядом.
- Хватит для заметки ?  Думаю, вполне. Фактов достаточно. Добавьте только, что вместе с Пидтыканом в этом бою сражались Иван Неуструев, Василий Харитонов, Георгий Жариков и Георгий Корниенко. Впрочем, Пидтыкан и в одиночку не терялся. Очутившись однажды перед большой группой немецких самолётов, он юркнул в облака, а затем, улучив момент, внезапно атаковал немца и сбил его. И снова в облака. Потом бросился ещё на один "Мессер". Этот ушёл, зато другой ответил атакой. Завязался бой. Пидтыкан сбил немца. И всё - таки тот успел дать меткую очередь.
Все мы потом удивлялись, как Пидтыкан "приволок" свою подбитую машину на аэродром. Не могу точно сказать, сколько теперь значится у Ивана Дмитриевича боевых вылетов. Для этого надо полистать его лётную книжку. Зато хорошо помню, что, когда его представляли к геройскому званию, у него их было уже 217 и сбил он 11 немецких самолётов. Это лично. Кроме того, он, как говорится, приложил руку ещё к 5 самолётам врага, сбитым в групповых боях. Всё это было несколько месяцев назад, а с тех пор, как наградной лист ушёл, Пидтыкан, сами понимаете, не сидел сложа руки...
Гости поблагодарили командира. Поблагодарил его за выручку и Пидтыкан. Потом сказал:
- Просьба к вам есть. Разрешите отметить сегодняшнее событие.
- Догадываюсь. В честь такой награды действительно не грех поднять чарку.
- Я не об этом. Разрешите слетать в бой всей эскадрильей.
Командир удовлетворил просьбу героя.
Через час эскадрилья в полном составе вернулась на аэродром. Раскрасневшийся, ещё не остывший от боя Пидтыкан отрапортовал:
- Задание выполнено, самолёты противника не допущены к переднему краю.
Так воевал за Ленинград бывший украинский учитель Иван Дмитриевич Пидтыкан. Воевал не жалея сил. А в решающую минуту не пожалел и самой жизни.
В начале Августа 1942 года шли ожесточённые бои в воздухе. В прикрытии наших войск участвовали и истребители ПВО. 2 Августа враг бросил для бомбардировки наших войск в районе Урицка 52 "Юнкерса" под прикрытием истребителей. Для отражения налёта было поднято 56 наших истребителей. Завязался бой. О его ожесточённости говорит тот факт, что наши лётчики сбили 27 и подбили 4 вражеских самолёта. Но в этом бою было потеряно и 7 наших самолётов. Погибли 3 лётчика, в том числе командир эскадрильи 123-го истребительного полка Герой Советского Союза капитан Иван Дмитриевич Пидтыкан.
В книге С. М. Бардина "...И штатские надели шинели"  (Издательство "Советская Россия", 1978 год.)  описан следующий эпизод боевой деятельности И. Д. Пидтыкана:
"...Ясным солнечным утром, в 9 часов, послышался зловещий гул моторов. В небе показалось огромное количество чёрно - серых бомбардировщиков. "Этажом" выше, маневрируя и кружась, точно в вихре, носились "Мессеры" - постоянные спутники бомбардировщиков.
Вскоре появились и наши истребители. Их было явно меньше. Расстояние между воздушной армадой противника и нашими эскадрильями с каждой секундой сокращалось. То, что произошло дальше, даже трудно передать. В мгновение всё перепуталось, смешалось и закружилось. Лишь, обременённые тяжестью груза, продолжали "спокойно" лететь бомбардировщики. Правда, их чёткий строй скоро нарушился. Отдельные машины, преследуемые советскими асами, раньше времени начали снижаться и, не переходя в пике, сбрасывать бомбы. Но вот загорелись одна, затем вторая, потом третья тяжёлая машина со свастикой и, резко снижая скорость, пошли вниз, таща за собой хвост огня и чёрного дыма. Некоторые "Юнкерсы" падали иначе - сначала вспыхивали, как факел, затем разламывались и тут же по частям летели вниз. Показались в воздухе и купола парашютов. Это спускались лётчики, успевшие покинуть горящие машины. А бой всё не прекращался. Казалось, ему не будет конца...
"Ожесточённый 7-часовой воздушный бой" - на следующий день гласили заголовки ленинградских газет. А под ними ремарки: "Наши лётчики рассеяли 8 эшелонов вражеских бомбардировщиков и уничтожили 21 самолёт". В одной из корреспонденций этот бой был описан так:
"Пытаясь вернуть занятые нашими частями рубежи, противник бросил вчера на наши передовые позиции свыше 120 самолётов. Вражеские бомбардировщики шли эшелонами под прикрытием истребителей. За несколько километров от цели их встретили истребители подразделений Павлова, Мищенко и Боговещенского. Одна группа наших лётчиков на большой высоте взяла в железные клещи истребители противника, а другая ринулась в атаку и врезалась в первый эшелон бомбардировщиков, завязав с ними ожесточённый бой. В первые же минуты воздушной схватки отличились истребители командира подразделения Павлова.
Лётчики старших лейтенантов Литаврина и Плеханова встретили 10 бомбардировщиков Ju-88, которых сопровождали и прикрывали истребители, и немедленно пошли в атаку. Лейтенант Шестаков сбил "Юнкерс", но сам был атакован Mе-109. Удачным маневром Шестаков вышел из угрожаемого ему положения и с короткой дистанции поджёг напавший на него самолёт. Старший лейтенант Плеханов, отогнав из строя, поджёг 2 Ju-88. Лётчики Высоцкий, Головач, Литаврин уничтожили по одному "Юнкерсу". Старший лейтенант Кудрявцев, выйдя из боя с истребителями, настиг 2 неприятельских бомбардировщика и сбил их. Так в течение 50 минут первый эшелон противника был разгромлен...
Но вскоре начали появляться следующие эшелоны воздушных пиратов. Их встретили наши истребители. Лётчик Мищенко в паре со старшим лейтенантом Карповым сбил 2 бомбардировщика. Капитан Жидов расстрелял 2 Mе-109.
Пятёрка самолётов, которыми командовал Герой Советского Союза капитан Пидтыкан, была атакованы 10 Mе-109. Умело маневрируя и прикрывая друг друга, наши лётчики вырвались из кольца вражеских самолётов и немедленно бросились на фашистские бомбардировщики. Пидтыкан сбил Ju-88.
Четвёрка наших самолёта под командой капитана Оскаленко вступила в бой с 4 "Юнкерсами", когда те пикировали на передний край нашей обороны. В результате один Ju-88 был подожжён, другой, преследуемый старшиной Бачиным, расстрелян с короткой дистанции пулемётным огнём. Старший лейтенант Занин, несмотря на тяжёлое ранение, полученное в схватке, благополучно привёл свой самолёт на аэродром".
Всего за период своей боевой деятельности Иван Дмитриевич Пидтыкан выполнил около 300 боевых вылетов, сбил 12 самолётов противника лично и 10 - в группе с товарищами. Все победы одержаны на И-16.
 
*     *     *
Севастьянов Алексей Тихонович
 
Родился 16 февраля 1917 года в деревне Холм, ныне Лихославльского района Тверской области. Окончил школу в селе Первитино и Калининский вагоностроительный техникум. В 1936 году по комсомольской путёвке поступил в Качинскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1939 году. Служил в Белорусском военном округе.
С 22 июня 1941 года лейтенант А. Т. Севастьянов на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена, летал на И-153. Вскоре был назначен заместителем командира эскадрильи. Сражался под Москвой, защищал небо Ленинграда.
К февралю 1942 года командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) старший лейтенант А. Т. Севастьянов совершил 100 боевых вылетов (в том числе 25 ночью). В 32 воздушных боях сбил 1 самолёт противника лично и 2 в паре с другим лётчиком, уничтожил аэростат наблюдения. В ночь с 4 на 5 ноября 1941 года в небе над Ленинградом таранил бомбардировщик Хе-111.
23 апреля 1942 года погиб в воздушном бою, защищая "Дорогу жизни", близ станции Рахья.
6 июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён двумя орденами Ленина.
В 1971 году останки Героя захоронены на военном кладбище в Санкт-Петербурге. Навечно зачислен в списки воинской части. Имя Героя носит улица в Санкт-Петербурге, Дом культуры в селе Первичино Лихославльского района Тверской области. О нём снят документальный фильм "Герои не умирают".
 
*     *     *
Алексей родился и вырос в небольшой деревеньке Холм, близ Лихославля. С раннего детства приобщился к нелёгкому крестьянскому труду: пас скот, пахал землю. Отец умер рано, и на долю Алексея с матерью Марией Ниловной выпала забота о 5 младших братьях. Детство пришлось на голодные 1920-е годы. Зимой учился в школе в соседнем селе Первитино, а летом работал в родной деревушке Холм подпаском. Однажды сидел на том самом высоком холме, что дал имя деревне, и услышал необычный гул над головой: в синем ясном небе летела диковинная бело-голубая птица. Лёшик вскочил, запрыгал, замахал ей руками. И оттуда, из самолёта, пилот тоже махнул ему рукой. Будто звал с собой...
Алексей учился потом в Лихославльской железнодорожной школе-семилетке, в Калининском вагоностроительном техникуме, но часто видел во сне тот бело-голубой самолёт, которым управлял он, Алексей Севастьянов. Нечего и говорить, что когда раздался призыв "Комсомолец! На самолёт!", Алексей отправился в Лихославльский райком комсомола, а оттуда - в военкомат. Его, здорового высоченного парня, студента техникума, отобрали сразу. И как же гордилась им мать, когда он приезжал домой в отпуск из Качинской военной авиационной школы, а затем и строевой части.
Перед самой войной Севастьянов окончил курсы командиров звеньев с отличными оценками по технике пилотирования, навигационной подготовке, бомбометанию с пикирования, стрельбе по наземным целям, стрельбе по воздушным целям, воздушному бою.
Ждали его дома в очередной отпуск и в июне 1941 года, но пришло письмо: "Дорогая мама! Отпуска мне не дают в связи с международным положением. Очень много работаем - по 10-11 часов в сутки. Работа требует большого напряжения. Так что письма смогу писать редко, не волнуйтесь, если будут задержки". Лётчики на западной границе понимали, что могут случиться такие события, когда возможны станут задержки с письмами...
На рассвете 22 июня 1941 года пламя и дым окутали аэродром. Лётчики на уцелевших боевых машинах устремились навстречу врагу. Над Брестом завязался ожесточённый бой с "Мессерами". Наши пилоты сбили 3 вражеских самолёта. После боёв в Белоруссии Алексей Севастьянов сражался под Москвой, а потом защищал Ленинград.
Алексей был хорошим сыном и, по детской привычке докладывать матери о своих школьных успехах, с войны писал ей в минуты передышек коротенькие письма-отчёты. 29 сентября 1941 года извещал: "С 21 сентября участвую в боях. Успел сбить уже пару фашистов, бомбардировщика и истребителя. В одном из боёв мой самолёт получил повреждение, а я незначительное ранение, которое не помешало мне на другой день вновь полететь в бой. Сейчас настроение бодрое. Здоровье нормальное. Всем привет. Желаю здоровья. Ваш сын Алексей".
26 сентября он в паре с Моховым сбил ещё один самолёт, "Юнкерс-88", над Шлиссельбургом. Эта древнерусская крепость Орешек, построенная ещё новгородцами, отбитая у шведов в 1702 году Петром Первым, была переименована царем, обожавшим немецкую культуру, в Шлиссельбург, от слова "шлиссен" - замыкать, закрывать. Крепость Шлиссельбург, высящаяся у истоков Невы, действительно "закрывала" город.
В ночь на 28 сентября Севастьянов на своём И-153 уничтожил вражеский аэростат, с которого немцы вели корректировку артиллерийского обстрела Невского проспекта, уносившего много жизней. Аэростат парил в небе под охраной истребителей и прикрытием зенитных батарей. Помогла сбить соглядатая завидная маневренность "Чайки", послушно выполняющей каскад разворотов и виражей между огнём зениток и "Мессеров".
В то время Ленинград был уже в блокаде. Фронт начинался там, где кончались трамвайные маршруты. Работа лётчиков стала невероятно сложной. Бомбардировщики врага, шедшие с запада, оказывались над Дворцовой площадью через 2 минуты после обнаружения их постами наблюдения. Нередко сигнал воздушной тревоги раздавался одновременно с гулом бомбардировщиков противника. Нашим истребителям приходилось постоянно дежурить в воздухе.
Правда, потеряв много бомбардировщиков, враги не решались появляться над Ленинградом днём. Прилетит "Хейнкель" или "Юнкерс" ночью и утюжит воздух на большой высоте, чтобы подольше держать город в напряжении. Нырнёт, сбросит бомбу - и снова забирается повыше. Ходили на эти задания лучшие экипажи, имевшие опыт ночных полётов на города Западной Европы. Охотиться за ними надо было тоже бывалым лётчикам.
В полку было известно: в первое утро войны пилот соседнего 123-го полка Пётр Рябцев, растратив боезапас в неравном бою, пошёл на таран. О ленинградских лётчиках Харитонове, Здоровцеве, Жукове, первыми получивших "Золотую Звезду" Героя в Великой Отечественной войне, было известно каждому. О ночных таранах Еремеева и Талалихина - тоже. Но все они шли на смертоносный удар по двум причинам: если вышло из строя бортовое оружие и если расстрелян боезапас.
Алексей Севастьянов, летавший на отражение ночных бомбардировок врага, обозначил третью причину: "В темноте, когда фашистский самолёт лишь на какие-то мгновения попадает в перекрестье прожекторных лучей и огонь "Чайки" может не дать желаемого результата, надо таранить!"
Эти слова Севастьянова на лётном разборе запомнились его товарищу, комиссару эскадрильи Георгию Агеевичу Лобову. В своих воспоминаниях об Алексее Севастьянове, опубликованных в 1965 году, генерал-майор авиации Г. А. Лобов рассказывает, что в их эскадрилье на 8 лётчиков было всего 4 МиГ-3, 3 Як-1 и 2 "Чайки" (И-153) - устаревшие по лётно-техническим данным, а точнее - по скорости (443 километра в час) в сравнении с "Мессерами" (до 570 км/час). Но прекрасная маневренность машины, убираемые в полёте шасси (или лыжи), 4 скорострельных пулемёта возмещали, казалось бы роковой, разрыв в скорости. На это и уповал мастер ночных слепых полётов 23-летний великан Алексей Севастьянов.
Наступила ночь с 4 на 5 ноября 1941 года... Над приплюснутой снарядной гильзой покачивался багровый лепесток пламени. Было тихо. Только склонившийся над столом дежурный сержант время от времени шелестел газетой. Тогда огонёк коптилки начинал метаться, разбрасывая по бревенчатым стенам причудливые тени.
Оторвавшись от газеты, сержант протянул руку к маленькому приёмнику. Но тут же с опаской оглянулся: не разбудить бы лётчиков... Перевёл взгляд на часы. Всё равно вот-вот будить надо: дежурному звену скоро вылетать. Сержант повернул рычажок. Послышались непонятные слова.
Привалившийся к бревенчатой стене Алексей Севастьянов выпрямился. Неужели немцы? Хотел сказать сержанту, чтобы выключил приемник, но после небольшой паузы уже другой голос сказал по-русски:
- Говорит Ленинград. Радиослушатели Англии, в 23 часа по московскому времени мы будем передавать для вас пятую симфонию Чайковского. Слушайте нашу передачу...
Алексей опять привалился к стене. Одолевала дремота. Склонив голову набок, закрыл глаза. Резкий зуммер полевого телефона заставил встрепенуться. Дeжypный схватил трубку и прижал к уху. Скороговоркой выпалил:
- Есть очередной группе к самолётам...
Алексей быстро встал и ударился плечом о подпорку. Приподнявшись на нарах, кто-то шутливо спросил:
- Что, Севастьяныч, тесно тебе в нашем подземном царстве?
Алексей промолчал. От мысли, что нужно уходить из тепла в ночную темень, он поёжился. В небе морозище, а кабина у самолёта открытая. Вся защита - прозрачный козырек, наподобие мотоциклетного. Без меховой маски и не думай вылетать - обморозишь лицо.
Алексей потянулся и тряхнул широко раскинутыми руками, точно вместе с дремотой хотел сбросить с себя тепло землянки.
...Едва взлетев с аэродрома, Севастьянов увидел скользившие в темноте голубые щупальца прожекторов. То укорачиваясь, то неожиданно вырастая, они тревожно шарили по небу. И вдруг все вонзились в одно место. В пучке света блеснуло серебристое пятнышко.
Самолёт Севастьянова рванулся туда, где искрились разрывы зенитных снарядов. Лётчик подумал, что так недолго попасть под снаряд своей же зенитки, но скорости не сбавил. Нельзя было терять время. Вражеский лётчик торопился вырваться из плена прожекторов. Он понимал, что прожекторные посты не бесконечно будут передавать его из луча в луч.
Севастьянов тоже торопился. Его "Чайка" послушно нырнула вниз. Маленький истребитель, прозванный так за изгиб плоскостей, похожих на крылья парящей чайки, и впрямь напоминал сейчас птицу, готовую броситься на вынырнувшую из темноты огромную рыбину.
Алексей дал пулемётную очередь и тут же зло прикусил губу. Просчитался! Ярко освещённая цель показалась гораздо ближе, чем была на самом деле. Прибавил газу и снова открыл огонь. Едва застучали пулемёты, бомбардировщик отвернул, замигал в ответ частыми вспышками. Это стрелок "Хейнкеля" открыл ответный огонь.
Метнувшийся за вражеским самолётом яркий луч прожектора ослепил Севастьянова. Лётчик перестал различать даже светящиеся стрелки приборов. Вскоре, однако, слепота прошла. Алексей увидел скрестившиеся лучи и в них серебристую сигару бомбардировщика. Палец судорожно нажал гашетку, но бомбардировщик продолжал лететь.
Злясь на себя, Севастьянов подвёл "Чайку" ещё ближе. Открыл огонь. Пулемётная очередь неожиданно оборвалась. Сильно, до ломоты в пальце, Севастьянов утопил гашетку, но пулемёты молчали. Лётчик почувствовал, как взмокла спина. В морозном небе стало жарко. Он понял, что кончились боеприпасы. В голове мелькнула мысль: "А что если винтом..."
Расстояние между "Чайкой" и "Хейнкелем" быстро сокращалось. Вот уже истребитель у самого хвоста вражеского самолёта. Но немец схитрил. Опередив Севастьянова на какую-то долю секунды, он свалил бомбардировщик влево. "Чайка" метнулась за ним, точно его маленькая тень. Мотор истребителя уже не гудел. В ушах стоял звенящий свист. Севастьянов резко толкнул вперед ручку управления...
В донесениях, начавших поступать сразу же после воздушного боя над городом, говорилось о том, что обломки немецкого самолёта "Хейнкель-111" упали в Таврический сад, спасшийся на парашюте пилот бомбардировщика задержан ленинградцами на улице Маяковского, а советский истребитель "Чайка" упал на Басковом переулке. Не было сведений лишь о лётчике, таранившем врага. А он, Алексей Севастьянов, в это время шёл окруженный большим конвоем воинственно настроенных ленинградцев. Пожалуй, если бы не успел крикнуть, что он свой, ему пришлось бы плохо. Ведь вначале его приняли за немецкого парашютиста.
Севастьянов шёл по заводскому двору, опасливо ступая по мерзлой земле. Унту он потерял в воздухе. Видимо, сорвало, когда его выбросило из кабины. Нестерпимо ныла рука. Что с ней произошло, лётчик не мог припомнить. Всё случившееся после удара о крыло бомбардировщика промелькнуло как в тумане. Помнил только, что дёрнул кольцо парашюта.
Конвоиры сочувственно поглядывали на ковыляющего человека. Они уже почти верили, что он свой, хотя на всякий случай ещё держались настороже. Всё окончательно прояснилось, когда Севастьянова привели в помещение, проверили документы, позвонили в штаб. Только после этого ему сказали, что приземлился он на территории Невского машиностроительного завода имени Ленина.
Люди, считавшие вначале, что они захватили врага, теперь не знали, куда посадить лётчика. Появилась кружка с кипятком, кусочек сахара. Хмурая, закутанная в платок женщина вынула из кармана ватника крошечный ломтик хлеба. Положила перед Севастьяновым:
- Не обессудь. Сам знаешь, какие теперь в Ленинграде угощения.
Женщина отошла. Алексей растерялся. Он не успел поблагодарить, не успел отказаться. Худенькая девушка в ушанке вдруг всплеснула руками:
- Вы же босой!
Покраснев, Алексей спрятал ноги под табуретку. Девушка убежала и скоро вернулась, держа в руках валенки.
- Это отцовские, - сказала она вконец смутившемуся лётчику. - Мы теперь тоже на казарменном, так что всё необходимое с собой. Обувайтесь.
Приехавшая за Севастьяновым машина отвезла его к большому дому с непроницаемо чёрными окнами. Только в вестибюле синяя лампочка разливала тусклый свет. В просторной комнате, куда ввели Алексея, было светло. Из-за стола поднялся генерал и шагнул ему навстречу. Лётчик вытянулся:
- Товарищ генерал, младший лейтенант Севастьянов...
- Знаю, - прервал его генерал. - Всё знаю. Молодец!
Он обнял лётчика, потом отступил на шаг и кивнул в сторону человека, сидевшего перед столом.
- Любуйся. Над всей Европой летал. Больше 20 раз бомбил Лондон. Теперь к нам пожаловал, а ты его так недружелюбно встретил.
Генерал обернулся к переводчику:
- Скажите пленному, что это и есть тот самый лётчик, который сбил его таким необычным приёмом.
Только теперь Севастьянов разглядел человека в серой, мышиного цвета куртке. Выслушав переводчика, немец встал. Он что-то сказал и протянул Севастьянову руку.
- Он говорит, что уважает храбрых асов, - пояснил переводчик.
Алексей не двинулся с места. Вспомнилось письмо, в котором мать жаловалась, что "немцы кругом бомбят". Вспомнилось письмо от брата Сергея. Одна строчка: "Мне, Алёша, оторвало ногу..."
Севастьянов зло посмотрел на немецкого лётчика. Может быть, именно он бомбил его родной Лихославль.
Решив, что Севастьянов не расслышал обращенных к нему слов, переводчик повторил:
- Он говорит, что уважает храбрых асов.
- Поневоле будешь уважать, когда заставили, - сухо ответил Севастьянов. - Скажите ему, что я не ас, а обыкновенный советский лётчик, каких у нас много. И ещё скажите: встрече с ним рад. Рад, что отлетался коршун...
Почти 1,5 месяца ходил он в санчасть на лечение и перевязки левого предплечья. Не дождавшись, когда ушиб рассосётся, он попросился в небо, в бой. Ему присвоили звание старшего лейтенанта и назначили командиром эскадрильи. Она выполняла сложные боевые задания и ночью и днём: несли патрульную службу, прикрывали с воздуха наши наземные войска, сопровождали штурмовиков на задания.
Зима 1941 - 1942 года в Ленинграде принесла его защитникам и горожанам неслыханные испытания. Но ленинградцы выстояли. Героически сражались, рыцарски защищая город Ленина, лётчики. Они оберегали колыбель революции от варварского разрушения, осуществляли непрерывную связь с Большой землёй.
Алексей Севастьянов совершил к весне 1942 года более 100 боевых вылетов. Только ночью 13 марта 1942 года он трижды поднялся в воздух на штурмовку укреплённых пунктов врага в районе Шлиссельбурга. 16 апреля Алексей доставил командованию ценные разведывательные данные о базировании авиации противника. Он летал на разведку, бился в небе с "Мессерами", защищал "Дорогу жизни". Пилоты его эскадрильи не знали покоя ни днём, ни ночью.
Среди новых улиц, построенных в Ленинграде после войны, есть одна, которая всегда будет напоминать жителям города на Неве о подвиге Алексея Севастьянова. Она названа его именем.
Улица, носящая имя человека, который таранил над городом вражеский бомбардировщик, - лучшего памятника герою, пожалуй, не придумаешь!
Ещё полгода воевал Алексей Тихонович в полку после своего тарана, теперь уже в должности командира эскадрильи. Обучал ночным и слепым полётам молодых лётчиков, отгонял немецкие самолёты от Дороги жизни через замёрзшее Ладожское озеро, по которой прорывались в город под непрерывным огнём врага автомашины с продовольствием, медикаментами и даже семенами и рассадой. Но чаще его, мастера ночных и слепых полётов, посылали в разведку - без права вступать в бой, чтобы непременно доставить разведданные. 16 апреля он собрал ценные сведения о расположении вражеских аэродромов и численности самолётов, стоявших на них. В следующую ночь наши штурмовики и бомбардировщики нанесли удар по этим аэродромам, нанеся противнику большой урон.
23 апреля 1942 года Алексей совершил свой последний вылет. В тот день большая группа Ме-109 нависла над их аэродромом. С нею отважно вступили в бой две наших "Чайки". Севастьянов и лётчик Николай Щербина поднялись им на выручку. Они находились в самом невыгодном положении: "Мессеры" ожидали их взлёта. Сразу же завязался неравный бой. Враги напали на Щербину. Пренебрегая смертельной опасностью, Алексей попытался его прикрыть. Один из "Мессеров" зашёл сзади и расстрелял "Чайку" Севастьянова. Машина загорелась. Она быстро теряла и без того малую высоту. Смертельно ранен был и лётчик. Алексей не мог ни сдержать падения машины, ни выпрыгнуть с парашютом. Товарищей, у которых уже кончалось горючее, выручил, - дал им возможность уйти на посадку, а сам погиб...
Полк тяжело переживал утрату. Однополчане клялись отомстить врагу за смерть друга, сражаться стойко. Николай Григорьевич Щербина воевал на самолёте с надписью "За Лёшика" до Победы, 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза. А Алексею Тихоновичу Севастьянову звание Героя Советского Союза было присвоено с большим опозданием - 6 июня 1942 года, через полтора года после подвига, через 10 месяцев после гибели...
Комиссар М. Т. Ермолаев от имени всего личного состава писал в деревню Холм матери Алексея:
"Мария Ниловна, как комиссар части, где служил ваш сын, я считаю своим долгом сообщить вам, что ваш сын геройски погиб при исполнении служебных обязанностей.
Лёша был для нас самым лучшим боевым другом. Он, как герой, дрался с воздушными пиратами и всегда выходил победителем. Его горячо любили трудящиеся города Ленина, и нередко можно было увидеть его портрет на предприятиях. Не раз он рисковал жизнью ради спасения ленинградцев и счастья своего народа".
Такой человек оставляет глубокий след в людских сердцах. Десятилетия прошли со дня гибели Героя, а имя его живёт, подвиги его не забываются. В Ленинграде есть проспект Севастьянова. У места гибели Алексея, на станции Рахья, установлена мемориальная доска. В этом посёлке именем отважного лётчика названы улица.
Много лет дружат однополчане Севастьянова с его земляками - тружениками колхоза имени Дзержинского. Лётчики приезжают в гости к колхозникам. Они гордятся семьёй Севастьяновых. Отец Алексея - Тихон Севастьянов служил кавалеристом ещё в Первую Мировую войну. Мать Мария Ниловна вырастила 6 сыновей. Пограничник Василий погиб, защищая Родину в Западной Белоруссии. Михаил - артиллерист, пал в бою под Ржевом, а Алексей - под Ленинградом. Сергей, бывший разведчик,- инвалид войны. Три ранения и контузию получил на войне Николай. И лишь младшего Виктора не опалил фронт. Каждый из Севастьяновых внёс свой вклад в Победу.
По инициативе однополчан на родине Героя открыт ему памятник. Навсегда встал над нивами, у берез русский богатырь в комбинезоне и унтах.
Закончилась война. Прошло немало лет, когда ветераны полка решили найти место гибели Героя. Им помогали старожилы окрестных деревень, школьники - следопыты посёлка Рахья. 15 июня 1971 года в торфяном болоте, на глубине 1,5 метров был обнаружен самолёт. Родная земля сохранила останки Героя, его личные вещи и документы. Хорошо сохранились орден Ленина, удостоверение личности Севастьянова, его записная книжка, компас, часы, пистолет, ракетница. Прошло 28 лет, а всё сохранилось. В стволе пулемёта - патроны: лётчик вёл огонь до последней минуты.
21 июня 1971 года жители Ленинграда участвовали в захоронении праха прославленного лётчика. Сотни тысяч ленинградцев вышли отдать долг памяти одному из тех, кто пожертвовал жизнью, чтобы отстоять город на Неве. Почти через весь город по самым оживлённым проспектам - Суворовскому, Невскому, Майорова, Измайловскому, Московскому, Гагарина - проехал в сопровождении почётного караула бронетранспортер с орудийным лафетом, на котором был установлен гроб с останками Героя. Это был его последний путь...
На Чесменском кладбище перед захоронением состоялся торжественный митинг. Сюда пришли тысячи людей, молодых и старых, и переживших блокаду, и родившихся после войны.
Земляки любовно хранят память об Алексее Севастьянове. Его именем названа улица в Лихославле, улица и средняя школа № 358 в Санкт-Петербурге, переулок на станции Рахья, Дом культуры в селе Первитино Тверской области. На зданиях первитинской 8-летней и средней школы № 7 в Лихославле, где он учился, установлены мемориальные доски. В колхозе имени Ф. Э. Дзержинского установлен памятник, а на месте гибели - мемориальная доска.
Вот чьим именем названа улица, которая ровным потоком вливается в парк Победы. Широкая, прямая, она чем-то напоминает плечистого лётчика с зорким взглядом и чуть сдержанной улыбкой.
В Русском музее Санкт-Петербурга, хранится небольшой портрет лётчика, написанный художником-блокадником Яр-Кравченко. Рослый, плечистый парень с волевым крупным лицом, в гимнастёрке поверх лётного свитера, сидит на табурете, не зная, куда девать привыкшие к делу большие руки.
"Когда я впервые увидел Севастьянова, - вспоминал художник, - он мне удивительно напомнил молодого Горького. Такой же высокий, слегка сутулый. Меня сразу потянуло к нему. Я хотел зарисовать его, но этот парень, от которого так и веяло буйной русской силушкой, был застенчив, как ребёнок". Просто Герой тогда был ещё очень молод - шёл ему 24 год. И не был женат. Но ждала его одна милая девушка, которой он не решался сказать - ведь война идёт! - главные слова.
 
