ГлавнаяПрозаЭссе и статьиИстория и политика → 16-й истребительный авиационный полк.

16-й истребительный авиационный полк.

18 апреля 2017 - Владимир Савончик
article382802.jpg
16-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
16-й истребительный авиационный полк сформирован в мае 1938 года но основании Приказа Командующего Московским Военным Округом №00102 от 9 мая 1938 года на базе 68-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи.
 
Нахождение в строю:
 
С 9 мая 1938 года по 3 января 1960 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 22 июня 1941 года по 1 октября 1943 года (832 дня). Перечень №11
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С мая 1938 года по 22 января 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
С 22 января 1942 года по 25 октября 1952 года – в составе Войск ПВО Территории Страны.
С 5 ноября 1952 года по 3 января 1960 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С 9 мая 1938 года по 14 февраля 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 14 февраля 1941 года по 24 ноября 1941 года – в оперативном подчинении Московской зоны ПВО.
С 17 декабря 1941 года по 6 апреля 1942 года – в оперативном подчинении Московского Корпусного района ПВО.
С 6 апреля 1942 года по 10 июля 1943 года – в составе Московского Фронта ПВО.
С 10 июля 1943 года по 21 апреля 1944 года – в составе Особой Московской Армии ПВО Западного Фронта ПВО.
С 21 апреля 1944 года по 24 декабря 1944 года – в составе Особой Московской Армии ПВО Северного Фронта ПВО.
С 24 декабря 1944 года по ? – в составе Центрального Фронта ПВО.
С ? по ? – в составе Северо-Западного Округа ПВО.
С ? по 22 декабря 1951 года – в составе Московского района ПВО.
С 1 января 1952 года по 1 сентября 1952 года – в составе Объединённой Воздушной Армии.
С 13 сентября 1952 года по 25 октября 1952 года – в составе 42-й Воздушной Истребительной Армии Бакинского района ПВО.
С 5 ноября 1952 года по 15 мая 1956 года – в составе Военно-Воздушных Сил Таврического Военного Округа.
С 15 мая 1956 года по 3 января 1960 года – в составе 48-й Воздушной Армии Одесского Военного Округа.
 
В составе корпусов:
 
С 6 июля 1941 года по 9 июня 1943 года – в составе 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО.
С ? по 22 декабря 1951 года – в составе 33-го Истребительного Авиационного Корпуса.
С 1 января 1952 года по 1 сентября 1952 года – в составе 64-го Истребительного Авиационного Корпуса.
С 13 сентября 1952 года по 25 октября 1952 года – в составе 38-го Истребительного Авиационного Корпуса.
С 5 ноября 1952 года по ? – в составе 52-го Истребительного Авиационного Корпуса.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С мая 1938 года по сентябрь 1938 года – в составе 92-й истребительной авиационной бригады.
С сентября 1938 года по 12 августа 1940 года – в составе 57-й истребительной авиационной бригады.
С 12 августа 1940 года по 6 июля 1941 года – в составе 24-й истребительной авиационной дивизии.
С 9 июня 1943 года по 28 июля 1944 года – в составе 320-й истребительной авиационной дивизии.
С 28 июля 1944 года по 1946 год – в составе 319-й истребительной авиационной дивизии.
С 1946 года по ? – в составе 318-й истребительной авиационной дивизии.
С 1 октября 1948 года по 3 января 1960 года – в составе 97-й истребительной авиационной дивизии.
 
Командование полка:
 
Майор Лакеев Иван Алексеевич – с июля 1938 года по март 1939 года.
Майор Пруцков Фёдор Максимович – с 5 ноября 1939 года по 2 апреля 1942 года.
Майор Марченко Георгий Александрович – с 2 апреля 1942 года по 17 октября 1942 года.
Майор (подполковник)  Лопатко Алексей Акимович – с 17 октября 1942 года до окончания войны.
Дважды Герой Советского Союза Гвардии подполковник Кузнецов Николай Фёдорович – с декабря 1949 года
 
Начальник штаба полка:
 
Майор Лазоренко – с ? по 1944 год.
Капитан Зюзиков Гавриил Алексеевич – с 1944 года до окончания войны.
 
Участие в операциях и битвах:
 
Три эскадрильи полка выделены на формирование 146-го и 148-го истребительных авиационных полков – январь 1940 года
ПВО Москвы – с 1940 года по 22 декабря 1951 года.
Из состава полка выделен 17-й истребительный авиационный полк (2-го формирования) – 27 июля 1941 года.
Переформирован по штату 015/134 – 1 августа 1941 года.
Битва за Москву – с 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года.
Итоги боевой деятельности полка в Великой Отечественной Войне:
Боевых вылетов – 4198
Воздушных боёв – 143
Сбито самолётов противника – 84
   Бомбардировщиков – 42
   Разведчиков – 2
   Истребителей – 40
 
Корея – с 16 января 1952 года по 10 августа 1952 года.
Итоги боевой деятельности полка в Корее:
Боевых вылетов – 1762
Воздушных боёв – 69
Сбито самолётов противника – 26
   Истребителей-бомбардировщиков – 4
   Истребителей – 22
Свои потери:
   Лётчиков – 8
   Самолётов – 11
 
Расформирование – с 15 октября 1959 года по 3 января 1960 года.
           
Герои Советского Союза:
 
4 марта 1942 года. Голубин Иван Филиппович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО Московской зоны ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №676.
4 марта 1942 года. Заболотный Иван Николаевич. Старший лейтенант. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО Московской зоны ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
4 марта 1942 года. Шумилов Иван Петрович. Лейтенант. Летчик 16-го истребительного авиационного полка 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО Московской зоны ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №666.
14 июля 1953 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. Майор. Заместитель командира эскадрильи по политической части 16-го истребительного авиационного полка 97-й истребительной авиационной дивизии 64-го Истребительного Авиационного Корпуса удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №10861.
 
Потери:
 
25 октября 1941 года. Бабушкин Михаил Михайлович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
31 октября 1941 года. Авлеев Василий Михайлович. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою.
2 ноября 1941 года. Степаненко Василий Ильич. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на станции Дягилево.
4 ноября 1941 года. Коршунов Константин Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
28 ноября 1941 года. Олейников Николай Демьянович. Младший сержант. Авиационный моторист 16-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке  авиацией противника аэродрома Дягилево. Похоронен на станции Дягилево.
8 января 1942 года. Козицкий Иван Карпович. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника.
18 апреля 1942 года. Ткаченко Борис Григорьевич. Старшина. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
27 июня 1942 года. Заболотный Иван Николаевич. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (Герой Советского Союза, кавалер ордена Ленина, 110 боевых вылетов, 20 воздушных боёв, 10 личных побед). Не вернулся из боевого вылета.
6 октября 1942 года. Самсонов Анатолий Николаевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на кладбище города Люберцы.
1 ноября 1942 года. Голубин Иван Филиппович. Капитан. Пилот 16-го истребительного авиационного полка (Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина и Боевого Красного Знамени, около 200 боевых вылетов, 13 личных и 2 групповых победы). Погиб в авиационной катастрофе на самолёте МиГ-3.
23 марта 1943 года. Михайлов Дмитрий Иванович. Капитан. Заместитель начальника штаба 16-го истребительного авиационного полка по оперативно-разведывательной работе. Умер в госпитале от туберкулёза. Похоронен на станции Шафрановка Куйбышевской ж/д.
3 августа 1943 года. Шишковский Иосиф Иосифович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на самолёте Spitfire. Похоронен на кладбище города Люберцы.
21 сентября 1944 года. Родин Пётр Николаевич. Лейтенант. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
9 января 1945 года. Анастасьев Дмитрий Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
9 января 1945 года. Хозяинов Гавриил Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Красного Знамени и Отечественной Войны I степени). Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
16 мая 1945 года. Коржавин Алексей Иванович. Лейтенант. Старший лётчик 16-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на кладбище города Люберцы.
21 августа 1945 года. Синих Сергей Афанасьевич. Лейтенант. Старший лётчик 16-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Сбит автомобилем. Похоронен на кладбище города Люберцы.
9 февраля 1952 года. Троицкий Игорь Ильич. Старший лейтенант. Старший 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
21 февраля 1952 года. Кожевников Алексей Павлович. Старший лейтенант. Старший 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
21 февраля 1952 года. Шершаков Василий Николаевич. Старший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
22 февраля 1952 года. Савинов Евгений Павлович. Майор. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка лётчик (кавалер орденов Отечественной Войны II степени и Красной Звезды). Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
11 марта 1952 года. Иванов Александр Николаевич. Капитан. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
21 апреля 1952 года. Наумов Николай Иванович. Старший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
25 апреля 1952 года. Вьюник Григорий Клементьевич. Старший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
1 августа 1952 года. Язев Сергей Семёнович. Старший лейтенант. Старший лётчик 16-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Отечественной Войны I степени и Красной Звезды). Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
24 июля 1941 года. Бурьян Николай Павлович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 над южной окраиной Москвы.
12 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 юго-западнее станции Барыбино.
14 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Воскресенск.
23 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Каменка – Каменское.
24 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Каменское.
24 октября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Каменка – Каменское.
25 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Дятлово.
25 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Машково.
25 октября 1941 года. Пруцков Фёдор Максимович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.109 в районе Калуги.
25 октября 1941 года. Пруцков Фёдор Максимович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 западнее Наро-Фоминск.
25 октября 1941 года. Супрун Александр Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109.
25 октября 1941 года. Семёнов и Шумилов Иван Петрович. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.110 в районе Чернецкая.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Комарово.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Котово.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Воробьи – Чернецкая.
29 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 южнее Наро-Фоминск.
6 ноября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Лопасня.
9 ноября 1941 года. Супрун Александр Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88.
6 ноября 1941 года. Голубин и Супрун. На истребителях МиГ-3 сбили в группе He.113 в районе Воробьи – Чернецкая.
6 ноября 1941 года. Голубин и Супрун. На истребителях МиГ-3 сбили в группе He.113 в районе Машково – Пашино.
6 ноября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Барадухино.
6 ноября 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Высокиничи.
9 ноября 1941 года. Супрун Александр Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.88.
14 ноября 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Hsh.126 юго-западнее Наро-Фоминск.
16 ноября 1941 года. Дунаев Николай Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.87.
16 ноября 1941 года. Дунаев Николай Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109.
16 ноября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.87 восточнее Калуга.
16 ноября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Беликово.
16 ноября 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Слобода.
27 ноября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Do.215 в районе Захарово.
2 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Дедовск.
2 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе станции Крюково.
2 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе станции Крюково.
8 декабря 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Зарайск.
12 декабря 1941 года. Дунаев Николай Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87.
15 декабря 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Воронцово.
15 декабря 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Воронцово.
15 декабря 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Воронцово.
24 декабря 1941 года. Дунаев и Семёнов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.109 в районе станции Руза .
24 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе станции Руза.
4 января 1942 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил тараном Ju.88.
4 января 1942 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил тараном Ju.88 в районе Малоярославец.
11 февраля 1942 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Векшино.
23 февраля 1942 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 южнее Гжатск.
5 сентября 1942 года. Иванов Игорь Васильевич. Сбил Ju.88 при отражении налёта на аэродром Кубинка.
5 сентября 1942 года. Кушников Алексей Никифорович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Гжатск – Шахово.
5 сентября 1942 года. Кушников Алексей Никифорович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Гжатск – Шахово.
25 сентября 1942 года. Кравченко Иван Пантелеевич. Сбил в паре Ju.88.
25 сентября 1942 года. Супрун Александр Павлович. Сбил Ju.88.
27 сентября 1942 года. Кушников Алексей Никифорович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Гжатск.
9 июня 1943 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил He.111 в районе Рахманово.
13 апреля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе Дэгуандонг.
30 апреля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-84 Thunderjet  в районе реки Ялуцзян.
30 апреля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-84 Thunderjet  в районе реки Ялуцзян.
5 июня 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе Сиодзио.
11 июля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе аэродрома Аньдун.
12 июля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе реки Ялуцзян
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Награждены орденами СССР:
 
Приказ Командующего Московским Фронтом ПВО №0144 от 7 ноября 1942  года. Москва.
 
Кушников Алексей Никифорович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Супрун Александр Павлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Московским Фронтом ПВО №024/н от 22 февраля 1943 года. Москва.
 
Семёнов Николай Андреевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
Дикарев Александр Тимофеевич. Инженер-капитан. Старший инженер полка. Орден Красной Звезды.
Иванов Игорь Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года.
 
Голубин Иван Филиппович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина.
Заболотный Иван Николаевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина. Посмертно.
Пруцков Фёдор Максимович. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
Шумилов Иван Петрович. Лейтенант. Летчик. Орден Ленина.
Бурьян Николай Павлович. Орден Красного Знамени.
Дунаев Николай Павлович. Майор. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1942 года.
 
Заболотный Иван Николаевич. Младший лейтенант. Орден Красного Знамени.
 
Приказ командира 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО №051/н от 30 апреля 1943 года. Москва.
 
Исаченко Михаил Андреевич. Техник-лейтенант. Авиационный механик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Московским Фронтом ПВО №069/н от 1 мая 1943 года.
 
Дунаев Николай Павлович. Майор. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №07/н от 24 июля 1943 года. Москва.
 
Воронин Михаил Иванович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
Семёнов Николай Андреевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени (2)
 
Приказ Командующего Западным Фронтом ПВО №014/н от 30 августа 1943 года. Москва.
 
Василевский Николай Иванович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №035/н от 29 сентября 1943 года. Москва.
 
Супрун Александр Павлович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №01/н от 22 февраля 1944 года. Москва.
 
Гречко Иван Егорович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Отечественной Войны I степени.
Кравченко Иван Пантелеевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №05/н от 30 апреля 1944 года. Москва.
 
Рогачёв Николай Алексеевич. Сержант. Лётчик. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №012/н от 20 августа 1944 года. Москва.
 
Долганов Николай Николаевич. Капитан. Начальник отделения наведения полка – помощник штурмана полка по службе ЗОС. Орден Отечественной Войны I степени.
Кравченко Иван Пантелеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Семёнов Николай Андреевич. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Черников Николай Алексеевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Северным Фронтом ПВО №018/н от 31 августа 1944 года.
 
Кобылочный Тимофей Артемьевич. Гвардии майор. Заместитель командира полка – штурман полка. Орден Отечественной Войны I степени.
Воронин Михаил Иванович. Старший лейтенант. Помощник командира полка по Воздушно-Стрелковой Службе. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №07/н от 31 августа 1944 года. Дубровицы.
 
Лузин Михаил Яковлевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии №017/н от 28 сентября 1944 года. Москва.
 
Хозяинов Гавриил Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
Ендаков Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №011/н от 8 октября 1944 года. Дубровицы.
 
Голованов Михаил Петрович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Зенов Григорий Константинович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Коржавин Алексей Иванович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Манушков Алексей Иванович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Синих Сергей Афанасьевич. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №012/н от 28 октября 1944 года. Дубровицы.
 
Жарков Фёдор Иванович. Техник-лейтенант. Техник звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Северным Фронтом ПВО №030/н от 3 ноября 1944 года. Москва.
 
Лопатко Алексей Акимович. Майор. Командир полка. Орден Отечественной Войны I степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №021/н от 4 ноября 1944 года.
 
Савинов Евгений Павлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Отечественной Войны II степени.
Яшин Иван Петрович. Старший техник-лейтенант. Заместитель старшего техника эскадрильи по специальным службам. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №01/н от 5 января 1945 года. Дубровицы.
 
Петровский Пётр Иванович. Старшина. Техник звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии №01/н от 9 января 1945 года. Москва.
 
Смирнов Иван Петрович. Капитан. Парторг полка. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №05/н от 2 мая 1945 года. Москва.
 
Тараканов Алексей Сергеевич. Младший лейтенант. Адъютант эскадрильи. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №010/н от 9 августа 1945 года. Москва.
 
Степнов Александр Ефимович. Красноармеец. Диспетчер полка. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1953 года.
 
Бойцов Аркадий Сергеевич. Майор. Заместитель командира эскадрильи по политической части. Орден Ленина.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Наградные приказы полка:
 
№25 от 22 февраля 1943 года.
№051/н от 29 сентября 1943 года. Люберцы.
№057/н от 3 ноября 1943 года. Люберцы.
№01/н от 15 февраля 1944 года. Люберцы.
№03/н от 18 ноября 1944 года. Люберцы.
№01/н от 24 апреля 1945 года. Люберцы.
 
Вооружение:
 
МиГ-3 – с февраля 1941 года
Spitfire – с мая 1943 года
P-40 Kittyhawk – с июля 1944 года
МиГ-15
 
Дислокация:
 
Дягилево
Быково
Люберцы
Кубинка
Инютино
Аньдун
 
16-й истребительный авиационный полк расформирован в период с 15 октября 1959 года по 3 января 1960 года.
 
Дополнительная информация:
 
Дважды Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Кузнецов Николай Фёдорович – с декабря 1949 года по 1952 год.
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Богомазов Григорий Иванович – с ? по сентябрь 1941 года.
Бойцов Аркадий Сергеевич – с 1946 года по ?.
Голубин Иван Филиппович – с ноября 1939 года по январь 1942 года и с августа 1942 года по 1 ноября 1942 года.
Елдышев Анатолий Алексеевич – с ? по сентябрь 1941 года.
Заболотный Иван Николаевич – с ? по 27 июня 1942 года.
Лакеев Иван Алексеевич – с июля 1938 года по март 1939 года.
Шумилов Иван Петрович – с 1938 года по 1943 год и с 1946 года по 1947 год.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Богомазов Григорий Иванович – с ? по сентябрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Бойцов Аркадий Сергеевич – с 1946 года по ?. 6 личных побед в составе полка.
Бурьян Николай Павлович
Голубин Иван Филиппович – с ноября 1939 года по январь 1942 года и с августа 1942 года по 1 ноября 1942 года. 10 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Дунаев Николай Павлович
Елдышев Анатолий Алексеевич – с ? по сентябрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Заболотный Иван Николаевич – с ? по 27 июня 1942 года. 10 личных побед в составе полка.
Кузнецов Николай Фёдорович – с декабря 1949 года по 1952 год. Побед в составе полка нет.
Кушников Алексей Никифорович – с августа 1941 года по декабрь 1942 года. 3 личные победы в составе полка.
Лакеев Иван Алексеевич – с июля 1938 года по март 1939 года. Побед в составе полка нет.
Орлов Алексей Максимович – с декабря 1940 года по 27 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Приймук Георгий Фомич
Семёнов Николай Андреевич – с августа 1941 года до окончания войны. 7 личных и 4 групповые победы.
Супрун Александр Павлович
Шумилов Иван Петрович – с 1938 года по 1943 год и с 1946 года по 1947 год. 7 личных и 2 групповые победы.
 
Личный состав полка:
 
Авлеев Василий Михайлович
Аксёнов Александр Петрович
Анастасьев Дмитрий Николаевич
Артищев Иван Григорьевич
Ачкасов Сергей Васильевич
Бабушкин Михаил Михайлович
Башман Анатолий Тарасович
Богомазов Григорий Иванович
Бойцов Аркадий Сергеевич
Бурьян Николай Павлович
Василевский Николай Иванович
Воронин Михаил Иванович
Вьюник Григорий Клементьевич
Гвоздев Пётр Алексеевич
Голованов Михаил Петрович
Голубин Иван Филиппович
Гречко Иван Егорович
Демидов Пётр Куприянович
Дикарев Александр Тимофеевич
Долганов Николай Николаевич
Дороганов Павел Иванович
Дунаев Николай Павлович
Дунаев Николай Пантелеевич
Елдышев Анатолий Алексеевич
Ендаков Владимир Михайлович
Жарков Фёдор Иванович
Заболотный Иван Николаевич
Зайцев Георгий Николаевич
Замарашкин Виктор Иванович
Зенов Григорий Константинович
Зюзиков Гавриил Алексеевич
Иванов Александр Николаевич
Иванов Игорь Васильевич
Исаченко Михаил Андреевич
Каздоба Михаил Никифорович
Качармин Фёдор Дорофеевич
Кобылочный Тимофей Артемьевич
Коваленко Александр Николаевич
Кожевников Алексей Павлович
Козицкий Иван Карпович
Колчин Виктор Афанасьевич
Коржавин Алексей Иванович
Коршунов Константин Васильевич
Кошевой Илья Тимофеевич
Кравченко Иван Пантелеевич
Кравченко Савва Иванович
Кузнецов Николай Фёдорович
Кумпан Борис Петрович
Кушников Алексей Никифорович
Лакеев Иван Алексеевич
Лопатко Алексей Акимович
Лузин Михаил Яковлевич
Макаров Николай Кириллович
Манушков Алексей Иванович
Марченко Георгий Александрович
Матвеев Александр Андреевич
Микоян Степан Анастасович
Минервин Пётр Васильевич
Митюшин Александр Алексеевич
Михайлов Дмитрий Иванович
Михайлов Николай Николаевич
Наумов Николай Иванович
Новиков Пётр Данилович
Овчинников Юрий Константинович
Олейник Георгий Васильевич
Олейников Николай Демьянович
Ончуков Николай Михайлович
Орлов Алексей Максимович
Перемитин Андриян Дмитриевич
Петровский Пётр Иванович
Пискунов Александр Лаврентьевич
Плеханов Иван Ефимович
Поздеев Клавдий Иванович
Приймук Георгий Фомич
Пруцков Фёдор Максимович
Пучков Александр Михайлович
Пьянков Александр Петрович
Рогачёв Николай Алексеевич
Родин Пётр Николаевич
Рымаренко Николай Григорьевич
Савинов Евгений Павлович
Самсонов Анатолий Николаевич
Семёнов Николай Андреевич
Синих Сергей Афанасьевич
Смирнов Иван Петрович
Сталин Василий Иосифович
Степаненко Василий Ильич
Степнов Александр Ефимович
Супрун Александр Павлович
Тараканов Алексей Сергеевич
Ткаченко Борис Григорьевич
Троицкий Игорь Ильич
Уткин Владимир Михайлович
Фоменков Василий Андреевич
Фрунзе Тимур Михайлович
Харитонов Николай Петрович
Хозяинов Гавриил Васильевич
Черебаев Иван Пименович
Черников Николай Алексеевич
Шапко Николай Артемьевич
Шершаков Василий Николаевич
Шишковский Иосиф Иосифович
Шумилов Иван Петрович
Язев Сергей Семёнович
Яшин Иван Петрович
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Источники информации:
 
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://soviet-aces-1936-53.ru
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 18 апреля 2017 года.
 
Богомазов Григорий Иванович
 
Родился 28 января 1918 года на хуторе Коновалово, ныне Волоконовского района Белгородской области. Окончил 7 классов в городе Сталинграде (ныне Волгоград), куда переехала семья, работал мастером на чулочной фабрике. С 1938 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов. Служил в строевых частях ВВС.
С июня 1941 года младший лейтенант Г. И. Богомазов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 16-го ИАП (6-й истребительный авиационный корпус ПВО), защищал небо Москвы, летал на И-16. С сентября 1941 года сражался уже в 158-м ИАП, защищал Ленинград, летал на И-16 и "Киттихауке".
К маю 1943 года заместитель командира эскадрильи 158-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант Г. И. Богомазов совершил 450 боевых вылетов, провёл 50 воздушных боёв, в которых лично сбил 9 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 12 личных и 4 групповых победах, но данная информация не подтверждается оперативными и отчётными документами). Вскоре убыл из полка на учёбу в Высшую офицерскую школу Воздушного боя ВВС Красной Армии и в боевых действиях больше не участвовал. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года удостоен звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1076).
После войны продолжал службу в ВВС. В 1956 году окончил Военно-Воздушную академию, командовал 339-м военно-транспортным авиационным ордена Суворова 3-й степени полком. С 1969 года полковник Г. И. Богомазов - в запасе. Жил в городе Витебске (Белоруссия), работал на обувной фабрике. Умер 16 января 1994 года. Имя Героя помещено на мемориальной доске, установленной на здании бывшего обкома ДОСААФ в городе Волгограде.
Награждён орденами: Ленина (02.09.1943), Красного Знамени (13.02.1943), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (дважды), Красной Звезды (19.08.1942, ...); медалями.
 
*     *     *
Бойцов Аркадий Сергеевич
 
Родился 17 марта 1923 года в городе Подольске Московской области. Окончил среднюю школу, учился в кожевенно-обувном техникуме в Москве. В марте 1941 года окончил аэроклуб и поступил в Черниговскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в июне 1942 года и был направлен в состав 11-го ИАП ПВО (318-я ИАД). В период Великой Отечественной войны совершил 15 боевых вылетов на прикрытие железнодорожных узлов, перевозок и сопровождение особо важных литерных поездов. После окончания войны продолжал службу в составе 11-го ИАП ПВО. В начале 1946 года направлен командиром эскадрильи в 16-й ИАП ПВО, где прослужил до 1954 года. В 1951 года получил звание "Военный лётчик 1-го класса".
В январе 1952 года в составе 16-го ИАП (97-я ИАД ПВО) убыл в правительственную командировку в КНР, принимал участие в оказании интернациональной помощи народам КНР и КНДР в период войны на Корейском полуострове в качестве заместителя командира эскадрильи по политической части. За период с 21 января по 28 августа 1952 года майор Бойцов совершил 55 боевых вылетов, провёл более 30 воздушных боёв, в которых лично сбил 6 самолётов противника (4 F-86 и 2 F-84) и ещё 2 F-86 подбил. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1953 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После возвращения из командировки в Советский Союз, продолжил службу в ВВС. В 1958 году окончил Военно-Воздушную академию. В период с 1958 по 1962 год проходил службу в 105-й авиационной дивизии истребителей-бомбардировщиков в должности командира 296-го авиаполка и заместителя командира дивизии. В 1966 году окончил Военную академию Генштаба. В 1968 году его назначают командиром авиадивизии, а с 14 сентября 1971 года - заместителем командующего ВВС Приволжского Военного округа. С 25 октября 1976 года генерал-майор авиации А. С. Бойцов в запасе. За время службы в авиации освоил 20 типов отечественных и иностранных самолётов, налетал на них свыше 2000 часов. Проживал в городе Самара. Умер 23 июня 2000 года.
Награды: орден Красной Звезды (01.09.1944 г. - за бои в ВОВ), медаль "За боевые заслуги" (17.05.1951 г. - за выслугу лет), орден Ленина (25.09.1952 г. - за бои в Корее), медаль "Золотая Звезда" № 10861 (14.07.1953 г. - за бои в Корее), орден Ленина (14.07.1953 г. - вместе со званием Героя Советского Союза), орден Красной Звезды (22.02.1955 г. - за налёт в сложных метеоусловиях), орден Красной Звезды (30.12.1956 г. - за выслугу лет), орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы).

*     *     *
В начале 1952 года состав 64-го ИАК полностью сменился. Порядком, уставшие в изнурительных боях авиаполки 324-й и 303-й авиадивизий давно требовали замены более свежими авиачастями, что и было, наконец, сделано в январе - феврале 1952 года. На замену прибыли 2 новых советских авиадивизии: одна авиадивизия авиации ПВО страны и другая авиадивизия ВВС.
Первой прибыла в Китай из Подмосковной Калуги 97-я ИАД ПВО, которой командовал Герой Советского Союза полковник А. Г. Шевцов. Дивизия была двухполкового, то есть "облегчённого" состава, которая должна была сменить 324-ю ИАД полковника И. Н. Кожедуба, которая также была "облегчённого" состава.
97-я ИАД ПВО состояла из 2-х авиаполков, со славной боевой историей. В состав дивизии входил 16-й ИАП ПВО - один из старейший авиаполков авиации ПВО Страны. Им командовал Герой Советского Союза полковник Н. Ф. Кузнецов. Вторым полков в составе дивизии был 148-й Краснознамённый ГИАП ПВО, которым командовал подполковник Мохнаткин. Дивизия прибыла эшелоном в Мукден без авиатехники в середине января 1952 года. Так как сменять необходимо было в срочном порядке выбивающуюся из сил 324-ю ИАД, то без раскачки личный состав 97-й ИАД приступил к приёму авиатехники у 324-й ИАД и уже с 21 января 1952 года лётный состав дивизии приступил к облёту района боевых действий. Оба полка 97-й дивизии обосновались на авиабазе в Аньдуне и к активным боевым действиям приступили с первых дней февраля месяца.
97-я авиадивизия ПВО без должной подготовки была брошена в бой в начале февраля 1952 года и сражалась в небе Северной Кореи до 28 августа 1952 года. За этот период лётный состав дивизии произвёл 4189 боевых самолёто-вылетов, участвовал в 164 групповых воздушных боях, в которых засчитано 68 самолётов противника и подбито ещё 17 вражеских самолётов. Свои потери составили 21 самолёт и 10 лётчиков. В составе дивизии только 2 лётчика достигли статуса аса и ещё 3 были близки к этому статусу, но не достигли его. Самым результативным лётчиком дивизии стал заместитель командира АЭ по политической части 16-го ИАП капитан Аркадий Сергеевич Бойцов, который лично сбил в боях в корейском небе 6 американских самолётов. За это он был единственным из всего личного состава дивизии представлен к высокому званию Герой Советского Союза.
16-й авиаполк ПВО прибыл в Китай из посёлка Инютино без своей авиатехники и технического состава. Во второй половине января полк полковника Кузнецова сменил на аэродроме Аньдун 196-й ИАП 324-й ИАД, приняв от данного авиаполка не только авиатехнику, но и весь технический состав. Уже с 21 января лётчики полка начали вылетать полковыми группами на облёт района боевых действий. Лётный состав 16-го полка был довольно опытный, хотя лётчиков имеющих боевой опыт Великой Отечественной войны было не так много, в основном это был командный состав полка и эскадрилий, остальные лётчики хоть и имели хорошую подготовку как лётчики ПВО, но "пороха" ещё не нюхали. Для многих это было первое боевое крещение!
Самой опытной по составу была 3-я эскадрилья, которой командовал опытный боевой лётчик майор А. П. Тарзудин. В составе этой АЭ и был замполитом эскадрильи капитан Бойцов. Аркадий Сергеевич был к этому времени довольно опытным лётчиком: участник Великой Отечественной войны с июля 1942 года в составе 11-го ИАП ПВО, и хотя ему не довелось встретиться с врагом в небе Подмосковья, которое он охранял в составе этого авиаполка, но налёт у него на различных типах истребителей был очень солидным, в том числе ночью и в СМУ.
В состав 16-го ИАП Бойцов попал сразу после окончания Отечественной войны в составе которого он освоил первые реактивные самолёты, в том числе и МиГ-15. В декабре месяце 1951 года в полк прибыла высокопоставленная делегация во главе с командующим авиации ПВО страны генералом Е. Я. Савицким и заместителем командующего ВВС страны генералом Ф. А. Агальцовым, которые сообщили, что в ближайшее время полк будет направлен в Китай для оказании интернациональной помощи дружественному народу КНДР, который героически сражается за свою целостность с агрессией со стороны США и их союзников. Так в одночасье лётчики 16-го ИАП и всей 97-й ИАД, куда входил данный авиаполк, стали "добровольцами" на эту далёкую войну.
Сборы на эту войну оказались очень короткими и уже через день после объявления их "добровольцами", весь лётный состав полка и его штаб убыл в Москву, где он был погружён в поезд Москва - Пекин и убыл в боевую командировку на неопределённый срок. Границу КНР пересекли уже на новый 1952 год, где их переодели в форму китайских народных добровольцев, без каких либо знаков различая. В начале января 1952 года эшелон прибыл к месту конечной остановки, в китайский город Аньдун, где располагалась самая большая передовая авиабаза 64-го ИАК и его штаб. С этой авиабазы и предстояло лётчикам 97-й ИАД действовать в небе Северной Кореи.
Началась напряжённая работа по подготовке полка к боевой работе: полк принял самолёты МиГ-15бис, на которых ранее воевали лётчики 196-го ИАП (324-я ИАД), которых сменяли лётчики 16-го ИАП. Вместе с самолётами прибыл в полк и технический состав, ранее обслуживавший самолёты 196-го ИАП - техники, в отличие от лётчиков, оставались на второй срок. В полку побывало несколько лучших лётчиков 196-го ИАП, во главе с его командиром полковником Е. Г. Пепеляевым, которые поделились со своими сменщиками своим боевым опытом и рассказали об особенностях воздушных схваток с пилотами США и приёмами воздушного боя, которые применялись в этих боях, на том и закончилась подготовка к боям. Уже начиная с 21 января, лётчики 16-го ИАП приступили к выполнению боевых вылетов на перехват самолётов противника.
Боевой основной задачей лётчиков полка и дивизии, была охрана с воздуха стратегически важных объектов на территории Северной Кореи. К таким объектам относился стратегический мост в районе Аньдуна, соединяющий Китай и Северную Корею, по которому бесперебойно шло снабжение всем необходимым армии КНДР и частей КНД, а также Супхун ГЭС, которая снабжала электричеством всю Северную Корею. Налёты на эти объекты авиация ООН совершала почти ежедневно и крупными силами ударной авиации и над этими объектами постоянно шли ожесточённые сражения.
Уже в начале февраля месяца лётчики полка открыли счёт сбитым самолётам США, а всего в феврале лётчиками полка было сбито 6 самолётов США (все истребители типа F-86), но и свои потери были очень чувствительными: потеряно 4 самолёта и погибли 4 лётчика полка. Сказывалось отсутствие боевого опыта и слабость лётно-тактической подготовки лётчиков полка к современной войне.
Эскадрилья майора А. П. Тарзудина, в которой служил Аркадий Сергеевич, избежала потерь в первый трудный месяц боёв и с каждым боевым вылетом набиралась боевого опыта и мастерства и постепенно стала на равных бороться с опытными пилотами "Сейбров". Уже 11 марта лётчики эскадрильи добились большой победы, сбив в 2-х воздушных боях в этот день, сразу 4 истребителя F-86 без своих потерь. А свою первую победу капитан Бойцов одержал в мартовских боях на своём 15-м боевом вылете.
В тот день звено "МиГов", под командованием Аркадия Бойцова, подняли для охраны с воздуха аэроузла Аньдун, который постоянно подвергался набегам "Сейбров-охотников", которые незамеченными выходили со стороны Аньдунского залива и на малой высоте подходили к аэродрому, расположенному рядом с этим заливом и подкарауливали наши самолёты, которые возвращались на остатках топлива и с малым остатком боеприпасов, били их на посадке или взлёте и тут же спасались бегством в море, куда нашим лётчикам категорически запрещалось заходить.
Вот такая пара любителей лёгкой наживы и попалась лётчикам звена Бойцова. Пара "Сейбров" крадучись шла к нашему аэродрому, и не видели наших "МиГов". У Аркадия Сергеевича было отличное зрение, и он первым увидел непрошенных "гостей". Передав ведомому об атаке, он, используя преимущество в высоте, зашёл со стороны солнца в хвост одному из F-86 и удалил по нему из всех пушек. От "Сейбра" полетели обломки, он задымил и стал уходить в сторону залива, где и упал в море.
Однако эта победа не была засчитана Аркадию Сергеевичу официально, так как не было вещественных доказательств этой победы и таких не подтверждённых побед на счету Аркадия Сергеевича имеется 3 штуки, но таковы были правила учёта побед в составе 64-го ИАК - без вещественных доказательств виде обломков или бирок со сбитого самолёта противника, нашим лётчикам победы не засчитывались. Поэтому несколько десятков, если не сотен американских самолётов лежат в виде обломков на дне Жёлтого моря или труднодоступных горах Северной Кореи, которые так и не были учтены многим нашим лётчикам.
Свою первую, официально подтверждённую победу Аркадий Сергеевич одержал 13 апреля 1952 года, когда его подняли в составе группы на перехват обнаруженной цели, которая приближалась к их аэродрому. Вот как развивались события этого боя:
"13.04.1952 г. эскадрилья МиГ-15 из 16-го ИАП 97-й ИАД на высоте 9000 метров в районе Дээгуандонг вступила в бой против 24-х Ф-86. Майор Бойцов А.С., будучи командиром второго звена восьмёрки МиГ-15, первым обнаружил самолёты противника, быстро и правильно принял решение на атаку, энергично занял выгодное положение и атаковал превосходящие силы противника. Бойцов А.С., как смелый лётчик и хороший воздушный стрелок, с первой же атаки сбил истребитель противника Ф-86. Сбитый им самолёт взорвался в воздухе. Лётчики эскадрильи, беря пример с Бойцова А.С., действовали в бою смело и уверенно. 23 истребителя противника, не приняв активного наступательного боя с 8 МиГ-15, поспешно отошли в Корейский залив. Поставленная задача эскадрильей была выполнена. Решение майора Бойцова А.С. на вступление в бой было правильное. Смелая, энергичная атака лётного состава эскадрильи по личному примеру майора Бойцова А.С. вынудила противника к беспорядочному отходу из района боевых действии".
Сбитый им пилот "Сейбра"(F-86Е № 50-0636), был из состава штабного звена 51-го FIW ВВС США - даже американская сторона признаёт, что данный "Сейбр" был потерян в районе аэродрома Аньдун, находящегося на китайской территории, а его пилот майор Джордж Вендлинг (George V. Wendling), погиб.
18 апреля капитан Бойцов в паре с ведомым старшим лейтенантом Василием Щипаловым вылетел на разведку погоды. На высоте 8000 метров, к району базирования наших частей подходила четвёрка истребителей противника типа F-86. Бойцов принимает решение атаковать четвёрку и смелыми действиями, умелыми атаками изгоняет истребителей противника из района базирования нашей авиации. За отвагу в бою командиром соединения ему была объявлена благодарность.
В апреле месяце Аркадий Сергеевич одержал ещё 2 победы, во время довольно рискового рейда в район действия ИБА противника. Утром 30 апреля на аэродром Аньдун прибыл командующий авиацией ПВО страны генерал-лейтенант Е. Я. Савицкий в сопровождении командира 64-го ИАК генерал-майора Г. А. Лобова. Командиру 16-го ИАП Герою Советского Союза полковнику Н. Ф. Кузнецову, была дана команда отобрать наиболее опытных 6 лётчиков полка, для выполнения особого и одновременно опасного задания. Задание состояло в том, чтобы небольшой группе "МиГов" совершить в полном радиомолчании обходной маневр в глубь территории Северной Кореи, выйти в район, где безнаказанно действовала ИБА противника и неожиданно ударить по порядкам ударной авиации ВВС США и нанести ей максимально возможный урон.
Для выполнения этого рискованного задания, командование полка решило послать шестёрку экипажей из состава наиболее удачно действующей 3-й АЭ. Группу возглавил заместитель командира АЭ по лётной части, капитан П. С. Минервин. В состав группы также вошли: пара капитана А. С. Бойцова с ведомым старшим лейтенантом Л. Толубенским и пара капитана С. С. Токарева с ведомым старшим лейтенантом Л. П. Морщихиным. Самого командира группы защищал старший лейтенант Абрам Левин.
Взлетели с подвесными топливными баками и, поднявшись на высоту 10000 метров в полном молчании, направились в обходной полёт. Наведение группы осуществлялось с ВПУ, находящемся в районе Анджу, откуда наших лётчиков по радио наводил на цель майор А. Р. Прудников. Наконец, поступила команда с земли: "Разворот вправо. Впереди вас группа американцев, атакуйте". Развернувшись, наши лётчики обнаружили смешанную группу, состоявшую из 4-х звеньев F-80 и F-84, без какого либо прикрытия - видимо американцы чувствовали уверенно в данном районе, куда почти никогда не заглядывали "МиГи". Сбросив свои ПТБ, наша шестёрка, распавшись на пары, атаковала противника, которые шли ниже нашей группы на 2 - 3 тысячи метров. В первой же атаке Бойцов и ещё кто-то из группы сбили двух F-84, и противник стал беспорядочно сбрасывать свой опасный груз, строй звеньев распался и парами и одиночно, они устремились к спасительному морю. Однако до безопасной черты долетели далеко не все. Преследуя противника, наши лётчики сбили ещё 4 штурмовика противника, одного из которых сбил капитан Бойцов.
О том, как в подробностях проходил этот бой рассказал в своих воспоминаниях участник этого боя Лев Павлович Морщихин:
"В тот день только позавтракали, объявили готовность № 1. Едва успели пристегнуть привязные ремни, с СКП взвилась зелёная ракета. По радио спокойный голос Тарзудина: "Взлетайте побыстрее". Больше для порядка и проверки связи, шестёрку вел Сергей Сергеевич Токарев, я был ведомым у Абрамова в левой паре. Уже в воздухе главная рация дала команду: идите в район "Сапога".
Всем приметным ориентирам были даны условные наименования. Набрали высоту 10000 метров, с КП дали воздушную обстановку и тут же команду: "Работать будете по низам!" Это значит на малых высотах. Ох, как нехорошо... Ох, как плохо... Мы привыкли работать на потолке, а не по низам. Плохо. Стали снижаться. Голова поворачивалась на все 360°. По спине побежали мурашки. Высота и скорость - это наши козыри, преимущество наших "МиГов". Идя на малые высоты, мы были равными с "Сейбрами". С КП сообщают: "Смотрите, внизу по земле работают "Шуты" и "Тандерджеты" - ваша цель".
"Шутинг Стар" и "Тандерджет" - это одни из первых реактивных американских истребителей-штурмовиков. У них и скорость 900-1000 км/час. Для "МиГов" - семечки. С ними вести бой - это всё разно как было в Отечественную войну вести бой на "Яках", или "Лавочкиных" с Ю-87 - "Лаптёжниками" (так их звали в обиходе). Опыт подсказывал: что-то хитрое придумали янки. Ходим над сопками на высоте 2 - 3 тысячи метров. "Шутов" не видим. Сопки горят в нескольких местах. "Шуты" зажгли напалмом. Поджигателей не видать. Сопки зелёные и Ф-80 под их цвет покрашены. Главная рация надрывается. Помогают зенитчики. Подсказывают: "Смотрите, вы с целью вместе. "Сейбров" нет. - Смотрите, зенитчики по ним работают". Шапки от разрывов кругом, а "Шутов" нет. Хоть и шелковый шарф на шее и он не помогает, трёт шею. Голова крутится не то что на 360°, а на все 720°. А "Шутов" не видно. Пошли на разрывы зениток, артиллеристы шумят:            "Не мешайте".
И вдруг совсем рядом левее меня и чуть ниже "Тандерджет". Кричу по рации: "Шуты" под нами". И пошла метелица радиошума: "Вот они, бей!", - "Цель вижу". И сплошной гам. Круговерть боя. Главная рация всех перекрыла: "Прекратить радиообмен, работать спокойно, "Сейбров" нет, всем молчать". Наше появление было, видимо, неожиданно для противника. "Тандерджет" был так близко, что довернуть на него не было никакой возможности, да и скорость была велика. С перепугу лётчик "Тандерджета", чтобы уйти из-под моего удара, стал уходить переворотом в момент, когда мы поравнялись. Увидел жёлтое пузо самолёта и вскоре среди пламени на земле отлетевшее тоже жёлтое крыло, ещё взрыв. Высота то была мала, и лётчик ничего не мог сделать. Так и врезался в сопку. Всё это было столь мгновенно, что только успел сказать по рации: "Есть один" - уже в развороте для нового захода.
Впереди были шапки разрывов зениток и прямо по курсу одна десятка, ещё дальше другая, десятка "Шутов" и "Тандерджетов". Обнаружив нас, штурмовики выстраивались в оборонительный круг: один, другой - эффектная возможность обороны южан. Однако и у нас была заготовка, как их атаковать. Зенитчики вели огонь выборочно, чтобы не поразить нас. В пылу боя мы не обращали внимания ни на их огонь, ни на то, что у самих баки не сброшены. Главная рация напомнила: "Ласточки, ласточки, вам затвор". В переводе на наш житейский язык: "Летчики на "МиГах", сбросьте баки". Они были не нужны: керосин из них выработали, но сбрасывать надо только в горизонтальном полёте. А где тут, если шла круговерть боя. "Шуты" били по нам, мы по "Шутам" и всё это на малой высоте, на околозвуковых скоростях. Едва выбрал кусочек горизонтального полёта: "Витёк, затвор", полетели и его и мои баки на землю. А с КП шумят: "Ласточки, вам тропа", то есть "Идите на посадку и в открытую смотрите за горючим. Всем тропа..."
У истребителя в таких условиях боя на малой высоте горючего хватает на 40 - 50 минут полёта. "Шуты" и "Тандерджеты", образовав 3 - 4 оборонительных круга, перестраивались в один и тянули на воду - в море, благо оно виднелось вдали, а нам на водичку - ни-ни, категорически запрещено. Боялись, чтобы кого из нас не сбили, а потом Организации Объединенных Наций не показали. Нас советских нет. "Сталинские соколы" не участвуют в грязной войне.
Токарев подал команду: "Кучерявый, смотри за верхом". Такой позывной мне Коля Наумов придумал, конечно, не за густую шевелюру, а за солидную залысину, которая заметно увеличивалась за последнее время. Надо полагать от переживаний. Чего греха таить, всё же страшновато было. Храбрись, не храбрись, а жить каждому хочется. Каким-то неведомым усилием, силой воли загоняешь этот страх, чтобы никто не догадывался. Храбришься в меру возможного.
"Кучерявый, смотри, как бы не подкараулили". Опасения обоснованные: уж больно легко и результативно проходил этот бой. Хорошо видели вдали и чаще других замечали противника, глазастыми были в полку Токарев, Наумов, Олейник, Молодцов, да и у меня зрение вдаль до сих пор хорошее. Видишь противника - половина успеха, а в атаке все 100% победы. Круговерть боя была азартной, и только близость моря да моргающая красная лампочка на приборной доске - сигнал: горючего на 15 минут. Настойчивое требование, КП дивизии: "Ласточки, вам тропа", "Немедленно - выполняйте. Всем тропа". Наконец-то, не выдержав, открыто: "Горючее на исходе. Всем посадка".
Витёк Абрамов скомандовал: "Последняя". "Идём домой". Собиралась шестёрка по пути на аэродром. Бойцов с напарником Леонидом Толубенским сели в Сингисю у корейцев за рекой. Не хватило керосина. Мы с Абрамовым садились парой с остановившимися двигателями. Счастливые. У ведущего группы Токарева двигатель остановился на рулёжке. Вся шестёрка стреляла, а кинофотопулемёты зафиксировали лишь 4 сбитых. Наземные наблюдатели подтвердили падение 9 самолётов. Зенитчики взяли себе 2 самолёта. Позже контрразведка уточнила: на базу не вернулись 11 самолётов южан. Было это 30 апреля. После этого боя над Кореей до 5 мая противник не летал. Передышка и нам пошла на пользу. В мае мы могли вылетать большим составом".
При возвращении на свою базу, у пары Бойцова не хватило топлива до Аньдуна и им пришлось сделать посадку на аэродроме Сингисю, расположенного на границе с КНР, на территории Северной Кореи. Заправившись, они через несколько часов благополучно сели на своём аэродроме в Аньдуне. В итоге этого довольно рискованного вылета, наши лётчики сбили 6 ударных самолётов США (3 F-80 и 3 F-84), без своих потерь, а самое главное, нанести очередной чувствительный удар по авиации противника. Все участвовавшие в этом бою лётчики полка командованием корпуса были повышены в звании на одну ступень. Так Аркадий Сергеевич стал майором! Все 6 лётчиков также были награждены орденами: майор Бойцов был удостоен ордена Ленина, а остальные орденами Красного знамени. Американская сторона признала спустя много лет, потерю только 2-х своих F-80 из состава 35-й и 36-й FBS (8-го FBW), оба пилота которых, попали в плен. А также признала потерю одного F-84Е-25 (№ 51-536) из состава 8-й FBS (49-го FBW), пилот которого, 1-й лейтенант Джордж Хэнсен (George H. Hansen), погиб - правда командование ВВС США заявляет, что он был сбит огнём с земли 1 мая, что довольно сомнительно. По данным советской стороны, в плен к северокорейцев 30 апреля попали 2 пилота с F-80, а не один как заявляет американская сторона.
Очередную свою победу Аркадий Сергеевич одержал 6 мая, когда в короткой схватке серьёзно повредил одного "Сейбра", который по данным радиоперехвата не долетел до своей базы: "Майор Бойцов А.С. получил боевую задачу - вылететь парой на свободную "охоту" на высоте 8000 м. В районе Сиодзио, ими была обнаружена четвёрка истребителей противника. Как и всегда, Бойцов А.С. принимает решение на атаку независимо от количественного превосходства противника и вступает в бой. На второй атаке он сбивает один самолёт противника Ф-86. Остальные 3 самолёта переворотом и отвесным пикированием ушли в залив. В этом бою Бойцов А.С. показал себя зрелым тактиком, мастером внезапной атаки". Предположительно жертвой майора Бойцова стал пилот из состава 336-й FIS, самолёт которого был списан 9 мая. Пилот довёл машину до своей базы но при посадке разбил машину, сам при этом получил ранения, но остался жив.
9 мая, из-за усталости лётного состава полка было принято решение отвести 16-й ИАП в тыл, в состав второго эшелона и полк перелетел на тыловой аэродром Мукден-Западный, откуда лётчики стали выполнять боевые задания до конца своей боевой командировки - до конца августа месяца 1952 года. Задача полка теперь была прикрывать взлёт и посадку своих товарищей, которые действовали с передовых аэродромов 64-го корпуса: Аньдун, Мяогоу и Дапу. Кроме того, при возникновении сложной обстановки полк поднимали для усиления других соединений 64-го ИАК или для оказания поддержки и помощи в бою. Именно в этот день 9 мая вновь отличился Аркадий Бойцов: "9.05.1952 г. майор Бойцов А.С. получил боевую задачу - вылететь парой на свободную охоту в районе Киодзио-Тэйсю-Сяренкан. В районе Киодзио, на высоте 4000 м им было обнаружено до 24 штурмовиков противника Ф-80 и Ф-84, которые шли курсом из Корейского залива в направлении переправ и ж/д мостов в районе Ансю. Майор Бойцов А.С. проявляет геройство и ведет парой бой с превосходящими силами штурмовиков противника. Исключительно дерзкой и внезапной атакой он сходу сбивает 1 самолёт противника типа Ф-80, который взорвался в воздухе, а остальные в панике, беспорядочно сбросили бомбы на сопки и поспешно, в рассеянном боевом порядке на бреющем полёте, скрываясь за вершинами гор, ушли в Корейский залив. Этот бой подтверждает зрелость лётчика-истребителя Бойцова А.С., его отвагу, мужество и героизм". Предположительно жертвой Аркадия Бойцова стал F-84E № 49-2393 из состава 7-й FBS 49-го FBW, пилот которого 2-й лейтенант Уильям Джонсон (William Johnson) погиб. Однако командование части, не имея вещественных доказательств данной заявки, не засчитало эту победу майору Бойцову.
За период с 10 мая и до вывода полка из состава 64-го ИАК в конце августа 1952 года, полком было одержано всего 4 победы, 2 из которых на счету майора Бойцова. Аркадий Сергеевич часто вылетал парой или звеном на перехват "Сейбров-охотников" в район наших аэродромов, но ни разу не удалось застать противника врасплох и он, обнаружив наряд "МиГов", тут же прекращал своё задание и уходил в Аньдунский залив. Виной тому была светлая окраска наших "МиГов", которые были видны в воздухе на многие километры. Тогда Аркадий Сергеевич попросил у командования части нанести на его машину и машину его ведомого Василия Щипалова камуфлированную окраску под цвет местности и получил на это согласие.
Теперь используя камуфляж своих самолётов, пара Бойцова вылетала на перехват F-86 на малой высоте, скрываясь на фоне местности, а затем, обнаружив противника, совершали резкий вертикальный маневр и, подойдя незаметно к противнику, наносили смертельный удар по противнику. Эту свою тактику Аркадий Сергеевич проверил во время вылета утром 11 июля на перехват пары F-86, которые хотели поживиться в районе нашего аэродрома. Всё получилось внезапно для противника и один из "Сейбров" получил удар снизу, от которого его двигатель стал дымить и "Сейбр" стал уходить в сторону моря резко снижаясь. Вот версия этого боя из личного дела Аркадия Сергеевича: "11.07.52 г. Бойцов А.С. вылетел в составе группы с аэродрома Мукден-Западный, с задачей деблокирования аэродромов Аньдун, Фенчен. Задача выполнялась в сложных метеоусловиях при 8 - 9 бальной кучевой облачности. Бойцовым А.С. были обнаружены 4 самолёта Ф-86, о чём было доложено ведущему группы. По своей инициативе и по разрешению командира группы, майор Бойцов А.С. парой атаковал истребители противника. С первой же атаки майор Бойцов А.С. сбил один самолёт Ф-86, который упал на китайской территории, а вражеский лётчик выбросился с парашютом. Остальные истребители были изгнаны в район залива. Этот бой доказывает, что Бойцов А.С. в каждом боевом вылете атакует противника и уничтожает его. Этот бой так же подтверждает умение Бойцова А.С. вести воздушный бой в сложных метеоусловиях". Так майором Бойцовым была одержана 5-я официальная победа. Он стал очередным асом в составе 64-го ИАК.
На следующий день, 12 июля майор Бойцов повторил свою тактику и снова успешно: под удар попала пара "Сейбров", но уже из состава 16-й FIS (51-го FIW). Был серьёзно повреждён F-86Е (№ 50-0597), которым пилотировал капитан Патрик Эллис (Patrick M. Ellis), которому удалось дотянуть до Западно-Корейского залива и там катапультироваться из подбитой машины. Вскоре его подобрала спасательная служба ВВС США, и он остался жив. Это была последняя победа Аркадия Сергеевича в этой войне, но сам он считал, что одержал 9 побед в небе Кореи, часть из которых ему незаслуженно не засчитали.
"Майор Бойцов А.С. заместитель командира авиаэскадрильи по политической части. Эта эскадрилья в правительственной командировке сбила 15 самолётов противника, не имея при этом своих потерь. Являясь политическим руководителем подразделения, пользуется большим авторитетом у личного состава, как отличный воспитатель, мастер воздушного боя, чуткий и отзывчивый, старший товарищ. У него учились боевому мастерству лётчики его подразделения, части и всего соединения. Выполняя задачу в правительственной командировке, майор Бойцов А.С. проявил отвагу, мужество и геройство, лично сбил 6 самолётов противника, в том числе 4 истребителя типа Ф-86, штурмовика типа Ф-80 ("Шутинг Стар"), подбил 2 самолёта противника типа Ф-86. За образцовое выполнение боевых заданий командования на Корейском театре военных действий и проявленные при этом мужество и геройство представлен к присвоению звания "Герой Советского Союза". Звание присвоено 14.07.1953 года".
Всего в небе Кореи майор Аркадий Сергеевич Бойцов совершил 55 боевых вылетов, участвовал в более 30 воздушных схватках, в которых официально сбил лично 6 самолётов ВВС США. По словам самого Аркадия Сергеевича, он сбил в небе Кореи 9 самолётов ВВС США: 7 F-86 и 2 F-84.
 
