ГлавнаяПрозаЭссе и статьиИстория и политика → 147-й истребительный авиационный полк.

147-й истребительный авиационный полк.

10 сентября 2017 - Владимир Савончик
article395990.jpg
147-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
Штаб 147-го истребительного авиационного полка сформирован 29 декабря 1939 года в Москве при Управлении Кадров Главного Управления РККА и направлен в распоряжение Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Ленинградского Военного Округа. Сам полк сформирован в январе 1940 года на базе 5–го смешанного авиационного полка (две эскадрильи на И-16 и И-153), 26-го истребительного авиационного полка (одна эскадрилья на И-15БиС), 38-го истребительного авиационного полка (одна эскадрилья на И-15БиС) и 9-го лёгкого штурмового авиационного полка (одна эскадрилья на И-15БиС) на аэродроме Самми-Ярви.
 
Нахождение в строю:
 
С 29 декабря 1939 года по 4 апреля 1942 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 9 января 1940 года по 13 марта 1940 года (65 дней). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 4 апреля 1942 года (287 дней). Перечень №12.
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С 29 декабря 1939 года по 4 апреля 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С 9 января 1940 года по 26 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 26 марта 1940 года по 24 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 24 июня 1941 года по 26 августа 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Северного Фронта.
С 26 августа 1941 года по 1 сентября 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Ленинградского Фронта.
С 1 сентября 1941 года по 4 апреля 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Карельского Фронта.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С 1940 года по 15 августа 1940 года – в составе 27-й смешанной авиационной бригады.
С 15 августа 1940 года по 15 февраля 1942 года – в составе 1-й смешанной авиационной дивизии.
 
Командир полка:
 
Подполковник Головня Михаил Михайлович – с 16 сентября 1940 года по 24 августа 1941 года.
Капитан Дюжев Владимир Иванович – с 24 августа 1941 года по 30 декабря 1941 года.
Майор Шевелев Павел Захарович – с 30 декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года. Назначен на должность командира 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Батальонный комиссар Колесников Георгий Ефремович
Батальонный комиссар Гримов Павел Григорьевич – с 16 июля 1941 года
 
Начальник штаба полка:
 
Капитан Давыдов
 
Участие в операциях и битвах:
 
Советско-Финская война – с 9 января 1940 года по 13 марта 1940 года.
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской войне:
Боевых вылетов – 830
Потери самолётов – 11
Боевые – 5 (И-15БиС)
Небоевые – 6(И-15БиС – 5 И-153-1)
Оборона Карелии и Заполярья – с 22 июня 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Переформирование по штату 015/134 – 24 августа 1941 года.
Переформирование по штату 015/174 – 1 ноября 1941 года.
 
Герои Советского Союза:
 
22 июля 1941 года. Иванов Леонид Илларионович. Старший лейтенант Командир эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка 1-й  смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Северного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
6 июня 1942 года. Кайков Павел Александрович. Лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка 1-й  смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Карельского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
22 февраля 1943 года. Королёв Василий Иванович. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка 1-й  смешанной авиационной дивизии 14-й Армии Карельского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №896.
 
Потери:
 
22 июня 1941 года. Иванов Георгий Григорьевич. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. При возвращении из боевого вылета попал в туман и на аэродром не вернулся. Предположительно упал в море.
25 июня 1941 года. Ашмарин Павел Петрович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. При перелёте на самолёте У-2 с аэродрома Ура-Губа на аэродром Шонгуй атакован истребителями противника.  Пропал без вести.
25 июня 1941 года. Чудинов Николай Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит огнем своей зенитной артиллерии при перехвате вражеского бомбардировщика в районе Мишуков маяк. Похоронен в городе Мурманск.
26 июня 1941 года. Казаков Николай Яковлевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена 147-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке аэродрома Африканда самолётами противника. Похоронен в м. Африканда Мурманской области.
26 июня 1941 года. Кудрявцев Николай Иванович. Младший сержант. Мастер авиационного вооружения 147-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке аэродрома Африканда самолётами противника. Похоронен в м. Африканда Мурманской области.
27 июня 1941 года. Федоров Геннадий Николаевич. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою при отражении налёта на аэродром Мурмаши. Впоследствии захоронен на воинском кладбище в посёлке Килп-Явр.
28 июня 1941 года. Иванов Леонид Илларионович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Знак Почёта, 4 личные победы). Погиб на самолёте И-153 в воздушном бою. Похоронен в м. Африканда Мурманской области. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
28 июня 1941 года. Ромась Дмитрий Андреевич. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
29 июня 1941 года. Ефремов Николай Иванович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою. Похоронен в м. Ура-Губа.
2 июля 1941 года. Антонюк Максим Кондратьевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе аэродрома Шонгуй. Похоронен на аэродроме Шонгуй.
2 июля 1941 года. Буданов Иван Афанасьевич. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушно бою в районе Мурмаши – Кола. Похоронен в поселке Мурмаши Мурманской области.
10 июля 1941 года. Тулупников Владимир Алексеевич. Старший политрук. ВрИД командира звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою при отражении налёта на аэродром Алакуртти.
13 июля 1941 года. Герасименко Леонид Семёнович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе аэродрома Шонгуй.
13 июля 1941 года. Никитюк Александр Кузьмич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Сбит в воздушном бою в районе озера Титовка. Посмертно награждён орденом Красной Звезды.
18 июля 1941 года. Владимиров Валентин Александрович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Титовка Мурманской области.
24 июля 1941 года. Крючков Егор Самойдович. Старший лейтенант. Адъютант эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою при отражении налёта на аэродром Шонгуй.
29 июля 1941 года. Бугрин Борис Иванович. Сержант. Авиационный механик 147-го истребительного авиационного полка. Погиб при налёте самолётов противника на аэродром Африканда. Похоронен на кладбище посёлка Африканда Мурманской области.
15 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени , 5 личных побед в составе полка). Сбит в воздушном бою в районе города Мурманск. Похоронен на кладбище посёлка Мурмаши Мурманской области. Посмертно награждён орденом Ленина.
10 сентября 1941 года. Александров Павел Иванович. Лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Западная Лица.
15 сентября 1941 года. Захаров Ефим Акимович. Младший лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника в районе Алакуртти. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
24 октября 1941 года. Кукуркин Иван Андреевич. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе озера Выль-Явр. Похоронен в районе озера Выль-Явр.
1 ноября 1941 года. Цаплин Александр Иванович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени, более 100 боевых вылетов) Не вернулся из боевого вылета в район Титовка. Посмертно награждён вторым орденом Красного Знамени. Попал в плен. Погиб в плену.
29 ноября 1941 года. Кайков Павел Александрович. Лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка (177 боевых вылетов, 5 воздушных боёв, 1 личная победа). Погиб на самолёте МиГ-3  в воздушном бою, таранив при лобовой атаке самолет противника в районе Лоухи. Похоронен на кладбище посёлка Мурмаши Мурманской области. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
5 января 1942 года. Зимов Константин Петрович. Старший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета на самолёте И-153.
28 февраля 1942 года. Иванов Василий Алексеевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Погиб в авиационной катастрофе во время сопровождения самолета У-2 к месту падения самолета противника в районе озера Пайве-Явр. Похоронен в братской могиле в районе озера Пайве-Явр.
31 марта 1942 года. Елисеев Анатолий Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Луостари. Посмертно награждён двумя орденами Красного Знамени.
 
СПИСОК ПОТЕРЬ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
4 июля 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.110 в районе станции Кица.
20 июля 1941 года. Крупский Виктор Иосифович. На истребителе И-153 сбил Bf.110 в районе Мурманск.
27 июля 1941 года. Иванов Василий Александрович. Сбил Bf.109 в районе аэродрома Мурмаши.
2 августа 1941 года. Крупский Виктор Иосифович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе Большая Западная Лица.
13 августа 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.88 в районе станции Чупа.
13 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Мишуков Маяк – Роста – Ура-губа.
13 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Мишуков Маяк – Роста – Ура-губа.
13 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Мишуков Маяк – Роста – Ура-губа.
14 августа 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.88 в районе Алакуртти.
14 августа 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.88 в районе Алакуртти.
15 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Рестикент.
15 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Рестикент.
30 августа 1941 года. Цаплин Александр Иванович. Сбил Hsh.126 в районе Алакуртти.
3 сентября 1941 года. Крупский, Селезнёв и Соломонов. Сбили в группе Hsh.126 в районе Алакуртти.
23 сентября 1941 года. Зеленов Павел Тихонович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.110 в районе Африканда.
7 октября 1941 года. Громов и Зеленов. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.110 в районе Африканда.
7 октября 1941 года. Громов и Зеленов. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.110 в районе Африканда.
26 октября 1941 года. Иванов Виктор Павлович. На истребителе И-153 сбил в группе Bf.110 в районе Лутто.
2 ноября 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Кандалакша – Алакуртти.
2 ноября 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Кандалакша – Алакуртти.
29 ноября 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.109 в районе станции Чупа.
29 ноября 1941 года. Кайков Павел Александрович. На истребителе МиГ-3 сбил тараном Bf.109.
16 декабря 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе станции Лоухи.
16 декабря 1941 года. Громов и Зеленов. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.87 в районе станции Лоухи.
9 февраля 1942 года. Юрилин Николай Васильевич. Сбил в паре Hsh.126 в районе Рестикент.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
 
СПИСОК ПОБЕД УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Награждены орденами СССР:
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года.
 
Иванов Леонид Илларионович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина. Посмертно.
Григорьев Александр Матвеевич. Младший лейтенант.
Дудник Александр Захарович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Никитюк Александр Кузьмич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Скляренко Николай Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(2)
Гурков Иван Васильевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Пелевин Анатолий Николаевич. Сержант. Моторист. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №069 от 7 ноября 1941 года. Беломорск.
 
Горбунов Георгий Владимирович. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красного Знамени.
Жгун Александр Егорович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Зеленов Павел Тихонович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Колесников Георгий Ефремович. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
Королёв Василий Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Крупский Виктор Иосифович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Поздняков Алексей Павлович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Селезнёв Алексей Иванович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Соломонов Владимир Данилович. Лейтенант. Адъютант эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Цаплин Александр Иванович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(2). Посмертно.
Берлов Пётр Иванович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Бут Иван Яковлевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №095 от 29 ноября 1941 года. Беломорск.
 
Шевелев Павел Захарович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Гримов Павел Григорьевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
Громов Георгий Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(1)
Захаров Ефим Акимович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Иванов Виктор Павлович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(1)
Косинов Александр Иванович. Военный техник 1-го ранга. Инженер полка по вооружению. Орден Красной Звезды.
Мерцалов Григорий Терентьевич. Старший лейтенант. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Румянцев Михаил Сергеевич. Старшина. Авиационный механик. Орден Красной Звезды(1)
Смирнов Валлериан Дмитриевич. Военный инженер 3-го ранга. Старший инженер полка. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №01 от 3 января 1942 года. Беломорск.
 
Араховский Владимир Мартынович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №025 от 9 января 1942 года. Беломорск.
 
Концевой Адам Емельянович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0122 от 22 февраля 1942 года. Беломорск.
 
Кузнецов Николай Александрович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Ленина(1)
Фомин Ефим Абрамович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи. Орден Ленина. Посмертно.
Иванов Василий Александрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Кузнецов Анатолий Иванович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Герасименко Леонид Семёнович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды. Посмертно.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0169 от 20 марта 1942 года. Беломорск.
 
Курилов Николай Алексеевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Мартынов Сергей Иванович. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0237 от 1 мая 1942 года. Беломорск.
 
Елисеев Анатолий Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Юрилин Николай Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Горелышев Дмитрий Андреевич. Младший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Селезнёв Алексей Иванович. Политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года.
 
Кайков Павел Александрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Ленина. Посмертно.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0383 от 23 июля 1942 года. Беломорск.
 
Бартов Анатолий Витальевич. Военный техник 1-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Двуреченский Иван Трофимович. Военный техник 2-го ранга. Авиационный механик. Орден Красной Звезды.
Исаев Георгий Сергеевич. Военный техник 1-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Майковский Сергей Ильич. Военный техник 1-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0433 от 24 августа 1942 года. Беломорск.
 
Елисеев Анатолий Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(2). Посмертно.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1943 года.
 
Королёв Василий Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
 
СПИСОК НАГРАЖДЁННЫХ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Вооружение:
 
И-15БиС – с января 1940 года по 1941 год.
И-153 – с января 1940 года по 1941 год.
И-16 – с января 1940 года по май 1940 года.
МиГ-3 – с 12 июля 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Hurricane – с ноября 1941 года по 4 апреля 1942 года.
P-40 Kittyhawk – с декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года.
 
Дислокация:
 
Самми­-Ярви
Мурмаши
Шонгуй
Африканда
Арктика
 
МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ УТОЧНЯЮТСЯ
 
Приказом НКО №102 от 4 апреля 1942 года на аэродроме Арктика 147-й истребительный авиационный полк переименован в 20-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
 
Дополнительная информация:
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Белов Иван Михайлович – с января 1940 года по февраль 1942 года.
Гальченко Леонид Акимович – с ? по май 1941 года.
Громов Георгий Васильевич – с июля 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Иванов Виктор Павлович – с начала войны по январь 1942 года.
Кайков Павел Александрович – с начала войны по 29 ноября 1941 года. Погиб.
Королёв Василий Иванович – с начала войны по январь 1942 года.
Крупский Виктор Иосифович – с июля 1941 года по январь 1942 года.
Кузнецов Николай Александрович – с октября 1941 года по январь 1942 года.
Поздняков Алексей Павлович – с начала войны по 4 апреля 1942 года.
Хлобыстов Алексей Степанович – с декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Чирков Андрей Васильевич – с 1940 года по 1940 год.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Гальченко Леонид Акимович – с ? по май 1941 года. Побед в составе полка нет.
Громов Георгий Васильевич – с июля 1941 года по 4 апреля 1942 года. 3 личные и 8 групповых побед в составе полка.
Зеленов Павел Тихонович – с 12 июля 1941 года по декабрь 1941 года. 1 личная и 3 групповые победы.
Иванов Виктор Павлович – с начала войны по январь 1942 года. 1 групповая победа в составе полка.
Крупский Виктор Иосифович – с июля 1941 года по январь 1942 года. 2 личные и 1 групповая победа в составе полка.
Кузнецов Николай Александрович – с октября 1941 года по январь 1942 года. Побед в составе полка нет.
Матвеев Александр Андреевич – с 1939 года по 1940 год. Побед в составе полка нет.
Скляренко Николай Дмитриевич – с 1940 года по декабрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Фомин Ефим Абрамович – с 1940 года по 15 августа 1941 года. 5 личных побед в составе полка. Погиб.
Хлобыстов Алексей Степанович – с декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года. 5 групповых побед в составе полка.
Чирков Андрей Васильевич – с 1940 года по 1940 год. Побед в составе полка нет.
Юрилин Николай Васильевич – с начала войны по 4 апреля 1942 года. 6 групповых побед в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Александров Павел Иванович
Антонюк Максим Кондратьевич
Араховский Владимир Мартынович
Ашмарин Павел Петрович
Бардаш Пётр Никитович
Бартов Анатолий Витальевич
Белов Иван Михайлович
Берлов Пётр Иванович
Бованенко Николай Антонович
Борзенко Михаил Григорьевич
Бугрин Борис Иванович
Бут Иван Яковлевич
Бычков Михаил Ефимович
Веклич Владимир Александрович
Владимиров Валентин Александрович
Гаврилов Вениамин Иванович
Гальченко Леонид Акимович
Герасименко Леонид Семёнович
Головня Михаил Михайлович
Горбунов Георгий Владимирович
Горелышев Дмитрий Андреевич
Григорьев Александр Матвеевич
Гримов Павел Григорьевич
Громов Георгий Васильевич
Груздев Фёдор Акимович
Гурков Иван Васильевич
Давыдов Константин Иванович
Двуреченский Иван Трофимович
Дрожжин Василий Иванович
Дудник Александр Захарович
Елисеев Анатолий Васильевич
Ефремов Николай Иванович
Жариков Иван Михайлович
Жгун Александр Егорович
Захаров Ефим Акимович
Зеленов Павел Тихонович
Зимов Константин Петрович
Иванов Василий Александрович
Иванов Василий Алексеевич
Иванов Виктор Павлович
Иванов Георгий Григорьевич
Иванов Леонид Илларионович
Исаев Георгий Сергеевич
Иссерж Бениамин Давыдович
Казаков Николай Яковлевич
Кайков Павел Александрович
Карпенко Михаил Фёдорович
Колесников Георгий Ефремович
Концевой Адам Емельянович
Королёв Василий Иванович
Косинов Александр Иванович
Крупский Виктор Иосифович
Крутиков Евгений Петрович
Крючков Егор Самойдович
Кудрявцев Николай Иванович
Кузнецов Анатолий Иванович
Кузнецов Николай Александрович
Кукуркин Иван Андреевич
Курилов Николай Алексеевич
Ляшко Михаил Митрофанович
Майковский Сергей Ильич
Мартынов Сергей Иванович
Матвеев Александр Андреевич
Мерцалов Григорий Терентьевич
Никитюк Александр Кузьмич
Пелевин Анатолий Николаевич
Поздняков Алексей Павлович
Пушкарёв Анатолий Васильевич
Ромась Дмитрий Андреевич
Румянцев Михаил Сергеевич
Селезнёв Алексей Иванович
Семеньков Виталий Романович
Скляренко Николай Дмитриевич
Смирнов Валлериан Дмитриевич
Соломонов Владимир Данилович
Федоров Геннадий Николаевич
Фомин Ефим Абрамович
Хлобыстов Алексей Степанович
Цаплин Александр Иванович
Чирков Андрей Васильевич
Чудинов Николай Николаевич
Шевелев Павел Захарович
Шмырин Михаил Григорьевич
Юрилин Николай Васильевич
 
СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 11 октября 2017 года.
 
Белов Иван Михайлович
 
Родился 2 (15) июня 1915 года в деревне Федосово Старицкого уезда Тверской губернии (ныне Лотошинский район Московской области) в крестьянской семье. Русский. Учился в школе в селе Нововасильевское Лотошинского района Московской области. С 1928 года жил в селе Новая Дуброва. В 1929 году окончил 7 классов школы, в 1933 году — школу ФЗУ. Работал слесарем на комбинате.
В Красной армии с 1935 года. В 1937 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.
Участник советско-финской войны 1939—1940 годов в должности командира звена 5-го смешанного авиационного полка и 147-го истребительного авиационного полка.
Отличился при выполнении боевого задания 5 декабря 1939 года в районе населённого пункта Сальмиярви Печенгского района Мурманской области. Истребительная эскадрилья, в составе которой находился И. М. Белов, была встречена сильным зенитным огнём противника. Увлекая за собой других, И. М. Белов устремился на позиции врага и, снизившись до 25 метров, поражал его основные огневые точки. За время боевых действий совершил 10 боевых вылетов на истребителе.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 февраля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Белову Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 105).
В феврале-ноябре 1940 года учился в Военно-воздушной академии (Монино), но был отчислен. Продолжал службу в строевых частях ВВС (вначале в Заполярье, а с начала июня 1941 года — в Западном военном округе).
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года в должности заместителя командира 42-го истребительного авиационного полка. Погиб 7 сентября 1941 года при бомбардировке противником аэродрома в городе Карачев Брянской области.
 
Гальченко Леонид Акимович
 
Родился 2 апреля 1912 года в городе Петровск-Порт (ныне Махачкала, республика Дагестан). Окончил 7 классов, учился в дорожно-строительном техникуме и Краснодарской школе сельскохозяйственной авиации. С 1933 года в Красной Армии. В 1935 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, служил в Ленинградском военном округе.
Участник советско-финляндской войны 1939-1940 гг. в должности флаг-штурмана 5-го смешанного авиационного полка. Летал на И-15бис, выполнил более 50 боевых вылетов, из них 23 - на штурмовку войск противника. Награждён орденом Красного Знамени. С 1940 года старший лейтенант Л. А. Гальченко служил в 145-м истребительном авиационном полку. В 1941 году окончил курсы усовершенствования командного состава в Липецке.
С 22 июня 1941 года капитан Л. А. Гальченко на фронтах Великой Отечественной войны в составе 145-го ИАП (1-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 14-й армии, Карельский фронт), командовал эскадрильей. Летал на И-16 и ЛаГГ-3. К октябрю 1941 года совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника. За эти подвиги представлен к званию Героя Советского Союза, которого удостоен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 872).
22 октября 1941 года майор Гальченко назначен командиром вновь сформированного 609-го истребительного авиационного полка, который до ноября 1942 года прикрывал с воздуха Кандлакшское направление в составе ВВС 32-й армии (затем - 7-й Воздушной армии). В ноябре 1942 года назначен заместителем командира вновь формируемой 259-й истребительной авиационной дивизии 7-й Воздушной армии. Затем занимал такую же должность в 258-й и 261-й смешанных авиадивизиях. В мае 1944 года назначен заместителем командира 324-й истребительной авиадивизии. Летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. Всего к 1 ноября 1944 года подполковник Л. А. Гальченко выполнил 310 боевых вылетов, провёл около 40 воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника (по документам найдено 6 лично и 5 в группе). С ноября 1944 года вместе с дивизией находился в резерве в Московском Военном округе, до конца войны в боевых действиях более не участвовал.
После войны продолжал служить в авиации, занимал различные командные должности в ВВС Закавказского военного округа. В 1950 году переведён в Заполярье, под Мурманск, командиром 16-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии ВВС Северного округа. В 1952 году зачислен слушателем Высшей военной академии (Военная академия Генерального штаба). С 1954 года полковник Л. А. Гальченко - в запасе. Жил в Махачкале. Умер 26 сентября 1986 года.
Награждён орденами: Ленина (06.06.1942), Красного Знамени (05.02.1940, 16.01.1942, 23.07.1944, ...), Отечественной войны 1-й степени (13.02.1944, 06.04.1985), Красной Звезды; медалями, в том числе "За боевые заслуги" (03.11.1944).
*     *     *
 
Сейчас от Москвы до Тулы поезд идёт около 3 часов, до войны же на это расстояние приходилось затрачивать в 2 раза больше времени. Но всё равно Леонид Гальченко любил эти поездки. Бежит паровоз средь полей и лесов, то бескрайняя степная ширь, то зелёные ели и берёзы обступают мчащиеся по рельсам вагоны. Редко промелькнёт деревушка, и опять поля и леса.
Чем ближе к Москве, тем деревни встречаются чаще. Потом города Серпухов, Подольск. От Подольска за окном индустриальный пейзаж. А стоит проехать Москворечье, сразу как на ладони возникает Москва. И светло и радостно на душе от каждого нового приезда в столицу.
Так уж сложилась судьба у Леонида Акимовича Гальченко: родился в Махачкале, а жить приходилось то в Краснодаре, то в Туле, а затем и в Москве. Войну же встретил за Полярным кругом. Но до этого было много других событий.
"Гальченко Леонид Акимович, майор, командир эскадрильи 19-го Гвардейскою истребительного авиационного полка 1-й авиадивизии. Под командованием Гальченко эскадрилья провела 86 воздушных боёв и уничтожила 26 самолётов противника. Гальченко сбил в воздушных боях лично 9 и в группе 12 вражеских самолётов. Родился в 1912 году в Махачкале. До войны жил на станции Шонгуй, Мурманской области. Звание Героя Советского Союза присвоено 6 июня 1942 года".
Скупые строки времён войны, взятые из наградного листа... А между тем за ними целая крылатая жизнь, полная тревог, воздушных сражений и радости побед. Как она началась ?   Думаю об этом, и мне видится парнишка, озорной и проворный, спешащий к морю и завидующий чайкам, которые поднимаются высоко в небо и первыми видят восходящее солнце. Вот он бредёт по песчаному берегу Каспийского моря, подальше от шумного Махачкалинского порта. Солёный ветер треплет непокорные чёрные волосы. Мать его недавно умерла, отец - плотник, вечно занят на работе, и Лёня всё своё свободное время проводил у моря. Крепкий загорелый паренек с наслаждением вдыхает пахнущий морской травой воздух, вглядывается в белые гребешки набегающих на берег волн. С волнами он всегда готов поспорить. Силы ему не занимать. Он заплывает подальше, ложится на спину и смотрит в небо. Чайки, взмывая над волнами, стремительно бросаются вниз, хватают зазевавшуюся рыбёшку и снова взмывают вверх. Какие же надо иметь крепкие и гибкие крылья, чтобы так летать !   Лёня взмахивает обеими руками. Нет, плыть, как рыба, он может, а летать, как чайка, - не получается.
В детстве Лёня Гальченко ни чем особенным не отличался от своих сверстников. Учась в школе имени В. И. Ленина, Леонид очень хорошо рисовал, выпускал стенгазету. Он был изобретателен, мастерил воздушные змеи, строил модели планеров и самолётов. С 1933 года учился в индустриально - строительном техникуме, но мечта о небе не оставляла его.
Однажды он увидел летящий над морем самолёт. Как всегда, он заплыл подальше от берега, лёг на спину и стал смотреть в небо. И вдруг услышал нарастающий гул. Самолёт появился со стороны берега совершенно неожиданно, пролетел над самыми волнами и, развернувшись, пошёл обратно. Когда самолёт накренился набок, Лёня увидел лётчика, который помахал ему рукой. Паренёк, зарываясь в волны, поплыл к берегу. Теперь уже ничто не могло удержать его. Летать, только летать, подняться в небо выше всех, чтобы первым увидеть солнце. Леонид упорно готовился к поступлению в лётное училище, хотел быть истребителем. И вскоре стал им, окончив Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.
После окончания училища, Гальченко направили в авиачасть под Ленинград, на вооружении которой были истребители И-5. Коллектив там был дружный, спаянный, увлечённый своим делом. Видимо, не случайно из их полка многих лётчиков позднее отобрали для боевых действий на Карельском перешейке.
Боевое крещение в войне с белофиннами было нелёгким. Там рождались будущие асы, которые в годы Великой Отечественной проявили себя в полном блеске, стали Героями Советского Союза
Леонида Гальченко Финская война застала уже на Севере, в должности флаг - штурмана 5-го смешанного авиационного полка.
4 декабря 1939 года звено истребителей старшего лейтенанта Гальченко получило боевую задачу штурмовать колонны войск противника, движущихся на Мурманск. Сразу после взлёта самолёты попали в густую облачность. Но советские лётчики, едва различая друг друга, продолжали полёт к цели. Пробив по расчёту времени облака, они увидели под собой шоссейную дорогу.
Первым врага обнаружил младший лейтенант А. В. Чирков. Выйдя вперёд, он условными знаками указал командиру группы курс на неприятельскую колонну. Гальченко повёл своё звено в атаку.
Обработав первую колонну, они обнаружили на подходе новую. Снова наши истребители упали в пике. Атака следовала за атакой... Как позже стало известно, этой штурмовкой финскому полку были нанесены значительные потери...
За храбрость и находчивость, проявленные в боях с белофинами, Леонид Гальченко был награждён первым орденом Красного Знамени. После окончания "Зимней войны" его назначили командиром эскадрильи 147-го истребительского авиационного полка.
С началом Великой Отечественной войны вновь на фронте. В составе 145-го полка сражался на самолёте И-16. Для лётчиков Заполярья война началась фактически 17 июня 1941 года, когда нарушение воздушного пространства СССР Германскими ВВС стало постоянным. В конце июня обстановка была уже крайне напряжённой - вражеская авиация рвалась к Мурманску. Леонид быстро открыл счёт своих побед и вскоре стал одним из лучших лётчиков полка.
Ещё перед войной Гальченко немало полетал в небе Заполярья. Знал там каждую сопку, каждое озерцо. Помогло ли ему это в боях ?   Конечно. Он действовал увереннее, смелее и охотно летал на разведку. Может показаться, что ему везло. Молодые лётчики смотрели на него с восхищением: орденоносцев в полку пока единицы. Крупные черты лица, густые тёмные брови, ясные широко открытые внимательные глаза. Его внешнему облику соответствует и характер: всегда собранный, решительный.
В начале войны 145-й ИАП в составе 1-й смешанной авиадивизии обеспечивал с воздуха 14-ю общевойсковую армию, действовавшую на Мурманском и Кандалакшском направлениях. Немецкое командование поставило своим войскам задачу прорвать советскую оборону и 4 июля 1941 года захватить Мурманск. Противник планировал также захватить Кандалакшу, перерезать Кировскую железную дорогу и тем самым лишить 14-ю армию и Северный флот сообщений с центром страны.
Как известно, немецким войскам так и не удалось осуществить этот замысел. Немалая заслуга в этом и наших лётчиков, которые день и ночь бесстрашно сражались с врагом, громили его на земле и в воздухе. Особенно запомнились Гальченко подвиги, совершённые в те дни лейтенантами И. Т. Мисяковым и А. 3. Небольсиным.
27 июня 1941 года противник попытался нанести массированный бомбовый удар по городу. Для отражения налёта по тревоге были подняты истребители 145-го авиаполка. Завязался ожесточённый воздушный бой, в котором командир звена Иван Мисяков совершил один из первых в Заполярье воздушных таранов. Когда его пулемёты, израсходовав боезапас, умолкли, лётчик настиг вражеский бомбардировщик, сделал "горку" и ударил его сверху. Вражеский самолёт рассыпался в воздухе... За этот подвиг отважного советского лётчика наградили орденом Ленина.
Примерно тогда же совершил подвиг и Небольсин. Во время выполнения боевого задания в районе Западной Лицы его самолёт был подбит вражеской зениткой и загорелся. Спасти машину было уже невозможно. И тогда Небольсин направил её в центр вражеской автоколонны...
Два подвига, обессмертивших имена героев, звали лётчиков к новым атакам на врага. Об этом говорили на митингах, прошедших в полках дивизии. О новых свершениях во славу Родины думал каждый защитник северного неба, тщательно готовился к боям.
Однако, победы над врагом доставались нашим пилотам дорогой ценой: потери в лётном составе росли. Сражаться с хорошо вооружённым противником на стареньких "Ишачках" было неимоверно сложно. К великой радости лётчиков, по распоряжению командующего ВВС Северного флота, 20 июля 1941 года в полк прибыли первые истребители ЛаГГ-3. Несколько перетяжелённыи, вялые в маневре, они отличались от И-16 лучшим вооружением и более высокой скоростью.
Почти каждому вылету Леонида Гальченко сопутствовал успех. В этом легко убедиться, просмотрев сводку боевых действий. Вот краткие выписки из неё:
"13 сентября 1941 года. Звено истребителей во главе с Л. Гальченко перехватило группу фашистских бомбардировщиков. Три советских лётчика - капитан Л. Гальченко, старший лейтенант Б. Кузьмин и Лейтенант В. Миронов - сбили по одному "Юнкерсу-87".
14 сентября эскадрилья во главе с Гальченко произвела бомбёжку и расстреляла на бреющем полёте войска и огневые точки противника у озера Кеккесяур. Советские лётчики сделали 5 заходов над целью и уничтожили много живой силы и склады противника.
15 сентября пятёрка истребителей под командованием Гольченко вступила в бой с 30 бомбардировщиками противника. 4 вражеские машины были сбиты".
Однажды звено истребителей, ведомых Гальченко, встретилось с немецкими бомбардировщиками. Большая группа вражеских машин быстро приближалась к нашему переднему краю. Надо было сорвать налёт, не допустить бомбёжки наземных войск. И 3 советских истребителя устремились в атаку. С первого же захода они сбили 3 вражеских самолёта. Остальные, не выдержав стремительного натиска наших лётчиков, повернули обратно.
А через день 5 истребителей, ведомая Гальченко, встретила 13 вражеских самолётов. И несмотря на то что численное превосходство было на стороне врагов, советские лётчики уничтожили 4 их бомбардировщика, не потеряв ни одного своего самолёта. Это уже был крупный успех.
О Гальченко часто писали армейская и фронтовая газеты. Вот номер "Часовой Севера" от 13 июля 1941 года. В ней заметка: "Как коммунист Гальченко уничтожил фашистского стервятника". Рассказывается о таком случае. Как-то молодой лётчик младший лейтенант Тумаков, увлекшись погоней за "Мессером", не заметил, что 2 других вражеских самолёта идут в атаку на него самого. Тумакову грозила смертельная опасность. Но тут на помощь ему подоспел капитан Гальченко. Он с ходу сбил одного "Мессера", другой трусливо отвалил.
В тот же день Гальченко штурмовал колонну моторизованной вражеской пехоты и 3 раза атаковал вражеские войска на переднем крае.
А в номере за 17 августа 1941 года ещё один материал о воздушном бое, проведённом Л. А. Гальченко. Называется он "Воздушная атака". Корреспондент Бронислав Кежун писал о том, как Леонид Акимович сбил фашистского разведчика.
В заметке сообщается о бое, который вели советские лётчики с немецкими разведчиками "Хейнкель-111". Капитан Гальченко заметил одного разведчика и погнался за ним. Но вражеский самолёт скрылся в облаках. Зная по опыту, что немецкие лётчики имеют обыкновение возвращаться, наш пилот начал барражировать, ища встречи с противником. Когда вражеский самолёт вынырнул из облака, Гальченко атаковал его. Дважды бил он по "Хейнкелю" из пулемётов. Развертываясь для новой атаки, пилот решил: "Если с третьего захода не подожгу фашиста, буду рубить ему хвост". Но 3-я атака оказалась успешной. Вражеский самолёт задымил, стал пикировать и, оставив в небе чёрный след, врезался в землю. Гальченко почувствовал в кабине запах горящего масла. Пули врага повредили мотор самолёта. Несмотря на полученные повреждения, лётчик благополучно вернулся на свой аэродром.
А вот корреспонденция политрука В. Шарова, рассказывающая о приёме капитана Л. А. Гальченко в члены партии. В ней политрук, в частности, пишет: "Внимание к молодым пилотам, постоянное желание передать им опыт, поделиться своими мыслями и выводами - отличительная черта командира эскадрильи Леонида Акимовича Гальченко. И поэтому не случайно, что лётчики его эскадрильи Виктор Миронов, Сергей Соколенко и Николай Шелухин уже за несколько месяцев стали закалёнными и стойкими воздушными бойцами".
Вскоре на северном фланге Советско - Германского фронта развернулись тяжёлые сражения за Мурманск. Не сумев прорваться к городу наземным путем, враг решил усилить удары с воздуха. Прежде всего немецкое командование поспешило вывести из строя Мурманский порт. В результате на подступах к порту завязались крупные воздушные бои, продолжавшиеся несколько дней. Затем, учитывая преобладание в городе деревянных строений, немцы, решили засыпать его зажигательными бомбами. Чтобы не допустить врага к цели, лётчики, руководимые Гальченко, нередко делали по 6 - 7 боевых вылетов за день.
Однажды, барражируя над Мурманском, Гальченко заметил 4 самолёта противника, приближавшегося к городу. Он, не раздумывая, один бросился навстречу и атаковал вражескую четвёрку. Атака нашего аса была настолько дерзкой и стремительной, что немецкие лётчики растерялись и сочли за лучшее покинуть "поле" боя.
- Оправдан ли такой риск ? - спросили после боя у Гальченко.
- Любой на моём месте поступил бы так же, - ответил командир эскадрильи. - В воздухе, кроме меня, никого не было. Нужно было принять неравный бой, чтобы не дать возможности врагу осуществить свой замысел - сбросить смертоносный груз на город.
В середине сентября немцы двумя полками форсировали реку Западная Лица и, обойдя фланг 14-й стрелковой дивизии, перерезали дорогу Мурманск - Большая Западная Лица. И снова эскадрилья Гальченко демонстрирует мужество и лётное мастерство. Лётчики делали по 5 - 6 вылетов в день, нанося врагу большой урон. При поддержке авиации наземные войска отбросили противника на западный берег реки Западная Лица.
Леонид Гальченко хорошо помнил начало войны, первые свои боевые вылеты на Мурманском направлении... По аэродрому объявили боевую тревогу. Эскадрилья Гальченко поднялась в воздух одной из первых. Бомбардировщики противника в сопровождении десятка истребителей приближались к аэродрому. Нет, Гальченко не испугался этой армады. Он думал только об одном: не допустить врага к аэродрому, рассеять и сбить его. Выбрав себе цель, он смело ринулся в атаку. Но враг отвернул, нырнул за сопку и стал уходить. Догнать его Гальченко не смог, так как наши "Ишачки" уступали в скорости немецким самолётам. И хотя вместе с товарищами ему удалось рассеять вражеский строй, не допустить бомбежки аэродрома, он не смог сбить ни одного самолёта противника. Было до слёз обидно.
Гальченко мобилизовал весь свой опыт, тщательно анализировал каждый вылет. Не только свой, но и товарищей по полку. И вот снова воздушный бой. Атакуя вражеский бомбардировщик, Гальченко заметил, что в хвост его истребителю заходит "Мессер".
- Витя, прикрой ! - крикнул он Миронову.
Виктор Миронов бросил свой самолёт на "Мессер" и отогнал его. А Гальченко уже перехватил "Юнкерс", заставил его маневрировать, не давая уйти. Он видел намалеванного на бoрту самолёта противника тигра. Сделав боевой разворот, Гильчеико налетел на врага сверху и точно прошил его струёй пуль. Выходя из атаки, увидел, как "Юнкерс" задымил и пошёл вниз.
Это была первая победа, достигнутая благодаря поддержке и выручке лейтенанта Миронова. С этого момента Гальченко стал особенно ценить своего ведомого, чаще вылетать в паре с ним. Вскоре на всём Карельском фронте заговорили о "дуэте" Гальченко и Миронова. Они много летали, выполняли самые ответственные задания. Счёт сбитых ими самолётов врага рос. Гальченко говорил, что нет у него ведомого лучше и надёжнее Виктора Миронова.
В одном из боёв, Леонид увидел на борту вражеского самолёта намалёванную голову тигра. "Дело имею с Асом", - подумал он. Бой оказался тяжёлым, но Гальченко сбил врага.
Вернувшись на аэродром, Гальченко долго ходил у самолёта, будто осматривая полученные им пробоины. Потом подозвал техника эскадрильи, попросил сходить к политруку за красками и кистью. Когда политрук, заинтересовавшийся, зачем лётчику понадобились рисовальные принадлежности, подошёл к самолёту, он увидел, как Гальченко с техником малевали на хвосте самолёта какой - то замысловатый рисунок. Присмотревшись, он различил черты какого - то зверя, смахивающего на кошку, а внизу - маленькую мышку.
- Что это ? - спросил политрук.
- Как - что ? - удивился Гальченко. - Разве не видно ?   Кошка.
- А зачем ?
- Для устрашения. Они вон всяких рысей да тигров малюют, запугать нас хотят. А у меня будет кошка.
Так и стал летать Гальченко с кошкой на хвостовой части своего "ЛаГГа"   ( вначале она была белого цвета, но вскоре была перекрашена в чёрный ).
Чёрная ли кошка тому причина, или всё - таки высокое мастерство, что надёжнее и правдоподобнее, только враги стали бояться Гальченко. Завидев самолёт с чёрной кошкой на хвосте, они старались уклониться от боя и поворачивали вспять. Гальченко использовал это замешательство врага и уверенно бил его. Бывали даже случаи, когда при появлении самолёта Гальченко немцы оповещали своих лётчиков:
- Внимание, внимание !   В воздухе "чёрная кошка".
Это означало: будьте осторожны, вас могут сбить.
У лётчиков эскадрильи стало правилом - не давать спуску врагу. Бить его всегда, при всех обстоятельствах.
- Наша задача - сбить спесь с врагов, - часто говорил Гальченко товарищам по эскадрилье.
Однажды группа наших истребителей под командованием Капитана Балашова вылетела на задание. На подходе к цели они встретили 15 немецких бомбардировщиков, следовавших под прикрытием такого же количества истребителей. Враг был уверен в своей силе, надеялся, что никто не помешает ему произвести бомбежку. Но советские лётчики, несмотря на превосходство противника, смело бросились в атаку. В завязавшемся бою они сбили 5 "Юнкерсов" и 2 "Мессера". Но и сами потеряли 3 лётчиков.
Для полка это была тяжёлая утрата. Когда лётчики эскадрильи, которой командовал капитан Гальченко, узнали об этой потере, их уже нельзя было удержать на аэродроме.
- Мы отомстим врагу, - заявили они и поднялись в небо.
Им удалось скрытно подойти к аэродрому противника, который принимал самолёты, возвращавшиеся с задания. Этим воспользовались наши пилоты. Буквально на "хвосте" противника они появились над аэродромом и сбили 2 самолёта, заходивших на посадку. Такой дерзости враг не ожидал. Он даже не успел оказать сопротивление. А наши лётчики, отойдя от аэродрома на малой высоте, снова вернулись и обстреляли из пулемётов заправлявшиеся самолёты. Пули попали в бензозаправщик. Он взорвался, уничтожив при этом 4 стоящих поблизости самолёта.
Слава о капитане Гальченко и его эскадрилье гремела по всему фронту. Мурманская областная газета "Полярная правда" выпустила в 1942 году сборник "Суровая лирика". Стихотворение "Истребитель" посвящено Леониду Гальченко. Есть такие строки:
Зуб - за зуб. И око - за око. Каждый враг будет встречен и сбит !
Так решил наш северный сокол   -   лётчик Гальченко Леонид.
В другом сборнике тех же лет, выпущенном политическим управлением Карельского фронта, была опубликована "Песня о Леониде Гальченко". Часто писала о нём и армейская газета "Часовой Севера". Однажды в типографию принесли из политотдела армии несколько листовок о лучших воинах армии, сказали, что нужно поскорее их отпечатать, чтобы разослать в войска. Была среди них и листовка о Капитане Гальченко - отважном воздушном бойце. И хотя наборщики устали, так как весь день набирали газетный материал, все же они согласились потрудиться и ночью, чтобы к утру все отпечатать.
- О, Гальченко ! - сказал один наборщик. - Кто ж его не знает !
Эта листовка о командире эскадрильи Леониде Гальченко говорила о многом. Вот он на фото: мужественное, волевое лицо воздушного бойца. Таким был он в дни жарких боёв на Карельском фронте. Упрямо сжатые губы, зоркий, устремлённый вперёд взгляд. Чувствуется, что, когда армейский фотокорреспондент снимал пилота, последний был несколько утомлен. Может быть, он только вернулся на свой аэродром, а в воздухе пришлось вести тяжёлый бой с вражескими самолетами. И хотя наш лётчик вышел победителем, ему, конечно, тоже пришлось немало пережить и переволноваться. Возможно, это был тот самый бой, о котором рассказывается в листовке.
Как - то раз он с ведомым под сильным зенитным огнём сфотографировал вражеский аэродром. Наперехват советским самолётам поднялись немецкие истребители. В районе озера Титовское 6 Ме-109 атаковала пару И-16. Бой был неравный. Врагам удалось сбить самолёт ведомого. Затем они все навалились на самолёт Гальченко. Капитан стал со снижением уходить на свою территорию. А за ним неотступно гнались враги. Солнце светило в глаза лётчику, мешало управлять самолётом и вести наблюдение. Гальченко решил воспользоваться этим. И тут он увидел, что прямо по курсу быстро вырастает отвесная скала. К ней и повёл строй врагов. До встречи с сопкой остались считанные секунды, когда Гальченко круто взмыл вверх. Ближайший "Мессер", не ожидавший такого маневра, не успев отвернуть врезался в скалу. Остальные 6 машин не стали испытывать свою судьбу и ушли восвояси. Убедившись, что враги отстали, Гальченко повёл свой самолёт на аэродром и доставил командованию ценные разведданные.
Внимание к молодым лётчикам, постоянное желание передать им свой опыт, поделиться мыслями и выводами, как и смелость и отвага в бою, составляли отличительную черту командира эскадрильи Леонида Гальченко. Не случайно молодые лётчики его эскадрильи - Виктор Миронов, Сергей Соколенко, Николай Шелухин, Борис Кузьмин за несколько месяцев войны стали закалёнными и стойкими бойцами. Для Леонида Гальченко характерно постоянное общение с молодёжью.
Вот Гальченко вернулся из очередного боевого вылета. Он ещё возбуждён, ещё не прошло волнение боя. Вокруг него уже собрались лётчики эскадрильи. И начинается разбор прошедшего боя, его поучительных сторон, его промахов. И каждый раз неизменный вывод о необходимости изучать тактические приёмы противника, знать его способы ведения боя, разгадывать его ухищрения. А перед очередным вылетом опять детальный разговор о том, как вести бой, какие могут быть варианты. Гальченко щедро делился с лётчиками своей эскадрильи накопленным опытом, знаниями тактики противника. И сам он умел слушать, умел учиться у других. Ведь опыт приобретает каждый воздушный боец. И каждый опыт ценен. Не этим ли стремлением как можно шире рассказать о том, что он знает, что приобрёл в боях, ежедневно подвергаясь смертельной опасности, было продиктовано и его желание выступить в армейской печати ?
В статье "О тактике противника в воздушных боях", написанной совместно с капитаном Тряпичкиным и опубликованной в газете "Часовой Севера" 2 сентября 1941 года, авторы подчёркивают необходимость правильно оценивать обстановку боя, знать ухищрения противника, разгадывать его замыслы. Эту статью с большим интересом читали все лётчики. Oт неё веяло уверенностью в победе, хладнокровием и мужеством.
После каждого воздушного боя Гальченко разбирал действия лётчиков, анализировал тактические приёмы противника. Если позволяло время и обстановка, наиболее важные задания проигрывались перед полётом. Каждый член экипажа заранее точно знал своё место в боевом порядке и последовательность действий на пути к цели и в воздушном бою.
В сентябре напряжение воздушных схваток достигло своего наивысшего пика. Вот лишь краткая хроника тех боёв с участием Леонида Гальченко: 13 сентября звено И-16 перехватило группу вражеских бомбардировщиков. Капитан Л. Гальченко, старший лейтенант Б. Кузьмин и лейтенант В. Миронов сбили по Ju-87. Через пару дней, 15 сентября, пятёрка истребителей 145-го ИАП под командованием капитана Гальченко вступила в бой с 30 вражескими бомбардировщиками. В результате было сбито 4 неприятельские машины и отражён налет на порт. Наша группа вернулась без потерь.
24 сентября Гальченко и Миронов вылетели в район Луостари на свободную охоту. Они долго искали подходящую цель, пока не заметили вражеский аэродром. Решение созрело сразу: атаковать. Лишь только наши самолёты стали приближаться к аэродрому, как заработали вражеские зенитки.
- Бери зенитки на себя, - скомандовал Гальченко своему напарнику Миронову. - А я тем временем ударю по аэродрому.
Миронов тут же спикировал на батарею зенитной артиллерии, ударил по ней из всех огневых точек. А в это время Гальченко пронёсся над стоянкой вражеских самолётов и зажёг несколько Ме-109.
Уже к концу сентября 1941 года командир эскадрильи 145-го истребительного авиаполка капитан Л. А. Гальченко совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил лично 7 вражеских самолётов. Лётчики его эскадрильи совершили 860 самолёто - вылетов. За это время ими было проведено 76 воздушных боёв и сбито 16 самолётов противника.
Леонид Акимович очень не любил рассказывать о своих личных победах, зато долго мог говорить о боевых товарищах, и особенно о своём ведомом - Викторе Петровиче Миронове, который к сентябрю 1941 года совершил 127 боевых вылетов и в 25 воздушных боях уничтожил лично 5 вражеских самолётов.
В боях на Мурманском и Кандалакшском направлениях Миронов много раз отражал налёты воздушного противника, вместе с другими лётчиками наносил штурмовые удары по вражеским войскам, доставлял ценные сведения о противнике из разведывательных полётов.
В ноябре 1941 года командиру эскадрильи Леониду Гальченко было присвоено воинское звание "Майор". В полку эту весть восприняли с радостью, как признание больших заслуг ветерана. 29 Января 1942 года газета "Часовой Севера" опубликовала сообщение о награждении майора Л. А. Гальченко орденом Красного Знамени.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года майор Гальченко Леонид Акимович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Одновременно это звание было присвоено и ведомому Гальченко - старшему лейтенанту Миронову Виктору Петровичу.
В апреле 1942 года 145-й истребительный авиационный полк преобразовали в 19-й Гвардейский. Несомненная заслуга в этом принадлежала таким лётчикам, как Гальченко и П. С. Кутахов, которые вскоре были выдвинуты на должность командира полка.
609-й истребительный авиационный полк 259-й истребительной авиадивизии, которым Гальченко командовал с осени 1942 года  ( немногим более года ), произвёл 2038 боевых вылетов, в 95 воздушных боях лётчики сбили 60 самолётов противника и 55 уничтожили на земле при штурмовках аэродромов.
Гальченко, хотя уже и командовал полком, не жалея себя летал наравне с молодыми пилотами. И снова полёты, полёты. Бои, перегрузки... Однажды, после напряжённого боя, не смог вылезти из кабины - отказали ноги, болью сковало сердце. Друзья вынесли его на руках. Но беда не приходит одна: вскоре у него резко упало зрение...
Госпиталь. Горькие думы. Война, а он не у дел. Как - то приехал Виктор Миронов. "Разрешите летать на вашей машине. Пусть немцы не думают, что наш командир не может подняться в воздух". Леонид разрешил - не хотел обидеть боевого товарища, - но с болью в душе: боялся за его жизнь - за машиной с чёрной кошкой немцы охотились давно... Его опасения подтвердились: самолёт был подбит в воздухе и Виктору пришлось воспользоваться парашютом. Когда Миронов вновь появился в госпитале, Леонид, считавший его погибшим, не сдержался, заплакал от радости, а потом приказал: "Кошку нарисуйте на всех самолётах !.."
После длительного лечения Леонид Акимович вернулся в родной полк и вскоре вновь продолжил борьбу. В ноябре 1942 года майор Л. А. Гальченко был назначен заместителем командира недавно созданной 258-й истребительной дивизии   ( в составе 195-го и 760-го ИАП ).
Вся его дальнейшая боевая деятельность была связана с руководством авиачастями и соединениями. Менялись полки и дивизии, но неизменной оставались отвага и высокое боевое мастерство лётчика.
Одну из последних побед он одержал 22 октября 1944 года в ходе Петсамо - Киркенесской освободительной операции. В районе немецкого аэродрома Сальмиярви шестёрка Ла-5 из 191-го ИАП перехватила 3 Ме-109 и в скоротечном бою сбили все "Мессеры". Один из них записал на свой счёт и Леонид Гальченко.
Конец войны Гвардии подполковник Л. А. Гальченко встретил уже в должности заместителя командира 324-й истребительной авиационной дивизией. За период своей боевой деятельности он совершил 410 успешных боевых вылетов, провёл 90 воздушных боёв. Его личный боевой счёт вырос до 24 сбитых самолётов, ещё 12 вражеских машин он сбил в групповых воздушных боях.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 12 побед. ]
А. И. Бескоровайный, в годы войны бывший журналистом фронтовой газеты "Часовой Севера", в своей книге "По дорогам войны" посвятил Л. А. Гальченко отдельную главу. В заключение он пишет:
"В архиве мне удалось найти несколько справок. Одна из них свидетельствует, что майор Гальченко Леонид Акимович, 1912 года рождения, русский, член партии, командовал эскадрильей 145-го истребительного авиационного полка. Эскадрилья за год уничтожила 26 самолётов противника, из которых комэск лично сбил 9 и в группе - 12.
Другая перечисляет заслуги 609-го истребительного авиационного полка, которым Герой Советского Союза Леонид Акимович Гальченко командовал в 1942 - 1943 годах, и 201-й авиационной дивизии, где Гальченко был заместителем командира соединения.
Третья справка подводит общий итог боевой деятельности славного лётчика: сбил 30 самолётов противника; из них 24 - лично, 12 - в группе".
За время войны Л. А. Гальченко освоил истребители: И-16, ЛаГГ-3, "Харрикейн", "Киттихаук" и Ла-5.
После окончания войны, Леонид Акимович ещё долго служил в ВВС, командовал авиационной дивизией, осваивал реактивную технику.
Из Заполярья Гальченко уехал в Военно - Воздушную академию на подготовительные курсы, а окончив их, был направлен в Академию Генерального штаба.
К сожалению, болезнь не позволила ему продолжать учёбу. Он уволился в запас в звании полковника и уехал на родину, в Махачкалу. Вёл там большую военно - патриотическую работу среди молодёжи. Он часто посещал школы и предприятия, рассказывал о боевых делах лётчиков. Поддерживал тесную связь с Мурманском, где открыт музей боевой славы лётчиков Заполярья, бывал в Москве на встречах с фронтовыми друзьями.
В областном краеведческом музее помещён стенд, посвящённый его боевой деятельности. В 1978 году, в числе других гостей, Л. А. Гальченко был приглашён на встречу ветеранов обороны Заполярья, проходившую в Рижском педагогическом училище.
 