Сторожаков Алексей Николаевич
 
Родился 12 февраля 1917 года в селе Кагальник, ныне Азовского района Ростовской области. В 1927 года семья переехала в Ростов, где окончил 5 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал на обувной фабрике. С 15 августа 1935 года в рядах Красной Армии. По специальному набору отправлен в военную авиационную школу лётчиков. Окончив её служил в Ленинградском военном округе. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности старшего адъютанта эскадрильи 26-го ИАП, летал на И-16, побед не имел.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант А. Н. Сторожаков на фронтах Великой Отечественной войны в составе 154-го ИАП, летал на МиГ-3. Защищал небо Ленинграда.
К 22 августа 1941 года заместитель командира, он же штурман, эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) старший лейтенант А. Н. Сторожаков совершил 152 боевых вылета, в 25 воздушных боях сбил лично и в группе 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 8 личных и 3 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей степени отличия.
10 сентября 1941 года погиб при сопровождении самолётов СБ в район города Красное Село Ленинградской области. К тому времени провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил лично 6 и с составе группы ещё 6 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года удостоен звание Героя Советского Союза.
Сбитый самолёт и останки Героя были найдены только в 1981 году. Похоронен в 2-х километрах северо-восточнее деревни Корпиково Гатчинского района Ленинградской области. На месте гибели сооружён мемориал.
Награждён орденами: Ленина (16.01.1942), Красного Знамени (1940, 22.07.1941).
 
*     *     *
Алексей Сторожаков родился в семье кузнеца 12 февраля 1917 года в селе Кагальник Азовского района. Ему было 7 лет, когда он сам пошёл и записался в школу. Туда же привёл и старшего брата. В 1927 году семья Сторожаковых переезжает в Ростов. Алексей поступает учеником набойщика на фабрику им. Микояна. Но тянуло мальчишку к самолётам. Записался в авиаклуб и ходил за несколько километров от дома на занятия. Позже, по рекомендации предприятия, городской организации ОСОАВИАХИМ был направлен на учёбу в Гатчинскую лётную школу. В виде исключения   ( ему не было 18 лет )  был принят в неё. После окончания - служил в Ленинградском военном округе. В 1939 году участвовал в боевых действиях против белофиннов.   [ По некоторым источникам, даже сбил 2 самолёта. ]  Высокое мастерство и мужество лётчика было отмечено орденом Красного Знамени.
Алексей Сторожаков стал одним из самых известных пилотов 154-го истребительного авиаполка в начальный период Великой Отечественной войны. В те, самые тяжёлые месяцы, газета "Сталинский Сокол" очень часто писала об А. Н. Сторожакове, называя его "красным ассом".
Лётчики этого полка часто вылетали на прикрытие бомбардировщиков и штурмовиков. Они хорошо понимали важность надёжного прикрытия своих боевых друзей и защищали их от атак "Мессеров", не жалея собственной жизни. Именно так и действовал командир звена старший лейтенант Алексей Сторожаков. Прикрывая 6 июля 1941 года группу СБ тройка истребителей И-16, во главе со Сторожаковым, отразила нападение 9 вражеских истребителей, сбив при этом 5 из них. Когда Алексей Николаевич сопровождал бомбардировщиков, они чувствовали себя уверенно.
Был он известен ещё и тем, что однажды взял в плен 2-х вражеских пилотов. Заранее предвижу, что читатели скажут: "Лётчикам доступно многое, но чтобы брать противника в плен, это уж извините"... А между тем всё так и было.
- Наш Алексей всё может, - говорили в полку, - о нём даже в сводке Советского информбюро написано.
Действительно, в сводке за 13 августа 1941 года говорилось, что старший лейтенант Сторожаков за 45 дней войны уничтожил 8 вражеских самолётов.
Когда началась война, Алексею было 24 года. Но выглядел он старше. Коренастый, шея как у борца - крепкая, почти вровень с широкими скулами. Лицо на ветрах огрубело  ( летал вначале на И-16 с открытой кабиной, потом пересел на МиГ-3 ). Даже оспинки на подбородке, казалось, выбиты ветром. С Алексеем всегда было легко. Если позволяла обстановка, лётчики собирались вокруг его кургузого "Ишачка".
Однажды, когда Сторожаков с Пилютовым  ( а они часто летали вместе )  вернулись на аэродром и ведущий ушёл на командный пункт, Алексей сказал товарищам:
- Пока Пилютыч докладывает начальству по всей форме, я вам, ребята, расскажу, как мы только что с фрицами в кошки - мышки играли. Не верите ?   Тогда слушайте. Идём под самыми облаками. И вдруг видим, что - то мельтешит впереди. Пригляделись - 9 "Юнкерсов" и 8 "Мессеров". Идут плотно, не подступишься.
- Надо бы сразу в лоб, - вставил молодой лётчик.
- Спасибо, - кивнул ему Сторожаков. - Ты их в лоб, а они тебя по лбу...
Он чуть помолчал.
- Грешным делом и я так считал - в лоб, и никаких гвоздей. Или пан, или пропал. А Пилютыч рассудил по - другому. Качнул мне крылышками - и в облако. Я за ним. Когда фрицы подошли ближе, он вниз. Я не отстаю. И так мы ударили дуэтом в крайнего "Юнкерса", что он и очнуться не успел, - сразу вниз. Только выскочили из одной атаки - сразу во вторую. Со следующим такая же история. Но тут уж нас заметили. Пришлось быстренько ткнуться в облака. Так и ушли. Поиграли в кошки - мышки, 2 бомбардировщика сбили - и будь здоров.
Сторожаков завидовал пилютовской рассудительности, старался подражать ему. Но не всегда можно было полагаться на хитрость. Чаще приходилось идти напролом. И не кто иной, как Пилютов, хвалил своего молодого друга за решительность. Узнав, что Сторожаков во главе звена истребителей атаковал 9 "Мессеров", Пилютов, обычно невозмутимый, воскликнул: "Вот это молодчина !"   А произошло это так.
Воздушный разведчик заметил в районе Порхова скопление немецких войск. Сомнений не было - накапливают резервы. Немедленно туда полетели наши бомбардировщики. Сопровождал их Сторожаков и с ним ещё 2 лётчика. Все понимали - звено истребителей не очень надёжная защита для бомбардировщиков. Тем более, что время, когда наши СБ  ( скоростные бомбардировщики )  соответствовали своему названию, уже прошло. От "Мессеров" им не уйти. И сейчас наверняка немецкие истребители вертятся над тем местом, где скопились войска.
Действительно, в воздухе кружило 9 Ме-109. Они уже начали разворачиваться для удара по бомбардировщикам, как вдруг сами попали под огонь.
Когда самолёты приближаются со стороны солнца, разглядеть их очень трудно. Этим и воспользовался Сторожаков. Он так зашёл в атаку, чтобы немецкие лётчики, ослеплённые солнечными лучами, не сразу увидели звено советских истребителей.
Внезапность удара лишила врагов инициативы, что уже само по себе очень важно. С первой же атаки 2 "Мессера" загорелись. Ошеломлённые этим немцы не успели прийти в себя, как на них обрушились новые удары.
Сторожаков бил врагов, не давая им опомниться. Только это могло помочь 3-м советским лётчикам одолеть 9 врагов. Правда, уже после первой атаки их стало только 7. Ещё несколько стремительных ударов - и осталось лишь 4 "Мессера". А вместе с численным превосходством немцы потеряли и уверенность. Об атаках они уже не помышляли.
Воспользовавшись этим, экипажи СБ отбомбились как на полигоне - спокойно, по всем правилам. Они были уже далеко от цели, когда их догнало звено Сторожакова. Убедившись, что 4 оставшихся Ме-109 не собираются преследовать бомбардировщиков, Алексей вышел из боя.
Через 12 дней после этого Сторожакову случилось одному драться в районе своего аэродрома с 4 немецкими истребителями. Машина Алексея была повреждена, из пробитого бака лился бензин. Рискуя остаться без горючего и упасть, Сторожаков всё - таки продолжал драться, не давая противнику приблизиться к аэродрому.
 
А с пленными получилось вот как. Сторожаков вылетел вдогонку за воздушным разведчиком врага "Хеншель-126". Настиг, атаковал. С немецкого самолёта ответили огнём. Сторожакова ранило. Правда, легко. Но от разведчика он не ушёл, подбил его. Однако тот ещё мог лететь. Чтобы отвязаться от советского истребителя, немец круто пошёл вниз, - над самой землёй ему легче было скрыться. Сторожаков за ним. "Оседлал" врага и прижимал его к земле всё ниже и ниже. Снова набрать высоту разведчик уже не мог. Над ним, угрожая тараном, "висел" истребитель. Сторожаков хотел заставить разведчика сесть на наш аэродром. Немец не подчинился. Он приземлился на первой подвернувшейся ровной площадке. Всё - таки оставалась надежда скрыться.
Прибавив скорость, Сторожаков уже через несколько минут был на аэродроме. Выскочив из кабины, он попросил автомашину. Наспех объяснил, что километрах в 12 от них опустился вражеский самолёт.
Поляну, на которой сел немецкий разведчик, Сторожаков нашёл быстро. Машина была на месте, но экипаж исчез. Конечно, лётчик и штурман направились к линии фронта. Сторожаков приказал сопровождавшим его техникам поскорее снять с вражеского самолёта фотоаппарат. Проявив пленку, можно было узнать, чем интересуются немцы, какие объекты они снимали. Забрав аппарат, Сторожаков и его товарищи снова бросились в погоню.
Немцев удалось обнаружить в нескольких километрах от места их вынужденной посадки. Вероятно, они сразу догадались, что догнавший их лётчик - это тот самый ас, с которым пришлось недавно встретиться в воздухе. Во всяком случае, без лишних слов они подняли руки.
Когда решался вопрос о награждении Алексея Николаевича Сторожакова "Золотой Звездой", наряду с другими его боевыми подвигами несомненно учли и этот. В конце концов, не так часто бывает, чтобы лётчик взял в плен лётчиков.
После курсов повышения квалификации его назначили заместителем командира эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка.
Свой последний боевой вылет Алексей совершил 10 сентября 1941 года. В этот день, вылетев на прикрытие группы наших бомбардировщиков, он был тяжело pанен в районе железнодорожной станции Мга  ( Ленинградская область ). За 3 месяца войны отважный лётчик уничтожил более 10 вражеских самолётов лично и в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 6 групповых побед лётчика. ]
Эти боевые данные из короткой фронтовой жизни отважного лётчика - истребителя Алексея Николаевича Сторожакова взяты из документов Архива Министерства обороны СССР. Там же хранится представление на звание Героя Советского Союза, составленное 22 августа 1941 года командованием 154-го истребительного авиационного полка  ( 39-я истребительная авиационная дивизия )  и чуть позже подписанное командующим Ленинградским фронтом генерал - лейтенантом М. С. Хозиным и членом Военного совета фронта секретарем ЦК ВКП(б) А. А. Ждановым. В наградном листе сказано:
"Заместитель командира эскадрильи 154-го авиаполка старший лейтенант Сторожаков Алексей Николаевич имеет 152 боевых вылета, из них: на штурмовку аэродромов и наземных войск противника - 20, на глубокую разведку в тыл противника - 18, на сопровождение бомбардировщиков - 37, на перехват воздушного противника - 21 боевой вылет. Лично сбил 8 самолётов противника разных типов и в группе - 3 самолёта.   [ Уже после написания данного документа Сторожаков успел одержать ещё 2 групповые победы. ]  Воздушные бои проводил в большинстве с превосходящими силами противника.
Так, например, 6 июля 1941 года звено старшего лейтенанта Сторожакова, выполняя задачу по сопровождению самолётов "СБ" в район Порхова, на пути встретило 9 самолётов "Ме-109". Товарищ Сторожаков своим звеном навязал и воздушный бой. В результате смелого натиска под его руководством 2 самолёта сбил сам и 3 самолёта сбили лётчики его звена. Все самолёты "СБ", которые сопровождались звеном Сторожакова, благополучно вернулись на свой аэродром.
18 июля 1941 года Сторожаков встретил и вступил в бой один против 4-х вражеских самолётов "Ме-110". В результате сбил один самолёт, но был подбит и самолёт Сторожакова - перебита тяга управления и пробит бензобак. Но несмотря на это, он благополучно посадил самолёт на свой аэродром.
27 июля 1941 года разведчик противника типа "Хеншель-126" производил разведку и корректировку артогня в районе Леги. Старший лейтенант Сторожаков получил приказ сбить разведчика. Выполняя этот приказ, он проявил исключительное мастерство ведения воздушного боя с тихоходным, маневренным самолётом противника на своём истребителе "МиГ-3". На малой высоте противник под прикрытием пытался выйти из боя. Сторожаков заходит несколько раз на таран, и меткими пулемётными очередями заставил фашистского стервятника врезаться в землю. В воздушном бою осколками разрывных пуль противника наш храбрый лётчик был легко ранен. Но несмотря на это, после окончания воздушного боя, посадив свой самолёт на площадку, где приземлились лётчики сбитого самолёта, лично захватил 2-х фашистских лётчиков, снял ценный фотоаппарат, приборы, пулемёты и другое оборудование и сдал всё наземным частям, а сам благополучно вернулся на свой аэродром.
За презрение к смерти, за доблесть, отвагу и геройство, проявленные в боях, достоин звания Героя Советского Союза".
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года А. Н. Сторожакову за героические подвиги, совершенные при выполнении боевых заданий командования на фронте в борьбе с немецкими захватчиками, было присвоено звание Героя Советского Союза. Но... уже посмертно.
В книге потерь 29-го Гвардейского ИАП  ( бывший 154-й ИАП )  значится: "Заместитель командира эскадрильи, он же штурман, Герой Советского Союза старший лейтенант Сторожаков Алексей Николаевич при сопровождении самолётов СБ на Красное Село Ленинграда погиб в воздушном бою против германского фашизма на территории, занятой врагом 11 сентября 1941 года. Место погребения не установлено".
Одно время считали, что Сторожаков направил свой горящий самолёт на грузовой состав противника на станции Мга. Но это оказалось не так...
 
...Красное Село. Гатчинский аэродром. Для опытного следопыта Михаила Маркова этого было достаточно, чтобы приступить к поиску. В 1982 году в Мариенбургском лесу он нашёл самолёт МиГ-3 с останками летчика. Прах человека Михаил Алексеевич предал земле, а двигатель, пулемёт, пропеллер доставил на своё подворье. Со временем образовался у него там музей под открытым небом: останки других наших самолётов, обнаруженные им в окрестностях Гатчины, оседали здесь. Одновременно в разные уголки страны шли письма, в которых Марков просил помощи в установлении имён лётчиков. 30 лет спустя этот человек вернул родным Алексея Сторожакова  ( это его прах он захоронил после войны ). Версия о гибели лётчика такова: самолёт был повреждён в бою  ( об этом свидетельствуют многочисленные следы от пуль на обшивке )  и лётчик израсходовал весь боезапас и горючее  ( поэтому машина не взорвалась при ударе об землю, двигатель же сместился в кабину пилота и сделал его своим пленником ). Рухнул он, видимо, на обратном пути в свою часть.
М. А. Маркова разыскали краеведы Кагальницкой средней школы и у сотрудников Азовского краеведческого музея появилась возможность побывать у этого человека и получить в дар то, что осталось от сторожаковского "МиГа"...
Вскоре на месте гибели Героя уже стоял обелиск с красной звездой и краткой надписью. Затем исполком Гатчинского райсовета принял решение о благоустройстве могилы А. Н. Сторожакова и сооружении памятника. По инициативе районного отделения ВООПИК проект памятника был заказан известному ленинградскому архитектору А. Д. Левенкову. Кроме стелы, установленной на могиле А. Н. Сторожакова, комплекс включает небольшой обелиск на месте падения самолёта и бюст Героя.
 