Голубин Иван Филиппович
 
Родился в 1919 году в деревне Троицкое, ныне Чернского района Тульской области. В 1935 году окончил 7 классов сельской школы. В 1935-1937 гг. работал в колхозе. В 1937-1938 гг. учился в школе фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). В 1938-1939 гг. работал шофёром на подшипниковом заводе в Москве, одновременно учился в Кузьминском аэроклубе города Москвы. С 1939 года в рядах Красной Армии, в ноябре того же года окончил Борисоглебскую военную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (57-ИАБ, ВВС Московского военного округа). В начале 1940 года при аварийной посадке повредил глаз и был назначен адъютантом командира полка.
С июня 1941 года младший лейтенант И. Ф. Голубин на фронтах Великой Отечественной войны. Добился права участвовать в боевой работе, летал на МиГ-3. 15 декабря 1941 года был сбит в воздушном бою, приземлился за линией фронта, но сумел вернуться в полк.
К январю 1941 года заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) лейтенант И. Ф. Голубин совершил 163 боевых вылета, участвовал в 25 воздушных боях, в которых лично сбил 10 и в составе группы 2 самолёта противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 676).
В январе 1942 года назначен лётчиком-инспектором Инспекции ВВС РККА. С мая 1942 года служил в 434-м ИАП, где летал на Як-1. 1 ноября 1942 года капитан И. Ф. Голубин погиб в авиационной катастрофе. К тому времени выполнил около 200 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 2 в составе группы. Прах Героя покоится в колумбарии № 15 на Донском кладбищае в Москве. Имя Героя высечено на памятнике Героев Советского Союза в городе Туле, его имя носила пионерская дружина Троицкой школы Чернского района Тульской области.
Награждён орденами: Ленина (04.03.1942), Красного Знамени (17.10.1942).
*     *     *
В сквере у главной проходной Люблинского литейно - механического завода высится стела, сложенная из гранита  ( авторы И. Каменский и Ю. Ранимский ). Она посвящена памяти работников предприятия, павших смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны. На стеле высечены 500 имен. Среди других, начертано там и имя Героя Советского Союза Ивана Филипповича Голубина.
Иван Голубин считал Москву своим родным городом, хотя родился в деревне и школу окончил в селе Троицком Чернского района Тульской области. Некоторое время он работал в местной газете. Но больше всего его влекла техника, авиация. Ну а потом - Москва, Люблино, школа ФЗУ при Люблинском литейно - механическом заводе, работа шофёром заводской автобазы и учёба в аэроклубе, Борисоглебское военно - авиационное училище имени И. Н. Чкалова. Настоящим лётчиком - истребителем Иван Голубин стал 5 ноября 1939 года.
Незадолго до начала войны с Ваней Голубиным  ( так его называли в полку )  стряслась беда: при вынужденной посадке он получил серьёзную травму головы. Зрение резко ухудшилось и врачи категорически запретили ему летать.
Голубин был переведён на штабную должность. Он заполнял лётные книжки, а сам тосковал по небу. Словом, скучал, несмотря на свой неунывающий характер. Особенно тяжело ему стало, когда началась война и фронт, уже вскоре, приблизился к самой Москве. Его друзья сражались в небе с врагом, а он вынужден был сидеть над штабными бумагами. Он не мог примириться с таким положением, считал, что врачи поторопились со своими диагнозами, списав его на землю, и был твёрдо уверен, что докажет всем, на что он способен.
Однажды по сигналу боевой тревоги лейтенант Голубин не выдержал и сел в свободный самолёт  ( кто - то из лётчиков из - за ранения не мог летать ). Не успела зелёная ракета догореть, как он поднялся в небо. В воздухе он оказался вместе с Михаилом Бабушкиным, сыном прославленного полярного лётчика. В том бою Михаил с первой атаки сбил вражеский бомбардировщик. Иван Голубин прикрывал его действия. На земле командир полка подполковник Ф. М. Пруцков учинил Голубину разнос, грозился даже на гауптвахту посадить за самовольство. Но, не выдержав его просящего и в то же время упрямого взгляда, смягчился. Он разрешил, под свою ответственность, Голубину летать...
Свой первый "официальный" боевой вылет он совершил 24 октября 1941 года. В тот день 6 советских самолетов, которыми руководил Т. Ф. Приймук, атаковали втрое превосходящие силы врага: 8 бомбардировщиков и 12 истребителей. Одна тройка вела бой с истребителями, другая атаковала бомбардировщиков. Лейтенант И. Ф. Голубин находился в тройке, завязавшей бой с бомбардировщиками. "Когда мы осуществили первую атаку, - вспоминал лейтенант, - я сделал, боевой разворот и ушёл в облака. Выбившись из облаков, я перед самым своим носом увидел бомбардировщик Ju-87. Мгновенно открыл по нему огонь из всех пулемётов. Самолет противника задымил, а я снова ушёл в облака. Когда второй раз вышел из облаков, перед моим взором был всё тот же дымящий самолёт неприятеля. Я дал по нему длинную очередь. Со второго захода я сбил его".
Активно действовала и та тройка, которой пришлось вести бой с истребителями противника. Всего в этом бою советские лётчики уничтожили 6 неприятельских самолётов. Остальные, потеряв боевой строй, в одиночку возвращались на свой аэродром.
За первым боем последовали другие.
Уже 25 октября, И. Ф. Голубин вновь принял участие в групповом воздушном бою. И снова - неравные силы. Группа вражеских самолётов, взявших курс на Москву, имела в своём боевом строю около 20 машин. Им противостояла 8 советских истребителей. Командир полка майор Ф. М. Пруцков, руководивший нашей восьмёркой, избрал в качестве своей цели головную машину. "Комполка, - рассказывал потом И. Ф. Голубин, - сделал один выстрел из пушки. Снаряд не долетел. Тогда он дал второй выстрел. Цель была поражена. Вражеский бомбардировщик загорелся и рухнул на землю". Прикрывая командира полка, одного Ме-109 сбил лейтенант И. И. Шишковский, а другого - лейтенант И. Ф. Голубин.
С каждым днём росло боевое мастерство лётчика, накапливался опыт. С уважением относились к нему не только лётчики, но и техники.
29 октября Иван Голубин значительно увеличил свой боевой счёт: в течение одного дня он уничтожил 4 неприятельских самолёта в 4-х воздушных сражениях.
Особенно мощными были штурмовые удары И. Ф. Голубина, которые он очень часто наносил по вражеским мотоколоннам в паре с лейтенантом И. И. Шишковским.
Вскоре, в неравном бою над Можайском против 9 Ме-109Ю он сбил ещё 2 вражеских самолёта, но, получив ранение, был вынужден выброситься на парашюте из горящего истребителя. Опустился он на территории, занятой противником. Лётчика нашли колхозники, укрывавшиеся в лесу. Они накормили его, оказали медицинскую помощь.
А произошло в тот декабрьский день следующее. Иван Голубин вылетел на штурмовку вражеских войск в паре с младшим лейтенантом Шишковским. Сразу же за линией фронта "МиГи" попали под плотный огонь вражеских зениток. Осколок снаряда разворотил руль высоты на машине ведомого, истребитель стал плохо слушаться пилота. Голубин приказал напарнику вернуться назад. Сам же продолжил выполнение задания, но уже в одиночку.
Ориентируясь по хорошо видимому рельефу местности, Иван вскоре вышел на шоссе. Впереди по курсу заметил длинную цепочку темневших на фоне заснеженного поля коробок. Трижды заходил на них с крутого пикирования. Хорошо видел, как машины сбивались в кучи, а некоторые сварачивали на обочину дороги и там застревали в глубоком снегу. Отстрелявшись, Голубин на бреющем прошёл над загоревшимися машинами, стремительно набрал высоту и взял курс на свой аэродром.
Вскоре он заметил группу немецких истребителей, которые крутили "карусель" неподалёку от линии фронта. "Карусель" - это хитрая уловка, когда вражеские истребители имитировали воздушный бой, чтобы втянуть наших пилотов в драку. Голубин уже хорошо знал, что такие отвлекающие "карусели" немцы применяли и при налётах на наши тыловые объекты. Он не хотел лезть в эту свалку: уж очень неравным было соотношение сил, и потому решил обойти врага стороной, но его заметили.
Девятка Ме-109 стала выходить из "карусели", готовясь к атаке. Уходить было уже поздно и Голубин сам устремился на врага, врезавшись в строй "Мессеров". На какое - то время это вызвало замешательство, немецкие лётчики не ожидали от него подобной дерзости. Завязался неравный бой...
В хвост самолёта Голубина стал заходить Ме-109. Иван решил сманеврировать скоростью: он убавил газ, и вражеский истребитель оказался впереди. Оставалось лишь поймать его в прицел. Короткой очередью Голубин прошил врага. В это время второй "Мессер" стал заходить слева. Голубин повторил маневр. И вновь зимнее небо перечеркнула чёрная полоса падающего вражеского самолёта.
Обозлённые неудачей, немцы все разом набросились на одинокий МиГ-3, начали поливать его огнём. От прямого попадания снаряда остановился мотор. Заметив около видневшегося внизу леса ровную площадку, лётчик пошёл на посадку с убранными шасси. От удара о мёрзлую землю самолёт развернулся почти на 180 градусов. Голубин, не мешкая, выбрался из горящего "МиГа" и прыгнул в спасительный сугроб. Острая боль в ноге пронзила всё тело.
Превозмогая боль, Иван доковылял до леса и скрылся в чащобе. Там он вскоре встретился с жителями деревни Вертолино, которые спасались в лесу от немцев...
Его долго несли в глубь леса. Очнулся он в жарко натопленной землянке. Ивану промыли рану на ноге отваром каких - то трав, перевязали чистым полотенцем. Несколько часов назад эти люди своими глазами видели, как он вогнал в землю 2 неприятельских самолёта, видели и конец этого драматического поединка...
Когда Голубин немного окреп, его переодели в гражданскую одежду, снабдили на дорогу продуктами и в ту же ночь партизанские разведчики провели лётчика через линию фронта.
В родной полк он возвратился через 4 дня. И снова в руках Ивана Голубина штурвал истребителя, снова он сражается с врагами и вновь одерживает победы...
Всего же, за период с 24 октября по 15 декабря 1941 года Иван Филиппович Голубин сбил по официальным данным 10 самолётов врага  ( 7 Ме-109 и 3 Ju-87 )  лично и ещё 2 Ме-109 - в группе с товарищами.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года Голубин Иван Филиппович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
К тому времени Иван Голубин служил уже в отделе истребительной авиации инспекции ВВС, который возглавлял участник боёв в Испании подполковник М. Н. Якушин.
В мае - июне он как инспектор участвовал в подготовке 434-го ИАП к боям. Вместе с полком принял участие в июле - августе 1942 года в боях под Сталинградом, во время которых лично сбил 3 самолёта противника.
После возвращения 434-го ИАП из - под Сталинграда продолжил службу в 16-м ИАП.
Осенью 1942 года группа самолётов МиГ-3, в состав которой входил и капитан И. Ф. Голубин, совершала перелёт в сложных метеоусловиях и потеряла ориентировку. Горючее было на исходе, и лётчики совершили вынужденные посадки на "живот". Иван Голубин, надеясь, видимо, сохранить машину, сел на колёса, но самолёт скапотировал и лётчик погиб.
И. Ф. Голубин похоронен 28 октября 1942 года на Донском кладбище в Москве. На его счету числилось тогда около 200 выполненных боевых вылетов и 15 воздушных побед, одержанных лично и в группе с товарищами.   [ Некоторые источники указывает на 18 побед лётчика, возможно с учётом самолётов уничтоженных на земле. ]
*     *     *
Елдышев Анаталий Алексеевич
 
Родился 20 апреля 1922 года в деревне Варваровка, ныне Медынского района Калужской области. С 1930 жил в городе Коломна (Московская область). Образование получил среднее, в 1939 году окончил городской аэроклуб (его инструктором был старший брат - Иван Елдышев). С 1940 года в рядах Красной Армии. Окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года сержант А. А. Елдышев на фронтах Великой Отечественной войны в составе 16-го ИАП, летал на МиГ-3. В сентябре 1941 года направлен в 565-й ИАП. С января по сентябрь 1942 года служил в 487-м ИАП. В сентябре 1942 года младший лейтенант А. А. Елдышев направлен для продолжения службы в 910-й ИАП ОН ПВО (в октябре 1943 года преобразован в 148-й Гвардейский ИАП ОН), где летал уже на "Яках" (Як-1, Як-7 и Як-9).
К 23 мая 1943 года лётчик 910-го истребительного авиационного полка особого назначения ПВО (101-я истребительная авиационная дивизия, Войска ПВО страны) лейтенант А. А. Елдышев совершил 272 боевых вылета, в 17 воздушных боях сбил лично 10 в составе группы 2 самолёта противника. [По данным наградного листа, на 19 мая 1943 года имел 11 личных и 7 групповых побед, но эта информация не подтверждается какими-либо оперативными и отчётными документами.] Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
17 декабря 1943 года старший лейтенант А. А. Елдышев погиб при выполнении очередного задания под Киевом (согласно некоторым источникам, сбит в воздушном бою, воспользовался парашютом и приземлился на вражеской территории; не желая попасть в плен, окружившим его немецким солдатам, застрелился). К тому времени выполнил около 300 боевых вылетов, провёл около 20 воздушных боёв, сбил 11 самолётов противника лично и 2 в группе с другими лётчиками.
Награждён орденами: Ленина (09.10.1943), Красного Знамени (14.02.1943); медалями.
*     *     *
В Ноябре 1940 года после окончания военной авиационной школы Анатолий Елдышев был направлен в авиачасть для дальнейшего прохождения службы.
В годы Великой Отечественной войны, находясь на переднем крае борьбы с врагом, пилот проявлял неизменный героизм и отвагу.
С начала войны по Май 1943 года Елдышев совершил 272 боевых вылета и провёл 17 воздушных боёв, во время которых сбил 18 самолётов врага - 11 - лично и 7 - в группе.
Только за период с 15 Апреля по 23 Мая 1943 года, когда полк базировался в районе Курска, Елдышев совершил 32 боевых вылета. За это время с боевыми друзьями он провёл 8 воздушных боёв с превосходящими силами противника, сбил при этом 14 самолётов врага, из них 7 - лично. Были случаи, когда бесстрашный лётчик в составе 6 наших истребителей дрался в воздушных боях против 20 - 30 FW-190, и наши воины неизменно выходили из этих боёв победителями.
Летом 1943 года немецкое командование планировало развернуть новое наступление на советско - германском фронте. Главный удар оно решило нанести в районе Курска, где в результате наступления советских войск зимой этого года образовался Курский выступ. Для обеспечения успеха наступления под Курском противник принял меры к тому, чтобы создать мощную авиационную группировку и вновь захватить инициативу в воздухе. На советско - германский фронт были переброшены многие авиационные соединения из Германии и других театров войны. В результате этого в районах Орла, Белгорода и Харькова образовалась значительная группировка авиации, состоявшая из соединений 4-го и 6-го Воздушных флотов общей численностью свыше 2000 самолётов.
Создание надёжной противовоздушной обороны железнодорожных узлов и коммуникаций на Курском выступе от налётов вражеской авиации было задачей огромной важности, от решения которой в значительной степени зависел успех подготовки наших войск к срыву летнего наступления немецких войск и разгрому их ударных группировок. Эта задача была возложена Ставкой на Войска противовоздушной обороны страны.
При подготовке наступления на Курской дуге противник произвёл на железнодорожный узел Курск два массированных налёта  (22 Мая и 2 Июня), в которых принимало участие около 1050 самолётов.
В налёте 22 Мая участвовало до 170 самолётов противника. При отражении этого налёта отличились лётчики 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Лейтенант А. А. Елдышев, например, первым врезался в строй немецких бомбардировщиков и сразу же сбил Ju-87. Развернувшись, он точным огнём поджёг второй "Юнкерс", который взорвался на собственных бомбах. Заметив третьего "Юнкерса", пытавшегося уйти с поля боя, А. А. Елдышев стремительно пошёл в атаку. В это время появились 4 Ме-109F. А. А. Елдышеву грозила опасность, но на помощь ему поспешил Старший лейтенант Н. Л. Часнык, и 3-й Ju-87 был сбит. По 2 самолёта противника сбили лётчики Н. В. Подковщиков, В. И. Малахов и Н. В. Борисенко.
Всего при отражении налёта на Курск 22 Мая воины ПВО совместно с лётчиками фронтовой авиации уничтожили 65 вражеских самолётов, 9 из них сбили зенитчики.
Ценой любых потерь немецкое командование решило разрушить железнодорожный узел Курск. С этой целью враг организовал налёт 2 Июня - один из самых крупных за время Великой Отечественной войны. Он осуществлялся соединениями немецкой авиации, базировавшимися на Орловском и Донецком аэродромных узлах. Налёт начался в 4:39 и закончился в 14:50. Самолёты противника шли к объекту 5-ю эшелонами  (от 25 до 167 самолётов в каждом)  с дистанцией между эшелонами по времени от 1 до 3 часов. Подход к объекту совершался с разных направлений на высотах от 1500 до 7000 метров.
На перехват первого эшелона поднялось 53 истребителя 16-й Воздушной армии Центрального фронта и 42 истребителя 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Фронтовая истребительная авиация связала боем истребителей сопровождения и атаковала бомбардировщиков севернее Фатежа.
Лётчики 101-й ИАД ПВО атаковали отдельные группы бомбардировщиков на подступах к Курску. В результате успешных действий истребительной авиации были рассеяны и частично уничтожены 5 групп бомбардировщиков противника; в зону огня зенитной артиллерии прорвались лишь около 30 бомбардировщиков. Шестой группе в количестве 24 бомбардировщиков удалось обойти район воздушных боёв и без потерь проникнуть к железнодорожному узлу, но здесь она была встречена огнём зенитнй артиллерии.
Второй эшелон состоял из 20 бомбардировщиков под прикрытием 5 истребителей. Его обнаружили в 6:32 к югу от Курска. Для борьбы с ними направили 16 самолётов 101-й ИАД ПВО. Они атаковали противники на подступах к Курску и сбили 8 машин.
Третий эшелон обнаружили в 8:25 северо - западнее Курска. Oн насчитывал 100 бомбардировщиков, шедших 5-ю группами под прикрытием 50 истребителей. Через несколько минут в воздух поднялись 51 истребитель 16-й Воздушной армии и 10 самолётов 101-й ИАД ПВО. Воздушный бой начался северо - западнее Фатежа и проходил вплоть до зоны огня зенитной артиллерии, к которой прорвалось около 55 бомбардировщиков.
Четвёртый и пятый эшелоны  (167 бомбардировщиков и 14 истребителей)  наносили удар по Курску с юга и юго - запада. Бомбардировщики шли на большой высоте  (6000 - 7000 метров)  несколькими группами под прикрытием истребителей. Против них сражалось 205 истребителей. Однако им не удалось перехватить все эти группы. Около 100 бомбардировщиков нанесли удар по объектам железнодорожного узла. Всего в дневном налёте на Курск 2 Июня участвовало 543 самолёта, из них бомбардировщиков - 424 и истребителей - 119.
В ночь на 3 Июня немцы провели ночной налёт. Их самолёты шли непрерывным потоком, заходя на объект с разных сторон группами в 3 - 5 самолётов и по одному. В ночном налёте участвовало до 300 самолётов.
Всего при отражении налёта 2 Июня Войска ПВО страны совместно с силами и средствами войсковой ПВО уничтожили 145 самолётов. Немецкой авиации, несмотря на отчаянные усилия, но удалось разрушить железнодорожный узел. Основные элементы узла сохранились, и уже через 12 часов после окончания ночного налёта его работа возобновилась.
Мужественно и стойко сражались с врагом лётчики истребительной авиации ПВО страны. В ожесточённых боях 2 Июня они сбили 54 самолёта противника. Заместитель командира полка по политчасти Герой Советского Союза Майор В. Ф. Башкиров в 5 воздушных боях сбил 2 самолёта противника, Лейтенант А. А. Елдышев, Капитан Б. Я. Терновой - по 4, Капитан П. П. Калюжный, Старший лейтенант М. П. Старжинский - по 3, сержант С. Г. Яковенко сбил 2 самолёта противника. В этом бою отличились также лётчики Старшие лейтенанты Г. К. Гультяев, Н. Н. Кузнецов, Лейтенанты М. М. Митенков, К. Ф. Карпов и многие другие.
Командующий 16-й Воздушной армией Генерал - лейтенант авиации С. И. Руденко после боя заявил, что он много наблюдал воздушных боёв, но такого упорства, такой стремительности, такого мужества в борьбе в воздухе ещё не видел.
Понеся тяжелые потери и не достигнув намеченной цели, противнику пришлось отказаться от массированных ударов и перейти к ночным действиям небольшими группами самолётов.
В итоге боевых действий Войска ПВО страны в тесном взаимодействии с истребительной авиацией и зенитной артиллерией Центрального и Воронежского фронтов сорвали планы немецкого командования по выводу из строя железнодорожных коммуникаций наших войск на Курском направлении.
За отличное выполнение боевых задач по противовоздушной обороне объектов Курского выступа 487-й и 910-й истребительные авиационные полки ПВО были преобразованы в 146 и 148-й Гвардейские.
17 Декабря 1943 года погиб в бою под Киевом. К тому времени Старший лейтенант А. А. Елдышев выполнил около 300 боевых вылетов. В 25 воздушных боях сбил 15 вражеских самолётов лично и 7 в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 11 личных и 7 групповых побед. ]
*     *     *
Заболотный Иван Николаевич
 
Родился 12 июля 1916 года в селе Шиповатое, ныне Велико-Бурлукского района Харьковской области (Украина). В 11 лет остался сиротой. Окончил 6 классов, работал в сельском хозяйстве. В 1930 году переехал в город Грозный, в надежде найти родственников, но не нашёл. До совершеннолетия воспитывался в детском доме. Затем работал учеником наборщика, потом наборщиком в типографии Чечено-Ингушского национального издательства. Одновременно учился в аэроклубе. С 22 октября 1937 года в Красной Армии. В декабре 1938 года окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (57-ИАБ, ВВС Московского военного округа).
С июня 1941 года младший лейтенант И. Н. Заболотный на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Московская зона ПВО). В августе 1941 года назначен командиром звена, позднее - заместителем командира эскадрильи. Летал на МиГ-3, отличился в боях за Москву. Выполнил 121 боевой вылет (в том числе 3 - ночью), провёл 20 воздушных боёв, в которых лично сбил 10 самолётов противника.
4 июня 1942 года капитан И. Н. Заболотный не вернулся с боевого задания. Согласно версии, изложенной в историко-публицистической литературе советского периода (в архивных документах факт не отражён), в воздушном бою на подступах к Москве таранил немецкий бомбардировщик и погиб; по другим источникам - сбит огнём зенитной артиллерии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1942 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина.
Именем Героя была названа улица в городе Грозном, где он жил и работал, и средняя школа в селе Шиповатое на его родине.
*     *     *
Иван Заболотный родился 12 Июля 1916 года в селе Шиповатое, ныне Велико - Бурлакского района Харьковской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов профессионально - технической школы. Работал в сельском хозяйстве. В 1930 году переехал в город Грозный. Работал учеником, потом наборщиком в типографии Чечено - Ингушского национального издательства. Одновременно учился в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в истребительных авиационных частях Московского военного округа.
16-й истребительный авиационный полк в предвоенные годы считался "парадным". Его лётчики неизменно заканчивали военные парады, проносясь в безукоризненно чётком строю над Красной площадью. Их водил прославленный авиатор Иван Алексеевич Лакеев, удостоенный за мужество, проявленное в небе Испании, звания Героя Советского Союза.
С началом Великой Отечественной войны лётчики полка приняли участие в защите неба Москвы и Подмосковья. Почти 100 сбитых вражеских самолётов было на боевом счету полка, которым командовал тогда опытный воздушный боец Подполковник Фёдор Максимович Пруцков.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 Марта 1942 года восьми лётчикам полка было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Среди них оказались 3 друга, 3 Ивана - Голубин, Заболотный, Шумилов.
В первые же месяцы войны слава о молодых лётчиках разнеслась по всей стране. Именно к тому времени относится задумка молодого московского художника Фёдора Антонова написать картину - групповой портрет трёх Иванов. Вскоре он был им создан. Живописец конечно же не предполагал тогда, что все его "натурщики" станут вскоре Героями. Об одном из них, Иване Николаевиче Заболотном и будет этот рассказ.
12 Октября 1941 года, патрулируя в районе Воскресенска на самолёте МиГ-3, Младший лейтенант Иван Заболотный обнаружил бомбардировщик Ju-88 и атаковал его. Меткая очередь сразила воздушного стрелка на "Юнкерсе", пытавшегося скрыться в облаках. Заболотный настойчиво преследовал его и вблизи станции Лопасия поджёг. От взрыва бензобаков "Юнкерс" развалился в воздухе. Это была первая победа Ивана Заболотного.
"Счёт открыт, - сказал он друзьям. - Думаю, ещё не раз встречусь с врагами и не один из них найдёт могилу от пуль моего МиГа".
Уже через 2 дня вместе с Младшим лейтенантом А. Митюшиным, в районе Коломны, Заболотный заметил, как, прикрываясь облачностью, к военному объекту следовал бомбардировщик Ju-88. Наши лётчики бросились в лобовую атаку на врага и поразили его несколькими пулемётными очередями. Бомбардировщик загорелся и врезался в землю. Затем было ещё несколько успешных воздушных боёв, принесших новые победы.
6 Ноября 1941 года немецкое командование решило любой ценой помешать москвичам отпраздновать годовщину Октября. В сторону столицы несколькими эшелонами направились большие группы вражеских бомбардировщиков.
Чтобы отразить их удар, в небо поднялись десятки истребителей ПВО. Заболотному было приказано патрулировать на участке между городом Ново - Фоминском и населённым пунктом Каменкой.
Не долго пришлось ему ожидать "гостей". Из облаков показалась группа немецких бомбардировщиков. Они шли боевым порядком, не замечая летящего со стороны солнца истребителя. Иван Заболотный оценил обстановку и решил атаковать. Он ударил из пулемётов по ведущему "Юнкерсу". Но противник скрылся в облаках. В прицеле оказался другой самолёт. Заболотный вновь нажал на гашетку. Вражеская машина, объятая пламенем, камнем пошла к земле.
Увлечённый боем лётчик не сразу заметил, что его истребитель оказался в кольце вражеских самолётов. Он резко рванул ручку на себя. Истребитель послушно взмыл вверх. Вражеские пилоты, решив, что советский МиГ оставил их в покое, собрались в боевой порядок и снова легли на прежний курс. Но Иван Заболотный набрал высоту и, зайдя со стороны солнца, вновь бросился на "Юнкерсы". Немецкие самолёты ощетинились пулемётным огнём. Огненные змейки трассирующих трасс устремились к нему. Одна из них прожгла плексиглас фонаря кабины, разбила приборы. Лётчик ощутил острый запах бензина. Из бензопровода вытекало горючее. Иван знал: каждую минуту машину может охватить пламя, но продолжал атаковать. Ещё один заход. Длинная очередь прошила "Юнкерс". Он задымил и, накренясь на правое крыло, повернул назад. За ним последовали и остальные.
Убедившись, что замысел врага сорван, Заболотный пошёл на снижение. Он не был уверен, что сможет дотянуть самолёт до своего аэродрома, и ещё в воздухе доложил по радио на КП полка, что задание выполнено...
В один из дней поздней осени 1941 года Иван Заболотный в тапочках и нательной рубашке вышел на улицу малость поразмяться. И вдруг услышал в небе характерный гул самолёта: немного в стороне от аэродрома пролетал "Юнкерс". Недолго раздумывая, Иван кинулся на стоянку, где в полной готовности к вылету стоял его МиГ-3. Поднялся в воздух, причём раньше, чем это сделали дежурные экипажи, догнал вражеский самолёт и сбил его с первого захода. Потом уже, за завтраком, кто - то из друзей заметил:
- Иван, а ты ведь парашют позабыл на стоянке...
В ответ на это, Заболотный, не задумываясь, ответил:
- Торопился очень. Боялся - уйдёт мерзавец.
В тот день он округлил свой боевой счёт - сбил 10-й самолёт врага.
Как - то Заболотный возвратился после удачно проведённого воздушного боя. Он находился в том возбуждённом состоянии, когда хочется излить душу, переброситься с кем - нибудь из друзей словом. Хотел было разбудить Шумилова, но передумал: тот в уже совершил два тяжелейших вылета. Он подошёл к кровати Голубина. Она была пуста. "Где же друг ?" - шевельнулась тревожная мысль. Заболотный всё же разбудил Шумилова.
- Не вернулся, - сказал тот спросонья. - Он вылетел в паре с Шишковским. Тот вон спит...
Заболотный сразу поник, Голубина он любил по - братски. Они часто вылетали на боевые задания вместе, и счёт сбитых вражеских самолётов у них был почти равный. Харьковчанин Заболотный учил туляка Голубина певучим украинским песням, по - своему досадовал и потешался, что тот не может на украинский лад произнести слово "вечерница".
Неужели же погиб их друг, весельчак и всеобщий любимец ?  Лётчики молча просидели остаток ночи. Под утро Заболотный сказал Шумилову:
- С сегодняшнего дня, Иван, давай откроем наш новый счёт. Рассчитаемся с противником за Ваню и за других наших ребят.
Утром Лейтенанта Заболотного вызвал командир эскадрильи Капитан Дунаев. Он не задавал лётчику вопросов, не спрашивал о самочуствии. Он хорошо понимал его состояние. Попросил лишь достать из планшета карту и уточнить район предстоящей разведки.
...Заболотный успешно выполнил задание и возвращался назад. Всем своим существом он стремился к встрече с врагом. Иван знал, что каждый сбитый им самолёт - это ещё один шаг к победе.
Впереди по курсу мелькнула и стала увеличиваться чёрная точка. Заболотный сделал крутой разворот, устремляясь наперерез противнику. Теперь уже сомневаться не приходилось: перед ним был "Юнкерс". Он летел по направлению к железнодорожной станции. По скорости вражеской машины Иван определил: перед ним - разведчик.
Заметив наш истребитель, немецкий пилот резко пошёл на снижение. Он попытался на бреющем полёте уйти от преследования.
Заболотный подал ручку вперёд и с радостью отметил про себя: "Моя скоростёнка поболе, от меня не укроешься !"   Сделав ещё несколько стремительных маневров, Иван ринулся в атаку. В первом же заходе он меткой очередью поразил вражеского стрелка. От второй очереди у разведчика задымил правый мотор. Заболотный прижал противника вплотную к заснеженной земле и третьей очередью добил его: "Это вам за Голубина !"
...Возвратившись из полёта, Иван устало переступил порог землянки и оторопел: в тесном кругу лётчиков сидел и улыбался Ваня Голубин.
- Жив, чертяка ! - обрадовался Заболотный, обнимая друга. - А мы тут было совсем загрустили. Сегодня я одного гада завалил. За тебя...
1 Января 1942 года командир звена 16-го истребительного авиаполка Старший лейтенант И. Н. Заболотный в воздушном бою на подступах к Москве на самолёте МиГ-3 таранным ударом уничтожил очередной вражеский самолёт.
А вскоре после этого Иван Заболотный погиб. К тому времени на его счету числилось 12 воздушных побед.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 10 личных побед. ]
О самоотверженных действиях Ивана Заболотного в небе Москвы газета "Известия" писала 5 Марта 1942 года: "Он отличается исключительной напористостью и выносливостью". В этой же статье даётся высокая оценка боевым друзьям Заболотного по полку - Ивану Шумилову и Ивану Голубину. Навсегда в историю полка вошёл один бой, проведённый тройкой этих пилотов с 7-ю немецкими истребителями Ме-109. Трудно пришлось тогда нашим лётчикам, но они с честью выдержали испытание - 5 "Мессеров" сгорели в этом неравном бою, а друзья невредимыми вернулись на свой аэродром.
За мужество и отвагу, проявленные в боях, 4 Марта 1942 года всем трём лётчикам - Заболотнову, Голубину и Шумилову было присвоено звание Героя Советского Союза. Иван Заболотный был представлен к этому высокому званию за 110 совершённых боевых вылетов, 20 проведённых воздушных боёв и 10 лично сбитых самолётов противника.
О подвигах этих лётчиков красноармейская газета "За храбрость" писала 24 Марта 1942 года:
"30 стервятников в эту войну
сбили  они  под  Москвой.
И каждому имя народом дано,
высокое   имя   -   Герой  !
О подробностях последнего боя и гибели Заболотного в полку знали мало. Однажды уже под вечер, художник Антонов, тот самый, что писал картину с тремя Иванами, решил перехватить Заболотного на стоянке, когда тот прилетит из очередного задания. Лётчик не мог уделить художнику ни одной минуты - началось наступление наших войск, и потому нагрузка на лётный состав увеличилась.
Более 40 минут прождал своего "натурщика" Антонов, пристально вглядываясь в небо. Кто - то из техников подошёл к нему и с нескрываемыми нотками неприязни проговорил:
- И чего ты тут, друг, торчишь, тоску нагоняешь ?!   Шёл бы себе в землянку... Если и остался Заболотный в живых, то где - нибудь сел на вынужденную. Горючее по времени он уже давно израсходовал.
Антонову ничего не оставалось, как послушаться техника. В штабной землянке он ещё долго прождал хоть каких - то вестей о Заболотном. Но... Иван так и не вернулся.
Матери лётчика - Агафье Ивановне Заболотной - о гибели сына сообщили лишь 1,5 года спустя, когда Харьковщина была полностью освобождена от немецких войск. Ей же районный военком вручил на вечное хранение грамоту о присвоении её сыну звания Героя.
Именем Ивана Заболотного были названы типография в Грозном, одна из улиц города, пионерский отряд и Шиповатская средняя школа. У входа в школу установлен его бюст. Он навечно зачислен в списки воинской части.
*     *     *
 