*     *     *
 
Громов Георгий Васильевич
 
Родился 1 апреля 1917 года в деревне Оленино Темкинского района Смоленской области. Окончил 6 классов. С 1932 года жил в Москве. С 1933 года работал электромонтёром Московского треста "Энергострой" и учился в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В декабре 1938 года окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов. Служил младшим лётчиком в ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 145-го ИАП, летал на И-15бис, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Г. В. Громов на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 145-го ИАП, продолжая летать на И-15бис. В июле 1941 года направлен в 147-й ИАП на такую же должность (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), летал на МиГ-3 и "Киттихауке". С января 1942 года - командир эскадрильи. С 12 июля 1943 года - штурман полка. В феврале 1944 года назначен заместителем командира 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (258-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт). В апреле 1944 года назначен командиром 515-го ИАП (на 1-м Белорусском фронте), где летал на Як-9 и Як-3. Участвовал в Белорусской, Висло-Одерской, Берлинской наступательных операций.
К апрелю 1945 года командир 515-го Померанского ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени истребительного авиационного полка (193-я Демблинская ордена Суворова 2-й степени истребительная авиационная дивизия, 13-й Седлецкий Краснознамённый истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия 1-й Белорусский фронт) Гвардии подполковник Г. В. Громов совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушных боя, сбил 7 самолётов противника лично и 18 в составе группы (в материалах наградного листа говорится о 13 личных победах, полученных путём пересчёта групповых побед в личные, согласно приказу командующего 7-й Воздушной армии). Войну закончил в Берлине, всего выполнил 408 боевых вылета. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические командные курсы, в 1956 году - Высшую военную академию имени К. Е. Ворошилова. Командовал 279-й истребительной авиационной дивизией (Прикарпатский военный округ). С августа 1961 года - командующий авиацией 8-й отдельной армии ПВО (Киев). С сентября 1963 генерал-майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Жил в Киеве. Умер 26 сентября 1975 года, похоронен в Киеве на Байковом кладбище. Именем Героя названа средняя школа в Тёмкинском районе Смоленской области.
Награждён орденами: Ленина (15.05.1946), Красного Знамени (29.11.1941, 13.07.1942, 01.07.1945), Александра Невского (24.09.1943), Отечественной войны 1-й степени (18.09.1944), Красной Звезды; медалями.
*     *     *
Небо звало, притягивало к себе Георгия со школьных лет. Переселившись в Москву со Смоленщины, он частенько выкраивал время для поездок на Ходынское поле, в Тушино, где мог хотя бы издали понаблюдать за самолётами. Страстная мечта летать привела Георгия сначала в аэроклуб, в котором занимался без отрыва от производства, а потом в военное авиационное училище.
В Великую Отечественную войну он вступил опытным воздушным бойцом. Службу начал в составе 147-го авиаполка, действующего в Заполярье. Вместе с другими лётчиками Георгий Громов прикрывал наземные войска, защищал от налётов Мурманск, летал на разведку и штурмовку вражеских войск.
В августе 1941 года в паре с летчиком лейтенантом М. Борзенко лейтенант Г. Громов вступил в бой с группой фашистских Ju-88. Бой сложился удачно для наших летчиков. Умело маневрируя, они сбили один из вражеских самолетов. Ещё успешнее действовал Громов в воздушном бою в районе аэродрома Алакуртти. Вместе с Борзенко и Пушкаревым они сбили 2 "Юнкерса".
В следующий раз Громов во главе четвёрки истребителей патрулировал над линией фронта. С запада появились фашистские самолёты. Свыше 20 "Юнкерсов" насчитал командир группы. Под прикрытием истребителей они шли бомбить позиции наших войск. Несмотря на явное преимущество противника в количестве самолётов, Громов повёл свою группу в атаку. Зайдя со стороны солнца, наши лётчики врезались в строй бомбардировщиков и расчленили его. Беспорядочно сбрасывая бомбы на свои войска, "Юнкерсы" стали разворачиваться и уходить. Но 3 самолёта задымили и пошли к земле. Один из них сбил лично Георгий Громов.
В сложных метеорологических условиях Севера ему приходилось совершать по нескольку боевых вылетов в сутки на выполнение различных заданий. Несмотря на численное в большинстве случаев превосходство вражеской авиации, Громов смело вступал в бой с противником и всегда выходил победителем.
Так было и в тот памятный день, 15 октября 1941 года. Громов вылетел на задание во главе четвёрки истребителей. Подошли к линии фронта, где пехота вела ожесточённый бой, стали патрулировать. И вдруг появилась большая группа "Юнкерсов". Под прикрытием "Мессеров" она намеревалась нанести удар по позициям наших войск. Оценив обстановку, Громов, несмотря на явное численное преимущество врага, скомандовал по радио:
- Атакуем !   Действовать решительно.
Четвёрка наших истребителей вступила в неравную схватку: она врезалась в строй бомбардировщиков и расколола его. Громов завязал бой с 4 "Юнкерсами". Умелым маневром он зашёл в хвост одному из них и, пока другие разворачивались, выпустил в него длинную очередь. Вражеский самолёт задымил, резко потерял скорость и, кувыркаясь, стал падать. Победа командира ободрила ведомых, они снова устремились в атаку. Немцы, беспорядочно сбрасывая бомбы, начали торопливо уходить.
В том бою советские лётчики во главе с Громовым уничтожили 3 вражеских самолёта. Возвратившись на аэродром Георгий провёл тщательный разбор действий каждого пилота, указал на главную ошибку - открытие огня по противнику с большого расстояния. Из - за этого впустую расходовался боекомплект.
- Надо бить наверняка - с дистанции не более 100 метров, - советовал он молодым воздушным бойцам. - Тогда фашисту никуда не деться от твоей очереди... В наших машинах заложены большие потенциальные возможности а мы их не всегда полностью используем.
Сам Георгий свой истребитель знал до последнего винтика, любил его. Когда садился за штурвал, самолёт становился как бы частью его самого.
Трудный бой с врагами пришлось выдержать Громову и 8 ноября 1941 года. В тот праздничный день он нёс боевое дежурство на аэродроме. С утра всё было спокойно и вдруг на командный пункт поступило сообщение что Мурманску угрожает массированный налёт вражеских бомбардировщиков. Над аэродромом взвилась зелёная ракета, и сразу же раздалась громкая команда:
- По самолётам !
Один за другим в свинцовое северное небо поднялись 6 истребителей во главе с Георгием Громовым. Некоторое время летели в сплошных облаках, почти вслепую, молча, чтобы радиопереговорами не выдать себя раньше времени. Потом облака стали редеть. И вот в наушниках раздался взволнованный голос ведомого:
- Вижу "Лапотников" !
В то же мгновение и Громов заметил большую группу пикировщиков Ju-87 и прикрывавших её "Мессеров". Подумалось вдруг - "Сколько смертоносного груза несут они в себе ?   В каждом бомбардировщике - десятки бомб... Это разрушенные дома, погибшие старики, женщины и дети. Это горе и слёзы..."
- Делай как я ! - подал команду Громов и устремился к "Юнкерсам".
Атака оказалась эффективной. Сбив 2 бомбардировщика, наши истребители заставили врагов броситься врассыпную. Увертываясь от "Мессеров", Громов настойчиво рвался к "Юнкерсам". Погнался за одним, но вдруг услышал в наушниках: "Командир, "Мессер" на хвосте !"   Оглянулся - так и есть. Решение пришло мгновенно: убрал газ, дал рули на скольжение. Вражеский самолёт проскочил над ним, и тут Георгий включил двигатель на полные обороты, пошёл на горку. Неожиданный маневр завершился тем, что он вогнал в "Мессера" очередь, тот загорелся и, оставляя за собой чёрный след, понёсся к земле. Смело сражались и ведомые. В этом ожесточённом воздушном бою на ближних подступах к Мурманску 6 советских истребителей сбили 5 вражеских самолётов. Остальные, укрываясь в облаках, ушли за линию фронта.
Вскоре он был назначен уже командиром эскадрильи, носящей громкое название "Комсомолец Заполярья". Её лётчики летали тогда на американских истребителях Р-40 "Томагаук". Несмотря на заметное качественное превосходство противника в авиатехнике, Георгий Громов в те дни одержал несколько блестящих воздушных побед, вошедших в историю 147-го авиаполка.
Однажды был сбит немецкий бомбардировщик, весь экипаж которого состоял из асов награждённых Железными крестами, а командир имел сразу 3 Креста - он был опытнейшим лётчиком, возглавлял группу ночных бомбардировщиков. Летал превосходно: ночью в облаках на бреющем ходил бомбить Мурманск. И всё же его сбили. А произошло это так. Однажды немецкий самолёт появился над нашим аэродромом на высоте около 3000 метров, спикировал, сбросил бомбы, которые не причинили особого ущерба, и пошёл на второй заход. В это время Георгий Громов, который находился в воздухе, бросился на врага и меткой очередью сбил его.
Когда - то, в далёкие школьные годы, читая наизусть горьковскую "Песню о Соколе", Громов с чувством произносил: "Безумство храбрых - вот мудрость жизни !"   Но тогда он не совсем понимал смысл этих слов; осознал до конца потом, став лётчиком и побывав в воздушных боях.
Все, кому не раз доводилось летать с Громовым в одной паре, в один голос говорили о том, что в бою Громов умеет постоять за товарища, всегда придёт на выручку. Он был человеком требовательным, с ним было в высшей степени надёжно. И поругает, зато и научит, и в обиду не даст. В то же время Громов отличался душевностью, добротой, в нём была особая педагогическая струнка, он умел доходчиво и толково объяснить подчиненным приёмы воздушного боя. И сам бил врага умело и мужественно.
"Будучи командиром эскадрильи, уже в звании капитана, - вспоминал прославленный лётчик, - мне однажды пришлось облетывать над аэродромом самолёт после капитального ремонта. Вдруг слышу по радио: "Двухсотый !". Это был мой позывной всю войну. Мне сообщают: "С запада к аэродрому приближаются 8 "Мессеров".
Четвёрка из них кинулась на самолёт Громова, завязался неравный воздушный бой...
"Один против четырёх. Даже не против четырёх, а, считай, против восьми. Внимание обострено, нервы, как говорят, в кулаке. Первая атака не принесла фашистам успеха. Снова завязался бой, так называемая "карусель". Думаю об одном: "Как бы не оплошать, увернуться от врага и самому нанести удар". В этой "карусели" один фашистский самолёт попал в перекрестье моего прицела. Мгновенно реагирую, жму на гашетку, и гитлеровский стервятник, охваченный пламенем, пошёл к земле. Фашисты видят, что образцово - показательного боя, с их точки зрения, конечно, не получается, лёгкая добыча оказалась не по зубам. Но и уходить ни с чем не хочется. И тогда четвёрка "запасных" сверху тоже бросается на меня. Положение моё осложнилось. Но стараюсь не только увёртываться, но и нападать. И тут мне снова повезло. Ещё один "Мессер" попал в прицел. Остальное - дело техники. Так во время этого невиданного воздушного боя я сбил 2 фашистских самолёта".
За этот бой Г. Громов был награждён орденом Красного Знамени. В послужном списке побед у Георгия Громова есть и сбытый один из 4-х немецких асов - "Трефовый туз".
Безумство храбрых... 2 июня 1942 года Громов вылетел на выполнение боевого задания во главе 8 истребителей. Над линией фронта встретили 28 бомбардировщиков Ju-87 в сопровождении 18 истребителей Ме-109. Силы были явно неравные, но, как говорится, воюют не числом, а умением. Громов решительно повёл восьмёрку на перехват. Сам он с ведомым связал боем "Мессеров", а остальные лётчики обрушились на "Юнкерсов". В небе завертелась карусель. "Ну, родимый, не подведи" - сжимая штурвал, ласково, как живому существу, прошептал Георгий, обращаясь к своему истребителю.
Вдруг самолёт Громова задрожал, запахло бензином. "Подбит" - мелькнуло в сознании. Попробовал маневрировать - машина слушалась его. Сориентировавшись в обстановке, бросился на летевшего ниже его Ме-109. И вот тот в прицеле, стал быстро расти, увеличиваться в размерах. Пора открывать огонь. Неожиданно вражеский истребитель свалился на крыло Громов мгновенно среагировал на маневр противника и сделал то же самое, но с некоторым опозданием, и опять оказался выше. Немец, поняв, что над ним нависла смертельная опасность, перешёл в отвесное пике. Советский истребитель, не отставая от него, тоже понёсся вниз. У самой земли вражеский пилот вывел машину из пикирования. Георгий не прозевал момента, рванул ручку на себя и перевёл машину в горизонтальный полёт. "Мессер" оказался впереди на расстоянии не более 100 метров. Поймав его в прицел, Громов ударил длинной очередью. Цель поражена !
Ведомые им лётчики уничтожили в том бою 4 самолёта, и только после того как враги покинули район боя, а у наших воздушных бойцов кончились боеприпасы, Громов повёл свою группу на аэродром.
Техник, увидев изрешечённую машину командира, ахнул:
- Как вы дотянули ?
- Как ?   На честном слове, - окинув взглядом истребитель, ответил Громов.
Через день в утреннем сообщении Совинформбюро он услышал по радио: "Немецкая авиация 2 июня дважды пыталась совершить налёт на один наш объект на Севере. Самолёты противника были отогнаны. Огнём зенитной артиллерии и нашими истребителями сбито 12 немецких самолётов". Приятно было сознавать, что 5 из них уничтожила возглавляемая им группа.
В другом бою Громов во главе 7 истребителей атаковал 32 вражеских бомбардировщика, которые под охраной 20 "Мессеров" несли свой смертоносный груз на позиции советских войск. С первой же атаки он сбил Ме-109, но и его машина получила повреждение. В кабине стало тяжело дышать, ухудшилась видимость. Боль пронизала всё тело. Ранен...
Помутившееся было сознание вновь прояснилось. Усилием воли Георгий заставил себя не думать о боли. Выровнял терявший высоту самолёт и решительно пошёл вверх. Хотел выйти из боя, осмотреться. Нырнул в небольшое облако, а когда выскочил из него, совсем близко увидел "Мессер", даже лицо пилота рассмотрел. Не мешкая, почти в упор открыл огонь. Затем увидел дым и пламя, охватившее немецкий истребитель.
Вынудив врага отступить, Громов повёл свою семёрку домой и благополучно произвёл посадку. В тыловой госпиталь ехать отказался. После непродолжительного лечения в своей санчасти снова стал вылетать на выполнение боевых заданий. За проявленные в воздушных боях мужество, отвагу и воинскую доблесть он был награждён двумя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского.
Газета "Боевая вахта" от 1 мая 1943 года, под общим заголовком "Нашим асам - слава !", поместила портреты 5 отличившихся лётчиков - истребителей: Павла Кутахова, Виктора Крупского, Ивана Гайдаенко, Константина Фомченкова и Георгия Громова. Сопровождавшая их подпись сообщала читателям о том, что эти лётчики вогнали в землю 132 фашистских самолёта.
Вскоре Георгий Васильевич был назначен заместителем командира полка, ставшего к тому времени 20-м Гвардейским. Теперь летать приходилось уже меньше - много времени отнимала руководящая работа, решение организационных вопросов. И всё же, повоевать ему ещё довелось...
Особенно сложной задачей для истребителей считалось прикрытие штурмовиков. Словно невидимой нитью оказывались они привязанными к тяжёлым и сравнительно тихоходным машинам. Это значит, что их инициатива скована. Они могли пострадать от наземного огня, потому что у них нет столь надёжной брони, какой оснащены штурмовики. Об одном таком вылете вспоминает Герой Советского Союза генерал - лейтенант авиации запаса Н. Кузнецов.
Полк, в котором в то время сражался Громов, получил задачу прикрыть штурмовики, направлявшиеся на уничтожение вражеских танков в районе Понырей. Возглавляемая им группа защищала штурмовики от атак с фронта. Георгий вдруг увидел, как 3 пары "Мессеров" погнались за двумя нашими истребителями. Хотелось броситься на помощь или хотя бы предупредить об опасности. Но ни того, ни другого сделать было нельзя: он не имел права бросить свои штурмовики, а радиостанция работала на другой частоте.
Воздушные бои вспыхивали то слева, то справа. Отдельные пары "Мессеров" и "Фокке - Вульфов" внезапно появлялись поблизости и тут же растворялись в дымке.
Подошли к цели. Громов услышал, как командир штурмового авиаполка Подполковник В. Панфилов скомандовал: "По танкам !.."   Штурмовики устремились вниз. Противник открыл ураганный огонь. С танков, бронетранспортеров били пулемёты, бешеную стрельбу вели зенитки. Штурмовка ещё продолжалась, когда чей - то тревожный голос предупредил по радио:
- Сверху сзади - "Фоккеры" !
- Не загружать эфир ! - строго потребовал Громов. - Особое внимание штурмовикам !
Прошла минута, и опять в наушниках тревожный голос:
- "Мессеры" атакуют !
Павел Березов спокойно уточнил:
- Шестёрка атакует сзади !
До 20 истребителей врага рвались к штурмовикам. Громов сбил ведущего, но и сам получил повреждение. Пошёл было к земле. Еле выровнял самолёт. Второй "Мессер" шарахнулся вверх, но, потеряв скорость, завис в прицеле пикирующей машины Громова. Короткая точная очередь, и немец разделил участь ведущего.
Ни шквальный огневой заслон зенитчиков, ни истребители противника не сумели помешать боевой работе "летающих танков". Связывая боем вражеские самолёты, наши лётчики давали возможность штурмовикам спокойно выполнять боевую задачу.
Неожиданный удар немцы пытались нанести по ним на обратном пути. Оценив обстановку, командир полка приказал Громову:
- Связать боем истребителей !
Группа Громова с набором высоты отвернула в сторону солнца. Оставив звено прикрытия сверху, Георгий рассредоточил четвёрки по фронту и внезапно от солнца ударил по врагам. Вместе с лётчиком Думановым они погнались за парой Ме-109. В конце концов, сначала врезался в землю её ведущий, а затем - и ведомый... Вторую пару атаковали Иван Калабов с Березовым. В азарте боя Иван так близко подошёл к "Мессеру", что крылом зацепил его хвост. После этого натиск врагов ослаб. Пара за парой они устремились вниз, чтобы, прижавшись к земле, уйти поскорей восвояси. Преследовать их было нельзя, потому что горючего в баках оставалось слишком мало.
Весной 1944 года Георгий Васильевич Громов возглавил 515-й истребительный авиационный полк. Новая должность требовала от него выполнения иных функций. Но, командуя частью, Георгий продолжал водить на боевые задания своих лётчиков. Полк громил неприятеля в Белоруссии, Польше, участвовал в форсировании Западного Буга, Вислы, в освобождении городов Хелм, Люблин, Лодзь. Только за время Висло - Одерской операции боевой счёт авиаполка вырос на 34 уничтоженных самолёта. За отличия в боях при овладении городом Радомом полк удостоился ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени, а за отличия в Восточно - Померанской операции получил почётное наименование "Померанский".
Следует заострить внимание читателя на одном интересном моменте - к лету 1943 года в советских ВВС было уже достаточно большое количество лётчиков - истребителей, имевших на счету по 10 и более групповых побед при 2 - 3 лично сбитых самолётах противника. Решение было простым и парадоксальным одновременно: в некоторых полках был произведён пересчёт части групповых побед в личные. Примером может служить фрагмент "Справки о боевой работе" командира 515-го ИАП Гвардии майора Г. В. Громова:
"На основании приказания командующего 7-й Воздушной армии генерал - майора авиации СОКОЛОВА самолёты, сбитые Гвардии майором ГРОМОВЫМ Г. В. в группе, пересчитаны в долях на личные. За период Отечественной войны с 22.06.1941 по 19.02.1944 всего лично сбито Гвардии майором ГРОМОВЫМ Г. В.:
а) бомбардировщиков противника - 3,5  ( три с половиной),
б) истребителей противника - 8,5  ( восемь с половиной ).
Итого - 12  ( двенадцать )  лично сбитых самолётов противника".
Реально же, по документам 20-го ГвИАП боевой счёт Г. В. Громова на указанное время составлял 6 личных и 17 групповых побед...
В ряде случаев в штабах частей и соединений, не утруждая себя пересчётами, поступали ещё проще: победы, необходимые лётчику для получения той или иной награды, "добирались" из числа групповых, одержанных в предыдущие периоды боевой работы, при этом разделение сбитых на "лично" и "в группе" в наградных документах попросту опускалось.
В апреле 1944 года Гвардии майор Г. В. Громов лично сбивает ещё один самолёт противника и в марте 1945 года представляется на звание Героя Советского Союза, за 13 лично сбитых самолётов.
В наградном листе, подписанном командующим 16-й Воздушной армией генерал - полковником авиации С. И. Руденко и командующим войсками 1-го Белорусского фронта Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым, отмечалось:
"Гвардии подполковник Г. В. Громов особенно отличился в боях при защите Советского Заполярья. В дни напряжённейших боёв, в трудных метеорологических условиях, делал по 4 - 6 боевых вылетов в день, не считаясь с трудностями. К марту 1945 года совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушного боя, в которых лично сбил 13 самолётов противника. Всего сбил 18 самолётов".
Накануне штурма Берлина Военный совет 1-го Белорусского фронта издал обращение к войскам. Получив его, Громов зачитал перед строем. В нём говорилсь: "Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа немецко - фашистским захватчикам. Призываем вас выполнить эту задачу с присущей вам воинской доблестью, честью и славой. Вперёд, на Берлин !"
Закончив чтение, Громов сказал:
- Я верю, товарищи, в ваше мужество и боевое мастерство. Мне остаётся только повторить: "Вперёд, на Берлин !"
Бои за Берлин гремели на земле и в воздухе, с каждым днём становясь всё ожесточённее. С продвижением советских войск вперёд аэродром, с которого действовал возглавляемый Громовым 515-й ИАП, оказывался всё глубже в нашем тылу, всё дальше от передовой. На перелёты требовалось много времени и горючего. "А что, если перебазировать полк на один из берлинских аэродромов ?" - задался вопросом Георгий Васильевич. Посоветовался с заместителями. Получив их поддержку, обратился к старшему командованию. Оно одобрило инициативу.
28 апреля командир полка Гвардии подполковник Громов с ведомым, лейтенантом Ю. Дьяченко вылетели на берлинский аэродром Темпельхоф: по полученным сведениям, он вот - вот должен был перейти в руки наступающих наших войск. Вверху светило яркое весеннее солнце, внизу чёрные клубы дыма окутывали кварталы города. Ориентироваться было нелегко, да и за воздушной обстановкой приходилось следить, но Георгий точно вышел на аэродром. Вокруг него ещё кипел бой. Наших истребителей обстреляли вражеские зенитчики, но это не смутило Громова: снизившись до бреющего полёта, он пошёл на посадку.
Дерзость советских лётчиков вызвала среди врагов замешательство, но как только они опомнились, сразу же открыли по истребителям миномётный огонь. Разрывы всё ближе, ближе... Трудно сказать, чем закончился бы этот боевой эпизод для Громова и Дьяченко, если бы на помощь не подоспели артиллеристы. Метким огнём они подавили миномётные батареи врага. А вскоре на аэродроме появились наши пехотинцы.
В тот же день на Темпельхоф перебазировался весь 515-й авиаполк. Это позволило оперативнее осуществлять прикрытие наших войск, сражавшихся в Берлине.
8 мая перед группой лётчиков, возглавляемых майором М. Тюлькиным, командир полка Гвардии подполковник Г. Громов поставил последнюю в Великой Отечественной войне боевую задачу: непосредственным сопровождением прикрыть перелёт с аэродрома Стендаль в Берлин английской, американской и французской военных делегаций. 18 лётчиков - истребителей выполнили эту задачу успешно.
За время войны Георгий Громов совершил более 400 успешных боевых вылетов, участвовал в 64 воздушных боях, лично уничтожил 13 самолётов противника, с учётом пересчёта части групповых побед в личные.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 17 групповых побед лётчика.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 8980 ).
После окончания Великой Отечественной войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические командные курсы, в 1956 году - Военную академию Генерального штаба. Командовал авиационным соединением. С 1963 года генерал - майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Жил в Киеве. Умер 26 сентября 1975 года. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище.
 