*     *     *
Он презирал смерть и остался бессмертным. Народ не забывает тех, для кого судьба Родины в годы тяжёлых испытаний была дороже собственной жизни. Таким был Алексей Сторожаков. Таким он и остался в памяти боевых друзей, в памяти земляков - жителей села Кагальника, под Азовом, где герой родился и вырос.
Стремление стать лётчиком зародилось у него, когда Алексей был ещё подростком, учился в ростовском ремесленном училище. Он стал обучаться лётному делу в аэроклубе.
Боевой опыт молодой лётчик - истребитель приобрёл в период Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Там же начал и боевой счёт - сбил 2 самолёта противника. Его наградили орденом Красного Знамени.
С первых дней Великой Отечественной воины Алексей Сторожаков сражался на северо - западном участке фронта. Тревоги, вылеты, бои - почти каждый день. Уже на 2-м месяце войны на счету старшего лейтенанта Сторожакова было 8 сбитых самолётов противника...
В начале августа он со своим звеном истребителей сопровождал бомбардировщики в район города Острова. Когда наши бомбардировщики проходили мимо тучи, из-за неё показались 9 фашистских истребителей. Наши "ястребки" встретили фашистов. Меткая очередь из пулемётов, и один "Мессершмитт" полетел на землю.
Бомбардировщики сбросили бомбы на цель, но воздушный бой продолжался. Сторожаков пристроился к одному "Мессершмитту", зажёг его. Друзья Алексея сбили ещё 3 самолёта противника.
...Несколькими днями позже ему пришлось помериться силами с немецким самолётом - разведчиком. "Хейншель-126" летал над нашим укреплённым районом, фотографировал, корректировал огонь артиллерии. В ходе завязавшегося боя, фашистский самолёт потерпел поражение и врезался в землю. Но двое немецких лётчиков всё-таки уцелели. Вскоре их привезли на наш аэродром. Командир экипажа "Хеншеля" попросил показать ему того, кто сбил его.
- Вон он ! - указали ему на вошедшего Сторожакова.
Фашист внимательно посмотрел на широкоплечего русского парня со слегка вздёрнутым носом, что-то сказал по-немецки.
- Спрашивает о твоём происхождении, - улыбнулся переводчик.
- Скажи ему, что отец мой - кузнец, - с гордостью ответил советский лётчик. - А сам я в прошлом сапожник, на обувной фабрике в Ростове работал...
Выполнив задание в районе Тосно, лётчики возвращались домой. Вдруг со стороны солнца показалось 8 "Мессершмиттов". Начался воздушный бой. Алексей прикрывал своих ведомых и внимательно следил за их действиями: опыта у них маловато, справятся ли ?   Вот один из вражеских самолётов густо задымил и рухнул на землю. "Молодцы ! - обрадовался Сторожаков. - Так их !"   Но у товарищей закончились боеприпасы.
- Уходите ! - приказал он. - Я прикрою !
Алексей вёл бой на виражах. Искусно увертываясь от наседавших фашистов, он в то же время ловил удобный случай, чтобы самому нанести удар. И поймал. Как только самолёт противника попал в прицел, он нажал гашетки. Вражеская машина вспыхнула. Загорелся и "ястребок" Сторожакова. Пришлось выброситься из кабины с парашютом. Вскоре ноги коснулись земли - мягкой, податливой. Топь !..
Сторожаков подтянул парашют, снял лямки. Поблизости, за кустами, послышался собачий лай, потом немецкий говор. Значит, он на вражеской территории. Алексей вынул пистолет. Гитлеровцы постреляли и пошли прочь, видно, считая советского лётчика погибшим.
С большим трудом лётчик выбрался на сухое место и двинулся в сторону фронта, к своим. Шёл не один день, но Алексей всё-таки нашёл родной аэродром.
Вскоре Сторожаков снова был в бою. Его звено, сопровождая бомбардировщики, встретило 9 немецких истребителей. Старший лейтенант врезался в их строй, одного сбил. Но вспыхнул и его самолёт...
Так 10 сентября 1941 года он ушёл в бессмертие. Алексею Николаевичу Сторожакову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
( Из сборника - "Очерки о Героях Советского Союза.  Книга 1.  Ростов-на-Дону. 1974 год. )
 
Харитонов Василий Николаевич
 
Родился 28 февраля 1922 года в деревне Петрово, ныне Серебряно-Прудского района Московской области. Окончил 7 классов школы № 148 города Москвы. С 1939 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. Н. Харитонов на фронтах Великой Отечественной войны. Был младшим лётчиком в составе 195-го истребительного авиационного полка, летал на И-16. В сентябре 1941 года переведён в 26-й ИАП, где в должности лётчика продолжал летать на И-16. С ноября 1941 года по октябрь 1944 года сражался в составе 123-го ИАП (в ноябре 1942 года преобразован в 27-й Гвардейский ИАП). Летал на И-16, позже освоил Як-1, Як-7 и Як-9.
К августу 1942 года командир звена 123-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант В. Н. Xаритонов совершил 281 боевой вылет, в 58 воздушных боях лично сбил 10 и в группе 16 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 803).
Всего за годы войны командир эскадрильи 27-го Гвардейского ИАП (2-й Гвардейский ИАК, Ленинградская армия ПВО) Гвардии майор В. Н. Харитонов совершил около 400 боевых вылетов, провёл около 80 воздушных боёв, в которых сбил лично 18 и в составе группы 16 самолётов противника.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. С 1958 года Гвардии полковник В. Н. Xаритонов - в запасе, а затем в отставке. Жил в Ленинграде (с 1991 года - Санкт-Петербург). Умер 27 апреля 2002 года.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (03.12.1941, 10.07.1944, ...), Александра Невского (07.04.1944), Отечественной войны 1-й степени (05.07.1943, 11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями.
*     *     *
Великую Отечественную войну Василий Харитонов встретил в составе 195-го истребительного авиаполка, в котором и открыл счёт своих побед. К августу 1942 года ему удалось уничтожить уже 19 вражеских самолётов. В полку его называли "охотником за бомбардировщиками".
10 февраля 1943 года, в день подписания Указа о присвоении ему звания Героя Советского Союза, Гвардии старший лейтенант Василий Николаевич Харитонов сбил 20-й вражеский самолёт - бомбардировщик Ju-88.
...Когда товарищи прибежали на самолётную стоянку, чтобы поздравить Василия Харитонова со званием Героя Советского Союза, он погрозил им пальцем:
- Хватит, ребята, разыгрывать. В 1941 году такие же остряки поздравляли меня, а "Золотую Звезду" получил другой Харитонов - Пётр. Харитоновых в Советском Союзе, может, поменьше, чем Ивановых, но тоже хватает.
Товарищи доказывали, что никакой ошибки быть не может, об этом уже передавали по радио и наверняка на днях Указ будет напечатан. Всё равно от магарыча ему не отвертеться.
- Ладно, ребята, - сказал Василий, - прибудет газета, тогда поговорим насчёт магарыча, а сейчас как бы за разговорами не прозевать сигнала на вылет. Сами понимаете - дежурю.
Лётчики ушли. Однако принесённая ими новость не выходила из головы. Получается, что этим самым 20-м самолётом он не только округлил счёт, но и отметил подписание Указа.
Двадцатый сбитый самолёт... А кажется, совсем недавно был первый. Он сбил его на втором месяце войны. Но до этого был бой, который едва не стоил жизни Василию Харитонову. Увлёкшись стрельбой по "Юнкерсу", он сам попал под огонь немецкого истребителя. Продолжать бой ему уже не пришлось. В крыле была огромная дыра. Молодому лётчику с большим трудом удалось посадить машину.
В следующий раз Василий перехитрил врага. Чтобы нанести внезапный удар, немец юркнул за облако. Василий сделал то же самое, только с другой стороны. "Мессер" напоролся на пулемётную очередь и загорелся. И тут же Харитонов заметил, что другой Ме-109 атакует командира группы Кондратьева. Командир не видел этого: он был занят другим "Мессером", который пытался сбить лётчика Калижского. Харитонов атаковал истребитель, гнавшийся за Кондратьевым. Немец отвернул. Жизнь командира была спасена. Продолжая атаку, Кондратьев спас Калижского.
После этого боя Василий стал чувствовать себя уверенней. Со временем сам стал водить в бой группы истребителей. Однажды, возглавляя семёрку, увидел столько немецких самолётов, что и глазам не поверил. Уже потом стало известно, что всего их - волна за волной - шло 80 штук. Ещё до "Юнкерсов" появились "Мессеры". Нетрудно было догадаться, что истребители расчищали путь бомбовозам.
Харитонов повёл свою группу в облака. Зачем ввязываться в бой с истребителями, когда сзади наверняка идут бомбардировщики !   Так оно и было. Зато уже когда приблизились "Юнкерсы", Харитонов выскочил из укрытия и сразу пошёл в атаку. Вот уже 3 бомбардировщика загорелись. Остальные открыли заградительный огонь.
 
Чтобы легче было обороняться, "Юнкерсы" построились в круг. Харитонов с товарищами прорвался в середину. Обстрел был жестокий, но немцы не выдержали ответного огня советских истребителей. Kpyг развалился, "Юнкерсы" начали уходить. Преследуя их, наши лётчики сбили ещё несколько вражеских машин.
В этом бою Василий Харитонов сбил 2 пикировщика врага. Третьего зажёг совместной атакой с лётчиком Андриановым, четвёртого - с Потаповым.
Однажды немецкий бомбардировщик прорвался к Ленинграду. "Юнкерс" уже был над Международным  (так назывался тогда Московский проспект), ещё каких - нибудь несколько секунд - и начнёт бомбить. Василий Харитонов опередил врага - лобовой атакой заставил его повернуть обратно. Бомбы упали не на улицы Ленинграда, а в стороне от шоссе.
Бомбардировщик удирал. Харитонов тоже прибавил скорость. У линии фронта догнал врага и дал длинную очередь... Обломки "Юнкерса" догорели недалеко от Пулкова. Да, со времени первой победы было много боёв...
На следующий день, 11 февраля, он повёл шестерку на перехват бомбардировщиков, шедших под прикрытием истребителей. Всего летело около 30 фашистских машин. Харитонов так умело провёл свою группу, что она отсекла истребителей и с первой атаки разбила строй "Юнкерсов". Харитонов атаковал самолёт Ju-87 и сбил его. Затем схватился с новейшим истребителем FW-190 и тоже вогнал его в землю.
В это же время 2 самолёта сбил Гвардии старший лейтенант В. И. Потапов, по одному уничтожили Гвардии старший лейтенант А. Т. Карпов и молодые лётчики Гвардии младший лейтенант А. Г. Андрианов и Гвардии сержант П. А. Внуков.
Едва Харитонов выбрался из кабины, кто - то крикнул:
- Читай, Фома Неверный: присвоить звание Героя Советского Союза старшему лейтенанту Харитонову Василию Николаевичу !
Василий взял протянутую ему газету. Действительно, Указ. Всё точно - Харитонов Василий Николаевич. И рядом заметка о сбитом вчера 20-м "Юнкерсе".
К стоянке подошли ведомые Харитонова - Карпов, Потапов, Андрианов, Внуков и Небрат. Александр Карпов попросил газету. Прочитав Указ, поздравил товарища. Потом пробежал глазами заметку.
- А здесь неточность. Теперь у нашего Василия не 20 сбитых самолётов, а 22. Придётся давать поправку.
На следующий день в газете появилась заметка о том, что 11 февраля 1943 года, в день опубликования Указа о присвоении Василию Харитонову звания Героя Советского Союза, он сбил Ju-88 и FW-190.
Потом такие "поправки" пришлось публиковать ещё не раз...
Приказом командующего Ленинградской армией ПВО от 7 апреля 1944 года за успешное выполнение боевых задач в период с июля 1943 года по март 1944 года, умелое командование эскадрильей и личный героизм награждён орденом Александра Невского. В наградном листе указывалось:
"После предыдущего награждения орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и присвоения звания "Герой Советского Союза" Харитонов В. Н. лично сбил 3 самолёта противника - 2 самолёта "ФВ-190" и 1 самолёт "Ме-109".
23 июня 1943 года в составе 6 "ЯК-7Б" вылетел на перехват бомбардировщиков противника. В районе деревни Манушкино встретил 4 истребителя "ФВ-190" и сбил один из них.
29 июля 1943 года вылетел ведущим 8 "ЯК-7Б" на прикрытие своих войск. В районе Войтолово заметил корректировщика "Ме-109" и сбил его.
1 августа 1943 года произвел вылет на прикрытие наших наземных войск в составе 8 "ЯК-7Б". В воздушном бою над аэродромом Лезья группа самолётов Харитонова В. Н. сбила 6 самолётов противника, один из которых был сбит лично Харитоновым В. Н.
За время командования эскадрильей личный состав произвёл 256 боевых вылетов на прикрытие бомбардировщиков и штурмовиков, ведение воздушной разведки и штурмовку объектов противника, при этом сбито 16 самолётов противника".
К концу войны Гвардии майор В. Н. Харитонов сбил 34 немецких самолёта.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 18 личных и 16 групповых побед. ]  Войну закончил в составе 27-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
Как - то, уже после войны, известный публицист А. В. Буров, давно знакомый с Харитоновым, отправился в Ленинградский аэропорт, чтобы повидаться с ним. Он знал, что, демобилизовавшись, тот стал работать в Гражданском Воздушном Флоте. На вопрос, где найти Харитонова, один шутник сказал:
- Сначала доберётесь до Рабата, а от этого марокканского порта можете напрямик, кратчайшим путём, лететь через пески Сахары до Бомако. Затем полетите в Конакри. Здесь и найдёте Харитонова.
Оказывается, он улетел в Африку, чтобы поделиться опытом с Гвинейскими авиаторами...
 
*     *     *
Щербина Николай Гаврилович
 
Родился 1 апреля 1919 года в деревне Яковлевка, ныне Березнеговатского района Николаевской области (Украина). В 1933 году окончил 7 классов средней школы в городе Запорожье, в 1934 году - школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал слесарем на Запорожском заводе ферросплавов. С декабря 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Московского военного округа.
С июня 1941 года младший лейтенант Н. Г. Щербина на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал в составе ПВО Москвы. Боевую деятельность начал в должности командира звена 34-го ИАП, летал на МиГ-3. С августа 1941 года - командир звена 35-го ИАП, где летал так же на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в составе ПВО Ленинграда - командиром звена 124-го ИАП. В октябре 1941 года переведён в 26-й ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 26-й Гвардейский ИАП), где прошёл путь от командира звена до заместителя командира и штурмана полка. Летал на МиГ-3, "Харрикейне" и Як-9.
К началу июля 1944 года штурман 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка (2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Лениградская Армия ПВО) Гвардии капитан Н. Г. Щербина совершил 424 боевых вылета (из них 135 - ночью), провёл 51 воздушный бой (из них 5 - ночью), в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4508).
К ноябрю 1944 года (до вывода частей ПВО Ленинграда из состава действующей армии) Гвардии капитан Н. Г. Щербина совершил 445 боевых вылетов, провёл 52 воздушных боя, число побед не изменилось.
После окончания войны продолжал службу в авиации ПВО. В 1950 году окончил Липецкие высшие офицерские лётно-тактические курсы. Командовал 178-м ИАП ПВО. 21 ноября 1952 года Гвардии подполковник Н. Г. Щербина погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на Казанском кладбище в городе Пушкин (в черте Санкт-Петербурга).
Награждён орденами: Ленина (22.08.1944), Красного Знамени (24.07.1941), Отечественной войны 1-й степени (12.06.1943), Отечественной войны 2-й степени (21.12.1944), Красной Звезды (31.12.1941); медалями.
*     *     *
Великую Отечественную войну Николай Щербина встретил Младшим лейтенантом, командиром звена в 34-м истребительном авиационном полку. Эта часть одна из первых в ВВС получил на вооружение новейшие истребители МиГ-3. Уже 1 Мая 1941 года его лётчики участвовали в воздушном параде над Красной площадью. По уровню боевой подготовки, количеству налётанных часов  ( не менее 400 )  такие пилоты, как А. Г. Лукьянов, М. Г. Трунов, А. В. Смирнов, Н. Г. Щербина заметно превосходили многих своих сослуживцев по 6-му истребительному авиационному корпусу ПВО.
Боевой счёт лётчик открыл в 1941 году под Москвой. В ночных боях он сбил там 2 фашистских самолёта: 22 Июля 1941 года бомбардировщик Ju-88, в прожекторной зоне № 5 и 2 Августа 1941 года бомбардировщик Hе-111, в той же прожекторной зоне № 5.
А вот, фрагмент из доклада, представленного в конце Июля 1941 года командиром 34-го истребительного авиационного полка Майором Л. Г. Рыбкиным:
"...Младший лейтенант Н. Г. Щербина 22 Июля 1941 года в 2 часа 30 минут в районе Норо - Фоминска с дистанции 50 метров выпустил две очереди в немецкий бомбардировщик. В это время по МиГ-3 открыла огонь зенитная артиллерия и самолёт противника был потерян..."
27 Августа 1941 года, в составе группы из 3-х самолётов   ( совместно с В. Г. Калачёвым и В. Г. Горюновым ), в 16 часов 30 минут, в районе Мга уничтожил многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110 из состава ZG 26 "Horst Wessel".
29 Августа, в том же районе, в паре с В. Г. Горюновым, в 17 часов 45 минут уничтожил истребитель Ме-109.
В этот же самый день, в группе из 3 самолётов  ( совместно с В. Г. Калачёвым и В. Г. Горюновым ), в 19 часов, в районе деревни Лесье уничтожил ещё один многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110 из состава ZG 26 "Horst Wessel".
6 Сентября 1941 года, в составе группы из 3 - 4 самолётов   ( совместно с А. Г. Лукьяновым, А. А. Подопригорой и Г. А. Пестовым ), в районе деревни Лесье уничтожил разведчик - корректировщик Hs-126.
До Октября 1941 года сражался на Центральном фронте, затем продолжил службу уже в составе 26-го истребительного авиационного полка Ленинградской ПВО, где одержал ещё несколько побед.
В Апреле 1942 года была создана Ленинградская армия ПВО. В состав её вошли 7-й истребительный авиационный корпус, части и подразделения, входившие до этого во 2-й корпус ПВО. При этом самоё серьёзное внимание было уделено подготовке лётчиков к действиям по воздушным целям в ночьных условиях. Ещё осенью 1941 года были созданы отдельные подразделения, а теперь и целый авиационный полк для действий ночью. Зачинателями ночных полётов были Подполковник Б. Н. Романов и Капитан В. А. Мациевич. Наряду с ними в ночных воздушных боях отличились лётчики Д. Оскаленко, Н. Щербина, Н. Молтенинов, М. Трунов, В. Апполонин и другие.
Николай Щербина обычно поднимался в воздух с наступлением темноты. В ночных воздушных боях он уничтожил 3 вражеских бомбардировщика. Щербина не любил возвращаться на аэродром с неизрасходованным боезапасом. Когда истрекало время патрулирования, лётчик, перед тем как вернуться, поворачивал к линии фронта и бил врага на земле. 43 раза при сильном зенитном обстреле он штурмовал войска и боевую технику противника. Славился он также и своими ночными разведками.
Днём и ночью истребители ПВО прикрывали Ленинград. В ночь на 22 Июня 1943 года Гвардии капитан Н. Г. Щербина вылетел для выполнения очередного задания. По радио с командного пункта ему сообщили, что в районе станции Мга появился вражеский самолёт. Щербина сразу же пошёл на сближение и обнаружил врага. Первая атака не дала результата. Фашистский самолет стал уходить. Щербина подошёл ещё ближе и дал очередь. Бомбардировщик загорелся и упал.
"Ни одного холостого вылета !" - такой был у него девиз.
Если лётчик не встречал врага в воздухе, то наносил удары по наземным войскам. Ему поручались самые сложные задачи по разведке аэродромов, наземных войск, коммуникаций врага, и он всегда, в любой обстановке успешно их выполнял.
25 Января 1944 года Гвадии капитан Н. Г. Щербина вылетел на очередную разведку. Полёт проходил в сложных условиях - при сплошной облачности, снегопаде. Пришлось лететь на высоте около 100 метров. Щербина отлично выполнил задачу, обнаружил большие колонны врага, отходившие на юг от Красногвардейска. В районе Сиверской он встретил вражеский самолёт - корректировщик Hs-126 и сбил его. Зенитки фашистов открыли по нему сильный огонь, но Щербина благополучно вернулся на аэродром. Пользуясь его данными, штурмовики разгромили вражескую колонну.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 Августа 1944 года штурман 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан Николай Гаврилович Щербина удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Войну Гвардии майор Н. Г. Щербина закончил летая на истребителе Супермарин "Спитфайр IXЕ".
Общим итогом его боевой деятельности стали 11 вражеских самолётов, сбитых в воздушных схватках  ( 7 лично и 4 в группе ), и ещё 12 - уничтоженных на земле при штурмовках аэродромов противника. Всего совершил 445 успешных боевых вылетов.
После войны Николай Гаврилович Щербина продолжал служить в ВВС, командовал полком. Позднее работал лётчиком - испытателем и погиб в результате несчастного случая во время испытательного полёта 21 Ноября 1952 года.
 
*     *     *
 


 

© Copyright: Владимир Савончик, 2017

Регистрационный номер №0381921

от 8 апреля 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0381921 выдан для произведения: 26-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
26-й истребительный авиационный полк сформирован в период с 20 марта 1938 года по 25 апреля 1938 года на аэродроме Горелово на основании приказа Командующего Ленинградским Военным Округом №007 от 19 марта 1938 года на базе 10-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи.
 
Нахождение в строю:
 
С 20 марта 1938 года по 22 ноября 1942 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года (105 дней). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 22 ноября 1942 года (519 дней). Перечень №11.
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С 20 марта 1948 года по 22 января 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
С 22 января 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе Войск ПВО Территории Страны.
 
В составе объединений:
 
С 20 марта 1938 года по 30 ноября 1939 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 30 ноября 1939 года по 1 января 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 1 января 1940 года по 26 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 7-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 26 марта 1940 года по 19 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Ленинградского Военного Округа.
С 19 июня 1941 года по 9 ноября 1941 года – в оперативном подчинении Северной зоны ПВО.
С 9 ноября 1941 года по 7 апреля 1942 года – в оперативном подчинении Ленинградского Корпусного района ПВО.
С 7 апреля 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе Ленинградской Армии ПВО.
 
В составе корпусов, дивизий и бригад:
 
С 20 марта 1938 года по 3 августа 1940 года – в составе 54-й авиационной бригады.
С 3 августа 1940 года по март 1941 года – в составе 3-й истребительной авиационной дивизии.
С марта 1941 года по 7 июля 1941 года – в составе 54-й истребительной авиационной дивизии.
С 7 июля 1941 года по 22 ноября 1941 года – в составе 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО.
 
Командир полка:
 
Майор (подполковник) Романов Борис Николаевич – с 9 января 1941 года по 15 апреля 1942 года. Не вернулся из боевого вылета.
Герой Советского Союза майор Петров Георгий Георгиевич – с 19 июля 1942 года по 22 ноября 1942 года. Назначен на должность командира 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Батальонный комиссар Суханов
Батальонный комиссар Резницкий Абрам Липович
 
Участие в операциях и битвах:
 
Формирование – с 20 марта 1938 года по 25 апреля 1938 года.
Советско-Финская Война – с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской Войне.
Боевых вылетов – 4523
Сбито самолётов противника – 3
Свои потери:
   Лётчиков – 1
   Самолётов – 1
 
ПВО Ленинграда – с 1938 года по 22 ноября 1942 года.
Битва за Ленинград – с 10 июля 1941 года по 2 ноября 1942 года.
Переформирован по штату 015/134 – 1 августа 1941 года.
Принял 7 истребителей И-153 от 194-го истребительного авиационного полка – 16 сентября 1941 года.
Принял 17 экипажей с самолётами из 195-го истребительного авиационного полка – 10 октября 1941 года.
Переформирован по штату 015/284 – 10 ноября 1942 года.
 
Герои Советского Союза:
 
6 июня 1942 года. Севастьянов Алексей Тихонович. Младший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
14 февраля 1943 года. Мациевич Василий Антонович. Капитан. Командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №560.
14 февраля 1943 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. Старший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка 7-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
 
Потери:
 
12 августа 1941 года. Щербак Василий Тимофеевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
20 августа 1941 года. Ушаков Никодим Миронович. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Пропал без вести.
24 августа 1941 года. Чужаков Александр Алексеевич. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
25 августа 1941 года. Аверин Степан Васильевич. Младший лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
25 августа 1941 года. Емельчинко Владимир Васильевич. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
25 августа 1941 года. Крикунов Михаил Иванович. Лейтенант. Лётчик  26-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
5 сентября 1941 года. Краснощёков Александр Константинович. Младший лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе станции Мга. Сгорел вместе с самолётом.
10 ноября 1941 года. Башкиров Александр Филиппович. Младший лейтенант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при облете самолета. Похоронен на станции Корнево, Всеволжского района, Ленинградской области.
19 ноября 1941 года. Сайкин Иван Моисеевич. Сержант. Авиационный механик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при несчастном случае при проверке пулемета самолета. Похоронен на станции Горская Ленинградской области.
1 декабря 1941 года. Довгилов Ефим Максимович. Старшина. Авиационный механик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке авиагородка самолетами противника. Похоронен станции Корнево, Всеволжского района, Ленинградской области.
4 апреля 1942 года. Буланов Александр Иванович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Погиб в воздушном бою. Похоронен в м. Углово на кладбище гарнизона.
15 апреля 1942 года. Романов Борис Николаевич. Подполковник. Командир 26-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Ленина и Красного Знамени). Не вернулся с боевого задания по штурмовке аэродрома Красногвардейск.
23 апреля 1942 года. Севастьянов Алексей Тихонович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Ленина, 47 боевых вылетов, 22 воздушных боя, 1 личная и 2 групповые победы). Погиб в воздушном бою. Похоронен в городе Ленинград. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
19 июля 1942 года. Беликов Геннадий Иосифович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при выполнении боевого вылета. Похоронен в 4  км. северо-восточнее аэродрома Горская, Ленинградской области.
2 августа 1942 года. Киселёв Тимофей Васильевич. Сержант. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб в воздушном бою. Похоронен на кладбище авиагарнизона м. Сосновка, Ленинградской области.
30 августа 1942 года. Карасёв Георгий Георгиевич. Старшина. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при выполнении боевого задания. Сгорел вместе с самолетом в районе Старо-Паново, Ленинградской области.
30 августа 1942 года. Полянский Анатолий Степанович. Старший лейтенант. Командир звена 26-го истребительного авиационного полка. Погиб при выполнении боевого задания. Похоронен на кладбище авиагарнизона Сосновка, города Ленинград. Посмертно награждён орденом Красной Звезды.
11 сентября 1942 года. Мурашко Василий Иванович. Старшина. Лётчик 26-го истребительного авиационного полка. Погиб в воздушном бою. Похоронен в районе Манушкино, в 2 км севернее совхоза.
26 сентября 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Боевого Красного Знамени  Красной Звезды, более 200 боевых вылетов, около 30 воздушных боёв, 12 личных и 3 групповых победы). Погиб в воздушном бою на самолёте И-16. Похоронен в селе Дубровка Всеволжского района Ленинградской области. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
 
СПИСОК ПОТЕРЬ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
25 июля 1941 года. Дедяев и Прокофьев. Сбили в группе Ju.88
25 июня 1941 года. Ступин Николай Иванович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Красный Бор.
2 сентября 1941 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил в группе Bf.110 в районе станции Пелла.
2 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.109 в районе Пелла.
4 сентября 1941 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил в группе Bf.109 в районе Лезье.
4 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.110 в районе станции Пустынька.
5 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в паре Bf.109 южнее станции Ивановское.
10 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. Сбил в паре Ju.88 в районе Горелово.
10 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.109 западнее Дудергоф.
10 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Ju.87 юго-западнее Красное Село.
11 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.87 в районе Горелово.
11 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.87 в районе Горелово.
11 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Bf.110 в районе Дудергофские горы.
14 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Пушкин.
14 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в группе Hsh.126 в районе Антропшино.
26 сентября 1941 года. Мохов и Севастьянов. На истребителях И-153 сбили в паре Ju.88 в районе Шлиссельбург.
26 сентября 1941 года. Неуструев Иван Павлович. На истребителе И-16 сбил в паре Ju.87 в районе Марьино – Пыльная Мельница.
27 сентября 1941 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил Ju.88 в районе Ленинграда.
27 сентября 1941 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил в группе Ju.88 в районе Ивановское.
28 сентября 1941 года. Алексеев Константин Иванович. На истребителе Як-1 сбил Bf.109 при отражении налёта на Кронштадт.
28 сентября 1941 года. Севастьянов Алексей Тихонович. На истребителе И-153 сбил аэростат противника.
7 октября 1941 года. Пидтыкан Иван Дмитриевич. На истребителе И-16 сбил Ju.88 южнее Гонтовая Липка.
4 ноября 1941 года. Севастьянов Алексей Тихонович. На истребителе И-153 сбил тараном He.111 над Ленинградом.
1 января 1942 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил Bf.109 в районе Путилово.
4 апреля 1942 года. Аполлонин Николай Николаевич. Сбил Ju.87 в районе Стрельна.
4 апреля 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Стрельна.
2 июня 1942 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил He.111 в районе Тайбола.
2 июня 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 в районе Уусикюля.
5 июня 1942 года. Аполлонин Николай Николаевич. Сбил Ju.88 юго-западнее острова Котлин.
5 июня 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 северо-западнее острова Котлин.
10 июня 1942 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил Ju.88 западнее Кронштадт.
10 июня 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил He.111 в районе Терийоки – Уусикюля.
14 июня 1942 года. Аполлонин Николай Николаевич. Сбил He.111 в районе острова Котлин.
14 июня 1942 года. Молтенинов Николай Георгиевич. Сбил Ju.88 в районе Сестрорецк.
20 июля 1942 года. Щербина Николай Гаврилович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Коннолово – Дудергоф.
2 августа 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.88 в районе Ново-Паново.
3 августа 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил в группе Ju.88 в районе Красное Село.
10 сентября 1942 года. Мациевич Василий Антонович. Сбил Bf.109 в районе Ивановское.
10 сентября 1942 года. Оскаленко Дмитрий Ефимович. На истребителе И-16 сбил Bf.109 северо-западнее Мга.
 