Кузнецов Николай Фёдорович
 
Родился 13 (26) декабря 1916 года в городе Петрограде (ныне Санкт-Петербург). В 1931 году окончил 7 классов средней школы, в 1933 году - школу фабрично-заводского ученичества. Работал токарем по металлу на заводе № 4 в Ленинграде (производство взрывателей). С сентября 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Ленинградскую военную школу авиационных техников. До апреля 1940 года служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в должности техника звена 68-го ИАП. В мае 1941 года окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года лейтенант Н. Ф. Кузнецов в боях Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в составе 191-го ИАП (лётчик, командир звена и заместитель командира эскадрильи), летал на И-16 и "Харрикейне". Воевал на Северном, Ленинградском, Калининском, Западном и Юго-Западном фронтах.
С октября 1942 года сражался в 436-м ИАП (18 марта 1943 года преобразован в 67-й Гвардейский ИАП), летал на "Киттихауке" и "Аэрокобре". Прошёл путь от заместителя командира эскадрильи до заместителя командира полка. Воевал на Северо-Западном, Центральном и 1-м Белорусском фронтах.
К 7 января 1943 года заместитель командира эскадрильи 436-го истребительного авиационного полка (239-я истребительная авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Н. Ф. Кузнецов совершил 213 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 15 и в составе группы 12 самолётов противника (в наградном листе говорится о 17 личных и 12 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
6 января 1943 года подбит в воздушном бою, тяжело ранен в грудь, совершил вынужденную посадку в лесу на своей территории. До марта 1943 года лечился в госпитале. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 966).
К маю 1945 года заместитель командира по воздушно-стрелковой службе, он же инспектор-лётчик по технике пилотирования 67-го Гвардейского истребительного авиационного полка (273-я истребительная авиационная дивизия, 6-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии майор Н. Ф. Кузнецов совершил 252 боевых вылета, провёл 99 воздушных боёв, в которых сбил лично 21 и в составе группы 12 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 24 личных и 12 групповых победах). Участник Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади.
После окончания войны продолжал службу в ВВС (Центральная группа войск; Австрия). В 1949 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. С декабря 1949 года - командир 16-го истребительного авиационного полка ПВО (в Московском районе ПВО; город Рязань).
Участник войны в Корее с января по июль 1952 года в должности командира 16-го истребительного авиационного полка (64-й ИАК). Летал на МиГ-15бис. Совершил 27 боевых вылетов, сбитых самолётов противника не имел. Вернувшись в Советский Союз, командовал авиационной дивизией.
В 1952-1954 гг. - лётчик-инспектор Управления боевой подготовки ВВС. В 1956 году окончил Высшую военную академию (Военную академию Генерального штаба). С октября 1956 года - начальник Грозненского военного авиационного училища лётчиков. С августа 1957 года - начальник Черниговского военного авиационного училища лётчиков. С ноября 1963 года - начальник Центра подготовки космонавтов. С 1972 года - советник главного конструктора НПО "Энергия" по военно-космическим программам. С июня 1978 года генерал-майор авиации Н. Ф. Кузнецов - в запасе. Жил в Звёздном городке (Щёлковский район Московской области). Умер 5 марта 2000 года. Похоронен на Преображенском кладбище в Москве. В Звёздном городке на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (29.10.1941, 01.05.1943), Красного Знамени (10.02.1942, 06.08.1944, 16.06.1945, 30.12.1956), Александра Невского (29.03.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (07.04.1940, 03.12.1941, 17.05.1951), медалями.
*     *     *
Лакеев Иван Алексеевич
 
Родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода, ныне Дзержинского района Калужской области. Окончил 7 классов. Работал в Ленинграде на заводе "Электросила", учился на рабфаке электромеханического института. С 1931 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу, в 1933 году - Энгельсскую военную авиационную школу лётчиков. В звании лейтенанта служил младшим лётчиком 107-й истребительной авиационной эскадрильи (83-я истребительная авиационная бригада Белорусского военного округа), с ноября 1936 года - старший лётчик.
С ноября 1936 года по 13 августа 1937 года принимал участие в гражданской войне в Испании. Был пилотом и старшим лётчиком, с мая 1937 года командовал 1-й эскадрильей истребителей И-16. Совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил 12 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1937 года удостоен звания Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина. После учреждения особого знака отличия ему вручена медаль "Золотая Звезда" № 63.
В ноябре 1937 года назначен командиром 68-й истребительной авиационной эскадрильи, а в июле 1938 года - командиром 16-го истребительного авиационного полка. С марта 1939 года - начальник отдела истребительной авиации Главного управления ВВС РККА. Участвовал в боях с японцами на реке Халхин-Гол в 1939 году. Боевую работу вёл в составе 70-го ИАП (некоторое время командовал полком) и Управления ВВС 1-й Армейской группы (заместитель командующего), выполнил несколько боевых вылетов на И-16, побед не имел. Зимой 1939-1940 гг. принимал участие в Советско-Финляндской войне.
С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев - заместитель начальника лётно-технической инспекции Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему присвоено звание генерал-майора авиации. С июля 1940 года - заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года снят с должности "за недостатки в работе" и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке, летал на И-16.
С 22 июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. За большие потери, понесённые дивизией в начальный период войны, ещё раз понижен в должности. С января 1942 года по март 1943 года командовал 524-м истребительным авиационным полком, летал на И-16 и ЛаГГ-3. С апреля 1943 года и до конца войны командовал 235-й истребительной авиационной дивизией (в августе 1944 года преобразована в 15-ю Гвардейскую ИАД), летал на Ла-5 и Ла-7, лично сбил 1 самолёт-разведчик.
За свою долгую боевую деятельность И. А. Лакеев уничтожил не менее 13 самолётов противника (точный боевой счёт не установлен).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии. С 1955 года Гвардии генерал-майор авиации И. А. Лакеев - в запасе. Жил в Москве. Умер 15 августа 1990 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.
Награждён орденами: Ленина (03.11.1937), Красного Знамени (02.01.1937, 04.07.1937, 29.08.1939, ...), Суворова 2-й степени (15.04.1944), Кутузова 2-й степени (29.05.1944), Богдана Хмельницкого 2-й степени (21.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (10.04.1985), Красной Звезды; медалями, иностранными орденами, в том числе орденом "За воинскую доблесть" Монгольской Народной Республики (10.08.1939).
*     *     *
Иван Лакеев родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода Медынского  ( ныне Дзержинского )  района Калужской области в семье рабочего. Окончил 7 классов. До 1926 года жил в своей деревне, а затем переехал в Ленинград. С августа 1926 года по май 1928 года работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. На заводе "Электросила" работал учеником разметчика, разметчиком, бригадиром. Окончил рабфак Технологического института в 1929 году. Учился в Ленинградском электромеханическом институте.
В 1931 году 23-летний Лакеев, учившийся на 2-м курсе вечернего отделения, по рекомендации партийной организации был направлен на учёбу в Ленинградскую военно - теоретическую школу, а с января следующего года по июль 1933 года был слушателем военной школы лётчиков в Энгельсе.
Теория давалась Ивану легко, не менее успешно осваивал он и полеты: к авиационному делу у Лакеева оказался природный талант. Потом рабочие завода напишут ему: "Мы всегда с гордостью читали в газетах о Ваших подвигах... Вы оправдали доверие народа, партийной организации "Электросилы", вручившей Вам партийный билет".
После окончания Энгельсского военного училища лётчиков   ( ныне Тамбовское высшее военное авиационное Краснознамённое училище лётчиков имени М. М. Расковой )  Лакеев получил назначение в Брянскую авиабригаду, которая была укомплектована в основном молодыми пилотами. Никто из них не имел боевого опыта. Вместе с сослуживцами лейтенант И. А. Лакеев упорно овладевал искусством высшего, или, как тогда говорили, чкаловского, пилотажа. Постепенно у него выработался свой почерк пилотирования крылатой машины. Хорошая подготовка и знание лётного очень скоро дела помогли ему при выполнении интернационального долга.
...1936 год. Военно - фашистский мятеж в Испании. В Советском Союзе прокатилась волна митингов под лозунгами: "Протянем руку помощи испанскому народу !", "Дело испанского народа - наше кровное дело !".
Однажды вечером на построении  ( это было в октябре )  военком 107-й истребительной авиаэскадрильи Брянской бригады батальонный комиссар К. Рябов объявил:
- Возможно, кому - то придётся поехать в зарубежную командировку. Нужны добровольцы. Это большая честь. Заниматься там придётся делом, которому мы учились.
Лейтенант И. Лакеев долго не мог заснуть. Думал о жене, о дочурке, которой исполнилось полгода. Но больше всего его беспокоил вопрос: возьмут или нет ?
Когда зачитали списки тех, кому доверено с оружием в руках защищать священные идеи интернационализма, там оказалась и фамилия Лакеева.
Собрались быстро. В назначенный час командир эскадрильи капитан С. Тархов доложил о готовности к отправке. Отряды по 10 истребителей И-16 в каждом возглавляли старшие лейтенанты В. Бочаров, С. Денисов и К. Колесников, а инженерно - техническую группу - инженер 3 ранга П. Невинный. Лейтенанта И. Лакеева избрали парторгом подразделения.
В начале ноября 1936 года авиаторов - интернационалистов на пароходе "Курск" доставили по Средиземному морю к берегам Испании. Они рассчитывали прибыть в Картахену, но фашистская авиация нещадно бомбила главную военно - морскую базу республиканского флота, и капитан парохода получил разрешение взять курс на Аликанте. Багряные зарницы на горизонте свидетельствовали, что война рядом.
По мере сборки боевых машин отряды перелетали в район Мадрида. К тому времени фашисты уже захватили его пригород Карабанчель. Напряжённые бои шли на подступах к университетскому городку, в парке Каса - де - Кампо, в районах стадиона и мостов через Мансанарес.
С 4 ноября здесь уже сражались 13 лётчиков из Киевского военного округа под командованием старшего лейтенанта П. Рычагова. Они летали на истребителях И-15, которые испанцы успели окрестить "Чатос"  ( курносые ). По фашистским аэродромам и войскам наносили удары группы бомбардировщиков СБ.
Эскадрилья С. Тархова первые боевые вылеты на штурмовку живой силы и боевой техники выполняла в условиях вражеского господства в воздухе. 9 ноября её лётчики получили настоящее боевое крещение в схватке с 15 Не-51, сбив 4 из них.
Впоследствии Лакеев ознакомился с высказыванием об этом бое одного фашистского лётчика: "Мы вдруг поняли всю серьёзность положения. Наши Не-51 были слишком медлительны по сравнению с этими новыми самолётами. Это казалось невероятным, но они поднимались выше нас и могли играть с нами, как им захочется".
На советских лётчиков - защитников Мадрида - легла тяжёлая физическая и психологическая нагрузка. Каждому ежедневно приходилось выполнять по 5 - 7 боевых вылетов. Наши воздушные бойцы сражались не щадя себя. Фашисты не могли взять столицу Испании и начали её варварские бомбардировки. В ноябре вой сирен машин "скорой помощи" и пожарных автомобилей стал частью жизни Мадрида.
Истребители И-16 превосходили вражеские самолёты по скорости, но бронеспинок и радио на них не было. В полёте командир управлял группой эволюциями самолёта. Тем не менее уже первые схватки показали, что даже в случае равенства сил противник прекращал выполнение боевого задания, а наши лётчики вступали в бой при любых обстоятельствах.
13 ноября над Мадридом 18 истребителей И-16 вступили в бой с 12 бомбардировщиками Ju-52 и 26 истребителями Не-51. Наши лётчики сбили 6 машин, но самолёт капитана С. Тархова был подбит, лётчик выбросился из кабины с парашютом. Опустился на мадридский бульвар с 6 пулями в груди.
Не вернулся и старший лейтенант В. Бочаров. А через 2 дня одиночный "Юнкерс" сбросил на аэродром Барахос ящик, привязанный к парашюту. Вскрыл его лейтенант И. Лакеев. Внутри в окровавленном узле находились куски человеческого тела. Лицо было обезображено, но по большому родимому пятну установили, что это Володя Бочаров...
Фашистские палачи надеялись запугать добровольцев, добились же обратного результата. Гнев наших лётчиков был велик, в 2-х последующих боях эскадрилья во главе со старшим лейтенантом С. Денисовым, заменившим Тархова, сбила 10 самолётов противника - 2 "Юнкерса", 4 "Хейнкеля" и 4 "Фиата", причём без потерь со своей стороны. Лакеев был участником этих схваток и лично сбил один "Фиат".
Как-то звено А. Морозова, в которое входил Лакеев, сверху со стороны солнца атаковало группу истребителей Не-51. Враг заметил его только в момент открытия огня. В результате дерзкой атаки фашисты потеряли 2 самолёта.
Ивану Алексеевичу особенно запомнилось отражение налёта 43 самолётов противника, когда И-16 сбили 1 "Юнкерс" и 2 "Хейнкеля". Памятен и бой с 48 вражескими самолётами, когда были сбиты 1 "Юнкерс" и 4 "Хейнкеля", и снова без потерь со своей стороны.
Только за 2 первых месяца боёв наши лётчики сбили в районе Мадрида 63 немецких и итальянских самолёта, в том числе 12 бомбардировщиков. За это же время наши СБ и штурмовики Р-Z вывели из строя на аэродромах ещё 64 самолёта, а их воздушные стрелки при отражении атак уничтожили 7 вражеских истребителей.
Постановлением ЦИК СССР от 31 декабря 1936 года 11 наших лётчиков, в том числе капитан С. Тархов, старший лейтенант В. Бочаров и лейтенант С. Черных, были удостоены звания Героя Советского Союза, а 2 января 1937 года все лётчики 107-й эскадрильи были награждены орденом Красного Знамени, инженеры и техники - орденом Красной Звезды.
Бои в небе Испании продолжались. Как-то лейтенант И. Лакеев в одиночку ворвался в строй 10 "Фиатов". Ему удалось сбить один CR-32, но остальные основательно потрепали его. Дважды сильно обожгло бок и ногу. Совсем бы пришлось плохо, если бы на помощь не поспешил Павел Путивко. На истерзанной машине Лакеев благополучно приземлился на аэродроме Алькала. Его направили в госпиталь, но уже на 3-й день он сбежал оттуда. Ходил на перевязки и продолжал летать.
6 февраля 1937 года на реке Харама южнее Мадрида началось наступление фашистских войск. В воздухе вновь развернулись ожесточённые бои. Лакеев всё чаще летал ведущим. Противник нёс серьёзные потери.
18 февраля ознаменовалось двумя воздушными боями над Мадридом, в одном из которых "правительственные истребители впервые понесли такие большие потери".
В 11:00 39 республиканских истребителей начали бой с 6 "Юнкерсами" и 50 истребителями. В результате республиканская сторона потеряла сбитыми 4 самолёта: 1 И-16 и 3 И-15. Филипп Замашанский был тяжело ранен и, пытаясь совершить посадку вне аэродрома, разбился на И-16. Самолёт Петра Угроватова, получив повреждения, загорелся. Лётчик, несмотря на ранение и ожоги, смог благополучно спастись на парашюте. В этом же бою погиб американский пилот Бен Лейдер. Подробности его гибели неизвестны, но, по воспоминаниям И. И. Кравченко, в этот день был сбит американец "Арнольд", который выпрыгнул с парашютом и пропал без вести. Скорее всего это и был Бен Лейдер, которого, поскольку он выпрыгнул над территорией противника, по печальной традиции записали в погибшие. Последний сбитый республиканский самолёт пилотировал также гражданин США, который был ранен. Кто это был - сказать сложно, иностранные источники приводят разные фамилии.
Противник в этом бою, как указывается в документах, применил "новую" тактику: 30 истребителей вступили в бой, а остальные, находясь выше, немедленно "пикировали, сбивали или наносили много пробоин" всякий раз, когда какой - нибудь республиканский самолёт откалывался от общей массы дравшихся.
В этом бою, по отечественным данным, было "сбито 6 самолётов мятежников" и много подбито. Среди пилотов И-16 на победы претендуют К. Дубков, А. Тарасов, Н. Никитин, И. Лакеев, П. Кузнецов и в паре - П. Хара и А. Минаев.
20 февраля 30 республиканских истребителей встретились с 3 "Юнкерсами" и 22 истребителями. Бомбардировщики ушли, не сбросив бомб. В бою с истребителями единственную победу одержал Иван Лакеев, сбив "Хейнкель-51". С республиканской стороны погиб испанец Луис Берсиал Руберо  ( Luis Bercial Rubero ), его И-15 был повреждён и при вынужденной посадке потерпел катастрофу. Пилот И-16 Алексей Минаев получил ранение в руку, но сумел благополучно вернуться на свой аэродром.
После 3-недельного сражения обе стороны перешли к обороне, но передышка была недолгой. Уже 8 марта к северу от Мадрида в направлении Сигуэнса - Гвадалахара развернулось наступление 4-х кадровых дивизий мятежников. Висела низкая облачность, постоянно шёл дождь со снегом. Но наши истребители не прекращали полётов. На разведку дополнительно вылетели главный советник командующего республиканской авиацией комбриг Я. Смушкевич и командир истребительной группы комбриг П. Пумпур. Ведущим у них был лейтенант И. Лакеев, который уже побывал в этом районе. На одном из шоссе воздушные разведчики обнаружили огромную колонну и дерзко атаковали её.
В течение нескольких дней, осуществляя смелую операцию, авиаторы нанесли фашистам существенные потери. Только 12 марта они совершили 178 боевых вылетов на штурмовку. За отличия в боях под Гвадалахарой 15 лётчиков эскадрильи, в том числе И. Лакеев, вторично были награждены орденом Красного Знамени, а их командир капитан К. Колесников был представлен к званию Героя Советского Союза. Он погиб в начале мая во время учебно - показательного полёта: на его изношенном самолёте на малой высоте отвалилась плоскость. Командование эскадрильей принял старший лейтенант И. Лакеев.
25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 - к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.
Однако, 5 взлетевших истребителей  ( В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко )  считают, что 1 "Юнкерс" им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.
После этого боя на счету Ивана Лакеева числилось 2 личные победы, 1 в паре и 1 в группе.
К тому времени на стороне франкистов стали действовать до 30 новейших бомбардировщиков Heinkel He-111В-1, около 50 Dornier Do-17 и Junkers Ju-86, 80 новых истребителей Heinkel He-51С-1 и 40 новейших Messershmitt Me-109В, развивавших максимальную скорость 470 км/час.
В начале июля 1937 года южнее Мадрида в районе городка Брунете началась первая наступательная операция республиканской армии, в которой участвовало 62 истребителя И-16 и И-15, 56 штурмовиков Р-Z и 15 бомбардировщиков СБ. Лакееву неоднократно приходилось водить в бой группу И-16. В этих боях был уничтожен 101 самолёт противника, из них 66 сбито в воздушных боях. Кроме того, фашисты потеряли 15 новеньких Ме-109 и поспешили убрать их с фронта.
12 июля крупный воздушный бой произошёл в районе Эль Эскориал - Сан-Мартин - Навалькарнеро - Аравака. Эскадрильи И. Лакеева, Н. Виноградова, П. Шевцова  ( 29 И-16 )  и эскадрилья И. Еремёнко  ( 8 И-15 )  неожиданно атаковали авиагруппу противника, состоявшую приблизительно из 40 истребителей. В результате боя эскадрилья Лакеева записала себе на счёт 2 "Фиата", эскадрилья Виноградова - 1 "Фиат", а эскадрильи Шевцова и Еремёнко - по 2 "Фиата" и 1 "Хейнкелю". Столько же побед было заявлено и итальянцами: 5 И-15 и 4 И-16. Ещё об одном сбитом И-15 заявили лётчики - националисты. С республиканской стороны был потерян 1 И-15, пилот - американец Гарольд Даль выпрыгнул с парашютом и попал в плен. О потерях противника известно, что в этот день погиб испанец Капитан Нарсисо Бермудес де Кастро  ( Narciso Bermudez de Castro )  из группы 2-G-3, имевший 4 победы.
Самолёт Fiat CR-32.
В Испанию прибывали новые группы советских авиаторов - добровольцев. Их вводили в строй И. Лакеев и П. Шевцов, которые последними из первого состава эскадрильи оставались в стране. Они пробыли в Испании дольше всех. Прекрасно пилотируя машину и отлично стреляя, за 10 месяцев боевой деятельности он совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил лично 12 и в группе 16 фашистских самолётов. Сам дважды был ранен, но ни разу не был сбит.
После возвращения, в Москве вместе с орденами майору И. Лакееву была вручена Грамота о присвоении ему звания Героя Советского Союза  ( "Золотая Звезда" № 63 )  с награждением орденом Ленина  ( 3.11.1937 ). Был также награждён двумя орденами Красного Знамени  ( 2.01.1937 и 4.07.1937 ).
В декабре 1937 года был назначен командиром эскадрильи. 22 февраля 1938 года награждён медалью "XX лет РККА".
 
С мая 1938 года по январь 1939 года, в звании полковника, командовал 16-м ИАП в Московском военном округе. Позднее занимал должность инспектора ВВС Красной Армии.
В стране происходило что - то тревожное. Был разоблачён "заговор военных в Красной Армии". Арестованы и исчезли объявленные врагами народа Я. Алкснис, Н. Васильченко, Ф. Ингаунис, А. Кожевников, В. Лопатин, А. Лапин, П. Монархо и многие другие, занимавшие видные посты в советской авиации.
Коммунист Лакеев безгранично верил Генеральному секретарю И. В. Сталину и совершенно не представлял себе, как создавался авторитет вождя. Молодой командир направил Сталину письмо с благодарностью за высокую оценку его ратных дел.
В то время И. А. Лакеев командовал уже авиационным полком. Эта часть трижды в год участвовала в воздушных праздниках. Лакеев возглавлял "красную пятёрку" истребителей И-16, в состав которой входили Герои Советского Союза и орденоносцы. Они открывали воздушные парады на Красной площади, а в Тушине демонстрировали высший пилотаж в групповом полёте.
Вскоре Лакеев был избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Ему часто приходилось бывать на торжественных приёмах в Кремле, лично встречаться со Сталиным.
В мае 1939 года в небе Монголии наши лётчики понесли ощутимые потери в боях с японцами. В Москве решили послать туда командиров, имеющих боевой опыт, для передачи его лётчикам - забайкальцам. Лакеев оказался неутомимым учителем. За светлое время суток он ежедневно проводил до 15 учебных воздушных боёв с последующим их разбором. И вот 22 июня 1939 года над Халхин - Голом развернулось небывалое по размаху воздушное сражение. Японцы ввели в бой 120 самолётов. С советской стороны в воздух поднялись 95 истребителей. Бой был ожесточённым. В ходе его японцы потеряли около 15 самолётов. Наши потери - 14 боевых машин. При этом Лакеев сбил 2 вражеских истребителя. Это была первая крупная победа наших лётчиков в небе Монголии.
Лакеев проявил себя не только хорошим воздушным, бойцом, но и смелым командиром - новатором. По его предложению на горе Хамар - даба был организован первый в истории нашей боевой авиации пункт наведения.
Вспоминает генерал - майор авиации Б. А. Смирнов:
"...Вечером в наш лагерь приехал с командного наблюдательного пункта полковник Иван Алексеевич Лакеев. Тяжёлая миссия досталась ему в Монголии. Как только начались крупные воздушные бои, представителю авиации пришлось выехать на Хамар - Дабу, где находился КП наземных войск.
Вряд ли кто из нас сам изъявил бы желание быть под боком у такого строгого командующего, как Жуков. Чего только стоило выдерживать вопросы многих наземных начальников рангом ниже Жукова: "Где наши самолёты, почему их нет в воздухе ?"
А тем временем в небе вели бои десятки самолётов, но их надо было уметь видеть. Правда, у Лакеева самолёт стоял тут же, поблизости от КП, и он частенько ухитрялся в трудные моменты взлетать и принимать участие в воздушном бою. Однако главной его заботой была координация действий авиационных групп в воздухе. При отсутствии радиостанций наведения выполнять эту задачу было чрезвычайно трудно..."
В Монголии майор И. А. Лакеев сначала командовал авиаполком 1-й Армейской группы, затем стал заместителем командующего истребительной авиацией 1-й Армейской группы непосредственно на поле боя. Он лично участвовал в воздушных боях и сбил несколько японских самолётов.
За отличие в этих боях награждён третьим орденом Красного Знамени   ( 29.08.1939 )  и монгольским орденом Боевого Красного Знамени 1-й степени   ( 18.08.1939 ).
Вскоре Лакееву довелось участвовать в походе войск Красной Армии в Западную Украину, где 19 сентября 1939 года принимал меры к выдворению немецкого десанта, высадившегося на Львовском аэродроме. Не прошла мимо него и Советско - Финляндская война. В тот период молодой талантливый авиатор был оценён по достоинству.
С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев - заместитель начальника лётно - технической инспекции 1-го Управления Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерал - майора авиации. С июля 1940 года - заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года был снят с должности "за недостатки в работе" и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке.
И. А. Лакеева редко можно было застать в его кабинете. Он постоянно находился в частях, занимаясь проверкой их боеготовности, распространением боевого опыта и разработкой рекомендаций на местах. Лакеев торопился, он был твёрдо уверен, что война с фашистской Германией начнётся очень скоро.
Опыт войны в Испании показал, что истребители должны вести бой в составе пары ведущего и ведомого, меча и щита. Лакеев подчёркивал, что высота полёта для истребителя является залогом победы, что каждая атака должна быть внезапной для противника, а внезапность достигается смелым маневром и неожиданным приёмом в бою. Но этот драгоценный опыт не получил широкого распространения и оставался достоянием ограниченного круга военных лётчиков. Лакеева также тревожило вооружение истребителей. Из-за излишней скорострельности ШКАСа патроны расходовались слишком быстро. Это oружие часто отказывало из - за загустения смазки на большой высоте. И вообще, как считал Лакеев, в современном воздушном бою пулемёты - недостаточно мощное оружие. Так в Испании в боях под Брунете фашисты впервые использовали пушечные Ме-109, и нашим "Ишачкам" и И-15 пришлось туго.
Было немало и других проблем. В истребительные части стали поступать новые марки самолётов - МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1. В полках с ликованием приняли новую технику. Но радоваться оказалось рано. Инспектируя части, Лакеев убеждался в больших просчётах при переучивании личного состава. Как минимум, каждому лётчику на новой технике отводилось 8 часов вывозных полетов. Но это требование не выполнялось. В большинстве своём лётчики плохо знали новую материальную часть и не умели метко стрелять. По этим вопросам Лакеев постоянно сталкивался с начальником боевой подготовки ВВС генерал - лейтенантом авиации Жигаревым.
Ускоренный выпуск новых самолётов привёл к тому, что в боевых частях на 1000 новых машин 115 поступали с различными дефектами и заводскими недоделками. Резко возросла аварийность, нередко связанная с гибелью пилотов. Новые истребители обладали более высокой посадочной скоростью, а это потребовало удлинения взлётных полос на аэродромах. Их строительство находилось в ведении НКВД и по приказу Берии везде началось одновременно. Все боевые самолёты в западных военных округах были сосредоточены на 66 приграничных аэродромах. Такая скученность авиационной техники близ границы была явно недопустима.
Лакееву часто приходилось бывать в полках 9-й смешанной авиационной дивизии, которой командовал его друг по Испании, Герой Советского Союза 29-летний генерал - майор авиации С. А. Черных. Аэродромы его дивизии в Тарново, Долбуново и Высоке - Мазовецке находились всего в пределах 10 - 40 километров от государственной границы. При этом, в дивизии насчитывалось более 400 боевых самолётов.
Но такая, казалось бы, ничем не оправданная близость аэродромов у границы соответствовала установке высшего командования: "Если на нас нападут, мы встретим врага ударом такой силы, что сразу же перейдём на территорию противника". Лакеев с тревогой видел, как широко пропагандировались настроения лёгкой победы в книгах "Первый удар", "На востоке", в кинофильме "Если завтра война"...
Немецкие самолёты активизировали воздушную разведку. С января 1941 года до начала нападения на Советский Союз, они 324 раза нарушала нашу границу. Слепо уверовав в силу договора с Германией и во всём полагаясь на мнение Берии и Генштаба, Сталин через Наркома обороны маршала Тимошенко отдал указание войскам Красной Армии прекратить обстрел самолётов - нарушителей и не применять советские истребители для их задержания. Чувствуя полную безнаказанность, немецкие пилоты залетали в глубь нашей территории на 100 - 150 километров.
Лакеев упорно доказывал вышестоящему военному руководству о недопустимости сложившегося положения, протестовал, спорил...
Особенно резко он выступил в присутствии Сталина на правительственном совещании в середине апреля 1941 года. А через несколько дней, Ивана Алексеевича ознакомили с унизительным приказом, который гласил: "В целях лучшего служебного использование генерал - майора авиации И. А. Лакеева назначить заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии с местом дислокации в городе Луцк с окладом..."
Поразило не то, что оклад стал в 4 раза меньше, а то, что не доверили даже дивизию. Кроме того, его назначили заместителем к хорошо известному ему и неуважаемому многими начальнику.
- В первые дни войны, - вспоминал впоследствии Иван Алексеевич, - мы потерпели поражение. Фашистская авиация, что и следовало ожидать, захватила абсолютное господство о воздухе. Сталину же, чтобы остаться а глазах военных и всего советского народа непогрешимым, срочно требовалось переложить свою вину на головы других. Так погибли генералы авиации Яков Смушкевич, Павел Рычагов, Фёдор Арженухин, Евгений Птухин, Иван Проскуров, Сергей Черных и многие другие истинные патриоты.
Чего же стоили просчёты высшего руководства, загипнотизированного указаниями "великого" вождя ?   Лишь за один день 22 июня мы потеряли около 1200 боевых самолётов !   На направлении главного фашистского удара по аэродромам Западного особого военного округа уже после первого налёта было утрачено более половины всех дислоцированных здесь самолётов. Так, в дивизии генерала С. Черных после первого же налёта фашистской авиации из 409 самолётов осталось лишь 62. Такова была цена всеобщей беспечности.
В сложнейших испытаниях генерал И. Лакеев сохранил своё человеческое достоинство, веру в нашу победу и торжество справедливости. Что бы ни случилась, он знал, что будет сражаться за свою Советскую Родину в любых условиях, хоть просто рядовым стрелком с винтовкой в руках.
Генералу И. А. Лакееву судьбой была предназначена долгая боевая жизнь. Вступив в бой ранним утром 22 июня 1941 года, в районе города Ковеля, он прошёл всю войну до самой Победы. Но жизнь его была далеко не простой.
В первые дни войны его дивизия попала под удар немецкой авиации и понесла большие потери, но проявив личное мужество и хладнокровие, Лакеев сумел организовать отпор врагу уцелевшими самолётами. Тем не менее, за большие потери был ещё раз понижен в должности и с осени 1941 по март 1943 года в Генеральском звании командовал 524-м истребительным авиационным полком. В должности командира полка воевал на Волховском фронте, затем полк переброшен на Южный фронт.
С апреля 1943 года командовал 235-й истребительной авиационной дивизией 2-й Воздушной армии. Участвовал в контроударах под Волховом и Тихвином. Затем сражался под Ростовом-на-Дону.
В августе 1944 года за мужество и доблесть личного состава, за высокие боевые результаты дивизия получила Гвардейское знамя и стала именоваться 15-й Гвардейской ИАД. Затем дивизия была передана в 8-ю Воздушную армию.
Командуя этой дивизией, Лакеев сражался на Курской Дуге, участвовал в освобождении Киева, Станислава и Львова, дрался в небе Венгрии, Польши, Германии. Войну закончил уже в Чехословакии, имея ещё 1 личную и 2 групповые победы.
При всём этом, только после Курской битвы он получил свою первую за всю войну боевую награду - медаль "За боевые заслуги". Но речь сейчас не об этом, не о трудной биографии заслуженного военачальника. На долгие годы в сердце Ивана Алексеевича оставалась непроходящая тяжесть, как будто мог сделать больше, но не сделал...
Оставаясь прекрасным воздушным бойцом, Лакеев зарекомендовал себя и отличным командиром. Впоследствии он по праву был награждён орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого.
Пройдя в годы Великой Отечественной войны через огонь воздушных сражений на Кубани, Курской дуге, боёв за освобождение Украины, он с честью пронёс высокое звание воина - освободителя.
Имя генерала И. А. Лакеева 14 раз называлось среди наиболее отличившихся в боях командиров. К концу войны лётчиками его дивизии было уничтожено 910 вражеских самолётов.
Сам же Иван Алексеевич, по некоторым источникам, совершил более 500 успешных боевых вылетов. Данные о количество сбитых им самолётов противника в различных источниках существенно разнятся. Чаще всего приводятся следующие: 16 лично и более 20 в группе  ( с учётом боёв в небе Испании и Халхин - Гола ).
За участие в Великой Отечественной войне был награждён орденами: Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени  ( 29.05.1944 ), Богдана Хмельницкого 1-й степени  ( 10.01.1944 ), Отечественной степени 1-й степени, 4 медалями, 2 иностранными орденами.
После окончания войны Иван Алексеевич ещё долгое время оставался на службе в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии.
За безупречную службу награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью "30 лет Советской Армии и Флота"  ( 22.02.1948 ). В 1955 году в звании генерал - майора вышел в запасе.
Даже после выхода в запас, Лакееву часто приходилось бывать в воинских частях, где его знали и любили. Заканчивая свой рассказ, он нередко обращался к офицерам и солдатам со словами:
- Помните всегда о том, что вам самой историей предназначено продолжать дело старшего поколения защитников Отчизны. Это обязывает ко многому.
Последние годы проживал в Москве. Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
 
Пруцков Фёдор Максимович
 
Родился в 1908 году в городе Тамбове. Отец был рабочим. После смерти матери он женился вторично. Мачеха не нашла соответствующего подхода к мальчику, и он 9 лет от роду убежал из дому, был беспризорником, потом воспитывался в детдоме. Будучи подростком кормился случайными заработками. В школе ему не пришлось учиться. Когда Федора Пруцкова призвали в Красную Армию, он мог только расписываться и читать по складам печатные буквы. За время службы в армии Фёдор сдал экстерном экзамены за 7 классов школы. После демобилизации его зачислили курсантом в Качинскую 1-ю военную школу пилотов, которую он окончил в 1934 году. Затем служил в авиабригаде в Прокопьевске, в Сибири. В 1933 году Фёдор Максимович женился на 19-летней Ольге Андреевне Капитоновой, которая стала ему верной женой и подругой, гордилась мужем-лётчиком, сама была парашютисткой, занималась стрелковым делом.
В 1936 году лейтенант Ф. М. Пруцков служил лётчиком в 40-й истребительной авиационой эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Киевского военного округа.
С ноября 1936 года по 26 июля 1937 года принимал участие в гражданской войне испанского народа. Был пилотом истребителя И-16. Сначала воевал в эскадрилье Сергея Тархова, а после его гибели - Константина Колесникова. Участвовал в нескольких воздушных боях.
Вспоминает один из пилотов этой эскадрильи, Иван Иванович Кравченко:
"Особенно запомнилось мне 18 февраля 1937 года, когда напряжение в воздушных боях над Харамой достигло апогея. В тот день мы, как говорится, превзошли самих себя - совершили до 10 боевых вылетов!
Уже при первом вылете девятка "Москас" во главе с комэском Колесниковым атаковала группу "Юнкерсов". Отлично, слаженно действовали Акуленко, Лесников, Баланов, Шевцов и другие. Они сбили 3 вражеские машины и обратили в бегство остальные.
Не меньший успех был и у второй группы, возглавляемой Иваном Лакеевым. Лётчики Пруцков, Замашанский, Никитин, Шаров и американец Арнольд, взаимодействуя с пилотами эскадрильи Павла Рычагова, завязали воздушный бой с вражескими истребителями, и 4 из них навсегда отлетались. Кончались боеприпасы, но бой не прекращался - одни уходили на заправку, их сменяли другие - и так весь день..."
25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 - к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.
Однако, 5 взлетевших истребителей (В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко) считают, что 1 "Юнкерс" им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.
В небе Испании Ф. М. Пруцков сбил в группе с товарищами 2 вражеских самолёта. Награждён двумя орденами Красного Знамени.
После возвращения из Испании служил в Борисоглебской военной школе лётчиков командиром эскадрильи, с 1938 года - в 57-й Люберецкой истребительной авиационной бригаде. В 1938 году ему было присвоено воинское звание "Майор". В январе 1939 года окончил Курсы комиссаров-лётчиков при Харьковском военном авиационном училище, был заместителем командира 16-го ИАП ПВО Московского военного округа. 5 ноября 1939 года назначен командиром этого полка (приказ НКО № 04612).
С июля 1941 года участвовал в Великой Отечественной войне. Вместе со своим полком отражал налёты немецкой авиации на Москву. Летал на МиГ-3. В самые трудные месяцы битвы за Москву Ф. М. Пруцков умело организовывал боевую работу полка, и хотя командование корпуса ограничивало вылеты командира, он в воздушных боях сбил 2 самолёта противника (1 лично и 1 в паре). Под его командованием лётчики полка за полгода боёв сбили под Москвой 72 самолёта.
Если до октября 1941 года пилоты 16-го ИАП занимались, как правило, патрулированием и перехватом вражеских разведчиков, то со второй половине октября до 80% боевых вылетов выполнялось уже на прикрытие своих наземных войск и штурмовые удары по врагу и прежде всего - по мотомеханизированным колоннам. Всего же, в октябре 1941 года, лётчики 16-го авиаполка нанесли 172 бомбово-штурмовых удара и доложили об уничтожении 231 автомашины, 18 танков, 6 мостов и переправ.
Пруцков пользовался заслуженным высоким авторитетом в полку. Внешне он был выше среднего роста, стройный, шатен. По характеру скромный, о заслугах своих не говорил даже близким товарищам. Высокоподготовленный лётчик, пилотировал отлично. Смелый в боях, решительный в непредвиденных ситуациях, умелый руководитель. Он был простой и доступный в обыденной жизни, весёлый рассказчик в кругу друзей. Как командир он был строгий и взыскательный, иногда вспыльчивый, горячий, но отходчивый. Лётчиков своих называл "соколики".
В октябре 1941 года Пруцкову присвоено звание подполковника, а 4 марта 1942 года он награждается орденом Ленина.
В мае 1942 года Ф. М. Пруцков был назначен инспектором по технике пилотирования отдела истребительной авиации Инспекции ВВС КА, который возглавлял участник боёв в Испании подполковник М. Н. Якушин. Работы у инспекторов было много. Так, в мае-июне 1942 года вместе с двумя другими инспекторами - Е. С. Антоновым и А. Ф. Семёновым, Ф. М. Пруцков готовил к новым боям лётный состав 434-го ИАП, прилетевшего под Москву для переформирование. Это ответственное задание было выполнено в срок.
В результате тяжёлого поражения, названного позднее "Харьковской катастрофой", летом 1942 года враг захватил относительно небольшую, но очень важную в оперативном отношении территорию и завладел инициативой. Только людские потери Юго-Западного направления составили 230-240 тысяч человек, не считая огромного количества оружия и боевой техники. Именно в это время с 20 мая по 12 июня на аэродроме Люберцы пополняется лётным составом и получает новую матчасть - самолёты Як-1 434-й истребительный авиационный полк.
В результате подготовительных мероприятий 434-й ИАП, пополненный лётным составом и техникой, прошедший подготовку к предстоящим боевым действиям в составе 2-х эскадрилий и под непосредственным руководством заместителя начальника инспекции ВВС Красной Армии подполковника Ф. М. Пруцкова, перебазируется на Юго-Западный фронт. С 13 июня по 4 июля 1942 года полк входит в подчинение 8-й Воздушной армии.
Для истории представляют интерес те задачи, которые решала инспекция ВВС, курируя 434-й ИАП. Во-первых, в подготовительный период - это прежде всего комплектование людьми и техникой, а также обеспечение полка по всем видам на период боевых действий. Сюда же можно отнести организацию и контроль за учебно-боевой подготовкой (полёты, учебные занятия). Во-вторых, в период боевых действий - это оказание помощи командиру полка, его заместителям и командирам подразделений в уяснении боевой задачи, в оценке обстановки, в принятии решения и в организации взаимодействия с другими войсковыми подразделениями. Обобщение боевого опыта в определении результативности и перспектив боевой работы, такой особой авиачасти как 434-й ИАП.
За период руководства полком подполковником Ф. М. Пруцковым, 434-й ИАП произвёл 880 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 35 самолётов противника. Свои потери - 4 самолёта. Подполковник Ф. М. Пруцков за этот период времени выполнил 28 боевых вылетов, провёл 2 воздушных боя и лично сбил 1 бомбардировщик "Юнкерс-88".
Самым результативным по числу побед, одержанных лётчиками 434-го полка за период боевых действий на Юго-Западном фронте, оказалось 27 июня 1942 года. В этот день группа из 8 самолётов Як-1 встретила в районе юго-восточнее Уразово - Купянск группу из 12-16 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием Ме-109. Наши лётчики атаковали противника и по итогам боя доложили об уничтожении 6 бомбардировщиков: по одной победе записали на свой счёт подполковник Ф. Пруцков, майор И. Клещёв, капитан В. Бабков, старший лейтенант И. Избинский, лейтенанты Хользунов и Савельев.
1 ноября 1942 года во время перелёта в Ленинград, из-за плохой погоды, Пруцков совершил вынужденную посадку в поле. При этом получил тяжёлые травмы и переломы. После выздоровления (летом 1943 года) был назначен заместителем начальника Школы высшего пилотажа и воздушного боя, располагавшейся тогда в Люберцах.
Лётное дело всегда сопряжено с повышенным риском, случались и катастрофы. Так, 5 августа 1943 года, при выполнении испытательного полёта на самолёте Ла-5 с заменённым мотором разбился подполковник Ф. М. Пруцков. При наборе высоты 50 метров мотор заглох. В такой ситуации можно было лететь только по прямой, разворот невозможен. А впереди был лес. Самолёт задел за верхушки деревьев, перевернулся и упал на лес. Гибель Фёдора Максимовича тяжело переживали его боевые друзья. Прощание с ним проходило в гарнизонном клубе, похоронен на Введенском кладбище в Москве. Через полгода после его гибели родилась дочь Таня. Она стала инженером-проектировщиком, её сын Андрей окончил Российский государственный университет связи и информатики с красным дипломом.
(Использованы материалы из книги К. В. Бобровой - "Крылатый полк шестнадцатый".)
 