*     *     *
 
Иванов Виктор Павлович
 
Родился 29 декабря 1919 года в деревне Анашкино, ныне Новоржевского района Псковской области. Окончил 7 классов и курсы счетоводов. Работал в колхозе. Окончив Великолукский аэроклуб, стал лётчиком-инструктором планерного клуба. С 1937 года жил в Ленинграде, где работал механиком на заводе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
С июня 1941 года младший лейтенант В. П. Иванов на фронтах Великой Отечественной войны. Воевать начал в составе 147-го истребительного авиационного полка, летал на И-153. С марта 1942 года сражался в составе 768-го ИАП ПВО на английских истребителях "Харрикейн" и американских "Киттихауках". Всего в Заполярье выполнил около 200 боевых вылетов, сбил 1 самолёт противника лично и 11 в группе с другими лётчиками.
В августе 1942 года капитан В. П. Иванов был отозван с фронта и как один из сильнейших лётчиков системы ПВО страны направлен во вновь формируемый в Химках истребительный авиационный полк ПВО Особого назначения (позднее - 910-й ИАП, 148-й Гвардейский ИАП). Часть создавалась из лучших пилотов-истребителей ПВО на самолетах Як-1Б и Як-7, предполагалось, что это будет "полк асов", аналогичный армейским 434-му ИАП и 9-му ГИАП.
К маю 1944 года командир эскадрильи 148-го Гвардейского истребительного авиационного полка (148-я истребительная авиационная дивизия, Войска противовоздушной обороны страны) Гвардии капитан В. П. Иванов совершил 556 боевых вылетов, в 33 воздушных боях сбил 15 самолётов противника (5 лично и 10 в группе). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4102).
К концу войны Гвардии майор В. П. Иванов выполнил более 600 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 17 самолётов противника (5 лично и 12 в группе). Кроме выше перечисленных типов, летал на Як-9 и Як-3 (в конце войны несколько таких истребителей было получено для звена управления полка).
После войны продолжал службу в Военно-Воздушных Силах СССР. В 1952 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы командиров частей ВВС в Липецке. Служил в строевых частях ВВС, командовал авиационным полком. Летал на МиГ-9, Як-15, Як-17, Як-17БФ, МиГ-15, МиГ-17. С 1959 года Гвардии полковник В. П. Иванов - в запасе. Жил в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). Умер 24 августа 1997 года.
Награждён орденами: Ленина (22.08.1944), Красного Знамени (29.11.1941, 14.02.1943, 14.02.1944), Александра Невского (27.03.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Его фронтовая судьба была не только долгой - он прошёл войну с первого до последнего дня, - но богатой такими событиями, многие из которых могли бы составить сюжет для приключенческого романа. Как это часто бывает, прямота и честность, присущие В. П. Иванову, добавили ему жизненных забот, лишили многих чинов и наград. Его ратный путь был исключительно ярким, а 2 из более чем 700 боевых вылетов стали воистину звёздными.
Виктор Иванов родился в деревне Анашкино Псковской губернии 29 декабря 1919 года. 18-летним юношей приехал в Ленинград, где работал механиком на заводе. В 1940 году окончил Чугуевское военное училище лётчиков.
Войну начал в Заполярье, где в составе 147-го истребительного авиаполка  (впоследствии ставший 20-м Гвардейским ИАП), а затем 768-го авиаполка, произвёл около 200 боевых вылетов. В августе 1941 года он одержал на своей "Чайке" одну из первых побед над Ме-109...
В составе 768-го ИАП, входившего в систему ПВО города Мурманска, он выполнил 170 боевых вылетов на "Харрикейнах" и "Киттихауках" с доморощенным вооружением - 2 х 20-мм пушки ШВАК и 2 х 12,7-мм пулемёта БС плюс 6 направляющих под РС.
Иванов вспоминал, что в первых боях над морем, когда немцы шли на караваны союзников плотным боевым порядком, они несли колоссальные потери после залпа реактивных снарядов, ему доводилось видеть до 10 горящих и падающих самолётов. К сожалению, понятливые немцы быстро отказались от плотных построений. Большинство боевых лётчиков того времени трезво смотрели на вещи и, свято веря в победу, не рассчитывали дожить до неё. Это наряду с воспитанным в них коллективизмом делало их равнодушными к самому понятию личного счёта, пусть даже счёта побед над врагом...
В августе 1942 года старший лейтенант В. П. Иванов был отозван с фронта и как один из сильнейших лётчиков направлен во вновь формируемый в Химках 910-й ИАП  (позднее ставший 148-м Гвардейским ИАП). Предполагалось, что это будет полк особого назначения. В составе этого полка он воевал под Сталинградом, на Курской дуге, освобождал Украину, Польшу, сражался в Германии.
3 января 1943 года, возвращаясь с лейтенантом Ю. Жилиным с задания, западнее Сталинграда капитан В. П. Иванов увидел в разрывах облаков крадущийся "Кондор" - четырёхмоторный транспортный самолёт FW-200. Спикировав, он в упор, едва не столкнувшись с громадиной, из всех стволов ударил по пилотской кабине, и через несколько секунд самолёт, шедший на малой высоте, упал на землю. Можно представить себе удивление советских воинов, осматривавших сбитую машину, когда они обнаружили среди обломков 32 трупа германских офицеров и множество знамён окружённых немецких частей армии Паулюса. До последних сражений 1945 года это был единственный случай, когда трофеем сразу становилось такое количество воинских святынь. Недоброжелательность тогдашнего командира полка не позволила В. П. Иванову записать на свой счёт эту великолепную победу, а к официальному незачёту сбитых он всегда относился достаточно равнодушно. Как бы то ни было, но захваченные в упавшем "Кондоре" знамёна, в любом случае, служат весомым подтверждением этой необычной воздушной победы...
Летом 1943 года Виктор Иванов одержал еще несколько побед. Так, в книге "Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", на странице 228 есть следующее сообщение:
"16 июля 1943 года лётчики 9-го Воронежского ИАК ПВО капитан В. П. Иванов и лейтенант Ю. В. Жилин перехватили в районе Задонска самолёт противника Ju-88 и подбили его".
9 октября 1943 года 910-й авиаполк был переименован в 148-й Гвардейский.
17 декабря 1943 года при отражении массированного налёта авиации противника на объекты города Киева и переправы через Днепр в неравном воздушном бою сбил ещё один фашистский самолёт.
В течение весны 1944 года капитан В. П. Иванов стал командиром эскадрильи. В это время полк действовал в составе 2-го Белорусского фронта.
В конце марта 1944 года разгорелись тяжелейшие воздушные схватки в районе города Сарны. В те дни истребителям очень часто приходилось вести бои с превосходящими силами противника. Особенно упорной была схватка восьмёрки наших "Яков" с большой группой "Юнкерсов", которые в сопровождении "Мессеров" шли бомбить железнодорожный узел Сарны. Потеряв 9 самолётов, противник повернул обратно. Немецкая авиация предприняла ещё несколько попыток пробиться к цели. Но все они окончились неудачно.
Советское информбюро в сводке от 28 марта сообщило об этих боях следующее:
"На днях две группы немецких самолётов пытались произвести налёт на военные и промышленные объекты города Сарны. В налётах участвовало до 60 бомбардировщиков противника. Встреченные нашей авиацией, немецкие самолёты к городу не были допущены. В воздушных боях советские лётчики сбили 24 немецких самолёта. Все наши самолёты, участвующие в этих боях, вернулись на свой аэродром."
В тот день командир 2-й эскадрильи 148-го Гвардейского ИАП В. П. Иванов повёл своих ребят на перехват большой группы Ju-88, шедшей к городу Сарны. В бою над Припятью все три девятки "Юнкерсов" были рассеяны, более 10 самолётов сбиты. Перед самым заходом на посадку ему было приказано воспрепятствовать бомбометанию очередной армады неприятельских бомбардировщиков.
"Противнику не было известно, что снарядные ящики у нас пусты, а моторы добирают последние капли горючего, - вспоминал позднее Виктор Иванов. - Плотнее строй... на групповой таран ! - передал я в эфир. - Ребята подошли друг к другу, и, завидев плотный строй идущих на них истребителей, немцы дрогнули, смешали свои ряды, и бомбёжка была сорвана". Этот бой проходил на глазах тысяч воинов, его видел и Командующий 6-й Воздушной армией Ф. Полынин.
К вышесказанному хочется добавить лишь то, что в тот знаменательный день особенно отличились лётчики Виктор Иванов и Николай Часнык, сбившие в паре 6 вражеских самолётов !   Вечером того же дня на аэродром Сарны прибыл командующий 2-м Белорусским фронтом генерал - полковник П. А. Курочкин, чтобы лично поздравить и вручить им ордена. Вскоре после этого боя, по личному ходатайству генерала Ф. Полынина, Виктор Иванов был представлен к званию Героя Советского Союза. Так его документы "перешагнули" через штаб дивизии.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, Гвардии капитану Иванову Виктору Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 4102).
Свою последнюю победу отважный лётчик одержал в апреле 1945 года, сбив на новеньком Як-3 над Кюстриным самолёт FW-190.
К концу войны командир эскадрильи 148-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии майор В. П. Иванов совершил около 750 боевых вылетов, участвуя в 50 воздушных боях, сбил 20 самолётов противника.
Подавляющее большинство боевых вылетов в 1943 - 1945 годах В. П. Иванов выполнил на самолёте Як-7Б. В совершенстве освоив эту машину и облетав многие истребители того времени, он навсегда остался высокого мнения о её лётных возможностях.
После окончания войны Виктор Павлович продолжал службу в Военно - Воздушных Силах СССР. В 1952 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы командиров частей ВВС в Липецке. Летал на МиГ-9, Як-15, Як-17, Як-17БФ, МиГ-15, МиГ-17. Командовал авиационным полком.
С 1959 года Гвардии полковник В. П. Иванов - в запасе. Жил в Ленинграде   (ныне Санкт - Петербург). Работал в Гражданском Воздушном Флоте.
Умер 24 августа 1997 года. Похоронен на Смоленском православном кладбище в Санкт - Петербурге.
*     *     *
 
Кайков Павел Александрович
 
Родился 10 января 1917 года в деревне Межево ныне Конаковского района Тверской области в семье рабочего. Русский. Окончив 7 классов и школу ФЗУ при Калининском вагоностроительном заводе (ныне Тверской вагоностроительный завод), работал токарем. В РККА с 1938 года. Окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков в 1939 году. Участник советско-финской войны 1939—1940 годов.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я армия, Карельский фронт) комсомолец лейтенант Кайков П. А. произвёл 67 боевых вылетов на штурмовку вражеских объектов, сопровождение самолётов, прикрытие аэродрома и 110 вылетов на связь и доставку боеприпасов и продовольствия партизанам в тыл противника. Участвовал в 5 воздушных боях.
29 ноября 1941 года лейтенант Кайков вылетел в составе эскадрильи на штурмовку войск противника на Мурманском направлении. При посадке на свой аэродром советские лётчики были атакованы истребителями противника. Несмотря на почти полный расход боеприпасов, наши лётчики приняли бой. Кайков сразился с двумя Me-109. Он старался экономить патроны, но они быстро кончились. Вскоре один «мессершмитт» вышел из боя. С другим он сошёлся на высоте 150 м в лобовой атаке. Немец с разворотом стал переходить на бреющий полёт. Кайков догнал его и над самыми верхушками деревьев ударил винтом своего МиГ-3 по хвостовому оперению Мессершмитта. При этом оба самолёта врезались в землю.
6 июня 1942 года лейтенанту Кайкову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина. Похоронен в Мурманске. Его именем названы улицы в Твери и посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области, одна из школ Мурманска, профессиональное училище в Твери. На здании школы в родной деревне установлена мемориальная доска.
 
Королёв Василий Иванович
 
Василий Королёв родился 22 Апреля 1918 года в деревне Еднёво, ныне Волоколамского района Московской области, в семье рабочего. С 1930 жил в Москве. Окончил 10 классов и школу ФЗУ при Московском электрозаводе имени В. В. Куйбышева. Работал токарем. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал сначала на Карельском фронте, летая на биплане И-153. Позднее "Чайки" были заменены истребителями МиГ-3, на которых воевал уже в Заполярье.
...Зелёный светлячок сигнальной ракеты прочертил небо над аэродромом. Взревели моторы. Ударило из патрубков пламя. Истребители пошли на взлёт.
Группу вёл Поздняков. Редкая облачность настораживала: враг часто маскировался в облаках, чтобы нанести внезапный удар. И на этот раз, прикрываясь облаками, "Мессеры" летели в направлении железнодорожной станции Кица. Наши истребители перехватили их и завязали бой. Выше общей группы Поздняков заметил ещё 2 "Мессера". Вероятно, на одной из машин их командир, который руководил боем. Его-то и нужно атаковать в первую очередь. Ведомый Лейтенант И. Фатеев понял замысел своего командира и последовал за ним.
Поздняков, направив самолёт в сторону солнца, стремительно набирал высоту. Он появился неожиданно и внезапно атаковал ведущего вражеской группы. Тот не успел выполнить оборонительный маневр. Алексей поймал "Мессера" в прицел и дал длинную очередь. Она прошила кабину, и самолёт, теряя управление, стал падать.
Тем временем Лейтенант В. Королёв, увлекая товарищей, ринулся на "Мессеров", которые, лишившись управления, перестроились в замкнутый круг и отчаянно отбивались. Имея значительное преимущество в высоте, наши "ястребки" парами пикировали на врага. Пример инициативных и смелых действий показывал Королёв, оборвавший полёт ещё одного Ме-109.
Боевые вылеты следовали один за другим. Достаточно сказать, что за 2 недели Сентября лётчики 147-го полка отразили 22 вражеских налёта. Это был самый напряжённый месяц войны.
К Октябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка  (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я армия, Карельский фронт)  Лейтенант В. И. Королёв совершил 64 боевых вылета на штурмовку скоплений войск противника и 68 вылетов на разведку и прикрытие своих войск.
Однажды, при возвращении с боевого задания по прикрытию штурмовиков, разбомбивших вражеский аэродром, в бою против группы вражеских истребителей, сбил одного, но сам на горящем самолёте был вынужден приземлиться на лесной массив. Раненый и обожжённый, он 4 дня пробирался сквозь зимнюю тайгу, и был подобран пограничниками. Вернулся в свою часть.
Весной 1942 года полк получил звание Гвардейского и стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП. На смену "МиГам" пришли американские Р-40 "Киттихаук".
К тому времени Лейтенант В. И. Королёв считался одним из лучших асов полка: при отражении налётов немецкой авиации на Мурманск и объекты Кировской железной дороги он сбил несколько самолётов. Но ему нередко приходилось выполнять и задачи штурмовика. Вылетев 30 Августа 1941 года во главе 6 истребителей на боевое задание, Лейтенант В. И. Королев увидел автоколонну врага из 40 автомашин. Колонна двигалась по дороге от Кайрала на Алакуртти. Советские лётчики с ходу сбросили на колонну бомбы - несколько машин загорелось. Затем истребители перестроились в круг и, снижаясь почти до земли, стали расстреливать врага из пулемётов. Совершив по несколько атак, они вернулись на аэродром.
В Сентябре 1941 года В. И. Королёв во главе группы самолётов И-153 в течение двух недель поддерживал 88-ю стрелковую дивизию на Кестеньгском направлении. Однажды с воздуха было обнаружено продвижение вражеских войск к линии фронта. Королёв сразу же повёл свою группу на штурмовку. Бомбами, реактивными снарядами и пулемётным огнём наши лётчики уничтожили 2 танка и 2 повредили, разбили 5 полевых орудий. Колонна мотопехоты была разгромлена.
22 Февраля 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях, Лейтенанту Василию Ивановичу Королёву было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 896).
В Феврале 1943 года В. И. Королёв был переведён в 760-й ИАП на том же фронте, получил звание Капитана.
В Июле 1943 года в групповом бою под Мурманском вступил в поединок с немецким пилотом, который сбил 3 наших истребителя. Враг был уничтожен. Через несколько дней такая же судьба постигла и другого "Мессера", подкарауливавшего наши самолёты на посадке.
В Январе 1944 года был подбит и ранен. К тому времени совершил 388 успешных боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 12 групповых побед. ]
В 1945 году Майор В. И. Королёв вышел в запасе. Жил в Москве. Работал в Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. Умер 30 Апреля 1989 года. Похоронен в городе Долгопрудный Московской области на Южном кладбище  (участок 24).
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени  (дважды), "Знак Почёта"; медалями.
 
Крупский Виктор Иосифович
 
Родился 21 декабря 1921 года в городе Кременчуге (ныне Полтавская область Украины). Окончил 7 классов и 1 курс механического техникума. Работал на заводе, учился в аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. Служил в 163-м резервном авиационном полку (ВВС Ленинградского военного округа).
С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. И. Крупский на фронтах Великой Отечественной войны в должности пилота 147-го ИАП (1-я АД, ВВС 14-й Армии, Карельский фронт), летал на И-153. Участник обороны Мурманска. С января 1942 года воевал в 760-м ИАП, летал на "Харрикейне". Нёс боевую вахту по защите Кировской железной дороги и её объектов. 24 марта 1942 года назначен командиром звена.
К 25 июня 1942 года заместитель командира эскадрильи 760-го истребительного авиационного полка (1-я авиационная дивизия, ВВС 26-я Армии, Карельский фронт) старший лейтенант В. И. Крупский совершил 240 боевых вылетов, в 28 воздушных боях сбил лично 5 и в группе 7 самолётов противника (в наградном листе говорится о 3 личных и 8 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 897).
С декабря 1942 года - командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (258-я ИАД, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт), летал на "Киттихауке". 25 марта 1943 года сбит в воздушном бою, получил тяжёлое ранение, долго лечился. После возвращения исполнял обязанности помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе. С августа 1944 года Гвардии майор В. И. Крупский - помощник командира 257-й САД (7-я Воздушная армия, Карельский фронт), на боевые задания не летал по состоянию здоровья. Всего совершил 330 боевых вылетов, провёл 32 воздушных боя, в которых сбил лично 9 и в составе группы 10 самолётов противника.
В 1946 году уволен в запас по болезни. В 1952 году окончил Высшую школу Министерства заготовок СССР. Работал заместителем уполномоченного Министерства заготовок в Полтавской области Украины. В 1978-1985 гг. занимал пост председателя Орловского облисполкома. Умер 10 сентября 2000 года. Похоронен в городе Орле на Троицком кладбище.
Награждён орденами: Ленина (22.02.1943), Красного Знамени (07.11.1941), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (13.11.1944), Красной Звезды (01.05.1942), Трудового Красного Знамени, Дружбы народов; медалями.
 
*     *     *
Виктор Крупский родился 21 декабря 1921 года в городе Кременчуге, ныне Полтавской области Украины, в семье рабочего. Окончил 1 курс механического техникума и аэроклуб. Работал на заводе. В 1939 году призван в ряды Красной Армии   (Кременчугским горвоенкоматом Украинской ССР). В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
В июле 1941 года был направлен в 147-й истребительный авиационный полк на Kaрельский фронт, где одержал первую победу летая на биплане И-153. Произошло это 10 июля 1941 года.
Возвращаясь с боевого задания на своей "Чайке", Крупский встретился с одиночным "Мессершмиттом". Уклониться от боя было не в правилах советского лётчика, и он принял дерзкое решение: подойти к вражескому самолёту как можно ближе и резко свернуть. "Мессершмитт", обладавший большей скоростью, должен был проскочить вперёд. Расчёт Крупского оказался правильным. Когда "Мессер" подошёл почти вплотную, отважный лётчик круто свернул и оказался в хвосте немецкого истребителя, а потом метким огнём сбил врага.
Лейтенант В. И. Крупский быстро выдвинулся в число лучших лётчиков полка. Личная отвага сочеталась у него с мастерством воздушного боя и отличным знанием техники.
В начале 1942 года старший лейтенант Виктор Крупский был переведён на должность командира звена в 760-й авиаполк, действовавший в том же районе и вооружённый английскими "Харрикейнами".
760-й истребительный авиационный полк, в котором он теперь служил, нёс боевую вахту по защите Кировской железной дороги и её объектов, оказывая большую помощь наземным войскам Карельского фронта. В боях апреля - мая 1942 года авиационное звено под командованием лейтенанта В. И. Крупского успешно штурмовало скопления вражеских войск на Кестеньгском направлении: было уничтожено 2 танка, 5 автомашин с боеприпасами, расстреляно с воздуха более сотни гитлеровцев.
Летом 1942 года нападениям на Мурманск и объекты Кировской железной дороги обычно предшествовало появление над ними вражеских самолётов - разведчиков. Вести с ними борьбу было трудно, так как немецкие пилоты, летавшие обычно на больших высотах, при обнаружении советских истребителей часто успевали уйти на свою территорию. Тем не менее, с воздушными разведчиками успешно сражались многие советские лётчики и в том числе, заместитель командира эскадрильи 760-го истребительного авиационного полка старший лейтенант В. И. Крупский. Так, прикрывая объекты железной дороги, он лишь за 5 дней июля 1942 года уничтожил 3 вражеских самолёта Ju-88.
Виктор Иосифович отличался необыкновенным упорством и настойчивостью, высоким лётным мастерством. Именно эти качества принесли ему победу 8 июля над разведчиком Ju-88.
Немецкий самолёт на высоте 8000 метров кружил над нашей территорией, наблюдал и фотографировал военные объекты. Враги считали себя в безопасности, думая, что советские истребители не заберутся на такую высоту, а если и достигнут её, то хватит времени удрать. Но Виктор Крупский после сигнала с постов ВНОС за короткий срок сумел на своём истребителе набрать необходимую высоту, отыскать в безбрежном небе маленькую тёмную точку, оказавшуюся двухмоторным самолётом Ju-88, и атаковать врага. Немецкий пилот сначала пытался уйти в облака, потом прикинулся подбитым и перевёл самолёт в резкое пикирование. Но Крупский ни на минуту не выпускал врага из виду, преследовал его и бил из пулемётов. В конце концов, "Юнкерс" загорелся и упал на землю.
К июлю 1942 года, за год своей боевой деятельности, В. И. Крупский совершил 240 боевых вылетов, провёл 28 воздушных боёв, одержал 3 победы лично и 8 в группе с товарищами.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Крупскому Виктору Иосифовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 897).
А вскоре, 25 марта, словно отмечая это знаменательное событие, он уничтожил ещё один самолёт противника. В тот же день лётчик получил тяжёлое ранение, после которого долго лечился.
Согласно записи в лётной книжке В. И. Крупского, хранящейся в фондах Кременчугского краеведческого музея, 25 марта 1943 года он выполнял уже второй вылет за день. Главная задача состояла в сопровождении 5 Ил-2 на штурмовку вражеского аэродрома в районе Лоустари  (Финляндия). Вылет выполнялся на истребителе Р-40 "Киттихаук". Во время этого вылета Крупский вёл воздушный бой с 2 Ме-109. Один самолёт врага, Ме-109F он сбил в районе Лоустари, но в районе деревни Юркино был и сам был подбит немецким истребителем. Записи в лётных книжках лётчиков никогда не фиксируют драматизм событий и что произошло после того как самолёт Крупского был подбит поведала А. И. Петракову, краеведу из посёлка Лесозаводского, его землячка Юлия Ефимовна Чулкова. На глазах молоденькой девушки  (тогда ещё жительницы посёлка Ковды)  всё и произошло.
Немецкий истребитель вывалился из-за облаков как-то внезапно и с ходу шарахнул из пушек и пулемётов по нашему самолёту. Став практически неуправляемым, истребитель камнем пошёл вниз. С большим трудом Крупскому удалось направить машину в сторону запасного зимнего аэродрома, располагавшегося на льду реки Ковды при впадении её в море. Самолёт едва дотянул до места и не приземлился, а просто свалился с грохотом на лёд, пробив его. При этом отлетели шасси и крылья, а оставшийся фюзеляж стал погружаться в воду. Правда, какие-то обломки, упершиеся в лёд, не дали самолёту затонуть мгновенно. Зато почти мгновенно к месту его падения прибежали колхозники, ставшие свидетелями происшествия.
Чей это самолёт - было не понять: хвостовая часть с опознавательными знаками отсутствовала, да и другие звёзды оказались стёртыми струями вытекавшего топлива. Решили, раз сбит, значит, вражеский. А к фашистским пилотам отношение у наших людей было однозначное: враги. К тому же, когда немецкие самолёты пролетали над деревней, то нередко стреляли по мирным селянам и по скоту.
И вот, едва вскрыли мужики фонарь кабины, как какая-то женщина, прибежавшая со своим оружием против врага - лопатой, огрела лётчика по голове со словами: "Ах ты, фриц, проклятый, не ты ли мою бурёнку застрелил !". Голова контуженного, находившегося без сознания пилота покрылась кровью. Ухватив за ворот, сельчане вытащили его из кабины и ахнули: на гимнастёрке сверкали ордена Красной Звезды и Красного Знамени, медали.
Очнувшись от изумления, мужики давай срочно звонить в Кандалакшу, вызывать дрезину с врачами. А когда приехавшие сообщили им, что лётчик этот - Виктор Иосифович Крупский - ещё и Герой Советского Союза, то и вовсе смутились ковдяне.
В сознание Виктор Крупский пришёл уже в кандалакшском госпитале и после сложной операции. Весь перебинтованный, открыл глаза и спросил у сотоварищей по палате, где он, что с ним. Ему рассказали. Виктор поморщился - голова раскалывалась от боли на части. А вот причину этого раненые пояснили уже с улыбкой: приходила, мол, тут справиться о тебе одна "дамочка" деревенская, да всё сетовала: "Ведь я его бедняжку приголубила, да только - лопатой, экая дура !"
Рассказывают, что, когда Крупский пришёл в себя, ему предложили перейти в отдельную палату. Но не привыкший к почестям герой отказался. Да и Героем Советского Союза лётчик стал в свои 23 года - за отличие в боях на Мурманском направлении - всего за месяц до описанного эпизода.
Так описаны те уже далёкие события журналистом И. Чесноковым в газете "Мурманский вестник" от 15 октября 2004 года.
Внук же В. И. Крупского сообщает, что по воспоминаниям деда, били его пока тащили почти безжизненное тело в сельсовет  (расстояние более 1 км)  и только там стащив верхнюю одежду увидели, что это советский лётчик. Травма у Крупского была очень серьёзной - оскольчатый пролом лобной кости. Но как она была получена, установить уже наверное невозможно. Дело в том, что на уровне лица в кабине самолёта стоит оптический прицел, и пролом лобной кости мог быть как результатом удара головы об этот прибор при падении самолёта на землю, так и результатом ударов лопатой по голове. После такой травмы летать Крупскому на истребителях уже было нельзя.
Вернувшись в родной полк, он стал помощником командира полка по воздушно - стрелковой службе, затем служил в Управлении 257-й истребительной авиационной дивизии.
К концу войны на боевом счету Гвардии подполковника В. И. Крупского числилось 330 боевых вылетов, 19 уничтоженных самолётов противника.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 10 групповых побед.
После войны, в 1946 году, Гвардии полковник В. И. Крупский уволен в запас по болезни. Непродолжительное время жил в Кременчуге, затем переехал в город Орёл. В 1952 году он окончил Высшую школу Министерства заготовок СССР. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. Работал заместителем уполномоченного Министерства заготовок в Полтавской области Украины. С 1978 года по 17 сентября 1985 года занимал пост председателя Орловского облисполкома.
В послевоенные годы награждён тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, несколькими медалями. С 1996 года - Почётный гражданин города Орёл.
Полковник в отставке В. И. Крупский скончался 10 сентября 2000 года. Похоронен на воинском участке Троицкого кладбища в Орле.
 
Кузнецов Николай Александрович
 
Родился 10 октября 1918 года в деревне Емельяново (ныне Южский район Ивановской области). Детство провёл в городе Коврове (Владимирская область). В 1934 году окончил там 8 классов школы № 3, затем школу фабрично-заводского обучения (ФЗО). Работал формовщиком чугунно-литейного цеха на Ковровском экскаваторном заводе. В 1937 году переехал в город Владимир, работал токарем на граммофонном заводе. В 1936 году окончил городской аэроклуб. С ноября 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу пилотов (ныне г. Оренбург). Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
С 19 октября 1941 года младший лейтенант Н. А. Кузнецов на фронтах Великой Отечественной войны в должности пилота 147-го ИАП (1-я САД, ВВС 14-й Армии, Карельский фронт), вскоре назначен командиром звена. Летал на И-153 и "Харрикейне". С января 1942 года старший лейтенант Н. А. Кузнецов - командир эскадрильи 760-го ИАП, в августе 1942 года назначен начальником воздушно-стрелковой службы полка. Летал на "Харрикейне", "Киттихауке" и Ла-5.
К 5 июля 1944 года помощник командира по воздушно-стрелковой службе 760-го истребительного авиационного полка (324-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) майор Н. А. Кузнецов совершил 375 боевых вылетов, в 35 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 12 самолётов противника (в наградном листе говорится о 14 личных и 12 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4312).
С конца июля 1944 года - помощник командира по воздушно-стрелковой службе 195-го ИАП (той же 324-й ИАД), где летал на Ла-5 и Як-9. К ноябрю 1944 года совершил более 500 боевых вылетов, провёл около 40 воздушных боёв, в которых сбил лично 13 и в составе группы 12 самолётов противника (согласно наградных материалов к 1 октября 1944 года имел 16 личных и 12 групповых побед).
С сентября 1945 года - в запасе. Работал пилотом в группе особого назначения при Главном управлении Северного морского пути. С 1946 года - заместитель директора судостроительного завода в Архангельске. Позднее работал в Гражданской авиации (в авиаотрядах городов Куйбышев и Ростов-на-Дону). С 1950 года жил в Ростове-на-Дону, работал в сельхозреммеханизации, на фабрике пластмассы. С 1961 года на пенсии. Последние годы жил в городе Владимире. Умер 24 октября 1982 года, похоронен на кладбище "Улыбышево".
Награждён орденами: Ленина (22.02.1942, 26.11.1944), Красного Знамени (09.04.1943, 06.10.1943, 20.07.1944); медалями.
 
*     *     *
На фронтах Отечественной войны с 22 Июня 1941 года, показал себя способным, тактически грамотным, смелым, настойчивым и решительным офицером. Как лётчик - истребитель, в совершенстве овладел техникой пилотирования и техникой воздушного боя, вполне оправдывает назначение лётчика истребительной авиации, всегда ищет воздушного противника, навязывает ему бой, берёт инициативу в воздушном бою в свои руки, активно нападает на противника и выходит победителем".
Так сказано в наградном листе Николая Александровича Кузнецова. Сказано предельно кратко, как и положено на фронте, но более чем выразительно. В этих словах - весь человек, весь духовный и нравственный облик защитника Родины.
А воевал Николай Кузнецов действительно здорово. Он штурмовал войска и аэродромы противника, выходил на разведку и фоторазведку, доставляя командованию нужнейшие сведения о противнике, сопровождал штурмовики и бомбардировщики, когда они летали громить вражеские объекты, перехватывал в небе вражеские самолёты.
Однажды в Мае 1942 года Николай Кузнецов вылетел в составе группы из 3-х экипажей на прикрытие своих войск. Он шёл ведущим. Вдруг заметил, что к линии фронта приближаются 8 "Юнкерсов" под охраной 2 "Мессеров". Николай моментально принял решение - атаковать. Он увёл свою группу на солнце, став как бы невидимым, и напал на врага. С первой же атаки 2 "Юнкерса" факелами врезались в землю, а потом был сбит и 3-й. Остальные, поспешно сбросии бомбы на позиции своих войск, удрали на бреющем полёте.
В другой раз, вылетев парой на разведку и фотографирование аэродрома противника в районе Тунгозера, заметил 4 Ме-109. Силы были неравны. И всё же Кузнецов вступил в бой. Сбил один вражеский самолёт, после чего отлично выполнил поставленную командованием задачу.
То же самое, проявив мужество и отвагу, он повторил в районе Видлица, когда короткой пулемётной очередью зажёг вражеский самолёт, затем в районе Сальми. Он воевал по-суворовски: не числом, а уменьем.
Как-то, было это в 20-х числах Июня 1944 года, прикрывая группу бомбардировщиков Пе-2, помощник командира по воздушно - стрелковой службе 760-го истребительного авиаполка Майор Н. А. Кузнецов в районе Видлицы заметил 4 финских бомбардировщика "Бристоль - Бленхейм", атаковал их и короткой очередью из пулемётов поджёг один самолёт. Остальные бомбардировщики обратились в бегство. Кузнецов вернулся к охраняемым "Пешкам", так как в воздухе в любую минуту могли появиться неприятельские истребители. Так оно и случилось: 4 финских "Брустера" напали на нашу группу. Несмотря на двойное численное превосходство врага, Кузнецов защитил бомбардировщиков и в упорном воздушном бою сбил один "Брустер".
После этого боя на боевом счету Николая Александровича стало 13 вражеских самолётов сбитых лично и 12 в группе с товарищами. К 1 Октября 1944 года он довёл личный боевой счёт до 16 бомбардировщиков и истребителей противника.
Всего за годы войны Н. А. Кузнецов совершил около 500 боевых вылетов. И каждый раз выходил победителем. На его счету 40 проведённых воздушных боёв, 17 вражеских самолётов сбитых лично и 12 - в группе с товарищами.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 Октября 1944 года Николаю Александровичу Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.
*     *     *
 
Матвеев Александр Андреевич
 
12 января 1943 года после тщательной подготовки началось наступление войск Ленинградского и Волховского фронтов с целью прорыва блокады Ленинграда. За 7 дней ожесточённых боёв железное кольцо, которым враг сжимал с осени 1941 года город на Неве, было разорвано.
 