СПИСОК ПОБЕД УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Награждены орденами СССР:
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01010/н от 29 октября 1941 года. Ленинград.
 
Щербак Василий Тимофеевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01007/н от 20 декабря 1941 года. Ленинград.
 
Дедяев Иван Семёнович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Пидтыкан Иван Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Антонов Георгий Герасимович. Лейтенант. Старший адъютант полка. Орден Красной Звезды.
Буланов Александр Иванович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Прокофьев Виктор Михайлович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01133/н от 31 декабря 1941 года. Ленинград.
 
Романов Борис Николаевич. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
Неуструев Иван Павлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Резницкий Абрам Липович. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0430/н от 26 февраля 1942 года. Ленинград.
 
Алексеев Константин Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Аполлонин Николай Николаевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Корень Василий Артёмович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Максимов Александр Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Мациевич Василий Антонович. Старший лейтенант. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Молтенинов Николай Георгиевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Цыганенко Василий Степанович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0648/н от 30 марта 1942 года. Ленинград.
 
Севастьянов Алексей Тихонович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина(1)
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №0997/н от 30 апреля 1942 года. Ленинград.
 
Оскаленко Дмитрий Ефимович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года.
 
Севастьянов Алексей Тихонович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(2). Посмертно.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №02480/н от 29 ноября 1942 года. Ленинград.
 
Аполлонин Николай Николаевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Полянский Анатолий Степанович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды. Посмертно.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года.
 
Мациевич Василий Антонович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Оскаленко Дмитрий Ефимович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина. Посмертно.
 
СПИСОК НАГРАЖДЁННЫХ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Вооружение:
 
И-16 – с марта 1938 года по ноябрь 1942 года.
И-153 – с сентября 1941 года
МиГ-3 – с 1941 года по ноябрь 1942 года.
Як-1
Hurricane – с ноября 1942 года
 
Дислокация:
 
Горелово – с 20 марта 1938 года
Манушкино
Углово
 
МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ УТОЧНЯЮТСЯ
 
Приказом НКО №374 от 22 ноября 1942 года 26-й истребительный авиационный полк переименован в 26-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
 
Дополнительная информация:
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Мациевич Василий Антонович – с ? по ноябрь 1942 года.
Неуструев Иван Павлович – с сентября 1941 года по февраль 1942 года.
Оскаленко Дмитрий Ефимович – с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года.
Петров Георгий Георгиевич – с июля 1942 года по ноябрь 1942 года.
Пидтыкан Иван Дмитриевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1941 года.
Севастьянов Алексей Тихонович – с ? по апрель 1942 года.
Харитонов Василий Николаевич – с октября 1941 года по ноябрь 1941 года.
Щербина Николай Гаврилович – с октября 1941 года по ноябрь 1942 года.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Аполлонин Николай Николаевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1942 года. 3 личные победы в составе полка.
Корень Василий Артёмович – с сентября 1941 года по октябрь 1941 года и с декабря 1941 года по 1942 год.
Мациевич Василий Антонович – с ? по ноябрь 1942 года. 3 личные и 2 групповые победы.
Молтенинов Николай Георгиевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1942 года. 3 личные и 1 групповая победа в составе полка.
Неуструев Иван Павлович – с сентября 1941 года по февраль 1942 года. 6 личных и 6 групповых побед в составе полка.
Оскаленко Дмитрий Ефимович – с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года. 5 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Пидтыкан Иван Дмитриевич – с сентября 1941 года по ноябрь 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Харитонов Василий Николаевич – с октября 1941 года по ноябрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Щербина Николай Гаврилович – с октября 1941 года по ноябрь 1942 года. 1 личная победа в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Аверин Степан Васильевич
Антонов Георгий Герасимович
Бадьин Николай Алексеевич
Башкиров Александр Филиппович
Бирюков Павел Прокофьевич
Буланов Александр Иванович
Герасимов Дмитрий Семёнович
Грибов Семён Петрович
Дедяев Иван Семёнович
Емельчинко Владимир Васильевич
Жариков Георгий Юрьевич
Иванов Владимир Андреевич
Кайнов Всеволод Николоевич
Карасёв Георгий Георгиевич
Киселев Тимофей Васильевич
Киселёв Тимофей Васильевич
Краснощёков Александр Константинович
Крикунов Михаил Иванович
Максимов Александр Дмитриевич
Мурашко Василий Иванович
Прокофьев Виктор Михайлович
Серебрянников Александр Давыдович
Сериков Иван Васильевич
Ушаков Никодим Миронович
Чужаков Александр Алексеевич
Грачёв Иван Петрович
Андреев Александр Михайлович
Рыхлов Константин Михайлович
Иващенко Иван Тимофеевич
Резницкий Абрам Липович
Мациевич Василий Антонович
Полянский Анатолий Степанович
Щербак Василий Тимофеевич
Кондрашев Василий Сергеевич
Прокопьев Александр
Романов Борис Николаевич
Аполлонин Николай Николаевич
Корень Василий Артёмович
Молтенинов Николай Георгиевич
Неуструев Иван Павлович
Пидтыкан Иван Дмитриевич
Севастьянов Алексей Тихонович
Щербина Николай Гаврилович
Алексеев Константин Иванович
Харитонов Василий Николаевич
Скрипченко Фёдор Петрович
Цыганенко Василий Степанович
Оскаленко Дмитрий Ефимович
Лобов Георгий Агеевич
Корень Василий Артёмович
Ступин Николай Иванович
Беликов Геннадий Иосифович
Петров Георгий Георгиевич
Абаев Михаил Константинович
Андрейченко Василий Кириллович
Майборода Михаил Архипович
Шалыганов Сергей Васильевич
 
СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Источники информации:
 
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://airaces.narod.ru
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от  7 апреля 2017 года.
 
Мациевич Василий Антонович
 
Родился 13 апреля 1913 года в селе Песчаный Брод (ныне Добровеличковский район Кировоградской области Украины). Работал слесарем-инструментальщиком на заводе "Красная Звезда" в городе Кировоград. Окончил 2 курса Ленинградского морского техникума. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1936 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков, в 1937 году - курсы усовершенствования командного состава.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 19-го ИАП. Летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант В. А. Мациевич на фронтах Великой Отечественной войны в составе 26-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 26-й Гвардейский ИАП). До 1 декабря 1941 года - военный комиссар 1-й эскадрильи, затем командир 2-й эскадрильи. Летал на И-16, "Харрикейне", Як-9.
К 3 июня 1942 года командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) капитан В. А. Мациевич совершил 196 боевых вылетов (из них 58 - ночью), в 44 воздушных боях сбил лично и в составе группы 3 самолёта противника (в наградном листе говорится о 5 воздушных победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 560).
С июня 1943 года - командир 26-го Гвардейского ИАП. К октябрю 1944 года (до момента исключения частей ПВО Ленинграда из состава действующей армии) Гвардии подполковник В. А. Мациевич совершил около 215 боевых вылетов, провёл более 50 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 и в составе группы 2 самолёта противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1956 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1964 года Гвардии полковник В. А. Мациевич - в запасе. Жил и работал в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). Умер 10 сентября 1981 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище. Имя Героя выбито в музее-диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области. На доме, где жил последние годы, установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (14.02.1943), Красного Знамени (1940, ...), Александра Невского (02.07.1944), Отечественной войны 1-й степени (21.02.1944), Красной Звезды (26.02.1942, ...); медалями.
*     *     *
Увидев в руках журналиста блокнот, Василий Антонович Мациевич не смог сдержать улыбки.
- Итак, с чего же мы начнём ?   Опять с того, что я потомственный лётчик, что один из первых русских авиаторов Лев Мациевич мой родственник ?   Не надо об этом. Ничего "фамильного" в моей лётной карьере нет. О Льве Мациевиче я узнал, когда уже закончил лётную школу. Да и то случайно. Откуда мне было знать родословную ?   С 6 лет остался круглым сиротой, воспитывался в детском доме. Так что лётчиком сделал меня не двоюродный дядя. И вообще - то летать я не собирался. К морю тянуло - это да...
У Василия Мациевича были основания видеть себя моряком. В 1932 году слесарь ленинградского завода имени Карла Маркса стал студентом морского техникума Совторгфлота. Но учиться там пришлось мало - всего год. Молодой советской авиации требовалось крепкое пополнение. Комиссия отбирала лучших коммунистов и комсомольцев. Первым из студентов вызвали Василия Мациевича. В 20 лет он был уже секретарем студенческой партийной организации.
С мыслью о море пришлось распрощаться. Жалел об этом Василий недолго. В первом же полёте его переполнило ни с чем не сравнимое волнующее чувство. Даже во время войны, когда каждое боевое задание таило в себе бесчисленные опасности, полёт так и не стал для Василия Мациевича чем-то будничным, заученным раз и навсегда.
Его боевой друг Дмитрий Оскаленко сказал однажды, что Мациевич летает так же, как играет, - с душой.
У Оскаленко были все основания для такого сравнения. Он видел Мациевича в воздухе и слышал его игру. В дачном домике, отданном во время войны их эскадрилье, стояло старенькое пианино. Когда выдавалось свободное время   (чаще всего это случалось в непогоду), командир подсаживался к инструменту. В комнате сразу становилось тесно, - собирались всё летчики.
Репертуар командира эскадрильи был не так уж велик, но лётчики слушали его охотно. Казалось, Мациевич размышляет над клавишами. Может быть, потому одна и та же мелодия в разное время звучала по - иному, с каким - то особенным оттенком. И в каждый свой полёт он вкладывал что - то новое.
Летать Мациевичу приходилось больше ночью. Его эскадрилья выруливала на старт в сумерках. Если не появлялись бомбардировщики, Мациевич изматывал врага ночными штурмовками. Артиллерийские батареи, которые днём нелегко разглядеть, он находил ночью по вспышкам выстрелов. По отдельным огонькам, отблескам фар угадывал движение автоколонн противника, места разгрузки его эшелонов.
Слава эскадрильи Мациевича, а затем и полка быстро росла. Его ставили в пример. Иные в таких случаях говорили:
- Люди - то у него - один к одному, герои !
Что верно, то верно. Но они не родились героями. Было время, когда кое - кому хотелось, чтобы подольше не раздавался сигнал на вылет. Не все ведь возвращались с боевых заданий...
А Мациевич, если очень долго не звонили с командного пункта, сам вертел ручку полевого аппарата и кричал в трубку:
- Если заданий нет, разрешите слетать на свободную охоту ?
Получив разрешение, говорил лётчикам  (именно говорил, а не приказывал):
- Слетаем, ребята ?   К чему время терять ?   Наберём бомбочек и ударим по батареям.
Однажды молодой лётчик сказал:
- Только услышат звук наших моторов, зенитки такой фейерверк устроят, что пух полетит.
- А мы можем сделать так, чтобы они не услышали. В сторонке наберём высоту, потом моторчики приглушим и тихонечко - тихонечко подберёмся прямо к батареям. Конечно, потом они нас услышат. Но уж после того, как вытряхнём на них бомбы.
Лётчик улыбнулся: "Хитёр командир. С таким не пропадёшь".
Было очень радостно видеть, как молодые лётчики обретали уверенность. В условиях ленинградской блокады вера в свои силы, в победу становилась могучим оружием. Именно эта вера помогала побеждать в тяжёлых, неравных схватках. Ещё в 1941 году Мациевич вёл бой, после которого лётчики спрашивали: "Как же это вы, товарищ командир, решились парой атаковать десятерых ?"
- "Как решился ? - переспросил Василий Антонович. - А я, признаться, не думал: решаться мне на это или не решаться. Надо было".
Правда, и самолёту Мациевича порядком досталось. Был пробит бак. С головы до ног лётчика залило бензином. Каждую секунду машина могла загореться. А Мациевич летел. Повредило карбюратор мотора и разворотило фюзеляж. Мациевич летел. А когда надо было идти на посадку, оказалось, что в бою повреждены ещё и шасси. Выпустить удалось только одно колесо. Старым лётчикам, которым довелось летать на истребителе И-16, понятно, что, посадив эту машину на одно колесо, Мациевич сделал невозможное.
Но ведь и сам бой нарушил всякие представления о возможном. Вдвоём с лётчиком Цыганенко, Мациевич заставил Ме-110 сбросить бомбы на свои же войска.
А то, что сделал Мациевич 4 апреля 1942 года, разве укладывается в обычные понятия ?   С 4 своими ведомыми он вылетел навстречу целой туче немецких самолётов.
Это был тяжёлый день для ленинградских лётчиков. Истребителям врага удалось заблокировать некоторые наши аэродромы. "Мессеры" кружили над ними, и подняться не было никакой возможности. В воздухе находилась лишь горстка советских истребителей.
Группа Мациевича перехватила над Финским заливом немецкие бомбардировщики. 4 из них были сбиты. Вдруг пулемётная очередь сшибла с самолёта Мациевича фонарь. Повреждённый мотор заглох.
А внизу уже тронувшийся лёд Финского залива. Весна. И снова Мациевич сделал невероятное: посадил самолёт на плавающую льдину. Добраться до берега помогли подъехавшие на лодке бойцы. Потом удалось подогнать льдину к берегу и снять с неё самолёт.
Когда заканчивался ремонт истребителя, Мациевич попросил техников по ярче подрисовать бортовой номер. Пусть враги знают, что самолёт "№ 14" существует !
И уже через несколько дней его "Ишачок" штурмовал немецкий аэродром. Удар был удачным. Однако при выходе из атаки зенитный снаряд отбил кусок левой плоскости, повредил элерон и руль глубины. Самолёт начал валиться влево. Мациевич попытался выровнять машину, но разбитый элерон так заело, что даже обеими руками не удавалось сдвинуть колонку управления. Пришлось помогать ещё коленями.
Василий Антонович так и привёл самолёт на аэродром, зажав ручку управления ладонями и коленями. Привёл в облаках, чтобы отвязаться от преследования "Мессеров".
Через несколько дней его машина опять была в воздухе.
- В общем, "Ишачок" с бортовым номером "14" оказался неистребимым истребителем, - говорит Василий Антонович. - Сколько раз золотые наши ребята техники возвращали ему жизнь.
В небе Ленинграда наши лётчики и зенитчики проявляли подлинные чудеса героизма, стремясь не допустить фашистские самолёты к городу.
"Небо наполнено звоном моторов, дробью пулемётных очередей, яростью непрерывных воздушных схваток, - писал в своём очерке "Наша гордость" корреспондент Марк Карпович. - На фюзеляже истребителя "Як" капитана Г. Жидова сияют 23 багровых звезды - по числу побед. Жидова называют асом. Так можно назвать и майора В. Мациевича. Вдумчивое, творческое решение боевой задачи, неугомонное искание новых, нехоженых путей сближают этих выдающихся лётчиков нашего фронта. Это Мациевич стал пионером ночной штурмовки на истребителях. Это он сорвал попытку врага минировать кронштадтский фарватер. Это он, вылетая в белые ночи наперехват фашистских бомбардировщиков, учил потом отыскивать вороватые "Хейнкели" по их отражению на зеркальной глади залива. Это он возглавил девятку И-16, вступившую в бой с большой группой "Мессершмиттов-110". К началу боя у наших лётчиков был израсходован почти весь боекомплект. У них было только одно оружие - искусство маневра, но оно было отточено так, что фашисты первыми вышли из боя, дивясь необъяснимому упорству русских".
А вот что писал летом 1942 года в газете "На страже Родины" сам герой этого очерка Василий Антонович Мациевич, чьи статьи не раз публиковались в это газете:
"У меня есть дочь. Ей 4 года. Ее фотография всегда со мной - и на земле, и в воздухе. Но когда я выношусь навстречу фашистскому самолёту, то мысленно представляю себе лица тысяч детей Ленинграда, испуганно прислушивающихся в этот миг к тревожному завыванию сирен. И каждый из этих ребятишек становится для меня так же бесконечно дорог, как и любимая дочурка. Ещё жарче вскипает во мне ненависть к тем, кто кровью и голодом пытается отравить их золотое детство".
14 января 1943 года капитан В. А. Мациевич вылетел на разведку. В районе Тосно он заметил тщательно замаскированную колонну, медленно двигавшуюся по направлению к Синявино. Чтобы задержать её продвижение, лётчик решил уничтожить головные и замыкающие машины. После двух заходов две головные машины запылали факелами. Такая же участь постигла и замыкающие машины, а через некоторое время вражескую колонну штурмовали прибывшие по вызову В. А. Мациевича наши самолёты.
14 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Впоследствии Мациевич стал майором, с июня 1943 года командовал 26-м Гвардейским ИАП   (до ноября 1942 года именовался 26-м ИАП ПВО).
В июне 1944 года майор В. А. Мациевич сбил ещё 2 вражеских самолёта, доведя свой боевой счёт до 5 личных и 2 групповых побед.
В 1944 году он получил звание подполковника и по-прежнему продолжал возглавлять полк, который к тому времени был укомплектован уже английскими самолётами "Спитфайр Mk.IXЕ".
Он бесконечно долго мог рассказывать о своих золотых ребятах техниках, которые, едва держась на ногах от истощения, готовили самолёты к бою, и о золотых ребятах лётчиках, которые ради победы шли на всё. Врезался ведь Алексей Севастьянов над Ленинградом в немецкий бомбардировщик !   А Дима Оскаленко, Коля Щербина, Жора Петров - об их подвигах тоже можно рассказать немало. Уже одно то, что все они удостоены Золотых Звёзд, говорит о многом.
Василий Антонович не скрывал, что гордится своим полком. Он уже давно не командовал им, но своим всё - таки называл. Дело, видимо, не только в привычке. Едва выдавался случай, Полковник Мациевич навещал часть, которую во время войны водил в бой. Там его все знали, поскольку в части установлен хороший порядок: прежде чем получить самолёт - побывай в полковом музее, узнай, как летали и воевали старшие товарищи.
Молодёжь гордится героями войны, а Василий Антонович - теми, кто сменил ветеранов. На это у него были веские основания. Рядом с портретами героев боёв - портрет Героя Советского Союза, которому в начале войны было всего только 6 лет. Это Герман Титов. И он сделал то, что когда - то считалось невозможным: сутки пробыл в космосе, 17 раз облетел вокруг земного шара. Космонавт № 2 тоже не забывает однополчан.
Старому лётчику и молодому космонавту не раз уже доводилось встречаться в родном полку...
*     *     *
Молтенинов Николай Георгиевич
 
Родился в 1918 году. Лётчик - истребитель.
Участник советско - японского вооружённого конфликта на реке Халхин - Гол в 1939 году. В воздушных боях сбил 2 самолёта противника в группе.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
С Июня 1941 года Лейтенант Н. Г. Молтенинов на фронтах Великой Отечественной войны. В 1941 году служил в составе 19-го и 124-го ИАП; с конца 1941 года по 1943 год - в 26-м ИАП  ( 26-го Гвардейского ИАП ); по 1944 год - в 11-м Гвардейском ИАП; по Июнь 1944 года - в Управлении 2-го Гвардейского ИАК ПВО.
За время участия в Великой Отечественной войне сбил не менее 6 самолётов противника лично и 2 в составе группы.
13 Июня 1943 года Гвардии майор Н. Г. Молтенинов погиб в авиационной катастрофе.
*     *     *
Неуструев Иван Павлович
 