Супрун Александр Павлович.
 
Родился в 1916 году в Канаде. В 1925 г. семья возвращается в Советскую Россию, в г. Сумы.
В марте 1940 года, следуя по стопам своего старшего брата Степана, стал лётчиком, окончив Борисоглебское военное авиационное училище. (Супрун Степан Павлович впоследствии дважды Герой Советского Союза).
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года – в составе 16-го ИАП (6-й ИАК ПВО). В ПВО Москвы сбил 6 самолетов противника (3 лично и 3 в группе), был ранен.
С 1945 года на летно-испытательной работе в том же НИИ ВВС, где служил его брат Степан. Участвовал в испытаниях «Спитфайр», Ла-150, Як-17, МиГ-15, Як-25.
Жил на ст. Чкаловская. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
.
Награжден орденом Красного Знамени (7.11.1942).
***
Премия за... разбитый самолет
Из книги Бондаренко Николая Адамовича "В воздухе — испытатели"
Имя выдающегося летчика-испытателя дважды Героя Советского Союза подполковника Степана Павловича Супруна, погибшего в начале Великой Отечественной войны, известно многим. Но вероятно, не все знают о том, что служил в испытателях и его младший брат подполковник Александр Павлович Супрун.
Александр Павлович — истребитель. В годы войны, участвуя в воздушных боях, он сбил шесть вражеских самолетов.
...24 октября 1941 года девятка МиГ-3, ведомая командиром эскадрильи майором Г.Ф. Приймуком, атаковала под Наро-Фоминском большую группу немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87, прикрываемых «Мессершмиттами-109».
Выпустив по вражеским бомбардировщикам четыре реактивных снаряда, лейтенант Супрун ощутил вдруг град ударов по своему самолету. Это атаковал его вывалившийся из-за облаков «мессершмитт».
Высота 400 метров. Супрун бросил МиГ в пикирование и вывел его на бреющем. Но вести бой он уже не мог. Самолет был плохо управляем. У него было разбито хвостовое оперение и отбита почти половина одной лопасти воздушного винта, что вызвало сильную тряску мотора. В кабину из баков лился бензин — самолет мог вот-вот загореться.
Но Супрун не стал приземляться на фюзеляж в поле, а направился к своему аэродрому. Он знал, что самолет надо во что бы то ни стало привести на свой аэродром, чтобы техники могли его быстро снова поставить в строй.
И ему удалось это сделать.
Техники насчитали в МиГе 118 пробоин. Остаток дня и всю ночь они, почти не смыкая глаз, «залечивали раны» самолета. А на следующий день Супрун снова ушел на нем на боевое задание.
Так в огне первых месяцев войны закалялся характер летчика-истребителя Александра Павловича Супруна.
В 1945 году капитан Супрун прибыл к нам. Он был опытным истребителем, и поэтому быстро вошел в строй испытателей.
В то время Некоторые наши истребительные полки были еще вооружены английским «Спитфайром». Эта машина имела 13 000 метров потолок и неплохую скорость, была вооружена двумя 37-мм пушками и четырьмя крупнокалиберными пулеметами.
Говорят, что «Спитфайр» в точном переводе с английского языка на русский означает «плюет огнем...».
И вот на этом истребителе, который «плюется огнем», на фронте были случаи гибели наших летчиков из-за того, что в аварийной обстановке в воздухе не сбрасывался фонарь кабины. Англичане, конечно, знали об этом (иначе зачем им было вешать в кабине летчика на правом борту небольшой ломик), но нам о недостатках «Спитфайра» они сказали совсем немногое.
Вскоре нашим летчикам-испытателям было поручено провести на этом самолете испытания на сбрасывание фонаря кабины в полете.
Ведущим летчиком был назначен Александр Павлович Супрун. Ведущим инженером и его помощником были назначены соответственно Владимир Викторович Мельников и Иван Александрович Писарев. Оба они — грамотнейшие инженеры-испытатели.
Начались испытания. Никому, разумеется, не было известно, как фонарь поведет себя при сбрасывании и потому решили заснять его «выбрыки» на кинопленку; рядом с самолетом Супруна летел самолет с кинооператором. 
В первом полете (как Супрун ни старался дергать за шарик, который находился впереди сверху в кабине) фонарь не сбросился.
После посадки устранили конструктивный дефект и Супрун отправился во второй полет.
На этот раз фонарь сбросился, но повел себя он более чем странно. При отходе от самолета он передней своей частью «пошел» в кабину и, ударив летчика по голове, разбил очки и повис сзади кабины.
Супрун на короткое время потерял сознание. Когда он пришел в себя, самолет беспорядочно падал. Александр Павлович вывел машину из этого положения в нормальный полет и вскоре благополучно приземлился.
Всего на испытания сбрасывания фонаря Супруном было произведено восемь полетов. Результатом их явилось то, что был удлинен стальной трос, соединяющий шарик сбрасывания фонаря с механизмом сбрасывания, а летчикам строевых частей было рекомендовано во время сбрасывания фонаря наклонять вперед голову.
В наших строевых частях, вооруженных новым реактивным истребителем МиГ-15, было несколько поломок из-за прогрессирующих прыжков самолета при посадке.
Летчики утверждали, что виной всему плохая конструкция самолета. Конструкторы же Артем Иванович Микоян и Михаил Иосифович Гуревич заявили, что поломки и аварии — результат ошибок в технике пилотирования летчиков. Чтобы положить конец этим спорам, было решено провести испытания, в ходе которых и выявить причину прогрессирующих «козлов» при посадке.
Ведущим инженером испытаний был назначен инженер-майор Василий Акимович Попов, ведущим летчиком — майор Александр Павлович Супрун.
Испытания начались в ноябре 1950 года.
Чтобы ответить точно на вопрос, что является причиной поломок МиГ-15 — дефект ли в конструкции самолета или ошибки летчиков при пилотировании, — Супруну и Попову, говоря грубо, предназначалось разбить МиГ-15 на посадку.
Испытания готовились со всей тщательностью. На случай капотирования самолета сняли фонарь кабины — летчику таким образом была дана возможность выбраться из нее после аварии.
Все посадки решено было заснять на кинопленку, В самолете оборудовали приборы, регистрирующие режим полета. Был даже установлен киноаппарат, снимающий на пленку поведение наклеенных на верх крыльев полосок бумаги, с тем чтобы определить, когда и каким был угол атаки самолета.
В выполнение посадок — с первой до двадцать пятой, когда МиГ-15 был сломан, Супруном вводились обусловленные заданием всевозможные ошибки летчика. Например, в первых полетах посадки производились нормально, но после приземления летчик добирал на себя ручку управления с разным темпом.
Машина вела себя более-менее нормально.
Потом выполнялись посадки с высокого выравнивания и отдачей от себя ручки управления с разным темпом.
Машина в этом случае грубо падала на три точки, но больших «козлов» не делала.
Я должен тут сказать, что после введения ошибок Супрун действиями рулей исправлял их, чтобы все же не поломать самолет.
Так было от первой до двадцать четвертой посадки включительно.
Следующим этапом испытаний пошло приземление самолета на скорости, превышающей на 20–30 километров нормальную посадочную скорость, взятие ручки управления на себя, а затем отдачи ее от себя с разным темпом.
На этом этапе испытаний МиГ-15 действительно сильно козлил.
А какой безукоризненной, и даже ювелирной, артистичной должна быть техника пилотирования у летчика, чтобы точно выполнять все это!
...Ранним ноябрьским утром Супрун с заброшенным за плечо парашютом спешил на стоянку самолета. Навстречу ему шел его начальник генерал А. С. Благовещенский.
— Ну что, товарищ Супрун, сегодня бить самолет будем? — спросил еще издалека Алексей Сергеевич.
— Так точно, товарищ генерал!
— Да, лучше сегодня разбить и будет все ясно, чем потом в строевой части разобьют и ничего не будет ясно, — сказал Благовещенский.
— Я тоже так думаю, товарищ генерал.
— С какой посадки разобьете?
— Думаю, что с первой...
— Хорошо. Мы с генералом Савицким будем на старте — посмотрим.
...После приземления на повышенной скорости летчик вновь оторвал самолет и тут же прижал его к посадочной полосе. МиГ-15 начал козлить.
Супрун резко работал рулями, исправляя ошибку, но самолет в конце концов, потеряв скорость, свалился на правое крыло. Правая нога шасси сломалась, пробив своими частями верх крыла. Мимо Супруна полетела вверх увесистая ее деталь. Затем сломалась и передняя нога шасси. Самолет носом и правым крылом скреб по запорошенной снегом бетонке, норовил перевернуться на «спину».
Для Супруна это, в который раз, было испытанием на крепость нервов.
Когда Александр Павлович вышел из кабины, то увидел, что едет машина генерала Редькина, который на сей раз не был в курсе происходящего.
Супрун быстро подошел к остановившейся машине и доложил: 
— Товарищ генерал, задание выполнено!
— Какое задание?.. Задание разбить самолет? — сурово сдвинув брови, проговорил генерал Редькин. — Кто вам дал право разбивать боевой самолет?
— Товарищ генерал, у меня задание на испытание. В нем черным по белому написано: «За аварию самолета летчик ответственности не несет», И потом, оно завизировано генералом...
— Почему вы разбили боевой самолет?! Кто ведущий инженер? — не дав договорить Супруну, грозно спросил генерал Редькин.
— Ведущий инженер — инженер-майор Попов.
— В двенадцать часов вам и ведущему инженеру быть в моем кабинете!
— Есть, товарищ генерал!
Однако «разноса» не состоялось: к приходу Супруна и Попова Редькину уже доложили о сущности этого необычного задания.
После испытаний стало точно известно: самолеты МиГ-15 терпят поломки из-за ошибок в технике пилотирования летчиков. В строевых частях началась работа по предупреждению этих поломок.
Ну, а Супруна генерал-лейтенант Благовещенский своим приказом наградил денежной премией. Вот так еще бывает в нашем деле!
***
Династия авиаторов, носящих славную фамилию Супрун
 
В одном из интервью, Степан Супрун сказал: «Отец воспитал нас, детей, коммунистами, а я братьев — лётчиками». И это было правдой. Братья Фёдор и Александр по примеру Степана стали военными лётчиками. Фёдор Павлович, окончив Качинскую военную авиашколу имени А. Ф. Мясникова, летал на самолётах 23 типов.
Начало Великой Отечественной войны застало Фёдора Супруна слушателем инженерного факультета Военно — Воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. Узнав о том, что его брат Степан погиб в бою, Фёдор Павлович тут же написал рапорт, в котором просил разрешения отправиться на фронт. Но командование академии не удовлетворило его просьбу.
Окончив в 1942 году академию, Фёдор Павлович получил назначение на должность ведущего инженера — лётчика — испытателя в НИИ ВВС, то есть туда, где до войны служил Степан. Там он занимался в основном испытаниями боевых самолётов наших союзников, поставляемых в СССР по ленд — лизу.
В декабре 1943 года фирма «Белл» сообщила о создании, с учётом всем замечаний НИИ ВВС по «Аэрокобре», своей новой боевой машины.
Одновременно американцы просили прислать к ним лётчика и инженера для проведения контрольных испытаний истребителя Р-63 «Кингкобра». Эта работа была поручена ведущему лётчику — испытателю Андрею Григорьевичу Кочеткову и ведущему инженеру Фёдору Павловичу Супруну.
17 февраля 1944 года самолёт Ли-2 стартовал с Центрального аэродрома имени М.В. Фрунзе и отправился в США. Там, в Буффало, на берегу Ниагары, Кочетков, как пилот и Супрун, как инженер, начали испытания новой машины. Однажды случилось то, что часто бывало в боях на советско — германском фронте — самолёт не вышел из штопора, Кочетков вынужден был покинуть его с парашютом.
Задание по испытанию новой машины было выполнено блестяще и в том же 1944 году на вооружение Советских ВВС стали поступать новые истребители Р-63 «Кингкобра». Несмотря на все доработки, эти машины сохранили многие недостатки своего предшественника — истребителя Р-39 «Аэрокобра», поэтому участия в боевых действиях эти машины почти не принимали. Их поставляли только в тыловые полки ПВО.
После службы в НИИ ВВС Фёдор Павлович занимал должность начальника факультета в Киевском высшем инженерном авиационном училище.
Младший брат, Александр также стал лётчиком — истребителем. Окончив перед самой войной военное авиационное училище, он уже вскоре проявил себя отличным воздушным бойцом. Защищая небо Москвы, сбил 6 вражеских самолётов (3 лично и 3 в группе), был ранен.
В известной книге «Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», на страницах 151 и 163 есть упоминания и о нём:
"26 сентября 1942 года лётчики 16-го ИАП (6-й ИАК ПВО) Старший лейтенант А. П. Супрун и старшина Кравченко, вылетев на перехват вражеского самолёта Ju-88 в районе станции Верея, вступили с ним в бой. Самолёт Кравченко был подбит и ему пришлось воспользоваться парашютом. Оставшись один, А. П. Супрун всё же уничтожил «Юнкерс»…"
7 ноября 1942 года большая группа воинов Московской ПВО удостоена правительственных наград. Гвардии младший лейтенант В.М. Помогалов награждён орденом Ленина, капитан Г.С. Богомолов,.. старший лейтенант А.П. Супрун… — орденом Красного Знамени».
После войны Александр Павлович продолжил дело своего брата Степана, работая лётчиком — испытателем в этом же самом НИИ ВВС.
Но в семье Супрунов не только мужчины связали свою жизнь с небом, но, так же, и женщины. Анна Павловна, младшая сестра Степана Супруна, стала известной парашютисткой.
В 1930-1940 годах она работала инструктором в одном из аэроклубов. Подготовила десятки парашютистов. Затем стала кандидатом химических наук и занялась наукой.
Такие вот славные авиационные традиции были в этой большой и дружной семье…
 
Шумилов Иван Петрович
 
Родился 28 мая 1919 года в селе Михайловка, ныне Лебединского района Сумской области (Украина). Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал слесарем на металлургическом заводе в Керчи, одновременно учился летать на планере и самолёте в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (ВВС Московского военного округа).
С июня 1941 года лейтенант И. П. Шумилов на фронтах Великой Отечественной войны. По январь 1943 года сражался в составе того же 16-го ИАП, защищал небо Москвы. Летал на МиГ-3.
К февралю 1942 года лётчик 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Московская зона ПВО) лейтенант И. П. Шумилов совершил 112 боевых вылетов, провёл 7 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 самолётов противника (в том числе 1 - тараном) и 2 в составе группы. Указом Президиум Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 666).
В 1943 году назначен инспектором истребительной авиации ПВО страны, затем - 320-й авиационной дивизии ПВО. В 1944-1945 гг. был заместителем, а затем командиром 495-го авиационного полка, окончил войну в звании полковника. Всего совершил 565 боевых вылетов, число побед не изменилось.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1946-1947 гг. был заместителем командира 16-го ИАП, затем 2 года инспектором 88-го ИАК в Москве. В 1955 году окончил командный факультет Военно-Воздушной академии. Командовал 148-м Гвардейским ИАП, был заместителем командира 181-й ИАД. Закончил службу в Южно-Сахалинске. С 1961 года полковник И. П. Шумилов - в запасе. Работал инструктором-лётчиком УТО-2 (Учебно-тренировочный отряд) в аэропорту Быково, инспектором-лётчиком Московского управления гражданской авиации, командиром 178-го авиаотряда на вертолётах, начальником лётной службы Кратовской лётно-испытательной станции. Умер 22 июня 1987 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (04.03.1942), Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями.
*     *     *
...Осень 1941 года. Вьюга натягивала тросы, наваливаясь на большую брезентовую палатку, служившую клубом в посёлке Нексикан. На далекой Колыме, в 500 км от Магадана, шло торжественное собрание, посвящённое 24-й годовщине Октября. Праздник не радовал, в головах занозой сидела одна мысль: удержат ли наши Москву ?   Люди выходили к стролу президиума не речи произносить - отдавали припасённые заранее подарки для фронта. Добротные полушубки, валенки, пачки облигаций, семейные драгоценности.
Инженер Степан Шаповалов, выложив массивные золотые часы известной швейцарской фирмы "Лонжин", высказал единственное пожелание: "Прошу передать их лучшему лётчику - истребителю среди защитников Москвы". Его подарок нашёл адресата. В феврале 1942 года магаданская газета "Металл - Родине !" сообщила, что часы вручены лейтенанту Ивану Шумилову из 16-го истребительного авиаполка ПВО. Кем же он был, за какие особые заслуги получил швейцарский хронометр ?
Иван Шумилов родился 28 мая 1919 года в селе Михайловка, ныне Лебединского района Сумской области, в семье рабочего. Отец героя, Пётр Семёнович, был человеком довольно незаурядным. В Первую Мировую войну его призвали в армию, но вскоре он примкнул к революционным морякам Черноморского флота. Был красным партизаном на Украине, председателем сельсовета в Михайловке. Учился, затем переехал с семьёй в город Керчь, где работал начальником цеха на металлургическом заводе. Там и погиб при испытании новых машин.
Иван пошёл по стопам отца. Ещё школьником зарабатывал на хлеб тем, что катал бочки в Керченском порту, выгружал рыбу из трюмов. Окончил ФЗУ и слесарил на "отцовском" заводе  ( имени П. Л. Войкова ). Научился ценить каждую минуту, быть собранным, ведь приходилось совмещать занятия в вечерней школе и аэроклубе. Получил грамоту за удачное рационализаторское предложение, занял призовое место на состязаниях планеристов.
В 1937 году Иван был призван в ряды Красной Армии и год спустя окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Молодой пилот получил назначение в 16-й истребительный авиаполк. Это подразделение в предвоенные годы считался "парадным". Его лётчики неизменно заканчивали военные парады, проносясь в безукоризненно чётком строю над Красной площадью. Их водил прославленный авиатор Иван Алексеевич Лакеев, удостоенный за мужество проявленное в небе Испании, звания Героя Советского Союза. Участвовал в этих парадах и Иван Шумилов.
С началом Великой Отечественной войны лётчики 16-го авиаполка   ( 6-й истребительный авиакорпус, Войска ПВО территории страны )  надёжно прикрывали столицу от налётов вражеской авиации. Почти 100 сбитых самолётов противника на боевом счету авиаполка, которым в то время командовал Подполковник Фёдор Максимович Пруцков. В небе Подмосковья лейтенант Шумилов провёл не один десяток воздушных боёв. Вместе с другими лётчиками полка он штурмовал вражеские позиции, прикрывал действия наших наземных войск от налётов вражеской авиации. К февралю 1942 года Иван Шумилов совершил 112 боевых вылетов, в воздушных боях лично и в группе сбил 8 самолётов противника.
Подмосковные края стали ему родными и близкими. Здесь прошла его боевая юность, боевое возмужание, здесь пришла к нему слава Героя. Здесь он впоследствии женился, здесь у него родились дочери. Однако, всё это будет потом, а пока... шли тяжелейшие бои.
25 октября 1941 года, принимая участие в групповом воздушном бою над деревней Чернецкой, Шумилов уничтожил Ме-110. Менее чем через 2 недели, 6 ноября, боевая четвёрка, которую старший лейтенант возглавлял, патрулировала в районе Серпухова - Высокиничи. Шумилов первым заметил 4 вражеских бомбардировщика. И тут же передал по радио своим ведомым: "По одному бомбардировщику на брата !   К бою !". Применив фронтальную атаку, четвёрка советских истребителей нанесла удар сверху. Все неприятельские самолёты были уничтожены. Сам И. П. Шумилов уничтожил Ju-88.
Ещё через неделю, 14 ноября, звено, которое возглавлял старший лейтенант Шумилов, патрулировало в районе Наро - Фоминска. Командир звена первым обнаружил воздушного разведчика неприятеля. Групповым огнём он был сбит. Спустя 2 дня лётчик в очередном групповом воздушном бою сбил Me-109.
2 декабря 1941 года шестёрка лётчиков, ведомые командиром эскадрильи Николаем Дунаевым, вылетела в район станции Крюково. Они проштурмовали неприятельские позиции, потом завязали воздушный бой с противником. Надо сказать, истребитель Шумилова был оснащён ещё довольно редким в то время видом оружия - реактивными снарядами. Это и продиктовало тактику проведения атаки: выбрав пару летевших рядышком пикировщиков Ju-87, он произвёл пуск "эрэсов". Когда облако огня и дыма рассеялось, картина открылась впечатляющая. У одного "Юнкерса" напрочь оторвало плоскость, другой закувыркался от мощной взрывной волны, и оба врезались в землю. А Иван в тот же день сбил ещё и тяжёлый двухмоторный истребитель прикрытия Ме-110. Итого, 3 самолёта в один день - это поистине редкая удача лётчика.
Увеличивая свой боевой счёт, старший лейтенант накануне нового года, 24 декабря, сбил в воздушном бою ещё один вражеский истребитель.
Есть в Центральном музее Вооружённых Сил документы показывающие, что в период обороны Москвы советские лётчики совершили 23 воздушных тарана. При этом, все сбитые вражеские самолёты, за исключением одного, оказались бомбардировщиками и разведчиками. А этим одним был истребитель Ме-109. Уничтожил его именно Иван Шумилов 4 января 1942 года.
В тот день, группа наших истребителей отправилась в район Малоярославца на "обработку" войск противника, откатившихся от Москвы. Задание выполнили, однако на свой аэродром вернулись впятером, без Шумилова. Возвращаясь со штурмовки он увидел в стороне колонну вражеской техники. Спикировав на головные машины, "закупорил" дорогу, затем зажёг и замыкающих. Хотел было заняться "серединой", но после очередного захода его пулемёты замолчали - боекомплект был израсходован. Ничего не оставалось делать, как развернуть свой МиГ-3 и пуститься вдогонку за группой Дунаева.
Неожиданно его машина была атакована с высоты восьмёркой "Мессеров". Иван среагировал мгновенно - убрал газ, щитки выпустил так резко, что машину тряхнуло. "Мессеры" на большой скорости проскочили вперёд. Шумилов пошёл вниз, чтобы прижаться к лесу, как вдруг снизу, прямо ему навстречу, вынырнул ещё один "Мессер", которого он раньше не заметил... Не раздумывая, Иван обрушил вся тяжесть разогнавшигося "МиГа" на врага. Тот был буквально разрезан пополам - настолько сильным получился удар.
Но пострадал и наш самолёт - от МиГ-3 отлетел винт с редуктором, рассыпался мотор, вспыхнуло пламя. На лётчике загорелись унты, шлемофон. Делать нечего - нужно прыгать. Но воротник комбинезона зацепился за кромку стабилизатора, встречным потоком Ивана прижало к самолёту, да ещё и спиной к корпусу... Чтобы высвободить парашют лётчик, вытянув руку, развернул туловище и резко дернув, оторвал намертво пришитый к комбинезону воротник. Вот где пригодилась ему богатырская сила !
Увидев землю уже метрах в 200, дёрнул за кольцо. Через считанные секунды, почти одновременно с хлопком наполнившегося купола, он врезался в ветки дерева, сорвался с него и ухнул в глубокий снег. Когда Иван пришёл в себя, то понял, что приземлился рядом с линией фронта. Он проверил пистолет и приготовился к возможному бою с противником, который возможно заметил место его приземления. В это время на поляну выехал верховой на лошади, в полушубке и с автоматом на груди. Свой !   Всадник, оказавшийся старшиной, посадил Ивана впереди себя и, поддерживая, довёз до санчасти.
За этот подвиг Иван Шумилов, уничтоживший к тому времени уже 10 самолётов противника, 4 марта 1942 года был удостоен звания Героя Советского Союза. Так что золотые часы явились уже дополнением к "Золотой Звезде". И вновь пошли боевые будни. Вот проводится очередное обслуживание самолётов, техники втроём не могут сдвинуть машину с места, совсем выдохлись. Тогда подходит Иван, жестом отстраняет техников и неторопливо лезет под фюзеляж. Упрётся плечем, поднатужится и разворачивает самолёт как нужно...
Семью Шумиловых природа здоровьем не обидела. От всей мощной фигуры Ивана Шумилова, так и веяло богатырской крепостью. Как-то, ещё подростком, поехал Иван на мельницу с 90-летним дедом Семёном. Тот, играючи, нагрузил повозку 5-пудовыми мешками с мукой. Тронулись в обратный путь, и на грязной дороге телега застряла. Лошадь дергалась, рвалась - ни с места. Тогда дед распряг её, сам встал в упряжку, взялся ручищами за оглобли, стронул телегу и доволок до дома. Так что, крепкая физическая сила была у Ивана в крови.
Когда Сумскую область освободили от немецких захватчиков, командование разрешило Шумилову завернуть в родное село на учебном самолёте. По случаю встречи с героем все собрались на митинг, выступали с поздравлениями. Дед Семён, ставший Георгиевским кавалером ещё в Крымскую войну, тоже держал речь и особенно упирал на то, что Шумиловы всегда были героями и никакие враги нас не одолеют. Потом Иван, уступая просьбам старика, усадил его во вторую кабину и прокатил над родными местами. В ту пору дедушке шёл 104-й год, но зрение у него было хорошее, и с самолёта он отлично видел наземные ориентиры, а после посадки уверял внука: сбросить бы полсотни годков - махнул бы в авиацию.
От Москвы до Берлина прочертил небо трассами истребитель Ивана Петровича Шумилова. Он совершил 565 успешных боевых вылетов, участвовал более чем в 100 воздушных схваток, сбил лично 12 самолётов противника и 4 в составе группы.  [ По другим источниккам - 12 всего, включая 4 в группе. М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 2 групповые победы лётчика. ]
Выполнял он и особо сложные задания командования. Как-то на одном из участков фронта появилась пара "Мессеров" новой модефикации с очень сильным вооружением - одним залпом они буквально разваливали цель на части. Эти "охотники" предпочитали действовать внезапно, атакую, как правило одиночные или уже повреждённые самолёты. Наносили смертельный удар, но в открытый бой не ввязывались, уходя под защиту истребителей прикрытия.
Наше командование устроило ловушку - "подставило" немцам одиночный самолёт, шедший на небольшой высоте. Противник, оторвавшись от своей группы, бросился на приманку. Тут их и перехватили атакой снизу 5 наших асов, в числе которых был и Шумилов...
После победы Иван Петрович продолжил службу в ВВС, был старшим штурманом одного из истребительных авиаполков. В 1955 году окончил Военно - Воздушную академию, стал полковником. Был старшим штурманом соединения, командиром полка, заместителем командира соединения, одним из первых осваивал реактивную технику. Когда в 1961 году пришла пора увольнения из ВВС, он обратился к Главкому, добился перевода в Гражданский Воздушный Флот, лишь бы не расставаться с авиацией. Работал на лётно - испытательной станции заместителем начальника по лётной службе. Затем пришлось уйти и оттуда: подвело зрение. Но он не расстался с авиацией.
Местом своего жительства Шумилов выбрал подмосковный город Люберцы, где в начале войны базировался 16-й авиаполк, знамя которого сейчас хранится в Центральном Музее Вооружённых Сил.
На протяжении многих лет Иван Петрович вёл большую воспитательную работу с молодёжью. Вместе с красными следопытами он открыл комнату - музей полка в местной школе № 8, вёл занятия в аэроклубе. И что примечательно: человек, беспощадно сбивавший и таранивший самолёты врага, был на удивление чутким в общении с другими. Он не забыл, как в сентябре 1927 года вошёл "первый раз в первый класс", и спустя полвека слал в родной Лебедин слова признательности. Он тепло отзывался о своих наставниках из Керченского ФЗУ, мог долго рассказывать о боевых товарищах.
Известная нам история со швейцарским хронометром, не раз побывавшим в боях, тоже получила своё продолжение. Подаривший часы С. И. Шаповалов за 30 лет добыл на Колыме немало золота для страны, был награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. А потом поселился в Подмосковье.
Вскоре его разыскал Шумилов. Ветеран войны вручил ветерану труда фоторгафию с надписью на обороте: "Дорогому Степану Ивановичу - замечательному патриоту !   Ваш подарок придавал нам, лётчикам - истребителям, защитникам Москвы, в трудные дни войны силы, укреплял уверенность в победе".
*     *     *

© Copyright: Владимир Савончик, 2017

Регистрационный номер №0382802

от 18 апреля 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0382802 выдан для произведения: 16-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
16-й истребительный авиационный полк сформирован в мае 1938 года но основании Приказа Командующего Московским Военным Округом №00102 от 9 мая 1938 года на базе 68-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи.
 
Нахождение в строю:
 
С 9 мая 1938 года по 3 января 1960 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 22 июня 1941 года по 1 октября 1943 года (832 дня). Перечень №11
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С мая 1938 года по 22 января 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
С 22 января 1942 года по 25 октября 1952 года – в составе Войск ПВО Территории Страны.
С 5 ноября 1952 года по 3 января 1960 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С 9 мая 1938 года по 14 февраля 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 14 февраля 1941 года по 24 ноября 1941 года – в оперативном подчинении Московской зоны ПВО.
С 17 декабря 1941 года по 6 апреля 1942 года – в оперативном подчинении Московского Корпусного района ПВО.
С 6 апреля 1942 года по 10 июля 1943 года – в составе Московского Фронта ПВО.
С 10 июля 1943 года по 21 апреля 1944 года – в составе Особой Московской Армии ПВО Западного Фронта ПВО.
С 21 апреля 1944 года по 24 декабря 1944 года – в составе Особой Московской Армии ПВО Северного Фронта ПВО.
С 24 декабря 1944 года по ? – в составе Центрального Фронта ПВО.
С ? по ? – в составе Северо-Западного Округа ПВО.
С ? по 22 декабря 1951 года – в составе Московского района ПВО.
С 1 января 1952 года по 1 сентября 1952 года – в составе Объединённой Воздушной Армии.
С 13 сентября 1952 года по 25 октября 1952 года – в составе 42-й Воздушной Истребительной Армии Бакинского района ПВО.
С 5 ноября 1952 года по 15 мая 1956 года – в составе Военно-Воздушных Сил Таврического Военного Округа.
С 15 мая 1956 года по 3 января 1960 года – в составе 48-й Воздушной Армии Одесского Военного Округа.
 
В составе корпусов:
 
С 6 июля 1941 года по 9 июня 1943 года – в составе 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО.
С ? по 22 декабря 1951 года – в составе 33-го Истребительного Авиационного Корпуса.
С 1 января 1952 года по 1 сентября 1952 года – в составе 64-го Истребительного Авиационного Корпуса.
С 13 сентября 1952 года по 25 октября 1952 года – в составе 38-го Истребительного Авиационного Корпуса.
С 5 ноября 1952 года по ? – в составе 52-го Истребительного Авиационного Корпуса.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С мая 1938 года по сентябрь 1938 года – в составе 92-й истребительной авиационной бригады.
С сентября 1938 года по 12 августа 1940 года – в составе 57-й истребительной авиационной бригады.
С 12 августа 1940 года по 6 июля 1941 года – в составе 24-й истребительной авиационной дивизии.
С 9 июня 1943 года по 28 июля 1944 года – в составе 320-й истребительной авиационной дивизии.
С 28 июля 1944 года по 1946 год – в составе 319-й истребительной авиационной дивизии.
С 1946 года по ? – в составе 318-й истребительной авиационной дивизии.
С 1 октября 1948 года по 3 января 1960 года – в составе 97-й истребительной авиационной дивизии.
 
Командование полка:
 
Майор Лакеев Иван Алексеевич – с июля 1938 года по март 1939 года.
Майор Пруцков Фёдор Максимович – с 5 ноября 1939 года по 2 апреля 1942 года.
Майор Марченко Георгий Александрович – с 2 апреля 1942 года по 17 октября 1942 года.
Майор (подполковник)  Лопатко Алексей Акимович – с 17 октября 1942 года до окончания войны.
Дважды Герой Советского Союза Гвардии подполковник Кузнецов Николай Фёдорович – с декабря 1949 года
 
Начальник штаба полка:
 
Майор Лазоренко – с ? по 1944 год.
Капитан Зюзиков Гавриил Алексеевич – с 1944 года до окончания войны.
 
Участие в операциях и битвах:
 
Три эскадрильи полка выделены на формирование 146-го и 148-го истребительных авиационных полков – январь 1940 года
ПВО Москвы – с 1940 года по 22 декабря 1951 года.
Из состава полка выделен 17-й истребительный авиационный полк (2-го формирования) – 27 июля 1941 года.
Переформирован по штату 015/134 – 1 августа 1941 года.
Битва за Москву – с 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года.
Итоги боевой деятельности полка в Великой Отечественной Войне:
Боевых вылетов – 4198
Воздушных боёв – 143
Сбито самолётов противника – 84
   Бомбардировщиков – 42
   Разведчиков – 2
   Истребителей – 40
 
Корея – с 16 января 1952 года по 10 августа 1952 года.
Итоги боевой деятельности полка в Корее:
Боевых вылетов – 1762
Воздушных боёв – 69
Сбито самолётов противника – 26
   Истребителей-бомбардировщиков – 4
   Истребителей – 22
Свои потери:
   Лётчиков – 8
   Самолётов – 11
 
Расформирование – с 15 октября 1959 года по 3 января 1960 года.
           
Герои Советского Союза:
 
4 марта 1942 года. Голубин Иван Филиппович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО Московской зоны ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №676.
4 марта 1942 года. Заболотный Иван Николаевич. Старший лейтенант. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО Московской зоны ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
4 марта 1942 года. Шумилов Иван Петрович. Лейтенант. Летчик 16-го истребительного авиационного полка 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО Московской зоны ПВО удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №666.
14 июля 1953 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. Майор. Заместитель командира эскадрильи по политической части 16-го истребительного авиационного полка 97-й истребительной авиационной дивизии 64-го Истребительного Авиационного Корпуса удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №10861.
 
Потери:
 
25 октября 1941 года. Бабушкин Михаил Михайлович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
31 октября 1941 года. Авлеев Василий Михайлович. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою.
2 ноября 1941 года. Степаненко Василий Ильич. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на станции Дягилево.
4 ноября 1941 года. Коршунов Константин Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
28 ноября 1941 года. Олейников Николай Демьянович. Младший сержант. Авиационный моторист 16-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке  авиацией противника аэродрома Дягилево. Похоронен на станции Дягилево.
8 января 1942 года. Козицкий Иван Карпович. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника.
18 апреля 1942 года. Ткаченко Борис Григорьевич. Старшина. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
27 июня 1942 года. Заболотный Иван Николаевич. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (Герой Советского Союза, кавалер ордена Ленина, 110 боевых вылетов, 20 воздушных боёв, 10 личных побед). Не вернулся из боевого вылета.
6 октября 1942 года. Самсонов Анатолий Николаевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на кладбище города Люберцы.
1 ноября 1942 года. Голубин Иван Филиппович. Капитан. Пилот 16-го истребительного авиационного полка (Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина и Боевого Красного Знамени, около 200 боевых вылетов, 13 личных и 2 групповых победы). Погиб в авиационной катастрофе на самолёте МиГ-3.
23 марта 1943 года. Михайлов Дмитрий Иванович. Капитан. Заместитель начальника штаба 16-го истребительного авиационного полка по оперативно-разведывательной работе. Умер в госпитале от туберкулёза. Похоронен на станции Шафрановка Куйбышевской ж/д.
3 августа 1943 года. Шишковский Иосиф Иосифович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на самолёте Spitfire. Похоронен на кладбище города Люберцы.
21 сентября 1944 года. Родин Пётр Николаевич. Лейтенант. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
9 января 1945 года. Анастасьев Дмитрий Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
9 января 1945 года. Хозяинов Гавриил Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Красного Знамени и Отечественной Войны I степени). Погиб в авиационной катастрофе на аэродроме Люберцы. Похоронен на кладбище города Люберцы.
16 мая 1945 года. Коржавин Алексей Иванович. Лейтенант. Старший лётчик 16-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен на кладбище города Люберцы.
21 августа 1945 года. Синих Сергей Афанасьевич. Лейтенант. Старший лётчик 16-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Сбит автомобилем. Похоронен на кладбище города Люберцы.
9 февраля 1952 года. Троицкий Игорь Ильич. Старший лейтенант. Старший 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
21 февраля 1952 года. Кожевников Алексей Павлович. Старший лейтенант. Старший 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
21 февраля 1952 года. Шершаков Василий Николаевич. Старший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
22 февраля 1952 года. Савинов Евгений Павлович. Майор. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка лётчик (кавалер орденов Отечественной Войны II степени и Красной Звезды). Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
11 марта 1952 года. Иванов Александр Николаевич. Капитан. Командир звена 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
21 апреля 1952 года. Наумов Николай Иванович. Старший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
25 апреля 1952 года. Вьюник Григорий Клементьевич. Старший лейтенант. Лётчик 16-го истребительного авиационного полка лётчик. Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС.
1 августа 1952 года. Язев Сергей Семёнович. Старший лейтенант. Старший лётчик 16-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Отечественной Войны I степени и Красной Звезды). Сбит в воздушном бою на самолёте МиГ-15БиС. Похоронен в городе Нанкин (Китай).
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
24 июля 1941 года. Бурьян Николай Павлович. На истребителе И-16 сбил Ju.88 над южной окраиной Москвы.
12 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 юго-западнее станции Барыбино.
14 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Воскресенск.
23 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Каменка – Каменское.
24 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Каменское.
24 октября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Каменка – Каменское.
25 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Дятлово.
25 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Машково.
25 октября 1941 года. Пруцков Фёдор Максимович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.109 в районе Калуги.
25 октября 1941 года. Пруцков Фёдор Максимович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 западнее Наро-Фоминск.
25 октября 1941 года. Супрун Александр Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109.
25 октября 1941 года. Семёнов и Шумилов Иван Петрович. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.110 в районе Чернецкая.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Комарово.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Котово.
29 октября 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Воробьи – Чернецкая.
29 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Башкино.
29 октября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 южнее Наро-Фоминск.
6 ноября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Лопасня.
9 ноября 1941 года. Супрун Александр Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88.
6 ноября 1941 года. Голубин и Супрун. На истребителях МиГ-3 сбили в группе He.113 в районе Воробьи – Чернецкая.
6 ноября 1941 года. Голубин и Супрун. На истребителях МиГ-3 сбили в группе He.113 в районе Машково – Пашино.
6 ноября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Барадухино.
6 ноября 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Высокиничи.
9 ноября 1941 года. Супрун Александр Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.88.
14 ноября 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Hsh.126 юго-западнее Наро-Фоминск.
16 ноября 1941 года. Дунаев Николай Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.87.
16 ноября 1941 года. Дунаев Николай Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109.
16 ноября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.87 восточнее Калуга.
16 ноября 1941 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Беликово.
16 ноября 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Слобода.
27 ноября 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Do.215 в районе Захарово.
2 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Дедовск.
2 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе станции Крюково.
2 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе станции Крюково.
8 декабря 1941 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Зарайск.
12 декабря 1941 года. Дунаев Николай Павлович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87.
15 декабря 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Воронцово.
15 декабря 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Воронцово.
15 декабря 1941 года. Голубин Иван Филиппович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе Воронцово.
24 декабря 1941 года. Дунаев и Семёнов. На истребителях МиГ-3 сбили в группе Bf.109 в районе станции Руза .
24 декабря 1941 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе станции Руза.
4 января 1942 года. Заболотный Иван Николаевич. На истребителе МиГ-3 сбил тараном Ju.88.
4 января 1942 года. Шумилов Иван Петрович. На истребителе МиГ-3 сбил тараном Ju.88 в районе Малоярославец.
11 февраля 1942 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Векшино.
23 февраля 1942 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 южнее Гжатск.
5 сентября 1942 года. Иванов Игорь Васильевич. Сбил Ju.88 при отражении налёта на аэродром Кубинка.
5 сентября 1942 года. Кушников Алексей Никифорович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Гжатск – Шахово.
5 сентября 1942 года. Кушников Алексей Никифорович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Гжатск – Шахово.
25 сентября 1942 года. Кравченко Иван Пантелеевич. Сбил в паре Ju.88.
25 сентября 1942 года. Супрун Александр Павлович. Сбил Ju.88.
27 сентября 1942 года. Кушников Алексей Никифорович. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.88 в районе Гжатск.
9 июня 1943 года. Семёнов Николай Андреевич. На истребителе МиГ-3 сбил He.111 в районе Рахманово.
13 апреля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе Дэгуандонг.
30 апреля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-84 Thunderjet  в районе реки Ялуцзян.
30 апреля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-84 Thunderjet  в районе реки Ялуцзян.
5 июня 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе Сиодзио.
11 июля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе аэродрома Аньдун.
12 июля 1952 года. Бойцов Аркадий Сергеевич. На истребителе МиГ-15БиС сбил  F-86 Sabre в районе реки Ялуцзян
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Награждены орденами СССР:
 
Приказ Командующего Московским Фронтом ПВО №0144 от 7 ноября 1942  года. Москва.
 
Кушников Алексей Никифорович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Супрун Александр Павлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Московским Фронтом ПВО №024/н от 22 февраля 1943 года. Москва.
 
Семёнов Николай Андреевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
Дикарев Александр Тимофеевич. Инженер-капитан. Старший инженер полка. Орден Красной Звезды.
Иванов Игорь Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года.
 
Голубин Иван Филиппович. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина.
Заболотный Иван Николаевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина. Посмертно.
Пруцков Фёдор Максимович. Майор. Командир полка. Орден Ленина.
Шумилов Иван Петрович. Лейтенант. Летчик. Орден Ленина.
Бурьян Николай Павлович. Орден Красного Знамени.
Дунаев Николай Павлович. Майор. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1942 года.
 
Заболотный Иван Николаевич. Младший лейтенант. Орден Красного Знамени.
 
Приказ командира 6-го Истребительного Авиационного Корпуса ПВО №051/н от 30 апреля 1943 года. Москва.
 
Исаченко Михаил Андреевич. Техник-лейтенант. Авиационный механик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Московским Фронтом ПВО №069/н от 1 мая 1943 года.
 
Дунаев Николай Павлович. Майор. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №07/н от 24 июля 1943 года. Москва.
 
Воронин Михаил Иванович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
Семёнов Николай Андреевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени (2)
 
Приказ Командующего Западным Фронтом ПВО №014/н от 30 августа 1943 года. Москва.
 
Василевский Николай Иванович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №035/н от 29 сентября 1943 года. Москва.
 
Супрун Александр Павлович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №01/н от 22 февраля 1944 года. Москва.
 