Весомый вклад в победу над врагом в ходе этой операции и дальнейших боевых действий внесли авиаторы 275-й истребительной авиационной дивизии, её Гвардейские полки. Из 3000 самолётов врага, которые были уничтожены на подступах к Ленинграду, более 500 записали на свой счёт пилоты этого соединения. Командовал дивизией генерал - майор авиации А. А. Матвеев.
Александр Матвеев родился в 1910 году в городе Коврове   ( Ивановская область ). С 1928 года в рядах Красной Армии, с 1934 года - в авиации. До 1937 года был лётчиком - инструктором в Борисоглебской авиационной школе. Затем закончил Авиационный факультет при Военно - Политической академии, служил в истребительной авиации.
А. А. Матвеев прошёл большой и славный путь. Боевое крещение получил в боях с японскими захватчиками на реке Халхин - Гол летом 1939 года. Комиссар эскадрильи 70-го истребительного авиационного полка, Александр Матвеев совершил 71 боевой вылет, в 19 воздушных боях сбил лично 2 и в группе 5 японских самолётов.
С ноября 1939 года по март 1940 года принимал участие в Советско - Финляндской войне в должности комиссара 147-го истребительного авиаполка   ( в Мурманске ). Совершил несколько десятков боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника. 7 мая 1940 года награждён первым орденом Красного Знамени, а 22 февраля 1941 года - и вторым
Великая Отечественная война застала А. А. Матвеева в Подмосковье - он был комиссаром 17-го истребительного авиаполка. Здесь Александр Андреевич прослужил не долго.
11 ноября 1941 года Матвева назначили командиром 154-го авиаполка. Под его руководством полк проходил в тылу переформирование и  ( одним из первых в Советских ВВС )  осваивал новую технику - американские истребители Р-40 "Томагаук". Затем, в конце ноября, полк получил приказ перебазироваться на аэродром Подборовье и, вместе с 127-м авиаполком, приступил к выполнению основной боевой задачи - сопровождение транспортных самолётов до Ленинграда.
В полку было 24 экипажа. Многие его лётчики в первые месяцы войны летали на самолётах И-16 в небе Ленинграда и уже имели боевой опыт. Основу, костяк полка, на боевом счету которого к концу войны значилось свыше 460 сбитых вражеских самолётов, около 1000 проведённых воздушных боёв, несколько тысяч вылетов на сопровождение воздушно - транспортных караванов, составляли такие известные ленинградские лётчики - истребители, как Пётр Пилютов, Пётр Покрышев, Георгий Петров, Алексей Сторожаков, Сергей Титовка, Андрей Чирков, Владимир Матвеев, Николай Зеленов, Пётр Зюзин, Александр Горбачевский, Константин Коршунов, Иван Леонович, Фёдор Чубуков. Все они в последствии были удостоены звания Героя Советского Союза.
Начало боевой деятельности полка на трассе воздушного моста было сопряжено с немалыми трудностями. Вспоминая о тех днях, А. А. Матвеев рассказывал позднее:
- Новый самолёт доставлял немало хлопот. Конструктивно он не был приспособлен к полётам в условиях суровой зимы: от морозов лопались трубки и соты маслянных радиаторов, застывала гидросмесь, а запасных частей и материалов для ремонта не хватало. Много пришлось повозиться инженерам, техникам и механикам, чтобы приспособить теплолюбивых "американцев" к русским морозам. Хитроумные техники полка к маслянным радиаторам и гидросистемам приладили краники и в сильные морозы масло и гидросмесь на ночь сливали и уносили в тёплое помещение.
Труднее было с серебряным припоем для ремонта радиаторов. Но справились и с этим делом - у местных жителей раздобыли старые серебрянные монеты и кое-какие поделки из серебра, переплавили их и делали припой. После всех этих доделок и доводок американские "Томагавки" стали летать.
Лётчики полка, бывало шутили: "Если понадобится, у наших техников и топор  ( "Томагавк" - боевой топорик американских индейцев )  будет летать". Нечего греха таить: самолёты были неважные, но тем не менее лётчики полка летали и воевали на них неплохо.
Вскоре появилась и новая проблема - уже к весне 1942 года полк стал испытывать острую нехватку запасных моторов "Аллисон".
Из-за этого большое число машин оказалось на приколе. Тогда по личной инициативе подполковника А. А. Матвеева и полковника П. Маликова, в 1-й авиаремонтной базе ВВС в Ленинграде, началась работа по переделке Р-40 под советские моторы М-105П и М-105Р. Всего было переделано около 40 машин. И хотя их лётно - технические характеристики несколько ухудшились, на них можно было воевать. А это, в тот период времени, было важнее всего !
Воздушный мост, родившийся в сентябрьские дни 1941 года, превратился в арену жесточайших воздушных схваток. Больше месяца лётчики 154-го полка  ( 22 ноября 1942 года преобразованного в 29-й Гвардейский ИАП )  сопровождали в Ленинград транспортные самолёты. Не всё налаживалось сразу. На первых порах были промахи, ошибки и даже неоправданные потери лётчиков. Так же как лётчики соседних 127-го и 286-го полков, пилоты 154-го полка выдерживали чрезмерную физическую и моральную нагрузку. Они по 5 - 6 раз в день поднимались в воздух, отважно сражаясь с противником, имевшим 2 - 3 кратное численное превосходство.
Согласно данных наградного листа на орден Ленина  ( награждён 15 марта 1942 года ), к февралю 1942 года майор А. А. Матвеев совершил 80 боевых вылетов с налётом в 74 часа, в 5 воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника.
154-й истребительный полк майора Матвеева был одним из тех, на чью долю выпала нелёгкая задача прикрывать с воздуха наши войска, пытавшиеся пробиться к Ленинграду с востока - со стороны Большой земли. Малоизвестные когда-то Погостье, Виняголово, Кондуя, Смердыня, Кордыня что ни день упоминались тогда в боевых донесениях. Близ этих мест шли тяжёлые бои и на земле и в небе.
Особенно напряжённым был март 1942 года. Ни один вылет не обходился без боя. Но самым тяжёлым для лётчиков оказалось 13 марта. Механики едва успевали заправлять самолёты горючим и боеприпасами. Осуществляя командование полком, Александр Андреевич часто вылетал на боевые задания и сам.
Прикрывая 13 марта 1942 года наземные войска, звено 154-го ИАП в составе А. А. Матвеева, П. А. Пилютова и А. В. Чиркова над линией фронта встретило 4 истребителя Ме-109. Атаковав врага, наши лётчики сбили один самолёт и тут же увидели пикировщики Ju-87, которые готовились бомбить наши войска. Александр Матвеев повёл звено на "Юнкерсов", когда вдруг сверху "свалилось" ещё 9 "Мессеров". Однако ввязываться с ними в бой было нельзя - важнее было помешать пикировщикам прицельно сбросить бомбы. Оторвавшись от Ме-109, наши истребители ударили по Ju-87. Один самолёт загорелся, другие шарахнулись в стороны. Теперь все силы, всё внимание и мастерство наши лётчики обратили на борьбу с истребителями противника, которые стремились расправиться с отважной тройкой. Но врагу так и не удалось сбить ни одного нашего самолёта.
40 минут длился этот тяжёлый бой !   Кружась, словно в водовороте, взмывая и пикируя, стреляя и увертываясь от пулемётных трасс, наши лётчики не подпустили "Юнкерсы" к переднему краю. Ни одна бомба не упала на позиции советских войск. Так ничего и не добившись, немецкие самолёты ушли. Только тогда повернула к аэродрому и группа Матвеева. Продлись этот бой ещё 5 минут - пришлось бы садиться где - нибудь возле линии фронта. Горючего хватило только чтобы дотянуть домой.
Через день в газете появился приказ командующего фронтом о награждении майора Матвеева и капитана Чиркова орденом Ленина, майора Пилютова, капитана Покрышева и отличившегося несколько ранее лейтенанта Мармузова - орденом Красного Знамени.
Потом было ещё много напряжённых воздушных боёв... В мае 1943 года 29-й Гвардейский авиаполк, за успешные боевые действия, удостоился чести именоваться впредь "Волховским".
Согласно данных наградного листа на орден Отечественной войны 1-й степени, к маю 1943 года Гвардии подполковник А. А. Матвеев совершил 171 боевой вылет с налётом в 134 часа. Участвуя в 12 воздушных боях, сбил лично 5 самолётов противника и ещё 2 в составе группы.
О высокой лётной выучке майора А. А. Матвеева может служить следующий эпизод из его жизни.
Старшего инженера 154-го истребительного полка К. Н. Шатаева влекло небо, и он овладел самолётом. Шатаев уже не сомневался, что хоть время от времени сможет летать. Ему оставалось лишь сдать командиру полка зачёт по технике пилотирования. Можно было не сомневаться, что он сдал бы его, но случилось так, что экзамен не состоялся. Едва машина оказалась в воздухе, как совершенно неожиданно самолётные лыжи, будто пики, нацелились в землю. Оказалось, что на радостях Константин Шатаев не выполнил первой заповеди лётчика - принимая от механика самолёт, не осмотрел его. А механик, отстегнув, как положено, на ночь резиновые амортизаторы, которые удерживали лыжи в горизонтальном положении, утром забыл пристегнуть их обратно.
И вот теперь неминуемо должна была произойти авария, если даже не катастрофа. После того как острые концы лыж ткнутся в посадочную полосу, могло случиться всякое. Разве что отойти в сторону и плюхнуться в глубокий снег... Но командир полка, словно испытывая судьбу, повёл самолёт не к снежной целине, а на укатанную полосу. Все замерли. Сейчас круто опущенные носки лыж вонзятся в спрессованный тяжёлыми катками снег, и самолёт, беспорядочно кувыркаясь, разлетится на куски...
И вдруг, когда беда казалась неминуемой, самолёт резко вздернул нос и как-то странно "присел" на хвост. Задние концы лыж коснулись укатанного снега, и самолёт, в то же мгновение очутившись в горизонтальном положении, как ни в чём не бывало заскользил по посадочной полосе.
Все были восхищены мастерством командира полка. Но сам Александр Андреевич Матвеев избегал разговоров об этом случае. Он даже строжайше предупредил, чтобы никто, чего доброго, не вздумал написать в газету о его необычной посадке. Он не гордился ею, а стыдился. Стыдился не самой посадки, действительно блестящей, а того, что привело к ней, - непристёгнутых амортизаторов. Что же касается инженера, то его лётная карьера тогда же и закончилась. Выбравшись из самолёта, жомандир полка сказал, что очень ценит его как инженера, но в качестве лётчика его с большим успехом заменит любой новичок, только что закончивший лётное училище...
6 мая 1943 года подполковник А. А. Матвеев назначен заместителем командира 275-й истребительной авиационной дивизией  ( получившей 27 января 1944 года почётное наименование "Пушкинская" ), а 17 июля 1943 года стал командиром этой дивизии, которую возглавлял до конца войны, показав себя не только блестящим лётчиком - истребителем, но и граммотным командиром.
Летом 1944 года, в период боёв за Выборг, немецкая авиация предприняла попытки бомбардировки наших войск группами по 30 - 50 самолётов. Вражеские истребители оказывали упорное сопротивление нашей авиации, стремясь не допустить их к своим войскам и объектам.
Для отражения налётов бомбардировщиков противника командир 275-й истребительной авиадивизии полковник А. А. Матвеев по данным радиолокационных станций немедленно высылал группы по 6 - 8 истребителей с последующим наращиванием сил в зависимости от боевой обстановки. Истребители делились на сковывающую и ударную группы. Перед нанесением массированных ударов нашей авиацией поднимались группы по 8 истребителей, очищающих воздушное пространство от неприятельских истребителей. Нападения немецких самолётов успешно отбивались нашими лётчиками.
Войну Александр Матвеев закончил с 14 воздушными победами. Всего совершил более 300 боевых вылетов  ( с учётом боёв в Монголии и Финляндии ), сбил 7 вражеских самолётов лично и столько же - в составе группы.  [ По данным М. Ю. Быкова имел 3 личные и 2 групповые победы в ВОВ. ]
После войны Александр Андреевич остался в ВВС. С отличием окончив Военную академию Генерального штаба, занимал высокие должности. В 1946 - 1971 годах был начальником Батайского ВАУЛ. Службу закончил в звании генерал - лейтенанта авиации, будучи Начальником Управления ВУЗов ВВС страны. В 1975 году вышел в отставку.
Последнее время А. А. Матвеев жил в Москве. 29 марта 1979 года Александру Андреевичу присвоено звание Почётный гражданин города Волхова. Умер в 1998 году.
За годы службы награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени  ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени, Кутузова 2-й степени, Александра Невского, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Поздняков Алексей Павлович
 
Родился Алексей Поздняков 26 Февраля 1916 года в селе Тулиновка, ныне Тамбовского района Тамбовской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов начальной школы и 1 курс техникума механизаторов сельского хозяйства, затем работал электромонтёром. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, награждён орденом Красного Знамени.
С началом Великой Отечественной войны на фронте. Сражался в небе Заполярья.
К Сентябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка  ( 1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Армия, Карельский фронт )  Лейтенант А. П. Поздняков совершил 138 боевых вылетов на штурмовку и бомбардировку живой силы и техники противника, в воздушных боях сбил 2 самолёта.
В Марте 1942 года полк стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП и имел на вооружении американские самолёты Р-40 "Томагаук". А. Поздняков командовал эскадрильей, одновременно выполняя функции штурмана полка.
8 Апреля 1942 года в напряжённом воздушном бою на подступах к Мурманску, в паре с И. Д. Фадеевым, сбил многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110. Затем, при участии А. С. Хлобыстова, пикировщик Ju-87. В ходе последующего боя Капитан А. П. Поздняков тараном на встречных курсах уничтожил ведущего группы вражеских истребителей и погиб.
6 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в схватках с врагами, Алексею Павловичу Позднякову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Похоронен в посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области. Награждён орденами Ленина и Красного Знамени.
 
*     *     *
Поезд шёл на край земли. Алексей Поздняков сидел у окна вагона, задумчиво глядел на мелькавшие низкорослые сосны, кривые кудрявые берёзки, разбросанные среди валунов, которые, казалось, усыпали всю землю, искорежили и погнули деревья. Перед глазами медленно проплывали серебристые озёра, скалистые горы, окутанные голубым маревом, с белыми макушками на вершинах. Неожиданно совсем рядом, за окном, забурлила стремительная река Кола, давшая название заливу и полуострову...
Небольшой авиационный гарнизон приютился среди сопок. Поднимаясь отсюда в воздух для тренировочных полётов, Алексей с удовольствием парил над древней землёй, восхищался её неповторимыми красками, белыми ночами, причудливыми сполохами полярного сияния. И каждый раз открывал для себя что-то новое, необычное. Однажды, выполняя ночной полёт, увидел огненно - красный шар, покоившийся над самым горизонтом. Не сразу понял - это солнце или луна. Бывалые лётчики, разъясняя загадку, посоветовали понаблюдать за очередным самолётом, поднявшимся в воздух. Набрав высоту, истребитель вдруг озарился золотисто - красным светом. Чем выше он поднимался, тем ярче сверкали на нём лучи солнца.
Молодому лётчику пришёлся по нраву этот спокойный и угрюмый диковинный край. Сперва с трудом различал сопки и озёра, зато реки служили хорошим ориентиром, ибо текли в основном поперёк тундры - либо на север, в Баренцево море, либо на юг - в Белое. А так как по суше от одного моря до другого не более 300 километров, то и реки здесь короткие, но зато необычные - хрустально чистые, порожистые, быстрые. Взяв разбег где-то на горной вершине, они лихо несутся по гранитному ложу в разные стороны. Встретив преграду, валун или скалу, обойдут, найдут щель, а если не удастся - раскинутся небольшим озерцом.
Замечал Алексей и новые стройки, и новые заводские трубы, видел, как стремительно, на его глазах разрастались молодые города и посёлки. Советские люди, его современники, самоотверженным трудом превращали край дикого безмолвия в край индустриальный. Алексей правильно поступил, попросившись сюда, на край земли. Человек, избравший военное дело своей профессией, должен начинать службу в сложных условиях, у границы. А он считал себя именно таким человеком. Эта убеждённость утвердилась в нём ещё в аэроклубе, где он с удовольствием занимался. Спокойный, сдержанный, он не разбрасывался, жадно впитывал то, что получал на занятиях. Энергичные черты открытого лица, острый взгляд глубоко посаженных глаз, квадратный подбородок выдавали в нём серьёзного, волевого, решительного человека.
Поступив в лётное училище, он легко осваивал его программу, но за этой лёгкостью был кропотливый труд. Он продумывал каждый шаг, учился анализировать свои действия, добивался в них точности, быстроты, чёткости. В его выпускном аттестате значились высокие оценки по технике пилотирования, воздушной стрельбе и знанию материальной части. В характеристике были такие слова: "...обладает быстрой реакцией, в воздухе находчив, инициативен".
Прочитав характеристику, командир сказал:
- Эти качества крайне необходимы в бою.
Да, он учился всерьёз, готовил себя к тому, чтобы по первому зову встать на защиту Родины. Обстановка в мире складывалась так, что команда "К бою !" могла прозвучать в любую минуту.
В Декабре 1939 года по радио была передана первая сводка штаба Ленинградского военного округа, в которой сообщалось о боевых действиях, начавшихся на границе СССР и Финляндии. Лейтенант Поздняков принимал самое активное участие в этих действиях. За мужество и героизм, проявленные в боях, он получил первую высокую награду - орден Красного Знамени.
Здесь же, в заполярном небе, Поздняков встретил Великую Отечественную войну. Он был командиром звена 147-го истребительного авиационного полка. От аэродрома до границы - рукой подать, а фашисты, как известно, имели особые виды на Мурманск - важный и крупный морской порт. Парализовать его, уничтожить все наши аэродромы, обеспечить полное господство в воздухе - такую они ставили задачу перед авиацией. Для этого старались максимально использовать благоприятное для полётов время, когда солнце круглые сутки не опускалось за горизонт.
Враг совершал налёты часто, большими группами, с разных сторон. Лётчики смело вступали в неравный бой.
Возглавляя группу перехвата, Старший лейтенант Л. Иванов первым врезался в стаю "Юнкерсов" и связал их боем. В неравной жестокой схватке - один против 7 - Иванов поджёг вражеский самолёт, но и сам геройски погиб. 22 Июля 1941 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Группа, возглавляемая Лейтенантом П. Кайковым, выполнив задание, подходила к аэродрому, когда в воздухе появились "Мессеры". Хотя боеприпасы у наших истребителей были почти израсходованы, они вступили в бой, не давая врагу возможности напасть на самолёты, выруливавшие к стоянкам. Лейтенант Кайков связал боем сразу 2 "Мессера". Один из них, получив серьёзное повреждение, отвалил в сторону, а второй продолжал атаковать, стремясь прорваться к нашему аэродрому. Когда у Кайкова кончились боеприпасы, он ударил винтом своей машины по хвостовому оперению "Мессера", и тот врезался в сопку.
Так сражались однополчане. Об их подвигах писали в газетах, рассказывали молодым пилотам. Призывая равняться на героев, Поздняков сам подавал пример.
...Зелёный светлячок сигнальной ракеты прочертил небо над аэродромом. Взревели моторы. Ударило из патрубков упругое пламя. Истребители один за другим пошли на взлёт.
Группу вёл Поздняков. Редкая облачность настораживала: враг часто маскировался в облаках, чтобы нанести внезапный удар. И на этот раз, прикрываясь облаками, "Мессеры" летели в направлении железнодорожной станции Кица. Наши истребители перехватили их и завязали бой. Выше общей группы Поздняков заметил ещё 2 "Мессера". Вероятно, на одной из машин их командир, который руководил боем. Его-то и нужно атаковать в первую очередь. Ведомый Лейтенант И. Фатеев понял замысел своего командира и последовал за ним.
Поздняков, направив самолёт в сторону солнца, стремительно набирал высоту. Он появился неожиданно и внезапно атаковал ведущего вражеской группы. Тот не успел выполнить оборонительный маневр. Алексей поймал "Мессера" в прицел и дал длинную очередь. Она прошила кабину, и самолёт, теряя управление, стал падать.
Тем временем Лейтенант В. Королёв, увлекая товарищей, ринулся на "Мессеров", которые, лишившись управления, перестроились в замкнутый круг и отчаянно отбивались. Имея значительное преимущество в высоте, наши "ястребки" парами пикировали на врага. Пример инициативных и смелых действий показывал Королёв, оборвавший полёт ещё одного Ме-109.
Боевые вылеты следовали один за другим. Достаточно сказать, что за 2 недели Сентября лётчики 147-го полка отразили 22 вражеских налёта. Это был самый напряжённый месяц войны.
...Утро 10 Сентября. Над сопками плывут дырявые тучи, накрапывает дождь. Техники готовят самолёты. Прибыв на стоянку, Поздняков осмотрел истребители, затем подошёл к своему. Он был влюблён в него, знал до мельчайших винтиков, но каждый раз обследовал особенно тщательно.
Взлетев, командир повёл звено через залив, вдоль дороги, к Западной Лице. "Будьте бдительны ! - предупредил Поздняков подчинённых. - Скоро линия фронта !"
Внизу, на земле, словно кто-то прочертил огненную черту, в которую сливались вспышки орудий, разрывы снарядов и мин. Поздняков знал, что здесь, у реки, в небольшой лощине, окружённой сопками, уже несколько суток стоят насмерть артиллеристы. Их непрерывно атакуют и обстреливают с 3-х сторон, бомбят с воздуха, но храбрецы не сдаются. Стойкость братьев по оружию восхищала и звала к действию.
Ещё 2 дня тому назад, возвращаясь вместе с Королевым из разведки, Поздняков заметил под облаками 3 "Юнкерса". Решив атаковать, он пошёл на сближение. Маневр был выполнен настолько удачно, что вражеские экипажи не обнаружили опасности. Поздняков подошёл сбоку на близкое расстояние и ударил по стрелку. Когда тот умолк, "Юнкерс" стал для него лёгкой добычей. Королёв атаковал другой, а 3-й повернул назад, так и не сбросив смертоносный груз на "батарейный орешек".
А теперь звено Позднякова должно нанести удар по егерям, облепившим сопки. Подойдя скрытно, на низкой высоте, командир, указав ведомым на цели, первым сбросил бомбы. Удар был внезапным и точным. Потом он повторился. Поздняковцы с бреющего расстреливали метавшихся в панике солдат. Артиллеристы, воспользовавшись поддержкой с воздуха, вырвались из окружения.
Именно 10 Сентября, на 4-й, самый тяжёлый для артиллеристов день боя, Поздняков, как говорится в наградном листе, 3 раза водил группы на штурмовку войск противника в район реки Западная Лица, сбил 2-й "Юнкерс", пытавшийся сбросить бомбы.
А вот ещё несколько строк, которые писались по горячим следам событий:
"04.09.1941. Лейтенант Поздняков вёл звено на штурмовые действия в район о. Куккесяр. Невзирая на ответный огонь, звено сделало 5 заходов по переднему краю противника. Возник пожар со взрывами, который продолжался до 6:00 следующего дня.
23.09.1941. Лейтенант Поздняков вёл группу в район Западной Лицы. Обнаружил 2 палатки, 1 автобус, около 10 машин. Указав на цель, Поздняков первым сбросил бомбы. Звеном уничтожены 3 автомашины, зенитная установка, склад с боеприпасами.
С 20 Августа по 20 Сентября 1941 года Поздняков произвёл 43 боевых вылета на штурмовые действия по войскам противника. Все боевые задания выполнялись отлично. Результаты успешных штурмовых действий подтверждены командованием войск и авиадивизии".
В представлении к званию Героя Советского Союза командир и военком полка написали, что Поздняков за 3 месяца войны произвёл 138 боевых вылетов, все задания выполняет отлично, в боях с противником проявляет инициативу, самообладание и отвагу.
Звено Позднякова считалось лучшим в полку. Он много работал над собой и с подчинёнными, изучал врага, совершенствовал тактическую выучку. Разбирая очередной бой, он говорил:
- Ближе подходите. Бить по "Юнкерсу" с 500 метров - мартышкин труд. Броня у него, как и у "Мессера", прочная. 200 метров - вот ударная дистанция.
Он вселял уверенность, призывал к взаимовыручке в бою.
- Враг силён, но вы ещё сильнее, - говорил Поздняков подчинённым. - На дерзость отвечайте дерзостью, навязывайте свою волю, свой маневр. Не порите горячку, действуйте хладнокровно, расчётливо, наверняка. Бой не прощает промаха. Будьте предельно осмотрительными, учитесь видеть всё, что делается выше, ниже, справа, слева...
Такие советы, подкрепляемые личным примером, не проходили бесследно. Подчинённые Позднякова слыли искусными лётчиками. Среди них - Лейтенанты Королёв, Фатеев, Хлобыстов.
Успех звена во многом объяснялся крепкой спайкой, высокой дисциплиной. Командир никому не давал поблажек. Когда однажды Хлобыстов, возвращаясь на аэродром, крутнул несколько сложных фигур, Поздняков зло заметил:
- Ты, надеюсь, в актёры не собираешься ?
Хлобыстов погасил улыбку:
- Извини, командир. Настроение вдруг такое... появилось.
- Извиняю. А повторится подобное - спрошу с полной строгостью.
Лейтенант А. Хлобыстов прибыл в полк из-под Ленинграда, где в первые дни войны отличился, сбив "Юнкерс", и спустя месяц был награждён орденом Красного Знамени. Они быстро нашли общий язык, подружились. "Алексей первый", "Алексей второй", как их в шутку называли. Оба были искренне преданы друг другу, а находясь в воздухе, отлично понимали друг друга.
- Тонкий ты педагог, командир, - сказал однажды Хлобыстов после очередного разбора, где Поздняков не только хвалил, но и деликатно отчитывал своих питомцев.
- Видимо, педагог во мне родился, да не состоялся, - сказал Поздняков, хотя все в полку знали, что нет более преданного авиации человека, чем он. Знали это и в ВВС армии, куда его приглашали для обмена опытом. Эта встреча и запечатлена на редком фотоснимке, опубликованном в сборнике "Героические подвиги советских воинов на Карельском фронте", выпущенном в 1950-х годах Политическим управлением Северного военного округа. На фронтовом фотоснимке лётчики Е. А. Кривошеев, А. С. Хлобыстов, М. П. Краснолуцкий, И. В. Бочков, А. П. Поздняков, П. С. Кутахов - прославленные асы фронта.
Земля тундры в те дни уже была покрыта снегом. Плотно укатанный, отдающий синевой, он лежал на лётном поле. Погода с каждым днём ухудшалась, низко над аэродромом плыли густые тучи, начинённые дождём и снежными зарядами. Потом, как гость, стало показываться солнце. Прокатывалось шаром по заливу и опять надолго пряталось. Освоившись с непогодой, враг то в одном, то в другом месте пытался прорваться к Мурманску, нанести удар по Туломской ГЭС, по железной дороге.
На этот раз Поздняков летел в район Луостари. Нужно было разведать новый аэродром. Фашисты, отчаявшись, перебрасывали на Север всё новые части, поспешно строили аэродромы. Он скрытно пробрался к цели. Шёл на небольшой высоте, лавируя между сопками, взмывая вверх, обходил облака, а когда подошёл к Мотовскому заливу, нырнул в облака, летел вслепую. По расчёту времени пробил облачность и увидел аэродром. Дав максимальные обороты, лётчик снизился и включил фотоаппарат. Вражеские зенитки "заговорили" в тот момент, когда Поздняков опять вошёл в облака. Он, как всегда, был неуловим и неуязвим. Во многом это объяснялось тем, что лётчик хорошо знал район действий, чувствовал себя хозяином в небе.
С наступлением весенних дней боевые вылеты участились. Порой не хватало времени для того, чтобы размяться, собраться с мыслями. Так было и в тот погожий день 8 Апреля 1942 года, когда Поздняков, с утра слетав на разведку, а потом на штурмовку, решил немного пройтись.
Алексей любил пору весеннего пробуждения. На небольших проталинах, образовавшихся среди сверкающего снега, выглядывали зелёные листочки брусники. Развернув их, он сорвал тёмно - рубиновую ягоду. Она была совсем свежая и сочная, перезимовавшая под снегом. Отведал одну, сладкую и вкусную, и потянулся за другой. От кусточка к кусточку Алексей бродил по лесным проталинам. Встретил пуночку - маленькую, щупленькую - вестницу весны. Он подумал, что она голодная, да и холодно ей ещё, но она бодро вспорхнула, как бы давая понять человеку, что в родном краю и снег не как везде - тёплый.
Проводив птичку тёплым взглядом, Поздняков посмотрел на часы. Надо было торопиться: Михалыч, его техник, наверное уже справился со своим делом, заправил и осмотрел самолёт, поджидает его. Вот уже несколько лет они вместе, трудятся бок о бок. Служба шла как и положено, служба тяжкая, требовавшая напряжения всех сил.
Вскоре Позднякова вызвал командир. Посты ВНОС обнаружили большую группу "Юнкерсов", летевших на Мурманск. Нали лётчики взлетели шестёркой. Привычно построились в 2 клина. Низко над заливом висело яркое солнце. Небо чистое и свободное, только вдали, у туманной кромки горизонта, виднелись дымки разрывов. Бросив взгляд на землю, Поздняков отчетливо увидел железную дорогу, разлившуюся реку Колу, прилепившиеся на берегу деревянные домики.
Поздняков был уже Капитаном, командиром эскадрильи. Не тая тревоги, он думал о молодых лётчиках. Трое из них - Лейтенанты Бычков, Семеньков, Юшинов - рядом, за его спиной. Все они горят желанием быстрее вступить в бой, но для победы над врагом одного желания мало. Накануне, разбирая очередной воздушный бой, командир полка говорил, что некоторые лётчики, выйдя на курс атаки, нервничают, второпях безрезультатно расстреливают боезапас. Этот упрёк в известной степени относился и к его подчинённым. Надо их учить, а при создавшейся обстановке заниматься этим можно только в бою. И этот бой вот-вот начнётся.
- Командир, фашисты ! - услышал комэск в рации хрипловатый голос Хлобыстова.
- Вижу, - хмуро ответил Поздняков. - Будем атаковать !
Навстречу шестёрке, казалось, плыло серое облако: 15 пикировщиков Ju-87 под прикрытием 5 многоцелевых Ме-110. Верный своей тактике, Поздняков решил атаковать головной Ме-110. Атаковать на встречном пути, в лоб. Увеличив скорость, Капитан передал по радио Хлобыстову:
- Иду в атаку !   Смотри за молодыми !
Лётчик словно слился со своей машиной, чувствовал её всем своим существом. Прикрываемый Фатеевым, комэск быстро сближался с самолётом противника. Вдруг справа, а потом и слева промелькнули огненные струи. Поздняков оглянулся, и на какое-то мгновение "Мессершмитт-110" выскочил из прицела, но только лишь на мгновение. Лётчик тут же довернул самолёт, "кресты" вновь попали в сетку. Теперь он не слышал выстрелов, не видел дымных трасс. Он знал, был уверен, что фашист не выдержит атаки, вот-вот провалится. Поздняков нажал на гашетки. Его огонь был снайперским - вражеский самолёт задымил.
Выходя из атаки, Поздняков увидел, что самолёт Фатеева под угрозой. Немец вот-вот откроет по нему огонь. Командир устремился на помощь товарищу, но раньше подоспели Бычков и Семеньков. Спасаясь от их пулемётного огня, Ме-110 отвалил в сторону и оказался совсем рядом с самолётом Хлобыстова. У того на прицеливание не было времени. И он ударил правой плоскостью по хвостовому оперению противника. "Мессершмитт-110" потерял управление и рухнул на землю.
- Молодец, Лёша ! - крикнул по радио Поздняков. - Так их...
Фашисты, тем не менее, упорно рвались к нашим объектам. Видя это, Поздняков приказал атаковать бомбардировщиков. Умело маневрируя, наши истребители подожгли один "Юнкерс", остальные в растерянности принялись было сбрасывать бомбы на сопки, стремясь выйти из боя. Но в этот момент из-за облаков на наших смельчаков свалилось ещё 8 истребителей Ме-109.
Положение поздняковской шестёрки стало критическим. На стороне врага внушительное превосходство. Что он предпримет ?   Постарается расчленить группу или, наоборот, возьмёт её в огненное кольцо ?
Капитан приказал группе выстроиться в круг. Самолёт Хлобыстова, "прихрамывая", тоже занял место в строю. Значит, все его подчинённые целы, все готовы к новой схватке. В создавшейся ситуации Поздняков видел один выход - лишить вражескую группу нового командира. Приняв решение, он развернулся и повёл самолёт в прямую атаку на головной "Мессер".
Самолёты на бешеной скорости неслись навстречу один другому. Расстояние между ними сокращалось с молниеносной быстротой. Кто кого ?   У кого крепче нервы, сильнее воля к победе ?   Под крылом опушка леса. Взять ручку на себя ?   Нет, он должен уничтожить врага. В этом сейчас он видел свой первейший долг. Выполняя его, знал, что идёт на верную смерть. Идёт сознательно, ради победы над врагом.
Когда машины были уже совсем рядом, фашист всё-таки дрогнул, пытался отвернуть в сторону, но это ему не удалось сделать. Оба самолёта врезались друг в друга и рухнули на землю.
Вражеские истребители бросились в разные стороны, но вскоре опомнились и, используя своё численное преимущество, вновь перешли в атаку. Воодушевлённые подвигом своего командира, наши лётчики дрались с ещё большей настойчивостью и преградили врагу путь к объектам.
Через некоторое время в газете "Боевая вахта" была напечатана небольшая заметка. В ней говорилось:
"Капитан Поздняков был всеобщим любимцем. Лётчики и техники, мотористы и оружейники любили его за веселый нрав, за безудержную храбрость, за удаль и отвагу. Это был воистину прирождённый универсальный воздушный боец, не знавший страха в борьбе с врагами Родины. Он хорошо знал театр военных действий, свободно ориентировался, часто летал в разведку один, не только днём, но и ночью. Как истинный следопыт, чутьём отыскивал цели, наносил их на карту, а наутро, отказавшись от отдыха, вёл своих боевых товарищей на штурмовку вражеских позиций. Его "ястребок" на бреющем, едва не цепляясь за верхушки деревьев, проносился над траншеями и огненными позициями врага, наводя на него панический страх".
Через несколько недель за проявленное мужество и героизм А. П. Позднякову было присвоено звание Героя Советского Союза. В 28 лет оборвалась его жизнь, но память о нём нетленна - она в боевых делах сегодняшних авиаторов, в трудовых свершениях тружеников Заполярья.
 