Родился 2 (15) августа 1915 года в селе Скворечное, ныне Каменского района Пензенской области. Окончил 7 классов. Работал на Харьковском авиационном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Харьковскую военную авиационную школу. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-40 гг. в составе 19-го ИАП, летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел. По окончании боёв назначен начальником курсов командиров звеньев на аэродроме Горелово (Ленинградский военный округ).
С июня 1941 года лейтенант И. П. Неуструев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира эскадрильи 19-го ИАП, которая 10 августа 1941 года вошла в состав 195-го ИАП (7-й истребительный авиационный корпус ПВО Ленинграда), летал на И-16. 25 августа 1941 года осуждён военным трибуналом "за преступную халатность" к 10 годам лишения свободы, с применением отсрочки исполнение приговора и оставление в действующей армии. За период с 26 августа по 15 сентября провёл 18 воздушных боев, сбил лично и в составе группы 11 самолётов противника. 16 сентября его имя прозвучало в сообщении Совинформбюро. За эти боевые успехи судимость была досрочно снята.
К концу сентября 1941 года служил командиром звена, а затем и эскадрильи в 26-м ИАП, продолжал летать на И-16. В феврале 1942 года старший лейтенант И. П. Неуструев назначен инспектором по технике пилотированию 7-го ИАК ПВО, где летал на различных типах самолётов. С 10 июня 1943 года майор И. П. Неуструев командовал 11-м Гвардейским ИАП (2-й Гвардейский ИАК ПВО), летал на Ла-5.
К августу 1943 года командир 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка (2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) Гвардии майор И. П. Неуструев совершил 128 боевых вылетов, в 55 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы ещё 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 11 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1203).
К маю 1945 года Гвардии подполковник И. П. Неуструев выполнил более 200 боевых вылетов, провёл около 70 воздушных боёв, в которых сбил лично 15 и в составе группы 10 самолётов противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы. С 1949 года Гвардии полковник И. П. Неуструев - в запасе. Жил и работал в Ленинграде. Умер 19 февраля 1965 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Памятная стела и бюст Героя установлены на площади Победы в городе Каменка Пензенской области.
Награждён орденами: Ленина (28.09.1943), Красного Знамени (1940, 31.12.1941, 28.06.1944), Кутузова 3-й степени (17.02.1944), Отечественной войны 1-й степени (22.08.1944), Красной Звезды (26.11.1941, ...); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943).
*     *     *
Боевое крещение Иван Неуструев получил зимой 1939 - 1940 годов, в период Советско - Финляндской войны. По окончании боёв был начальником курсов командиров звеньев на аэродроме Горелово  ( Ленинградский военный округ ).
Великую Отечественную встретил в должности комэска 195-го истребительного авиаполка ПВО, дислоцированного под Ленинградом. Каждый день Старший лейтенант Неуструев участвовал в ожесточённых воздушных боях с превосходящими силами противника. Так, 10 Сентября 1941 года в районе Коломенское шестёрка лётчиков 195-го ИАП провела бой с 50 бомбардировщиками Ju-87 и Ju-88, прикрываемыми истребителями Ме-109. Лётчики в этот день уже провели несколько воздушных боёв, в которых Неуструев сбил один самолёт врага.
А в Августе 1941 года - о чём мало кто знает - оказался под трибуналом. Его имя можно встретить во многих публикациях, но ни в одной из них об этой тёмной странице биографии нашего героя не написано ни строчки. Например, прочитав книгу "В огненном кольце", вы узнаете лишь о том, как И. П. Неуструев часто выступал на партсобраниях своей части и партактивах авиакорпуса, воодушевляя сослуживцев на отпор врагу. А политотдел корпуса направил даже в войска листовку об отважном лётчике.
Эскадрилья Неуструева действительно воевала блестяще. Уже за первые 3,5 месяца войны она уничтожила 46 немецких самолётов. 9 из них сбил сам командир.
Приведём отрывок из воспоминаний Героя Советского Союза В. Н. Харитонова о первых месяцах войны:
"С каждым днём росло наше мастерство и мы обретали боевой опыт. Всё чаще мои боевые друзья Георгий Жариков, Иван Кравченко, Иван Пидтыкан возвращались с победой. Уже к концу 1941 года на их счету было по 5 - 6 сбитых немецких самолётов. А Евгений Воронцов первым в полку применил воздушный таран. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, он был награждён орденом Ленина. А всего за первые месяцы войны наша эскадрилья под командованием отличного лётчика Ивана Неуструева уничтожила 46 самолётов противника".
Здесь же под Ленинградом 25 Августа 1941 года Неуструев был осуждён военным трибуналом за преступную халатность к 10 годам лишения свободы с применением отсрочки исполнение приговора и оставление в действующей армии.
Надо сказать, что в военное время институт отсрочки исполнения приговоров применялся очень широко. Так, во второй половине 1941 года, когда судили Неуструева, трибуналы приговорили к лишению свободы около 66% осуждённых военнослужащих. Из них отсрочку предоставили 42% !   В 1942 году эти цифры составили соответственно 80 и 54%, а в 1943-м - 88 и 61%. Даже если судить по неполным данным Генерального штаба, то из 994 300 военнослужащих, осуждённых трибуналами, к 422 700, то есть почти половине, в соответствии с примечанием 2 к ст. 28 УК РСФСР была применена отсрочка исполнения приговора с направлением осуждённых в действующую армию.
В этом примечании говорилось: "Приговор, присуждающий в военное время военнослужащего к лишению свободы без поражения прав, может быть... отсрочен исполнением до окончания военных действий с тем, что осуждённый направляется в действующую армию". А далее отмечалось, что к таким военнослужащим, "проявившим себя в составе действующей армии стойкими защитниками Союза ССР, допускается по ходатайству соответствующего военного начальства освобождение от назначенной ранее меры социальной защиты..."
Институт отсрочки оказался в годы войны весьма эффективным средством исправления осужденных. Большинство солдат и офицеров, нарушивших закон, но сохраненных таким образом для армии, как правило, самоотверженной службой в короткий срок искупали свою вину...
В чём конкретно выразилась "преступная халатность", Неуструева установить не удалось. А вот само упоминание о быстром искуплении Старшим лейтенантом Неуструевым своей вины в различных архивных документах военной коллегии Верховного суда СССР встречается не раз.
С 26 Августа по 15 Сентября 1941 года он участвовал в 18 воздушных боях, сбил 5 самолётов противника лично и 6 в группе.
Величайшего мужества требовали лётчиков осенние бои в небе Ленинграда. Они сражались с многократно превосходящим по численности врагом, и заставляли его поворачивать назад. Конечно, были и потери - и в воздушных схватках, и на аэродромах от артиллерийского обстрела и бомбежек. 17 Сентября 1941 года начальник политотдела 7-го истребительного авиакорпуса доносил старшим начальникам, что в строю осталось только 54 самолёта. И всё же защитники ленинградского неба наносили врагу огромный урон.
...От меткого огня Неуструева 2 немецких самолёта врезались в землю. Лейтенант Пидтыкан также добился победы над Ju-87. Но тут подошла новая группа неприятельских самолётов. Несмотря на страшную усталость, наши лётчики вновь вступили в бой, чтобы не дать противнику отбомбиться по нашим войскам. В этом бою было сбито ещё 2 вражеских самолёта. Боевая задача выполнена - враг не прошёл. В тот же день, 17 Сентября 1941 года Совинформбюро сообщало:
"В воздушных боях на подступах к Ленинграду авиачасть полковника Данилова сбила за один день 16 фашистских самолётов. Лётчики части Неуструев, Пидтыкан, Абрамов, Харитонов, Жуйков и Плавский сбили в этот день по 2 вражеских самолёта".
Однажды И. П. Неуструев в паре с Г. Н. Жидовым обнаружили на большой высоте до 50 вражеских бомбардировщиков. Разгадав замысел противника, пытавшегося бомбить объект с пикирования, они выждали удобный момент. Как только бомбардировщики перешли в пикирование, советские истребители атаковали их и сбили 2 самолёта.
За достигнутые боевые успехи судимость с Неуструева сняли досрочно и повысили его в должности, назначив инспектором авиационного корпуса. Теперь он должен был следить за точным выполнением правил техники пилотирования. Нередко Неуструев проверял и учил лётчиков в бою. Однажды инспектор показал, как быть, если враг атакует сзади. Он дал поймать себя в прицел и тут же, резко развернувшись, сам сбил врага первой же очередью. Много поучительного было и в других боях Неуструева - лётчика, сочетавшего беспредельную храбрость и твёрдый расчёт.
Вскоре Старший лейтенант Неуструев был переведён командиром эскадрильи в 44-го истребительный авиационный полк  ( 3-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус ПВО Ленинграда ).
За боевые заслуги 44-й истребительный авиационный полк приказом Народного Комиссара обороны СССР от 7 Марта 1942 года № 70 преобразован в 11-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
О его боевых победах в то время в книге "Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" сказано следующее:
"18 Июня 1943 года лётчики 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО в течение дня сбили на подступах к Ленинграду 12 самолётов противника. Особенно отличились в воздушных боях Майор И. П. Неуструев, Капитаны Г. Н. Жидов и С. Г. Литаврин.
С 11 Июля 1943 года Майор И. П. Неуструев принял командование 11-м Гвардейским истребительным авиационным полком.
Вот ещё одно сообщение о И. П. Неуструеве в указанной выше книге:
"16 Июля 1943 года группа самолётов 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка под командованием Майора И. П. Неуструева прикрывала дальние подступы к Ленинграду. Вскоре истребители были наведены на групповую цель. Навязав воздушному противнику бой, они не допустили его к охраняемому объекту".
К Августу 1943 года командир 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны )  Гвардии майор И. П. Неуструев совершил 128 боевых вылетов, в 55 воздушных боях сбил лично 11 и в группе - 6 самолётов противника, а также уничтожил а аэродромах 30 самолётов, 15 зенитных орудий и много живой силы неприятеля. За период командования полком лётный состав произвёл 407 боевых вылетов, в которых сбил 35 вражеских самолётов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 Сентября 1943 года за умелое командование авиационным полком, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии майору Неуструеву Ивану Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 1203 ).
Вечером 20 Июня 1944 года советские войска штурмом овладели Выборгом. Столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам Ленинградского фронта, прорвавшим "Карельский вал" и овладевшим городом и крепостью Выборг   ( финское название - Виипури ). В связи с чем, приказом Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина полк был удостоен почётного наименования "Выборгский".
А бои продолжались. 22 Июня группа истребителей во главе с командиром 11-го Гвардейского полка Героем Советского Союза Гвардии майором Иваном Павловичем Неуструевым прикрывала бомбардировщики в районе Выборга. Появились 12 Ме-109. Неуструев первым пошёл в атаку и очередью в упор буквально изрешетил фашистский самолёт. Он тут же упал, Неуструев атаковал второго и тоже сбил его. Старший лейтенант Михаил Сергеевич Кобрянов вёл бой с двумя "Мессерами" и одного из них уничтожил. В этот же момент ещё одного фашиста поджёг лейтенант Бабуров. С нашей стороны потерь не было.
Войну Гвардии подполковник И. П. Неуструев закончил командиром 11-го Гвардейского истребительного авиационного Выборгского полка  ( 22 Октября 1944 года награждённый орденом Кутузова 3-й степени ).
Окончательные итог боевой деятельности И. И. Неуструева в различных источниках трактуется не однозначно. В большинстве случаях указывается на 17 личных и 6 групповых побед. Однако, М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 15 личных и 10 групповых побед лётчика.
После войны И. П. Неуструев продолжал службу в ВВС СССР. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы.
С 1949 года Гвардии полковник И. П. Неуструев - в запасе. Жил и работал в Ленинграде. Скончался 19 Февраля 1965 года. Похоронен на Ново - Волковском кладбище  ( Коммунистическая площадка № 2 )  города Санкт - Петербурга.
Памятная стела и бюст Героя установлены на площади Победы в городе Каменка Пензенской области.
*     *     *
Оскаленко Дмитрий Ефимович
 
Родился 7 ноября 1920 года в деревне Следюки, ныне Быховского района Могилёвской области. Окончил среднюю школу и 3 курса Минского политехникума. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1939 году окончил Ленинградское военное авиационно-техническое училище. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности авиационного техника по вооружению самолётов. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа.
С 22 июня 1941 года лейтенант Д. Е. Оскаленко в действующей армии, в должности пилота 193-го ИАП. В июле 1941 года направлен в 191-й ИАП. С ноября 1941 года - в составе 26-го ИАП. Сражался на Северном и Ленинградском фронте. Летал на И-16. Одним из первых освоил технику пилотирования и тактику ночных полётов.
К 4 июня 1942 года командир звена 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Ленинградская армия ПВО, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант Д. Е. Оскаленко совершил 197 боевых вылетов, в 23 воздушных боях сбил лично и в составе группы 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 11 личных и 1 групповой победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
26 сентября 1942 года при выполнении боевого задания в районе посёлка Дубровка Всеволожского района Ленинградской области капитан Д. Е. Оскаленко был сбит, покинул горящий самолёт на малой высоте и погиб. К тому времени выполнил 230 боевых вылетов, провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника лично и 3 в составе группы. Похоронен в братской могиле в посёлке Дубровка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Именем Героя названы улицы в городах Санкт-Петербург и Быхов, площади в посёлке Дубровка и в деревне Следюки. На здании школы в деревне Следюки, где он учился, установлена мемориальная доска. Мемориальная доска установлена также на здании по улице Оскаленко (Приморский район Санкт-Петербурга). В этом же районе на улице Савушкина установлена памятная стела в честь Героев-лётчиков Д. Е. Оскаленко, П. А. Покрышева и А. П. Савушкина. В средней школе № 53 Приморского района создан музей, где собраны материалы о жизни и боевых подвигах Героя.
Награждён орденами: Ленина (14.02.1943), Красного Знамени (30.04.1942), Красной Звезды (3.12.1941).
 
*     *     *
"В нашей дружной боевой семье лётчиков, защищавших Ленинград, было много людей большой отваги и мужества, чьи подвиги яркой страницей вошли в историю Великой Отечественной войны. Один из них - Герой Советского Союза Дмитрий Ефимович Оскаленко. Он одним из первых на Ленинградском фронте освоил полёты в ночных условиях. В кромешной тьме, обходя огонь вражеских зениток, он и его товарищи наносили удары по вражеским аэродромам и пехоте. Воевал Оскаленко недолго. Он погиб, защищая Ленинград. Но сделал очень много: в воздушных боях сбил 23 вражеских самолёта. Имя Дмитрия Оскаленко было присвоено эскадрилье, в которой он служил".
Эти слова принадлежат бывшему лётчику - истребителю, активному участнику боёв за Ленинград, Герою Советского Союза Ивану Павловичу Неуструеву.
"Дмитрий ещё в Каче зарекомендовал себя способным слушателем. Он досконально изучил материальную часть, безукоризненно владел теорией, был примером для однокашников в технике пилотирования. По прибытии в Ленинградский военный округ его назначили в 26-й истребительный авиационный полк, на вооружении которого имелись самолёты И-16 и И-153  ("Чайки"). Два месяца учёбы в мирных условиях Оскаленко использовал с максимальной пользой для повышения своего лётного мастерства, а когда началась война, он сразу же включился в активные боевые действия. Вскоре имя 20-летнего Лейтенанта гремело не только в его родном полку, но и в других частях соединения".
А это пишет в своих воспоминаниях не менее известный лётчик - истребитель, дважды Герой Советского Союза Н. Ф. Кузнецов.
"Когда встал вопрос: кого из фронтовиков пригласить на митинг Ленинградской молодёжи, в числе других была названа фамилия лётчика - истребителя Дмитрия Оскаленко, позднее удостоенного звания Героя Советского Союза.
Митинг состоялся 14 Августа а Таврическом дворце. Из - за воздушных тревог трижды приходилось прерывать работу. Оскаленко приехал с опозданием, потому что принимал участие в отражении вражеских налётов. Он выступил на митинге после писателя Всеволода Вишневского и сказал, что, несмотря ни на какие трудности, воины полны решимости разгромить зарвавшегося врага. Затем рассказал о своём опыте ночных полётов и обратился с призывом ко всем воинам фронта: "Первым нападай на врагов, сколько бы их ни было. Выигрывай каждую секунду в бою. Этим и достигается победа".
Эти строки принадлежат бывшему помощнику начальника Политуправления Ленинградского фронта по комсомольской работе Полковник И. С. Бачурину.
Я долго думал, с какого эпизода начать рассказ об этом человеке. Может, с того, как Дмитрий Оскаленко дрался один против 7 вражеских самолётов ?   Или как он отметил День авиации 18 Августа 1941 года, когда сбил сразу 3 немецких самолёта ?   Впрочем, не менее интересны и его ночные бои. Вот, например, что пишет в своей известной книге "Под крылом - Ленинград" кандидат исторических наук И. Г. Иноземцев:
"Не сумев уничтожить корабли Краснознамённого Балтийского флота, немецкое командование решило запереть их в восточной части Финского Залива. В Мае - Июне 1942 года оно предприняло попытку с помощью авиации заминировать фарватеры в районе военно - морской базы Кронштадт. С 27 Мая по 14 Июня немецкие бомбардировщики Ju-88 и He-111 в целях минирования произвели 306 самолёто - вылетов... Минные постановки велись ночью, сначала с высоты 800 - 1200 метров, но из - за больших потерь врагу пришлось увеличить высоту до 3000 - 4000 метров. Но и эта операция ему не удалась. При минных постановках противник потерял несколько десятков самолётов. Особенно отличились в те дни лётчики 26-го истребительного авиаполка Капитан В. А. Мациевич и Старший лейтенант Д. Е. Оскаленко".
А что, если рассказать о Дмитрии Оскаленко не языком боевых эпизодов, а его собственными словами ?
То, что писал Дмитрий, вовсе не предназначалось для опубликования. Это его письма жене. Всего их было 12. Первое датировано 20 Июля 1941 года, последнее - 21 Сентября 1942 года. Вот короткие выдержки из этих писем:
Первое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Не удивляйся этому письму и тому месту, откуда я пишу. Ведь это неизбежно на войне. Через 3 часа после нашего расставания моя машина было подбита, я кое - как дотянул до линии фронта и приземлился на огороде, где, к великой радости, были наши. Сейчас чувствую себя хорошо. Лишь небольшой осколок повредил мне нос и лоб: придётся полечить..."
Второе письмо Дмитрия Оскаленко:
"Знаешь, Нина, сегодня бесчисленное множество посетителей совершенно меня расстроило. Хорошо быть здоровым... Я жду не дождусь, когда выпишусь и снова в бой. Скорее бы драться..."
Третье письмо Дмитрия Оскаленко:
"Я на старом месте. Снова влился в настоящую авиационную жизнь, немного подлетнул, как говорится, душу отвёл. Тянет меня в бой. Скорее бы !..."
Четвёртое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Получил твоё письмо от 14 Марта. Как я был рад !  В эту же ночь летал первый на штурмовку, заставил замолчать одну зенитку и потом работали беспрепятственно. От хорошего настроения зависит и успех в работе..."
Пятое письмо Дмитрия Оскаленко:
"На днях получил твоё письмо и очень был рад ему... Ты пишешь насчёт леса, где по пояс лазаешь по снегу, валишь деревья. Насчёт жизни где - нибудь в лесу, ты в точности узнала мои мысли. Я в нём родился и вырос, но несколько лет назад уехал из своих родных лесных краёв... Я сейчас буду всеми силами и средствами драться за каждую минуту жизни. Но не только своей..."
Шестое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Ниночка, ты не знаешь характера нашей семьи. Мы много говорить не можем. Никто... Я люблю людей крепких, неболтливых, с серьёзным умом и чистым сердцем. Что уж сказал, так сделал. Такие люди по мне. Вот что я любля в своих ребятах - так умение быть хозяевами своего слова. С такими людьми хоть куда - на бой и подвиг..."
Седьмое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Работать приходится день и ночь. Ночью самому, а днём вывозить молодёж, чтобы быстрее могли вместе со "стариками" бить врага. А той ночью, когда я писал письмо, все говорят, что я здорово отличился..."
В ту ночь Дмитрий Оскаленко сбил вражеский самолёт. Это была одна из первых ночных побед под Ленинградом.
Готовя летнее наступление на Ленинград, немецкое командование решило в первую очередь уничтожить корабли Балтийского флота, пока скованные льдом на Неве, они были лишены возможности маневра.
4 Апреля 1942 года в 18 часов 05 минут РЛС "Редут" обнаружила крупные группы немецких самолётов, идущие курсом к городу. В налёте участвовало 132 бомбардировщика под прикрытием 20 истребителей.
В считанные минуты система ПВО была приведена в боевую готовность, 20 советских истребителей поднялись в воздух и пошли навстречу врагу. Над Финским заливом разыгрался напряжённый воздушный бой, в котором лётчики Мациевич, Оскаленко, Апполонин и Беликов сбили по одному бомбардировщику. Однако удержать такую армаду противника они не смогли и около 60 вражеских самолётов сумели прорваться к стоянкам кораблей, где были встречены интенсивным заградительным огнём зенитной артиллерии. В результате, немецкие лётчики не смогли нанести прицельного удара и наши корабли почти не пострадали.
В конце Апреля ночные налёты на Ленинград возобновились. В одну из ночей, наши лётчики - ночники, вылетев навстречу трём немецким бомбардировщикам, пытавшимся минировать Финский залив, в коротком бою уничтожили всю группу противника: один был сбит Капитаном В. А. Мациевичем и два - Старшим лейтенантом Д. Е. Осталенко...
Восьмое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Нового в моей жизни ничего нет. Всё собираюсь съездить на ренген, что - то уж слишком болит в правом боку. А в общем - ничего, даже совестно болеть. Как вылетишь в бой - все болезни разом проходят..."
Девятое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Жив здоров, и вообще всё в порядке. Третьего числа ещё подрался и ещё увеличил счёт на одного стервятника. Приходится тяжеловато, потому что вожу молодёжь, а учить её драться не так легко. Сегодня пока спокойно. Наверное, будем работать ночью, потому что слишком ясная погода..."
Десятое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Пишу тебе после очень жаркого дня. Вот уже темнеет, писать почти невозможно, да и ночная работа предстоит. День прошёл в жестоких боях, одного парнишку потерял на глазах, сам зверски устал, 4 часа дрались, шею натёр - не повернуть. Но немцам изрядно надавали. Свой счёт увеличил ещё на один..."
Одиннадцатое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Вчера, почти в это время, я написал одно письмо, сейчас решил продолжить, так как тогда меня прервали. За прошедший день произошли кое - какие события, из - за которых пришлось немного пережить. Думали уже всё, что не стало Гришина, но его спас друг - белый купол. Только пришлось бедняге выкупаться. А так всё прошло благополучно..."
Двенадцатое письмо Дмитрия Оскаленко:
"Только что получил от тебя письмо. Слушай, ну как тебе не совестно упрекать меня: "Или ты мне не хочешь писать". Поверь, что 2 дня назад я написал сразу же письмо, хотя времени почти не было. Молодёжь возил ночью, вводил в строй. Толковые ребята. Хорошие будут помощники в боях. Сегодня как - то скучновато. Поужинали, пропели кое - какие песни, и все разбежались...
Я подсчитал свои дела: ни много ни мало, а 14 фашистов я уже срубил, причём троих ночью. И всё же мало. Надо больше, без счёта. Ненавижу их, а потому и рука моя так страшна для врага, поэтому я и недоволен тем, что достиг в боях. До тех пор, пока я жив, буду без устали бить ненавистных врагов..."
Через 5 дней после написания этого письма командир 2-й эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка Капитан Д. Е. Оскаленко погиб. В воздушном бою в районе Невской Дубровки (Ленинградская область)  он был сбит. Дмитрий выпрыгнул с парашютом, но высота оказалась слишком мала... Было ему тогда 22 года. Эскадрилье, которой он командовал, было присвоено имя Героя.
 
*     *     *
Петров Георгий Георгиевич
 
Родился 8 декабря 1910 года в семье служащего. Русский. Окончил 7 классов и школу ФЗУ, работал слесарем.
В Красной Армии с 1931 года. В том же году окончил Энгельсскую военно-теоретическую школу лётчиков. В 1932 году вступил в ВКП(б)[2]. Участник Советско-финской войны 1939—1940 годов. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года.
К августу 1941 года командир эскадрильи капитан Петров совершил 120 боевых вылетов на самолётах И-16 и МиГ-3, в том числе: на глубокую разведку в тыл врага — 6 вылетов, штурмовку аэродромов — 2 вылета, штурмовку наземных войск — 6 вылетов, сопровождение бомбардировщиков на выполнение боевых задач по разрушению военных объектов противника — 40 вылетов. Участвуя в 20 воздушных боях на подступах к Ленинграду и в районе Октябрьской железной дороги, сбил 3 самолёта-истребителя противника. Лётчиками его эскадрильи сбито 18 самолётов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитану Петрову Георгию Георгиевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 637).
Гвардии подполковник Г. Г. Петров погиб в воздушном бою 13 июня 1944 года. Похоронен в посёлке Ропша Ломоносовского района Ленинградской области.
 