Гречко Иван Егорович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Отечественной Войны I степени.
Кравченко Иван Пантелеевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №05/н от 30 апреля 1944 года. Москва.
 
Рогачёв Николай Алексеевич. Сержант. Лётчик. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №012/н от 20 августа 1944 года. Москва.
 
Долганов Николай Николаевич. Капитан. Начальник отделения наведения полка – помощник штурмана полка по службе ЗОС. Орден Отечественной Войны I степени.
Кравченко Иван Пантелеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Семёнов Николай Андреевич. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Черников Николай Алексеевич. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Северным Фронтом ПВО №018/н от 31 августа 1944 года.
 
Кобылочный Тимофей Артемьевич. Гвардии майор. Заместитель командира полка – штурман полка. Орден Отечественной Войны I степени.
Воронин Михаил Иванович. Старший лейтенант. Помощник командира полка по Воздушно-Стрелковой Службе. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №07/н от 31 августа 1944 года. Дубровицы.
 
Лузин Михаил Яковлевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии №017/н от 28 сентября 1944 года. Москва.
 
Хозяинов Гавриил Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны I степени.
Ендаков Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №011/н от 8 октября 1944 года. Дубровицы.
 
Голованов Михаил Петрович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Зенов Григорий Константинович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Коржавин Алексей Иванович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Манушков Алексей Иванович. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
Синих Сергей Афанасьевич. Лейтенант. Старший лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №012/н от 28 октября 1944 года. Дубровицы.
 
Жарков Фёдор Иванович. Техник-лейтенант. Техник звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Северным Фронтом ПВО №030/н от 3 ноября 1944 года. Москва.
 
Лопатко Алексей Акимович. Майор. Командир полка. Орден Отечественной Войны I степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №021/н от 4 ноября 1944 года.
 
Савинов Евгений Павлович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Отечественной Войны II степени.
Яшин Иван Петрович. Старший техник-лейтенант. Заместитель старшего техника эскадрильи по специальным службам. Орден Красной Звезды.
 
Приказ командира 319-й истребительной авиационной дивизии №01/н от 5 января 1945 года. Дубровицы.
 
Петровский Пётр Иванович. Старшина. Техник звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии №01/н от 9 января 1945 года. Москва.
 
Смирнов Иван Петрович. Капитан. Парторг полка. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №05/н от 2 мая 1945 года. Москва.
 
Тараканов Алексей Сергеевич. Младший лейтенант. Адъютант эскадрильи. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Приказ Командующего 1-й Воздушной Истребительной Армии ПВО №010/н от 9 августа 1945 года. Москва.
 
Степнов Александр Ефимович. Красноармеец. Диспетчер полка. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1953 года.
 
Бойцов Аркадий Сергеевич. Майор. Заместитель командира эскадрильи по политической части. Орден Ленина.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Наградные приказы полка:
 
№25 от 22 февраля 1943 года.
№051/н от 29 сентября 1943 года. Люберцы.
№057/н от 3 ноября 1943 года. Люберцы.
№01/н от 15 февраля 1944 года. Люберцы.
№03/н от 18 ноября 1944 года. Люберцы.
№01/н от 24 апреля 1945 года. Люберцы.
 
Вооружение:
 
МиГ-3 – с февраля 1941 года
Spitfire – с мая 1943 года
P-40 Kittyhawk – с июля 1944 года
МиГ-15
 
Дислокация:
 
Дягилево
Быково
Люберцы
Кубинка
Инютино
Аньдун
 
16-й истребительный авиационный полк расформирован в период с 15 октября 1959 года по 3 января 1960 года.
 
Дополнительная информация:
 
Дважды Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Кузнецов Николай Фёдорович – с декабря 1949 года по 1952 год.
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Богомазов Григорий Иванович – с ? по сентябрь 1941 года.
Бойцов Аркадий Сергеевич – с 1946 года по ?.
Голубин Иван Филиппович – с ноября 1939 года по январь 1942 года и с августа 1942 года по 1 ноября 1942 года.
Елдышев Анатолий Алексеевич – с ? по сентябрь 1941 года.
Заболотный Иван Николаевич – с ? по 27 июня 1942 года.
Лакеев Иван Алексеевич – с июля 1938 года по март 1939 года.
Шумилов Иван Петрович – с 1938 года по 1943 год и с 1946 года по 1947 год.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Богомазов Григорий Иванович – с ? по сентябрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Бойцов Аркадий Сергеевич – с 1946 года по ?. 6 личных побед в составе полка.
Бурьян Николай Павлович
Голубин Иван Филиппович – с ноября 1939 года по январь 1942 года и с августа 1942 года по 1 ноября 1942 года. 10 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Дунаев Николай Павлович
Елдышев Анатолий Алексеевич – с ? по сентябрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Заболотный Иван Николаевич – с ? по 27 июня 1942 года. 10 личных побед в составе полка.
Кузнецов Николай Фёдорович – с декабря 1949 года по 1952 год. Побед в составе полка нет.
Кушников Алексей Никифорович – с августа 1941 года по декабрь 1942 года. 3 личные победы в составе полка.
Лакеев Иван Алексеевич – с июля 1938 года по март 1939 года. Побед в составе полка нет.
Орлов Алексей Максимович – с декабря 1940 года по 27 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Приймук Георгий Фомич
Семёнов Николай Андреевич – с августа 1941 года до окончания войны. 7 личных и 4 групповые победы.
Супрун Александр Павлович
Шумилов Иван Петрович – с 1938 года по 1943 год и с 1946 года по 1947 год. 7 личных и 2 групповые победы.
 
Личный состав полка:
 
Авлеев Василий Михайлович
Аксёнов Александр Петрович
Анастасьев Дмитрий Николаевич
Артищев Иван Григорьевич
Ачкасов Сергей Васильевич
Бабушкин Михаил Михайлович
Башман Анатолий Тарасович
Богомазов Григорий Иванович
Бойцов Аркадий Сергеевич
Бурьян Николай Павлович
Василевский Николай Иванович
Воронин Михаил Иванович
Вьюник Григорий Клементьевич
Гвоздев Пётр Алексеевич
Голованов Михаил Петрович
Голубин Иван Филиппович
Гречко Иван Егорович
Демидов Пётр Куприянович
Дикарев Александр Тимофеевич
Долганов Николай Николаевич
Дороганов Павел Иванович
Дунаев Николай Павлович
Дунаев Николай Пантелеевич
Елдышев Анатолий Алексеевич
Ендаков Владимир Михайлович
Жарков Фёдор Иванович
Заболотный Иван Николаевич
Зайцев Георгий Николаевич
Замарашкин Виктор Иванович
Зенов Григорий Константинович
Зюзиков Гавриил Алексеевич
Иванов Александр Николаевич
Иванов Игорь Васильевич
Исаченко Михаил Андреевич
Каздоба Михаил Никифорович
Качармин Фёдор Дорофеевич
Кобылочный Тимофей Артемьевич
Коваленко Александр Николаевич
Кожевников Алексей Павлович
Козицкий Иван Карпович
Колчин Виктор Афанасьевич
Коржавин Алексей Иванович
Коршунов Константин Васильевич
Кошевой Илья Тимофеевич
Кравченко Иван Пантелеевич
Кравченко Савва Иванович
Кузнецов Николай Фёдорович
Кумпан Борис Петрович
Кушников Алексей Никифорович
Лакеев Иван Алексеевич
Лопатко Алексей Акимович
Лузин Михаил Яковлевич
Макаров Николай Кириллович
Манушков Алексей Иванович
Марченко Георгий Александрович
Матвеев Александр Андреевич
Микоян Степан Анастасович
Минервин Пётр Васильевич
Митюшин Александр Алексеевич
Михайлов Дмитрий Иванович
Михайлов Николай Николаевич
Наумов Николай Иванович
Новиков Пётр Данилович
Овчинников Юрий Константинович
Олейник Георгий Васильевич
Олейников Николай Демьянович
Ончуков Николай Михайлович
Орлов Алексей Максимович
Перемитин Андриян Дмитриевич
Петровский Пётр Иванович
Пискунов Александр Лаврентьевич
Плеханов Иван Ефимович
Поздеев Клавдий Иванович
Приймук Георгий Фомич
Пруцков Фёдор Максимович
Пучков Александр Михайлович
Пьянков Александр Петрович
Рогачёв Николай Алексеевич
Родин Пётр Николаевич
Рымаренко Николай Григорьевич
Савинов Евгений Павлович
Самсонов Анатолий Николаевич
Семёнов Николай Андреевич
Синих Сергей Афанасьевич
Смирнов Иван Петрович
Сталин Василий Иосифович
Степаненко Василий Ильич
Степнов Александр Ефимович
Супрун Александр Павлович
Тараканов Алексей Сергеевич
Ткаченко Борис Григорьевич
Троицкий Игорь Ильич
Уткин Владимир Михайлович
Фоменков Василий Андреевич
Фрунзе Тимур Михайлович
Харитонов Николай Петрович
Хозяинов Гавриил Васильевич
Черебаев Иван Пименович
Черников Николай Алексеевич
Шапко Николай Артемьевич
Шершаков Василий Николаевич
Шишковский Иосиф Иосифович
Шумилов Иван Петрович
Язев Сергей Семёнович
Яшин Иван Петрович
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Источники информации:
 
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://soviet-aces-1936-53.ru
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 18 апреля 2017 года.
 
Богомазов Григорий Иванович
 
Родился 28 января 1918 года на хуторе Коновалово, ныне Волоконовского района Белгородской области. Окончил 7 классов в городе Сталинграде (ныне Волгоград), куда переехала семья, работал мастером на чулочной фабрике. С 1938 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов. Служил в строевых частях ВВС.
С июня 1941 года младший лейтенант Г. И. Богомазов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 16-го ИАП (6-й истребительный авиационный корпус ПВО), защищал небо Москвы, летал на И-16. С сентября 1941 года сражался уже в 158-м ИАП, защищал Ленинград, летал на И-16 и "Киттихауке".
К маю 1943 года заместитель командира эскадрильи 158-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант Г. И. Богомазов совершил 450 боевых вылетов, провёл 50 воздушных боёв, в которых лично сбил 9 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 12 личных и 4 групповых победах, но данная информация не подтверждается оперативными и отчётными документами). Вскоре убыл из полка на учёбу в Высшую офицерскую школу Воздушного боя ВВС Красной Армии и в боевых действиях больше не участвовал. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года удостоен звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1076).
После войны продолжал службу в ВВС. В 1956 году окончил Военно-Воздушную академию, командовал 339-м военно-транспортным авиационным ордена Суворова 3-й степени полком. С 1969 года полковник Г. И. Богомазов - в запасе. Жил в городе Витебске (Белоруссия), работал на обувной фабрике. Умер 16 января 1994 года. Имя Героя помещено на мемориальной доске, установленной на здании бывшего обкома ДОСААФ в городе Волгограде.
Награждён орденами: Ленина (02.09.1943), Красного Знамени (13.02.1943), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (дважды), Красной Звезды (19.08.1942, ...); медалями.
 
*     *     *
Бойцов Аркадий Сергеевич
 
Родился 17 марта 1923 года в городе Подольске Московской области. Окончил среднюю школу, учился в кожевенно-обувном техникуме в Москве. В марте 1941 года окончил аэроклуб и поступил в Черниговскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в июне 1942 года и был направлен в состав 11-го ИАП ПВО (318-я ИАД). В период Великой Отечественной войны совершил 15 боевых вылетов на прикрытие железнодорожных узлов, перевозок и сопровождение особо важных литерных поездов. После окончания войны продолжал службу в составе 11-го ИАП ПВО. В начале 1946 года направлен командиром эскадрильи в 16-й ИАП ПВО, где прослужил до 1954 года. В 1951 года получил звание "Военный лётчик 1-го класса".
В январе 1952 года в составе 16-го ИАП (97-я ИАД ПВО) убыл в правительственную командировку в КНР, принимал участие в оказании интернациональной помощи народам КНР и КНДР в период войны на Корейском полуострове в качестве заместителя командира эскадрильи по политической части. За период с 21 января по 28 августа 1952 года майор Бойцов совершил 55 боевых вылетов, провёл более 30 воздушных боёв, в которых лично сбил 6 самолётов противника (4 F-86 и 2 F-84) и ещё 2 F-86 подбил. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1953 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После возвращения из командировки в Советский Союз, продолжил службу в ВВС. В 1958 году окончил Военно-Воздушную академию. В период с 1958 по 1962 год проходил службу в 105-й авиационной дивизии истребителей-бомбардировщиков в должности командира 296-го авиаполка и заместителя командира дивизии. В 1966 году окончил Военную академию Генштаба. В 1968 году его назначают командиром авиадивизии, а с 14 сентября 1971 года - заместителем командующего ВВС Приволжского Военного округа. С 25 октября 1976 года генерал-майор авиации А. С. Бойцов в запасе. За время службы в авиации освоил 20 типов отечественных и иностранных самолётов, налетал на них свыше 2000 часов. Проживал в городе Самара. Умер 23 июня 2000 года.
Награды: орден Красной Звезды (01.09.1944 г. - за бои в ВОВ), медаль "За боевые заслуги" (17.05.1951 г. - за выслугу лет), орден Ленина (25.09.1952 г. - за бои в Корее), медаль "Золотая Звезда" № 10861 (14.07.1953 г. - за бои в Корее), орден Ленина (14.07.1953 г. - вместе со званием Героя Советского Союза), орден Красной Звезды (22.02.1955 г. - за налёт в сложных метеоусловиях), орден Красной Звезды (30.12.1956 г. - за выслугу лет), орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы).

*     *     *
В начале 1952 года состав 64-го ИАК полностью сменился. Порядком, уставшие в изнурительных боях авиаполки 324-й и 303-й авиадивизий давно требовали замены более свежими авиачастями, что и было, наконец, сделано в январе - феврале 1952 года. На замену прибыли 2 новых советских авиадивизии: одна авиадивизия авиации ПВО страны и другая авиадивизия ВВС.
Первой прибыла в Китай из Подмосковной Калуги 97-я ИАД ПВО, которой командовал Герой Советского Союза полковник А. Г. Шевцов. Дивизия была двухполкового, то есть "облегчённого" состава, которая должна была сменить 324-ю ИАД полковника И. Н. Кожедуба, которая также была "облегчённого" состава.
97-я ИАД ПВО состояла из 2-х авиаполков, со славной боевой историей. В состав дивизии входил 16-й ИАП ПВО - один из старейший авиаполков авиации ПВО Страны. Им командовал Герой Советского Союза полковник Н. Ф. Кузнецов. Вторым полков в составе дивизии был 148-й Краснознамённый ГИАП ПВО, которым командовал подполковник Мохнаткин. Дивизия прибыла эшелоном в Мукден без авиатехники в середине января 1952 года. Так как сменять необходимо было в срочном порядке выбивающуюся из сил 324-ю ИАД, то без раскачки личный состав 97-й ИАД приступил к приёму авиатехники у 324-й ИАД и уже с 21 января 1952 года лётный состав дивизии приступил к облёту района боевых действий. Оба полка 97-й дивизии обосновались на авиабазе в Аньдуне и к активным боевым действиям приступили с первых дней февраля месяца.
97-я авиадивизия ПВО без должной подготовки была брошена в бой в начале февраля 1952 года и сражалась в небе Северной Кореи до 28 августа 1952 года. За этот период лётный состав дивизии произвёл 4189 боевых самолёто-вылетов, участвовал в 164 групповых воздушных боях, в которых засчитано 68 самолётов противника и подбито ещё 17 вражеских самолётов. Свои потери составили 21 самолёт и 10 лётчиков. В составе дивизии только 2 лётчика достигли статуса аса и ещё 3 были близки к этому статусу, но не достигли его. Самым результативным лётчиком дивизии стал заместитель командира АЭ по политической части 16-го ИАП капитан Аркадий Сергеевич Бойцов, который лично сбил в боях в корейском небе 6 американских самолётов. За это он был единственным из всего личного состава дивизии представлен к высокому званию Герой Советского Союза.
16-й авиаполк ПВО прибыл в Китай из посёлка Инютино без своей авиатехники и технического состава. Во второй половине января полк полковника Кузнецова сменил на аэродроме Аньдун 196-й ИАП 324-й ИАД, приняв от данного авиаполка не только авиатехнику, но и весь технический состав. Уже с 21 января лётчики полка начали вылетать полковыми группами на облёт района боевых действий. Лётный состав 16-го полка был довольно опытный, хотя лётчиков имеющих боевой опыт Великой Отечественной войны было не так много, в основном это был командный состав полка и эскадрилий, остальные лётчики хоть и имели хорошую подготовку как лётчики ПВО, но "пороха" ещё не нюхали. Для многих это было первое боевое крещение!
Самой опытной по составу была 3-я эскадрилья, которой командовал опытный боевой лётчик майор А. П. Тарзудин. В составе этой АЭ и был замполитом эскадрильи капитан Бойцов. Аркадий Сергеевич был к этому времени довольно опытным лётчиком: участник Великой Отечественной войны с июля 1942 года в составе 11-го ИАП ПВО, и хотя ему не довелось встретиться с врагом в небе Подмосковья, которое он охранял в составе этого авиаполка, но налёт у него на различных типах истребителей был очень солидным, в том числе ночью и в СМУ.
В состав 16-го ИАП Бойцов попал сразу после окончания Отечественной войны в составе которого он освоил первые реактивные самолёты, в том числе и МиГ-15. В декабре месяце 1951 года в полк прибыла высокопоставленная делегация во главе с командующим авиации ПВО страны генералом Е. Я. Савицким и заместителем командующего ВВС страны генералом Ф. А. Агальцовым, которые сообщили, что в ближайшее время полк будет направлен в Китай для оказании интернациональной помощи дружественному народу КНДР, который героически сражается за свою целостность с агрессией со стороны США и их союзников. Так в одночасье лётчики 16-го ИАП и всей 97-й ИАД, куда входил данный авиаполк, стали "добровольцами" на эту далёкую войну.
Сборы на эту войну оказались очень короткими и уже через день после объявления их "добровольцами", весь лётный состав полка и его штаб убыл в Москву, где он был погружён в поезд Москва - Пекин и убыл в боевую командировку на неопределённый срок. Границу КНР пересекли уже на новый 1952 год, где их переодели в форму китайских народных добровольцев, без каких либо знаков различая. В начале января 1952 года эшелон прибыл к месту конечной остановки, в китайский город Аньдун, где располагалась самая большая передовая авиабаза 64-го ИАК и его штаб. С этой авиабазы и предстояло лётчикам 97-й ИАД действовать в небе Северной Кореи.
Началась напряжённая работа по подготовке полка к боевой работе: полк принял самолёты МиГ-15бис, на которых ранее воевали лётчики 196-го ИАП (324-я ИАД), которых сменяли лётчики 16-го ИАП. Вместе с самолётами прибыл в полк и технический состав, ранее обслуживавший самолёты 196-го ИАП - техники, в отличие от лётчиков, оставались на второй срок. В полку побывало несколько лучших лётчиков 196-го ИАП, во главе с его командиром полковником Е. Г. Пепеляевым, которые поделились со своими сменщиками своим боевым опытом и рассказали об особенностях воздушных схваток с пилотами США и приёмами воздушного боя, которые применялись в этих боях, на том и закончилась подготовка к боям. Уже начиная с 21 января, лётчики 16-го ИАП приступили к выполнению боевых вылетов на перехват самолётов противника.
Боевой основной задачей лётчиков полка и дивизии, была охрана с воздуха стратегически важных объектов на территории Северной Кореи. К таким объектам относился стратегический мост в районе Аньдуна, соединяющий Китай и Северную Корею, по которому бесперебойно шло снабжение всем необходимым армии КНДР и частей КНД, а также Супхун ГЭС, которая снабжала электричеством всю Северную Корею. Налёты на эти объекты авиация ООН совершала почти ежедневно и крупными силами ударной авиации и над этими объектами постоянно шли ожесточённые сражения.
Уже в начале февраля месяца лётчики полка открыли счёт сбитым самолётам США, а всего в феврале лётчиками полка было сбито 6 самолётов США (все истребители типа F-86), но и свои потери были очень чувствительными: потеряно 4 самолёта и погибли 4 лётчика полка. Сказывалось отсутствие боевого опыта и слабость лётно-тактической подготовки лётчиков полка к современной войне.
Эскадрилья майора А. П. Тарзудина, в которой служил Аркадий Сергеевич, избежала потерь в первый трудный месяц боёв и с каждым боевым вылетом набиралась боевого опыта и мастерства и постепенно стала на равных бороться с опытными пилотами "Сейбров". Уже 11 марта лётчики эскадрильи добились большой победы, сбив в 2-х воздушных боях в этот день, сразу 4 истребителя F-86 без своих потерь. А свою первую победу капитан Бойцов одержал в мартовских боях на своём 15-м боевом вылете.
В тот день звено "МиГов", под командованием Аркадия Бойцова, подняли для охраны с воздуха аэроузла Аньдун, который постоянно подвергался набегам "Сейбров-охотников", которые незамеченными выходили со стороны Аньдунского залива и на малой высоте подходили к аэродрому, расположенному рядом с этим заливом и подкарауливали наши самолёты, которые возвращались на остатках топлива и с малым остатком боеприпасов, били их на посадке или взлёте и тут же спасались бегством в море, куда нашим лётчикам категорически запрещалось заходить.
Вот такая пара любителей лёгкой наживы и попалась лётчикам звена Бойцова. Пара "Сейбров" крадучись шла к нашему аэродрому, и не видели наших "МиГов". У Аркадия Сергеевича было отличное зрение, и он первым увидел непрошенных "гостей". Передав ведомому об атаке, он, используя преимущество в высоте, зашёл со стороны солнца в хвост одному из F-86 и удалил по нему из всех пушек. От "Сейбра" полетели обломки, он задымил и стал уходить в сторону залива, где и упал в море.
Однако эта победа не была засчитана Аркадию Сергеевичу официально, так как не было вещественных доказательств этой победы и таких не подтверждённых побед на счету Аркадия Сергеевича имеется 3 штуки, но таковы были правила учёта побед в составе 64-го ИАК - без вещественных доказательств виде обломков или бирок со сбитого самолёта противника, нашим лётчикам победы не засчитывались. Поэтому несколько десятков, если не сотен американских самолётов лежат в виде обломков на дне Жёлтого моря или труднодоступных горах Северной Кореи, которые так и не были учтены многим нашим лётчикам.
Свою первую, официально подтверждённую победу Аркадий Сергеевич одержал 13 апреля 1952 года, когда его подняли в составе группы на перехват обнаруженной цели, которая приближалась к их аэродрому. Вот как развивались события этого боя:
"13.04.1952 г. эскадрилья МиГ-15 из 16-го ИАП 97-й ИАД на высоте 9000 метров в районе Дээгуандонг вступила в бой против 24-х Ф-86. Майор Бойцов А.С., будучи командиром второго звена восьмёрки МиГ-15, первым обнаружил самолёты противника, быстро и правильно принял решение на атаку, энергично занял выгодное положение и атаковал превосходящие силы противника. Бойцов А.С., как смелый лётчик и хороший воздушный стрелок, с первой же атаки сбил истребитель противника Ф-86. Сбитый им самолёт взорвался в воздухе. Лётчики эскадрильи, беря пример с Бойцова А.С., действовали в бою смело и уверенно. 23 истребителя противника, не приняв активного наступательного боя с 8 МиГ-15, поспешно отошли в Корейский залив. Поставленная задача эскадрильей была выполнена. Решение майора Бойцова А.С. на вступление в бой было правильное. Смелая, энергичная атака лётного состава эскадрильи по личному примеру майора Бойцова А.С. вынудила противника к беспорядочному отходу из района боевых действии".
Сбитый им пилот "Сейбра"(F-86Е № 50-0636), был из состава штабного звена 51-го FIW ВВС США - даже американская сторона признаёт, что данный "Сейбр" был потерян в районе аэродрома Аньдун, находящегося на китайской территории, а его пилот майор Джордж Вендлинг (George V. Wendling), погиб.
18 апреля капитан Бойцов в паре с ведомым старшим лейтенантом Василием Щипаловым вылетел на разведку погоды. На высоте 8000 метров, к району базирования наших частей подходила четвёрка истребителей противника типа F-86. Бойцов принимает решение атаковать четвёрку и смелыми действиями, умелыми атаками изгоняет истребителей противника из района базирования нашей авиации. За отвагу в бою командиром соединения ему была объявлена благодарность.
В апреле месяце Аркадий Сергеевич одержал ещё 2 победы, во время довольно рискового рейда в район действия ИБА противника. Утром 30 апреля на аэродром Аньдун прибыл командующий авиацией ПВО страны генерал-лейтенант Е. Я. Савицкий в сопровождении командира 64-го ИАК генерал-майора Г. А. Лобова. Командиру 16-го ИАП Герою Советского Союза полковнику Н. Ф. Кузнецову, была дана команда отобрать наиболее опытных 6 лётчиков полка, для выполнения особого и одновременно опасного задания. Задание состояло в том, чтобы небольшой группе "МиГов" совершить в полном радиомолчании обходной маневр в глубь территории Северной Кореи, выйти в район, где безнаказанно действовала ИБА противника и неожиданно ударить по порядкам ударной авиации ВВС США и нанести ей максимально возможный урон.
Для выполнения этого рискованного задания, командование полка решило послать шестёрку экипажей из состава наиболее удачно действующей 3-й АЭ. Группу возглавил заместитель командира АЭ по лётной части, капитан П. С. Минервин. В состав группы также вошли: пара капитана А. С. Бойцова с ведомым старшим лейтенантом Л. Толубенским и пара капитана С. С. Токарева с ведомым старшим лейтенантом Л. П. Морщихиным. Самого командира группы защищал старший лейтенант Абрам Левин.
Взлетели с подвесными топливными баками и, поднявшись на высоту 10000 метров в полном молчании, направились в обходной полёт. Наведение группы осуществлялось с ВПУ, находящемся в районе Анджу, откуда наших лётчиков по радио наводил на цель майор А. Р. Прудников. Наконец, поступила команда с земли: "Разворот вправо. Впереди вас группа американцев, атакуйте". Развернувшись, наши лётчики обнаружили смешанную группу, состоявшую из 4-х звеньев F-80 и F-84, без какого либо прикрытия - видимо американцы чувствовали уверенно в данном районе, куда почти никогда не заглядывали "МиГи". Сбросив свои ПТБ, наша шестёрка, распавшись на пары, атаковала противника, которые шли ниже нашей группы на 2 - 3 тысячи метров. В первой же атаке Бойцов и ещё кто-то из группы сбили двух F-84, и противник стал беспорядочно сбрасывать свой опасный груз, строй звеньев распался и парами и одиночно, они устремились к спасительному морю. Однако до безопасной черты долетели далеко не все. Преследуя противника, наши лётчики сбили ещё 4 штурмовика противника, одного из которых сбил капитан Бойцов.
О том, как в подробностях проходил этот бой рассказал в своих воспоминаниях участник этого боя Лев Павлович Морщихин:
"В тот день только позавтракали, объявили готовность № 1. Едва успели пристегнуть привязные ремни, с СКП взвилась зелёная ракета. По радио спокойный голос Тарзудина: "Взлетайте побыстрее". Больше для порядка и проверки связи, шестёрку вел Сергей Сергеевич Токарев, я был ведомым у Абрамова в левой паре. Уже в воздухе главная рация дала команду: идите в район "Сапога".
Всем приметным ориентирам были даны условные наименования. Набрали высоту 10000 метров, с КП дали воздушную обстановку и тут же команду: "Работать будете по низам!" Это значит на малых высотах. Ох, как нехорошо... Ох, как плохо... Мы привыкли работать на потолке, а не по низам. Плохо. Стали снижаться. Голова поворачивалась на все 360°. По спине побежали мурашки. Высота и скорость - это наши козыри, преимущество наших "МиГов". Идя на малые высоты, мы были равными с "Сейбрами". С КП сообщают: "Смотрите, внизу по земле работают "Шуты" и "Тандерджеты" - ваша цель".
"Шутинг Стар" и "Тандерджет" - это одни из первых реактивных американских истребителей-штурмовиков. У них и скорость 900-1000 км/час. Для "МиГов" - семечки. С ними вести бой - это всё разно как было в Отечественную войну вести бой на "Яках", или "Лавочкиных" с Ю-87 - "Лаптёжниками" (так их звали в обиходе). Опыт подсказывал: что-то хитрое придумали янки. Ходим над сопками на высоте 2 - 3 тысячи метров. "Шутов" не видим. Сопки горят в нескольких местах. "Шуты" зажгли напалмом. Поджигателей не видать. Сопки зелёные и Ф-80 под их цвет покрашены. Главная рация надрывается. Помогают зенитчики. Подсказывают: "Смотрите, вы с целью вместе. "Сейбров" нет. - Смотрите, зенитчики по ним работают". Шапки от разрывов кругом, а "Шутов" нет. Хоть и шелковый шарф на шее и он не помогает, трёт шею. Голова крутится не то что на 360°, а на все 720°. А "Шутов" не видно. Пошли на разрывы зениток, артиллеристы шумят:            "Не мешайте".
И вдруг совсем рядом левее меня и чуть ниже "Тандерджет". Кричу по рации: "Шуты" под нами". И пошла метелица радиошума: "Вот они, бей!", - "Цель вижу". И сплошной гам. Круговерть боя. Главная рация всех перекрыла: "Прекратить радиообмен, работать спокойно, "Сейбров" нет, всем молчать". Наше появление было, видимо, неожиданно для противника. "Тандерджет" был так близко, что довернуть на него не было никакой возможности, да и скорость была велика. С перепугу лётчик "Тандерджета", чтобы уйти из-под моего удара, стал уходить переворотом в момент, когда мы поравнялись. Увидел жёлтое пузо самолёта и вскоре среди пламени на земле отлетевшее тоже жёлтое крыло, ещё взрыв. Высота то была мала, и лётчик ничего не мог сделать. Так и врезался в сопку. Всё это было столь мгновенно, что только успел сказать по рации: "Есть один" - уже в развороте для нового захода.
Впереди были шапки разрывов зениток и прямо по курсу одна десятка, ещё дальше другая, десятка "Шутов" и "Тандерджетов". Обнаружив нас, штурмовики выстраивались в оборонительный круг: один, другой - эффектная возможность обороны южан. Однако и у нас была заготовка, как их атаковать. Зенитчики вели огонь выборочно, чтобы не поразить нас. В пылу боя мы не обращали внимания ни на их огонь, ни на то, что у самих баки не сброшены. Главная рация напомнила: "Ласточки, ласточки, вам затвор". В переводе на наш житейский язык: "Летчики на "МиГах", сбросьте баки". Они были не нужны: керосин из них выработали, но сбрасывать надо только в горизонтальном полёте. А где тут, если шла круговерть боя. "Шуты" били по нам, мы по "Шутам" и всё это на малой высоте, на околозвуковых скоростях. Едва выбрал кусочек горизонтального полёта: "Витёк, затвор", полетели и его и мои баки на землю. А с КП шумят: "Ласточки, вам тропа", то есть "Идите на посадку и в открытую смотрите за горючим. Всем тропа..."
У истребителя в таких условиях боя на малой высоте горючего хватает на 40 - 50 минут полёта. "Шуты" и "Тандерджеты", образовав 3 - 4 оборонительных круга, перестраивались в один и тянули на воду - в море, благо оно виднелось вдали, а нам на водичку - ни-ни, категорически запрещено. Боялись, чтобы кого из нас не сбили, а потом Организации Объединенных Наций не показали. Нас советских нет. "Сталинские соколы" не участвуют в грязной войне.
Токарев подал команду: "Кучерявый, смотри за верхом". Такой позывной мне Коля Наумов придумал, конечно, не за густую шевелюру, а за солидную залысину, которая заметно увеличивалась за последнее время. Надо полагать от переживаний. Чего греха таить, всё же страшновато было. Храбрись, не храбрись, а жить каждому хочется. Каким-то неведомым усилием, силой воли загоняешь этот страх, чтобы никто не догадывался. Храбришься в меру возможного.
"Кучерявый, смотри, как бы не подкараулили". Опасения обоснованные: уж больно легко и результативно проходил этот бой. Хорошо видели вдали и чаще других замечали противника, глазастыми были в полку Токарев, Наумов, Олейник, Молодцов, да и у меня зрение вдаль до сих пор хорошее. Видишь противника - половина успеха, а в атаке все 100% победы. Круговерть боя была азартной, и только близость моря да моргающая красная лампочка на приборной доске - сигнал: горючего на 15 минут. Настойчивое требование, КП дивизии: "Ласточки, вам тропа", "Немедленно - выполняйте. Всем тропа". Наконец-то, не выдержав, открыто: "Горючее на исходе. Всем посадка".
Витёк Абрамов скомандовал: "Последняя". "Идём домой". Собиралась шестёрка по пути на аэродром. Бойцов с напарником Леонидом Толубенским сели в Сингисю у корейцев за рекой. Не хватило керосина. Мы с Абрамовым садились парой с остановившимися двигателями. Счастливые. У ведущего группы Токарева двигатель остановился на рулёжке. Вся шестёрка стреляла, а кинофотопулемёты зафиксировали лишь 4 сбитых. Наземные наблюдатели подтвердили падение 9 самолётов. Зенитчики взяли себе 2 самолёта. Позже контрразведка уточнила: на базу не вернулись 11 самолётов южан. Было это 30 апреля. После этого боя над Кореей до 5 мая противник не летал. Передышка и нам пошла на пользу. В мае мы могли вылетать большим составом".
При возвращении на свою базу, у пары Бойцова не хватило топлива до Аньдуна и им пришлось сделать посадку на аэродроме Сингисю, расположенного на границе с КНР, на территории Северной Кореи. Заправившись, они через несколько часов благополучно сели на своём аэродроме в Аньдуне. В итоге этого довольно рискованного вылета, наши лётчики сбили 6 ударных самолётов США (3 F-80 и 3 F-84), без своих потерь, а самое главное, нанести очередной чувствительный удар по авиации противника. Все участвовавшие в этом бою лётчики полка командованием корпуса были повышены в звании на одну ступень. Так Аркадий Сергеевич стал майором! Все 6 лётчиков также были награждены орденами: майор Бойцов был удостоен ордена Ленина, а остальные орденами Красного знамени. Американская сторона признала спустя много лет, потерю только 2-х своих F-80 из состава 35-й и 36-й FBS (8-го FBW), оба пилота которых, попали в плен. А также признала потерю одного F-84Е-25 (№ 51-536) из состава 8-й FBS (49-го FBW), пилот которого, 1-й лейтенант Джордж Хэнсен (George H. Hansen), погиб - правда командование ВВС США заявляет, что он был сбит огнём с земли 1 мая, что довольно сомнительно. По данным советской стороны, в плен к северокорейцев 30 апреля попали 2 пилота с F-80, а не один как заявляет американская сторона.
Очередную свою победу Аркадий Сергеевич одержал 6 мая, когда в короткой схватке серьёзно повредил одного "Сейбра", который по данным радиоперехвата не долетел до своей базы: "Майор Бойцов А.С. получил боевую задачу - вылететь парой на свободную "охоту" на высоте 8000 м. В районе Сиодзио, ими была обнаружена четвёрка истребителей противника. Как и всегда, Бойцов А.С. принимает решение на атаку независимо от количественного превосходства противника и вступает в бой. На второй атаке он сбивает один самолёт противника Ф-86. Остальные 3 самолёта переворотом и отвесным пикированием ушли в залив. В этом бою Бойцов А.С. показал себя зрелым тактиком, мастером внезапной атаки". Предположительно жертвой майора Бойцова стал пилот из состава 336-й FIS, самолёт которого был списан 9 мая. Пилот довёл машину до своей базы но при посадке разбил машину, сам при этом получил ранения, но остался жив.
9 мая, из-за усталости лётного состава полка было принято решение отвести 16-й ИАП в тыл, в состав второго эшелона и полк перелетел на тыловой аэродром Мукден-Западный, откуда лётчики стали выполнять боевые задания до конца своей боевой командировки - до конца августа месяца 1952 года. Задача полка теперь была прикрывать взлёт и посадку своих товарищей, которые действовали с передовых аэродромов 64-го корпуса: Аньдун, Мяогоу и Дапу. Кроме того, при возникновении сложной обстановки полк поднимали для усиления других соединений 64-го ИАК или для оказания поддержки и помощи в бою. Именно в этот день 9 мая вновь отличился Аркадий Бойцов: "9.05.1952 г. майор Бойцов А.С. получил боевую задачу - вылететь парой на свободную охоту в районе Киодзио-Тэйсю-Сяренкан. В районе Киодзио, на высоте 4000 м им было обнаружено до 24 штурмовиков противника Ф-80 и Ф-84, которые шли курсом из Корейского залива в направлении переправ и ж/д мостов в районе Ансю. Майор Бойцов А.С. проявляет геройство и ведет парой бой с превосходящими силами штурмовиков противника. Исключительно дерзкой и внезапной атакой он сходу сбивает 1 самолёт противника типа Ф-80, который взорвался в воздухе, а остальные в панике, беспорядочно сбросили бомбы на сопки и поспешно, в рассеянном боевом порядке на бреющем полёте, скрываясь за вершинами гор, ушли в Корейский залив. Этот бой подтверждает зрелость лётчика-истребителя Бойцова А.С., его отвагу, мужество и героизм". Предположительно жертвой Аркадия Бойцова стал F-84E № 49-2393 из состава 7-й FBS 49-го FBW, пилот которого 2-й лейтенант Уильям Джонсон (William Johnson) погиб. Однако командование части, не имея вещественных доказательств данной заявки, не засчитало эту победу майору Бойцову.
За период с 10 мая и до вывода полка из состава 64-го ИАК в конце августа 1952 года, полком было одержано всего 4 победы, 2 из которых на счету майора Бойцова. Аркадий Сергеевич часто вылетал парой или звеном на перехват "Сейбров-охотников" в район наших аэродромов, но ни разу не удалось застать противника врасплох и он, обнаружив наряд "МиГов", тут же прекращал своё задание и уходил в Аньдунский залив. Виной тому была светлая окраска наших "МиГов", которые были видны в воздухе на многие километры. Тогда Аркадий Сергеевич попросил у командования части нанести на его машину и машину его ведомого Василия Щипалова камуфлированную окраску под цвет местности и получил на это согласие.
Теперь используя камуфляж своих самолётов, пара Бойцова вылетала на перехват F-86 на малой высоте, скрываясь на фоне местности, а затем, обнаружив противника, совершали резкий вертикальный маневр и, подойдя незаметно к противнику, наносили смертельный удар по противнику. Эту свою тактику Аркадий Сергеевич проверил во время вылета утром 11 июля на перехват пары F-86, которые хотели поживиться в районе нашего аэродрома. Всё получилось внезапно для противника и один из "Сейбров" получил удар снизу, от которого его двигатель стал дымить и "Сейбр" стал уходить в сторону моря резко снижаясь. Вот версия этого боя из личного дела Аркадия Сергеевича: "11.07.52 г. Бойцов А.С. вылетел в составе группы с аэродрома Мукден-Западный, с задачей деблокирования аэродромов Аньдун, Фенчен. Задача выполнялась в сложных метеоусловиях при 8 - 9 бальной кучевой облачности. Бойцовым А.С. были обнаружены 4 самолёта Ф-86, о чём было доложено ведущему группы. По своей инициативе и по разрешению командира группы, майор Бойцов А.С. парой атаковал истребители противника. С первой же атаки майор Бойцов А.С. сбил один самолёт Ф-86, который упал на китайской территории, а вражеский лётчик выбросился с парашютом. Остальные истребители были изгнаны в район залива. Этот бой доказывает, что Бойцов А.С. в каждом боевом вылете атакует противника и уничтожает его. Этот бой так же подтверждает умение Бойцова А.С. вести воздушный бой в сложных метеоусловиях". Так майором Бойцовым была одержана 5-я официальная победа. Он стал очередным асом в составе 64-го ИАК.
На следующий день, 12 июля майор Бойцов повторил свою тактику и снова успешно: под удар попала пара "Сейбров", но уже из состава 16-й FIS (51-го FIW). Был серьёзно повреждён F-86Е (№ 50-0597), которым пилотировал капитан Патрик Эллис (Patrick M. Ellis), которому удалось дотянуть до Западно-Корейского залива и там катапультироваться из подбитой машины. Вскоре его подобрала спасательная служба ВВС США, и он остался жив. Это была последняя победа Аркадия Сергеевича в этой войне, но сам он считал, что одержал 9 побед в небе Кореи, часть из которых ему незаслуженно не засчитали.
"Майор Бойцов А.С. заместитель командира авиаэскадрильи по политической части. Эта эскадрилья в правительственной командировке сбила 15 самолётов противника, не имея при этом своих потерь. Являясь политическим руководителем подразделения, пользуется большим авторитетом у личного состава, как отличный воспитатель, мастер воздушного боя, чуткий и отзывчивый, старший товарищ. У него учились боевому мастерству лётчики его подразделения, части и всего соединения. Выполняя задачу в правительственной командировке, майор Бойцов А.С. проявил отвагу, мужество и геройство, лично сбил 6 самолётов противника, в том числе 4 истребителя типа Ф-86, штурмовика типа Ф-80 ("Шутинг Стар"), подбил 2 самолёта противника типа Ф-86. За образцовое выполнение боевых заданий командования на Корейском театре военных действий и проявленные при этом мужество и геройство представлен к присвоению звания "Герой Советского Союза". Звание присвоено 14.07.1953 года".
Всего в небе Кореи майор Аркадий Сергеевич Бойцов совершил 55 боевых вылетов, участвовал в более 30 воздушных схватках, в которых официально сбил лично 6 самолётов ВВС США. По словам самого Аркадия Сергеевича, он сбил в небе Кореи 9 самолётов ВВС США: 7 F-86 и 2 F-84.
 