Хлобыстов Алексей Степанович
 
Родился 23 февраля 1918 года в селе Захарово, ныне село Елино Захаровского района Рязанской области. В 1934 году окончил 7 классов. В том же году, после смерти отца, переехал к сестре в Москву. Поступил учеником электромонтёра на Карачаровский механический завод. С 1936 года работал в НИИ металлургического машиностроения, с 1938 года учился в Ухтомском аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. С. Хлобыстов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), летал на И-153. С 1 января 1942 года сражался в 147-м ИАП (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), на Карельском фронте. Летал на И-153, "Томагауке" и "Киттихауке".
К 10 апрелю 1942 года командир звена 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии лейтенант А. С. Хлобыстов совершил 266 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боёв, лично сбил 5 и в составе группы 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 4 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
13 декабря 1943 года командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии капитан А. С. Хлобыстов вылетел в паре на "свободную охоту" в район линии фронта, а также по дорогам Петсамо - Титовка. С боевого задания оба лётчика не вернулись. К этому времени А. С. Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 6 самолётов противника лично и не менее 18 в составе группы.
В 2009 году поисковым отрядом "Икар" было найдено место падения обоих самолётов. В 2013 году останки Героя с воинскими почестями похоронены на воинском кладбище посёлка Мурмаши Кольского района Мурманской области. Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, школа в посёлке Килп-Ярве Кольского района Мурманской области. На лице его имени в Москве и на территории НИИ в Москве, где работал А. С. Хлобыстов, сооружёны бюсты Героя. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (06.07.1942), Красного Знамени (22.07.1941, 05.06.1942); медалями.
*     *     *
Алексей Хлобыстов родился 23 февраля 1918 года в селе Захаровка Михайловского уезда Рязанской губернии  (ныне село Елино Захаровского района Рязанской области), в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Первоначально работал электромонтёром на Карачаровском механическом заводе, затем в НИИ металлургического машиностроения в Москве. Летать учился в Устомском аэроклубе в 1938 году. В Красной Армии с 1939 года. Закончив Качинскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году, попал служить в 20-й ИАП.
В июне 1941 года лейтенант А. С. Хлобыстов был отправлен в 153-й авиационный полк  (Ленинградский фронт), где 7 июля одержал первую победу на самолёте И-153, сбив вражеский истребитель Ме-109. Он был тогда ещё совсем неопытным пилотом, не имевшим той уверенности и твёрдости, которая присуща старым, испытанным бойцам. Радость и волнение настолько захватили его, что полковой врач, осмотрев его после вылета, нашёл у лётчика повышенную температуру и отправил его в санчасть.
Конечно, молодость взяла своё, и он так же быстро успокоился, как и разволновался. Уже через час оказалось, что температура у него нормальная и вообще он может спокойненько отправляться в очередной полёт.
Вскоре, 7 июля 1941 года, ему удалось серьёзно повредить ещё один вражеский самолёт, который был вынужден совершить вынужденную посадку рядом с нашим аэродром. За эти победы 23 июля 1941 года был награждён орденом Красного Знамени. Позже полк был переброшен на Волховский фронт.
В декабре 1941 года Алексей прибыл в 147-й истребительный авиационный полк  (Kарельский фронт), около Mурманска, летающий на американских истребителях Curtiss P-40 "Томагаук".
8 апреля 1942 года 6 машин 147-го ИАП были подняты на перехват группы из 15 пикировщиков Ju-87 и 5 многоцелевых самолётов Ме-110. Один "Стодесятый" был сбит, но вскоре появилась новая группа вражеских самолётов из 8 Ме-109.
Хлобыстов атаковал Ме-110 и зажав его поливал огнём. Однако "Мессер" продолжал лететь, огрызаясь огнём стрелка. И тогда, Алексей ударил его крылом своей машины, после чего, Ме-110 повалился вниз и взорвался на земле. Самолёт Алексея Хлобыстова получил лишь незначительное повреждение крыла и вскоре Алексей присоединился к группе капитана А. П. Позднякова  (фото справа)  и Ивана Фатеева, чтобы атаковать Ju-87.
Один "Юнкерс" взорвался после атаки Позднякова, а другие стали быстро разворачиваться и уходить на свою территорию. Но тут в бой вступили истребители противника. Поздняков атаковал в лоб командира группы Ме-109 и таранил его. Оба самолёта при столкновении взорвались... За этот подвиг командир эскадрильи 147-го ИАП Алексей Павлович Поздняков посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Хлобыстов был ранен в бою с двумя другими Ме-109 и, выбрав момент, уже повреждённым крылом своего Р-40 срезал хвост вражеской машины. Продолжая полёт он наблюдал, как его жертва упала на землю и взорвалась, не давая пилоту шансов на спасение...
Алексей Хлобыстов не только выполнил 2 тарана в одном бою, но и вернулся на аэродром с сильно повреждённым крылом своего "Томагавка" !
В материалах наградного листа о втором таране лётчика сказано следующее:
"В самый критический момент боя, когда в него вступила вторая группа самолётов противника 8 Ме-109, Хлобыстов сошёлся в лобовой атаке с двумя Ме-109, попытавшимися взять его в клещи.
Передав товарищам по радио: "За Родину !   Иду на таран !", Хлобыстов вторично в этом бою таранил самолёт противника, на этот раз Ме-109, ударив по плоскости его своей правой плоскостью. В результате тарана Ме-109 был сбит, а у самолёта Хлобыстова отбита часть плоскости до центра звезды и часть элерона. Несмотря на это, Хлобыстов довёл машину до своего аэродрома".
Всего в этом бою лётчики 147-го авиаполка сбили 5 вражеских самолётов.
9 мая 1942 года Хлобыстов в составе группы сбил 3 вражеских истребителя Ме-109.
14 мая 1942 года он одержал ещё одну победу, сбив истребитель Ме-109. Уже в самом начале боя его самолёт был повреждён пулемётной очередью. Алексей был ранен в ногу и руку. Задымил и тут же вспыхнул мотор. Машина стала медленно терять высоту и тут он увидел прямо перед собой, чуть ниже, вражеский истребитель. И Алексей не раздумывая бросил свой "Тамагаук" на самолёт противника. Это был его 3-й воздушный таран !
После этой победы Алексей долгое время провёл в госпитале, там же узнал о присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза.
К тому времени лейтенант А. С. Хлобыстов он совершил 266 успешных боевых вылетов. Проведя 16 воздушных боёв, сбил 4 самолёта лично и 6 в группе с товарищами.
После госпиталя его направили в Подмосковье - подлечиться и отдохнуть в санатории ВВС. После вручения в Кремле "Золотой Звезды" и ордена Ленина, Хлобыстову предоставили небольшой отпуск для поездки домой.
В газетах тогда часто появлялись заметки, в которых говорилось о победах, одержанных Хлобыстовым и его товарищами по эскадрилье. В номере за 25 июня 1942 года в статье "Такая уж привычка" сообщается, что, вылетев на разведку, Хлобыстов в паре с лётчиком Крымским обнаружил и уничтожил "Мессершмитт". Ещё через 2 дня неразлучная пара Хлобыстов - Крымский опять уничтожила истребитель противника. День спустя очередной жертвой славного Гвардейца стали сразу 2 вражеских самолёта - "Мессер" и "Юнкерс", сбитые им совместно с лётчиками Пшенёвым и Жариковым.
В штабе части и в штабе соединения вели точный учёт сбитых нашими лётчиками самолётов. Всё заносилось в карточки, записывалось в сводки. Сам Хлобыстов в такой записи не нуждался. Потому что он помнил каждый сбитый им самолёт, каждый оставлял метку в его душе, а случалось, что и на теле.
Осенью он сбил свой очередной самолёт. Этот ему особенно запомнился. Наверное, потому, что при этом он и сам потерял и свою машину. Его истребитель, получив сильные повреждения, упал на землю. С помятой грудной клеткой очутился Хлобыстов в госпитале. Было обидно и больно. Больно не только оттого, что помята грудь. До боли в сердце жалел он свой истребитель, с которым успел сродниться и который, когда он летал, был как бы продолжением его самого, его рук и ног. Он лежал весь забинтованный: и лицо и грудь. И когда друзья пришли его навестить, они не сразу узнали его. Кто - то пошутил по этому поводу:
- А враги уже узнают почерк Алексея Хлобыстова.
Алексей сделал вид, что не расслышал этих слов. Он интересовался жизнью полка, спрашивал, получили ли новые самолёты, которые тогда ждали. Он вновь мечтал о полётах, о боях и о новых победах.
Вскоре он вернулся на фронт. И снова фронтовые изнурительные будни, вылеты, воздушные бои, радость побед и горечь утрат, когда не возвращались с задания товарищи.
Когда лётчики поднимались по тревоге в воздух, их провожали те, кто оставался на земле. Провожали и надеялись, что все благополучно вернутся на свой аэродром. Хлобыстов, обычно, шутил:
- Я всегда прилечу. Хоть на костылях, хоть на одном крыле, а доберусь до своих.
Но вот однажды боевые товарищи не дождались его. 13 декабря 1943 года, командир эскадрильи 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан А. С. Хлобыстов, погиб, выполняя разведывательный полёт над территорией занятой противником.
Наземные войска наблюдали в районе падения его самолёта мощный взрыв и сильный пожар. Не исключено, что свой последний полёт лётчик завершил 4-м тараном - огненным.
К тому времени Алексей Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов лично и 24 в группе с товарищами  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 33 групповые победы лётчика. ], был награждён вторым орденом Красного Знамени.
Подвиги Героя не забыты. В Москве и Мурманске есть улицы, носящие его имя. В Килп - Ярве, под Мурманском, есть школа которая носит имя Хлобыстова. Там, в музее боевой славы, собрано немало материалов об отважном лётчике.
*     *     *
 
Чирков Андрей Васильевич
 
Родился 28 сентября (10 октября) 1917 года в городе Екатеринослав (ныне - Днепропетровск). Окончил 4 класса и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал электромонтёром в трамвайном депо № 1. Окончил Днепропетровский аэроклуб, установил рекорд продолжительности полёта на планере. В 1937 году по комсомольской путёвке направлен в Качинскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1938 году. Служил в Ленинградском военном округе.
С 12 января по 13 марта 1940 года младший лейтенант А. В. Чирков участвовал в Советско-Финляндской войне в должности командира звена 2-й эскадрильи 5-го САП (ВВС 14-й Армии). В первом же боевом вылете на штурмовку войск противника был сбит и в течение 20 часов пробирался по снегу к своим. Затем служил в 147-м ИАП. Летал на И-16 (или И-153), побед не имел.
С 22 июня 1941 года лейтенант А. В. Чирков на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи 158-го ИАП (39-я ИАД, ВВС Ленинградского фронта), летал на Як-1. В сентябре 1941 года направлен на ту же должность в 154-й ИАП, где пересел на "Киттихаук". С июня по ноябрь 1942 года командовал эскадрильей в 196-м ИАП. В ноябре 1942 года направлен на ту же должность в 29-й Гвардейский ИАП, где летал на Як-7 и Як-9.
К июню 1943 года помощник командира 29-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии майор А. В. Чирков совершил 389 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 16 и в составе группы 8 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 18 личных и 9 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 3135).
В декабре 1943 года назначен командиром 196-го ИАП, летал на "Аэрокобре". 19 июня 1944 года Гвардии майор А. В. Чирков сбит в воздушном бою, ранен и в боевых действиях больше не участвовал. В июле 1944 года направлен на учёбу в Академию. Всего выполнил 420 боевых вылетов, провёл 78 воздушных боёв, в которых сбил лично 22 и в составе группы 8 самолётов противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1949 году уволился в запас с должности заместителя командира 103-й Гвардейской авиационной дивизии. Жил в Ленинграде. Умер 10 сентября 1956 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Его имя носит улица в Днепропетровске, там же в депо трамвайного парка № 1 установлен бюст Героя.
Награждён орденами: Ленина (15.03.1942, 04.02.1944), Красного Знамени (05.02.1940, 20.12.1941), Отечественной войны 1-й степени (10.04.1943); медалями (в том числе и американской, в июле 1943 года).
*     *     *
Легендарный лётчик - истребитель, герой боёв за Ленинград, Андрей Васильевич Чирков был одним из лучших бойцов фронта, а позднее, возглавив полк, показал себя незаурядным командиром. Человек исключительной силы воли, он не раз проявлял её в критических ситуациях...
Чирков родился 10 октября 1917 года в городе Екатеринослав   ( ныне Днепропетровск ). После школы ФЗУ, работая электромонтёром в трамвайном парке, окончил Днепропетровский аэроклуб. Здесь он установил рекорд продолжительности полёта на планере. В 1937 году комсомольская организация дала ему путёвку в Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
Самую первую свою победу Андрей Чирков одержал задолго до начала Великой Отечественной войны - в 1939 году. Тогда его врагом была тяжёлая болезнь. Во время тренировочного прыжка с парашютом при сильном ветре молодой лётчик, неудачно приземлившись, получил тяжёлые травмы: перелом голени, разрыв мышечных тканей. Через несколько часов началась гангрена. После нескольких операций врачи решились на ампутацию.
Лётчик уже было смирился с этим, но в самый последний момент передумал. Госпиталь находился неподалёку от аэродрома. Услышав звук пролетавшего самолёта, Чирков отбросил маску с наркозом и твёрдо сказал: "Не дам резать !"
Его отвезли в Ленинград к известному хирургу. Пусть, мол, светило растолкует этому упрямцу, что спасти ногу всё равно нельзя. Однако профессор сказал:
- Трудно, но надо попробовать. Он будет нам хорошим помошником. Больной иногда может сделать то, что не под силу врачам. И я не удивлюсь, если этот упрямец снова начнёт ходить на своих ногах, а потом и в небо поднимется.
Так и случилось. Искусство врачей и молодой организм позволили превозмочь страшный недуг...
После окончания Качинской авиашколы, Андрей Чирков служил на Крайнем Севере. В период Советско - Финляндской войны молодой лётчик зарекомендовал себя смелым воздушным бойцом и волевым человеком.
4 декабря 1939 года звено истребителей старшего лейтенанта Л. А. Гальченко вылетело на штурмовку колонны войск противника. Погода была неважная - сильная облачность. Но лётчики, едва различая друг друга, продолжали полёт к цели. Пробив облака, они обнаружили под собой шоссейную дорогу. Первым увидел врага младший лейтенант А. В. Чирков. Выйдя вперёд, он эволюциями самолёта указал командиру группы курс на неприятельскую колонну. Старший лейтенант Гальченко повёл звено в атаку. Обработав первую колонну, они обнаружили на подходе новую. Снова наши истребители устремились в пике. Атака следовала за атакой. Как потом стало известно, этой штурмовкой финским частям были нанесены значительные потери.
Во время выполнения одного из заданий задания Чирков потерпел аварию - отказал мотор. Лётчик посадил машину далеко от аэродром и 20 часов в 30-градусный мороз пробирался к своим. Он шёл по глубокому снегу. Очень беспокоила больная нога, и всё же Андрей дошёл до своих. За проявленную отвагу и мастерство при выполнении боевых заданий, командование ВВС округа представило Чиркова одним из первых к награждению орденом Красного Знамени.
Во время Великой Отечественной войны Андрей Чирков не раз поражал всех необыкновенным мужеством. Как известно, ВВС Ленинградского военного округа в первый день войны не подвергались массированным ударам вражеской авиации, поэтому смогли вступить в сражения в лучших условиях, чем ВВС западных приграничных округов.
Война застала 158-й истребительный авиаполк, в котором служил Чирков, на полевом аэродроме, километрах в 80 южнее Луги. Вылетать по тревоге приходилось часто. С первого же дня в небе появились воздушные разведчики, направлявшиеся в сторону Ленинграда. Кроме того, неподалеку от аэродрома находились две важные для Ленинграда железнодорожные станции - Порхов и Дно. Лётчики почти не уходили с аэродрома. Самолётное крыло стало для них крышей, под которой они коротали время между вылетами. Тем, кто дежурил, даже еду привозили сюда.
Утром 23 июня 1941 года, дежуря в готовности № 1, заместитель командира эскадрильи лейтенант А. В. Чирков получил команду вылететь на перехват двух вражеских самолётов. Быстро взлетев на новом истребителе Як-1, он по стреле, выложенной на земле, взял курс в сторону противника и после тщательных поисков вскоре увидел впереди себя и выше на 300 метров немецкие бомбардировщики "Хейнкель-111". Они шли без истребительного прикрытия. Противник был так уверен в превосходстве своей авиации, что вначале посылал группы бомбардировщиков даже без истребительного сопровождения.
Чирков зашёл со стороны солнца и затем как снег на голову обрушился не ведущего Не-111. Бомбардировщик загорелся. А Чирков всё стрелял и стрелял по нему, пока вражеский самолёт не врезался в землю. Тем временем, второй бомбардировщик, беспорядочно сбросив бомбы, повернул назад и скрылся... Это была первая воздушная победа, одержанная лётчиками Ленинградского военного округа.
Через 3 дня он одержал свою вторую победу, вновь сбив один Не-111 и подбив другой, который с дымом и потерей высоты ушёл на запад.
Вылетать в те дни приходилось так часто, что командир эскадрильи Пётр Покрышев, будущий дважды Герой, и его заместитель Андрей Чирков, случалось, дежурили одновременно. Вместе и вылетали, вместе и уничтожили более десятка вражеских машин. Но из одного такого полёта Покрышеву пришлось возвращаться одному - Чирков был сбит огнём стрелка бомбардировщика. Вернувшись в полк, Андрей рассказал товарищам:
"Перехитрили меня фашисты, особенно нижний стрелок. Несколько раз я зажигал этот проклятый "Хейнкель", а он, как отсыревшее полено, подымит и погаснет. Ближе не подпускал стрелок - радист, но я всё - таки разделался с ним и подошёл так, что рукой подать. Выпустил ещё одну очередь - горит !
Только на радостях не заметил, как нижний стрелок перелез наверх и заменил убитого. Когда увидел это, было уже поздно. Он так мне врезал, что я схватился за лицо, а в ладонях кровь. И самолёт мой падает..."
Чирков был отправлен в госпиталь. Там он донимал врача просьбами отпустить его в полк. А на 4-й день не выдержал и сбежал. Время тогда было трудное, поэтому Чиркову было разрешено остаться в полку.
Упорные бои развернулись в августе 1941 года на ближних юго - западных подступах к Ленинграду. В эти дни наши лётчики, несмотря на двойное - тройное превосходство вражеской авиации, смело вступали в бой, нередко сражаясь один против пяти и более противников.
7 августа 1941 года Андрей Чирков и его двое ведомых младшие лейтенанты Джабидзе и Шиошвили сопровождали группу СБ. На подходе к Большому Сабску их перехватили 15 Ме-109. Немцы с ходу попытались прорваться к бомбардировщикам, но не смогли. Завязался бой. Чирков с первой же атаки поджёг один "Мессер". Ведомые неотступно следовали за своим командиром. Но они были ещё недостаточно опытными лётчиками, и немцам удалось оторвать их от Чиркова.
Зажав тройку "Яков" со всех сторон, немцы повели на них атаки. Первым оказался сбитым Шиошвили. Потом вспыхнул самолёт Джабидзе. Чирков остался один против 14 "Мессеров". Искусно маневрируя, он сбил ещё одного врага. Но когда вцепился в хвост очередного противника, в кабине разорвался снаряд. В руку впились осколки, она сразу отяжелела и перестала слушаться. Чирков не успел вовремя нажать на гашетку пулемётов, и Ме-109 ушёл от атаки. В тот же момент сверху на Як-1 свалился "Мессер". Боковым зрением Чирков увидел огненные трасы: пушечные очереди противника разворотили правую плоскость и подожгли мотор. Лётчик бросил машину в глубокий вираж и сбил пламя. Драться на искалеченном самолёте не было никакой возможности, и Чирков круто повёл "Як" к земле, рассчитывая, что зелёная окраска машины на фоне лесов и полей скроет его от глаз противника.
Снижаясь, Чирков обернулся, чтобы посмотреть, где враг. Немцы не преследовали советского лётчика. Им было уже не до Чиркова. Высоко над ним снова кипел бой. С "Мессерами" дралась подоспевшая на помощь бомбардировщикам тройка И-16. СБ благополучно долетели до цели и отбомбились. Чирков не дотянул до своего аэродрома и посадил самолёт на поле неподалеку от нашей передовой. Едва он вылез из кабины, как потерял сознание. Лётчика подобрали санитары из ближайшей войсковой части. Они и доставили его в медсанбат, откуда Чиркова перевезли в один из ленинградских госпиталей. Вскоре он вернулся в свой полк и продолжил боевую работу.
В августе 1941 года лейтенант А. В. Чирков сбил несколько вражеских самолётов и уже к середине месяца довёл число своих личных побед до 7. Но победы давались нелегко: в 1941 году он дважды был ранен и дважды до срока уходил из госпиталя, возвращался в часть. Но то, что случилось 21 января 1942 года под Погостьем, не оставляло сомнения - Чирков не вернётся...
Было это уже под вечер. Шестёрка лётчиков 154-го истребительного авиаполка, ведомая старшим лейтенантом П. А. Покрышевым прикрывали наши войска от налётов вражеской авиации в районе Погостья. Зоркий, настороженный, Андрей Чирков первым увидел новые немецкие истребители Ме-109F. Головная пара шла в атаку на наши самолёты. Остальные 4 были готовы вступить в бой каждую секунду.
Чирков пошёл навстречу врагу. Лётчик ведущего "Мессера" не отвернул. Самолёты шли друг на друга. Силуэт вражеской машины уже заполнил весь прицел. Чирков дал пулемётную очередь. "Мессер" приближался... Но в последний момент не выдержал и рванул вверх. Чирков - за ним. Любой ценой он решил уничтожить противника.
Резко взмыв, Чирков снова оказался перед Ме-109F. Это произошло так неожиданно, что вражеский лётчик уже не мог ничего предпринять. Самолёты столкнулись...
Андрей успел заметить, что "Мессер" разваливается на куски. Падал, ломаясь, и самолёт Чиркова. Он выбросился из кабины и раскрыл парашют. Теперь можно было осмотреться. Увидев землю, лётчик пришёл в смятение: ветер сносил его за линию фронта.
Чирков начал подтягивать стропы, пытаясь превратить шёлковый купол в подобие управляемого паруса. Но ничего из этого не получилось. Заставить парашют скользить в обратную сторону, против ветра, не удалось. Приближалась земля, на которой был враг.
Приземлился Чирков в лесу. И так как дело происходило под вечер, немцам не удалось обнаружить его. Голоса вражеских солдат постепенно отдалялись и скоро совсем пропали. Андрей начал пробираться к своим. По его предположениям, до линии фронта было чуть более 10 километров. Выбрать направление помогли карта и компас.
Однако верный курс ещё далеко не всё. На каждом шагу лётчика подстерегала опасность. Он мог неожиданно столкнуться с немцами. Был у Чиркова и другой враг, который неотступно следовал за ним и всё больше давал о себе знать, - мороз. В воздухе с Чиркова сорвало шлем и перчатки. Как ни прятал он руки, как ни поднимал воротник комбинезона, пальцы деревенели, а голову будто стягивало обручём.
Скоро меховые унты стали невероятно тяжёлыми. Чирков с трудом вытаскивал их из глубокого снега. Одолевала усталость. Хотелось присесть и отдохнуть. Чирков несколько раз падал, но торопливо поднимался и снова шёл. Отдыхать решил стоя, прислонясь к дереву. Садиться боялся, чтобы совсем не одолела слабость. Перед рассветом чуть было не наткнулся на немецкий патруль, но успел спрятаться за дерево. Солдаты прошли так и не заметив лётчика.
Всё чаще слышались голоса, возникали силуэты людей. Потом опять никого. Чирков понял, что передний край совсем близко. Немцы прячутся в укрытия, чтобы не попасть под пулю или осколок. Это было на руку лётчику. Мешали только взлетавшие время от времени ракеты. Однако и от них была польза. При свете ракет он высмотрел расположение пулемётных гнёзд, заметил где стоит артиллерийская батарея, отыскал в проволочном заграждении место, развороченное снарядом. Едва погасла очередная ракета, Чирков метнулся к ближайшей воронке. Переждал, когда снова воцарится темнота, и с разбегу ткнулся в то место, где колючая проволока была изорвана снарядом.
Из окопов ударили автоматы. Чирков припал к земле. Отлежавшись немного, снова пополз. Так и добрался до нашего переднего края. Это было третье и самое неожиданное возвращение Чиркова в полк.
13 марта 1942 года тройка наших лётчиков, в числе которых был и Андрей Чирков, провела успешный воздушный бой с большой группой немецких самолётов. В тот день, прикрывая наземные войска, звено истребителей 154-го авиаполка в составе А. А. Матвеева, П. А. Пилютова и А. В. Чиркова над линией фронта встретило 4 истребителя Ме-109. Атаковав врага, наши лётчики сбили один из них и тут же увидели пикировщики Ju-87, которые готовились бомбить наши войска.
Ведущий повёл звено на "Юнкерсов", когда вдруг сверху на них "свалилось" ещё 9 "Мессеров". Ввязываться с ними в бой было нельзя - важнее было помешать пикировщикам прицельно сбросить бомбы. Оторвавшись от Ме-109, наши истребители ударили по Ju-87. Один самолёт загорелся, другие шарахнулись в стороны. Теперь все силы, всё внимание и мастерство наши лётчики обратили на борьбу с истребителями противника, которые стремились расправиться с отважной тройкой. Но врагу так и не удалось сбить ни одного нашего самолёта.
В другой раз звено, ведомое уже Чирковым, перехватило большую группу бомбардировщиков, которые под прикрытием четвёрки Ме-109 держали курс на Ленинград. Воздушный бой длился около 30 минут. В итоге наши лётчики уничтожили 4 самолёта врага и без потерь вернулись на свой аэродром.
В январе 1943 года после очередного перевооружения полка Андрей Чирков одним из первых освоил истребитель Як-7Б и в первом же бою на новой машине сбил 2 вражеских FW-190.
К июню 1943 года Андрей Васильевич Чирков, ставший к тому времени уже помощником командира 29-го Гвардейского истребительного полка по воздушно - стрелковой службе, совершил 389 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил 18 самолётов противника лично и 9 - в составе группы.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Весной 1944 года Чирков принял командование 196-м истребительным авиаполком. В июне лётчики 275-й истребительной авиационной дивизии, куда входил и полк Чиркова, вели напряжённые бои на Карельском перешейке. 19 июня оказалось для них самым напряжённым. В этот день было проведено 15 воздушных боёв и сбито 22 неприятельских самолёта. Один из них записал на свой счёт и Андрей Чирков   ( по некоторым источникам его жертвой стал капитан Ханс Винд - финский ас с 75-ю победами ). Но на свой аэродром он тогда не вернулся.
Его подчинённые успокаивали друг друга: "Не может он пропасть". Слова ведомого о том, что хвост командирской машины отрубило зенитным снарядом, никто не хотел принимать в расчёт.
Но время шло, а Чиркова не было. И вдруг, когда лётчики уже начали терять последнюю надежду, к командному пункту полка подкатила машина, из которой устало выбрался майор Чирков. Прощаясь с шофёром, он вдруг спохватился и начал рыться в карманах:
- Не нужны мне теперь эти трофеи. - И высыпал в руку тому горсть пуговиц. - Верни их. Пусть пришьют обратно.
Окружившие Чиркова однополчане ничего не понимали. Тогда майор поведал свою историю:
- О том, что мне пришлось ещё раз побывать за линией фронта, вы, конечно уже догадываетесь. Так вот, пробираюсь я по лесу и вижу двух немецких связистов. Подкрался к ним и крикнул: "Руки вверх !". Они вмиг побросали свой провод, и ладошки к небу. А так как их всё - таки двое, обрезал я им пуговицы на штанах. Так, думаю, спокойней будет. В таком виде и сдал нашей наступающей пехоте. А вот сейчас вспомнил про пуговицы...
Все расхохотались. Чирков оглядел подчинённых и с напускной строгостью сказал:
- Командир вернулся, а им смешки. Лучше докладывайте, как дела. И машину мне подготовить. Сегодня уже не полечу, а завтра - обязательно...
И уже на следующий день, 20 июня 1944 года, командир 196-го истребительного авиаполка майор А. В. Чирков в бою с 3-мя немецкими истребителями сбил один из них, а остальные принудил к бегству. Ещё много боевых вылетов совершил после этого Андрей Чирков, много раз сходился в воздухе с врагами и побеждал их.
За годы войны, сражаясь в небе Ленинграда, над Ладогой и Волховом, Гвардии майор А. В. Чирков выполнил 420 успешных боевых вылетов, участвуя в 78 воздушных боях сбил лично 24 и в группе с товарищами 9 самолётов противника.
В 1949 году по состоянию здоровья уволился в запас. Почётный гражданин Ленинграда Андрей Васильевич Чирков жил и трудился в этом городе.
Прошедший сквозь огонь войны и выживший все смертям назло, отважный воздушный боец умер после тяжёлой болезни 10 сентября 1956 года, 39-ти лет от роду.

© Copyright: Владимир Савончик, 2017

Регистрационный номер №0395990

от 10 сентября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0395990 выдан для произведения: 147-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
Штаб 147-го истребительного авиационного полка сформирован 29 декабря 1939 года в Москве при Управлении Кадров Главного Управления РККА и направлен в распоряжение Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Ленинградского Военного Округа. Сам полк сформирован в январе 1940 года на базе 5–го смешанного авиационного полка (две эскадрильи на И-16 и И-153), 26-го истребительного авиационного полка (одна эскадрилья на И-15БиС), 38-го истребительного авиационного полка (одна эскадрилья на И-15БиС) и 9-го лёгкого штурмового авиационного полка (одна эскадрилья на И-15БиС) на аэродроме Самми-Ярви.
 
Нахождение в строю:
 
С 29 декабря 1939 года по 4 апреля 1942 года.
 
В составе действующей армии:
 
С 9 января 1940 года по 13 марта 1940 года (65 дней). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 4 апреля 1942 года (287 дней). Перечень №12.
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С 29 декабря 1939 года по 4 апреля 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С 9 января 1940 года по 26 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 26 марта 1940 года по 24 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 24 июня 1941 года по 26 августа 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Северного Фронта.
С 26 августа 1941 года по 1 сентября 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Ленинградского Фронта.
С 1 сентября 1941 года по 4 апреля 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Карельского Фронта.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С 1940 года по 15 августа 1940 года – в составе 27-й смешанной авиационной бригады.
С 15 августа 1940 года по 15 февраля 1942 года – в составе 1-й смешанной авиационной дивизии.
 
Командир полка:
 
Подполковник Головня Михаил Михайлович – с 16 сентября 1940 года по 24 августа 1941 года.
Капитан Дюжев Владимир Иванович – с 24 августа 1941 года по 30 декабря 1941 года.
Майор Шевелев Павел Захарович – с 30 декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года. Назначен на должность командира 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Батальонный комиссар Колесников Георгий Ефремович
Батальонный комиссар Гримов Павел Григорьевич – с 16 июля 1941 года
 
Начальник штаба полка:
 
Капитан Давыдов
 
Участие в операциях и битвах:
 
Советско-Финская война – с 9 января 1940 года по 13 марта 1940 года.
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской войне:
Боевых вылетов – 830
Потери самолётов – 11
Боевые – 5 (И-15БиС)
Небоевые – 6(И-15БиС – 5 И-153-1)
Оборона Карелии и Заполярья – с 22 июня 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Переформирование по штату 015/134 – 24 августа 1941 года.
Переформирование по штату 015/174 – 1 ноября 1941 года.
 
Герои Советского Союза:
 
22 июля 1941 года. Иванов Леонид Илларионович. Старший лейтенант Командир эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка 1-й  смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Северного Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
6 июня 1942 года. Кайков Павел Александрович. Лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка 1-й  смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 14-й Армии Карельского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
22 февраля 1943 года. Королёв Василий Иванович. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка 1-й  смешанной авиационной дивизии 14-й Армии Карельского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №896.
 
Потери:
 
22 июня 1941 года. Иванов Георгий Григорьевич. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. При возвращении из боевого вылета попал в туман и на аэродром не вернулся. Предположительно упал в море.
25 июня 1941 года. Ашмарин Павел Петрович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. При перелёте на самолёте У-2 с аэродрома Ура-Губа на аэродром Шонгуй атакован истребителями противника.  Пропал без вести.
25 июня 1941 года. Чудинов Николай Николаевич. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит огнем своей зенитной артиллерии при перехвате вражеского бомбардировщика в районе Мишуков маяк. Похоронен в городе Мурманск.
26 июня 1941 года. Казаков Николай Яковлевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена 147-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке аэродрома Африканда самолётами противника. Похоронен в м. Африканда Мурманской области.
26 июня 1941 года. Кудрявцев Николай Иванович. Младший сержант. Мастер авиационного вооружения 147-го истребительного авиационного полка. Погиб при бомбардировке аэродрома Африканда самолётами противника. Похоронен в м. Африканда Мурманской области.
27 июня 1941 года. Федоров Геннадий Николаевич. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою при отражении налёта на аэродром Мурмаши. Впоследствии захоронен на воинском кладбище в посёлке Килп-Явр.
28 июня 1941 года. Иванов Леонид Илларионович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Знак Почёта, 4 личные победы). Погиб на самолёте И-153 в воздушном бою. Похоронен в м. Африканда Мурманской области. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
28 июня 1941 года. Ромась Дмитрий Андреевич. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
29 июня 1941 года. Ефремов Николай Иванович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою. Похоронен в м. Ура-Губа.
2 июля 1941 года. Антонюк Максим Кондратьевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе аэродрома Шонгуй. Похоронен на аэродроме Шонгуй.
2 июля 1941 года. Буданов Иван Афанасьевич. Лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушно бою в районе Мурмаши – Кола. Похоронен в поселке Мурмаши Мурманской области.
10 июля 1941 года. Тулупников Владимир Алексеевич. Старший политрук. ВрИД командира звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою при отражении налёта на аэродром Алакуртти.
13 июля 1941 года. Герасименко Леонид Семёнович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе аэродрома Шонгуй.
13 июля 1941 года. Никитюк Александр Кузьмич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Сбит в воздушном бою в районе озера Титовка. Посмертно награждён орденом Красной Звезды.
18 июля 1941 года. Владимиров Валентин Александрович. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Титовка Мурманской области.
24 июля 1941 года. Крючков Егор Самойдович. Старший лейтенант. Адъютант эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою при отражении налёта на аэродром Шонгуй.
15 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени , 5 личных побед в составе полка). Сбит в воздушном бою в районе города Мурманск. Похоронен на кладбище посёлка Мурмаши Мурманской области. Посмертно награждён орденом Ленина.
10 сентября 1941 года. Александров Павел Иванович. Лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе Западная Лица.
15 сентября 1941 года. Захаров Ефим Акимович. Младший лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника в районе Алакуртти. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
24 октября 1941 года. Кукуркин Иван Андреевич. Младший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе озера Выль-Явр. Похоронен в районе озера Выль-Явр.
1 ноября 1941 года. Цаплин Александр Иванович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени, более 100 боевых вылетов) Не вернулся из боевого вылета в район Титовка. Посмертно награждён вторым орденом Красного Знамени. Попал в плен. Погиб в плену.
29 ноября 1941 года. Кайков Павел Александрович. Лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка (177 боевых вылетов, 5 воздушных боёв, 1 личная победа). Погиб на самолёте МиГ-3  в воздушном бою, таранив при лобовой атаке самолет противника в районе Лоухи. Похоронен на кладбище посёлка Мурмаши Мурманской области. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
5 января 1942 года. Зимов Константин Петрович. Старший лейтенант. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета на самолёте И-153.
28 февраля 1942 года. Иванов Василий Алексеевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 147-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Погиб в авиационной катастрофе во время сопровождения самолета У-2 к месту падения самолета противника в районе озера Пайве-Явр. Похоронен в братской могиле в районе озера Пайве-Явр.
31 марта 1942 года. Елисеев Анатолий Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена 147-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета в район Луостари. Посмертно награждён двумя орденами Красного Знамени.
 
СПИСОК ПОТЕРЬ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
4 июля 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.110 в районе станции Кица.
20 июля 1941 года. Крупский Виктор Иосифович. На истребителе И-153 сбил Bf.110 в районе Мурманск.
27 июля 1941 года. Иванов Василий Александрович. Сбил Bf.109 в районе аэродрома Мурмаши.
2 августа 1941 года. Крупский Виктор Иосифович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе Большая Западная Лица.
13 августа 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.88 в районе станции Чупа.
13 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Мишуков Маяк – Роста – Ура-губа.
13 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Мишуков Маяк – Роста – Ура-губа.
13 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Мишуков Маяк – Роста – Ура-губа.
14 августа 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.88 в районе Алакуртти.
14 августа 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.88 в районе Алакуртти.
15 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Рестикент.
15 августа 1941 года. Фомин Ефим Абрамович. На истребителе И-153 сбил Ju.88 в районе Рестикент.
30 августа 1941 года. Цаплин Александр Иванович. Сбил Hsh.126 в районе Алакуртти.
3 сентября 1941 года. Крупский, Селезнёв и Соломонов. Сбили в группе Hsh.126 в районе Алакуртти.
23 сентября 1941 года. Зеленов Павел Тихонович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.110 в районе Африканда.
7 октября 1941 года. Громов и Зеленов. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.110 в районе Африканда.
7 октября 1941 года. Громов и Зеленов. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Bf.110 в районе Африканда.
26 октября 1941 года. Иванов Виктор Павлович. На истребителе И-153 сбил в группе Bf.110 в районе Лутто.
2 ноября 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Кандалакша – Алакуртти.
2 ноября 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Кандалакша – Алакуртти.
29 ноября 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.109 в районе станции Чупа.
29 ноября 1941 года. Кайков Павел Александрович. На истребителе МиГ-3 сбил тараном Bf.109.
16 декабря 1941 года. Громов Георгий Васильевич. На истребителе МиГ-3 сбил Ju.87 в районе станции Лоухи.
16 декабря 1941 года. Громов и Зеленов. На истребителе МиГ-3 сбил в группе Ju.87 в районе станции Лоухи.
9 февраля 1942 года. Юрилин Николай Васильевич. Сбил в паре Hsh.126 в районе Рестикент.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
13 февраля 1942 года. Хлобыстов и Юрилин. Сбили в группе Bf.109 в районе озера Куик-Явр – Лубол – озеро Нял-Явр.
 
СПИСОК ПОБЕД УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Награждены орденами СССР:
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года.
 
Иванов Леонид Илларионович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Ленина. Посмертно.
Григорьев Александр Матвеевич. Младший лейтенант.
Дудник Александр Захарович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Никитюк Александр Кузьмич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Скляренко Николай Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(2)
Гурков Иван Васильевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Пелевин Анатолий Николаевич. Сержант. Моторист. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №069 от 7 ноября 1941 года. Беломорск.
 
Горбунов Георгий Владимирович. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красного Знамени.
Жгун Александр Егорович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Зеленов Павел Тихонович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Колесников Георгий Ефремович. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
Королёв Василий Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Крупский Виктор Иосифович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Поздняков Алексей Павлович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Селезнёв Алексей Иванович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Соломонов Владимир Данилович. Лейтенант. Адъютант эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Цаплин Александр Иванович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(2). Посмертно.
Берлов Пётр Иванович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Бут Иван Яковлевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №095 от 29 ноября 1941 года. Беломорск.
 
Шевелев Павел Захарович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Гримов Павел Григорьевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени.
Громов Георгий Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(1)
Захаров Ефим Акимович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Иванов Виктор Павлович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(1)
Мерцалов Григорий Терентьевич. Старший лейтенант. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Румянцев Михаил Сергеевич. Старшина. Авиационный механик. Орден Красной Звезды(1)
Смирнов Валлериан Дмитриевич. Военный инженер 3-го ранга. Старший инженер полка. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №01 от 3 января 1942 года. Беломорск.
 
Араховский Владимир Мартынович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №025 от 9 января 1942 года. Беломорск.
 
Концевой Адам Емельянович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0122 от 22 февраля 1942 года. Беломорск.
 
Кузнецов Николай Александрович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Ленина(1)
Фомин Ефим Абрамович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи – штурман эскадрильи. Орден Ленина. Посмертно.
Иванов Василий Александрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Кузнецов Анатолий Иванович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Герасименко Леонид Семёнович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды. Посмертно.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0169 от 20 марта 1942 года. Беломорск.
 
Курилов Николай Алексеевич. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Мартынов Сергей Иванович. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0237 от 1 мая 1942 года. Беломорск.
 
Елисеев Анатолий Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Юрилин Николай Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Горелышев Дмитрий Андреевич. Младший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Селезнёв Алексей Иванович. Политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года.
 
Кайков Павел Александрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Ленина. Посмертно.
 
Приказ Командующего Карельским Фронтом №0433 от 24 августа 1942 года. Беломорск.
 
Елисеев Анатолий Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(2). Посмертно.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1943 года.
 
Королёв Василий Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
 
СПИСОК НАГРАЖДЁННЫХ УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Вооружение:
 
И-15БиС – с января 1940 года по 1941 год.
И-153 – с января 1940 года по 1941 год.
И-16 – с января 1940 года по май 1940 года.
МиГ-3 – с 12 июля 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Hurricane – с ноября 1941 года по 4 апреля 1942 года.
P-40 Kittyhawk – с декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года.
 