*     *     *
Георгий Петров родился 8 декабря 1910 года в Санкт - Петербурге, в семье служащего. Окончил 7 классов и школу фабрично - заводского ученичества, работал слесарем. С 1931 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Энгельсскую военно - теоретическую школу лётчиков.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов в составе 26-го истребительного авиаполка в должности помощника командира эскадрильи. Сражался в районах Ленинграда, Выборга и Кексгольма. Награждён орденом Красного Знамени.
С первых дней Великой Отечественной войны капитан Г. Г Петров в действующей армии. Сражался на Северо - Западном и Ленинградском фронтах, защищал Ленинград - город, в котором он родился и вырос.
К августу 1941 года командир эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка  (39-я истребительная авиационная дивизия, Ленинградский фронт)  капитан Г. Г. Петров совершил 120 боевых вылетов на самолётах И-16 и МиГ-3, в том числе: на глубокую разведку в тыл врага - 6 вылетов, штурмовку аэродромов - 2 вылета, штурмовку наземных войск - 6 вылегов, сопровождение бомбардировщиков на выполнение боевых эадач по разрушению военных объектов противника - 40 вылетов. Участвуя в 20 воздушных боях на подступах к Ленинграду и в районе Октябрьской железной дороги сбил 3 самолёта - истребителя противника. Лётчиками его эскадрильи сбито 18 самолётов.
154-й истребительный авиаполк принадлежал к числу частей, сформированных незадолго до войны. Молодые лётчики набирались опыта в боях, ставших для них учебной аудиторией, крепко били врага и за первые 3 месяца войны уничтожили 142 фашистских самолёта.
Этот список открыл прославленный ленинградский ас Георгий Петров, который 3 июля 1941 года сбил "Юнкерс". А на следующий день, сопровождая на задание бомбардировщики, он в паре с Алексеем Сторожаковым уничтожил Mе-109.
7 июня 1941 года капитан Петров получил боевое задание по сопровождению наших бомбардировщиков через Финский залив в город Хельсинки для разрушения военных объектов. Будучи ведущим, Петров заметил приближение 6 истребителей противника. Не теряя ни минуты, капитан повёл своё звено в лобовую атаку, враг не выдержал и рассыпался. Петров своим метким пулемётным огнём поджёг один самолёт, который врезался в воды Финского залива; остальных преследовали лётчики его звена, сбив в воздушном бою ещё 2 самолёта противника. Бомбардировщики Пе-2 вместе с истребителями сопровождения успешно выполнили боевую задачу и без потерь вернулись на свои базы.
17 июня 1941 года рано утром, при крайне плохой лётной погоде, капитан Петров повёл свою группу на штурмовку аэродрома противника в районе города Пскова. На подходах к цели противник открыл ураганный зенитный огонь. Искусно маневрируя, Петров вывел свою группу на цель и атаковл аэродром противника, уничтожмв на земле 14 самолётов и повредил ещё 15 самолётов; при этом подавили и зенитные точки противника. Выполнив задание капитан Петров привёл группу на свой аэродром.
В один из дней капитан Петров получал задание провести разведку в тылу расположения войск противника. После выполнения задания на пути встретился с большой группой самолётов противника. Завязался воздушный бой, в котором немцы зажгли самолёт молодого лётчика. Капитан Петров приказал по радио одному из ведомых доставить разведывательные сведения, а сам остался прикрывать приземление своего товарища на парашюте. В ходе этого боя, самолёт Петрова был подбит и вспыхнул от пробитого бензобака. Несмотря на это капитан продолжал вести бой, спасая жизнь молодого лётчика. Только в последний момент Петров, успевший получить ожоги, покинул самолёт. Приземлившись, он отыскал приземлившегося ранее товарища и вместе с ним, обходя стороной вражеские посты, добрался до своей части. Вскоре приступил к новым боевым вылетам.
Справедливости ради, следует отметить и тот факт, что в книге Е. М. Дворянского и А. А. Ярошенко - "В огненном кольце" данный эпизод представлен с точность до обратного:
"В июле 1941 года спас своего командира лётчик 154-го истребительного авиационного полка лейтенант Виктор Бесстрашный. В тот день 3 наших лётчика во главе с капитаном Георгием Петровым вели бой против 18 бомбардировщиков и 15 истребителей. С первой же атаки Виктор Бесстрашный   (фамилия очень подходила к этому человеку !)  сбил бомбардировщик, затем атаковал второго и поджёг его. Заходя в новую атаку, он увидел, что на командира набросилась целая стая "Мессершмиттов". Бесстрашный поспешил на выручку. В этот момент самолёт Петрова загорелся, а сам он вынужден был выброситься на парашюте.
Вражеские истребители накинулись на парашютиста, пытаясь расстрелять его в воздухе. Лейтенант Бесстрашный отогнал их. Тогда фашисты со всех сторон открыли огонь по его машине. Самолёт загорелся. Пламя окутало кабину лётчика, обожгло лицо и руки. Но мужественный воин не бросал командира. Словно метеор, он носился вокруг парашютиста, отгоняя фашистов. Только после того, как капитан Петров приземлился, Виктор Бесстрашный покинул самолёт и спустился на парашюте.
Бой шёл над лесистой местностью. Виктор Бесстрашный встретил в лесу партизан и с их помощью разыскал командира. Ночью они вместе благополучно пробрались через линию фронта и вышли к своим. За этот подвиг лейтенант Виктор Бесстрашный награждён орденом Ленина".
23 августа 1941 года командование 154-го истребительного авиационного полка представило Г. Г. Петрова к званию высшей доблести - Героя Советского Союза.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, капитан Петров Георгий Георгиевич удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 637).
Вскоре он был назначен командиром 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка, входившего в состав 7-го ИАК ПВО.
Гвардии подполковник Г. Г. Петров погиб в воздушном бою 13 июня 1944 года. К тому времени, сражаясь на истребителях МиГ-3, И-16, "Томахаук", "Яках" и "Аэрокобре", отважный лётчик совершил более 400 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 15 самолётов противника.  [ По одним источникам - 15 лично и 9 в составе группы, по другим - 15 всего, то есть включая 9 в группе. В данных М. Ю. Быкова не числится вовсе. ]  Штурмовыми ударами уничтожил около десятка самолётов, много различной боевой техники и живой силы противника. Похоронен в посёлке Ропша Ломоносовского района Ленинградской области.
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  (дважды); медалями.
 
*     *     *
 
Пидтыкан Иван Дмитриевич
 
Родился 13 апреля 1918 года в селе Андреевка, ныне Куйбышевского района Запорожской области Украины. Окончил среднюю школу и педучилище. Работал учителем начальной школы. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
С первого дня Великой Отечественной войны младший лейтенант И. Д. Пидтыкан в действующей армии. В должности лётчика сражался в составе 195-го ИАП, летал на И-16. С сентября 1941 года служил командиром звена в 26-м ИАП, а с ноября 1941 года - на такой же должности в 123-м ИАП, продолжая летать на И-16.
К декабрю 1941 года командир звена 123-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны, Ленинградский фронт) старший лейтенант И. Д. Пидтыкан совершил 217 боевых вылетов, в 58 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 5 в составе группы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
2 августа 1942 года командир эскадрильи 123-го ИАП старший лейтенант И. Д. Пидтыкан погиб в воздушном бою при отражении налёта большой группы немецких бомбардировщиков в районе Урицка (ныне в черте Санкт-Петербурга). К тому времени выполнил 291 боевой вылет, провёл более 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 12 и в составе группы 10 самолётов противника.
Похоронен в посёлке городского типа Красный Бор Тосненского района Ленинградской области. Бюст Героя установлен на аллее Славы в посёлке городского типа Куйбышево Запорожской области Украины.
Награждён орденами: Ленина (6.06.1942), Красного Знамени (20.12.1941); медалью "За отвагу" (26.11.1941).
*     *     *
К тому, что в газетах часто встречается фамилия Старшего лейтенанта Пидтыкана, в полку давно привыкли. Один его сослуживец ещё в 1941 году собрал длинный список очерков и корреспонденции о Пидтыкане.
- Счёт сбитым самолётам ведут в штабе, а я решил завести счёт статьям, написанным про нашего Ивана, - сказал автор необычного библиографического справочника.
Воспроизводить этот своеобразный лицевой счёт нет надобности, хочется отметить лишь тот факт, что только за 4 месяца 1941 года об Иване Пидтыкане "Известия", "Ленинградская правда", "Красная звезда", "Смена", фронтовая газета "На страже Родины" и газета авиационного соединения "Атака" писали более 20 раз. Особым спросом в полку пользовались номера за 7 Июня 1942 года. В них был напечатан Указ о присвоении Пидтыкану звания Героя Советского Союза.
Над корреспондентами, приехавшими, чтобы взять интервью у Героя, лётчики подтрунивали:
- Опоздали, братцы. Сегодня о нашем Иване во всех газетах написал сам Председатель Президиума Верховного Совета.
Пидтыкан был смущён, на вопросы отвечал вяло. Выручил его командир части.
- Ни разу не видел, чтобы даже в самом тяжёлом бою Пидтыкан так терялся. Пощадите его, товарищи. День - то у него нынче особенный, а вы его атаковали вопросами.
Корреспонденты совсем расстроились. Беседа и так не клеилась. Но командир успокоил гостей.
- Сегодня вместо Пидтыкана интервью буду давать я. Пишите.
И он заговорил медленно, словно диктуя:
- 1 Декабря 1941 года 4 истребителя И-16 под командованием Ивана Пидтыкана вступили в бой с 6 бомбардировщиками Ju-88 и 4 истребителями прикрытия Ме-109. Вскоре в районе островов Зеленцы появились ещё 6 Ме-109. В неравном бою группа Пидтыкана отогнала бомбардировщики и сбила 3 Ме-109.
Однажды Пидтыкан вёл неравный бой с 4 Ме-109F. Смелость, находчивость и лётное мастерство обеспечили ему блестящую победу. Лейтенант сбил 3 вражеских самолёта.
В другой раз, 8 советских истребителей патрулировали над линией фронта. Вдруг появилось 60 вражеских бомбардировщиков. Летели они под прикрытием 12 истребителей. 8 против 72 !  Как тут быть ?  Ответ на этот вопрос дал наш запорожец Иван Пидтыкан.
Командир улыбнулся.
- Вы не думайте, товарищи, что я для красного словца назвал его запорожцем. Он и в самом деле родом из Запорожья. Так вот, Иван Пидтыкан первым бросился в атаку. Один "Юнкерс" сбил. По примеру Пидтыкана в атаку пошли и остальные наши лётчики. Строй бомбардировщиков рассыпался. А в военном деле строй - это не только порядок. Это сила. Правда, вражеских самолётов было столько, что драться с ними пришлось долго.
Рассказчик сделал паузу, чтобы убедиться, успевают ли записывать корреспонденты. Потом продолжал:
- Но, как говорится, всему бывает конец. Вот и кончились у Пидтыкана боеприпасы. Однако он и виду не подал - продолжал свои атаки. В такой кутерьме, когда гудят моторы, тарахтят десятки пулемётов, не разберёшь, что один самолёт атакует, не стреляя. Пидтыкан шёл всё больше в лоб. Немцы же не выдерживают лобовой атаки. Отворачивают, уходят. В общем, могу вам официально заявить, что враги не выполнили задания. А наши лётчики все вернулись на свой аэродром. Последним, уже почти совсем без горючего, сел Пидтыкан.
Командир обвёл корреспондентов внимательным взглядом.
- Хватит для заметки ?  Думаю, вполне. Фактов достаточно. Добавьте только, что вместе с Пидтыканом в этом бою сражались Иван Неуструев, Василий Харитонов, Георгий Жариков и Георгий Корниенко. Впрочем, Пидтыкан и в одиночку не терялся. Очутившись однажды перед большой группой немецких самолётов, он юркнул в облака, а затем, улучив момент, внезапно атаковал немца и сбил его. И снова в облака. Потом бросился ещё на один "Мессер". Этот ушёл, зато другой ответил атакой. Завязался бой. Пидтыкан сбил немца. И всё - таки тот успел дать меткую очередь.
Все мы потом удивлялись, как Пидтыкан "приволок" свою подбитую машину на аэродром. Не могу точно сказать, сколько теперь значится у Ивана Дмитриевича боевых вылетов. Для этого надо полистать его лётную книжку. Зато хорошо помню, что, когда его представляли к геройскому званию, у него их было уже 217 и сбил он 11 немецких самолётов. Это лично. Кроме того, он, как говорится, приложил руку ещё к 5 самолётам врага, сбитым в групповых боях. Всё это было несколько месяцев назад, а с тех пор, как наградной лист ушёл, Пидтыкан, сами понимаете, не сидел сложа руки...
Гости поблагодарили командира. Поблагодарил его за выручку и Пидтыкан. Потом сказал:
- Просьба к вам есть. Разрешите отметить сегодняшнее событие.
- Догадываюсь. В честь такой награды действительно не грех поднять чарку.
- Я не об этом. Разрешите слетать в бой всей эскадрильей.
Командир удовлетворил просьбу героя.
Через час эскадрилья в полном составе вернулась на аэродром. Раскрасневшийся, ещё не остывший от боя Пидтыкан отрапортовал:
- Задание выполнено, самолёты противника не допущены к переднему краю.
Так воевал за Ленинград бывший украинский учитель Иван Дмитриевич Пидтыкан. Воевал не жалея сил. А в решающую минуту не пожалел и самой жизни.
В начале Августа 1942 года шли ожесточённые бои в воздухе. В прикрытии наших войск участвовали и истребители ПВО. 2 Августа враг бросил для бомбардировки наших войск в районе Урицка 52 "Юнкерса" под прикрытием истребителей. Для отражения налёта было поднято 56 наших истребителей. Завязался бой. О его ожесточённости говорит тот факт, что наши лётчики сбили 27 и подбили 4 вражеских самолёта. Но в этом бою было потеряно и 7 наших самолётов. Погибли 3 лётчика, в том числе командир эскадрильи 123-го истребительного полка Герой Советского Союза капитан Иван Дмитриевич Пидтыкан.
В книге С. М. Бардина "...И штатские надели шинели"  (Издательство "Советская Россия", 1978 год.)  описан следующий эпизод боевой деятельности И. Д. Пидтыкана:
"...Ясным солнечным утром, в 9 часов, послышался зловещий гул моторов. В небе показалось огромное количество чёрно - серых бомбардировщиков. "Этажом" выше, маневрируя и кружась, точно в вихре, носились "Мессеры" - постоянные спутники бомбардировщиков.
Вскоре появились и наши истребители. Их было явно меньше. Расстояние между воздушной армадой противника и нашими эскадрильями с каждой секундой сокращалось. То, что произошло дальше, даже трудно передать. В мгновение всё перепуталось, смешалось и закружилось. Лишь, обременённые тяжестью груза, продолжали "спокойно" лететь бомбардировщики. Правда, их чёткий строй скоро нарушился. Отдельные машины, преследуемые советскими асами, раньше времени начали снижаться и, не переходя в пике, сбрасывать бомбы. Но вот загорелись одна, затем вторая, потом третья тяжёлая машина со свастикой и, резко снижая скорость, пошли вниз, таща за собой хвост огня и чёрного дыма. Некоторые "Юнкерсы" падали иначе - сначала вспыхивали, как факел, затем разламывались и тут же по частям летели вниз. Показались в воздухе и купола парашютов. Это спускались лётчики, успевшие покинуть горящие машины. А бой всё не прекращался. Казалось, ему не будет конца...
"Ожесточённый 7-часовой воздушный бой" - на следующий день гласили заголовки ленинградских газет. А под ними ремарки: "Наши лётчики рассеяли 8 эшелонов вражеских бомбардировщиков и уничтожили 21 самолёт". В одной из корреспонденций этот бой был описан так:
"Пытаясь вернуть занятые нашими частями рубежи, противник бросил вчера на наши передовые позиции свыше 120 самолётов. Вражеские бомбардировщики шли эшелонами под прикрытием истребителей. За несколько километров от цели их встретили истребители подразделений Павлова, Мищенко и Боговещенского. Одна группа наших лётчиков на большой высоте взяла в железные клещи истребители противника, а другая ринулась в атаку и врезалась в первый эшелон бомбардировщиков, завязав с ними ожесточённый бой. В первые же минуты воздушной схватки отличились истребители командира подразделения Павлова.
Лётчики старших лейтенантов Литаврина и Плеханова встретили 10 бомбардировщиков Ju-88, которых сопровождали и прикрывали истребители, и немедленно пошли в атаку. Лейтенант Шестаков сбил "Юнкерс", но сам был атакован Mе-109. Удачным маневром Шестаков вышел из угрожаемого ему положения и с короткой дистанции поджёг напавший на него самолёт. Старший лейтенант Плеханов, отогнав из строя, поджёг 2 Ju-88. Лётчики Высоцкий, Головач, Литаврин уничтожили по одному "Юнкерсу". Старший лейтенант Кудрявцев, выйдя из боя с истребителями, настиг 2 неприятельских бомбардировщика и сбил их. Так в течение 50 минут первый эшелон противника был разгромлен...
Но вскоре начали появляться следующие эшелоны воздушных пиратов. Их встретили наши истребители. Лётчик Мищенко в паре со старшим лейтенантом Карповым сбил 2 бомбардировщика. Капитан Жидов расстрелял 2 Mе-109.
Пятёрка самолётов, которыми командовал Герой Советского Союза капитан Пидтыкан, была атакованы 10 Mе-109. Умело маневрируя и прикрывая друг друга, наши лётчики вырвались из кольца вражеских самолётов и немедленно бросились на фашистские бомбардировщики. Пидтыкан сбил Ju-88.
Четвёрка наших самолёта под командой капитана Оскаленко вступила в бой с 4 "Юнкерсами", когда те пикировали на передний край нашей обороны. В результате один Ju-88 был подожжён, другой, преследуемый старшиной Бачиным, расстрелян с короткой дистанции пулемётным огнём. Старший лейтенант Занин, несмотря на тяжёлое ранение, полученное в схватке, благополучно привёл свой самолёт на аэродром".
Всего за период своей боевой деятельности Иван Дмитриевич Пидтыкан выполнил около 300 боевых вылетов, сбил 12 самолётов противника лично и 10 - в группе с товарищами. Все победы одержаны на И-16.
 
*     *     *
Севастьянов Алексей Тихонович
 
Родился 16 февраля 1917 года в деревне Холм, ныне Лихославльского района Тверской области. Окончил школу в селе Первитино и Калининский вагоностроительный техникум. В 1936 году по комсомольской путёвке поступил в Качинскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1939 году. Служил в Белорусском военном округе.
С 22 июня 1941 года лейтенант А. Т. Севастьянов на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена, летал на И-153. Вскоре был назначен заместителем командира эскадрильи. Сражался под Москвой, защищал небо Ленинграда.
К февралю 1942 года командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) старший лейтенант А. Т. Севастьянов совершил 100 боевых вылетов (в том числе 25 ночью). В 32 воздушных боях сбил 1 самолёт противника лично и 2 в паре с другим лётчиком, уничтожил аэростат наблюдения. В ночь с 4 на 5 ноября 1941 года в небе над Ленинградом таранил бомбардировщик Хе-111.
23 апреля 1942 года погиб в воздушном бою, защищая "Дорогу жизни", близ станции Рахья.
6 июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён двумя орденами Ленина.
В 1971 году останки Героя захоронены на военном кладбище в Санкт-Петербурге. Навечно зачислен в списки воинской части. Имя Героя носит улица в Санкт-Петербурге, Дом культуры в селе Первичино Лихославльского района Тверской области. О нём снят документальный фильм "Герои не умирают".
 