Голубин Иван Филиппович
 
Родился в 1919 году в деревне Троицкое, ныне Чернского района Тульской области. В 1935 году окончил 7 классов сельской школы. В 1935-1937 гг. работал в колхозе. В 1937-1938 гг. учился в школе фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). В 1938-1939 гг. работал шофёром на подшипниковом заводе в Москве, одновременно учился в Кузьминском аэроклубе города Москвы. С 1939 года в рядах Красной Армии, в ноябре того же года окончил Борисоглебскую военную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (57-ИАБ, ВВС Московского военного округа). В начале 1940 года при аварийной посадке повредил глаз и был назначен адъютантом командира полка.
С июня 1941 года младший лейтенант И. Ф. Голубин на фронтах Великой Отечественной войны. Добился права участвовать в боевой работе, летал на МиГ-3. 15 декабря 1941 года был сбит в воздушном бою, приземлился за линией фронта, но сумел вернуться в полк.
К январю 1941 года заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) лейтенант И. Ф. Голубин совершил 163 боевых вылета, участвовал в 25 воздушных боях, в которых лично сбил 10 и в составе группы 2 самолёта противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 676).
В январе 1942 года назначен лётчиком-инспектором Инспекции ВВС РККА. С мая 1942 года служил в 434-м ИАП, где летал на Як-1. 1 ноября 1942 года капитан И. Ф. Голубин погиб в авиационной катастрофе. К тому времени выполнил около 200 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 2 в составе группы. Прах Героя покоится в колумбарии № 15 на Донском кладбищае в Москве. Имя Героя высечено на памятнике Героев Советского Союза в городе Туле, его имя носила пионерская дружина Троицкой школы Чернского района Тульской области.
Награждён орденами: Ленина (04.03.1942), Красного Знамени (17.10.1942).
*     *     *
В сквере у главной проходной Люблинского литейно - механического завода высится стела, сложенная из гранита  ( авторы И. Каменский и Ю. Ранимский ). Она посвящена памяти работников предприятия, павших смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны. На стеле высечены 500 имен. Среди других, начертано там и имя Героя Советского Союза Ивана Филипповича Голубина.
Иван Голубин считал Москву своим родным городом, хотя родился в деревне и школу окончил в селе Троицком Чернского района Тульской области. Некоторое время он работал в местной газете. Но больше всего его влекла техника, авиация. Ну а потом - Москва, Люблино, школа ФЗУ при Люблинском литейно - механическом заводе, работа шофёром заводской автобазы и учёба в аэроклубе, Борисоглебское военно - авиационное училище имени И. Н. Чкалова. Настоящим лётчиком - истребителем Иван Голубин стал 5 ноября 1939 года.
Незадолго до начала войны с Ваней Голубиным  ( так его называли в полку )  стряслась беда: при вынужденной посадке он получил серьёзную травму головы. Зрение резко ухудшилось и врачи категорически запретили ему летать.
Голубин был переведён на штабную должность. Он заполнял лётные книжки, а сам тосковал по небу. Словом, скучал, несмотря на свой неунывающий характер. Особенно тяжело ему стало, когда началась война и фронт, уже вскоре, приблизился к самой Москве. Его друзья сражались в небе с врагом, а он вынужден был сидеть над штабными бумагами. Он не мог примириться с таким положением, считал, что врачи поторопились со своими диагнозами, списав его на землю, и был твёрдо уверен, что докажет всем, на что он способен.
Однажды по сигналу боевой тревоги лейтенант Голубин не выдержал и сел в свободный самолёт  ( кто - то из лётчиков из - за ранения не мог летать ). Не успела зелёная ракета догореть, как он поднялся в небо. В воздухе он оказался вместе с Михаилом Бабушкиным, сыном прославленного полярного лётчика. В том бою Михаил с первой атаки сбил вражеский бомбардировщик. Иван Голубин прикрывал его действия. На земле командир полка подполковник Ф. М. Пруцков учинил Голубину разнос, грозился даже на гауптвахту посадить за самовольство. Но, не выдержав его просящего и в то же время упрямого взгляда, смягчился. Он разрешил, под свою ответственность, Голубину летать...
Свой первый "официальный" боевой вылет он совершил 24 октября 1941 года. В тот день 6 советских самолетов, которыми руководил Т. Ф. Приймук, атаковали втрое превосходящие силы врага: 8 бомбардировщиков и 12 истребителей. Одна тройка вела бой с истребителями, другая атаковала бомбардировщиков. Лейтенант И. Ф. Голубин находился в тройке, завязавшей бой с бомбардировщиками. "Когда мы осуществили первую атаку, - вспоминал лейтенант, - я сделал, боевой разворот и ушёл в облака. Выбившись из облаков, я перед самым своим носом увидел бомбардировщик Ju-87. Мгновенно открыл по нему огонь из всех пулемётов. Самолет противника задымил, а я снова ушёл в облака. Когда второй раз вышел из облаков, перед моим взором был всё тот же дымящий самолёт неприятеля. Я дал по нему длинную очередь. Со второго захода я сбил его".
Активно действовала и та тройка, которой пришлось вести бой с истребителями противника. Всего в этом бою советские лётчики уничтожили 6 неприятельских самолётов. Остальные, потеряв боевой строй, в одиночку возвращались на свой аэродром.
За первым боем последовали другие.
Уже 25 октября, И. Ф. Голубин вновь принял участие в групповом воздушном бою. И снова - неравные силы. Группа вражеских самолётов, взявших курс на Москву, имела в своём боевом строю около 20 машин. Им противостояла 8 советских истребителей. Командир полка майор Ф. М. Пруцков, руководивший нашей восьмёркой, избрал в качестве своей цели головную машину. "Комполка, - рассказывал потом И. Ф. Голубин, - сделал один выстрел из пушки. Снаряд не долетел. Тогда он дал второй выстрел. Цель была поражена. Вражеский бомбардировщик загорелся и рухнул на землю". Прикрывая командира полка, одного Ме-109 сбил лейтенант И. И. Шишковский, а другого - лейтенант И. Ф. Голубин.
С каждым днём росло боевое мастерство лётчика, накапливался опыт. С уважением относились к нему не только лётчики, но и техники.
29 октября Иван Голубин значительно увеличил свой боевой счёт: в течение одного дня он уничтожил 4 неприятельских самолёта в 4-х воздушных сражениях.
Особенно мощными были штурмовые удары И. Ф. Голубина, которые он очень часто наносил по вражеским мотоколоннам в паре с лейтенантом И. И. Шишковским.
Вскоре, в неравном бою над Можайском против 9 Ме-109Ю он сбил ещё 2 вражеских самолёта, но, получив ранение, был вынужден выброситься на парашюте из горящего истребителя. Опустился он на территории, занятой противником. Лётчика нашли колхозники, укрывавшиеся в лесу. Они накормили его, оказали медицинскую помощь.
А произошло в тот декабрьский день следующее. Иван Голубин вылетел на штурмовку вражеских войск в паре с младшим лейтенантом Шишковским. Сразу же за линией фронта "МиГи" попали под плотный огонь вражеских зениток. Осколок снаряда разворотил руль высоты на машине ведомого, истребитель стал плохо слушаться пилота. Голубин приказал напарнику вернуться назад. Сам же продолжил выполнение задания, но уже в одиночку.
Ориентируясь по хорошо видимому рельефу местности, Иван вскоре вышел на шоссе. Впереди по курсу заметил длинную цепочку темневших на фоне заснеженного поля коробок. Трижды заходил на них с крутого пикирования. Хорошо видел, как машины сбивались в кучи, а некоторые сварачивали на обочину дороги и там застревали в глубоком снегу. Отстрелявшись, Голубин на бреющем прошёл над загоревшимися машинами, стремительно набрал высоту и взял курс на свой аэродром.
Вскоре он заметил группу немецких истребителей, которые крутили "карусель" неподалёку от линии фронта. "Карусель" - это хитрая уловка, когда вражеские истребители имитировали воздушный бой, чтобы втянуть наших пилотов в драку. Голубин уже хорошо знал, что такие отвлекающие "карусели" немцы применяли и при налётах на наши тыловые объекты. Он не хотел лезть в эту свалку: уж очень неравным было соотношение сил, и потому решил обойти врага стороной, но его заметили.
Девятка Ме-109 стала выходить из "карусели", готовясь к атаке. Уходить было уже поздно и Голубин сам устремился на врага, врезавшись в строй "Мессеров". На какое - то время это вызвало замешательство, немецкие лётчики не ожидали от него подобной дерзости. Завязался неравный бой...
В хвост самолёта Голубина стал заходить Ме-109. Иван решил сманеврировать скоростью: он убавил газ, и вражеский истребитель оказался впереди. Оставалось лишь поймать его в прицел. Короткой очередью Голубин прошил врага. В это время второй "Мессер" стал заходить слева. Голубин повторил маневр. И вновь зимнее небо перечеркнула чёрная полоса падающего вражеского самолёта.
Обозлённые неудачей, немцы все разом набросились на одинокий МиГ-3, начали поливать его огнём. От прямого попадания снаряда остановился мотор. Заметив около видневшегося внизу леса ровную площадку, лётчик пошёл на посадку с убранными шасси. От удара о мёрзлую землю самолёт развернулся почти на 180 градусов. Голубин, не мешкая, выбрался из горящего "МиГа" и прыгнул в спасительный сугроб. Острая боль в ноге пронзила всё тело.
Превозмогая боль, Иван доковылял до леса и скрылся в чащобе. Там он вскоре встретился с жителями деревни Вертолино, которые спасались в лесу от немцев...
Его долго несли в глубь леса. Очнулся он в жарко натопленной землянке. Ивану промыли рану на ноге отваром каких - то трав, перевязали чистым полотенцем. Несколько часов назад эти люди своими глазами видели, как он вогнал в землю 2 неприятельских самолёта, видели и конец этого драматического поединка...
Когда Голубин немного окреп, его переодели в гражданскую одежду, снабдили на дорогу продуктами и в ту же ночь партизанские разведчики провели лётчика через линию фронта.
В родной полк он возвратился через 4 дня. И снова в руках Ивана Голубина штурвал истребителя, снова он сражается с врагами и вновь одерживает победы...
Всего же, за период с 24 октября по 15 декабря 1941 года Иван Филиппович Голубин сбил по официальным данным 10 самолётов врага  ( 7 Ме-109 и 3 Ju-87 )  лично и ещё 2 Ме-109 - в группе с товарищами.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года Голубин Иван Филиппович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
К тому времени Иван Голубин служил уже в отделе истребительной авиации инспекции ВВС, который возглавлял участник боёв в Испании подполковник М. Н. Якушин.
В мае - июне он как инспектор участвовал в подготовке 434-го ИАП к боям. Вместе с полком принял участие в июле - августе 1942 года в боях под Сталинградом, во время которых лично сбил 3 самолёта противника.
После возвращения 434-го ИАП из - под Сталинграда продолжил службу в 16-м ИАП.
Осенью 1942 года группа самолётов МиГ-3, в состав которой входил и капитан И. Ф. Голубин, совершала перелёт в сложных метеоусловиях и потеряла ориентировку. Горючее было на исходе, и лётчики совершили вынужденные посадки на "живот". Иван Голубин, надеясь, видимо, сохранить машину, сел на колёса, но самолёт скапотировал и лётчик погиб.
И. Ф. Голубин похоронен 28 октября 1942 года на Донском кладбище в Москве. На его счету числилось тогда около 200 выполненных боевых вылетов и 15 воздушных побед, одержанных лично и в группе с товарищами.   [ Некоторые источники указывает на 18 побед лётчика, возможно с учётом самолётов уничтоженных на земле. ]
*     *     *
Елдышев Анаталий Алексеевич
 
Родился 20 апреля 1922 года в деревне Варваровка, ныне Медынского района Калужской области. С 1930 жил в городе Коломна (Московская область). Образование получил среднее, в 1939 году окончил городской аэроклуб (его инструктором был старший брат - Иван Елдышев). С 1940 года в рядах Красной Армии. Окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года сержант А. А. Елдышев на фронтах Великой Отечественной войны в составе 16-го ИАП, летал на МиГ-3. В сентябре 1941 года направлен в 565-й ИАП. С января по сентябрь 1942 года служил в 487-м ИАП. В сентябре 1942 года младший лейтенант А. А. Елдышев направлен для продолжения службы в 910-й ИАП ОН ПВО (в октябре 1943 года преобразован в 148-й Гвардейский ИАП ОН), где летал уже на "Яках" (Як-1, Як-7 и Як-9).
К 23 мая 1943 года лётчик 910-го истребительного авиационного полка особого назначения ПВО (101-я истребительная авиационная дивизия, Войска ПВО страны) лейтенант А. А. Елдышев совершил 272 боевых вылета, в 17 воздушных боях сбил лично 10 в составе группы 2 самолёта противника. [По данным наградного листа, на 19 мая 1943 года имел 11 личных и 7 групповых побед, но эта информация не подтверждается какими-либо оперативными и отчётными документами.] Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
17 декабря 1943 года старший лейтенант А. А. Елдышев погиб при выполнении очередного задания под Киевом (согласно некоторым источникам, сбит в воздушном бою, воспользовался парашютом и приземлился на вражеской территории; не желая попасть в плен, окружившим его немецким солдатам, застрелился). К тому времени выполнил около 300 боевых вылетов, провёл около 20 воздушных боёв, сбил 11 самолётов противника лично и 2 в группе с другими лётчиками.
Награждён орденами: Ленина (09.10.1943), Красного Знамени (14.02.1943); медалями.
*     *     *
В Ноябре 1940 года после окончания военной авиационной школы Анатолий Елдышев был направлен в авиачасть для дальнейшего прохождения службы.
В годы Великой Отечественной войны, находясь на переднем крае борьбы с врагом, пилот проявлял неизменный героизм и отвагу.
С начала войны по Май 1943 года Елдышев совершил 272 боевых вылета и провёл 17 воздушных боёв, во время которых сбил 18 самолётов врага - 11 - лично и 7 - в группе.
Только за период с 15 Апреля по 23 Мая 1943 года, когда полк базировался в районе Курска, Елдышев совершил 32 боевых вылета. За это время с боевыми друзьями он провёл 8 воздушных боёв с превосходящими силами противника, сбил при этом 14 самолётов врага, из них 7 - лично. Были случаи, когда бесстрашный лётчик в составе 6 наших истребителей дрался в воздушных боях против 20 - 30 FW-190, и наши воины неизменно выходили из этих боёв победителями.
Летом 1943 года немецкое командование планировало развернуть новое наступление на советско - германском фронте. Главный удар оно решило нанести в районе Курска, где в результате наступления советских войск зимой этого года образовался Курский выступ. Для обеспечения успеха наступления под Курском противник принял меры к тому, чтобы создать мощную авиационную группировку и вновь захватить инициативу в воздухе. На советско - германский фронт были переброшены многие авиационные соединения из Германии и других театров войны. В результате этого в районах Орла, Белгорода и Харькова образовалась значительная группировка авиации, состоявшая из соединений 4-го и 6-го Воздушных флотов общей численностью свыше 2000 самолётов.
Создание надёжной противовоздушной обороны железнодорожных узлов и коммуникаций на Курском выступе от налётов вражеской авиации было задачей огромной важности, от решения которой в значительной степени зависел успех подготовки наших войск к срыву летнего наступления немецких войск и разгрому их ударных группировок. Эта задача была возложена Ставкой на Войска противовоздушной обороны страны.
При подготовке наступления на Курской дуге противник произвёл на железнодорожный узел Курск два массированных налёта  (22 Мая и 2 Июня), в которых принимало участие около 1050 самолётов.
В налёте 22 Мая участвовало до 170 самолётов противника. При отражении этого налёта отличились лётчики 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Лейтенант А. А. Елдышев, например, первым врезался в строй немецких бомбардировщиков и сразу же сбил Ju-87. Развернувшись, он точным огнём поджёг второй "Юнкерс", который взорвался на собственных бомбах. Заметив третьего "Юнкерса", пытавшегося уйти с поля боя, А. А. Елдышев стремительно пошёл в атаку. В это время появились 4 Ме-109F. А. А. Елдышеву грозила опасность, но на помощь ему поспешил Старший лейтенант Н. Л. Часнык, и 3-й Ju-87 был сбит. По 2 самолёта противника сбили лётчики Н. В. Подковщиков, В. И. Малахов и Н. В. Борисенко.
Всего при отражении налёта на Курск 22 Мая воины ПВО совместно с лётчиками фронтовой авиации уничтожили 65 вражеских самолётов, 9 из них сбили зенитчики.
Ценой любых потерь немецкое командование решило разрушить железнодорожный узел Курск. С этой целью враг организовал налёт 2 Июня - один из самых крупных за время Великой Отечественной войны. Он осуществлялся соединениями немецкой авиации, базировавшимися на Орловском и Донецком аэродромных узлах. Налёт начался в 4:39 и закончился в 14:50. Самолёты противника шли к объекту 5-ю эшелонами  (от 25 до 167 самолётов в каждом)  с дистанцией между эшелонами по времени от 1 до 3 часов. Подход к объекту совершался с разных направлений на высотах от 1500 до 7000 метров.
На перехват первого эшелона поднялось 53 истребителя 16-й Воздушной армии Центрального фронта и 42 истребителя 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Фронтовая истребительная авиация связала боем истребителей сопровождения и атаковала бомбардировщиков севернее Фатежа.
Лётчики 101-й ИАД ПВО атаковали отдельные группы бомбардировщиков на подступах к Курску. В результате успешных действий истребительной авиации были рассеяны и частично уничтожены 5 групп бомбардировщиков противника; в зону огня зенитной артиллерии прорвались лишь около 30 бомбардировщиков. Шестой группе в количестве 24 бомбардировщиков удалось обойти район воздушных боёв и без потерь проникнуть к железнодорожному узлу, но здесь она была встречена огнём зенитнй артиллерии.
Второй эшелон состоял из 20 бомбардировщиков под прикрытием 5 истребителей. Его обнаружили в 6:32 к югу от Курска. Для борьбы с ними направили 16 самолётов 101-й ИАД ПВО. Они атаковали противники на подступах к Курску и сбили 8 машин.
Третий эшелон обнаружили в 8:25 северо - западнее Курска. Oн насчитывал 100 бомбардировщиков, шедших 5-ю группами под прикрытием 50 истребителей. Через несколько минут в воздух поднялись 51 истребитель 16-й Воздушной армии и 10 самолётов 101-й ИАД ПВО. Воздушный бой начался северо - западнее Фатежа и проходил вплоть до зоны огня зенитной артиллерии, к которой прорвалось около 55 бомбардировщиков.
Четвёртый и пятый эшелоны  (167 бомбардировщиков и 14 истребителей)  наносили удар по Курску с юга и юго - запада. Бомбардировщики шли на большой высоте  (6000 - 7000 метров)  несколькими группами под прикрытием истребителей. Против них сражалось 205 истребителей. Однако им не удалось перехватить все эти группы. Около 100 бомбардировщиков нанесли удар по объектам железнодорожного узла. Всего в дневном налёте на Курск 2 Июня участвовало 543 самолёта, из них бомбардировщиков - 424 и истребителей - 119.
В ночь на 3 Июня немцы провели ночной налёт. Их самолёты шли непрерывным потоком, заходя на объект с разных сторон группами в 3 - 5 самолётов и по одному. В ночном налёте участвовало до 300 самолётов.
Всего при отражении налёта 2 Июня Войска ПВО страны совместно с силами и средствами войсковой ПВО уничтожили 145 самолётов. Немецкой авиации, несмотря на отчаянные усилия, но удалось разрушить железнодорожный узел. Основные элементы узла сохранились, и уже через 12 часов после окончания ночного налёта его работа возобновилась.
Мужественно и стойко сражались с врагом лётчики истребительной авиации ПВО страны. В ожесточённых боях 2 Июня они сбили 54 самолёта противника. Заместитель командира полка по политчасти Герой Советского Союза Майор В. Ф. Башкиров в 5 воздушных боях сбил 2 самолёта противника, Лейтенант А. А. Елдышев, Капитан Б. Я. Терновой - по 4, Капитан П. П. Калюжный, Старший лейтенант М. П. Старжинский - по 3, сержант С. Г. Яковенко сбил 2 самолёта противника. В этом бою отличились также лётчики Старшие лейтенанты Г. К. Гультяев, Н. Н. Кузнецов, Лейтенанты М. М. Митенков, К. Ф. Карпов и многие другие.
Командующий 16-й Воздушной армией Генерал - лейтенант авиации С. И. Руденко после боя заявил, что он много наблюдал воздушных боёв, но такого упорства, такой стремительности, такого мужества в борьбе в воздухе ещё не видел.
Понеся тяжелые потери и не достигнув намеченной цели, противнику пришлось отказаться от массированных ударов и перейти к ночным действиям небольшими группами самолётов.
В итоге боевых действий Войска ПВО страны в тесном взаимодействии с истребительной авиацией и зенитной артиллерией Центрального и Воронежского фронтов сорвали планы немецкого командования по выводу из строя железнодорожных коммуникаций наших войск на Курском направлении.
За отличное выполнение боевых задач по противовоздушной обороне объектов Курского выступа 487-й и 910-й истребительные авиационные полки ПВО были преобразованы в 146 и 148-й Гвардейские.
17 Декабря 1943 года погиб в бою под Киевом. К тому времени Старший лейтенант А. А. Елдышев выполнил около 300 боевых вылетов. В 25 воздушных боях сбил 15 вражеских самолётов лично и 7 в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 11 личных и 7 групповых побед. ]
*     *     *
Заболотный Иван Николаевич
 
Родился 12 июля 1916 года в селе Шиповатое, ныне Велико-Бурлукского района Харьковской области (Украина). В 11 лет остался сиротой. Окончил 6 классов, работал в сельском хозяйстве. В 1930 году переехал в город Грозный, в надежде найти родственников, но не нашёл. До совершеннолетия воспитывался в детском доме. Затем работал учеником наборщика, потом наборщиком в типографии Чечено-Ингушского национального издательства. Одновременно учился в аэроклубе. С 22 октября 1937 года в Красной Армии. В декабре 1938 года окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (57-ИАБ, ВВС Московского военного округа).
С июня 1941 года младший лейтенант И. Н. Заболотный на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Московская зона ПВО). В августе 1941 года назначен командиром звена, позднее - заместителем командира эскадрильи. Летал на МиГ-3, отличился в боях за Москву. Выполнил 121 боевой вылет (в том числе 3 - ночью), провёл 20 воздушных боёв, в которых лично сбил 10 самолётов противника.
4 июня 1942 года капитан И. Н. Заболотный не вернулся с боевого задания. Согласно версии, изложенной в историко-публицистической литературе советского периода (в архивных документах факт не отражён), в воздушном бою на подступах к Москве таранил немецкий бомбардировщик и погиб; по другим источникам - сбит огнём зенитной артиллерии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1942 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина.
Именем Героя была названа улица в городе Грозном, где он жил и работал, и средняя школа в селе Шиповатое на его родине.
*     *     *
Иван Заболотный родился 12 Июля 1916 года в селе Шиповатое, ныне Велико - Бурлакского района Харьковской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов профессионально - технической школы. Работал в сельском хозяйстве. В 1930 году переехал в город Грозный. Работал учеником, потом наборщиком в типографии Чечено - Ингушского национального издательства. Одновременно учился в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в истребительных авиационных частях Московского военного округа.
16-й истребительный авиационный полк в предвоенные годы считался "парадным". Его лётчики неизменно заканчивали военные парады, проносясь в безукоризненно чётком строю над Красной площадью. Их водил прославленный авиатор Иван Алексеевич Лакеев, удостоенный за мужество, проявленное в небе Испании, звания Героя Советского Союза.
С началом Великой Отечественной войны лётчики полка приняли участие в защите неба Москвы и Подмосковья. Почти 100 сбитых вражеских самолётов было на боевом счету полка, которым командовал тогда опытный воздушный боец Подполковник Фёдор Максимович Пруцков.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 Марта 1942 года восьми лётчикам полка было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Среди них оказались 3 друга, 3 Ивана - Голубин, Заболотный, Шумилов.
В первые же месяцы войны слава о молодых лётчиках разнеслась по всей стране. Именно к тому времени относится задумка молодого московского художника Фёдора Антонова написать картину - групповой портрет трёх Иванов. Вскоре он был им создан. Живописец конечно же не предполагал тогда, что все его "натурщики" станут вскоре Героями. Об одном из них, Иване Николаевиче Заболотном и будет этот рассказ.
12 Октября 1941 года, патрулируя в районе Воскресенска на самолёте МиГ-3, Младший лейтенант Иван Заболотный обнаружил бомбардировщик Ju-88 и атаковал его. Меткая очередь сразила воздушного стрелка на "Юнкерсе", пытавшегося скрыться в облаках. Заболотный настойчиво преследовал его и вблизи станции Лопасия поджёг. От взрыва бензобаков "Юнкерс" развалился в воздухе. Это была первая победа Ивана Заболотного.
"Счёт открыт, - сказал он друзьям. - Думаю, ещё не раз встречусь с врагами и не один из них найдёт могилу от пуль моего МиГа".
Уже через 2 дня вместе с Младшим лейтенантом А. Митюшиным, в районе Коломны, Заболотный заметил, как, прикрываясь облачностью, к военному объекту следовал бомбардировщик Ju-88. Наши лётчики бросились в лобовую атаку на врага и поразили его несколькими пулемётными очередями. Бомбардировщик загорелся и врезался в землю. Затем было ещё несколько успешных воздушных боёв, принесших новые победы.
6 Ноября 1941 года немецкое командование решило любой ценой помешать москвичам отпраздновать годовщину Октября. В сторону столицы несколькими эшелонами направились большие группы вражеских бомбардировщиков.
Чтобы отразить их удар, в небо поднялись десятки истребителей ПВО. Заболотному было приказано патрулировать на участке между городом Ново - Фоминском и населённым пунктом Каменкой.
Не долго пришлось ему ожидать "гостей". Из облаков показалась группа немецких бомбардировщиков. Они шли боевым порядком, не замечая летящего со стороны солнца истребителя. Иван Заболотный оценил обстановку и решил атаковать. Он ударил из пулемётов по ведущему "Юнкерсу". Но противник скрылся в облаках. В прицеле оказался другой самолёт. Заболотный вновь нажал на гашетку. Вражеская машина, объятая пламенем, камнем пошла к земле.
Увлечённый боем лётчик не сразу заметил, что его истребитель оказался в кольце вражеских самолётов. Он резко рванул ручку на себя. Истребитель послушно взмыл вверх. Вражеские пилоты, решив, что советский МиГ оставил их в покое, собрались в боевой порядок и снова легли на прежний курс. Но Иван Заболотный набрал высоту и, зайдя со стороны солнца, вновь бросился на "Юнкерсы". Немецкие самолёты ощетинились пулемётным огнём. Огненные змейки трассирующих трасс устремились к нему. Одна из них прожгла плексиглас фонаря кабины, разбила приборы. Лётчик ощутил острый запах бензина. Из бензопровода вытекало горючее. Иван знал: каждую минуту машину может охватить пламя, но продолжал атаковать. Ещё один заход. Длинная очередь прошила "Юнкерс". Он задымил и, накренясь на правое крыло, повернул назад. За ним последовали и остальные.
Убедившись, что замысел врага сорван, Заболотный пошёл на снижение. Он не был уверен, что сможет дотянуть самолёт до своего аэродрома, и ещё в воздухе доложил по радио на КП полка, что задание выполнено...
В один из дней поздней осени 1941 года Иван Заболотный в тапочках и нательной рубашке вышел на улицу малость поразмяться. И вдруг услышал в небе характерный гул самолёта: немного в стороне от аэродрома пролетал "Юнкерс". Недолго раздумывая, Иван кинулся на стоянку, где в полной готовности к вылету стоял его МиГ-3. Поднялся в воздух, причём раньше, чем это сделали дежурные экипажи, догнал вражеский самолёт и сбил его с первого захода. Потом уже, за завтраком, кто - то из друзей заметил:
- Иван, а ты ведь парашют позабыл на стоянке...
В ответ на это, Заболотный, не задумываясь, ответил:
- Торопился очень. Боялся - уйдёт мерзавец.
В тот день он округлил свой боевой счёт - сбил 10-й самолёт врага.
Как - то Заболотный возвратился после удачно проведённого воздушного боя. Он находился в том возбуждённом состоянии, когда хочется излить душу, переброситься с кем - нибудь из друзей словом. Хотел было разбудить Шумилова, но передумал: тот в уже совершил два тяжелейших вылета. Он подошёл к кровати Голубина. Она была пуста. "Где же друг ?" - шевельнулась тревожная мысль. Заболотный всё же разбудил Шумилова.
- Не вернулся, - сказал тот спросонья. - Он вылетел в паре с Шишковским. Тот вон спит...
Заболотный сразу поник, Голубина он любил по - братски. Они часто вылетали на боевые задания вместе, и счёт сбитых вражеских самолётов у них был почти равный. Харьковчанин Заболотный учил туляка Голубина певучим украинским песням, по - своему досадовал и потешался, что тот не может на украинский лад произнести слово "вечерница".
Неужели же погиб их друг, весельчак и всеобщий любимец ?  Лётчики молча просидели остаток ночи. Под утро Заболотный сказал Шумилову:
- С сегодняшнего дня, Иван, давай откроем наш новый счёт. Рассчитаемся с противником за Ваню и за других наших ребят.
Утром Лейтенанта Заболотного вызвал командир эскадрильи Капитан Дунаев. Он не задавал лётчику вопросов, не спрашивал о самочуствии. Он хорошо понимал его состояние. Попросил лишь достать из планшета карту и уточнить район предстоящей разведки.
...Заболотный успешно выполнил задание и возвращался назад. Всем своим существом он стремился к встрече с врагом. Иван знал, что каждый сбитый им самолёт - это ещё один шаг к победе.
Впереди по курсу мелькнула и стала увеличиваться чёрная точка. Заболотный сделал крутой разворот, устремляясь наперерез противнику. Теперь уже сомневаться не приходилось: перед ним был "Юнкерс". Он летел по направлению к железнодорожной станции. По скорости вражеской машины Иван определил: перед ним - разведчик.
Заметив наш истребитель, немецкий пилот резко пошёл на снижение. Он попытался на бреющем полёте уйти от преследования.
Заболотный подал ручку вперёд и с радостью отметил про себя: "Моя скоростёнка поболе, от меня не укроешься !"   Сделав ещё несколько стремительных маневров, Иван ринулся в атаку. В первом же заходе он меткой очередью поразил вражеского стрелка. От второй очереди у разведчика задымил правый мотор. Заболотный прижал противника вплотную к заснеженной земле и третьей очередью добил его: "Это вам за Голубина !"
...Возвратившись из полёта, Иван устало переступил порог землянки и оторопел: в тесном кругу лётчиков сидел и улыбался Ваня Голубин.
- Жив, чертяка ! - обрадовался Заболотный, обнимая друга. - А мы тут было совсем загрустили. Сегодня я одного гада завалил. За тебя...
1 Января 1942 года командир звена 16-го истребительного авиаполка Старший лейтенант И. Н. Заболотный в воздушном бою на подступах к Москве на самолёте МиГ-3 таранным ударом уничтожил очередной вражеский самолёт.
А вскоре после этого Иван Заболотный погиб. К тому времени на его счету числилось 12 воздушных побед.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 10 личных побед. ]
О самоотверженных действиях Ивана Заболотного в небе Москвы газета "Известия" писала 5 Марта 1942 года: "Он отличается исключительной напористостью и выносливостью". В этой же статье даётся высокая оценка боевым друзьям Заболотного по полку - Ивану Шумилову и Ивану Голубину. Навсегда в историю полка вошёл один бой, проведённый тройкой этих пилотов с 7-ю немецкими истребителями Ме-109. Трудно пришлось тогда нашим лётчикам, но они с честью выдержали испытание - 5 "Мессеров" сгорели в этом неравном бою, а друзья невредимыми вернулись на свой аэродром.
За мужество и отвагу, проявленные в боях, 4 Марта 1942 года всем трём лётчикам - Заболотнову, Голубину и Шумилову было присвоено звание Героя Советского Союза. Иван Заболотный был представлен к этому высокому званию за 110 совершённых боевых вылетов, 20 проведённых воздушных боёв и 10 лично сбитых самолётов противника.
О подвигах этих лётчиков красноармейская газета "За храбрость" писала 24 Марта 1942 года:
"30 стервятников в эту войну
сбили  они  под  Москвой.
И каждому имя народом дано,
высокое   имя   -   Герой  !
О подробностях последнего боя и гибели Заболотного в полку знали мало. Однажды уже под вечер, художник Антонов, тот самый, что писал картину с тремя Иванами, решил перехватить Заболотного на стоянке, когда тот прилетит из очередного задания. Лётчик не мог уделить художнику ни одной минуты - началось наступление наших войск, и потому нагрузка на лётный состав увеличилась.
Более 40 минут прождал своего "натурщика" Антонов, пристально вглядываясь в небо. Кто - то из техников подошёл к нему и с нескрываемыми нотками неприязни проговорил:
- И чего ты тут, друг, торчишь, тоску нагоняешь ?!   Шёл бы себе в землянку... Если и остался Заболотный в живых, то где - нибудь сел на вынужденную. Горючее по времени он уже давно израсходовал.
Антонову ничего не оставалось, как послушаться техника. В штабной землянке он ещё долго прождал хоть каких - то вестей о Заболотном. Но... Иван так и не вернулся.
Матери лётчика - Агафье Ивановне Заболотной - о гибели сына сообщили лишь 1,5 года спустя, когда Харьковщина была полностью освобождена от немецких войск. Ей же районный военком вручил на вечное хранение грамоту о присвоении её сыну звания Героя.
Именем Ивана Заболотного были названы типография в Грозном, одна из улиц города, пионерский отряд и Шиповатская средняя школа. У входа в школу установлен его бюст. Он навечно зачислен в списки воинской части.
*     *     *
 
Кузнецов Николай Фёдорович
 
Родился 13 (26) декабря 1916 года в городе Петрограде (ныне Санкт-Петербург). В 1931 году окончил 7 классов средней школы, в 1933 году - школу фабрично-заводского ученичества. Работал токарем по металлу на заводе № 4 в Ленинграде (производство взрывателей). С сентября 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Ленинградскую военную школу авиационных техников. До апреля 1940 года служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в должности техника звена 68-го ИАП. В мае 1941 года окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года лейтенант Н. Ф. Кузнецов в боях Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в составе 191-го ИАП (лётчик, командир звена и заместитель командира эскадрильи), летал на И-16 и "Харрикейне". Воевал на Северном, Ленинградском, Калининском, Западном и Юго-Западном фронтах.
С октября 1942 года сражался в 436-м ИАП (18 марта 1943 года преобразован в 67-й Гвардейский ИАП), летал на "Киттихауке" и "Аэрокобре". Прошёл путь от заместителя командира эскадрильи до заместителя командира полка. Воевал на Северо-Западном, Центральном и 1-м Белорусском фронтах.
К 7 января 1943 года заместитель командира эскадрильи 436-го истребительного авиационного полка (239-я истребительная авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Н. Ф. Кузнецов совершил 213 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 15 и в составе группы 12 самолётов противника (в наградном листе говорится о 17 личных и 12 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
6 января 1943 года подбит в воздушном бою, тяжело ранен в грудь, совершил вынужденную посадку в лесу на своей территории. До марта 1943 года лечился в госпитале. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 966).
К маю 1945 года заместитель командира по воздушно-стрелковой службе, он же инспектор-лётчик по технике пилотирования 67-го Гвардейского истребительного авиационного полка (273-я истребительная авиационная дивизия, 6-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии майор Н. Ф. Кузнецов совершил 252 боевых вылета, провёл 99 воздушных боёв, в которых сбил лично 21 и в составе группы 12 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 24 личных и 12 групповых победах). Участник Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади.
После окончания войны продолжал службу в ВВС (Центральная группа войск; Австрия). В 1949 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. С декабря 1949 года - командир 16-го истребительного авиационного полка ПВО (в Московском районе ПВО; город Рязань).
Участник войны в Корее с января по июль 1952 года в должности командира 16-го истребительного авиационного полка (64-й ИАК). Летал на МиГ-15бис. Совершил 27 боевых вылетов, сбитых самолётов противника не имел. Вернувшись в Советский Союз, командовал авиационной дивизией.
В 1952-1954 гг. - лётчик-инспектор Управления боевой подготовки ВВС. В 1956 году окончил Высшую военную академию (Военную академию Генерального штаба). С октября 1956 года - начальник Грозненского военного авиационного училища лётчиков. С августа 1957 года - начальник Черниговского военного авиационного училища лётчиков. С ноября 1963 года - начальник Центра подготовки космонавтов. С 1972 года - советник главного конструктора НПО "Энергия" по военно-космическим программам. С июня 1978 года генерал-майор авиации Н. Ф. Кузнецов - в запасе. Жил в Звёздном городке (Щёлковский район Московской области). Умер 5 марта 2000 года. Похоронен на Преображенском кладбище в Москве. В Звёздном городке на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (29.10.1941, 01.05.1943), Красного Знамени (10.02.1942, 06.08.1944, 16.06.1945, 30.12.1956), Александра Невского (29.03.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (07.04.1940, 03.12.1941, 17.05.1951), медалями.
*     *     *
Лакеев Иван Алексеевич
 
Родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода, ныне Дзержинского района Калужской области. Окончил 7 классов. Работал в Ленинграде на заводе "Электросила", учился на рабфаке электромеханического института. С 1931 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу, в 1933 году - Энгельсскую военную авиационную школу лётчиков. В звании лейтенанта служил младшим лётчиком 107-й истребительной авиационной эскадрильи (83-я истребительная авиационная бригада Белорусского военного округа), с ноября 1936 года - старший лётчик.
С ноября 1936 года по 13 августа 1937 года принимал участие в гражданской войне в Испании. Был пилотом и старшим лётчиком, с мая 1937 года командовал 1-й эскадрильей истребителей И-16. Совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил 12 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1937 года удостоен звания Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина. После учреждения особого знака отличия ему вручена медаль "Золотая Звезда" № 63.
В ноябре 1937 года назначен командиром 68-й истребительной авиационной эскадрильи, а в июле 1938 года - командиром 16-го истребительного авиационного полка. С марта 1939 года - начальник отдела истребительной авиации Главного управления ВВС РККА. Участвовал в боях с японцами на реке Халхин-Гол в 1939 году. Боевую работу вёл в составе 70-го ИАП (некоторое время командовал полком) и Управления ВВС 1-й Армейской группы (заместитель командующего), выполнил несколько боевых вылетов на И-16, побед не имел. Зимой 1939-1940 гг. принимал участие в Советско-Финляндской войне.
С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев - заместитель начальника лётно-технической инспекции Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему присвоено звание генерал-майора авиации. С июля 1940 года - заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года снят с должности "за недостатки в работе" и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке, летал на И-16.
С 22 июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. За большие потери, понесённые дивизией в начальный период войны, ещё раз понижен в должности. С января 1942 года по март 1943 года командовал 524-м истребительным авиационным полком, летал на И-16 и ЛаГГ-3. С апреля 1943 года и до конца войны командовал 235-й истребительной авиационной дивизией (в августе 1944 года преобразована в 15-ю Гвардейскую ИАД), летал на Ла-5 и Ла-7, лично сбил 1 самолёт-разведчик.
За свою долгую боевую деятельность И. А. Лакеев уничтожил не менее 13 самолётов противника (точный боевой счёт не установлен).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии. С 1955 года Гвардии генерал-майор авиации И. А. Лакеев - в запасе. Жил в Москве. Умер 15 августа 1990 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.
Награждён орденами: Ленина (03.11.1937), Красного Знамени (02.01.1937, 04.07.1937, 29.08.1939, ...), Суворова 2-й степени (15.04.1944), Кутузова 2-й степени (29.05.1944), Богдана Хмельницкого 2-й степени (21.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (10.04.1985), Красной Звезды; медалями, иностранными орденами, в том числе орденом "За воинскую доблесть" Монгольской Народной Республики (10.08.1939).
*     *     *
Иван Лакеев родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода Медынского  ( ныне Дзержинского )  района Калужской области в семье рабочего. Окончил 7 классов. До 1926 года жил в своей деревне, а затем переехал в Ленинград. С августа 1926 года по май 1928 года работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. На заводе "Электросила" работал учеником разметчика, разметчиком, бригадиром. Окончил рабфак Технологического института в 1929 году. Учился в Ленинградском электромеханическом институте.
В 1931 году 23-летний Лакеев, учившийся на 2-м курсе вечернего отделения, по рекомендации партийной организации был направлен на учёбу в Ленинградскую военно - теоретическую школу, а с января следующего года по июль 1933 года был слушателем военной школы лётчиков в Энгельсе.
Теория давалась Ивану легко, не менее успешно осваивал он и полеты: к авиационному делу у Лакеева оказался природный талант. Потом рабочие завода напишут ему: "Мы всегда с гордостью читали в газетах о Ваших подвигах... Вы оправдали доверие народа, партийной организации "Электросилы", вручившей Вам партийный билет".
После окончания Энгельсского военного училища лётчиков   ( ныне Тамбовское высшее военное авиационное Краснознамённое училище лётчиков имени М. М. Расковой )  Лакеев получил назначение в Брянскую авиабригаду, которая была укомплектована в основном молодыми пилотами. Никто из них не имел боевого опыта. Вместе с сослуживцами лейтенант И. А. Лакеев упорно овладевал искусством высшего, или, как тогда говорили, чкаловского, пилотажа. Постепенно у него выработался свой почерк пилотирования крылатой машины. Хорошая подготовка и знание лётного очень скоро дела помогли ему при выполнении интернационального долга.
...1936 год. Военно - фашистский мятеж в Испании. В Советском Союзе прокатилась волна митингов под лозунгами: "Протянем руку помощи испанскому народу !", "Дело испанского народа - наше кровное дело !".
Однажды вечером на построении  ( это было в октябре )  военком 107-й истребительной авиаэскадрильи Брянской бригады батальонный комиссар К. Рябов объявил:
- Возможно, кому - то придётся поехать в зарубежную командировку. Нужны добровольцы. Это большая честь. Заниматься там придётся делом, которому мы учились.
Лейтенант И. Лакеев долго не мог заснуть. Думал о жене, о дочурке, которой исполнилось полгода. Но больше всего его беспокоил вопрос: возьмут или нет ?
Когда зачитали списки тех, кому доверено с оружием в руках защищать священные идеи интернационализма, там оказалась и фамилия Лакеева.
Собрались быстро. В назначенный час командир эскадрильи капитан С. Тархов доложил о готовности к отправке. Отряды по 10 истребителей И-16 в каждом возглавляли старшие лейтенанты В. Бочаров, С. Денисов и К. Колесников, а инженерно - техническую группу - инженер 3 ранга П. Невинный. Лейтенанта И. Лакеева избрали парторгом подразделения.
В начале ноября 1936 года авиаторов - интернационалистов на пароходе "Курск" доставили по Средиземному морю к берегам Испании. Они рассчитывали прибыть в Картахену, но фашистская авиация нещадно бомбила главную военно - морскую базу республиканского флота, и капитан парохода получил разрешение взять курс на Аликанте. Багряные зарницы на горизонте свидетельствовали, что война рядом.
По мере сборки боевых машин отряды перелетали в район Мадрида. К тому времени фашисты уже захватили его пригород Карабанчель. Напряжённые бои шли на подступах к университетскому городку, в парке Каса - де - Кампо, в районах стадиона и мостов через Мансанарес.
С 4 ноября здесь уже сражались 13 лётчиков из Киевского военного округа под командованием старшего лейтенанта П. Рычагова. Они летали на истребителях И-15, которые испанцы успели окрестить "Чатос"  ( курносые ). По фашистским аэродромам и войскам наносили удары группы бомбардировщиков СБ.
Эскадрилья С. Тархова первые боевые вылеты на штурмовку живой силы и боевой техники выполняла в условиях вражеского господства в воздухе. 9 ноября её лётчики получили настоящее боевое крещение в схватке с 15 Не-51, сбив 4 из них.
Впоследствии Лакеев ознакомился с высказыванием об этом бое одного фашистского лётчика: "Мы вдруг поняли всю серьёзность положения. Наши Не-51 были слишком медлительны по сравнению с этими новыми самолётами. Это казалось невероятным, но они поднимались выше нас и могли играть с нами, как им захочется".
На советских лётчиков - защитников Мадрида - легла тяжёлая физическая и психологическая нагрузка. Каждому ежедневно приходилось выполнять по 5 - 7 боевых вылетов. Наши воздушные бойцы сражались не щадя себя. Фашисты не могли взять столицу Испании и начали её варварские бомбардировки. В ноябре вой сирен машин "скорой помощи" и пожарных автомобилей стал частью жизни Мадрида.
Истребители И-16 превосходили вражеские самолёты по скорости, но бронеспинок и радио на них не было. В полёте командир управлял группой эволюциями самолёта. Тем не менее уже первые схватки показали, что даже в случае равенства сил противник прекращал выполнение боевого задания, а наши лётчики вступали в бой при любых обстоятельствах.
13 ноября над Мадридом 18 истребителей И-16 вступили в бой с 12 бомбардировщиками Ju-52 и 26 истребителями Не-51. Наши лётчики сбили 6 машин, но самолёт капитана С. Тархова был подбит, лётчик выбросился из кабины с парашютом. Опустился на мадридский бульвар с 6 пулями в груди.
Не вернулся и старший лейтенант В. Бочаров. А через 2 дня одиночный "Юнкерс" сбросил на аэродром Барахос ящик, привязанный к парашюту. Вскрыл его лейтенант И. Лакеев. Внутри в окровавленном узле находились куски человеческого тела. Лицо было обезображено, но по большому родимому пятну установили, что это Володя Бочаров...
Фашистские палачи надеялись запугать добровольцев, добились же обратного результата. Гнев наших лётчиков был велик, в 2-х последующих боях эскадрилья во главе со старшим лейтенантом С. Денисовым, заменившим Тархова, сбила 10 самолётов противника - 2 "Юнкерса", 4 "Хейнкеля" и 4 "Фиата", причём без потерь со своей стороны. Лакеев был участником этих схваток и лично сбил один "Фиат".
Как-то звено А. Морозова, в которое входил Лакеев, сверху со стороны солнца атаковало группу истребителей Не-51. Враг заметил его только в момент открытия огня. В результате дерзкой атаки фашисты потеряли 2 самолёта.
Ивану Алексеевичу особенно запомнилось отражение налёта 43 самолётов противника, когда И-16 сбили 1 "Юнкерс" и 2 "Хейнкеля". Памятен и бой с 48 вражескими самолётами, когда были сбиты 1 "Юнкерс" и 4 "Хейнкеля", и снова без потерь со своей стороны.
Только за 2 первых месяца боёв наши лётчики сбили в районе Мадрида 63 немецких и итальянских самолёта, в том числе 12 бомбардировщиков. За это же время наши СБ и штурмовики Р-Z вывели из строя на аэродромах ещё 64 самолёта, а их воздушные стрелки при отражении атак уничтожили 7 вражеских истребителей.
Постановлением ЦИК СССР от 31 декабря 1936 года 11 наших лётчиков, в том числе капитан С. Тархов, старший лейтенант В. Бочаров и лейтенант С. Черных, были удостоены звания Героя Советского Союза, а 2 января 1937 года все лётчики 107-й эскадрильи были награждены орденом Красного Знамени, инженеры и техники - орденом Красной Звезды.
Бои в небе Испании продолжались. Как-то лейтенант И. Лакеев в одиночку ворвался в строй 10 "Фиатов". Ему удалось сбить один CR-32, но остальные основательно потрепали его. Дважды сильно обожгло бок и ногу. Совсем бы пришлось плохо, если бы на помощь не поспешил Павел Путивко. На истерзанной машине Лакеев благополучно приземлился на аэродроме Алькала. Его направили в госпиталь, но уже на 3-й день он сбежал оттуда. Ходил на перевязки и продолжал летать.
6 февраля 1937 года на реке Харама южнее Мадрида началось наступление фашистских войск. В воздухе вновь развернулись ожесточённые бои. Лакеев всё чаще летал ведущим. Противник нёс серьёзные потери.
18 февраля ознаменовалось двумя воздушными боями над Мадридом, в одном из которых "правительственные истребители впервые понесли такие большие потери".
В 11:00 39 республиканских истребителей начали бой с 6 "Юнкерсами" и 50 истребителями. В результате республиканская сторона потеряла сбитыми 4 самолёта: 1 И-16 и 3 И-15. Филипп Замашанский был тяжело ранен и, пытаясь совершить посадку вне аэродрома, разбился на И-16. Самолёт Петра Угроватова, получив повреждения, загорелся. Лётчик, несмотря на ранение и ожоги, смог благополучно спастись на парашюте. В этом же бою погиб американский пилот Бен Лейдер. Подробности его гибели неизвестны, но, по воспоминаниям И. И. Кравченко, в этот день был сбит американец "Арнольд", который выпрыгнул с парашютом и пропал без вести. Скорее всего это и был Бен Лейдер, которого, поскольку он выпрыгнул над территорией противника, по печальной традиции записали в погибшие. Последний сбитый республиканский самолёт пилотировал также гражданин США, который был ранен. Кто это был - сказать сложно, иностранные источники приводят разные фамилии.
Противник в этом бою, как указывается в документах, применил "новую" тактику: 30 истребителей вступили в бой, а остальные, находясь выше, немедленно "пикировали, сбивали или наносили много пробоин" всякий раз, когда какой - нибудь республиканский самолёт откалывался от общей массы дравшихся.
В этом бою, по отечественным данным, было "сбито 6 самолётов мятежников" и много подбито. Среди пилотов И-16 на победы претендуют К. Дубков, А. Тарасов, Н. Никитин, И. Лакеев, П. Кузнецов и в паре - П. Хара и А. Минаев.
20 февраля 30 республиканских истребителей встретились с 3 "Юнкерсами" и 22 истребителями. Бомбардировщики ушли, не сбросив бомб. В бою с истребителями единственную победу одержал Иван Лакеев, сбив "Хейнкель-51". С республиканской стороны погиб испанец Луис Берсиал Руберо  ( Luis Bercial Rubero ), его И-15 был повреждён и при вынужденной посадке потерпел катастрофу. Пилот И-16 Алексей Минаев получил ранение в руку, но сумел благополучно вернуться на свой аэродром.
После 3-недельного сражения обе стороны перешли к обороне, но передышка была недолгой. Уже 8 марта к северу от Мадрида в направлении Сигуэнса - Гвадалахара развернулось наступление 4-х кадровых дивизий мятежников. Висела низкая облачность, постоянно шёл дождь со снегом. Но наши истребители не прекращали полётов. На разведку дополнительно вылетели главный советник командующего республиканской авиацией комбриг Я. Смушкевич и командир истребительной группы комбриг П. Пумпур. Ведущим у них был лейтенант И. Лакеев, который уже побывал в этом районе. На одном из шоссе воздушные разведчики обнаружили огромную колонну и дерзко атаковали её.
В течение нескольких дней, осуществляя смелую операцию, авиаторы нанесли фашистам существенные потери. Только 12 марта они совершили 178 боевых вылетов на штурмовку. За отличия в боях под Гвадалахарой 15 лётчиков эскадрильи, в том числе И. Лакеев, вторично были награждены орденом Красного Знамени, а их командир капитан К. Колесников был представлен к званию Героя Советского Союза. Он погиб в начале мая во время учебно - показательного полёта: на его изношенном самолёте на малой высоте отвалилась плоскость. Командование эскадрильей принял старший лейтенант И. Лакеев.
25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 - к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.
Однако, 5 взлетевших истребителей  ( В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко )  считают, что 1 "Юнкерс" им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.
После этого боя на счету Ивана Лакеева числилось 2 личные победы, 1 в паре и 1 в группе.
К тому времени на стороне франкистов стали действовать до 30 новейших бомбардировщиков Heinkel He-111В-1, около 50 Dornier Do-17 и Junkers Ju-86, 80 новых истребителей Heinkel He-51С-1 и 40 новейших Messershmitt Me-109В, развивавших максимальную скорость 470 км/час.
В начале июля 1937 года южнее Мадрида в районе городка Брунете началась первая наступательная операция республиканской армии, в которой участвовало 62 истребителя И-16 и И-15, 56 штурмовиков Р-Z и 15 бомбардировщиков СБ. Лакееву неоднократно приходилось водить в бой группу И-16. В этих боях был уничтожен 101 самолёт противника, из них 66 сбито в воздушных боях. Кроме того, фашисты потеряли 15 новеньких Ме-109 и поспешили убрать их с фронта.
12 июля крупный воздушный бой произошёл в районе Эль Эскориал - Сан-Мартин - Навалькарнеро - Аравака. Эскадрильи И. Лакеева, Н. Виноградова, П. Шевцова  ( 29 И-16 )  и эскадрилья И. Еремёнко  ( 8 И-15 )  неожиданно атаковали авиагруппу противника, состоявшую приблизительно из 40 истребителей. В результате боя эскадрилья Лакеева записала себе на счёт 2 "Фиата", эскадрилья Виноградова - 1 "Фиат", а эскадрильи Шевцова и Еремёнко - по 2 "Фиата" и 1 "Хейнкелю". Столько же побед было заявлено и итальянцами: 5 И-15 и 4 И-16. Ещё об одном сбитом И-15 заявили лётчики - националисты. С республиканской стороны был потерян 1 И-15, пилот - американец Гарольд Даль выпрыгнул с парашютом и попал в плен. О потерях противника известно, что в этот день погиб испанец Капитан Нарсисо Бермудес де Кастро  ( Narciso Bermudez de Castro )  из группы 2-G-3, имевший 4 победы.
Самолёт Fiat CR-32.
В Испанию прибывали новые группы советских авиаторов - добровольцев. Их вводили в строй И. Лакеев и П. Шевцов, которые последними из первого состава эскадрильи оставались в стране. Они пробыли в Испании дольше всех. Прекрасно пилотируя машину и отлично стреляя, за 10 месяцев боевой деятельности он совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил лично 12 и в группе 16 фашистских самолётов. Сам дважды был ранен, но ни разу не был сбит.
После возвращения, в Москве вместе с орденами майору И. Лакееву была вручена Грамота о присвоении ему звания Героя Советского Союза  ( "Золотая Звезда" № 63 )  с награждением орденом Ленина  ( 3.11.1937 ). Был также награждён двумя орденами Красного Знамени  ( 2.01.1937 и 4.07.1937 ).
В декабре 1937 года был назначен командиром эскадрильи. 22 февраля 1938 года награждён медалью "XX лет РККА".
 
С мая 1938 года по январь 1939 года, в звании полковника, командовал 16-м ИАП в Московском военном округе. Позднее занимал должность инспектора ВВС Красной Армии.
В стране происходило что - то тревожное. Был разоблачён "заговор военных в Красной Армии". Арестованы и исчезли объявленные врагами народа Я. Алкснис, Н. Васильченко, Ф. Ингаунис, А. Кожевников, В. Лопатин, А. Лапин, П. Монархо и многие другие, занимавшие видные посты в советской авиации.
Коммунист Лакеев безгранично верил Генеральному секретарю И. В. Сталину и совершенно не представлял себе, как создавался авторитет вождя. Молодой командир направил Сталину письмо с благодарностью за высокую оценку его ратных дел.
В то время И. А. Лакеев командовал уже авиационным полком. Эта часть трижды в год участвовала в воздушных праздниках. Лакеев возглавлял "красную пятёрку" истребителей И-16, в состав которой входили Герои Советского Союза и орденоносцы. Они открывали воздушные парады на Красной площади, а в Тушине демонстрировали высший пилотаж в групповом полёте.
Вскоре Лакеев был избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Ему часто приходилось бывать на торжественных приёмах в Кремле, лично встречаться со Сталиным.
В мае 1939 года в небе Монголии наши лётчики понесли ощутимые потери в боях с японцами. В Москве решили послать туда командиров, имеющих боевой опыт, для передачи его лётчикам - забайкальцам. Лакеев оказался неутомимым учителем. За светлое время суток он ежедневно проводил до 15 учебных воздушных боёв с последующим их разбором. И вот 22 июня 1939 года над Халхин - Голом развернулось небывалое по размаху воздушное сражение. Японцы ввели в бой 120 самолётов. С советской стороны в воздух поднялись 95 истребителей. Бой был ожесточённым. В ходе его японцы потеряли около 15 самолётов. Наши потери - 14 боевых машин. При этом Лакеев сбил 2 вражеских истребителя. Это была первая крупная победа наших лётчиков в небе Монголии.
Лакеев проявил себя не только хорошим воздушным, бойцом, но и смелым командиром - новатором. По его предложению на горе Хамар - даба был организован первый в истории нашей боевой авиации пункт наведения.
Вспоминает генерал - майор авиации Б. А. Смирнов:
"...Вечером в наш лагерь приехал с командного наблюдательного пункта полковник Иван Алексеевич Лакеев. Тяжёлая миссия досталась ему в Монголии. Как только начались крупные воздушные бои, представителю авиации пришлось выехать на Хамар - Дабу, где находился КП наземных войск.
Вряд ли кто из нас сам изъявил бы желание быть под боком у такого строгого командующего, как Жуков. Чего только стоило выдерживать вопросы многих наземных начальников рангом ниже Жукова: "Где наши самолёты, почему их нет в воздухе ?"
А тем временем в небе вели бои десятки самолётов, но их надо было уметь видеть. Правда, у Лакеева самолёт стоял тут же, поблизости от КП, и он частенько ухитрялся в трудные моменты взлетать и принимать участие в воздушном бою. Однако главной его заботой была координация действий авиационных групп в воздухе. При отсутствии радиостанций наведения выполнять эту задачу было чрезвычайно трудно..."
В Монголии майор И. А. Лакеев сначала командовал авиаполком 1-й Армейской группы, затем стал заместителем командующего истребительной авиацией 1-й Армейской группы непосредственно на поле боя. Он лично участвовал в воздушных боях и сбил несколько японских самолётов.
За отличие в этих боях награждён третьим орденом Красного Знамени   ( 29.08.1939 )  и монгольским орденом Боевого Красного Знамени 1-й степени   ( 18.08.1939 ).
Вскоре Лакееву довелось участвовать в походе войск Красной Армии в Западную Украину, где 19 сентября 1939 года принимал меры к выдворению немецкого десанта, высадившегося на Львовском аэродроме. Не прошла мимо него и Советско - Финляндская война. В тот период молодой талантливый авиатор был оценён по достоинству.
С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев - заместитель начальника лётно - технической инспекции 1-го Управления Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерал - майора авиации. С июля 1940 года - заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года был снят с должности "за недостатки в работе" и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке.
И. А. Лакеева редко можно было застать в его кабинете. Он постоянно находился в частях, занимаясь проверкой их боеготовности, распространением боевого опыта и разработкой рекомендаций на местах. Лакеев торопился, он был твёрдо уверен, что война с фашистской Германией начнётся очень скоро.
Опыт войны в Испании показал, что истребители должны вести бой в составе пары ведущего и ведомого, меча и щита. Лакеев подчёркивал, что высота полёта для истребителя является залогом победы, что каждая атака должна быть внезапной для противника, а внезапность достигается смелым маневром и неожиданным приёмом в бою. Но этот драгоценный опыт не получил широкого распространения и оставался достоянием ограниченного круга военных лётчиков. Лакеева также тревожило вооружение истребителей. Из-за излишней скорострельности ШКАСа патроны расходовались слишком быстро. Это oружие часто отказывало из - за загустения смазки на большой высоте. И вообще, как считал Лакеев, в современном воздушном бою пулемёты - недостаточно мощное оружие. Так в Испании в боях под Брунете фашисты впервые использовали пушечные Ме-109, и нашим "Ишачкам" и И-15 пришлось туго.
Было немало и других проблем. В истребительные части стали поступать новые марки самолётов - МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1. В полках с ликованием приняли новую технику. Но радоваться оказалось рано. Инспектируя части, Лакеев убеждался в больших просчётах при переучивании личного состава. Как минимум, каждому лётчику на новой технике отводилось 8 часов вывозных полетов. Но это требование не выполнялось. В большинстве своём лётчики плохо знали новую материальную часть и не умели метко стрелять. По этим вопросам Лакеев постоянно сталкивался с начальником боевой подготовки ВВС генерал - лейтенантом авиации Жигаревым.
Ускоренный выпуск новых самолётов привёл к тому, что в боевых частях на 1000 новых машин 115 поступали с различными дефектами и заводскими недоделками. Резко возросла аварийность, нередко связанная с гибелью пилотов. Новые истребители обладали более высокой посадочной скоростью, а это потребовало удлинения взлётных полос на аэродромах. Их строительство находилось в ведении НКВД и по приказу Берии везде началось одновременно. Все боевые самолёты в западных военных округах были сосредоточены на 66 приграничных аэродромах. Такая скученность авиационной техники близ границы была явно недопустима.
Лакееву часто приходилось бывать в полках 9-й смешанной авиационной дивизии, которой командовал его друг по Испании, Герой Советского Союза 29-летний генерал - майор авиации С. А. Черных. Аэродромы его дивизии в Тарново, Долбуново и Высоке - Мазовецке находились всего в пределах 10 - 40 километров от государственной границы. При этом, в дивизии насчитывалось более 400 боевых самолётов.
Но такая, казалось бы, ничем не оправданная близость аэродромов у границы соответствовала установке высшего командования: "Если на нас нападут, мы встретим врага ударом такой силы, что сразу же перейдём на территорию противника". Лакеев с тревогой видел, как широко пропагандировались настроения лёгкой победы в книгах "Первый удар", "На востоке", в кинофильме "Если завтра война"...
Немецкие самолёты активизировали воздушную разведку. С января 1941 года до начала нападения на Советский Союз, они 324 раза нарушала нашу границу. Слепо уверовав в силу договора с Германией и во всём полагаясь на мнение Берии и Генштаба, Сталин через Наркома обороны маршала Тимошенко отдал указание войскам Красной Армии прекратить обстрел самолётов - нарушителей и не применять советские истребители для их задержания. Чувствуя полную безнаказанность, немецкие пилоты залетали в глубь нашей территории на 100 - 150 километров.
Лакеев упорно доказывал вышестоящему военному руководству о недопустимости сложившегося положения, протестовал, спорил...
Особенно резко он выступил в присутствии Сталина на правительственном совещании в середине апреля 1941 года. А через несколько дней, Ивана Алексеевича ознакомили с унизительным приказом, который гласил: "В целях лучшего служебного использование генерал - майора авиации И. А. Лакеева назначить заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии с местом дислокации в городе Луцк с окладом..."
Поразило не то, что оклад стал в 4 раза меньше, а то, что не доверили даже дивизию. Кроме того, его назначили заместителем к хорошо известному ему и неуважаемому многими начальнику.
- В первые дни войны, - вспоминал впоследствии Иван Алексеевич, - мы потерпели поражение. Фашистская авиация, что и следовало ожидать, захватила абсолютное господство о воздухе. Сталину же, чтобы остаться а глазах военных и всего советского народа непогрешимым, срочно требовалось переложить свою вину на головы других. Так погибли генералы авиации Яков Смушкевич, Павел Рычагов, Фёдор Арженухин, Евгений Птухин, Иван Проскуров, Сергей Черных и многие другие истинные патриоты.
Чего же стоили просчёты высшего руководства, загипнотизированного указаниями "великого" вождя ?   Лишь за один день 22 июня мы потеряли около 1200 боевых самолётов !   На направлении главного фашистского удара по аэродромам Западного особого военного округа уже после первого налёта было утрачено более половины всех дислоцированных здесь самолётов. Так, в дивизии генерала С. Черных после первого же налёта фашистской авиации из 409 самолётов осталось лишь 62. Такова была цена всеобщей беспечности.
В сложнейших испытаниях генерал И. Лакеев сохранил своё человеческое достоинство, веру в нашу победу и торжество справедливости. Что бы ни случилась, он знал, что будет сражаться за свою Советскую Родину в любых условиях, хоть просто рядовым стрелком с винтовкой в руках.
Генералу И. А. Лакееву судьбой была предназначена долгая боевая жизнь. Вступив в бой ранним утром 22 июня 1941 года, в районе города Ковеля, он прошёл всю войну до самой Победы. Но жизнь его была далеко не простой.
В первые дни войны его дивизия попала под удар немецкой авиации и понесла большие потери, но проявив личное мужество и хладнокровие, Лакеев сумел организовать отпор врагу уцелевшими самолётами. Тем не менее, за большие потери был ещё раз понижен в должности и с осени 1941 по март 1943 года в Генеральском звании командовал 524-м истребительным авиационным полком. В должности командира полка воевал на Волховском фронте, затем полк переброшен на Южный фронт.
С апреля 1943 года командовал 235-й истребительной авиационной дивизией 2-й Воздушной армии. Участвовал в контроударах под Волховом и Тихвином. Затем сражался под Ростовом-на-Дону.
В августе 1944 года за мужество и доблесть личного состава, за высокие боевые результаты дивизия получила Гвардейское знамя и стала именоваться 15-й Гвардейской ИАД. Затем дивизия была передана в 8-ю Воздушную армию.
Командуя этой дивизией, Лакеев сражался на Курской Дуге, участвовал в освобождении Киева, Станислава и Львова, дрался в небе Венгрии, Польши, Германии. Войну закончил уже в Чехословакии, имея ещё 1 личную и 2 групповые победы.
При всём этом, только после Курской битвы он получил свою первую за всю войну боевую награду - медаль "За боевые заслуги". Но речь сейчас не об этом, не о трудной биографии заслуженного военачальника. На долгие годы в сердце Ивана Алексеевича оставалась непроходящая тяжесть, как будто мог сделать больше, но не сделал...
Оставаясь прекрасным воздушным бойцом, Лакеев зарекомендовал себя и отличным командиром. Впоследствии он по праву был награждён орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого.
Пройдя в годы Великой Отечественной войны через огонь воздушных сражений на Кубани, Курской дуге, боёв за освобождение Украины, он с честью пронёс высокое звание воина - освободителя.
Имя генерала И. А. Лакеева 14 раз называлось среди наиболее отличившихся в боях командиров. К концу войны лётчиками его дивизии было уничтожено 910 вражеских самолётов.
Сам же Иван Алексеевич, по некоторым источникам, совершил более 500 успешных боевых вылетов. Данные о количество сбитых им самолётов противника в различных источниках существенно разнятся. Чаще всего приводятся следующие: 16 лично и более 20 в группе  ( с учётом боёв в небе Испании и Халхин - Гола ).
За участие в Великой Отечественной войне был награждён орденами: Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени  ( 29.05.1944 ), Богдана Хмельницкого 1-й степени  ( 10.01.1944 ), Отечественной степени 1-й степени, 4 медалями, 2 иностранными орденами.
После окончания войны Иван Алексеевич ещё долгое время оставался на службе в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии.
За безупречную службу награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью "30 лет Советской Армии и Флота"  ( 22.02.1948 ). В 1955 году в звании генерал - майора вышел в запасе.
Даже после выхода в запас, Лакееву часто приходилось бывать в воинских частях, где его знали и любили. Заканчивая свой рассказ, он нередко обращался к офицерам и солдатам со словами:
- Помните всегда о том, что вам самой историей предназначено продолжать дело старшего поколения защитников Отчизны. Это обязывает ко многому.
Последние годы проживал в Москве. Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
 
Пруцков Фёдор Максимович
 
Родился в 1908 году в городе Тамбове. Отец был рабочим. После смерти матери он женился вторично. Мачеха не нашла соответствующего подхода к мальчику, и он 9 лет от роду убежал из дому, был беспризорником, потом воспитывался в детдоме. Будучи подростком кормился случайными заработками. В школе ему не пришлось учиться. Когда Федора Пруцкова призвали в Красную Армию, он мог только расписываться и читать по складам печатные буквы. За время службы в армии Фёдор сдал экстерном экзамены за 7 классов школы. После демобилизации его зачислили курсантом в Качинскую 1-ю военную школу пилотов, которую он окончил в 1934 году. Затем служил в авиабригаде в Прокопьевске, в Сибири. В 1933 году Фёдор Максимович женился на 19-летней Ольге Андреевне Капитоновой, которая стала ему верной женой и подругой, гордилась мужем-лётчиком, сама была парашютисткой, занималась стрелковым делом.
В 1936 году лейтенант Ф. М. Пруцков служил лётчиком в 40-й истребительной авиационой эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Киевского военного округа.
С ноября 1936 года по 26 июля 1937 года принимал участие в гражданской войне испанского народа. Был пилотом истребителя И-16. Сначала воевал в эскадрилье Сергея Тархова, а после его гибели - Константина Колесникова. Участвовал в нескольких воздушных боях.
Вспоминает один из пилотов этой эскадрильи, Иван Иванович Кравченко:
"Особенно запомнилось мне 18 февраля 1937 года, когда напряжение в воздушных боях над Харамой достигло апогея. В тот день мы, как говорится, превзошли самих себя - совершили до 10 боевых вылетов!
Уже при первом вылете девятка "Москас" во главе с комэском Колесниковым атаковала группу "Юнкерсов". Отлично, слаженно действовали Акуленко, Лесников, Баланов, Шевцов и другие. Они сбили 3 вражеские машины и обратили в бегство остальные.
Не меньший успех был и у второй группы, возглавляемой Иваном Лакеевым. Лётчики Пруцков, Замашанский, Никитин, Шаров и американец Арнольд, взаимодействуя с пилотами эскадрильи Павла Рычагова, завязали воздушный бой с вражескими истребителями, и 4 из них навсегда отлетались. Кончались боеприпасы, но бой не прекращался - одни уходили на заправку, их сменяли другие - и так весь день..."
25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 - к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.
Однако, 5 взлетевших истребителей (В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко) считают, что 1 "Юнкерс" им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.
В небе Испании Ф. М. Пруцков сбил в группе с товарищами 2 вражеских самолёта. Награждён двумя орденами Красного Знамени.
После возвращения из Испании служил в Борисоглебской военной школе лётчиков командиром эскадрильи, с 1938 года - в 57-й Люберецкой истребительной авиационной бригаде. В 1938 году ему было присвоено воинское звание "Майор". В январе 1939 года окончил Курсы комиссаров-лётчиков при Харьковском военном авиационном училище, был заместителем командира 16-го ИАП ПВО Московского военного округа. 5 ноября 1939 года назначен командиром этого полка (приказ НКО № 04612).
С июля 1941 года участвовал в Великой Отечественной войне. Вместе со своим полком отражал налёты немецкой авиации на Москву. Летал на МиГ-3. В самые трудные месяцы битвы за Москву Ф. М. Пруцков умело организовывал боевую работу полка, и хотя командование корпуса ограничивало вылеты командира, он в воздушных боях сбил 2 самолёта противника (1 лично и 1 в паре). Под его командованием лётчики полка за полгода боёв сбили под Москвой 72 самолёта.
Если до октября 1941 года пилоты 16-го ИАП занимались, как правило, патрулированием и перехватом вражеских разведчиков, то со второй половине октября до 80% боевых вылетов выполнялось уже на прикрытие своих наземных войск и штурмовые удары по врагу и прежде всего - по мотомеханизированным колоннам. Всего же, в октябре 1941 года, лётчики 16-го авиаполка нанесли 172 бомбово-штурмовых удара и доложили об уничтожении 231 автомашины, 18 танков, 6 мостов и переправ.
Пруцков пользовался заслуженным высоким авторитетом в полку. Внешне он был выше среднего роста, стройный, шатен. По характеру скромный, о заслугах своих не говорил даже близким товарищам. Высокоподготовленный лётчик, пилотировал отлично. Смелый в боях, решительный в непредвиденных ситуациях, умелый руководитель. Он был простой и доступный в обыденной жизни, весёлый рассказчик в кругу друзей. Как командир он был строгий и взыскательный, иногда вспыльчивый, горячий, но отходчивый. Лётчиков своих называл "соколики".
В октябре 1941 года Пруцкову присвоено звание подполковника, а 4 марта 1942 года он награждается орденом Ленина.
В мае 1942 года Ф. М. Пруцков был назначен инспектором по технике пилотирования отдела истребительной авиации Инспекции ВВС КА, который возглавлял участник боёв в Испании подполковник М. Н. Якушин. Работы у инспекторов было много. Так, в мае-июне 1942 года вместе с двумя другими инспекторами - Е. С. Антоновым и А. Ф. Семёновым, Ф. М. Пруцков готовил к новым боям лётный состав 434-го ИАП, прилетевшего под Москву для переформирование. Это ответственное задание было выполнено в срок.
В результате тяжёлого поражения, названного позднее "Харьковской катастрофой", летом 1942 года враг захватил относительно небольшую, но очень важную в оперативном отношении территорию и завладел инициативой. Только людские потери Юго-Западного направления составили 230-240 тысяч человек, не считая огромного количества оружия и боевой техники. Именно в это время с 20 мая по 12 июня на аэродроме Люберцы пополняется лётным составом и получает новую матчасть - самолёты Як-1 434-й истребительный авиационный полк.
В результате подготовительных мероприятий 434-й ИАП, пополненный лётным составом и техникой, прошедший подготовку к предстоящим боевым действиям в составе 2-х эскадрилий и под непосредственным руководством заместителя начальника инспекции ВВС Красной Армии подполковника Ф. М. Пруцкова, перебазируется на Юго-Западный фронт. С 13 июня по 4 июля 1942 года полк входит в подчинение 8-й Воздушной армии.
Для истории представляют интерес те задачи, которые решала инспекция ВВС, курируя 434-й ИАП. Во-первых, в подготовительный период - это прежде всего комплектование людьми и техникой, а также обеспечение полка по всем видам на период боевых действий. Сюда же можно отнести организацию и контроль за учебно-боевой подготовкой (полёты, учебные занятия). Во-вторых, в период боевых действий - это оказание помощи командиру полка, его заместителям и командирам подразделений в уяснении боевой задачи, в оценке обстановки, в принятии решения и в организации взаимодействия с другими войсковыми подразделениями. Обобщение боевого опыта в определении результативности и перспектив боевой работы, такой особой авиачасти как 434-й ИАП.
За период руководства полком подполковником Ф. М. Пруцковым, 434-й ИАП произвёл 880 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 35 самолётов противника. Свои потери - 4 самолёта. Подполковник Ф. М. Пруцков за этот период времени выполнил 28 боевых вылетов, провёл 2 воздушных боя и лично сбил 1 бомбардировщик "Юнкерс-88".
Самым результативным по числу побед, одержанных лётчиками 434-го полка за период боевых действий на Юго-Западном фронте, оказалось 27 июня 1942 года. В этот день группа из 8 самолётов Як-1 встретила в районе юго-восточнее Уразово - Купянск группу из 12-16 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием Ме-109. Наши лётчики атаковали противника и по итогам боя доложили об уничтожении 6 бомбардировщиков: по одной победе записали на свой счёт подполковник Ф. Пруцков, майор И. Клещёв, капитан В. Бабков, старший лейтенант И. Избинский, лейтенанты Хользунов и Савельев.
1 ноября 1942 года во время перелёта в Ленинград, из-за плохой погоды, Пруцков совершил вынужденную посадку в поле. При этом получил тяжёлые травмы и переломы. После выздоровления (летом 1943 года) был назначен заместителем начальника Школы высшего пилотажа и воздушного боя, располагавшейся тогда в Люберцах.
Лётное дело всегда сопряжено с повышенным риском, случались и катастрофы. Так, 5 августа 1943 года, при выполнении испытательного полёта на самолёте Ла-5 с заменённым мотором разбился подполковник Ф. М. Пруцков. При наборе высоты 50 метров мотор заглох. В такой ситуации можно было лететь только по прямой, разворот невозможен. А впереди был лес. Самолёт задел за верхушки деревьев, перевернулся и упал на лес. Гибель Фёдора Максимовича тяжело переживали его боевые друзья. Прощание с ним проходило в гарнизонном клубе, похоронен на Введенском кладбище в Москве. Через полгода после его гибели родилась дочь Таня. Она стала инженером-проектировщиком, её сын Андрей окончил Российский государственный университет связи и информатики с красным дипломом.
(Использованы материалы из книги К. В. Бобровой - "Крылатый полк шестнадцатый".)
 
Супрун Александр Павлович.
 
Родился в 1916 году в Канаде. В 1925 г. семья возвращается в Советскую Россию, в г. Сумы.
В марте 1940 года, следуя по стопам своего старшего брата Степана, стал лётчиком, окончив Борисоглебское военное авиационное училище. (Супрун Степан Павлович впоследствии дважды Герой Советского Союза).
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года – в составе 16-го ИАП (6-й ИАК ПВО). В ПВО Москвы сбил 6 самолетов противника (3 лично и 3 в группе), был ранен.
С 1945 года на летно-испытательной работе в том же НИИ ВВС, где служил его брат Степан. Участвовал в испытаниях «Спитфайр», Ла-150, Як-17, МиГ-15, Як-25.
Жил на ст. Чкаловская. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
.
Награжден орденом Красного Знамени (7.11.1942).
***
Премия за... разбитый самолет
Из книги Бондаренко Николая Адамовича "В воздухе — испытатели"
Имя выдающегося летчика-испытателя дважды Героя Советского Союза подполковника Степана Павловича Супруна, погибшего в начале Великой Отечественной войны, известно многим. Но вероятно, не все знают о том, что служил в испытателях и его младший брат подполковник Александр Павлович Супрун.
Александр Павлович — истребитель. В годы войны, участвуя в воздушных боях, он сбил шесть вражеских самолетов.
...24 октября 1941 года девятка МиГ-3, ведомая командиром эскадрильи майором Г.Ф. Приймуком, атаковала под Наро-Фоминском большую группу немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87, прикрываемых «Мессершмиттами-109».
Выпустив по вражеским бомбардировщикам четыре реактивных снаряда, лейтенант Супрун ощутил вдруг град ударов по своему самолету. Это атаковал его вывалившийся из-за облаков «мессершмитт».
Высота 400 метров. Супрун бросил МиГ в пикирование и вывел его на бреющем. Но вести бой он уже не мог. Самолет был плохо управляем. У него было разбито хвостовое оперение и отбита почти половина одной лопасти воздушного винта, что вызвало сильную тряску мотора. В кабину из баков лился бензин — самолет мог вот-вот загореться.
Но Супрун не стал приземляться на фюзеляж в поле, а направился к своему аэродрому. Он знал, что самолет надо во что бы то ни стало привести на свой аэродром, чтобы техники могли его быстро снова поставить в строй.
И ему удалось это сделать.
Техники насчитали в МиГе 118 пробоин. Остаток дня и всю ночь они, почти не смыкая глаз, «залечивали раны» самолета. А на следующий день Супрун снова ушел на нем на боевое задание.
Так в огне первых месяцев войны закалялся характер летчика-истребителя Александра Павловича Супруна.
В 1945 году капитан Супрун прибыл к нам. Он был опытным истребителем, и поэтому быстро вошел в строй испытателей.
В то время Некоторые наши истребительные полки были еще вооружены английским «Спитфайром». Эта машина имела 13 000 метров потолок и неплохую скорость, была вооружена двумя 37-мм пушками и четырьмя крупнокалиберными пулеметами.
Говорят, что «Спитфайр» в точном переводе с английского языка на русский означает «плюет огнем...».
И вот на этом истребителе, который «плюется огнем», на фронте были случаи гибели наших летчиков из-за того, что в аварийной обстановке в воздухе не сбрасывался фонарь кабины. Англичане, конечно, знали об этом (иначе зачем им было вешать в кабине летчика на правом борту небольшой ломик), но нам о недостатках «Спитфайра» они сказали совсем немногое.
Вскоре нашим летчикам-испытателям было поручено провести на этом самолете испытания на сбрасывание фонаря кабины в полете.
Ведущим летчиком был назначен Александр Павлович Супрун. Ведущим инженером и его помощником были назначены соответственно Владимир Викторович Мельников и Иван Александрович Писарев. Оба они — грамотнейшие инженеры-испытатели.
Начались испытания. Никому, разумеется, не было известно, как фонарь поведет себя при сбрасывании и потому решили заснять его «выбрыки» на кинопленку; рядом с самолетом Супруна летел самолет с кинооператором. 
В первом полете (как Супрун ни старался дергать за шарик, который находился впереди сверху в кабине) фонарь не сбросился.
После посадки устранили конструктивный дефект и Супрун отправился во второй полет.
На этот раз фонарь сбросился, но повел себя он более чем странно. При отходе от самолета он передней своей частью «пошел» в кабину и, ударив летчика по голове, разбил очки и повис сзади кабины.
Супрун на короткое время потерял сознание. Когда он пришел в себя, самолет беспорядочно падал. Александр Павлович вывел машину из этого положения в нормальный полет и вскоре благополучно приземлился.
Всего на испытания сбрасывания фонаря Супруном было произведено восемь полетов. Результатом их явилось то, что был удлинен стальной трос, соединяющий шарик сбрасывания фонаря с механизмом сбрасывания, а летчикам строевых частей было рекомендовано во время сбрасывания фонаря наклонять вперед голову.
В наших строевых частях, вооруженных новым реактивным истребителем МиГ-15, было несколько поломок из-за прогрессирующих прыжков самолета при посадке.
Летчики утверждали, что виной всему плохая конструкция самолета. Конструкторы же Артем Иванович Микоян и Михаил Иосифович Гуревич заявили, что поломки и аварии — результат ошибок в технике пилотирования летчиков. Чтобы положить конец этим спорам, было решено провести испытания, в ходе которых и выявить причину прогрессирующих «козлов» при посадке.
Ведущим инженером испытаний был назначен инженер-майор Василий Акимович Попов, ведущим летчиком — майор Александр Павлович Супрун.
Испытания начались в ноябре 1950 года.
Чтобы ответить точно на вопрос, что является причиной поломок МиГ-15 — дефект ли в конструкции самолета или ошибки летчиков при пилотировании, — Супруну и Попову, говоря грубо, предназначалось разбить МиГ-15 на посадку.
Испытания готовились со всей тщательностью. На случай капотирования самолета сняли фонарь кабины — летчику таким образом была дана возможность выбраться из нее после аварии.
Все посадки решено было заснять на кинопленку, В самолете оборудовали приборы, регистрирующие режим полета. Был даже установлен киноаппарат, снимающий на пленку поведение наклеенных на верх крыльев полосок бумаги, с тем чтобы определить, когда и каким был угол атаки самолета.
В выполнение посадок — с первой до двадцать пятой, когда МиГ-15 был сломан, Супруном вводились обусловленные заданием всевозможные ошибки летчика. Например, в первых полетах посадки производились нормально, но после приземления летчик добирал на себя ручку управления с разным темпом.
Машина вела себя более-менее нормально.
Потом выполнялись посадки с высокого выравнивания и отдачей от себя ручки управления с разным темпом.
Машина в этом случае грубо падала на три точки, но больших «козлов» не делала.
Я должен тут сказать, что после введения ошибок Супрун действиями рулей исправлял их, чтобы все же не поломать самолет.
Так было от первой до двадцать четвертой посадки включительно.
Следующим этапом испытаний пошло приземление самолета на скорости, превышающей на 20–30 километров нормальную посадочную скорость, взятие ручки управления на себя, а затем отдачи ее от себя с разным темпом.
На этом этапе испытаний МиГ-15 действительно сильно козлил.
А какой безукоризненной, и даже ювелирной, артистичной должна быть техника пилотирования у летчика, чтобы точно выполнять все это!
...Ранним ноябрьским утром Супрун с заброшенным за плечо парашютом спешил на стоянку самолета. Навстречу ему шел его начальник генерал А. С. Благовещенский.
— Ну что, товарищ Супрун, сегодня бить самолет будем? — спросил еще издалека Алексей Сергеевич.
— Так точно, товарищ генерал!
— Да, лучше сегодня разбить и будет все ясно, чем потом в строевой части разобьют и ничего не будет ясно, — сказал Благовещенский.
— Я тоже так думаю, товарищ генерал.
— С какой посадки разобьете?
— Думаю, что с первой...
— Хорошо. Мы с генералом Савицким будем на старте — посмотрим.
...После приземления на повышенной скорости летчик вновь оторвал самолет и тут же прижал его к посадочной полосе. МиГ-15 начал козлить.
Супрун резко работал рулями, исправляя ошибку, но самолет в конце концов, потеряв скорость, свалился на правое крыло. Правая нога шасси сломалась, пробив своими частями верх крыла. Мимо Супруна полетела вверх увесистая ее деталь. Затем сломалась и передняя нога шасси. Самолет носом и правым крылом скреб по запорошенной снегом бетонке, норовил перевернуться на «спину».
Для Супруна это, в который раз, было испытанием на крепость нервов.
Когда Александр Павлович вышел из кабины, то увидел, что едет машина генерала Редькина, который на сей раз не был в курсе происходящего.
Супрун быстро подошел к остановившейся машине и доложил: 
— Товарищ генерал, задание выполнено!
— Какое задание?.. Задание разбить самолет? — сурово сдвинув брови, проговорил генерал Редькин. — Кто вам дал право разбивать боевой самолет?
— Товарищ генерал, у меня задание на испытание. В нем черным по белому написано: «За аварию самолета летчик ответственности не несет», И потом, оно завизировано генералом...
— Почему вы разбили боевой самолет?! Кто ведущий инженер? — не дав договорить Супруну, грозно спросил генерал Редькин.
— Ведущий инженер — инженер-майор Попов.
— В двенадцать часов вам и ведущему инженеру быть в моем кабинете!
— Есть, товарищ генерал!
Однако «разноса» не состоялось: к приходу Супруна и Попова Редькину уже доложили о сущности этого необычного задания.
После испытаний стало точно известно: самолеты МиГ-15 терпят поломки из-за ошибок в технике пилотирования летчиков. В строевых частях началась работа по предупреждению этих поломок.
Ну, а Супруна генерал-лейтенант Благовещенский своим приказом наградил денежной премией. Вот так еще бывает в нашем деле!
***
Династия авиаторов, носящих славную фамилию Супрун
 
В одном из интервью, Степан Супрун сказал: «Отец воспитал нас, детей, коммунистами, а я братьев — лётчиками». И это было правдой. Братья Фёдор и Александр по примеру Степана стали военными лётчиками. Фёдор Павлович, окончив Качинскую военную авиашколу имени А. Ф. Мясникова, летал на самолётах 23 типов.
Начало Великой Отечественной войны застало Фёдора Супруна слушателем инженерного факультета Военно — Воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. Узнав о том, что его брат Степан погиб в бою, Фёдор Павлович тут же написал рапорт, в котором просил разрешения отправиться на фронт. Но командование академии не удовлетворило его просьбу.
Окончив в 1942 году академию, Фёдор Павлович получил назначение на должность ведущего инженера — лётчика — испытателя в НИИ ВВС, то есть туда, где до войны служил Степан. Там он занимался в основном испытаниями боевых самолётов наших союзников, поставляемых в СССР по ленд — лизу.
В декабре 1943 года фирма «Белл» сообщила о создании, с учётом всем замечаний НИИ ВВС по «Аэрокобре», своей новой боевой машины.
Одновременно американцы просили прислать к ним лётчика и инженера для проведения контрольных испытаний истребителя Р-63 «Кингкобра». Эта работа была поручена ведущему лётчику — испытателю Андрею Григорьевичу Кочеткову и ведущему инженеру Фёдору Павловичу Супруну.
17 февраля 1944 года самолёт Ли-2 стартовал с Центрального аэродрома имени М.В. Фрунзе и отправился в США. Там, в Буффало, на берегу Ниагары, Кочетков, как пилот и Супрун, как инженер, начали испытания новой машины. Однажды случилось то, что часто бывало в боях на советско — германском фронте — самолёт не вышел из штопора, Кочетков вынужден был покинуть его с парашютом.
Задание по испытанию новой машины было выполнено блестяще и в том же 1944 году на вооружение Советских ВВС стали поступать новые истребители Р-63 «Кингкобра». Несмотря на все доработки, эти машины сохранили многие недостатки своего предшественника — истребителя Р-39 «Аэрокобра», поэтому участия в боевых действиях эти машины почти не принимали. Их поставляли только в тыловые полки ПВО.
После службы в НИИ ВВС Фёдор Павлович занимал должность начальника факультета в Киевском высшем инженерном авиационном училище.
Младший брат, Александр также стал лётчиком — истребителем. Окончив перед самой войной военное авиационное училище, он уже вскоре проявил себя отличным воздушным бойцом. Защищая небо Москвы, сбил 6 вражеских самолётов (3 лично и 3 в группе), был ранен.
В известной книге «Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», на страницах 151 и 163 есть упоминания и о нём:
"26 сентября 1942 года лётчики 16-го ИАП (6-й ИАК ПВО) Старший лейтенант А. П. Супрун и старшина Кравченко, вылетев на перехват вражеского самолёта Ju-88 в районе станции Верея, вступили с ним в бой. Самолёт Кравченко был подбит и ему пришлось воспользоваться парашютом. Оставшись один, А. П. Супрун всё же уничтожил «Юнкерс»…"
7 ноября 1942 года большая группа воинов Московской ПВО удостоена правительственных наград. Гвардии младший лейтенант В.М. Помогалов награждён орденом Ленина, капитан Г.С. Богомолов,.. старший лейтенант А.П. Супрун… — орденом Красного Знамени».
После войны Александр Павлович продолжил дело своего брата Степана, работая лётчиком — испытателем в этом же самом НИИ ВВС.
Но в семье Супрунов не только мужчины связали свою жизнь с небом, но, так же, и женщины. Анна Павловна, младшая сестра Степана Супруна, стала известной парашютисткой.
В 1930-1940 годах она работала инструктором в одном из аэроклубов. Подготовила десятки парашютистов. Затем стала кандидатом химических наук и занялась наукой.
Такие вот славные авиационные традиции были в этой большой и дружной семье…
 