Дислокация:
 
Самми­-Ярви
Мурмаши
Шонгуй
Африканда
Арктика
 
МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ УТОЧНЯЮТСЯ
 
Приказом НКО №102 от 4 апреля 1942 года на аэродроме Арктика 147-й истребительный авиационный полк переименован в 20-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
 
Дополнительная информация:
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Белов Иван Михайлович – с января 1940 года по февраль 1942 года.
Гальченко Леонид Акимович – с ? по май 1941 года.
Громов Георгий Васильевич – с июля 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Иванов Виктор Павлович – с начала войны по январь 1942 года.
Кайков Павел Александрович – с начала войны по 29 ноября 1941 года. Погиб.
Королёв Василий Иванович – с начала войны по 4 апреля 1942 года.
Крупский Виктор Иосифович – с июля 1941 года по январь 1942 года.
Кузнецов Николай Александрович – с октября 1941 года по январь 1942 года.
Поздняков Алексей Павлович – с начала войны по 4 апреля 1942 года.
Хлобыстов Алексей Степанович – с декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года.
Чирков Андрей Васильевич – с 1940 года по 1940 год.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Гальченко Леонид Акимович – с ? по май 1941 года. Побед в составе полка нет.
Громов Георгий Васильевич – с июля 1941 года по 4 апреля 1942 года. 3 личные и 8 групповых побед в составе полка.
Зеленов Павел Тихонович – с 12 июля 1941 года по декабрь 1941 года. 1 личная и 3 групповые победы.
Иванов Виктор Павлович – с начала войны по январь 1942 года. 1 групповая победа в составе полка.
Крупский Виктор Иосифович – с июля 1941 года по январь 1942 года. 2 личные и 1 групповая победа в составе полка.
Кузнецов Николай Александрович – с октября 1941 года по январь 1942 года. Побед в составе полка нет.
Матвеев Александр Андреевич – с 1939 года по 1940 год. Побед в составе полка нет.
Скляренко Николай Дмитриевич – с 1940 года по декабрь 1941 года. Побед в составе полка нет.
Фомин Ефим Абрамович – с 1940 года по 15 августа 1941 года. 5 личных побед в составе полка. Погиб.
Хлобыстов Алексей Степанович – с декабря 1941 года по 4 апреля 1942 года. 5 групповых побед в составе полка.
Чирков Андрей Васильевич – с 1940 года по 1940 год. Побед в составе полка нет.
Юрилин Николай Васильевич – с начала войны по 4 апреля 1942 года. 6 групповых побед в составе полка6
 
Личный состав полка:
 
Александров Павел Иванович
Антонюк Максим Кондратьевич
Араховский Владимир Мартынович
Ашмарин Павел Петрович
Бардаш Пётр Никитович
Белов Иван Михайлович
Берлов Пётр Иванович
Бованенко Николай Антонович
Борзенко Михаил Григорьевич
Бут Иван Яковлевич
Бычков Михаил Ефимович
Веклич Владимир Александрович
Владимиров Валентин Александрович
Гаврилов Вениамин Иванович
Гальченко Леонид Акимович
Герасименко Леонид Семёнович
Головня Михаил Михайлович
Горбунов Георгий Владимирович
Горелышев Дмитрий Андреевич
Григорьев Александр Матвеевич
Гримов Павел Григорьевич
Громов Георгий Васильевич
Груздев Фёдор Акимович
Гурков Иван Васильевич
Давыдов Константин Иванович
Дрожжин Василий Иванович
Дудник Александр Захарович
Елисеев Анатолий Васильевич
Ефремов Николай Иванович
Жариков Иван Михайлович
Жгун Александр Егорович
Захаров Ефим Акимович
Зеленов Павел Тихонович
Зимов Константин Петрович
Иванов Василий Александрович
Иванов Василий Алексеевич
Иванов Виктор Павлович
Иванов Георгий Григорьевич
Иванов Леонид Илларионович
Иссерж Бениамин Давыдович
Казаков Николай Яковлевич
Кайков Павел Александрович
Карпенко Михаил Фёдорович
Колесников Георгий Ефремович
Концевой Адам Емельянович
Королёв Василий Иванович
Крупский Виктор Иосифович
Крутиков Евгений Петрович
Крючков Егор Самойдович
Кудрявцев Николай Иванович
Кузнецов Анатолий Иванович
Кузнецов Николай Александрович
Кукуркин Иван Андреевич
Курилов Николай Алексеевич
Ляшко Михаил Митрофанович
Мартынов Сергей Иванович
Матвеев Александр Андреевич
Мерцалов Григорий Терентьевич
Никитюк Александр Кузьмич
Пелевин Анатолий Николаевич
Поздняков Алексей Павлович
Пушкарёв Анатолий Васильевич
Ромась Дмитрий Андреевич
Румянцев Михаил Сергеевич
Селезнёв Алексей Иванович
Семеньков Виталий Романович
Скляренко Николай Дмитриевич
Смирнов Валлериан Дмитриевич
Соломонов Владимир Данилович
Федоров Геннадий Николаевич
Фомин Ефим Абрамович
Хлобыстов Алексей Степанович
Цаплин Александр Иванович
Чирков Андрей Васильевич
Чудинов Николай Николаевич
Шевелев Павел Захарович
Шмырин Михаил Григорьевич
Юрилин Николай Васильевич
 
СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Источники информации:
 
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://airaces.narod.ru
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 9 сентября 2017 года.
 
Белов Иван Михайлович
 
Родился 2 (15) июня 1915 года в деревне Федосово Старицкого уезда Тверской губернии (ныне Лотошинский район Московской области) в крестьянской семье. Русский. Учился в школе в селе Нововасильевское Лотошинского района Московской области. С 1928 года жил в селе Новая Дуброва. В 1929 году окончил 7 классов школы, в 1933 году — школу ФЗУ. Работал слесарем на комбинате.
В Красной армии с 1935 года. В 1937 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.
Участник советско-финской войны 1939—1940 годов в должности командира звена 5-го смешанного авиационного полка и 147-го истребительного авиационного полка.
Отличился при выполнении боевого задания 5 декабря 1939 года в районе населённого пункта Сальмиярви Печенгского района Мурманской области. Истребительная эскадрилья, в составе которой находился И. М. Белов, была встречена сильным зенитным огнём противника. Увлекая за собой других, И. М. Белов устремился на позиции врага и, снизившись до 25 метров, поражал его основные огневые точки. За время боевых действий совершил 10 боевых вылетов на истребителе.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 февраля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Белову Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 105).
В феврале-ноябре 1940 года учился в Военно-воздушной академии (Монино), но был отчислен. Продолжал службу в строевых частях ВВС (вначале в Заполярье, а с начала июня 1941 года — в Западном военном округе).
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года в должности заместителя командира 42-го истребительного авиационного полка. Погиб 7 сентября 1941 года при бомбардировке противником аэродрома в городе Карачев Брянской области.
 
Гальченко Леонид Акимович
 
Родился 2 апреля 1912 года в городе Петровск-Порт (ныне Махачкала, республика Дагестан). Окончил 7 классов, учился в дорожно-строительном техникуме и Краснодарской школе сельскохозяйственной авиации. С 1933 года в Красной Армии. В 1935 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, служил в Ленинградском военном округе.
Участник советско-финляндской войны 1939-1940 гг. в должности флаг-штурмана 5-го смешанного авиационного полка. Летал на И-15бис, выполнил более 50 боевых вылетов, из них 23 - на штурмовку войск противника. Награждён орденом Красного Знамени. С 1940 года старший лейтенант Л. А. Гальченко служил в 145-м истребительном авиационном полку. В 1941 году окончил курсы усовершенствования командного состава в Липецке.
С 22 июня 1941 года капитан Л. А. Гальченко на фронтах Великой Отечественной войны в составе 145-го ИАП (1-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 14-й армии, Карельский фронт), командовал эскадрильей. Летал на И-16 и ЛаГГ-3. К октябрю 1941 года совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника. За эти подвиги представлен к званию Героя Советского Союза, которого удостоен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 872).
22 октября 1941 года майор Гальченко назначен командиром вновь сформированного 609-го истребительного авиационного полка, который до ноября 1942 года прикрывал с воздуха Кандлакшское направление в составе ВВС 32-й армии (затем - 7-й Воздушной армии). В ноябре 1942 года назначен заместителем командира вновь формируемой 259-й истребительной авиационной дивизии 7-й Воздушной армии. Затем занимал такую же должность в 258-й и 261-й смешанных авиадивизиях. В мае 1944 года назначен заместителем командира 324-й истребительной авиадивизии. Летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. Всего к 1 ноября 1944 года подполковник Л. А. Гальченко выполнил 310 боевых вылетов, провёл около 40 воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника (по документам найдено 6 лично и 5 в группе). С ноября 1944 года вместе с дивизией находился в резерве в Московском Военном округе, до конца войны в боевых действиях более не участвовал.
После войны продолжал служить в авиации, занимал различные командные должности в ВВС Закавказского военного округа. В 1950 году переведён в Заполярье, под Мурманск, командиром 16-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии ВВС Северного округа. В 1952 году зачислен слушателем Высшей военной академии (Военная академия Генерального штаба). С 1954 года полковник Л. А. Гальченко - в запасе. Жил в Махачкале. Умер 26 сентября 1986 года.
Награждён орденами: Ленина (06.06.1942), Красного Знамени (05.02.1940, 16.01.1942, 23.07.1944, ...), Отечественной войны 1-й степени (13.02.1944, 06.04.1985), Красной Звезды; медалями, в том числе "За боевые заслуги" (03.11.1944).
*     *     *
 
Сейчас от Москвы до Тулы поезд идёт около 3 часов, до войны же на это расстояние приходилось затрачивать в 2 раза больше времени. Но всё равно Леонид Гальченко любил эти поездки. Бежит паровоз средь полей и лесов, то бескрайняя степная ширь, то зелёные ели и берёзы обступают мчащиеся по рельсам вагоны. Редко промелькнёт деревушка, и опять поля и леса.
Чем ближе к Москве, тем деревни встречаются чаще. Потом города Серпухов, Подольск. От Подольска за окном индустриальный пейзаж. А стоит проехать Москворечье, сразу как на ладони возникает Москва. И светло и радостно на душе от каждого нового приезда в столицу.
Так уж сложилась судьба у Леонида Акимовича Гальченко: родился в Махачкале, а жить приходилось то в Краснодаре, то в Туле, а затем и в Москве. Войну же встретил за Полярным кругом. Но до этого было много других событий.
"Гальченко Леонид Акимович, майор, командир эскадрильи 19-го Гвардейскою истребительного авиационного полка 1-й авиадивизии. Под командованием Гальченко эскадрилья провела 86 воздушных боёв и уничтожила 26 самолётов противника. Гальченко сбил в воздушных боях лично 9 и в группе 12 вражеских самолётов. Родился в 1912 году в Махачкале. До войны жил на станции Шонгуй, Мурманской области. Звание Героя Советского Союза присвоено 6 июня 1942 года".
Скупые строки времён войны, взятые из наградного листа... А между тем за ними целая крылатая жизнь, полная тревог, воздушных сражений и радости побед. Как она началась ?   Думаю об этом, и мне видится парнишка, озорной и проворный, спешащий к морю и завидующий чайкам, которые поднимаются высоко в небо и первыми видят восходящее солнце. Вот он бредёт по песчаному берегу Каспийского моря, подальше от шумного Махачкалинского порта. Солёный ветер треплет непокорные чёрные волосы. Мать его недавно умерла, отец - плотник, вечно занят на работе, и Лёня всё своё свободное время проводил у моря. Крепкий загорелый паренек с наслаждением вдыхает пахнущий морской травой воздух, вглядывается в белые гребешки набегающих на берег волн. С волнами он всегда готов поспорить. Силы ему не занимать. Он заплывает подальше, ложится на спину и смотрит в небо. Чайки, взмывая над волнами, стремительно бросаются вниз, хватают зазевавшуюся рыбёшку и снова взмывают вверх. Какие же надо иметь крепкие и гибкие крылья, чтобы так летать !   Лёня взмахивает обеими руками. Нет, плыть, как рыба, он может, а летать, как чайка, - не получается.
В детстве Лёня Гальченко ни чем особенным не отличался от своих сверстников. Учась в школе имени В. И. Ленина, Леонид очень хорошо рисовал, выпускал стенгазету. Он был изобретателен, мастерил воздушные змеи, строил модели планеров и самолётов. С 1933 года учился в индустриально - строительном техникуме, но мечта о небе не оставляла его.
Однажды он увидел летящий над морем самолёт. Как всегда, он заплыл подальше от берега, лёг на спину и стал смотреть в небо. И вдруг услышал нарастающий гул. Самолёт появился со стороны берега совершенно неожиданно, пролетел над самыми волнами и, развернувшись, пошёл обратно. Когда самолёт накренился набок, Лёня увидел лётчика, который помахал ему рукой. Паренёк, зарываясь в волны, поплыл к берегу. Теперь уже ничто не могло удержать его. Летать, только летать, подняться в небо выше всех, чтобы первым увидеть солнце. Леонид упорно готовился к поступлению в лётное училище, хотел быть истребителем. И вскоре стал им, окончив Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.
После окончания училища, Гальченко направили в авиачасть под Ленинград, на вооружении которой были истребители И-5. Коллектив там был дружный, спаянный, увлечённый своим делом. Видимо, не случайно из их полка многих лётчиков позднее отобрали для боевых действий на Карельском перешейке.
Боевое крещение в войне с белофиннами было нелёгким. Там рождались будущие асы, которые в годы Великой Отечественной проявили себя в полном блеске, стали Героями Советского Союза
Леонида Гальченко Финская война застала уже на Севере, в должности флаг - штурмана 5-го смешанного авиационного полка.
4 декабря 1939 года звено истребителей старшего лейтенанта Гальченко получило боевую задачу штурмовать колонны войск противника, движущихся на Мурманск. Сразу после взлёта самолёты попали в густую облачность. Но советские лётчики, едва различая друг друга, продолжали полёт к цели. Пробив по расчёту времени облака, они увидели под собой шоссейную дорогу.
Первым врага обнаружил младший лейтенант А. В. Чирков. Выйдя вперёд, он условными знаками указал командиру группы курс на неприятельскую колонну. Гальченко повёл своё звено в атаку.
Обработав первую колонну, они обнаружили на подходе новую. Снова наши истребители упали в пике. Атака следовала за атакой... Как позже стало известно, этой штурмовкой финскому полку были нанесены значительные потери...
За храбрость и находчивость, проявленные в боях с белофинами, Леонид Гальченко был награждён первым орденом Красного Знамени. После окончания "Зимней войны" его назначили командиром эскадрильи 147-го истребительского авиационного полка.
С началом Великой Отечественной войны вновь на фронте. В составе 145-го полка сражался на самолёте И-16. Для лётчиков Заполярья война началась фактически 17 июня 1941 года, когда нарушение воздушного пространства СССР Германскими ВВС стало постоянным. В конце июня обстановка была уже крайне напряжённой - вражеская авиация рвалась к Мурманску. Леонид быстро открыл счёт своих побед и вскоре стал одним из лучших лётчиков полка.
Ещё перед войной Гальченко немало полетал в небе Заполярья. Знал там каждую сопку, каждое озерцо. Помогло ли ему это в боях ?   Конечно. Он действовал увереннее, смелее и охотно летал на разведку. Может показаться, что ему везло. Молодые лётчики смотрели на него с восхищением: орденоносцев в полку пока единицы. Крупные черты лица, густые тёмные брови, ясные широко открытые внимательные глаза. Его внешнему облику соответствует и характер: всегда собранный, решительный.
В начале войны 145-й ИАП в составе 1-й смешанной авиадивизии обеспечивал с воздуха 14-ю общевойсковую армию, действовавшую на Мурманском и Кандалакшском направлениях. Немецкое командование поставило своим войскам задачу прорвать советскую оборону и 4 июля 1941 года захватить Мурманск. Противник планировал также захватить Кандалакшу, перерезать Кировскую железную дорогу и тем самым лишить 14-ю армию и Северный флот сообщений с центром страны.
Как известно, немецким войскам так и не удалось осуществить этот замысел. Немалая заслуга в этом и наших лётчиков, которые день и ночь бесстрашно сражались с врагом, громили его на земле и в воздухе. Особенно запомнились Гальченко подвиги, совершённые в те дни лейтенантами И. Т. Мисяковым и А. 3. Небольсиным.
27 июня 1941 года противник попытался нанести массированный бомбовый удар по городу. Для отражения налёта по тревоге были подняты истребители 145-го авиаполка. Завязался ожесточённый воздушный бой, в котором командир звена Иван Мисяков совершил один из первых в Заполярье воздушных таранов. Когда его пулемёты, израсходовав боезапас, умолкли, лётчик настиг вражеский бомбардировщик, сделал "горку" и ударил его сверху. Вражеский самолёт рассыпался в воздухе... За этот подвиг отважного советского лётчика наградили орденом Ленина.
Примерно тогда же совершил подвиг и Небольсин. Во время выполнения боевого задания в районе Западной Лицы его самолёт был подбит вражеской зениткой и загорелся. Спасти машину было уже невозможно. И тогда Небольсин направил её в центр вражеской автоколонны...
Два подвига, обессмертивших имена героев, звали лётчиков к новым атакам на врага. Об этом говорили на митингах, прошедших в полках дивизии. О новых свершениях во славу Родины думал каждый защитник северного неба, тщательно готовился к боям.
Однако, победы над врагом доставались нашим пилотам дорогой ценой: потери в лётном составе росли. Сражаться с хорошо вооружённым противником на стареньких "Ишачках" было неимоверно сложно. К великой радости лётчиков, по распоряжению командующего ВВС Северного флота, 20 июля 1941 года в полк прибыли первые истребители ЛаГГ-3. Несколько перетяжелённыи, вялые в маневре, они отличались от И-16 лучшим вооружением и более высокой скоростью.
Почти каждому вылету Леонида Гальченко сопутствовал успех. В этом легко убедиться, просмотрев сводку боевых действий. Вот краткие выписки из неё:
"13 сентября 1941 года. Звено истребителей во главе с Л. Гальченко перехватило группу фашистских бомбардировщиков. Три советских лётчика - капитан Л. Гальченко, старший лейтенант Б. Кузьмин и Лейтенант В. Миронов - сбили по одному "Юнкерсу-87".
14 сентября эскадрилья во главе с Гальченко произвела бомбёжку и расстреляла на бреющем полёте войска и огневые точки противника у озера Кеккесяур. Советские лётчики сделали 5 заходов над целью и уничтожили много живой силы и склады противника.
15 сентября пятёрка истребителей под командованием Гольченко вступила в бой с 30 бомбардировщиками противника. 4 вражеские машины были сбиты".
Однажды звено истребителей, ведомых Гальченко, встретилось с немецкими бомбардировщиками. Большая группа вражеских машин быстро приближалась к нашему переднему краю. Надо было сорвать налёт, не допустить бомбёжки наземных войск. И 3 советских истребителя устремились в атаку. С первого же захода они сбили 3 вражеских самолёта. Остальные, не выдержав стремительного натиска наших лётчиков, повернули обратно.
А через день 5 истребителей, ведомая Гальченко, встретила 13 вражеских самолётов. И несмотря на то что численное превосходство было на стороне врагов, советские лётчики уничтожили 4 их бомбардировщика, не потеряв ни одного своего самолёта. Это уже был крупный успех.
О Гальченко часто писали армейская и фронтовая газеты. Вот номер "Часовой Севера" от 13 июля 1941 года. В ней заметка: "Как коммунист Гальченко уничтожил фашистского стервятника". Рассказывается о таком случае. Как-то молодой лётчик младший лейтенант Тумаков, увлекшись погоней за "Мессером", не заметил, что 2 других вражеских самолёта идут в атаку на него самого. Тумакову грозила смертельная опасность. Но тут на помощь ему подоспел капитан Гальченко. Он с ходу сбил одного "Мессера", другой трусливо отвалил.
В тот же день Гальченко штурмовал колонну моторизованной вражеской пехоты и 3 раза атаковал вражеские войска на переднем крае.
А в номере за 17 августа 1941 года ещё один материал о воздушном бое, проведённом Л. А. Гальченко. Называется он "Воздушная атака". Корреспондент Бронислав Кежун писал о том, как Леонид Акимович сбил фашистского разведчика.
В заметке сообщается о бое, который вели советские лётчики с немецкими разведчиками "Хейнкель-111". Капитан Гальченко заметил одного разведчика и погнался за ним. Но вражеский самолёт скрылся в облаках. Зная по опыту, что немецкие лётчики имеют обыкновение возвращаться, наш пилот начал барражировать, ища встречи с противником. Когда вражеский самолёт вынырнул из облака, Гальченко атаковал его. Дважды бил он по "Хейнкелю" из пулемётов. Развертываясь для новой атаки, пилот решил: "Если с третьего захода не подожгу фашиста, буду рубить ему хвост". Но 3-я атака оказалась успешной. Вражеский самолёт задымил, стал пикировать и, оставив в небе чёрный след, врезался в землю. Гальченко почувствовал в кабине запах горящего масла. Пули врага повредили мотор самолёта. Несмотря на полученные повреждения, лётчик благополучно вернулся на свой аэродром.
А вот корреспонденция политрука В. Шарова, рассказывающая о приёме капитана Л. А. Гальченко в члены партии. В ней политрук, в частности, пишет: "Внимание к молодым пилотам, постоянное желание передать им опыт, поделиться своими мыслями и выводами - отличительная черта командира эскадрильи Леонида Акимовича Гальченко. И поэтому не случайно, что лётчики его эскадрильи Виктор Миронов, Сергей Соколенко и Николай Шелухин уже за несколько месяцев стали закалёнными и стойкими воздушными бойцами".
Вскоре на северном фланге Советско - Германского фронта развернулись тяжёлые сражения за Мурманск. Не сумев прорваться к городу наземным путем, враг решил усилить удары с воздуха. Прежде всего немецкое командование поспешило вывести из строя Мурманский порт. В результате на подступах к порту завязались крупные воздушные бои, продолжавшиеся несколько дней. Затем, учитывая преобладание в городе деревянных строений, немцы, решили засыпать его зажигательными бомбами. Чтобы не допустить врага к цели, лётчики, руководимые Гальченко, нередко делали по 6 - 7 боевых вылетов за день.
Однажды, барражируя над Мурманском, Гальченко заметил 4 самолёта противника, приближавшегося к городу. Он, не раздумывая, один бросился навстречу и атаковал вражескую четвёрку. Атака нашего аса была настолько дерзкой и стремительной, что немецкие лётчики растерялись и сочли за лучшее покинуть "поле" боя.
- Оправдан ли такой риск ? - спросили после боя у Гальченко.
- Любой на моём месте поступил бы так же, - ответил командир эскадрильи. - В воздухе, кроме меня, никого не было. Нужно было принять неравный бой, чтобы не дать возможности врагу осуществить свой замысел - сбросить смертоносный груз на город.
В середине сентября немцы двумя полками форсировали реку Западная Лица и, обойдя фланг 14-й стрелковой дивизии, перерезали дорогу Мурманск - Большая Западная Лица. И снова эскадрилья Гальченко демонстрирует мужество и лётное мастерство. Лётчики делали по 5 - 6 вылетов в день, нанося врагу большой урон. При поддержке авиации наземные войска отбросили противника на западный берег реки Западная Лица.
Леонид Гальченко хорошо помнил начало войны, первые свои боевые вылеты на Мурманском направлении... По аэродрому объявили боевую тревогу. Эскадрилья Гальченко поднялась в воздух одной из первых. Бомбардировщики противника в сопровождении десятка истребителей приближались к аэродрому. Нет, Гальченко не испугался этой армады. Он думал только об одном: не допустить врага к аэродрому, рассеять и сбить его. Выбрав себе цель, он смело ринулся в атаку. Но враг отвернул, нырнул за сопку и стал уходить. Догнать его Гальченко не смог, так как наши "Ишачки" уступали в скорости немецким самолётам. И хотя вместе с товарищами ему удалось рассеять вражеский строй, не допустить бомбежки аэродрома, он не смог сбить ни одного самолёта противника. Было до слёз обидно.
Гальченко мобилизовал весь свой опыт, тщательно анализировал каждый вылет. Не только свой, но и товарищей по полку. И вот снова воздушный бой. Атакуя вражеский бомбардировщик, Гальченко заметил, что в хвост его истребителю заходит "Мессер".
- Витя, прикрой ! - крикнул он Миронову.
Виктор Миронов бросил свой самолёт на "Мессер" и отогнал его. А Гальченко уже перехватил "Юнкерс", заставил его маневрировать, не давая уйти. Он видел намалеванного на бoрту самолёта противника тигра. Сделав боевой разворот, Гильчеико налетел на врага сверху и точно прошил его струёй пуль. Выходя из атаки, увидел, как "Юнкерс" задымил и пошёл вниз.
Это была первая победа, достигнутая благодаря поддержке и выручке лейтенанта Миронова. С этого момента Гальченко стал особенно ценить своего ведомого, чаще вылетать в паре с ним. Вскоре на всём Карельском фронте заговорили о "дуэте" Гальченко и Миронова. Они много летали, выполняли самые ответственные задания. Счёт сбитых ими самолётов врага рос. Гальченко говорил, что нет у него ведомого лучше и надёжнее Виктора Миронова.
В одном из боёв, Леонид увидел на борту вражеского самолёта намалёванную голову тигра. "Дело имею с Асом", - подумал он. Бой оказался тяжёлым, но Гальченко сбил врага.
Вернувшись на аэродром, Гальченко долго ходил у самолёта, будто осматривая полученные им пробоины. Потом подозвал техника эскадрильи, попросил сходить к политруку за красками и кистью. Когда политрук, заинтересовавшийся, зачем лётчику понадобились рисовальные принадлежности, подошёл к самолёту, он увидел, как Гальченко с техником малевали на хвосте самолёта какой - то замысловатый рисунок. Присмотревшись, он различил черты какого - то зверя, смахивающего на кошку, а внизу - маленькую мышку.
- Что это ? - спросил политрук.
- Как - что ? - удивился Гальченко. - Разве не видно ?   Кошка.
- А зачем ?
- Для устрашения. Они вон всяких рысей да тигров малюют, запугать нас хотят. А у меня будет кошка.
Так и стал летать Гальченко с кошкой на хвостовой части своего "ЛаГГа"   ( вначале она была белого цвета, но вскоре была перекрашена в чёрный ).
Чёрная ли кошка тому причина, или всё - таки высокое мастерство, что надёжнее и правдоподобнее, только враги стали бояться Гальченко. Завидев самолёт с чёрной кошкой на хвосте, они старались уклониться от боя и поворачивали вспять. Гальченко использовал это замешательство врага и уверенно бил его. Бывали даже случаи, когда при появлении самолёта Гальченко немцы оповещали своих лётчиков:
- Внимание, внимание !   В воздухе "чёрная кошка".
Это означало: будьте осторожны, вас могут сбить.
У лётчиков эскадрильи стало правилом - не давать спуску врагу. Бить его всегда, при всех обстоятельствах.
- Наша задача - сбить спесь с врагов, - часто говорил Гальченко товарищам по эскадрилье.
Однажды группа наших истребителей под командованием Капитана Балашова вылетела на задание. На подходе к цели они встретили 15 немецких бомбардировщиков, следовавших под прикрытием такого же количества истребителей. Враг был уверен в своей силе, надеялся, что никто не помешает ему произвести бомбежку. Но советские лётчики, несмотря на превосходство противника, смело бросились в атаку. В завязавшемся бою они сбили 5 "Юнкерсов" и 2 "Мессера". Но и сами потеряли 3 лётчиков.
Для полка это была тяжёлая утрата. Когда лётчики эскадрильи, которой командовал капитан Гальченко, узнали об этой потере, их уже нельзя было удержать на аэродроме.
- Мы отомстим врагу, - заявили они и поднялись в небо.
Им удалось скрытно подойти к аэродрому противника, который принимал самолёты, возвращавшиеся с задания. Этим воспользовались наши пилоты. Буквально на "хвосте" противника они появились над аэродромом и сбили 2 самолёта, заходивших на посадку. Такой дерзости враг не ожидал. Он даже не успел оказать сопротивление. А наши лётчики, отойдя от аэродрома на малой высоте, снова вернулись и обстреляли из пулемётов заправлявшиеся самолёты. Пули попали в бензозаправщик. Он взорвался, уничтожив при этом 4 стоящих поблизости самолёта.
Слава о капитане Гальченко и его эскадрилье гремела по всему фронту. Мурманская областная газета "Полярная правда" выпустила в 1942 году сборник "Суровая лирика". Стихотворение "Истребитель" посвящено Леониду Гальченко. Есть такие строки:
Зуб - за зуб. И око - за око. Каждый враг будет встречен и сбит !
Так решил наш северный сокол   -   лётчик Гальченко Леонид.
В другом сборнике тех же лет, выпущенном политическим управлением Карельского фронта, была опубликована "Песня о Леониде Гальченко". Часто писала о нём и армейская газета "Часовой Севера". Однажды в типографию принесли из политотдела армии несколько листовок о лучших воинах армии, сказали, что нужно поскорее их отпечатать, чтобы разослать в войска. Была среди них и листовка о Капитане Гальченко - отважном воздушном бойце. И хотя наборщики устали, так как весь день набирали газетный материал, все же они согласились потрудиться и ночью, чтобы к утру все отпечатать.
- О, Гальченко ! - сказал один наборщик. - Кто ж его не знает !
Эта листовка о командире эскадрильи Леониде Гальченко говорила о многом. Вот он на фото: мужественное, волевое лицо воздушного бойца. Таким был он в дни жарких боёв на Карельском фронте. Упрямо сжатые губы, зоркий, устремлённый вперёд взгляд. Чувствуется, что, когда армейский фотокорреспондент снимал пилота, последний был несколько утомлен. Может быть, он только вернулся на свой аэродром, а в воздухе пришлось вести тяжёлый бой с вражескими самолетами. И хотя наш лётчик вышел победителем, ему, конечно, тоже пришлось немало пережить и переволноваться. Возможно, это был тот самый бой, о котором рассказывается в листовке.
Как - то раз он с ведомым под сильным зенитным огнём сфотографировал вражеский аэродром. Наперехват советским самолётам поднялись немецкие истребители. В районе озера Титовское 6 Ме-109 атаковала пару И-16. Бой был неравный. Врагам удалось сбить самолёт ведомого. Затем они все навалились на самолёт Гальченко. Капитан стал со снижением уходить на свою территорию. А за ним неотступно гнались враги. Солнце светило в глаза лётчику, мешало управлять самолётом и вести наблюдение. Гальченко решил воспользоваться этим. И тут он увидел, что прямо по курсу быстро вырастает отвесная скала. К ней и повёл строй врагов. До встречи с сопкой остались считанные секунды, когда Гальченко круто взмыл вверх. Ближайший "Мессер", не ожидавший такого маневра, не успев отвернуть врезался в скалу. Остальные 6 машин не стали испытывать свою судьбу и ушли восвояси. Убедившись, что враги отстали, Гальченко повёл свой самолёт на аэродром и доставил командованию ценные разведданные.
Внимание к молодым лётчикам, постоянное желание передать им свой опыт, поделиться мыслями и выводами, как и смелость и отвага в бою, составляли отличительную черту командира эскадрильи Леонида Гальченко. Не случайно молодые лётчики его эскадрильи - Виктор Миронов, Сергей Соколенко, Николай Шелухин, Борис Кузьмин за несколько месяцев войны стали закалёнными и стойкими бойцами. Для Леонида Гальченко характерно постоянное общение с молодёжью.
Вот Гальченко вернулся из очередного боевого вылета. Он ещё возбуждён, ещё не прошло волнение боя. Вокруг него уже собрались лётчики эскадрильи. И начинается разбор прошедшего боя, его поучительных сторон, его промахов. И каждый раз неизменный вывод о необходимости изучать тактические приёмы противника, знать его способы ведения боя, разгадывать его ухищрения. А перед очередным вылетом опять детальный разговор о том, как вести бой, какие могут быть варианты. Гальченко щедро делился с лётчиками своей эскадрильи накопленным опытом, знаниями тактики противника. И сам он умел слушать, умел учиться у других. Ведь опыт приобретает каждый воздушный боец. И каждый опыт ценен. Не этим ли стремлением как можно шире рассказать о том, что он знает, что приобрёл в боях, ежедневно подвергаясь смертельной опасности, было продиктовано и его желание выступить в армейской печати ?
В статье "О тактике противника в воздушных боях", написанной совместно с капитаном Тряпичкиным и опубликованной в газете "Часовой Севера" 2 сентября 1941 года, авторы подчёркивают необходимость правильно оценивать обстановку боя, знать ухищрения противника, разгадывать его замыслы. Эту статью с большим интересом читали все лётчики. Oт неё веяло уверенностью в победе, хладнокровием и мужеством.
После каждого воздушного боя Гальченко разбирал действия лётчиков, анализировал тактические приёмы противника. Если позволяло время и обстановка, наиболее важные задания проигрывались перед полётом. Каждый член экипажа заранее точно знал своё место в боевом порядке и последовательность действий на пути к цели и в воздушном бою.
В сентябре напряжение воздушных схваток достигло своего наивысшего пика. Вот лишь краткая хроника тех боёв с участием Леонида Гальченко: 13 сентября звено И-16 перехватило группу вражеских бомбардировщиков. Капитан Л. Гальченко, старший лейтенант Б. Кузьмин и лейтенант В. Миронов сбили по Ju-87. Через пару дней, 15 сентября, пятёрка истребителей 145-го ИАП под командованием капитана Гальченко вступила в бой с 30 вражескими бомбардировщиками. В результате было сбито 4 неприятельские машины и отражён налет на порт. Наша группа вернулась без потерь.
24 сентября Гальченко и Миронов вылетели в район Луостари на свободную охоту. Они долго искали подходящую цель, пока не заметили вражеский аэродром. Решение созрело сразу: атаковать. Лишь только наши самолёты стали приближаться к аэродрому, как заработали вражеские зенитки.
- Бери зенитки на себя, - скомандовал Гальченко своему напарнику Миронову. - А я тем временем ударю по аэродрому.
Миронов тут же спикировал на батарею зенитной артиллерии, ударил по ней из всех огневых точек. А в это время Гальченко пронёсся над стоянкой вражеских самолётов и зажёг несколько Ме-109.
Уже к концу сентября 1941 года командир эскадрильи 145-го истребительного авиаполка капитан Л. А. Гальченко совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил лично 7 вражеских самолётов. Лётчики его эскадрильи совершили 860 самолёто - вылетов. За это время ими было проведено 76 воздушных боёв и сбито 16 самолётов противника.
Леонид Акимович очень не любил рассказывать о своих личных победах, зато долго мог говорить о боевых товарищах, и особенно о своём ведомом - Викторе Петровиче Миронове, который к сентябрю 1941 года совершил 127 боевых вылетов и в 25 воздушных боях уничтожил лично 5 вражеских самолётов.
В боях на Мурманском и Кандалакшском направлениях Миронов много раз отражал налёты воздушного противника, вместе с другими лётчиками наносил штурмовые удары по вражеским войскам, доставлял ценные сведения о противнике из разведывательных полётов.
В ноябре 1941 года командиру эскадрильи Леониду Гальченко было присвоено воинское звание "Майор". В полку эту весть восприняли с радостью, как признание больших заслуг ветерана. 29 Января 1942 года газета "Часовой Севера" опубликовала сообщение о награждении майора Л. А. Гальченко орденом Красного Знамени.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года майор Гальченко Леонид Акимович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Одновременно это звание было присвоено и ведомому Гальченко - старшему лейтенанту Миронову Виктору Петровичу.
В апреле 1942 года 145-й истребительный авиационный полк преобразовали в 19-й Гвардейский. Несомненная заслуга в этом принадлежала таким лётчикам, как Гальченко и П. С. Кутахов, которые вскоре были выдвинуты на должность командира полка.
609-й истребительный авиационный полк 259-й истребительной авиадивизии, которым Гальченко командовал с осени 1942 года  ( немногим более года ), произвёл 2038 боевых вылетов, в 95 воздушных боях лётчики сбили 60 самолётов противника и 55 уничтожили на земле при штурмовках аэродромов.
Гальченко, хотя уже и командовал полком, не жалея себя летал наравне с молодыми пилотами. И снова полёты, полёты. Бои, перегрузки... Однажды, после напряжённого боя, не смог вылезти из кабины - отказали ноги, болью сковало сердце. Друзья вынесли его на руках. Но беда не приходит одна: вскоре у него резко упало зрение...
Госпиталь. Горькие думы. Война, а он не у дел. Как - то приехал Виктор Миронов. "Разрешите летать на вашей машине. Пусть немцы не думают, что наш командир не может подняться в воздух". Леонид разрешил - не хотел обидеть боевого товарища, - но с болью в душе: боялся за его жизнь - за машиной с чёрной кошкой немцы охотились давно... Его опасения подтвердились: самолёт был подбит в воздухе и Виктору пришлось воспользоваться парашютом. Когда Миронов вновь появился в госпитале, Леонид, считавший его погибшим, не сдержался, заплакал от радости, а потом приказал: "Кошку нарисуйте на всех самолётах !.."
После длительного лечения Леонид Акимович вернулся в родной полк и вскоре вновь продолжил борьбу. В ноябре 1942 года майор Л. А. Гальченко был назначен заместителем командира недавно созданной 258-й истребительной дивизии   ( в составе 195-го и 760-го ИАП ).
Вся его дальнейшая боевая деятельность была связана с руководством авиачастями и соединениями. Менялись полки и дивизии, но неизменной оставались отвага и высокое боевое мастерство лётчика.
Одну из последних побед он одержал 22 октября 1944 года в ходе Петсамо - Киркенесской освободительной операции. В районе немецкого аэродрома Сальмиярви шестёрка Ла-5 из 191-го ИАП перехватила 3 Ме-109 и в скоротечном бою сбили все "Мессеры". Один из них записал на свой счёт и Леонид Гальченко.
Конец войны Гвардии подполковник Л. А. Гальченко встретил уже в должности заместителя командира 324-й истребительной авиационной дивизией. За период своей боевой деятельности он совершил 410 успешных боевых вылетов, провёл 90 воздушных боёв. Его личный боевой счёт вырос до 24 сбитых самолётов, ещё 12 вражеских машин он сбил в групповых воздушных боях.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 12 побед. ]
А. И. Бескоровайный, в годы войны бывший журналистом фронтовой газеты "Часовой Севера", в своей книге "По дорогам войны" посвятил Л. А. Гальченко отдельную главу. В заключение он пишет:
"В архиве мне удалось найти несколько справок. Одна из них свидетельствует, что майор Гальченко Леонид Акимович, 1912 года рождения, русский, член партии, командовал эскадрильей 145-го истребительного авиационного полка. Эскадрилья за год уничтожила 26 самолётов противника, из которых комэск лично сбил 9 и в группе - 12.
Другая перечисляет заслуги 609-го истребительного авиационного полка, которым Герой Советского Союза Леонид Акимович Гальченко командовал в 1942 - 1943 годах, и 201-й авиационной дивизии, где Гальченко был заместителем командира соединения.
Третья справка подводит общий итог боевой деятельности славного лётчика: сбил 30 самолётов противника; из них 24 - лично, 12 - в группе".
За время войны Л. А. Гальченко освоил истребители: И-16, ЛаГГ-3, "Харрикейн", "Киттихаук" и Ла-5.
После окончания войны, Леонид Акимович ещё долго служил в ВВС, командовал авиационной дивизией, осваивал реактивную технику.
Из Заполярья Гальченко уехал в Военно - Воздушную академию на подготовительные курсы, а окончив их, был направлен в Академию Генерального штаба.
К сожалению, болезнь не позволила ему продолжать учёбу. Он уволился в запас в звании полковника и уехал на родину, в Махачкалу. Вёл там большую военно - патриотическую работу среди молодёжи. Он часто посещал школы и предприятия, рассказывал о боевых делах лётчиков. Поддерживал тесную связь с Мурманском, где открыт музей боевой славы лётчиков Заполярья, бывал в Москве на встречах с фронтовыми друзьями.
В областном краеведческом музее помещён стенд, посвящённый его боевой деятельности. В 1978 году, в числе других гостей, Л. А. Гальченко был приглашён на встречу ветеранов обороны Заполярья, проходившую в Рижском педагогическом училище.
 