*     *     *
Алексей родился и вырос в небольшой деревеньке Холм, близ Лихославля. С раннего детства приобщился к нелёгкому крестьянскому труду: пас скот, пахал землю. Отец умер рано, и на долю Алексея с матерью Марией Ниловной выпала забота о 5 младших братьях. Детство пришлось на голодные 1920-е годы. Зимой учился в школе в соседнем селе Первитино, а летом работал в родной деревушке Холм подпаском. Однажды сидел на том самом высоком холме, что дал имя деревне, и услышал необычный гул над головой: в синем ясном небе летела диковинная бело-голубая птица. Лёшик вскочил, запрыгал, замахал ей руками. И оттуда, из самолёта, пилот тоже махнул ему рукой. Будто звал с собой...
Алексей учился потом в Лихославльской железнодорожной школе-семилетке, в Калининском вагоностроительном техникуме, но часто видел во сне тот бело-голубой самолёт, которым управлял он, Алексей Севастьянов. Нечего и говорить, что когда раздался призыв "Комсомолец! На самолёт!", Алексей отправился в Лихославльский райком комсомола, а оттуда - в военкомат. Его, здорового высоченного парня, студента техникума, отобрали сразу. И как же гордилась им мать, когда он приезжал домой в отпуск из Качинской военной авиационной школы, а затем и строевой части.
Перед самой войной Севастьянов окончил курсы командиров звеньев с отличными оценками по технике пилотирования, навигационной подготовке, бомбометанию с пикирования, стрельбе по наземным целям, стрельбе по воздушным целям, воздушному бою.
Ждали его дома в очередной отпуск и в июне 1941 года, но пришло письмо: "Дорогая мама! Отпуска мне не дают в связи с международным положением. Очень много работаем - по 10-11 часов в сутки. Работа требует большого напряжения. Так что письма смогу писать редко, не волнуйтесь, если будут задержки". Лётчики на западной границе понимали, что могут случиться такие события, когда возможны станут задержки с письмами...
На рассвете 22 июня 1941 года пламя и дым окутали аэродром. Лётчики на уцелевших боевых машинах устремились навстречу врагу. Над Брестом завязался ожесточённый бой с "Мессерами". Наши пилоты сбили 3 вражеских самолёта. После боёв в Белоруссии Алексей Севастьянов сражался под Москвой, а потом защищал Ленинград.
Алексей был хорошим сыном и, по детской привычке докладывать матери о своих школьных успехах, с войны писал ей в минуты передышек коротенькие письма-отчёты. 29 сентября 1941 года извещал: "С 21 сентября участвую в боях. Успел сбить уже пару фашистов, бомбардировщика и истребителя. В одном из боёв мой самолёт получил повреждение, а я незначительное ранение, которое не помешало мне на другой день вновь полететь в бой. Сейчас настроение бодрое. Здоровье нормальное. Всем привет. Желаю здоровья. Ваш сын Алексей".
26 сентября он в паре с Моховым сбил ещё один самолёт, "Юнкерс-88", над Шлиссельбургом. Эта древнерусская крепость Орешек, построенная ещё новгородцами, отбитая у шведов в 1702 году Петром Первым, была переименована царем, обожавшим немецкую культуру, в Шлиссельбург, от слова "шлиссен" - замыкать, закрывать. Крепость Шлиссельбург, высящаяся у истоков Невы, действительно "закрывала" город.
В ночь на 28 сентября Севастьянов на своём И-153 уничтожил вражеский аэростат, с которого немцы вели корректировку артиллерийского обстрела Невского проспекта, уносившего много жизней. Аэростат парил в небе под охраной истребителей и прикрытием зенитных батарей. Помогла сбить соглядатая завидная маневренность "Чайки", послушно выполняющей каскад разворотов и виражей между огнём зениток и "Мессеров".
В то время Ленинград был уже в блокаде. Фронт начинался там, где кончались трамвайные маршруты. Работа лётчиков стала невероятно сложной. Бомбардировщики врага, шедшие с запада, оказывались над Дворцовой площадью через 2 минуты после обнаружения их постами наблюдения. Нередко сигнал воздушной тревоги раздавался одновременно с гулом бомбардировщиков противника. Нашим истребителям приходилось постоянно дежурить в воздухе.
Правда, потеряв много бомбардировщиков, враги не решались появляться над Ленинградом днём. Прилетит "Хейнкель" или "Юнкерс" ночью и утюжит воздух на большой высоте, чтобы подольше держать город в напряжении. Нырнёт, сбросит бомбу - и снова забирается повыше. Ходили на эти задания лучшие экипажи, имевшие опыт ночных полётов на города Западной Европы. Охотиться за ними надо было тоже бывалым лётчикам.
В полку было известно: в первое утро войны пилот соседнего 123-го полка Пётр Рябцев, растратив боезапас в неравном бою, пошёл на таран. О ленинградских лётчиках Харитонове, Здоровцеве, Жукове, первыми получивших "Золотую Звезду" Героя в Великой Отечественной войне, было известно каждому. О ночных таранах Еремеева и Талалихина - тоже. Но все они шли на смертоносный удар по двум причинам: если вышло из строя бортовое оружие и если расстрелян боезапас.
Алексей Севастьянов, летавший на отражение ночных бомбардировок врага, обозначил третью причину: "В темноте, когда фашистский самолёт лишь на какие-то мгновения попадает в перекрестье прожекторных лучей и огонь "Чайки" может не дать желаемого результата, надо таранить!"
Эти слова Севастьянова на лётном разборе запомнились его товарищу, комиссару эскадрильи Георгию Агеевичу Лобову. В своих воспоминаниях об Алексее Севастьянове, опубликованных в 1965 году, генерал-майор авиации Г. А. Лобов рассказывает, что в их эскадрилье на 8 лётчиков было всего 4 МиГ-3, 3 Як-1 и 2 "Чайки" (И-153) - устаревшие по лётно-техническим данным, а точнее - по скорости (443 километра в час) в сравнении с "Мессерами" (до 570 км/час). Но прекрасная маневренность машины, убираемые в полёте шасси (или лыжи), 4 скорострельных пулемёта возмещали, казалось бы роковой, разрыв в скорости. На это и уповал мастер ночных слепых полётов 23-летний великан Алексей Севастьянов.
Наступила ночь с 4 на 5 ноября 1941 года... Над приплюснутой снарядной гильзой покачивался багровый лепесток пламени. Было тихо. Только склонившийся над столом дежурный сержант время от времени шелестел газетой. Тогда огонёк коптилки начинал метаться, разбрасывая по бревенчатым стенам причудливые тени.
Оторвавшись от газеты, сержант протянул руку к маленькому приёмнику. Но тут же с опаской оглянулся: не разбудить бы лётчиков... Перевёл взгляд на часы. Всё равно вот-вот будить надо: дежурному звену скоро вылетать. Сержант повернул рычажок. Послышались непонятные слова.
Привалившийся к бревенчатой стене Алексей Севастьянов выпрямился. Неужели немцы? Хотел сказать сержанту, чтобы выключил приемник, но после небольшой паузы уже другой голос сказал по-русски:
- Говорит Ленинград. Радиослушатели Англии, в 23 часа по московскому времени мы будем передавать для вас пятую симфонию Чайковского. Слушайте нашу передачу...
Алексей опять привалился к стене. Одолевала дремота. Склонив голову набок, закрыл глаза. Резкий зуммер полевого телефона заставил встрепенуться. Дeжypный схватил трубку и прижал к уху. Скороговоркой выпалил:
- Есть очередной группе к самолётам...
Алексей быстро встал и ударился плечом о подпорку. Приподнявшись на нарах, кто-то шутливо спросил:
- Что, Севастьяныч, тесно тебе в нашем подземном царстве?
Алексей промолчал. От мысли, что нужно уходить из тепла в ночную темень, он поёжился. В небе морозище, а кабина у самолёта открытая. Вся защита - прозрачный козырек, наподобие мотоциклетного. Без меховой маски и не думай вылетать - обморозишь лицо.
Алексей потянулся и тряхнул широко раскинутыми руками, точно вместе с дремотой хотел сбросить с себя тепло землянки.
...Едва взлетев с аэродрома, Севастьянов увидел скользившие в темноте голубые щупальца прожекторов. То укорачиваясь, то неожиданно вырастая, они тревожно шарили по небу. И вдруг все вонзились в одно место. В пучке света блеснуло серебристое пятнышко.
Самолёт Севастьянова рванулся туда, где искрились разрывы зенитных снарядов. Лётчик подумал, что так недолго попасть под снаряд своей же зенитки, но скорости не сбавил. Нельзя было терять время. Вражеский лётчик торопился вырваться из плена прожекторов. Он понимал, что прожекторные посты не бесконечно будут передавать его из луча в луч.
Севастьянов тоже торопился. Его "Чайка" послушно нырнула вниз. Маленький истребитель, прозванный так за изгиб плоскостей, похожих на крылья парящей чайки, и впрямь напоминал сейчас птицу, готовую броситься на вынырнувшую из темноты огромную рыбину.
Алексей дал пулемётную очередь и тут же зло прикусил губу. Просчитался! Ярко освещённая цель показалась гораздо ближе, чем была на самом деле. Прибавил газу и снова открыл огонь. Едва застучали пулемёты, бомбардировщик отвернул, замигал в ответ частыми вспышками. Это стрелок "Хейнкеля" открыл ответный огонь.
Метнувшийся за вражеским самолётом яркий луч прожектора ослепил Севастьянова. Лётчик перестал различать даже светящиеся стрелки приборов. Вскоре, однако, слепота прошла. Алексей увидел скрестившиеся лучи и в них серебристую сигару бомбардировщика. Палец судорожно нажал гашетку, но бомбардировщик продолжал лететь.
Злясь на себя, Севастьянов подвёл "Чайку" ещё ближе. Открыл огонь. Пулемётная очередь неожиданно оборвалась. Сильно, до ломоты в пальце, Севастьянов утопил гашетку, но пулемёты молчали. Лётчик почувствовал, как взмокла спина. В морозном небе стало жарко. Он понял, что кончились боеприпасы. В голове мелькнула мысль: "А что если винтом..."
Расстояние между "Чайкой" и "Хейнкелем" быстро сокращалось. Вот уже истребитель у самого хвоста вражеского самолёта. Но немец схитрил. Опередив Севастьянова на какую-то долю секунды, он свалил бомбардировщик влево. "Чайка" метнулась за ним, точно его маленькая тень. Мотор истребителя уже не гудел. В ушах стоял звенящий свист. Севастьянов резко толкнул вперед ручку управления...
В донесениях, начавших поступать сразу же после воздушного боя над городом, говорилось о том, что обломки немецкого самолёта "Хейнкель-111" упали в Таврический сад, спасшийся на парашюте пилот бомбардировщика задержан ленинградцами на улице Маяковского, а советский истребитель "Чайка" упал на Басковом переулке. Не было сведений лишь о лётчике, таранившем врага. А он, Алексей Севастьянов, в это время шёл окруженный большим конвоем воинственно настроенных ленинградцев. Пожалуй, если бы не успел крикнуть, что он свой, ему пришлось бы плохо. Ведь вначале его приняли за немецкого парашютиста.
Севастьянов шёл по заводскому двору, опасливо ступая по мерзлой земле. Унту он потерял в воздухе. Видимо, сорвало, когда его выбросило из кабины. Нестерпимо ныла рука. Что с ней произошло, лётчик не мог припомнить. Всё случившееся после удара о крыло бомбардировщика промелькнуло как в тумане. Помнил только, что дёрнул кольцо парашюта.
Конвоиры сочувственно поглядывали на ковыляющего человека. Они уже почти верили, что он свой, хотя на всякий случай ещё держались настороже. Всё окончательно прояснилось, когда Севастьянова привели в помещение, проверили документы, позвонили в штаб. Только после этого ему сказали, что приземлился он на территории Невского машиностроительного завода имени Ленина.
Люди, считавшие вначале, что они захватили врага, теперь не знали, куда посадить лётчика. Появилась кружка с кипятком, кусочек сахара. Хмурая, закутанная в платок женщина вынула из кармана ватника крошечный ломтик хлеба. Положила перед Севастьяновым:
- Не обессудь. Сам знаешь, какие теперь в Ленинграде угощения.
Женщина отошла. Алексей растерялся. Он не успел поблагодарить, не успел отказаться. Худенькая девушка в ушанке вдруг всплеснула руками:
- Вы же босой!
Покраснев, Алексей спрятал ноги под табуретку. Девушка убежала и скоро вернулась, держа в руках валенки.
- Это отцовские, - сказала она вконец смутившемуся лётчику. - Мы теперь тоже на казарменном, так что всё необходимое с собой. Обувайтесь.
Приехавшая за Севастьяновым машина отвезла его к большому дому с непроницаемо чёрными окнами. Только в вестибюле синяя лампочка разливала тусклый свет. В просторной комнате, куда ввели Алексея, было светло. Из-за стола поднялся генерал и шагнул ему навстречу. Лётчик вытянулся:
- Товарищ генерал, младший лейтенант Севастьянов...
- Знаю, - прервал его генерал. - Всё знаю. Молодец!
Он обнял лётчика, потом отступил на шаг и кивнул в сторону человека, сидевшего перед столом.
- Любуйся. Над всей Европой летал. Больше 20 раз бомбил Лондон. Теперь к нам пожаловал, а ты его так недружелюбно встретил.
Генерал обернулся к переводчику:
- Скажите пленному, что это и есть тот самый лётчик, который сбил его таким необычным приёмом.
Только теперь Севастьянов разглядел человека в серой, мышиного цвета куртке. Выслушав переводчика, немец встал. Он что-то сказал и протянул Севастьянову руку.
- Он говорит, что уважает храбрых асов, - пояснил переводчик.
Алексей не двинулся с места. Вспомнилось письмо, в котором мать жаловалась, что "немцы кругом бомбят". Вспомнилось письмо от брата Сергея. Одна строчка: "Мне, Алёша, оторвало ногу..."
Севастьянов зло посмотрел на немецкого лётчика. Может быть, именно он бомбил его родной Лихославль.
Решив, что Севастьянов не расслышал обращенных к нему слов, переводчик повторил:
- Он говорит, что уважает храбрых асов.
- Поневоле будешь уважать, когда заставили, - сухо ответил Севастьянов. - Скажите ему, что я не ас, а обыкновенный советский лётчик, каких у нас много. И ещё скажите: встрече с ним рад. Рад, что отлетался коршун...
Почти 1,5 месяца ходил он в санчасть на лечение и перевязки левого предплечья. Не дождавшись, когда ушиб рассосётся, он попросился в небо, в бой. Ему присвоили звание старшего лейтенанта и назначили командиром эскадрильи. Она выполняла сложные боевые задания и ночью и днём: несли патрульную службу, прикрывали с воздуха наши наземные войска, сопровождали штурмовиков на задания.
Зима 1941 - 1942 года в Ленинграде принесла его защитникам и горожанам неслыханные испытания. Но ленинградцы выстояли. Героически сражались, рыцарски защищая город Ленина, лётчики. Они оберегали колыбель революции от варварского разрушения, осуществляли непрерывную связь с Большой землёй.
Алексей Севастьянов совершил к весне 1942 года более 100 боевых вылетов. Только ночью 13 марта 1942 года он трижды поднялся в воздух на штурмовку укреплённых пунктов врага в районе Шлиссельбурга. 16 апреля Алексей доставил командованию ценные разведывательные данные о базировании авиации противника. Он летал на разведку, бился в небе с "Мессерами", защищал "Дорогу жизни". Пилоты его эскадрильи не знали покоя ни днём, ни ночью.
Среди новых улиц, построенных в Ленинграде после войны, есть одна, которая всегда будет напоминать жителям города на Неве о подвиге Алексея Севастьянова. Она названа его именем.
Улица, носящая имя человека, который таранил над городом вражеский бомбардировщик, - лучшего памятника герою, пожалуй, не придумаешь!
Ещё полгода воевал Алексей Тихонович в полку после своего тарана, теперь уже в должности командира эскадрильи. Обучал ночным и слепым полётам молодых лётчиков, отгонял немецкие самолёты от Дороги жизни через замёрзшее Ладожское озеро, по которой прорывались в город под непрерывным огнём врага автомашины с продовольствием, медикаментами и даже семенами и рассадой. Но чаще его, мастера ночных и слепых полётов, посылали в разведку - без права вступать в бой, чтобы непременно доставить разведданные. 16 апреля он собрал ценные сведения о расположении вражеских аэродромов и численности самолётов, стоявших на них. В следующую ночь наши штурмовики и бомбардировщики нанесли удар по этим аэродромам, нанеся противнику большой урон.
23 апреля 1942 года Алексей совершил свой последний вылет. В тот день большая группа Ме-109 нависла над их аэродромом. С нею отважно вступили в бой две наших "Чайки". Севастьянов и лётчик Николай Щербина поднялись им на выручку. Они находились в самом невыгодном положении: "Мессеры" ожидали их взлёта. Сразу же завязался неравный бой. Враги напали на Щербину. Пренебрегая смертельной опасностью, Алексей попытался его прикрыть. Один из "Мессеров" зашёл сзади и расстрелял "Чайку" Севастьянова. Машина загорелась. Она быстро теряла и без того малую высоту. Смертельно ранен был и лётчик. Алексей не мог ни сдержать падения машины, ни выпрыгнуть с парашютом. Товарищей, у которых уже кончалось горючее, выручил, - дал им возможность уйти на посадку, а сам погиб...
Полк тяжело переживал утрату. Однополчане клялись отомстить врагу за смерть друга, сражаться стойко. Николай Григорьевич Щербина воевал на самолёте с надписью "За Лёшика" до Победы, 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза. А Алексею Тихоновичу Севастьянову звание Героя Советского Союза было присвоено с большим опозданием - 6 июня 1942 года, через полтора года после подвига, через 10 месяцев после гибели...
Комиссар М. Т. Ермолаев от имени всего личного состава писал в деревню Холм матери Алексея:
"Мария Ниловна, как комиссар части, где служил ваш сын, я считаю своим долгом сообщить вам, что ваш сын геройски погиб при исполнении служебных обязанностей.
Лёша был для нас самым лучшим боевым другом. Он, как герой, дрался с воздушными пиратами и всегда выходил победителем. Его горячо любили трудящиеся города Ленина, и нередко можно было увидеть его портрет на предприятиях. Не раз он рисковал жизнью ради спасения ленинградцев и счастья своего народа".
Такой человек оставляет глубокий след в людских сердцах. Десятилетия прошли со дня гибели Героя, а имя его живёт, подвиги его не забываются. В Ленинграде есть проспект Севастьянова. У места гибели Алексея, на станции Рахья, установлена мемориальная доска. В этом посёлке именем отважного лётчика названы улица.
Много лет дружат однополчане Севастьянова с его земляками - тружениками колхоза имени Дзержинского. Лётчики приезжают в гости к колхозникам. Они гордятся семьёй Севастьяновых. Отец Алексея - Тихон Севастьянов служил кавалеристом ещё в Первую Мировую войну. Мать Мария Ниловна вырастила 6 сыновей. Пограничник Василий погиб, защищая Родину в Западной Белоруссии. Михаил - артиллерист, пал в бою под Ржевом, а Алексей - под Ленинградом. Сергей, бывший разведчик,- инвалид войны. Три ранения и контузию получил на войне Николай. И лишь младшего Виктора не опалил фронт. Каждый из Севастьяновых внёс свой вклад в Победу.
По инициативе однополчан на родине Героя открыт ему памятник. Навсегда встал над нивами, у берез русский богатырь в комбинезоне и унтах.
Закончилась война. Прошло немало лет, когда ветераны полка решили найти место гибели Героя. Им помогали старожилы окрестных деревень, школьники - следопыты посёлка Рахья. 15 июня 1971 года в торфяном болоте, на глубине 1,5 метров был обнаружен самолёт. Родная земля сохранила останки Героя, его личные вещи и документы. Хорошо сохранились орден Ленина, удостоверение личности Севастьянова, его записная книжка, компас, часы, пистолет, ракетница. Прошло 28 лет, а всё сохранилось. В стволе пулемёта - патроны: лётчик вёл огонь до последней минуты.
21 июня 1971 года жители Ленинграда участвовали в захоронении праха прославленного лётчика. Сотни тысяч ленинградцев вышли отдать долг памяти одному из тех, кто пожертвовал жизнью, чтобы отстоять город на Неве. Почти через весь город по самым оживлённым проспектам - Суворовскому, Невскому, Майорова, Измайловскому, Московскому, Гагарина - проехал в сопровождении почётного караула бронетранспортер с орудийным лафетом, на котором был установлен гроб с останками Героя. Это был его последний путь...
На Чесменском кладбище перед захоронением состоялся торжественный митинг. Сюда пришли тысячи людей, молодых и старых, и переживших блокаду, и родившихся после войны.
Земляки любовно хранят память об Алексее Севастьянове. Его именем названа улица в Лихославле, улица и средняя школа № 358 в Санкт-Петербурге, переулок на станции Рахья, Дом культуры в селе Первитино Тверской области. На зданиях первитинской 8-летней и средней школы № 7 в Лихославле, где он учился, установлены мемориальные доски. В колхозе имени Ф. Э. Дзержинского установлен памятник, а на месте гибели - мемориальная доска.
Вот чьим именем названа улица, которая ровным потоком вливается в парк Победы. Широкая, прямая, она чем-то напоминает плечистого лётчика с зорким взглядом и чуть сдержанной улыбкой.
В Русском музее Санкт-Петербурга, хранится небольшой портрет лётчика, написанный художником-блокадником Яр-Кравченко. Рослый, плечистый парень с волевым крупным лицом, в гимнастёрке поверх лётного свитера, сидит на табурете, не зная, куда девать привыкшие к делу большие руки.
"Когда я впервые увидел Севастьянова, - вспоминал художник, - он мне удивительно напомнил молодого Горького. Такой же высокий, слегка сутулый. Меня сразу потянуло к нему. Я хотел зарисовать его, но этот парень, от которого так и веяло буйной русской силушкой, был застенчив, как ребёнок". Просто Герой тогда был ещё очень молод - шёл ему 24 год. И не был женат. Но ждала его одна милая девушка, которой он не решался сказать - ведь война идёт! - главные слова.
 
Харитонов Василий Николаевич
 
Родился 28 февраля 1922 года в деревне Петрово, ныне Серебряно-Прудского района Московской области. Окончил 7 классов школы № 148 города Москвы. С 1939 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. Н. Харитонов на фронтах Великой Отечественной войны. Был младшим лётчиком в составе 195-го истребительного авиационного полка, летал на И-16. В сентябре 1941 года переведён в 26-й ИАП, где в должности лётчика продолжал летать на И-16. С ноября 1941 года по октябрь 1944 года сражался в составе 123-го ИАП (в ноябре 1942 года преобразован в 27-й Гвардейский ИАП). Летал на И-16, позже освоил Як-1, Як-7 и Як-9.
К августу 1942 года командир звена 123-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант В. Н. Xаритонов совершил 281 боевой вылет, в 58 воздушных боях лично сбил 10 и в группе 16 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 803).
Всего за годы войны командир эскадрильи 27-го Гвардейского ИАП (2-й Гвардейский ИАК, Ленинградская армия ПВО) Гвардии майор В. Н. Харитонов совершил около 400 боевых вылетов, провёл около 80 воздушных боёв, в которых сбил лично 18 и в составе группы 16 самолётов противника.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. С 1958 года Гвардии полковник В. Н. Xаритонов - в запасе, а затем в отставке. Жил в Ленинграде (с 1991 года - Санкт-Петербург). Умер 27 апреля 2002 года.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (03.12.1941, 10.07.1944, ...), Александра Невского (07.04.1944), Отечественной войны 1-й степени (05.07.1943, 11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями.
*     *     *
Великую Отечественную войну Василий Харитонов встретил в составе 195-го истребительного авиаполка, в котором и открыл счёт своих побед. К августу 1942 года ему удалось уничтожить уже 19 вражеских самолётов. В полку его называли "охотником за бомбардировщиками".
10 февраля 1943 года, в день подписания Указа о присвоении ему звания Героя Советского Союза, Гвардии старший лейтенант Василий Николаевич Харитонов сбил 20-й вражеский самолёт - бомбардировщик Ju-88.
...Когда товарищи прибежали на самолётную стоянку, чтобы поздравить Василия Харитонова со званием Героя Советского Союза, он погрозил им пальцем:
- Хватит, ребята, разыгрывать. В 1941 году такие же остряки поздравляли меня, а "Золотую Звезду" получил другой Харитонов - Пётр. Харитоновых в Советском Союзе, может, поменьше, чем Ивановых, но тоже хватает.
Товарищи доказывали, что никакой ошибки быть не может, об этом уже передавали по радио и наверняка на днях Указ будет напечатан. Всё равно от магарыча ему не отвертеться.
- Ладно, ребята, - сказал Василий, - прибудет газета, тогда поговорим насчёт магарыча, а сейчас как бы за разговорами не прозевать сигнала на вылет. Сами понимаете - дежурю.
Лётчики ушли. Однако принесённая ими новость не выходила из головы. Получается, что этим самым 20-м самолётом он не только округлил счёт, но и отметил подписание Указа.
Двадцатый сбитый самолёт... А кажется, совсем недавно был первый. Он сбил его на втором месяце войны. Но до этого был бой, который едва не стоил жизни Василию Харитонову. Увлёкшись стрельбой по "Юнкерсу", он сам попал под огонь немецкого истребителя. Продолжать бой ему уже не пришлось. В крыле была огромная дыра. Молодому лётчику с большим трудом удалось посадить машину.
В следующий раз Василий перехитрил врага. Чтобы нанести внезапный удар, немец юркнул за облако. Василий сделал то же самое, только с другой стороны. "Мессер" напоролся на пулемётную очередь и загорелся. И тут же Харитонов заметил, что другой Ме-109 атакует командира группы Кондратьева. Командир не видел этого: он был занят другим "Мессером", который пытался сбить лётчика Калижского. Харитонов атаковал истребитель, гнавшийся за Кондратьевым. Немец отвернул. Жизнь командира была спасена. Продолжая атаку, Кондратьев спас Калижского.
После этого боя Василий стал чувствовать себя уверенней. Со временем сам стал водить в бой группы истребителей. Однажды, возглавляя семёрку, увидел столько немецких самолётов, что и глазам не поверил. Уже потом стало известно, что всего их - волна за волной - шло 80 штук. Ещё до "Юнкерсов" появились "Мессеры". Нетрудно было догадаться, что истребители расчищали путь бомбовозам.
Харитонов повёл свою группу в облака. Зачем ввязываться в бой с истребителями, когда сзади наверняка идут бомбардировщики !   Так оно и было. Зато уже когда приблизились "Юнкерсы", Харитонов выскочил из укрытия и сразу пошёл в атаку. Вот уже 3 бомбардировщика загорелись. Остальные открыли заградительный огонь.
 
Чтобы легче было обороняться, "Юнкерсы" построились в круг. Харитонов с товарищами прорвался в середину. Обстрел был жестокий, но немцы не выдержали ответного огня советских истребителей. Kpyг развалился, "Юнкерсы" начали уходить. Преследуя их, наши лётчики сбили ещё несколько вражеских машин.
В этом бою Василий Харитонов сбил 2 пикировщика врага. Третьего зажёг совместной атакой с лётчиком Андриановым, четвёртого - с Потаповым.
Однажды немецкий бомбардировщик прорвался к Ленинграду. "Юнкерс" уже был над Международным  (так назывался тогда Московский проспект), ещё каких - нибудь несколько секунд - и начнёт бомбить. Василий Харитонов опередил врага - лобовой атакой заставил его повернуть обратно. Бомбы упали не на улицы Ленинграда, а в стороне от шоссе.
Бомбардировщик удирал. Харитонов тоже прибавил скорость. У линии фронта догнал врага и дал длинную очередь... Обломки "Юнкерса" догорели недалеко от Пулкова. Да, со времени первой победы было много боёв...
На следующий день, 11 февраля, он повёл шестерку на перехват бомбардировщиков, шедших под прикрытием истребителей. Всего летело около 30 фашистских машин. Харитонов так умело провёл свою группу, что она отсекла истребителей и с первой атаки разбила строй "Юнкерсов". Харитонов атаковал самолёт Ju-87 и сбил его. Затем схватился с новейшим истребителем FW-190 и тоже вогнал его в землю.
В это же время 2 самолёта сбил Гвардии старший лейтенант В. И. Потапов, по одному уничтожили Гвардии старший лейтенант А. Т. Карпов и молодые лётчики Гвардии младший лейтенант А. Г. Андрианов и Гвардии сержант П. А. Внуков.
Едва Харитонов выбрался из кабины, кто - то крикнул:
- Читай, Фома Неверный: присвоить звание Героя Советского Союза старшему лейтенанту Харитонову Василию Николаевичу !
Василий взял протянутую ему газету. Действительно, Указ. Всё точно - Харитонов Василий Николаевич. И рядом заметка о сбитом вчера 20-м "Юнкерсе".
К стоянке подошли ведомые Харитонова - Карпов, Потапов, Андрианов, Внуков и Небрат. Александр Карпов попросил газету. Прочитав Указ, поздравил товарища. Потом пробежал глазами заметку.
- А здесь неточность. Теперь у нашего Василия не 20 сбитых самолётов, а 22. Придётся давать поправку.
На следующий день в газете появилась заметка о том, что 11 февраля 1943 года, в день опубликования Указа о присвоении Василию Харитонову звания Героя Советского Союза, он сбил Ju-88 и FW-190.
Потом такие "поправки" пришлось публиковать ещё не раз...
Приказом командующего Ленинградской армией ПВО от 7 апреля 1944 года за успешное выполнение боевых задач в период с июля 1943 года по март 1944 года, умелое командование эскадрильей и личный героизм награждён орденом Александра Невского. В наградном листе указывалось:
"После предыдущего награждения орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и присвоения звания "Герой Советского Союза" Харитонов В. Н. лично сбил 3 самолёта противника - 2 самолёта "ФВ-190" и 1 самолёт "Ме-109".
23 июня 1943 года в составе 6 "ЯК-7Б" вылетел на перехват бомбардировщиков противника. В районе деревни Манушкино встретил 4 истребителя "ФВ-190" и сбил один из них.
29 июля 1943 года вылетел ведущим 8 "ЯК-7Б" на прикрытие своих войск. В районе Войтолово заметил корректировщика "Ме-109" и сбил его.
1 августа 1943 года произвел вылет на прикрытие наших наземных войск в составе 8 "ЯК-7Б". В воздушном бою над аэродромом Лезья группа самолётов Харитонова В. Н. сбила 6 самолётов противника, один из которых был сбит лично Харитоновым В. Н.
За время командования эскадрильей личный состав произвёл 256 боевых вылетов на прикрытие бомбардировщиков и штурмовиков, ведение воздушной разведки и штурмовку объектов противника, при этом сбито 16 самолётов противника".
К концу войны Гвардии майор В. Н. Харитонов сбил 34 немецких самолёта.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 18 личных и 16 групповых побед. ]  Войну закончил в составе 27-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
Как - то, уже после войны, известный публицист А. В. Буров, давно знакомый с Харитоновым, отправился в Ленинградский аэропорт, чтобы повидаться с ним. Он знал, что, демобилизовавшись, тот стал работать в Гражданском Воздушном Флоте. На вопрос, где найти Харитонова, один шутник сказал:
- Сначала доберётесь до Рабата, а от этого марокканского порта можете напрямик, кратчайшим путём, лететь через пески Сахары до Бомако. Затем полетите в Конакри. Здесь и найдёте Харитонова.
Оказывается, он улетел в Африку, чтобы поделиться опытом с Гвинейскими авиаторами...
 