Шумилов Иван Петрович
 
Родился 28 мая 1919 года в селе Михайловка, ныне Лебединского района Сумской области (Украина). Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал слесарем на металлургическом заводе в Керчи, одновременно учился летать на планере и самолёте в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (ВВС Московского военного округа).
С июня 1941 года лейтенант И. П. Шумилов на фронтах Великой Отечественной войны. По январь 1943 года сражался в составе того же 16-го ИАП, защищал небо Москвы. Летал на МиГ-3.
К февралю 1942 года лётчик 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Московская зона ПВО) лейтенант И. П. Шумилов совершил 112 боевых вылетов, провёл 7 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 самолётов противника (в том числе 1 - тараном) и 2 в составе группы. Указом Президиум Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 666).
В 1943 году назначен инспектором истребительной авиации ПВО страны, затем - 320-й авиационной дивизии ПВО. В 1944-1945 гг. был заместителем, а затем командиром 495-го авиационного полка, окончил войну в звании полковника. Всего совершил 565 боевых вылетов, число побед не изменилось.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1946-1947 гг. был заместителем командира 16-го ИАП, затем 2 года инспектором 88-го ИАК в Москве. В 1955 году окончил командный факультет Военно-Воздушной академии. Командовал 148-м Гвардейским ИАП, был заместителем командира 181-й ИАД. Закончил службу в Южно-Сахалинске. С 1961 года полковник И. П. Шумилов - в запасе. Работал инструктором-лётчиком УТО-2 (Учебно-тренировочный отряд) в аэропорту Быково, инспектором-лётчиком Московского управления гражданской авиации, командиром 178-го авиаотряда на вертолётах, начальником лётной службы Кратовской лётно-испытательной станции. Умер 22 июня 1987 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (04.03.1942), Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями.
*     *     *
...Осень 1941 года. Вьюга натягивала тросы, наваливаясь на большую брезентовую палатку, служившую клубом в посёлке Нексикан. На далекой Колыме, в 500 км от Магадана, шло торжественное собрание, посвящённое 24-й годовщине Октября. Праздник не радовал, в головах занозой сидела одна мысль: удержат ли наши Москву ?   Люди выходили к стролу президиума не речи произносить - отдавали припасённые заранее подарки для фронта. Добротные полушубки, валенки, пачки облигаций, семейные драгоценности.
Инженер Степан Шаповалов, выложив массивные золотые часы известной швейцарской фирмы "Лонжин", высказал единственное пожелание: "Прошу передать их лучшему лётчику - истребителю среди защитников Москвы". Его подарок нашёл адресата. В феврале 1942 года магаданская газета "Металл - Родине !" сообщила, что часы вручены лейтенанту Ивану Шумилову из 16-го истребительного авиаполка ПВО. Кем же он был, за какие особые заслуги получил швейцарский хронометр ?
Иван Шумилов родился 28 мая 1919 года в селе Михайловка, ныне Лебединского района Сумской области, в семье рабочего. Отец героя, Пётр Семёнович, был человеком довольно незаурядным. В Первую Мировую войну его призвали в армию, но вскоре он примкнул к революционным морякам Черноморского флота. Был красным партизаном на Украине, председателем сельсовета в Михайловке. Учился, затем переехал с семьёй в город Керчь, где работал начальником цеха на металлургическом заводе. Там и погиб при испытании новых машин.
Иван пошёл по стопам отца. Ещё школьником зарабатывал на хлеб тем, что катал бочки в Керченском порту, выгружал рыбу из трюмов. Окончил ФЗУ и слесарил на "отцовском" заводе  ( имени П. Л. Войкова ). Научился ценить каждую минуту, быть собранным, ведь приходилось совмещать занятия в вечерней школе и аэроклубе. Получил грамоту за удачное рационализаторское предложение, занял призовое место на состязаниях планеристов.
В 1937 году Иван был призван в ряды Красной Армии и год спустя окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Молодой пилот получил назначение в 16-й истребительный авиаполк. Это подразделение в предвоенные годы считался "парадным". Его лётчики неизменно заканчивали военные парады, проносясь в безукоризненно чётком строю над Красной площадью. Их водил прославленный авиатор Иван Алексеевич Лакеев, удостоенный за мужество проявленное в небе Испании, звания Героя Советского Союза. Участвовал в этих парадах и Иван Шумилов.
С началом Великой Отечественной войны лётчики 16-го авиаполка   ( 6-й истребительный авиакорпус, Войска ПВО территории страны )  надёжно прикрывали столицу от налётов вражеской авиации. Почти 100 сбитых самолётов противника на боевом счету авиаполка, которым в то время командовал Подполковник Фёдор Максимович Пруцков. В небе Подмосковья лейтенант Шумилов провёл не один десяток воздушных боёв. Вместе с другими лётчиками полка он штурмовал вражеские позиции, прикрывал действия наших наземных войск от налётов вражеской авиации. К февралю 1942 года Иван Шумилов совершил 112 боевых вылетов, в воздушных боях лично и в группе сбил 8 самолётов противника.
Подмосковные края стали ему родными и близкими. Здесь прошла его боевая юность, боевое возмужание, здесь пришла к нему слава Героя. Здесь он впоследствии женился, здесь у него родились дочери. Однако, всё это будет потом, а пока... шли тяжелейшие бои.
25 октября 1941 года, принимая участие в групповом воздушном бою над деревней Чернецкой, Шумилов уничтожил Ме-110. Менее чем через 2 недели, 6 ноября, боевая четвёрка, которую старший лейтенант возглавлял, патрулировала в районе Серпухова - Высокиничи. Шумилов первым заметил 4 вражеских бомбардировщика. И тут же передал по радио своим ведомым: "По одному бомбардировщику на брата !   К бою !". Применив фронтальную атаку, четвёрка советских истребителей нанесла удар сверху. Все неприятельские самолёты были уничтожены. Сам И. П. Шумилов уничтожил Ju-88.
Ещё через неделю, 14 ноября, звено, которое возглавлял старший лейтенант Шумилов, патрулировало в районе Наро - Фоминска. Командир звена первым обнаружил воздушного разведчика неприятеля. Групповым огнём он был сбит. Спустя 2 дня лётчик в очередном групповом воздушном бою сбил Me-109.
2 декабря 1941 года шестёрка лётчиков, ведомые командиром эскадрильи Николаем Дунаевым, вылетела в район станции Крюково. Они проштурмовали неприятельские позиции, потом завязали воздушный бой с противником. Надо сказать, истребитель Шумилова был оснащён ещё довольно редким в то время видом оружия - реактивными снарядами. Это и продиктовало тактику проведения атаки: выбрав пару летевших рядышком пикировщиков Ju-87, он произвёл пуск "эрэсов". Когда облако огня и дыма рассеялось, картина открылась впечатляющая. У одного "Юнкерса" напрочь оторвало плоскость, другой закувыркался от мощной взрывной волны, и оба врезались в землю. А Иван в тот же день сбил ещё и тяжёлый двухмоторный истребитель прикрытия Ме-110. Итого, 3 самолёта в один день - это поистине редкая удача лётчика.
Увеличивая свой боевой счёт, старший лейтенант накануне нового года, 24 декабря, сбил в воздушном бою ещё один вражеский истребитель.
Есть в Центральном музее Вооружённых Сил документы показывающие, что в период обороны Москвы советские лётчики совершили 23 воздушных тарана. При этом, все сбитые вражеские самолёты, за исключением одного, оказались бомбардировщиками и разведчиками. А этим одним был истребитель Ме-109. Уничтожил его именно Иван Шумилов 4 января 1942 года.
В тот день, группа наших истребителей отправилась в район Малоярославца на "обработку" войск противника, откатившихся от Москвы. Задание выполнили, однако на свой аэродром вернулись впятером, без Шумилова. Возвращаясь со штурмовки он увидел в стороне колонну вражеской техники. Спикировав на головные машины, "закупорил" дорогу, затем зажёг и замыкающих. Хотел было заняться "серединой", но после очередного захода его пулемёты замолчали - боекомплект был израсходован. Ничего не оставалось делать, как развернуть свой МиГ-3 и пуститься вдогонку за группой Дунаева.
Неожиданно его машина была атакована с высоты восьмёркой "Мессеров". Иван среагировал мгновенно - убрал газ, щитки выпустил так резко, что машину тряхнуло. "Мессеры" на большой скорости проскочили вперёд. Шумилов пошёл вниз, чтобы прижаться к лесу, как вдруг снизу, прямо ему навстречу, вынырнул ещё один "Мессер", которого он раньше не заметил... Не раздумывая, Иван обрушил вся тяжесть разогнавшигося "МиГа" на врага. Тот был буквально разрезан пополам - настолько сильным получился удар.
Но пострадал и наш самолёт - от МиГ-3 отлетел винт с редуктором, рассыпался мотор, вспыхнуло пламя. На лётчике загорелись унты, шлемофон. Делать нечего - нужно прыгать. Но воротник комбинезона зацепился за кромку стабилизатора, встречным потоком Ивана прижало к самолёту, да ещё и спиной к корпусу... Чтобы высвободить парашют лётчик, вытянув руку, развернул туловище и резко дернув, оторвал намертво пришитый к комбинезону воротник. Вот где пригодилась ему богатырская сила !
Увидев землю уже метрах в 200, дёрнул за кольцо. Через считанные секунды, почти одновременно с хлопком наполнившегося купола, он врезался в ветки дерева, сорвался с него и ухнул в глубокий снег. Когда Иван пришёл в себя, то понял, что приземлился рядом с линией фронта. Он проверил пистолет и приготовился к возможному бою с противником, который возможно заметил место его приземления. В это время на поляну выехал верховой на лошади, в полушубке и с автоматом на груди. Свой !   Всадник, оказавшийся старшиной, посадил Ивана впереди себя и, поддерживая, довёз до санчасти.
За этот подвиг Иван Шумилов, уничтоживший к тому времени уже 10 самолётов противника, 4 марта 1942 года был удостоен звания Героя Советского Союза. Так что золотые часы явились уже дополнением к "Золотой Звезде". И вновь пошли боевые будни. Вот проводится очередное обслуживание самолётов, техники втроём не могут сдвинуть машину с места, совсем выдохлись. Тогда подходит Иван, жестом отстраняет техников и неторопливо лезет под фюзеляж. Упрётся плечем, поднатужится и разворачивает самолёт как нужно...
Семью Шумиловых природа здоровьем не обидела. От всей мощной фигуры Ивана Шумилова, так и веяло богатырской крепостью. Как-то, ещё подростком, поехал Иван на мельницу с 90-летним дедом Семёном. Тот, играючи, нагрузил повозку 5-пудовыми мешками с мукой. Тронулись в обратный путь, и на грязной дороге телега застряла. Лошадь дергалась, рвалась - ни с места. Тогда дед распряг её, сам встал в упряжку, взялся ручищами за оглобли, стронул телегу и доволок до дома. Так что, крепкая физическая сила была у Ивана в крови.
Когда Сумскую область освободили от немецких захватчиков, командование разрешило Шумилову завернуть в родное село на учебном самолёте. По случаю встречи с героем все собрались на митинг, выступали с поздравлениями. Дед Семён, ставший Георгиевским кавалером ещё в Крымскую войну, тоже держал речь и особенно упирал на то, что Шумиловы всегда были героями и никакие враги нас не одолеют. Потом Иван, уступая просьбам старика, усадил его во вторую кабину и прокатил над родными местами. В ту пору дедушке шёл 104-й год, но зрение у него было хорошее, и с самолёта он отлично видел наземные ориентиры, а после посадки уверял внука: сбросить бы полсотни годков - махнул бы в авиацию.
От Москвы до Берлина прочертил небо трассами истребитель Ивана Петровича Шумилова. Он совершил 565 успешных боевых вылетов, участвовал более чем в 100 воздушных схваток, сбил лично 12 самолётов противника и 4 в составе группы.  [ По другим источниккам - 12 всего, включая 4 в группе. М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 2 групповые победы лётчика. ]
Выполнял он и особо сложные задания командования. Как-то на одном из участков фронта появилась пара "Мессеров" новой модефикации с очень сильным вооружением - одним залпом они буквально разваливали цель на части. Эти "охотники" предпочитали действовать внезапно, атакую, как правило одиночные или уже повреждённые самолёты. Наносили смертельный удар, но в открытый бой не ввязывались, уходя под защиту истребителей прикрытия.
Наше командование устроило ловушку - "подставило" немцам одиночный самолёт, шедший на небольшой высоте. Противник, оторвавшись от своей группы, бросился на приманку. Тут их и перехватили атакой снизу 5 наших асов, в числе которых был и Шумилов...
После победы Иван Петрович продолжил службу в ВВС, был старшим штурманом одного из истребительных авиаполков. В 1955 году окончил Военно - Воздушную академию, стал полковником. Был старшим штурманом соединения, командиром полка, заместителем командира соединения, одним из первых осваивал реактивную технику. Когда в 1961 году пришла пора увольнения из ВВС, он обратился к Главкому, добился перевода в Гражданский Воздушный Флот, лишь бы не расставаться с авиацией. Работал на лётно - испытательной станции заместителем начальника по лётной службе. Затем пришлось уйти и оттуда: подвело зрение. Но он не расстался с авиацией.
Местом своего жительства Шумилов выбрал подмосковный город Люберцы, где в начале войны базировался 16-й авиаполк, знамя которого сейчас хранится в Центральном Музее Вооружённых Сил.
На протяжении многих лет Иван Петрович вёл большую воспитательную работу с молодёжью. Вместе с красными следопытами он открыл комнату - музей полка в местной школе № 8, вёл занятия в аэроклубе. И что примечательно: человек, беспощадно сбивавший и таранивший самолёты врага, был на удивление чутким в общении с другими. Он не забыл, как в сентябре 1927 года вошёл "первый раз в первый класс", и спустя полвека слал в родной Лебедин слова признательности. Он тепло отзывался о своих наставниках из Керченского ФЗУ, мог долго рассказывать о боевых товарищах.
Известная нам история со швейцарским хронометром, не раз побывавшим в боях, тоже получила своё продолжение. Подаривший часы С. И. Шаповалов за 30 лет добыл на Колыме немало золота для страны, был награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. А потом поселился в Подмосковье.
Вскоре его разыскал Шумилов. Ветеран войны вручил ветерану труда фоторгафию с надписью на обороте: "Дорогому Степану Ивановичу - замечательному патриоту !   Ваш подарок придавал нам, лётчикам - истребителям, защитникам Москвы, в трудные дни войны силы, укреплял уверенность в победе".
*     *     *
Рейтинг: 0 348 просмотров
Комментарии (10)
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:51 0

Родился 28 января 1918 года на хуторе Коновалово, ныне Волоконовского района Белгородской области. Окончил 7 классов в городе Сталинграде (ныне Волгоград), куда переехала семья, работал мастером на чулочной фабрике. С 1938 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов. Служил в строевых частях ВВС.
С июня 1941 года младший лейтенант Г. И. Богомазов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 16-го ИАП (6-й истребительный авиационный корпус ПВО), защищал небо Москвы, летал на И-16. С сентября 1941 года сражался уже в 158-м ИАП, защищал Ленинград, летал на И-16 и "Киттихауке".
К маю 1943 года заместитель командира эскадрильи 158-го истребительного авиационного полка (7-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО территории страны) старший лейтенант Г. И. Богомазов совершил 450 боевых вылетов, провёл 50 воздушных боёв, в которых лично сбил 9 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 12 личных и 4 групповых победах, но данная информация не подтверждается оперативными и отчётными документами). Вскоре убыл из полка на учёбу в Высшую офицерскую школу Воздушного боя ВВС Красной Армии и в боевых действиях больше не участвовал. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года удостоен звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1076).
После войны продолжал службу в ВВС. В 1956 году окончил Военно-Воздушную академию, командовал 339-м военно-транспортным авиационным ордена Суворова 3-й степени полком. С 1969 года полковник Г. И. Богомазов - в запасе. Жил в городе Витебске (Белоруссия), работал на обувной фабрике. Умер 16 января 1994 года. Имя Героя помещено на мемориальной доске, установленной на здании бывшего обкома ДОСААФ в городе Волгограде.
Награждён орденами: Ленина (02.09.1943), Красного Знамени (13.02.1943), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (дважды), Красной Звезды (19.08.1942, ...); медалями.
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:53 0

Бойцов Аркадий Сергеевич

Родился 17 марта 1923 года в городе Подольске Московской области. Окончил среднюю школу, учился в кожевенно-обувном техникуме в Москве. В марте 1941 года окончил аэроклуб и поступил в Черниговскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в июне 1942 года и был направлен в состав 11-го ИАП ПВО (318-я ИАД). В период Великой Отечественной войны совершил 15 боевых вылетов на прикрытие железнодорожных узлов, перевозок и сопровождение особо важных литерных поездов. После окончания войны продолжал службу в составе 11-го ИАП ПВО. В начале 1946 года направлен командиром эскадрильи в 16-й ИАП ПВО, где прослужил до 1954 года. В 1951 года получил звание "Военный лётчик 1-го класса".
В январе 1952 года в составе 16-го ИАП (97-я ИАД ПВО) убыл в правительственную командировку в КНР, принимал участие в оказании интернациональной помощи народам КНР и КНДР в период войны на Корейском полуострове в качестве заместителя командира эскадрильи по политической части. За период с 21 января по 28 августа 1952 года майор Бойцов совершил 55 боевых вылетов, провёл более 30 воздушных боёв, в которых лично сбил 6 самолётов противника (4 F-86 и 2 F-84) и ещё 2 F-86 подбил. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1953 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После возвращения из командировки в Советский Союз, продолжил службу в ВВС. В 1958 году окончил Военно-Воздушную академию. В период с 1958 по 1962 год проходил службу в 105-й авиационной дивизии истребителей-бомбардировщиков в должности командира 296-го авиаполка и заместителя командира дивизии. В 1966 году окончил Военную академию Генштаба. В 1968 году его назначают командиром авиадивизии, а с 14 сентября 1971 года - заместителем командующего ВВС Приволжского Военного округа. С 25 октября 1976 года генерал-майор авиации А. С. Бойцов в запасе. За время службы в авиации освоил 20 типов отечественных и иностранных самолётов, налетал на них свыше 2000 часов. Проживал в городе Самара. Умер 23 июня 2000 года.
Награды: орден Красной Звезды (01.09.1944 г. - за бои в ВОВ), медаль "За боевые заслуги" (17.05.1951 г. - за выслугу лет), орден Ленина (25.09.1952 г. - за бои в Корее), медаль "Золотая Звезда" № 10861 (14.07.1953 г. - за бои в Корее), орден Ленина (14.07.1953 г. - вместе со званием Героя Советского Союза), орден Красной Звезды (22.02.1955 г. - за налёт в сложных метеоусловиях), орден Красной Звезды (30.12.1956 г. - за выслугу лет), орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы).
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:54 0

Родился в 1919 году в деревне Троицкое, ныне Чернского района Тульской области. В 1935 году окончил 7 классов сельской школы. В 1935-1937 гг. работал в колхозе. В 1937-1938 гг. учился в школе фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). В 1938-1939 гг. работал шофёром на подшипниковом заводе в Москве, одновременно учился в Кузьминском аэроклубе города Москвы. С 1939 года в рядах Красной Армии, в ноябре того же года окончил Борисоглебскую военную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (57-ИАБ, ВВС Московского военного округа). В начале 1940 года при аварийной посадке повредил глаз и был назначен адъютантом командира полка.
С июня 1941 года младший лейтенант И. Ф. Голубин на фронтах Великой Отечественной войны. Добился права участвовать в боевой работе, летал на МиГ-3. 15 декабря 1941 года был сбит в воздушном бою, приземлился за линией фронта, но сумел вернуться в полк.
К январю 1941 года заместитель командира эскадрильи 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Войска ПВО страны) лейтенант И. Ф. Голубин совершил 163 боевых вылета, участвовал в 25 воздушных боях, в которых лично сбил 10 и в составе группы 2 самолёта противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 676).
В январе 1942 года назначен лётчиком-инспектором Инспекции ВВС РККА. С мая 1942 года служил в 434-м ИАП, где летал на Як-1. 1 ноября 1942 года капитан И. Ф. Голубин погиб в авиационной катастрофе. К тому времени выполнил около 200 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 2 в составе группы. Прах Героя покоится в колумбарии № 15 на Донском кладбищае в Москве. Имя Героя высечено на памятнике Героев Советского Союза в городе Туле, его имя носила пионерская дружина Троицкой школы Чернского района Тульской области.
Награждён орденами: Ленина (04.03.1942), Красного Знамени (17.10.1942).
* * *
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:56 0

Елдышев Анаталий Алексеевич

Родился 20 апреля 1922 года в деревне Варваровка, ныне Медынского района Калужской области. С 1930 жил в городе Коломна (Московская область). Образование получил среднее, в 1939 году окончил городской аэроклуб (его инструктором был старший брат - Иван Елдышев). С 1940 года в рядах Красной Армии. Окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года сержант А. А. Елдышев на фронтах Великой Отечественной войны в составе 16-го ИАП, летал на МиГ-3. В сентябре 1941 года направлен в 565-й ИАП. С января по сентябрь 1942 года служил в 487-м ИАП. В сентябре 1942 года младший лейтенант А. А. Елдышев направлен для продолжения службы в 910-й ИАП ОН ПВО (в октябре 1943 года преобразован в 148-й Гвардейский ИАП ОН), где летал уже на "Яках" (Як-1, Як-7 и Як-9).
К 23 мая 1943 года лётчик 910-го истребительного авиационного полка особого назначения ПВО (101-я истребительная авиационная дивизия, Войска ПВО страны) лейтенант А. А. Елдышев совершил 272 боевых вылета, в 17 воздушных боях сбил лично 10 в составе группы 2 самолёта противника. [По данным наградного листа, на 19 мая 1943 года имел 11 личных и 7 групповых побед, но эта информация не подтверждается какими-либо оперативными и отчётными документами.] Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
17 декабря 1943 года старший лейтенант А. А. Елдышев погиб при выполнении очередного задания под Киевом (согласно некоторым источникам, сбит в воздушном бою, воспользовался парашютом и приземлился на вражеской территории; не желая попасть в плен, окружившим его немецким солдатам, застрелился). К тому времени выполнил около 300 боевых вылетов, провёл около 20 воздушных боёв, сбил 11 самолётов противника лично и 2 в группе с другими лётчиками.
Награждён орденами: Ленина (09.10.1943), Красного Знамени (14.02.1943); медалями.
* * *
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:57 0

Заболотный Иван Николаевич

Родился 12 июля 1916 года в селе Шиповатое, ныне Велико-Бурлукского района Харьковской области (Украина). В 11 лет остался сиротой. Окончил 6 классов, работал в сельском хозяйстве. В 1930 году переехал в город Грозный, в надежде найти родственников, но не нашёл. До совершеннолетия воспитывался в детском доме. Затем работал учеником наборщика, потом наборщиком в типографии Чечено-Ингушского национального издательства. Одновременно учился в аэроклубе. С 22 октября 1937 года в Красной Армии. В декабре 1938 года окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (57-ИАБ, ВВС Московского военного округа).
С июня 1941 года младший лейтенант И. Н. Заболотный на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Московская зона ПВО). В августе 1941 года назначен командиром звена, позднее - заместителем командира эскадрильи. Летал на МиГ-3, отличился в боях за Москву. Выполнил 121 боевой вылет (в том числе 3 - ночью), провёл 20 воздушных боёв, в которых лично сбил 10 самолётов противника.
4 июня 1942 года капитан И. Н. Заболотный не вернулся с боевого задания. Согласно версии, изложенной в историко-публицистической литературе советского периода (в архивных документах факт не отражён), в воздушном бою на подступах к Москве таранил немецкий бомбардировщик и погиб; по другим источникам - сбит огнём зенитной артиллерии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1942 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина.
Именем Героя была названа улица в городе Грозном, где он жил и работал, и средняя школа в селе Шиповатое на его родине.
* * *
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:58 0

Кузнецов Николай Фёдорович

Родился 13 (26) декабря 1916 года в городе Петрограде (ныне Санкт-Петербург). В 1931 году окончил 7 классов средней школы, в 1933 году - школу фабрично-заводского ученичества. Работал токарем по металлу на заводе № 4 в Ленинграде (производство взрывателей). С сентября 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Ленинградскую военную школу авиационных техников. До апреля 1940 года служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в должности техника звена 68-го ИАП. В мае 1941 года окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
С 22 июня 1941 года лейтенант Н. Ф. Кузнецов в боях Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в составе 191-го ИАП (лётчик, командир звена и заместитель командира эскадрильи), летал на И-16 и "Харрикейне". Воевал на Северном, Ленинградском, Калининском, Западном и Юго-Западном фронтах.
С октября 1942 года сражался в 436-м ИАП (18 марта 1943 года преобразован в 67-й Гвардейский ИАП), летал на "Киттихауке" и "Аэрокобре". Прошёл путь от заместителя командира эскадрильи до заместителя командира полка. Воевал на Северо-Западном, Центральном и 1-м Белорусском фронтах.
К 7 января 1943 года заместитель командира эскадрильи 436-го истребительного авиационного полка (239-я истребительная авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Н. Ф. Кузнецов совершил 213 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 15 и в составе группы 12 самолётов противника (в наградном листе говорится о 17 личных и 12 групповых победах). За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
6 января 1943 года подбит в воздушном бою, тяжело ранен в грудь, совершил вынужденную посадку в лесу на своей территории. До марта 1943 года лечился в госпитале. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 966).
К маю 1945 года заместитель командира по воздушно-стрелковой службе, он же инспектор-лётчик по технике пилотирования 67-го Гвардейского истребительного авиационного полка (273-я истребительная авиационная дивизия, 6-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии майор Н. Ф. Кузнецов совершил 252 боевых вылета, провёл 99 воздушных боёв, в которых сбил лично 21 и в составе группы 12 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 24 личных и 12 групповых победах). Участник Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади.
После окончания войны продолжал службу в ВВС (Центральная группа войск; Австрия). В 1949 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. С декабря 1949 года - командир 16-го истребительного авиационного полка ПВО (в Московском районе ПВО; город Рязань).
Участник войны в Корее с января по июль 1952 года в должности командира 16-го истребительного авиационного полка (64-й ИАК). Летал на МиГ-15бис. Совершил 27 боевых вылетов, сбитых самолётов противника не имел. Вернувшись в Советский Союз, командовал авиационной дивизией.
В 1952-1954 гг. - лётчик-инспектор Управления боевой подготовки ВВС. В 1956 году окончил Высшую военную академию (Военную академию Генерального штаба). С октября 1956 года - начальник Грозненского военного авиационного училища лётчиков. С августа 1957 года - начальник Черниговского военного авиационного училища лётчиков. С ноября 1963 года - начальник Центра подготовки космонавтов. С 1972 года - советник главного конструктора НПО "Энергия" по военно-космическим программам. С июня 1978 года генерал-майор авиации Н. Ф. Кузнецов - в запасе. Жил в Звёздном городке (Щёлковский район Московской области). Умер 5 марта 2000 года. Похоронен на Преображенском кладбище в Москве. В Звёздном городке на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (29.10.1941, 01.05.1943), Красного Знамени (10.02.1942, 06.08.1944, 16.06.1945, 30.12.1956), Александра Невского (29.03.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (07.04.1940, 03.12.1941, 17.05.1951), медалями.
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 21:59 0

Лакеев Иван Алексеевич

Родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода, ныне Дзержинского района Калужской области. Окончил 7 классов. Работал в Ленинграде на заводе "Электросила", учился на рабфаке электромеханического института. С 1931 года в рядах Красной Армии, в том же году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу, в 1933 году - Энгельсскую военную авиационную школу лётчиков. В звании лейтенанта служил младшим лётчиком 107-й истребительной авиационной эскадрильи (83-я истребительная авиационная бригада Белорусского военного округа), с ноября 1936 года - старший лётчик.
С ноября 1936 года по 13 августа 1937 года принимал участие в гражданской войне в Испании. Был пилотом и старшим лётчиком, с мая 1937 года командовал 1-й эскадрильей истребителей И-16. Совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил 12 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1937 года удостоен звания Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина. После учреждения особого знака отличия ему вручена медаль "Золотая Звезда" № 63.
В ноябре 1937 года назначен командиром 68-й истребительной авиационной эскадрильи, а в июле 1938 года - командиром 16-го истребительного авиационного полка. С марта 1939 года - начальник отдела истребительной авиации Главного управления ВВС РККА. Участвовал в боях с японцами на реке Халхин-Гол в 1939 году. Боевую работу вёл в составе 70-го ИАП (некоторое время командовал полком) и Управления ВВС 1-й Армейской группы (заместитель командующего), выполнил несколько боевых вылетов на И-16, побед не имел. Зимой 1939-1940 гг. принимал участие в Советско-Финляндской войне.
С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев - заместитель начальника лётно-технической инспекции Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему присвоено звание генерал-майора авиации. С июля 1940 года - заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года снят с должности "за недостатки в работе" и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке, летал на И-16.
С 22 июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. За большие потери, понесённые дивизией в начальный период войны, ещё раз понижен в должности. С января 1942 года по март 1943 года командовал 524-м истребительным авиационным полком, летал на И-16 и ЛаГГ-3. С апреля 1943 года и до конца войны командовал 235-й истребительной авиационной дивизией (в августе 1944 года преобразована в 15-ю Гвардейскую ИАД), летал на Ла-5 и Ла-7, лично сбил 1 самолёт-разведчик.
За свою долгую боевую деятельность И. А. Лакеев уничтожил не менее 13 самолётов противника (точный боевой счёт не установлен).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии. С 1955 года Гвардии генерал-майор авиации И. А. Лакеев - в запасе. Жил в Москве. Умер 15 августа 1990 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.
Награждён орденами: Ленина (03.11.1937), Красного Знамени (02.01.1937, 04.07.1937, 29.08.1939, ...), Суворова 2-й степени (15.04.1944), Кутузова 2-й степени (29.05.1944), Богдана Хмельницкого 2-й степени (21.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (10.04.1985), Красной Звезды; медалями, иностранными орденами, в том числе орденом "За воинскую доблесть" Монгольской Народной Республики (10.08.1939).
* * *
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 22:02 0

Родился в 1908 году в городе Тамбове. Отец был рабочим. После смерти матери он женился вторично. Мачеха не нашла соответствующего подхода к мальчику, и он 9 лет от роду убежал из дому, был беспризорником, потом воспитывался в детдоме. Будучи подростком кормился случайными заработками. В школе ему не пришлось учиться. Когда Федора Пруцкова призвали в Красную Армию, он мог только расписываться и читать по складам печатные буквы. За время службы в армии Фёдор сдал экстерном экзамены за 7 классов школы. После демобилизации его зачислили курсантом в Качинскую 1-ю военную школу пилотов, которую он окончил в 1934 году. Затем служил в авиабригаде в Прокопьевске, в Сибири. В 1933 году Фёдор Максимович женился на 19-летней Ольге Андреевне Капитоновой, которая стала ему верной женой и подругой, гордилась мужем-лётчиком, сама была парашютисткой, занималась стрелковым делом.
В 1936 году лейтенант Ф. М. Пруцков служил лётчиком в 40-й истребительной авиационой эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Киевского военного округа.
С ноября 1936 года по 26 июля 1937 года принимал участие в гражданской войне испанского народа. Был пилотом истребителя И-16. Сначала воевал в эскадрилье Сергея Тархова, а после его гибели - Константина Колесникова. Участвовал в нескольких воздушных боях.
Вспоминает один из пилотов этой эскадрильи, Иван Иванович Кравченко:
"Особенно запомнилось мне 18 февраля 1937 года, когда напряжение в воздушных боях над Харамой достигло апогея. В тот день мы, как говорится, превзошли самих себя - совершили до 10 боевых вылетов!
Уже при первом вылете девятка "Москас" во главе с комэском Колесниковым атаковала группу "Юнкерсов". Отлично, слаженно действовали Акуленко, Лесников, Баланов, Шевцов и другие. Они сбили 3 вражеские машины и обратили в бегство остальные.
Не меньший успех был и у второй группы, возглавляемой Иваном Лакеевым. Лётчики Пруцков, Замашанский, Никитин, Шаров и американец Арнольд, взаимодействуя с пилотами эскадрильи Павла Рычагова, завязали воздушный бой с вражескими истребителями, и 4 из них навсегда отлетались. Кончались боеприпасы, но бой не прекращался - одни уходили на заправку, их сменяли другие - и так весь день..."
25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 - к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.
Однако, 5 взлетевших истребителей (В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко) считают, что 1 "Юнкерс" им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.
В небе Испании Ф. М. Пруцков сбил в группе с товарищами 2 вражеских самолёта. Награждён двумя орденами Красного Знамени.
После возвращения из Испании служил в Борисоглебской военной школе лётчиков командиром эскадрильи, с 1938 года - в 57-й Люберецкой истребительной авиационной бригаде. В 1938 году ему было присвоено воинское звание "Майор". В январе 1939 года окончил Курсы комиссаров-лётчиков при Харьковском военном авиационном училище, был заместителем командира 16-го ИАП ПВО Московского военного округа. 5 ноября 1939 года назначен командиром этого полка (приказ НКО № 04612).
С июля 1941 года участвовал в Великой Отечественной войне. Вместе со своим полком отражал налёты немецкой авиации на Москву. Летал на МиГ-3. В самые трудные месяцы битвы за Москву Ф. М. Пруцков умело организовывал боевую работу полка, и хотя командование корпуса ограничивало вылеты командира, он в воздушных боях сбил 2 самолёта противника (1 лично и 1 в паре). Под его командованием лётчики полка за полгода боёв сбили под Москвой 72 самолёта.
Если до октября 1941 года пилоты 16-го ИАП занимались, как правило, патрулированием и перехватом вражеских разведчиков, то со второй половине октября до 80% боевых вылетов выполнялось уже на прикрытие своих наземных войск и штурмовые удары по врагу и прежде всего - по мотомеханизированным колоннам. Всего же, в октябре 1941 года, лётчики 16-го авиаполка нанесли 172 бомбово-штурмовых удара и доложили об уничтожении 231 автомашины, 18 танков, 6 мостов и переправ.
Пруцков пользовался заслуженным высоким авторитетом в полку. Внешне он был выше среднего роста, стройный, шатен. По характеру скромный, о заслугах своих не говорил даже близким товарищам. Высокоподготовленный лётчик, пилотировал отлично. Смелый в боях, решительный в непредвиденных ситуациях, умелый руководитель. Он был простой и доступный в обыденной жизни, весёлый рассказчик в кругу друзей. Как командир он был строгий и взыскательный, иногда вспыльчивый, горячий, но отходчивый. Лётчиков своих называл "соколики".
В октябре 1941 года Пруцкову присвоено звание подполковника, а 4 марта 1942 года он награждается орденом Ленина.
В мае 1942 года Ф. М. Пруцков был назначен инспектором по технике пилотирования отдела истребительной авиации Инспекции ВВС КА, который возглавлял участник боёв в Испании подполковник М. Н. Якушин. Работы у инспекторов было много. Так, в мае-июне 1942 года вместе с двумя другими инспекторами - Е. С. Антоновым и А. Ф. Семёновым, Ф. М. Пруцков готовил к новым боям лётный состав 434-го ИАП, прилетевшего под Москву для переформирование. Это ответственное задание было выполнено в срок.
В результате тяжёлого поражения, названного позднее "Харьковской катастрофой", летом 1942 года враг захватил относительно небольшую, но очень важную в оперативном отношении территорию и завладел инициативой. Только людские потери Юго-Западного направления составили 230-240 тысяч человек, не считая огромного количества оружия и боевой техники. Именно в это время с 20 мая по 12 июня на аэродроме Люберцы пополняется лётным составом и получает новую матчасть - самолёты Як-1 434-й истребительный авиационный полк.
В результате подготовительных мероприятий 434-й ИАП, пополненный лётным составом и техникой, прошедший подготовку к предстоящим боевым действиям в составе 2-х эскадрилий и под непосредственным руководством заместителя начальника инспекции ВВС Красной Армии подполковника Ф. М. Пруцкова, перебазируется на Юго-Западный фронт. С 13 июня по 4 июля 1942 года полк входит в подчинение 8-й Воздушной армии.
Для истории представляют интерес те задачи, которые решала инспекция ВВС, курируя 434-й ИАП. Во-первых, в подготовительный период - это прежде всего комплектование людьми и техникой, а также обеспечение полка по всем видам на период боевых действий. Сюда же можно отнести организацию и контроль за учебно-боевой подготовкой (полёты, учебные занятия). Во-вторых, в период боевых действий - это оказание помощи командиру полка, его заместителям и командирам подразделений в уяснении боевой задачи, в оценке обстановки, в принятии решения и в организации взаимодействия с другими войсковыми подразделениями. Обобщение боевого опыта в определении результативности и перспектив боевой работы, такой особой авиачасти как 434-й ИАП.
За период руководства полком подполковником Ф. М. Пруцковым, 434-й ИАП произвёл 880 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 35 самолётов противника. Свои потери - 4 самолёта. Подполковник Ф. М. Пруцков за этот период времени выполнил 28 боевых вылетов, провёл 2 воздушных боя и лично сбил 1 бомбардировщик "Юнкерс-88".
Самым результативным по числу побед, одержанных лётчиками 434-го полка за период боевых действий на Юго-Западном фронте, оказалось 27 июня 1942 года. В этот день группа из 8 самолётов Як-1 встретила в районе юго-восточнее Уразово - Купянск группу из 12-16 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием Ме-109. Наши лётчики атаковали противника и по итогам боя доложили об уничтожении 6 бомбардировщиков: по одной победе записали на свой счёт подполковник Ф. Пруцков, майор И. Клещёв, капитан В. Бабков, старший лейтенант И. Избинский, лейтенанты Хользунов и Савельев.
1 ноября 1942 года во время перелёта в Ленинград, из-за плохой погоды, Пруцков совершил вынужденную посадку в поле. При этом получил тяжёлые травмы и переломы. После выздоровления (летом 1943 года) был назначен заместителем начальника Школы высшего пилотажа и воздушного боя, располагавшейся тогда в Люберцах.
Лётное дело всегда сопряжено с повышенным риском, случались и катастрофы. Так, 5 августа 1943 года, при выполнении испытательного полёта на самолёте Ла-5 с заменённым мотором разбился подполковник Ф. М. Пруцков. При наборе высоты 50 метров мотор заглох. В такой ситуации можно было лететь только по прямой, разворот невозможен. А впереди был лес. Самолёт задел за верхушки деревьев, перевернулся и упал на лес. Гибель Фёдора Максимовича тяжело переживали его боевые друзья. Прощание с ним проходило в гарнизонном клубе, похоронен на Введенском кладбище в Москве. Через полгода после его гибели родилась дочь Таня. Она стала инженером-проектировщиком, её сын Андрей окончил Российский государственный университет связи и информатики с красным дипломом.
(Использованы материалы из книги К. В. Бобровой - "Крылатый полк шестнадцатый".)
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 22:08 0

Супрун Александр Павлович.

Родился в 1916 году в Канаде. В 1925 г. семья возвращается в Советскую Россию, в г. Сумы.
В марте 1940 года, следуя по стопам своего старшего брата Степана, стал лётчиком, окончив Борисоглебское военное авиационное училище. (Супрун Степан Павлович впоследствии дважды Герой Советского Союза).
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года – в составе 16-го ИАП (6-й ИАК ПВО). В ПВО Москвы сбил 6 самолетов противника (3 лично и 3 в группе), был ранен.
С 1945 года на летно-испытательной работе в том же НИИ ВВС, где служил его брат Степан. Участвовал в испытаниях «Спитфайр», Ла-150, Як-17, МиГ-15, Як-25.
Жил на ст. Чкаловская. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Награжден орденом Красного Знамени (7.11.1942).
***
Владимир Савончик # 18 апреля 2017 в 22:09 0

Шумилов Иван Петрович

Родился 28 мая 1919 года в селе Михайловка, ныне Лебединского района Сумской области (Украина). Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал слесарем на металлургическом заводе в Керчи, одновременно учился летать на планере и самолёте в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 16-м ИАП (ВВС Московского военного округа).
С июня 1941 года лейтенант И. П. Шумилов на фронтах Великой Отечественной войны. По январь 1943 года сражался в составе того же 16-го ИАП, защищал небо Москвы. Летал на МиГ-3.
К февралю 1942 года лётчик 16-го истребительного авиационного полка (6-й истребительный авиационный корпус, Московская зона ПВО) лейтенант И. П. Шумилов совершил 112 боевых вылетов, провёл 7 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 самолётов противника (в том числе 1 - тараном) и 2 в составе группы. Указом Президиум Верховного Совета СССР от 4 марта 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 666).
В 1943 году назначен инспектором истребительной авиации ПВО страны, затем - 320-й авиационной дивизии ПВО. В 1944-1945 гг. был заместителем, а затем командиром 495-го авиационного полка, окончил войну в звании полковника. Всего совершил 565 боевых вылетов, число побед не изменилось.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1946-1947 гг. был заместителем командира 16-го ИАП, затем 2 года инспектором 88-го ИАК в Москве. В 1955 году окончил командный факультет Военно-Воздушной академии. Командовал 148-м Гвардейским ИАП, был заместителем командира 181-й ИАД. Закончил службу в Южно-Сахалинске. С 1961 года полковник И. П. Шумилов - в запасе. Работал инструктором-лётчиком УТО-2 (Учебно-тренировочный отряд) в аэропорту Быково, инспектором-лётчиком Московского управления гражданской авиации, командиром 178-го авиаотряда на вертолётах, начальником лётной службы Кратовской лётно-испытательной станции. Умер 22 июня 1987 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (04.03.1942), Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (дважды); медалями.
* * *
Популярная проза за месяц
147
126
123
102
101
100
99
97
94
93
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
81
81
81
80
80
79
78
77
77
77
76
76
75
72
71
67