*     *     *
 
Громов Георгий Васильевич
 
Родился 1 апреля 1917 года в деревне Оленино Темкинского района Смоленской области. Окончил 6 классов. С 1932 года жил в Москве. С 1933 года работал электромонтёром Московского треста "Энергострой" и учился в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В декабре 1938 года окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов. Служил младшим лётчиком в ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 145-го ИАП, летал на И-15бис, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Г. В. Громов на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 145-го ИАП, продолжая летать на И-15бис. В июле 1941 года направлен в 147-й ИАП на такую же должность (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), летал на МиГ-3 и "Киттихауке". С января 1942 года - командир эскадрильи. С 12 июля 1943 года - штурман полка. В феврале 1944 года назначен заместителем командира 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (258-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт). В апреле 1944 года назначен командиром 515-го ИАП (на 1-м Белорусском фронте), где летал на Як-9 и Як-3. Участвовал в Белорусской, Висло-Одерской, Берлинской наступательных операций.
К апрелю 1945 года командир 515-го Померанского ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени истребительного авиационного полка (193-я Демблинская ордена Суворова 2-й степени истребительная авиационная дивизия, 13-й Седлецкий Краснознамённый истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия 1-й Белорусский фронт) Гвардии подполковник Г. В. Громов совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушных боя, сбил 7 самолётов противника лично и 18 в составе группы (в материалах наградного листа говорится о 13 личных победах, полученных путём пересчёта групповых побед в личные, согласно приказу командующего 7-й Воздушной армии). Войну закончил в Берлине, всего выполнил 408 боевых вылета. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические командные курсы, в 1956 году - Высшую военную академию имени К. Е. Ворошилова. Командовал 279-й истребительной авиационной дивизией (Прикарпатский военный округ). С августа 1961 года - командующий авиацией 8-й отдельной армии ПВО (Киев). С сентября 1963 генерал-майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Жил в Киеве. Умер 26 сентября 1975 года, похоронен в Киеве на Байковом кладбище. Именем Героя названа средняя школа в Тёмкинском районе Смоленской области.
Награждён орденами: Ленина (15.05.1946), Красного Знамени (29.11.1941, 13.07.1942, 01.07.1945), Александра Невского (24.09.1943), Отечественной войны 1-й степени (18.09.1944), Красной Звезды; медалями.
*     *     *
 
Небо звало, притягивало к себе Георгия со школьных лет. Переселившись в Москву со Смоленщины, он частенько выкраивал время для поездок на Ходынское поле, в Тушино, где мог хотя бы издали понаблюдать за самолётами. Страстная мечта летать привела Георгия сначала в аэроклуб, в котором занимался без отрыва от производства, а потом в военное авиационное училище.
В Великую Отечественную войну он вступил опытным воздушным бойцом. Службу начал в составе 147-го авиаполка, действующего в Заполярье. Вместе с другими лётчиками Георгий Громов прикрывал наземные войска, защищал от налётов Мурманск, летал на разведку и штурмовку вражеских войск.
В августе 1941 года в паре с летчиком лейтенантом М. Борзенко лейтенант Г. Громов вступил в бой с группой фашистских Ju-88. Бой сложился удачно для наших летчиков. Умело маневрируя, они сбили один из вражеских самолетов. Ещё успешнее действовал Громов в воздушном бою в районе аэродрома Алакуртти. Вместе с Борзенко и Пушкаревым они сбили 2 "Юнкерса".
В следующий раз Громов во главе четвёрки истребителей патрулировал над линией фронта. С запада появились фашистские самолёты. Свыше 20 "Юнкерсов" насчитал командир группы. Под прикрытием истребителей они шли бомбить позиции наших войск. Несмотря на явное преимущество противника в количестве самолётов, Громов повёл свою группу в атаку. Зайдя со стороны солнца, наши лётчики врезались в строй бомбардировщиков и расчленили его. Беспорядочно сбрасывая бомбы на свои войска, "Юнкерсы" стали разворачиваться и уходить. Но 3 самолёта задымили и пошли к земле. Один из них сбил лично Георгий Громов.
В сложных метеорологических условиях Севера ему приходилось совершать по нескольку боевых вылетов в сутки на выполнение различных заданий. Несмотря на численное в большинстве случаев превосходство вражеской авиации, Громов смело вступал в бой с противником и всегда выходил победителем.
Так было и в тот памятный день, 15 октября 1941 года. Громов вылетел на задание во главе четвёрки истребителей. Подошли к линии фронта, где пехота вела ожесточённый бой, стали патрулировать. И вдруг появилась большая группа "Юнкерсов". Под прикрытием "Мессеров" она намеревалась нанести удар по позициям наших войск. Оценив обстановку, Громов, несмотря на явное численное преимущество врага, скомандовал по радио:
- Атакуем !   Действовать решительно.
Четвёрка наших истребителей вступила в неравную схватку: она врезалась в строй бомбардировщиков и расколола его. Громов завязал бой с 4 "Юнкерсами". Умелым маневром он зашёл в хвост одному из них и, пока другие разворачивались, выпустил в него длинную очередь. Вражеский самолёт задымил, резко потерял скорость и, кувыркаясь, стал падать. Победа командира ободрила ведомых, они снова устремились в атаку. Немцы, беспорядочно сбрасывая бомбы, начали торопливо уходить.
В том бою советские лётчики во главе с Громовым уничтожили 3 вражеских самолёта. Возвратившись на аэродром Георгий провёл тщательный разбор действий каждого пилота, указал на главную ошибку - открытие огня по противнику с большого расстояния. Из - за этого впустую расходовался боекомплект.
- Надо бить наверняка - с дистанции не более 100 метров, - советовал он молодым воздушным бойцам. - Тогда фашисту никуда не деться от твоей очереди... В наших машинах заложены большие потенциальные возможности а мы их не всегда полностью используем.
Сам Георгий свой истребитель знал до последнего винтика, любил его. Когда садился за штурвал, самолёт становился как бы частью его самого.
Трудный бой с врагами пришлось выдержать Громову и 8 ноября 1941 года. В тот праздничный день он нёс боевое дежурство на аэродроме. С утра всё было спокойно и вдруг на командный пункт поступило сообщение что Мурманску угрожает массированный налёт вражеских бомбардировщиков. Над аэродромом взвилась зелёная ракета, и сразу же раздалась громкая команда:
- По самолётам !
Один за другим в свинцовое северное небо поднялись 6 истребителей во главе с Георгием Громовым. Некоторое время летели в сплошных облаках, почти вслепую, молча, чтобы радиопереговорами не выдать себя раньше времени. Потом облака стали редеть. И вот в наушниках раздался взволнованный голос ведомого:
- Вижу "Лапотников" !
В то же мгновение и Громов заметил большую группу пикировщиков Ju-87 и прикрывавших её "Мессеров". Подумалось вдруг - "Сколько смертоносного груза несут они в себе ?   В каждом бомбардировщике - десятки бомб... Это разрушенные дома, погибшие старики, женщины и дети. Это горе и слёзы..."
- Делай как я ! - подал команду Громов и устремился к "Юнкерсам".
Атака оказалась эффективной. Сбив 2 бомбардировщика, наши истребители заставили врагов броситься врассыпную. Увертываясь от "Мессеров", Громов настойчиво рвался к "Юнкерсам". Погнался за одним, но вдруг услышал в наушниках: "Командир, "Мессер" на хвосте !"   Оглянулся - так и есть. Решение пришло мгновенно: убрал газ, дал рули на скольжение. Вражеский самолёт проскочил над ним, и тут Георгий включил двигатель на полные обороты, пошёл на горку. Неожиданный маневр завершился тем, что он вогнал в "Мессера" очередь, тот загорелся и, оставляя за собой чёрный след, понёсся к земле. Смело сражались и ведомые. В этом ожесточённом воздушном бою на ближних подступах к Мурманску 6 советских истребителей сбили 5 вражеских самолётов. Остальные, укрываясь в облаках, ушли за линию фронта.
Вскоре он был назначен уже командиром эскадрильи, носящей громкое название "Комсомолец Заполярья". Её лётчики летали тогда на американских истребителях Р-40 "Томагаук". Несмотря на заметное качественное превосходство противника в авиатехнике, Георгий Громов в те дни одержал несколько блестящих воздушных побед, вошедших в историю 147-го авиаполка.
Однажды был сбит немецкий бомбардировщик, весь экипаж которого состоял из асов награждённых Железными крестами, а командир имел сразу 3 Креста - он был опытнейшим лётчиком, возглавлял группу ночных бомбардировщиков. Летал превосходно: ночью в облаках на бреющем ходил бомбить Мурманск. И всё же его сбили. А произошло это так. Однажды немецкий самолёт появился над нашим аэродромом на высоте около 3000 метров, спикировал, сбросил бомбы, которые не причинили особого ущерба, и пошёл на второй заход. В это время Георгий Громов, который находился в воздухе, бросился на врага и меткой очередью сбил его.
Когда - то, в далёкие школьные годы, читая наизусть горьковскую "Песню о Соколе", Громов с чувством произносил: "Безумство храбрых - вот мудрость жизни !"   Но тогда он не совсем понимал смысл этих слов; осознал до конца потом, став лётчиком и побывав в воздушных боях.
Все, кому не раз доводилось летать с Громовым в одной паре, в один голос говорили о том, что в бою Громов умеет постоять за товарища, всегда придёт на выручку. Он был человеком требовательным, с ним было в высшей степени надёжно. И поругает, зато и научит, и в обиду не даст. В то же время Громов отличался душевностью, добротой, в нём была особая педагогическая струнка, он умел доходчиво и толково объяснить подчиненным приёмы воздушного боя. И сам бил врага умело и мужественно.
"Будучи командиром эскадрильи, уже в звании капитана, - вспоминал прославленный лётчик, - мне однажды пришлось облетывать над аэродромом самолёт после капитального ремонта. Вдруг слышу по радио: "Двухсотый !". Это был мой позывной всю войну. Мне сообщают: "С запада к аэродрому приближаются 8 "Мессеров".
Четвёрка из них кинулась на самолёт Громова, завязался неравный воздушный бой...
"Один против четырёх. Даже не против четырёх, а, считай, против восьми. Внимание обострено, нервы, как говорят, в кулаке. Первая атака не принесла фашистам успеха. Снова завязался бой, так называемая "карусель". Думаю об одном: "Как бы не оплошать, увернуться от врага и самому нанести удар". В этой "карусели" один фашистский самолёт попал в перекрестье моего прицела. Мгновенно реагирую, жму на гашетку, и гитлеровский стервятник, охваченный пламенем, пошёл к земле. Фашисты видят, что образцово - показательного боя, с их точки зрения, конечно, не получается, лёгкая добыча оказалась не по зубам. Но и уходить ни с чем не хочется. И тогда четвёрка "запасных" сверху тоже бросается на меня. Положение моё осложнилось. Но стараюсь не только увёртываться, но и нападать. И тут мне снова повезло. Ещё один "Мессер" попал в прицел. Остальное - дело техники. Так во время этого невиданного воздушного боя я сбил 2 фашистских самолёта".
За этот бой Г. Громов был награждён орденом Красного Знамени. В послужном списке побед у Георгия Громова есть и сбытый один из 4-х немецких асов - "Трефовый туз".
Безумство храбрых... 2 июня 1942 года Громов вылетел на выполнение боевого задания во главе 8 истребителей. Над линией фронта встретили 28 бомбардировщиков Ju-87 в сопровождении 18 истребителей Ме-109. Силы были явно неравные, но, как говорится, воюют не числом, а умением. Громов решительно повёл восьмёрку на перехват. Сам он с ведомым связал боем "Мессеров", а остальные лётчики обрушились на "Юнкерсов". В небе завертелась карусель. "Ну, родимый, не подведи" - сжимая штурвал, ласково, как живому существу, прошептал Георгий, обращаясь к своему истребителю.
Вдруг самолёт Громова задрожал, запахло бензином. "Подбит" - мелькнуло в сознании. Попробовал маневрировать - машина слушалась его. Сориентировавшись в обстановке, бросился на летевшего ниже его Ме-109. И вот тот в прицеле, стал быстро расти, увеличиваться в размерах. Пора открывать огонь. Неожиданно вражеский истребитель свалился на крыло Громов мгновенно среагировал на маневр противника и сделал то же самое, но с некоторым опозданием, и опять оказался выше. Немец, поняв, что над ним нависла смертельная опасность, перешёл в отвесное пике. Советский истребитель, не отставая от него, тоже понёсся вниз. У самой земли вражеский пилот вывел машину из пикирования. Георгий не прозевал момента, рванул ручку на себя и перевёл машину в горизонтальный полёт. "Мессер" оказался впереди на расстоянии не более 100 метров. Поймав его в прицел, Громов ударил длинной очередью. Цель поражена !
Ведомые им лётчики уничтожили в том бою 4 самолёта, и только после того как враги покинули район боя, а у наших воздушных бойцов кончились боеприпасы, Громов повёл свою группу на аэродром.
Техник, увидев изрешечённую машину командира, ахнул:
- Как вы дотянули ?
- Как ?   На честном слове, - окинув взглядом истребитель, ответил Громов.
Через день в утреннем сообщении Совинформбюро он услышал по радио: "Немецкая авиация 2 июня дважды пыталась совершить налёт на один наш объект на Севере. Самолёты противника были отогнаны. Огнём зенитной артиллерии и нашими истребителями сбито 12 немецких самолётов". Приятно было сознавать, что 5 из них уничтожила возглавляемая им группа.
В другом бою Громов во главе 7 истребителей атаковал 32 вражеских бомбардировщика, которые под охраной 20 "Мессеров" несли свой смертоносный груз на позиции советских войск. С первой же атаки он сбил Ме-109, но и его машина получила повреждение. В кабине стало тяжело дышать, ухудшилась видимость. Боль пронизала всё тело. Ранен...
Помутившееся было сознание вновь прояснилось. Усилием воли Георгий заставил себя не думать о боли. Выровнял терявший высоту самолёт и решительно пошёл вверх. Хотел выйти из боя, осмотреться. Нырнул в небольшое облако, а когда выскочил из него, совсем близко увидел "Мессер", даже лицо пилота рассмотрел. Не мешкая, почти в упор открыл огонь. Затем увидел дым и пламя, охватившее немецкий истребитель.
Вынудив врага отступить, Громов повёл свою семёрку домой и благополучно произвёл посадку. В тыловой госпиталь ехать отказался. После непродолжительного лечения в своей санчасти снова стал вылетать на выполнение боевых заданий. За проявленные в воздушных боях мужество, отвагу и воинскую доблесть он был награждён двумя орденами Красного Знамени и орденом Александра Невского.
Газета "Боевая вахта" от 1 мая 1943 года, под общим заголовком "Нашим асам - слава !", поместила портреты 5 отличившихся лётчиков - истребителей: Павла Кутахова, Виктора Крупского, Ивана Гайдаенко, Константина Фомченкова и Георгия Громова. Сопровождавшая их подпись сообщала читателям о том, что эти лётчики вогнали в землю 132 фашистских самолёта.
Вскоре Георгий Васильевич был назначен заместителем командира полка, ставшего к тому времени 20-м Гвардейским. Теперь летать приходилось уже меньше - много времени отнимала руководящая работа, решение организационных вопросов. И всё же, повоевать ему ещё довелось...
Особенно сложной задачей для истребителей считалось прикрытие штурмовиков. Словно невидимой нитью оказывались они привязанными к тяжёлым и сравнительно тихоходным машинам. Это значит, что их инициатива скована. Они могли пострадать от наземного огня, потому что у них нет столь надёжной брони, какой оснащены штурмовики. Об одном таком вылете вспоминает Герой Советского Союза генерал - лейтенант авиации запаса Н. Кузнецов.
Полк, в котором в то время сражался Громов, получил задачу прикрыть штурмовики, направлявшиеся на уничтожение вражеских танков в районе Понырей. Возглавляемая им группа защищала штурмовики от атак с фронта. Георгий вдруг увидел, как 3 пары "Мессеров" погнались за двумя нашими истребителями. Хотелось броситься на помощь или хотя бы предупредить об опасности. Но ни того, ни другого сделать было нельзя: он не имел права бросить свои штурмовики, а радиостанция работала на другой частоте.
Воздушные бои вспыхивали то слева, то справа. Отдельные пары "Мессеров" и "Фокке - Вульфов" внезапно появлялись поблизости и тут же растворялись в дымке.
Подошли к цели. Громов услышал, как командир штурмового авиаполка Подполковник В. Панфилов скомандовал: "По танкам !.."   Штурмовики устремились вниз. Противник открыл ураганный огонь. С танков, бронетранспортеров били пулемёты, бешеную стрельбу вели зенитки. Штурмовка ещё продолжалась, когда чей - то тревожный голос предупредил по радио:
- Сверху сзади - "Фоккеры" !
- Не загружать эфир ! - строго потребовал Громов. - Особое внимание штурмовикам !
Прошла минута, и опять в наушниках тревожный голос:
- "Мессеры" атакуют !
Павел Березов спокойно уточнил:
- Шестёрка атакует сзади !
До 20 истребителей врага рвались к штурмовикам. Громов сбил ведущего, но и сам получил повреждение. Пошёл было к земле. Еле выровнял самолёт. Второй "Мессер" шарахнулся вверх, но, потеряв скорость, завис в прицеле пикирующей машины Громова. Короткая точная очередь, и немец разделил участь ведущего.
Ни шквальный огневой заслон зенитчиков, ни истребители противника не сумели помешать боевой работе "летающих танков". Связывая боем вражеские самолёты, наши лётчики давали возможность штурмовикам спокойно выполнять боевую задачу.
Неожиданный удар немцы пытались нанести по ним на обратном пути. Оценив обстановку, командир полка приказал Громову:
- Связать боем истребителей !
Группа Громова с набором высоты отвернула в сторону солнца. Оставив звено прикрытия сверху, Георгий рассредоточил четвёрки по фронту и внезапно от солнца ударил по врагам. Вместе с лётчиком Думановым они погнались за парой Ме-109. В конце концов, сначала врезался в землю её ведущий, а затем - и ведомый... Вторую пару атаковали Иван Калабов с Березовым. В азарте боя Иван так близко подошёл к "Мессеру", что крылом зацепил его хвост. После этого натиск врагов ослаб. Пара за парой они устремились вниз, чтобы, прижавшись к земле, уйти поскорей восвояси. Преследовать их было нельзя, потому что горючего в баках оставалось слишком мало.
Весной 1944 года Георгий Васильевич Громов возглавил 515-й истребительный авиационный полк. Новая должность требовала от него выполнения иных функций. Но, командуя частью, Георгий продолжал водить на боевые задания своих лётчиков. Полк громил неприятеля в Белоруссии, Польше, участвовал в форсировании Западного Буга, Вислы, в освобождении городов Хелм, Люблин, Лодзь. Только за время Висло - Одерской операции боевой счёт авиаполка вырос на 34 уничтоженных самолёта. За отличия в боях при овладении городом Радомом полк удостоился ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени, а за отличия в Восточно - Померанской операции получил почётное наименование "Померанский".
Следует заострить внимание читателя на одном интересном моменте - к лету 1943 года в советских ВВС было уже достаточно большое количество лётчиков - истребителей, имевших на счету по 10 и более групповых побед при 2 - 3 лично сбитых самолётах противника. Решение было простым и парадоксальным одновременно: в некоторых полках был произведён пересчёт части групповых побед в личные. Примером может служить фрагмент "Справки о боевой работе" командира 515-го ИАП Гвардии майора Г. В. Громова:
"На основании приказания командующего 7-й Воздушной армии генерал - майора авиации СОКОЛОВА самолёты, сбитые Гвардии майором ГРОМОВЫМ Г. В. в группе, пересчитаны в долях на личные. За период Отечественной войны с 22.06.1941 по 19.02.1944 всего лично сбито Гвардии майором ГРОМОВЫМ Г. В.:
а) бомбардировщиков противника - 3,5  ( три с половиной),
б) истребителей противника - 8,5  ( восемь с половиной ).
Итого - 12  ( двенадцать )  лично сбитых самолётов противника".
Реально же, по документам 20-го ГвИАП боевой счёт Г. В. Громова на указанное время составлял 6 личных и 17 групповых побед...
В ряде случаев в штабах частей и соединений, не утруждая себя пересчётами, поступали ещё проще: победы, необходимые лётчику для получения той или иной награды, "добирались" из числа групповых, одержанных в предыдущие периоды боевой работы, при этом разделение сбитых на "лично" и "в группе" в наградных документах попросту опускалось.
В апреле 1944 года Гвардии майор Г. В. Громов лично сбивает ещё один самолёт противника и в марте 1945 года представляется на звание Героя Советского Союза, за 13 лично сбитых самолётов.
В наградном листе, подписанном командующим 16-й Воздушной армией генерал - полковником авиации С. И. Руденко и командующим войсками 1-го Белорусского фронта Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым, отмечалось:
"Гвардии подполковник Г. В. Громов особенно отличился в боях при защите Советского Заполярья. В дни напряжённейших боёв, в трудных метеорологических условиях, делал по 4 - 6 боевых вылетов в день, не считаясь с трудностями. К марту 1945 года совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушного боя, в которых лично сбил 13 самолётов противника. Всего сбил 18 самолётов".
Накануне штурма Берлина Военный совет 1-го Белорусского фронта издал обращение к войскам. Получив его, Громов зачитал перед строем. В нём говорилсь: "Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа немецко - фашистским захватчикам. Призываем вас выполнить эту задачу с присущей вам воинской доблестью, честью и славой. Вперёд, на Берлин !"
Закончив чтение, Громов сказал:
- Я верю, товарищи, в ваше мужество и боевое мастерство. Мне остаётся только повторить: "Вперёд, на Берлин !"
Бои за Берлин гремели на земле и в воздухе, с каждым днём становясь всё ожесточённее. С продвижением советских войск вперёд аэродром, с которого действовал возглавляемый Громовым 515-й ИАП, оказывался всё глубже в нашем тылу, всё дальше от передовой. На перелёты требовалось много времени и горючего. "А что, если перебазировать полк на один из берлинских аэродромов ?" - задался вопросом Георгий Васильевич. Посоветовался с заместителями. Получив их поддержку, обратился к старшему командованию. Оно одобрило инициативу.
28 апреля командир полка Гвардии подполковник Громов с ведомым, лейтенантом Ю. Дьяченко вылетели на берлинский аэродром Темпельхоф: по полученным сведениям, он вот - вот должен был перейти в руки наступающих наших войск. Вверху светило яркое весеннее солнце, внизу чёрные клубы дыма окутывали кварталы города. Ориентироваться было нелегко, да и за воздушной обстановкой приходилось следить, но Георгий точно вышел на аэродром. Вокруг него ещё кипел бой. Наших истребителей обстреляли вражеские зенитчики, но это не смутило Громова: снизившись до бреющего полёта, он пошёл на посадку.
Дерзость советских лётчиков вызвала среди врагов замешательство, но как только они опомнились, сразу же открыли по истребителям миномётный огонь. Разрывы всё ближе, ближе... Трудно сказать, чем закончился бы этот боевой эпизод для Громова и Дьяченко, если бы на помощь не подоспели артиллеристы. Метким огнём они подавили миномётные батареи врага. А вскоре на аэродроме появились наши пехотинцы.
В тот же день на Темпельхоф перебазировался весь 515-й авиаполк. Это позволило оперативнее осуществлять прикрытие наших войск, сражавшихся в Берлине.
8 мая перед группой лётчиков, возглавляемых майором М. Тюлькиным, командир полка Гвардии подполковник Г. Громов поставил последнюю в Великой Отечественной войне боевую задачу: непосредственным сопровождением прикрыть перелёт с аэродрома Стендаль в Берлин английской, американской и французской военных делегаций. 18 лётчиков - истребителей выполнили эту задачу успешно.
За время войны Георгий Громов совершил более 400 успешных боевых вылетов, участвовал в 64 воздушных боях, лично уничтожил 13 самолётов противника, с учётом пересчёта части групповых побед в личные.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 17 групповых побед лётчика.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 8980 ).
После окончания Великой Отечественной войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические командные курсы, в 1956 году - Военную академию Генерального штаба. Командовал авиационным соединением. С 1963 года генерал - майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Жил в Киеве. Умер 26 сентября 1975 года. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище.
 
*     *     *
 
Иванов Виктор Павлович
 
Родился 29 декабря 1919 года в деревне Анашкино, ныне Новоржевского района Псковской области. Окончил 7 классов и курсы счетоводов. Работал в колхозе. Окончив Великолукский аэроклуб, стал лётчиком-инструктором планерного клуба. С 1937 года жил в Ленинграде, где работал механиком на заводе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
С июня 1941 года младший лейтенант В. П. Иванов на фронтах Великой Отечественной войны. Воевать начал в составе 147-го истребительного авиационного полка, летал на И-153. С марта 1942 года сражался в составе 768-го ИАП ПВО на английских истребителях "Харрикейн" и американских "Киттихауках". Всего в Заполярье выполнил около 200 боевых вылетов, сбил 1 самолёт противника лично и 11 в группе с другими лётчиками.
В августе 1942 года капитан В. П. Иванов был отозван с фронта и как один из сильнейших лётчиков системы ПВО страны направлен во вновь формируемый в Химках истребительный авиационный полк ПВО Особого назначения (позднее - 910-й ИАП, 148-й Гвардейский ИАП). Часть создавалась из лучших пилотов-истребителей ПВО на самолетах Як-1Б и Як-7, предполагалось, что это будет "полк асов", аналогичный армейским 434-му ИАП и 9-му ГИАП.
К маю 1944 года командир эскадрильи 148-го Гвардейского истребительного авиационного полка (148-я истребительная авиационная дивизия, Войска противовоздушной обороны страны) Гвардии капитан В. П. Иванов совершил 556 боевых вылетов, в 33 воздушных боях сбил 15 самолётов противника (5 лично и 10 в группе). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4102).
К концу войны Гвардии майор В. П. Иванов выполнил более 600 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 17 самолётов противника (5 лично и 12 в группе). Кроме выше перечисленных типов, летал на Як-9 и Як-3 (в конце войны несколько таких истребителей было получено для звена управления полка).
После войны продолжал службу в Военно-Воздушных Силах СССР. В 1952 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы командиров частей ВВС в Липецке. Служил в строевых частях ВВС, командовал авиационным полком. Летал на МиГ-9, Як-15, Як-17, Як-17БФ, МиГ-15, МиГ-17. С 1959 года Гвардии полковник В. П. Иванов - в запасе. Жил в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). Умер 24 августа 1997 года.
Награждён орденами: Ленина (22.08.1944), Красного Знамени (29.11.1941, 14.02.1943, 14.02.1944), Александра Невского (27.03.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Его фронтовая судьба была не только долгой - он прошёл войну с первого до последнего дня, - но богатой такими событиями, многие из которых могли бы составить сюжет для приключенческого романа. Как это часто бывает, прямота и честность, присущие В. П. Иванову, добавили ему жизненных забот, лишили многих чинов и наград. Его ратный путь был исключительно ярким, а 2 из более чем 700 боевых вылетов стали воистину звёздными.
Виктор Иванов родился в деревне Анашкино Псковской губернии 29 декабря 1919 года. 18-летним юношей приехал в Ленинград, где работал механиком на заводе. В 1940 году окончил Чугуевское военное училище лётчиков.
Войну начал в Заполярье, где в составе 147-го истребительного авиаполка  (впоследствии ставший 20-м Гвардейским ИАП), а затем 768-го авиаполка, произвёл около 200 боевых вылетов. В августе 1941 года он одержал на своей "Чайке" одну из первых побед над Ме-109...
В составе 768-го ИАП, входившего в систему ПВО города Мурманска, он выполнил 170 боевых вылетов на "Харрикейнах" и "Киттихауках" с доморощенным вооружением - 2 х 20-мм пушки ШВАК и 2 х 12,7-мм пулемёта БС плюс 6 направляющих под РС.
Иванов вспоминал, что в первых боях над морем, когда немцы шли на караваны союзников плотным боевым порядком, они несли колоссальные потери после залпа реактивных снарядов, ему доводилось видеть до 10 горящих и падающих самолётов. К сожалению, понятливые немцы быстро отказались от плотных построений. Большинство боевых лётчиков того времени трезво смотрели на вещи и, свято веря в победу, не рассчитывали дожить до неё. Это наряду с воспитанным в них коллективизмом делало их равнодушными к самому понятию личного счёта, пусть даже счёта побед над врагом...
В августе 1942 года старший лейтенант В. П. Иванов был отозван с фронта и как один из сильнейших лётчиков направлен во вновь формируемый в Химках 910-й ИАП  (позднее ставший 148-м Гвардейским ИАП). Предполагалось, что это будет полк особого назначения. В составе этого полка он воевал под Сталинградом, на Курской дуге, освобождал Украину, Польшу, сражался в Германии.
3 января 1943 года, возвращаясь с лейтенантом Ю. Жилиным с задания, западнее Сталинграда капитан В. П. Иванов увидел в разрывах облаков крадущийся "Кондор" - четырёхмоторный транспортный самолёт FW-200. Спикировав, он в упор, едва не столкнувшись с громадиной, из всех стволов ударил по пилотской кабине, и через несколько секунд самолёт, шедший на малой высоте, упал на землю. Можно представить себе удивление советских воинов, осматривавших сбитую машину, когда они обнаружили среди обломков 32 трупа германских офицеров и множество знамён окружённых немецких частей армии Паулюса. До последних сражений 1945 года это был единственный случай, когда трофеем сразу становилось такое количество воинских святынь. Недоброжелательность тогдашнего командира полка не позволила В. П. Иванову записать на свой счёт эту великолепную победу, а к официальному незачёту сбитых он всегда относился достаточно равнодушно. Как бы то ни было, но захваченные в упавшем "Кондоре" знамёна, в любом случае, служат весомым подтверждением этой необычной воздушной победы...
Летом 1943 года Виктор Иванов одержал еще несколько побед. Так, в книге "Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", на странице 228 есть следующее сообщение:
"16 июля 1943 года лётчики 9-го Воронежского ИАК ПВО капитан В. П. Иванов и лейтенант Ю. В. Жилин перехватили в районе Задонска самолёт противника Ju-88 и подбили его".
9 октября 1943 года 910-й авиаполк был переименован в 148-й Гвардейский.
17 декабря 1943 года при отражении массированного налёта авиации противника на объекты города Киева и переправы через Днепр в неравном воздушном бою сбил ещё один фашистский самолёт.
В течение весны 1944 года капитан В. П. Иванов стал командиром эскадрильи. В это время полк действовал в составе 2-го Белорусского фронта.
В конце марта 1944 года разгорелись тяжелейшие воздушные схватки в районе города Сарны. В те дни истребителям очень часто приходилось вести бои с превосходящими силами противника. Особенно упорной была схватка восьмёрки наших "Яков" с большой группой "Юнкерсов", которые в сопровождении "Мессеров" шли бомбить железнодорожный узел Сарны. Потеряв 9 самолётов, противник повернул обратно. Немецкая авиация предприняла ещё несколько попыток пробиться к цели. Но все они окончились неудачно.
Советское информбюро в сводке от 28 марта сообщило об этих боях следующее:
"На днях две группы немецких самолётов пытались произвести налёт на военные и промышленные объекты города Сарны. В налётах участвовало до 60 бомбардировщиков противника. Встреченные нашей авиацией, немецкие самолёты к городу не были допущены. В воздушных боях советские лётчики сбили 24 немецких самолёта. Все наши самолёты, участвующие в этих боях, вернулись на свой аэродром."
В тот день командир 2-й эскадрильи 148-го Гвардейского ИАП В. П. Иванов повёл своих ребят на перехват большой группы Ju-88, шедшей к городу Сарны. В бою над Припятью все три девятки "Юнкерсов" были рассеяны, более 10 самолётов сбиты. Перед самым заходом на посадку ему было приказано воспрепятствовать бомбометанию очередной армады неприятельских бомбардировщиков.
"Противнику не было известно, что снарядные ящики у нас пусты, а моторы добирают последние капли горючего, - вспоминал позднее Виктор Иванов. - Плотнее строй... на групповой таран ! - передал я в эфир. - Ребята подошли друг к другу, и, завидев плотный строй идущих на них истребителей, немцы дрогнули, смешали свои ряды, и бомбёжка была сорвана". Этот бой проходил на глазах тысяч воинов, его видел и Командующий 6-й Воздушной армией Ф. Полынин.
К вышесказанному хочется добавить лишь то, что в тот знаменательный день особенно отличились лётчики Виктор Иванов и Николай Часнык, сбившие в паре 6 вражеских самолётов !   Вечером того же дня на аэродром Сарны прибыл командующий 2-м Белорусским фронтом генерал - полковник П. А. Курочкин, чтобы лично поздравить и вручить им ордена. Вскоре после этого боя, по личному ходатайству генерала Ф. Полынина, Виктор Иванов был представлен к званию Героя Советского Союза. Так его документы "перешагнули" через штаб дивизии.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, Гвардии капитану Иванову Виктору Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 4102).
Свою последнюю победу отважный лётчик одержал в апреле 1945 года, сбив на новеньком Як-3 над Кюстриным самолёт FW-190.
К концу войны командир эскадрильи 148-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии майор В. П. Иванов совершил около 750 боевых вылетов, участвуя в 50 воздушных боях, сбил 20 самолётов противника.
Подавляющее большинство боевых вылетов в 1943 - 1945 годах В. П. Иванов выполнил на самолёте Як-7Б. В совершенстве освоив эту машину и облетав многие истребители того времени, он навсегда остался высокого мнения о её лётных возможностях.
После окончания войны Виктор Павлович продолжал службу в Военно - Воздушных Силах СССР. В 1952 году окончил Высшие офицерские лётно - тактические курсы командиров частей ВВС в Липецке. Летал на МиГ-9, Як-15, Як-17, Як-17БФ, МиГ-15, МиГ-17. Командовал авиационным полком.
С 1959 года Гвардии полковник В. П. Иванов - в запасе. Жил в Ленинграде   (ныне Санкт - Петербург). Работал в Гражданском Воздушном Флоте.
Умер 24 августа 1997 года. Похоронен на Смоленском православном кладбище в Санкт - Петербурге.
*     *     *
 
Кайков Павел Александрович
 
Родился 10 января 1917 года в деревне Межево ныне Конаковского района Тверской области в семье рабочего. Русский. Окончив 7 классов и школу ФЗУ при Калининском вагоностроительном заводе (ныне Тверской вагоностроительный завод), работал токарем. В РККА с 1938 года. Окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков в 1939 году. Участник советско-финской войны 1939—1940 годов.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я армия, Карельский фронт) комсомолец лейтенант Кайков П. А. произвёл 67 боевых вылетов на штурмовку вражеских объектов, сопровождение самолётов, прикрытие аэродрома и 110 вылетов на связь и доставку боеприпасов и продовольствия партизанам в тыл противника. Участвовал в 5 воздушных боях.
29 ноября 1941 года лейтенант Кайков вылетел в составе эскадрильи на штурмовку войск противника на Мурманском направлении. При посадке на свой аэродром советские лётчики были атакованы истребителями противника. Несмотря на почти полный расход боеприпасов, наши лётчики приняли бой. Кайков сразился с двумя Me-109. Он старался экономить патроны, но они быстро кончились. Вскоре один «мессершмитт» вышел из боя. С другим он сошёлся на высоте 150 м в лобовой атаке. Немец с разворотом стал переходить на бреющий полёт. Кайков догнал его и над самыми верхушками деревьев ударил винтом своего МиГ-3 по хвостовому оперению Мессершмитта. При этом оба самолёта врезались в землю.
6 июня 1942 года лейтенанту Кайкову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина. Похоронен в Мурманске. Его именем названы улицы в Твери и посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области, одна из школ Мурманска, профессиональное училище в Твери. На здании школы в родной деревне установлена мемориальная доска.
 