*     *     *
Щербина Николай Гаврилович
 
Родился 1 апреля 1919 года в деревне Яковлевка, ныне Березнеговатского района Николаевской области (Украина). В 1933 году окончил 7 классов средней школы в городе Запорожье, в 1934 году - школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал слесарем на Запорожском заводе ферросплавов. С декабря 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Московского военного округа.
С июня 1941 года младший лейтенант Н. Г. Щербина на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал в составе ПВО Москвы. Боевую деятельность начал в должности командира звена 34-го ИАП, летал на МиГ-3. С августа 1941 года - командир звена 35-го ИАП, где летал так же на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в составе ПВО Ленинграда - командиром звена 124-го ИАП. В октябре 1941 года переведён в 26-й ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 26-й Гвардейский ИАП), где прошёл путь от командира звена до заместителя командира и штурмана полка. Летал на МиГ-3, "Харрикейне" и Як-9.
К началу июля 1944 года штурман 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка (2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Лениградская Армия ПВО) Гвардии капитан Н. Г. Щербина совершил 424 боевых вылета (из них 135 - ночью), провёл 51 воздушный бой (из них 5 - ночью), в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4508).
К ноябрю 1944 года (до вывода частей ПВО Ленинграда из состава действующей армии) Гвардии капитан Н. Г. Щербина совершил 445 боевых вылетов, провёл 52 воздушных боя, число побед не изменилось.
После окончания войны продолжал службу в авиации ПВО. В 1950 году окончил Липецкие высшие офицерские лётно-тактические курсы. Командовал 178-м ИАП ПВО. 21 ноября 1952 года Гвардии подполковник Н. Г. Щербина погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на Казанском кладбище в городе Пушкин (в черте Санкт-Петербурга).
Награждён орденами: Ленина (22.08.1944), Красного Знамени (24.07.1941), Отечественной войны 1-й степени (12.06.1943), Отечественной войны 2-й степени (21.12.1944), Красной Звезды (31.12.1941); медалями.
*     *     *
Великую Отечественную войну Николай Щербина встретил Младшим лейтенантом, командиром звена в 34-м истребительном авиационном полку. Эта часть одна из первых в ВВС получил на вооружение новейшие истребители МиГ-3. Уже 1 Мая 1941 года его лётчики участвовали в воздушном параде над Красной площадью. По уровню боевой подготовки, количеству налётанных часов  ( не менее 400 )  такие пилоты, как А. Г. Лукьянов, М. Г. Трунов, А. В. Смирнов, Н. Г. Щербина заметно превосходили многих своих сослуживцев по 6-му истребительному авиационному корпусу ПВО.
Боевой счёт лётчик открыл в 1941 году под Москвой. В ночных боях он сбил там 2 фашистских самолёта: 22 Июля 1941 года бомбардировщик Ju-88, в прожекторной зоне № 5 и 2 Августа 1941 года бомбардировщик Hе-111, в той же прожекторной зоне № 5.
А вот, фрагмент из доклада, представленного в конце Июля 1941 года командиром 34-го истребительного авиационного полка Майором Л. Г. Рыбкиным:
"...Младший лейтенант Н. Г. Щербина 22 Июля 1941 года в 2 часа 30 минут в районе Норо - Фоминска с дистанции 50 метров выпустил две очереди в немецкий бомбардировщик. В это время по МиГ-3 открыла огонь зенитная артиллерия и самолёт противника был потерян..."
27 Августа 1941 года, в составе группы из 3-х самолётов   ( совместно с В. Г. Калачёвым и В. Г. Горюновым ), в 16 часов 30 минут, в районе Мга уничтожил многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110 из состава ZG 26 "Horst Wessel".
29 Августа, в том же районе, в паре с В. Г. Горюновым, в 17 часов 45 минут уничтожил истребитель Ме-109.
В этот же самый день, в группе из 3 самолётов  ( совместно с В. Г. Калачёвым и В. Г. Горюновым ), в 19 часов, в районе деревни Лесье уничтожил ещё один многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110 из состава ZG 26 "Horst Wessel".
6 Сентября 1941 года, в составе группы из 3 - 4 самолётов   ( совместно с А. Г. Лукьяновым, А. А. Подопригорой и Г. А. Пестовым ), в районе деревни Лесье уничтожил разведчик - корректировщик Hs-126.
До Октября 1941 года сражался на Центральном фронте, затем продолжил службу уже в составе 26-го истребительного авиационного полка Ленинградской ПВО, где одержал ещё несколько побед.
В Апреле 1942 года была создана Ленинградская армия ПВО. В состав её вошли 7-й истребительный авиационный корпус, части и подразделения, входившие до этого во 2-й корпус ПВО. При этом самоё серьёзное внимание было уделено подготовке лётчиков к действиям по воздушным целям в ночьных условиях. Ещё осенью 1941 года были созданы отдельные подразделения, а теперь и целый авиационный полк для действий ночью. Зачинателями ночных полётов были Подполковник Б. Н. Романов и Капитан В. А. Мациевич. Наряду с ними в ночных воздушных боях отличились лётчики Д. Оскаленко, Н. Щербина, Н. Молтенинов, М. Трунов, В. Апполонин и другие.
Николай Щербина обычно поднимался в воздух с наступлением темноты. В ночных воздушных боях он уничтожил 3 вражеских бомбардировщика. Щербина не любил возвращаться на аэродром с неизрасходованным боезапасом. Когда истрекало время патрулирования, лётчик, перед тем как вернуться, поворачивал к линии фронта и бил врага на земле. 43 раза при сильном зенитном обстреле он штурмовал войска и боевую технику противника. Славился он также и своими ночными разведками.
Днём и ночью истребители ПВО прикрывали Ленинград. В ночь на 22 Июня 1943 года Гвардии капитан Н. Г. Щербина вылетел для выполнения очередного задания. По радио с командного пункта ему сообщили, что в районе станции Мга появился вражеский самолёт. Щербина сразу же пошёл на сближение и обнаружил врага. Первая атака не дала результата. Фашистский самолет стал уходить. Щербина подошёл ещё ближе и дал очередь. Бомбардировщик загорелся и упал.
"Ни одного холостого вылета !" - такой был у него девиз.
Если лётчик не встречал врага в воздухе, то наносил удары по наземным войскам. Ему поручались самые сложные задачи по разведке аэродромов, наземных войск, коммуникаций врага, и он всегда, в любой обстановке успешно их выполнял.
25 Января 1944 года Гвадии капитан Н. Г. Щербина вылетел на очередную разведку. Полёт проходил в сложных условиях - при сплошной облачности, снегопаде. Пришлось лететь на высоте около 100 метров. Щербина отлично выполнил задачу, обнаружил большие колонны врага, отходившие на юг от Красногвардейска. В районе Сиверской он встретил вражеский самолёт - корректировщик Hs-126 и сбил его. Зенитки фашистов открыли по нему сильный огонь, но Щербина благополучно вернулся на аэродром. Пользуясь его данными, штурмовики разгромили вражескую колонну.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 Августа 1944 года штурман 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан Николай Гаврилович Щербина удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Войну Гвардии майор Н. Г. Щербина закончил летая на истребителе Супермарин "Спитфайр IXЕ".
Общим итогом его боевой деятельности стали 11 вражеских самолётов, сбитых в воздушных схватках  ( 7 лично и 4 в группе ), и ещё 12 - уничтоженных на земле при штурмовках аэродромов противника. Всего совершил 445 успешных боевых вылетов.
После войны Николай Гаврилович Щербина продолжал служить в ВВС, командовал полком. Позднее работал лётчиком - испытателем и погиб в результате несчастного случая во время испытательного полёта 21 Ноября 1952 года.
 
*     *     *
 
 
Рейтинг: 0 2350 просмотров
Комментарии (11)
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:07 0

Мациевич Василий Антонович

Родился 13 апреля 1913 года в селе Песчаный Брод (ныне Добровеличковский район Кировоградской области Украины). Работал слесарем-инструментальщиком на заводе "Красная Звезда" в городе Кировоград. Окончил 2 курса Ленинградского морского техникума. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1936 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков, в 1937 году - курсы усовершенствования командного состава.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 19-го ИАП. Летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант В. А. Мациевич на фронтах Великой Отечественной войны в составе 26-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 26-й Гвардейский ИАП). До 1 декабря 1941 года - военный комиссар 1-й эскадрильи, затем командир 2-й эскадрильи. Летал на И-16, "Харрикейне", Як-9.
К 3 июня 1942 года командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) капитан В. А. Мациевич совершил 196 боевых вылетов (из них 58 - ночью), в 44 воздушных боях сбил лично и в составе группы 3 самолёта противника (в наградном листе говорится о 5 воздушных победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 560).
С июня 1943 года - командир 26-го Гвардейского ИАП. К октябрю 1944 года (до момента исключения частей ПВО Ленинграда из состава действующей армии) Гвардии подполковник В. А. Мациевич совершил около 215 боевых вылетов, провёл более 50 воздушных боёв, в которых сбил лично 5 и в составе группы 2 самолёта противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1956 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1964 года Гвардии полковник В. А. Мациевич - в запасе. Жил и работал в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). Умер 10 сентября 1981 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище. Имя Героя выбито в музее-диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области. На доме, где жил последние годы, установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (14.02.1943), Красного Знамени (1940, ...), Александра Невского (02.07.1944), Отечественной войны 1-й степени (21.02.1944), Красной Звезды (26.02.1942, ...); медалями.
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:07 0

Молтенинов Николай Георгиевич

Родился в 1918 году. Лётчик - истребитель.
Участник советско - японского вооружённого конфликта на реке Халхин - Гол в 1939 году. В воздушных боях сбил 2 самолёта противника в группе.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
С Июня 1941 года Лейтенант Н. Г. Молтенинов на фронтах Великой Отечественной войны. В 1941 году служил в составе 19-го и 124-го ИАП; с конца 1941 года по 1943 год - в 26-м ИАП ( 26-го Гвардейского ИАП ); по 1944 год - в 11-м Гвардейском ИАП; по Июнь 1944 года - в Управлении 2-го Гвардейского ИАК ПВО.
За время участия в Великой Отечественной войне сбил не менее 6 самолётов противника лично и 2 в составе группы.
13 Июня 1943 года Гвардии майор Н. Г. Молтенинов погиб в авиационной катастрофе.
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:08 0

Неуструев Иван Павлович

Родился 2 (15) августа 1915 года в селе Скворечное, ныне Каменского района Пензенской области. Окончил 7 классов. Работал на Харьковском авиационном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Харьковскую военную авиационную школу. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-40 гг. в составе 19-го ИАП, летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел. По окончании боёв назначен начальником курсов командиров звеньев на аэродроме Горелово (Ленинградский военный округ).
С июня 1941 года лейтенант И. П. Неуструев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира эскадрильи 19-го ИАП, которая 10 августа 1941 года вошла в состав 195-го ИАП (7-й истребительный авиационный корпус ПВО Ленинграда), летал на И-16. 25 августа 1941 года осуждён военным трибуналом "за преступную халатность" к 10 годам лишения свободы, с применением отсрочки исполнение приговора и оставление в действующей армии. За период с 26 августа по 15 сентября провёл 18 воздушных боев, сбил лично и в составе группы 11 самолётов противника. 16 сентября его имя прозвучало в сообщении Совинформбюро. За эти боевые успехи судимость была досрочно снята.
К концу сентября 1941 года служил командиром звена, а затем и эскадрильи в 26-м ИАП, продолжал летать на И-16. В феврале 1942 года старший лейтенант И. П. Неуструев назначен инспектором по технике пилотированию 7-го ИАК ПВО, где летал на различных типах самолётов. С 10 июня 1943 года майор И. П. Неуструев командовал 11-м Гвардейским ИАП (2-й Гвардейский ИАК ПВО), летал на Ла-5.
К августу 1943 года командир 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка (2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) Гвардии майор И. П. Неуструев совершил 128 боевых вылетов, в 55 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы ещё 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 11 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1203).
К маю 1945 года Гвардии подполковник И. П. Неуструев выполнил более 200 боевых вылетов, провёл около 70 воздушных боёв, в которых сбил лично 15 и в составе группы 10 самолётов противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1947 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы. С 1949 года Гвардии полковник И. П. Неуструев - в запасе. Жил и работал в Ленинграде. Умер 19 февраля 1965 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Памятная стела и бюст Героя установлены на площади Победы в городе Каменка Пензенской области.
Награждён орденами: Ленина (28.09.1943), Красного Знамени (1940, 31.12.1941, 28.06.1944), Кутузова 3-й степени (17.02.1944), Отечественной войны 1-й степени (22.08.1944), Красной Звезды (26.11.1941, ...); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943).
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:09 0

Оскаленко Дмитрий Ефимович

Родился 7 ноября 1920 года в деревне Следюки, ныне Быховского района Могилёвской области. Окончил среднюю школу и 3 курса Минского политехникума. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1939 году окончил Ленинградское военное авиационно-техническое училище. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности авиационного техника по вооружению самолётов. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа.
С 22 июня 1941 года лейтенант Д. Е. Оскаленко в действующей армии, в должности пилота 193-го ИАП. В июле 1941 года направлен в 191-й ИАП. С ноября 1941 года - в составе 26-го ИАП. Сражался на Северном и Ленинградском фронте. Летал на И-16. Одним из первых освоил технику пилотирования и тактику ночных полётов.
К 4 июня 1942 года командир звена 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Ленинградская армия ПВО, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант Д. Е. Оскаленко совершил 197 боевых вылетов, в 23 воздушных боях сбил лично и в составе группы 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 11 личных и 1 групповой победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
26 сентября 1942 года при выполнении боевого задания в районе посёлка Дубровка Всеволожского района Ленинградской области капитан Д. Е. Оскаленко был сбит, покинул горящий самолёт на малой высоте и погиб. К тому времени выполнил 230 боевых вылетов, провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника лично и 3 в составе группы. Похоронен в братской могиле в посёлке Дубровка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Именем Героя названы улицы в городах Санкт-Петербург и Быхов, площади в посёлке Дубровка и в деревне Следюки. На здании школы в деревне Следюки, где он учился, установлена мемориальная доска. Мемориальная доска установлена также на здании по улице Оскаленко (Приморский район Санкт-Петербурга). В этом же районе на улице Савушкина установлена памятная стела в честь Героев-лётчиков Д. Е. Оскаленко, П. А. Покрышева и А. П. Савушкина. В средней школе № 53 Приморского района создан музей, где собраны материалы о жизни и боевых подвигах Героя.
Награждён орденами: Ленина (14.02.1943), Красного Знамени (30.04.1942), Красной Звезды (3.12.1941).
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:10 0

Петров Георгий Георгиевич

Родился 8 декабря 1910 года в семье служащего. Русский. Окончил 7 классов и школу ФЗУ, работал слесарем.
В Красной Армии с 1931 года. В том же году окончил Энгельсскую военно-теоретическую школу лётчиков. В 1932 году вступил в ВКП(б)[2]. Участник Советско-финской войны 1939—1940 годов. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года.
К августу 1941 года командир эскадрильи капитан Петров совершил 120 боевых вылетов на самолётах И-16 и МиГ-3, в том числе: на глубокую разведку в тыл врага — 6 вылетов, штурмовку аэродромов — 2 вылета, штурмовку наземных войск — 6 вылетов, сопровождение бомбардировщиков на выполнение боевых задач по разрушению военных объектов противника — 40 вылетов. Участвуя в 20 воздушных боях на подступах к Ленинграду и в районе Октябрьской железной дороги, сбил 3 самолёта-истребителя противника. Лётчиками его эскадрильи сбито 18 самолётов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитану Петрову Георгию Георгиевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 637).
Гвардии подполковник Г. Г. Петров погиб в воздушном бою 13 июня 1944 года. Похоронен в посёлке Ропша Ломоносовского района Ленинградской области.
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:10 0

Пидтыкан Иван Дмитриевич

Родился 13 апреля 1918 года в селе Андреевка, ныне Куйбышевского района Запорожской области Украины. Окончил среднюю школу и педучилище. Работал учителем начальной школы. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
С первого дня Великой Отечественной войны младший лейтенант И. Д. Пидтыкан в действующей армии. В должности лётчика сражался в составе 195-го ИАП, летал на И-16. С сентября 1941 года служил командиром звена в 26-м ИАП, а с ноября 1941 года - на такой же должности в 123-м ИАП, продолжая летать на И-16.
К декабрю 1941 года командир звена 123-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны, Ленинградский фронт) старший лейтенант И. Д. Пидтыкан совершил 217 боевых вылетов, в 58 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 5 в составе группы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
2 августа 1942 года командир эскадрильи 123-го ИАП старший лейтенант И. Д. Пидтыкан погиб в воздушном бою при отражении налёта большой группы немецких бомбардировщиков в районе Урицка (ныне в черте Санкт-Петербурга). К тому времени выполнил 291 боевой вылет, провёл более 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 12 и в составе группы 10 самолётов противника.
Похоронен в посёлке городского типа Красный Бор Тосненского района Ленинградской области. Бюст Героя установлен на аллее Славы в посёлке городского типа Куйбышево Запорожской области Украины.
Награждён орденами: Ленина (6.06.1942), Красного Знамени (20.12.1941); медалью "За отвагу" (26.11.1941).
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:11 0

Севастьянов Алексей Тихонович

Родился 16 февраля 1917 года в деревне Холм, ныне Лихославльского района Тверской области. Окончил школу в селе Первитино и Калининский вагоностроительный техникум. В 1936 году по комсомольской путёвке поступил в Качинскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1939 году. Служил в Белорусском военном округе.
С 22 июня 1941 года лейтенант А. Т. Севастьянов на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена, летал на И-153. Вскоре был назначен заместителем командира эскадрильи. Сражался под Москвой, защищал небо Ленинграда.
К февралю 1942 года командир эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) старший лейтенант А. Т. Севастьянов совершил 100 боевых вылетов (в том числе 25 ночью). В 32 воздушных боях сбил 1 самолёт противника лично и 2 в паре с другим лётчиком, уничтожил аэростат наблюдения. В ночь с 4 на 5 ноября 1941 года в небе над Ленинградом таранил бомбардировщик Хе-111.
23 апреля 1942 года погиб в воздушном бою, защищая "Дорогу жизни", близ станции Рахья.
6 июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён двумя орденами Ленина.
В 1971 году останки Героя захоронены на военном кладбище в Санкт-Петербурге. Навечно зачислен в списки воинской части. Имя Героя носит улица в Санкт-Петербурге, Дом культуры в селе Первичино Лихославльского района Тверской области. О нём снят документальный фильм "Герои не умирают".
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:12 0

Харитонов Василий Николаевич

Родился 28 февраля 1922 года в деревне Петрово, ныне Серебряно-Прудского района Московской области. Окончил 7 классов школы № 148 города Москвы. С 1939 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. Н. Харитонов на фронтах Великой Отечественной войны. Был младшим лётчиком в составе 195-го истребительного авиационного полка, летал на И-16. В сентябре 1941 года переведён в 26-й ИАП, где в должности лётчика продолжал летать на И-16. С ноября 1941 года по октябрь 1944 года сражался в составе 123-го ИАП (в ноябре 1942 года преобразован в 27-й Гвардейский ИАП). Летал на И-16, позже освоил Як-1, Як-7 и Як-9.
К августу 1942 года командир звена 123-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант В. Н. Xаритонов совершил 281 боевой вылет, в 58 воздушных боях лично сбил 10 и в группе 16 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 803).
Всего за годы войны командир эскадрильи 27-го Гвардейского ИАП (2-й Гвардейский ИАК, Ленинградская армия ПВО) Гвардии майор В. Н. Харитонов совершил около 400 боевых вылетов, провёл около 80 воздушных боёв, в которых сбил лично 18 и в составе группы 16 самолётов противника.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. С 1958 года Гвардии полковник В. Н. Xаритонов - в запасе, а затем в отставке. Жил в Ленинграде (с 1991 года - Санкт-Петербург). Умер 27 апреля 2002 года.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (03.12.1941, 10.07.1944, ...), Александра Невского (07.04.1944), Отечественной войны 1-й степени (05.07.1943, 11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями.
Владимир Савончик # 8 апреля 2017 в 01:12 0

Щербина Николай Гаврилович

Родился 1 апреля 1919 года в деревне Яковлевка, ныне Березнеговатского района Николаевской области (Украина). В 1933 году окончил 7 классов средней школы в городе Запорожье, в 1934 году - школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал слесарем на Запорожском заводе ферросплавов. С декабря 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Московского военного округа.
С июня 1941 года младший лейтенант Н. Г. Щербина на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал в составе ПВО Москвы. Боевую деятельность начал в должности командира звена 34-го ИАП, летал на МиГ-3. С августа 1941 года - командир звена 35-го ИАП, где летал так же на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в составе ПВО Ленинграда - командиром звена 124-го ИАП. В октябре 1941 года переведён в 26-й ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 26-й Гвардейский ИАП), где прошёл путь от командира звена до заместителя командира и штурмана полка. Летал на МиГ-3, "Харрикейне" и Як-9.
К началу июля 1944 года штурман 26-го Гвардейского истребительного авиационного полка (2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус, Лениградская Армия ПВО) Гвардии капитан Н. Г. Щербина совершил 424 боевых вылета (из них 135 - ночью), провёл 51 воздушный бой (из них 5 - ночью), в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4508).
К ноябрю 1944 года (до вывода частей ПВО Ленинграда из состава действующей армии) Гвардии капитан Н. Г. Щербина совершил 445 боевых вылетов, провёл 52 воздушных боя, число побед не изменилось.
После окончания войны продолжал службу в авиации ПВО. В 1950 году окончил Липецкие высшие офицерские лётно-тактические курсы. Командовал 178-м ИАП ПВО. 21 ноября 1952 года Гвардии подполковник Н. Г. Щербина погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на Казанском кладбище в городе Пушкин (в черте Санкт-Петербурга).
Награждён орденами: Ленина (22.08.1944), Красного Знамени (24.07.1941), Отечественной войны 1-й степени (12.06.1943), Отечественной войны 2-й степени (21.12.1944), Красной Звезды (31.12.1941); медалями.
Владимир Савончик # 24 апреля 2017 в 10:42 0

Сторожаков Алексей Николаевич

Родился 12 февраля 1917 года в селе Кагальник, ныне Азовского района Ростовской области. В 1927 года семья переехала в Ростов, где окончил 5 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал на обувной фабрике. С 15 августа 1935 года в рядах Красной Армии. По специальному набору отправлен в военную авиационную школу лётчиков. Окончив её служил в Ленинградском военном округе. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в должности старшего адъютанта эскадрильи 26-го ИАП, летал на И-16, побед не имел.
С 22 июня 1941 года старший лейтенант А. Н. Сторожаков на фронтах Великой Отечественной войны в составе 154-го ИАП, летал на МиГ-3. Защищал небо Ленинграда.
К 22 августа 1941 года заместитель командира, он же штурман, эскадрильи 154-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) старший лейтенант А. Н. Сторожаков совершил 152 боевых вылета, в 25 воздушных боях сбил лично и в группе 10 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 8 личных и 3 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей степени отличия.
10 сентября 1941 года погиб при сопровождении самолётов СБ в район города Красное Село Ленинградской области. К тому времени провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил лично 6 и с составе группы ещё 6 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1942 года удостоен звание Героя Советского Союза.
Сбитый самолёт и останки Героя были найдены только в 1981 году. Похоронен в 2-х километрах северо-восточнее деревни Корпиково Гатчинского района Ленинградской области. На месте гибели сооружён мемориал.
Награждён орденами: Ленина (16.01.1942), Красного Знамени (1940, 22.07.1941).

* * *
Владимир Савончик # 23 мая 2017 в 16:06 0

Лобов Георгий Агеевич

Родился 23 апреля 1915 года в городе Екатеринодар, ныне Краснодар. Окончил 7 классов средней школы, работал обжигальщиком на цементном заводе в городе Новороссийск. В 1934 году окончил Ростовское отделение института заочного обучения партийного актива, в 1935 году - 1-й курс Новочеркасского авиационного института. В 1935 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. В 1939 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско-Финляндской войны с ноября 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 19-го ИАП. Летал на И-16, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года политрук Г. А. Лобов на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи по политчасти 26-го ИАП, летал на МиГ-3. С февраля 1942 года служил в 286-м ИАП, где летал на И-16. С декабря 1942 года - заместитель командира 275-й ИАД по политической части, летал на Як-1 и Ла-5. С июля 1943 года - заместитель командира 322-й ИАД, летал на Ла-5 и Ла-7. С 20 февраля 1945 года - командир 7-й Гвардейской ИАД, летал на Як-3.
К 9 мая 1945 года Гвардии полковник Г. А. Лобов совершил 346 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 3 самолёта противника (в материалах последнего наградного листа, от 4 мая 1945 года, говорится о 10 личных и 7 групповых победах). Сражался на Западном, Ленинградском, Брянском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском, 1-м Украинском фронтах. Ранен в левую руку и правую ногу.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1946 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава.
Участник войны в Корее с марта 1951 года по ноябрь 1952 года в составе Управления 303-й ИАД (командир дивизии) и 64-го ИАК (командир корпуса). Генерал-майор авиации Г. А. Лобов лично совершил 15 боевых вылетов, в воздушных сбил 4 самолёта ВВС США. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1951 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 10854).
В 1955 году окончил Военную академию Генерального штаба. Работал начальником кафедры Военной академии им. М. В. Фрунзе. С 1976 года генерал-лейтенант авиации Г. А. Лобов - в запасе. Жил в Москве. Умер 6 января 1994 года, похоронен на Троекуровском кладбище. На доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.
Награжден орденами: Ленина (10.10.1951), Красного Знамени (26.02.1942, 18.08.1944, 06.05.1945, 30.12.1956), Кутузова 2-й степени (29.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (07.04.1944, 06.04.1985), Красной Звезды (07.04.1940, 19.11.1951, 16.10.1957), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени (30.04.1975); медалями, в том числе "За оборону Ленинграда" (1943); иностранными орденами и медалями.