Королёв Василий Иванович
 
Василий Королёв родился 22 Апреля 1918 года в деревне Еднёво, ныне Волоколамского района Московской области, в семье рабочего. С 1930 жил в Москве. Окончил 10 классов и школу ФЗУ при Московском электрозаводе имени В. В. Куйбышева. Работал токарем. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал сначала на Карельском фронте, летая на биплане И-153. Позднее "Чайки" были заменены истребителями МиГ-3, на которых воевал уже в Заполярье.
...Зелёный светлячок сигнальной ракеты прочертил небо над аэродромом. Взревели моторы. Ударило из патрубков пламя. Истребители пошли на взлёт.
Группу вёл Поздняков. Редкая облачность настораживала: враг часто маскировался в облаках, чтобы нанести внезапный удар. И на этот раз, прикрываясь облаками, "Мессеры" летели в направлении железнодорожной станции Кица. Наши истребители перехватили их и завязали бой. Выше общей группы Поздняков заметил ещё 2 "Мессера". Вероятно, на одной из машин их командир, который руководил боем. Его-то и нужно атаковать в первую очередь. Ведомый Лейтенант И. Фатеев понял замысел своего командира и последовал за ним.
Поздняков, направив самолёт в сторону солнца, стремительно набирал высоту. Он появился неожиданно и внезапно атаковал ведущего вражеской группы. Тот не успел выполнить оборонительный маневр. Алексей поймал "Мессера" в прицел и дал длинную очередь. Она прошила кабину, и самолёт, теряя управление, стал падать.
Тем временем Лейтенант В. Королёв, увлекая товарищей, ринулся на "Мессеров", которые, лишившись управления, перестроились в замкнутый круг и отчаянно отбивались. Имея значительное преимущество в высоте, наши "ястребки" парами пикировали на врага. Пример инициативных и смелых действий показывал Королёв, оборвавший полёт ещё одного Ме-109.
Боевые вылеты следовали один за другим. Достаточно сказать, что за 2 недели Сентября лётчики 147-го полка отразили 22 вражеских налёта. Это был самый напряжённый месяц войны.
К Октябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка  (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я армия, Карельский фронт)  Лейтенант В. И. Королёв совершил 64 боевых вылета на штурмовку скоплений войск противника и 68 вылетов на разведку и прикрытие своих войск.
Однажды, при возвращении с боевого задания по прикрытию штурмовиков, разбомбивших вражеский аэродром, в бою против группы вражеских истребителей, сбил одного, но сам на горящем самолёте был вынужден приземлиться на лесной массив. Раненый и обожжённый, он 4 дня пробирался сквозь зимнюю тайгу, и был подобран пограничниками. Вернулся в свою часть.
Весной 1942 года полк получил звание Гвардейского и стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП. На смену "МиГам" пришли американские Р-40 "Киттихаук".
К тому времени Лейтенант В. И. Королёв считался одним из лучших асов полка: при отражении налётов немецкой авиации на Мурманск и объекты Кировской железной дороги он сбил несколько самолётов. Но ему нередко приходилось выполнять и задачи штурмовика. Вылетев 30 Августа 1941 года во главе 6 истребителей на боевое задание, Лейтенант В. И. Королев увидел автоколонну врага из 40 автомашин. Колонна двигалась по дороге от Кайрала на Алакуртти. Советские лётчики с ходу сбросили на колонну бомбы - несколько машин загорелось. Затем истребители перестроились в круг и, снижаясь почти до земли, стали расстреливать врага из пулемётов. Совершив по несколько атак, они вернулись на аэродром.
В Сентябре 1941 года В. И. Королёв во главе группы самолётов И-153 в течение двух недель поддерживал 88-ю стрелковую дивизию на Кестеньгском направлении. Однажды с воздуха было обнаружено продвижение вражеских войск к линии фронта. Королёв сразу же повёл свою группу на штурмовку. Бомбами, реактивными снарядами и пулемётным огнём наши лётчики уничтожили 2 танка и 2 повредили, разбили 5 полевых орудий. Колонна мотопехоты была разгромлена.
22 Февраля 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях, Лейтенанту Василию Ивановичу Королёву было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 896).
В Феврале 1943 года В. И. Королёв был переведён в 760-й ИАП на том же фронте, получил звание Капитана.
В Июле 1943 года в групповом бою под Мурманском вступил в поединок с немецким пилотом, который сбил 3 наших истребителя. Враг был уничтожен. Через несколько дней такая же судьба постигла и другого "Мессера", подкарауливавшего наши самолёты на посадке.
В Январе 1944 года был подбит и ранен. К тому времени совершил 388 успешных боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 12 групповых побед. ]
В 1945 году Майор В. И. Королёв вышел в запасе. Жил в Москве. Работал в Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. Умер 30 Апреля 1989 года. Похоронен в городе Долгопрудный Московской области на Южном кладбище  (участок 24).
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени  (дважды), "Знак Почёта"; медалями.
 
Крупский Виктор Иосифович
 
Родился 21 декабря 1921 года в городе Кременчуге (ныне Полтавская область Украины). Окончил 7 классов и 1 курс механического техникума. Работал на заводе, учился в аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. Служил в 163-м резервном авиационном полку (ВВС Ленинградского военного округа).
С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. И. Крупский на фронтах Великой Отечественной войны в должности пилота 147-го ИАП (1-я АД, ВВС 14-й Армии, Карельский фронт), летал на И-153. Участник обороны Мурманска. С января 1942 года воевал в 760-м ИАП, летал на "Харрикейне". Нёс боевую вахту по защите Кировской железной дороги и её объектов. 24 марта 1942 года назначен командиром звена.
К 25 июня 1942 года заместитель командира эскадрильи 760-го истребительного авиационного полка (1-я авиационная дивизия, ВВС 26-я Армии, Карельский фронт) старший лейтенант В. И. Крупский совершил 240 боевых вылетов, в 28 воздушных боях сбил лично 5 и в группе 7 самолётов противника (в наградном листе говорится о 3 личных и 8 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 897).
С декабря 1942 года - командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (258-я ИАД, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт), летал на "Киттихауке". 25 марта 1943 года сбит в воздушном бою, получил тяжёлое ранение, долго лечился. После возвращения исполнял обязанности помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе. С августа 1944 года Гвардии майор В. И. Крупский - помощник командира 257-й САД (7-я Воздушная армия, Карельский фронт), на боевые задания не летал по состоянию здоровья. Всего совершил 330 боевых вылетов, провёл 32 воздушных боя, в которых сбил лично 9 и в составе группы 10 самолётов противника.
В 1946 году уволен в запас по болезни. В 1952 году окончил Высшую школу Министерства заготовок СССР. Работал заместителем уполномоченного Министерства заготовок в Полтавской области Украины. В 1978-1985 гг. занимал пост председателя Орловского облисполкома. Умер 10 сентября 2000 года. Похоронен в городе Орле на Троицком кладбище.
Награждён орденами: Ленина (22.02.1943), Красного Знамени (07.11.1941), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (13.11.1944), Красной Звезды (01.05.1942), Трудового Красного Знамени, Дружбы народов; медалями.
 
*     *     *
Виктор Крупский родился 21 декабря 1921 года в городе Кременчуге, ныне Полтавской области Украины, в семье рабочего. Окончил 1 курс механического техникума и аэроклуб. Работал на заводе. В 1939 году призван в ряды Красной Армии   (Кременчугским горвоенкоматом Украинской ССР). В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
В июле 1941 года был направлен в 147-й истребительный авиационный полк на Kaрельский фронт, где одержал первую победу летая на биплане И-153. Произошло это 10 июля 1941 года.
Возвращаясь с боевого задания на своей "Чайке", Крупский встретился с одиночным "Мессершмиттом". Уклониться от боя было не в правилах советского лётчика, и он принял дерзкое решение: подойти к вражескому самолёту как можно ближе и резко свернуть. "Мессершмитт", обладавший большей скоростью, должен был проскочить вперёд. Расчёт Крупского оказался правильным. Когда "Мессер" подошёл почти вплотную, отважный лётчик круто свернул и оказался в хвосте немецкого истребителя, а потом метким огнём сбил врага.
Лейтенант В. И. Крупский быстро выдвинулся в число лучших лётчиков полка. Личная отвага сочеталась у него с мастерством воздушного боя и отличным знанием техники.
В начале 1942 года старший лейтенант Виктор Крупский был переведён на должность командира звена в 760-й авиаполк, действовавший в том же районе и вооружённый английскими "Харрикейнами".
760-й истребительный авиационный полк, в котором он теперь служил, нёс боевую вахту по защите Кировской железной дороги и её объектов, оказывая большую помощь наземным войскам Карельского фронта. В боях апреля - мая 1942 года авиационное звено под командованием лейтенанта В. И. Крупского успешно штурмовало скопления вражеских войск на Кестеньгском направлении: было уничтожено 2 танка, 5 автомашин с боеприпасами, расстреляно с воздуха более сотни гитлеровцев.
Летом 1942 года нападениям на Мурманск и объекты Кировской железной дороги обычно предшествовало появление над ними вражеских самолётов - разведчиков. Вести с ними борьбу было трудно, так как немецкие пилоты, летавшие обычно на больших высотах, при обнаружении советских истребителей часто успевали уйти на свою территорию. Тем не менее, с воздушными разведчиками успешно сражались многие советские лётчики и в том числе, заместитель командира эскадрильи 760-го истребительного авиационного полка старший лейтенант В. И. Крупский. Так, прикрывая объекты железной дороги, он лишь за 5 дней июля 1942 года уничтожил 3 вражеских самолёта Ju-88.
Виктор Иосифович отличался необыкновенным упорством и настойчивостью, высоким лётным мастерством. Именно эти качества принесли ему победу 8 июля над разведчиком Ju-88.
Немецкий самолёт на высоте 8000 метров кружил над нашей территорией, наблюдал и фотографировал военные объекты. Враги считали себя в безопасности, думая, что советские истребители не заберутся на такую высоту, а если и достигнут её, то хватит времени удрать. Но Виктор Крупский после сигнала с постов ВНОС за короткий срок сумел на своём истребителе набрать необходимую высоту, отыскать в безбрежном небе маленькую тёмную точку, оказавшуюся двухмоторным самолётом Ju-88, и атаковать врага. Немецкий пилот сначала пытался уйти в облака, потом прикинулся подбитым и перевёл самолёт в резкое пикирование. Но Крупский ни на минуту не выпускал врага из виду, преследовал его и бил из пулемётов. В конце концов, "Юнкерс" загорелся и упал на землю.
К июлю 1942 года, за год своей боевой деятельности, В. И. Крупский совершил 240 боевых вылетов, провёл 28 воздушных боёв, одержал 3 победы лично и 8 в группе с товарищами.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Крупскому Виктору Иосифовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  (№ 897).
А вскоре, 25 марта, словно отмечая это знаменательное событие, он уничтожил ещё один самолёт противника. В тот же день лётчик получил тяжёлое ранение, после которого долго лечился.
Согласно записи в лётной книжке В. И. Крупского, хранящейся в фондах Кременчугского краеведческого музея, 25 марта 1943 года он выполнял уже второй вылет за день. Главная задача состояла в сопровождении 5 Ил-2 на штурмовку вражеского аэродрома в районе Лоустари  (Финляндия). Вылет выполнялся на истребителе Р-40 "Киттихаук". Во время этого вылета Крупский вёл воздушный бой с 2 Ме-109. Один самолёт врага, Ме-109F он сбил в районе Лоустари, но в районе деревни Юркино был и сам был подбит немецким истребителем. Записи в лётных книжках лётчиков никогда не фиксируют драматизм событий и что произошло после того как самолёт Крупского был подбит поведала А. И. Петракову, краеведу из посёлка Лесозаводского, его землячка Юлия Ефимовна Чулкова. На глазах молоденькой девушки  (тогда ещё жительницы посёлка Ковды)  всё и произошло.
Немецкий истребитель вывалился из-за облаков как-то внезапно и с ходу шарахнул из пушек и пулемётов по нашему самолёту. Став практически неуправляемым, истребитель камнем пошёл вниз. С большим трудом Крупскому удалось направить машину в сторону запасного зимнего аэродрома, располагавшегося на льду реки Ковды при впадении её в море. Самолёт едва дотянул до места и не приземлился, а просто свалился с грохотом на лёд, пробив его. При этом отлетели шасси и крылья, а оставшийся фюзеляж стал погружаться в воду. Правда, какие-то обломки, упершиеся в лёд, не дали самолёту затонуть мгновенно. Зато почти мгновенно к месту его падения прибежали колхозники, ставшие свидетелями происшествия.
Чей это самолёт - было не понять: хвостовая часть с опознавательными знаками отсутствовала, да и другие звёзды оказались стёртыми струями вытекавшего топлива. Решили, раз сбит, значит, вражеский. А к фашистским пилотам отношение у наших людей было однозначное: враги. К тому же, когда немецкие самолёты пролетали над деревней, то нередко стреляли по мирным селянам и по скоту.
И вот, едва вскрыли мужики фонарь кабины, как какая-то женщина, прибежавшая со своим оружием против врага - лопатой, огрела лётчика по голове со словами: "Ах ты, фриц, проклятый, не ты ли мою бурёнку застрелил !". Голова контуженного, находившегося без сознания пилота покрылась кровью. Ухватив за ворот, сельчане вытащили его из кабины и ахнули: на гимнастёрке сверкали ордена Красной Звезды и Красного Знамени, медали.
Очнувшись от изумления, мужики давай срочно звонить в Кандалакшу, вызывать дрезину с врачами. А когда приехавшие сообщили им, что лётчик этот - Виктор Иосифович Крупский - ещё и Герой Советского Союза, то и вовсе смутились ковдяне.
В сознание Виктор Крупский пришёл уже в кандалакшском госпитале и после сложной операции. Весь перебинтованный, открыл глаза и спросил у сотоварищей по палате, где он, что с ним. Ему рассказали. Виктор поморщился - голова раскалывалась от боли на части. А вот причину этого раненые пояснили уже с улыбкой: приходила, мол, тут справиться о тебе одна "дамочка" деревенская, да всё сетовала: "Ведь я его бедняжку приголубила, да только - лопатой, экая дура !"
Рассказывают, что, когда Крупский пришёл в себя, ему предложили перейти в отдельную палату. Но не привыкший к почестям герой отказался. Да и Героем Советского Союза лётчик стал в свои 23 года - за отличие в боях на Мурманском направлении - всего за месяц до описанного эпизода.
Так описаны те уже далёкие события журналистом И. Чесноковым в газете "Мурманский вестник" от 15 октября 2004 года.
Внук же В. И. Крупского сообщает, что по воспоминаниям деда, били его пока тащили почти безжизненное тело в сельсовет  (расстояние более 1 км)  и только там стащив верхнюю одежду увидели, что это советский лётчик. Травма у Крупского была очень серьёзной - оскольчатый пролом лобной кости. Но как она была получена, установить уже наверное невозможно. Дело в том, что на уровне лица в кабине самолёта стоит оптический прицел, и пролом лобной кости мог быть как результатом удара головы об этот прибор при падении самолёта на землю, так и результатом ударов лопатой по голове. После такой травмы летать Крупскому на истребителях уже было нельзя.
Вернувшись в родной полк, он стал помощником командира полка по воздушно - стрелковой службе, затем служил в Управлении 257-й истребительной авиационной дивизии.
К концу войны на боевом счету Гвардии подполковника В. И. Крупского числилось 330 боевых вылетов, 19 уничтоженных самолётов противника.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 10 групповых побед.
После войны, в 1946 году, Гвардии полковник В. И. Крупский уволен в запас по болезни. Непродолжительное время жил в Кременчуге, затем переехал в город Орёл. В 1952 году он окончил Высшую школу Министерства заготовок СССР. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. Работал заместителем уполномоченного Министерства заготовок в Полтавской области Украины. С 1978 года по 17 сентября 1985 года занимал пост председателя Орловского облисполкома.
В послевоенные годы награждён тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, несколькими медалями. С 1996 года - Почётный гражданин города Орёл.
Полковник в отставке В. И. Крупский скончался 10 сентября 2000 года. Похоронен на воинском участке Троицкого кладбища в Орле.
 
Кузнецов Николай Александрович
 
Родился 10 октября 1918 года в деревне Емельяново (ныне Южский район Ивановской области). Детство провёл в городе Коврове (Владимирская область). В 1934 году окончил там 8 классов школы № 3, затем школу фабрично-заводского обучения (ФЗО). Работал формовщиком чугунно-литейного цеха на Ковровском экскаваторном заводе. В 1937 году переехал в город Владимир, работал токарем на граммофонном заводе. В 1936 году окончил городской аэроклуб. С ноября 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу пилотов (ныне г. Оренбург). Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
С 19 октября 1941 года младший лейтенант Н. А. Кузнецов на фронтах Великой Отечественной войны в должности пилота 147-го ИАП (1-я САД, ВВС 14-й Армии, Карельский фронт), вскоре назначен командиром звена. Летал на И-153 и "Харрикейне". С января 1942 года старший лейтенант Н. А. Кузнецов - командир эскадрильи 760-го ИАП, в августе 1942 года назначен начальником воздушно-стрелковой службы полка. Летал на "Харрикейне", "Киттихауке" и Ла-5.
К 5 июля 1944 года помощник командира по воздушно-стрелковой службе 760-го истребительного авиационного полка (324-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) майор Н. А. Кузнецов совершил 375 боевых вылетов, в 35 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 12 самолётов противника (в наградном листе говорится о 14 личных и 12 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4312).
С конца июля 1944 года - помощник командира по воздушно-стрелковой службе 195-го ИАП (той же 324-й ИАД), где летал на Ла-5 и Як-9. К ноябрю 1944 года совершил более 500 боевых вылетов, провёл около 40 воздушных боёв, в которых сбил лично 13 и в составе группы 12 самолётов противника (согласно наградных материалов к 1 октября 1944 года имел 16 личных и 12 групповых побед).
С сентября 1945 года - в запасе. Работал пилотом в группе особого назначения при Главном управлении Северного морского пути. С 1946 года - заместитель директора судостроительного завода в Архангельске. Позднее работал в Гражданской авиации (в авиаотрядах городов Куйбышев и Ростов-на-Дону). С 1950 года жил в Ростове-на-Дону, работал в сельхозреммеханизации, на фабрике пластмассы. С 1961 года на пенсии. Последние годы жил в городе Владимире. Умер 24 октября 1982 года, похоронен на кладбище "Улыбышево".
Награждён орденами: Ленина (22.02.1942, 26.11.1944), Красного Знамени (09.04.1943, 06.10.1943, 20.07.1944); медалями.
 
*     *     *
На фронтах Отечественной войны с 22 Июня 1941 года, показал себя способным, тактически грамотным, смелым, настойчивым и решительным офицером. Как лётчик - истребитель, в совершенстве овладел техникой пилотирования и техникой воздушного боя, вполне оправдывает назначение лётчика истребительной авиации, всегда ищет воздушного противника, навязывает ему бой, берёт инициативу в воздушном бою в свои руки, активно нападает на противника и выходит победителем".
Так сказано в наградном листе Николая Александровича Кузнецова. Сказано предельно кратко, как и положено на фронте, но более чем выразительно. В этих словах - весь человек, весь духовный и нравственный облик защитника Родины.
А воевал Николай Кузнецов действительно здорово. Он штурмовал войска и аэродромы противника, выходил на разведку и фоторазведку, доставляя командованию нужнейшие сведения о противнике, сопровождал штурмовики и бомбардировщики, когда они летали громить вражеские объекты, перехватывал в небе вражеские самолёты.
Однажды в Мае 1942 года Николай Кузнецов вылетел в составе группы из 3-х экипажей на прикрытие своих войск. Он шёл ведущим. Вдруг заметил, что к линии фронта приближаются 8 "Юнкерсов" под охраной 2 "Мессеров". Николай моментально принял решение - атаковать. Он увёл свою группу на солнце, став как бы невидимым, и напал на врага. С первой же атаки 2 "Юнкерса" факелами врезались в землю, а потом был сбит и 3-й. Остальные, поспешно сбросии бомбы на позиции своих войск, удрали на бреющем полёте.
В другой раз, вылетев парой на разведку и фотографирование аэродрома противника в районе Тунгозера, заметил 4 Ме-109. Силы были неравны. И всё же Кузнецов вступил в бой. Сбил один вражеский самолёт, после чего отлично выполнил поставленную командованием задачу.
То же самое, проявив мужество и отвагу, он повторил в районе Видлица, когда короткой пулемётной очередью зажёг вражеский самолёт, затем в районе Сальми. Он воевал по-суворовски: не числом, а уменьем.
Как-то, было это в 20-х числах Июня 1944 года, прикрывая группу бомбардировщиков Пе-2, помощник командира по воздушно - стрелковой службе 760-го истребительного авиаполка Майор Н. А. Кузнецов в районе Видлицы заметил 4 финских бомбардировщика "Бристоль - Бленхейм", атаковал их и короткой очередью из пулемётов поджёг один самолёт. Остальные бомбардировщики обратились в бегство. Кузнецов вернулся к охраняемым "Пешкам", так как в воздухе в любую минуту могли появиться неприятельские истребители. Так оно и случилось: 4 финских "Брустера" напали на нашу группу. Несмотря на двойное численное превосходство врага, Кузнецов защитил бомбардировщиков и в упорном воздушном бою сбил один "Брустер".
После этого боя на боевом счету Николая Александровича стало 13 вражеских самолётов сбитых лично и 12 в группе с товарищами. К 1 Октября 1944 года он довёл личный боевой счёт до 16 бомбардировщиков и истребителей противника.
Всего за годы войны Н. А. Кузнецов совершил около 500 боевых вылетов. И каждый раз выходил победителем. На его счету 40 проведённых воздушных боёв, 17 вражеских самолётов сбитых лично и 12 - в группе с товарищами.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 Октября 1944 года Николаю Александровичу Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.
*     *     *
 
Матвеев Александр Андреевич
 
12 января 1943 года после тщательной подготовки началось наступление войск Ленинградского и Волховского фронтов с целью прорыва блокады Ленинграда. За 7 дней ожесточённых боёв железное кольцо, которым враг сжимал с осени 1941 года город на Неве, было разорвано.
 
Весомый вклад в победу над врагом в ходе этой операции и дальнейших боевых действий внесли авиаторы 275-й истребительной авиационной дивизии, её Гвардейские полки. Из 3000 самолётов врага, которые были уничтожены на подступах к Ленинграду, более 500 записали на свой счёт пилоты этого соединения. Командовал дивизией генерал - майор авиации А. А. Матвеев.
Александр Матвеев родился в 1910 году в городе Коврове   ( Ивановская область ). С 1928 года в рядах Красной Армии, с 1934 года - в авиации. До 1937 года был лётчиком - инструктором в Борисоглебской авиационной школе. Затем закончил Авиационный факультет при Военно - Политической академии, служил в истребительной авиации.
А. А. Матвеев прошёл большой и славный путь. Боевое крещение получил в боях с японскими захватчиками на реке Халхин - Гол летом 1939 года. Комиссар эскадрильи 70-го истребительного авиационного полка, Александр Матвеев совершил 71 боевой вылет, в 19 воздушных боях сбил лично 2 и в группе 5 японских самолётов.
С ноября 1939 года по март 1940 года принимал участие в Советско - Финляндской войне в должности комиссара 147-го истребительного авиаполка   ( в Мурманске ). Совершил несколько десятков боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника. 7 мая 1940 года награждён первым орденом Красного Знамени, а 22 февраля 1941 года - и вторым
Великая Отечественная война застала А. А. Матвеева в Подмосковье - он был комиссаром 17-го истребительного авиаполка. Здесь Александр Андреевич прослужил не долго.
11 ноября 1941 года Матвева назначили командиром 154-го авиаполка. Под его руководством полк проходил в тылу переформирование и  ( одним из первых в Советских ВВС )  осваивал новую технику - американские истребители Р-40 "Томагаук". Затем, в конце ноября, полк получил приказ перебазироваться на аэродром Подборовье и, вместе с 127-м авиаполком, приступил к выполнению основной боевой задачи - сопровождение транспортных самолётов до Ленинграда.
В полку было 24 экипажа. Многие его лётчики в первые месяцы войны летали на самолётах И-16 в небе Ленинграда и уже имели боевой опыт. Основу, костяк полка, на боевом счету которого к концу войны значилось свыше 460 сбитых вражеских самолётов, около 1000 проведённых воздушных боёв, несколько тысяч вылетов на сопровождение воздушно - транспортных караванов, составляли такие известные ленинградские лётчики - истребители, как Пётр Пилютов, Пётр Покрышев, Георгий Петров, Алексей Сторожаков, Сергей Титовка, Андрей Чирков, Владимир Матвеев, Николай Зеленов, Пётр Зюзин, Александр Горбачевский, Константин Коршунов, Иван Леонович, Фёдор Чубуков. Все они в последствии были удостоены звания Героя Советского Союза.
Начало боевой деятельности полка на трассе воздушного моста было сопряжено с немалыми трудностями. Вспоминая о тех днях, А. А. Матвеев рассказывал позднее:
- Новый самолёт доставлял немало хлопот. Конструктивно он не был приспособлен к полётам в условиях суровой зимы: от морозов лопались трубки и соты маслянных радиаторов, застывала гидросмесь, а запасных частей и материалов для ремонта не хватало. Много пришлось повозиться инженерам, техникам и механикам, чтобы приспособить теплолюбивых "американцев" к русским морозам. Хитроумные техники полка к маслянным радиаторам и гидросистемам приладили краники и в сильные морозы масло и гидросмесь на ночь сливали и уносили в тёплое помещение.
Труднее было с серебряным припоем для ремонта радиаторов. Но справились и с этим делом - у местных жителей раздобыли старые серебрянные монеты и кое-какие поделки из серебра, переплавили их и делали припой. После всех этих доделок и доводок американские "Томагавки" стали летать.
Лётчики полка, бывало шутили: "Если понадобится, у наших техников и топор  ( "Томагавк" - боевой топорик американских индейцев )  будет летать". Нечего греха таить: самолёты были неважные, но тем не менее лётчики полка летали и воевали на них неплохо.
Вскоре появилась и новая проблема - уже к весне 1942 года полк стал испытывать острую нехватку запасных моторов "Аллисон".
Из-за этого большое число машин оказалось на приколе. Тогда по личной инициативе подполковника А. А. Матвеева и полковника П. Маликова, в 1-й авиаремонтной базе ВВС в Ленинграде, началась работа по переделке Р-40 под советские моторы М-105П и М-105Р. Всего было переделано около 40 машин. И хотя их лётно - технические характеристики несколько ухудшились, на них можно было воевать. А это, в тот период времени, было важнее всего !
Воздушный мост, родившийся в сентябрьские дни 1941 года, превратился в арену жесточайших воздушных схваток. Больше месяца лётчики 154-го полка  ( 22 ноября 1942 года преобразованного в 29-й Гвардейский ИАП )  сопровождали в Ленинград транспортные самолёты. Не всё налаживалось сразу. На первых порах были промахи, ошибки и даже неоправданные потери лётчиков. Так же как лётчики соседних 127-го и 286-го полков, пилоты 154-го полка выдерживали чрезмерную физическую и моральную нагрузку. Они по 5 - 6 раз в день поднимались в воздух, отважно сражаясь с противником, имевшим 2 - 3 кратное численное превосходство.
Согласно данных наградного листа на орден Ленина  ( награждён 15 марта 1942 года ), к февралю 1942 года майор А. А. Матвеев совершил 80 боевых вылетов с налётом в 74 часа, в 5 воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника.
154-й истребительный полк майора Матвеева был одним из тех, на чью долю выпала нелёгкая задача прикрывать с воздуха наши войска, пытавшиеся пробиться к Ленинграду с востока - со стороны Большой земли. Малоизвестные когда-то Погостье, Виняголово, Кондуя, Смердыня, Кордыня что ни день упоминались тогда в боевых донесениях. Близ этих мест шли тяжёлые бои и на земле и в небе.
Особенно напряжённым был март 1942 года. Ни один вылет не обходился без боя. Но самым тяжёлым для лётчиков оказалось 13 марта. Механики едва успевали заправлять самолёты горючим и боеприпасами. Осуществляя командование полком, Александр Андреевич часто вылетал на боевые задания и сам.
Прикрывая 13 марта 1942 года наземные войска, звено 154-го ИАП в составе А. А. Матвеева, П. А. Пилютова и А. В. Чиркова над линией фронта встретило 4 истребителя Ме-109. Атаковав врага, наши лётчики сбили один самолёт и тут же увидели пикировщики Ju-87, которые готовились бомбить наши войска. Александр Матвеев повёл звено на "Юнкерсов", когда вдруг сверху "свалилось" ещё 9 "Мессеров". Однако ввязываться с ними в бой было нельзя - важнее было помешать пикировщикам прицельно сбросить бомбы. Оторвавшись от Ме-109, наши истребители ударили по Ju-87. Один самолёт загорелся, другие шарахнулись в стороны. Теперь все силы, всё внимание и мастерство наши лётчики обратили на борьбу с истребителями противника, которые стремились расправиться с отважной тройкой. Но врагу так и не удалось сбить ни одного нашего самолёта.
40 минут длился этот тяжёлый бой !   Кружась, словно в водовороте, взмывая и пикируя, стреляя и увертываясь от пулемётных трасс, наши лётчики не подпустили "Юнкерсы" к переднему краю. Ни одна бомба не упала на позиции советских войск. Так ничего и не добившись, немецкие самолёты ушли. Только тогда повернула к аэродрому и группа Матвеева. Продлись этот бой ещё 5 минут - пришлось бы садиться где - нибудь возле линии фронта. Горючего хватило только чтобы дотянуть домой.
Через день в газете появился приказ командующего фронтом о награждении майора Матвеева и капитана Чиркова орденом Ленина, майора Пилютова, капитана Покрышева и отличившегося несколько ранее лейтенанта Мармузова - орденом Красного Знамени.
Потом было ещё много напряжённых воздушных боёв... В мае 1943 года 29-й Гвардейский авиаполк, за успешные боевые действия, удостоился чести именоваться впредь "Волховским".
Согласно данных наградного листа на орден Отечественной войны 1-й степени, к маю 1943 года Гвардии подполковник А. А. Матвеев совершил 171 боевой вылет с налётом в 134 часа. Участвуя в 12 воздушных боях, сбил лично 5 самолётов противника и ещё 2 в составе группы.
О высокой лётной выучке майора А. А. Матвеева может служить следующий эпизод из его жизни.
Старшего инженера 154-го истребительного полка К. Н. Шатаева влекло небо, и он овладел самолётом. Шатаев уже не сомневался, что хоть время от времени сможет летать. Ему оставалось лишь сдать командиру полка зачёт по технике пилотирования. Можно было не сомневаться, что он сдал бы его, но случилось так, что экзамен не состоялся. Едва машина оказалась в воздухе, как совершенно неожиданно самолётные лыжи, будто пики, нацелились в землю. Оказалось, что на радостях Константин Шатаев не выполнил первой заповеди лётчика - принимая от механика самолёт, не осмотрел его. А механик, отстегнув, как положено, на ночь резиновые амортизаторы, которые удерживали лыжи в горизонтальном положении, утром забыл пристегнуть их обратно.
И вот теперь неминуемо должна была произойти авария, если даже не катастрофа. После того как острые концы лыж ткнутся в посадочную полосу, могло случиться всякое. Разве что отойти в сторону и плюхнуться в глубокий снег... Но командир полка, словно испытывая судьбу, повёл самолёт не к снежной целине, а на укатанную полосу. Все замерли. Сейчас круто опущенные носки лыж вонзятся в спрессованный тяжёлыми катками снег, и самолёт, беспорядочно кувыркаясь, разлетится на куски...
И вдруг, когда беда казалась неминуемой, самолёт резко вздернул нос и как-то странно "присел" на хвост. Задние концы лыж коснулись укатанного снега, и самолёт, в то же мгновение очутившись в горизонтальном положении, как ни в чём не бывало заскользил по посадочной полосе.
Все были восхищены мастерством командира полка. Но сам Александр Андреевич Матвеев избегал разговоров об этом случае. Он даже строжайше предупредил, чтобы никто, чего доброго, не вздумал написать в газету о его необычной посадке. Он не гордился ею, а стыдился. Стыдился не самой посадки, действительно блестящей, а того, что привело к ней, - непристёгнутых амортизаторов. Что же касается инженера, то его лётная карьера тогда же и закончилась. Выбравшись из самолёта, жомандир полка сказал, что очень ценит его как инженера, но в качестве лётчика его с большим успехом заменит любой новичок, только что закончивший лётное училище...
6 мая 1943 года подполковник А. А. Матвеев назначен заместителем командира 275-й истребительной авиационной дивизией  ( получившей 27 января 1944 года почётное наименование "Пушкинская" ), а 17 июля 1943 года стал командиром этой дивизии, которую возглавлял до конца войны, показав себя не только блестящим лётчиком - истребителем, но и граммотным командиром.
Летом 1944 года, в период боёв за Выборг, немецкая авиация предприняла попытки бомбардировки наших войск группами по 30 - 50 самолётов. Вражеские истребители оказывали упорное сопротивление нашей авиации, стремясь не допустить их к своим войскам и объектам.
Для отражения налётов бомбардировщиков противника командир 275-й истребительной авиадивизии полковник А. А. Матвеев по данным радиолокационных станций немедленно высылал группы по 6 - 8 истребителей с последующим наращиванием сил в зависимости от боевой обстановки. Истребители делились на сковывающую и ударную группы. Перед нанесением массированных ударов нашей авиацией поднимались группы по 8 истребителей, очищающих воздушное пространство от неприятельских истребителей. Нападения немецких самолётов успешно отбивались нашими лётчиками.
Войну Александр Матвеев закончил с 14 воздушными победами. Всего совершил более 300 боевых вылетов  ( с учётом боёв в Монголии и Финляндии ), сбил 7 вражеских самолётов лично и столько же - в составе группы.  [ По данным М. Ю. Быкова имел 3 личные и 2 групповые победы в ВОВ. ]
После войны Александр Андреевич остался в ВВС. С отличием окончив Военную академию Генерального штаба, занимал высокие должности. В 1946 - 1971 годах был начальником Батайского ВАУЛ. Службу закончил в звании генерал - лейтенанта авиации, будучи Начальником Управления ВУЗов ВВС страны. В 1975 году вышел в отставку.
Последнее время А. А. Матвеев жил в Москве. 29 марта 1979 года Александру Андреевичу присвоено звание Почётный гражданин города Волхова. Умер в 1998 году.
За годы службы награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени  ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени, Кутузова 2-й степени, Александра Невского, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Поздняков Алексей Павлович
 
Родился Алексей Поздняков 26 Февраля 1916 года в селе Тулиновка, ныне Тамбовского района Тамбовской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов начальной школы и 1 курс техникума механизаторов сельского хозяйства, затем работал электромонтёром. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, награждён орденом Красного Знамени.
С началом Великой Отечественной войны на фронте. Сражался в небе Заполярья.
К Сентябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка  ( 1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Армия, Карельский фронт )  Лейтенант А. П. Поздняков совершил 138 боевых вылетов на штурмовку и бомбардировку живой силы и техники противника, в воздушных боях сбил 2 самолёта.
В Марте 1942 года полк стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП и имел на вооружении американские самолёты Р-40 "Томагаук". А. Поздняков командовал эскадрильей, одновременно выполняя функции штурмана полка.
8 Апреля 1942 года в напряжённом воздушном бою на подступах к Мурманску, в паре с И. Д. Фадеевым, сбил многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110. Затем, при участии А. С. Хлобыстова, пикировщик Ju-87. В ходе последующего боя Капитан А. П. Поздняков тараном на встречных курсах уничтожил ведущего группы вражеских истребителей и погиб.
6 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в схватках с врагами, Алексею Павловичу Позднякову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Похоронен в посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области. Награждён орденами Ленина и Красного Знамени.
 
*     *     *
Поезд шёл на край земли. Алексей Поздняков сидел у окна вагона, задумчиво глядел на мелькавшие низкорослые сосны, кривые кудрявые берёзки, разбросанные среди валунов, которые, казалось, усыпали всю землю, искорежили и погнули деревья. Перед глазами медленно проплывали серебристые озёра, скалистые горы, окутанные голубым маревом, с белыми макушками на вершинах. Неожиданно совсем рядом, за окном, забурлила стремительная река Кола, давшая название заливу и полуострову...
Небольшой авиационный гарнизон приютился среди сопок. Поднимаясь отсюда в воздух для тренировочных полётов, Алексей с удовольствием парил над древней землёй, восхищался её неповторимыми красками, белыми ночами, причудливыми сполохами полярного сияния. И каждый раз открывал для себя что-то новое, необычное. Однажды, выполняя ночной полёт, увидел огненно - красный шар, покоившийся над самым горизонтом. Не сразу понял - это солнце или луна. Бывалые лётчики, разъясняя загадку, посоветовали понаблюдать за очередным самолётом, поднявшимся в воздух. Набрав высоту, истребитель вдруг озарился золотисто - красным светом. Чем выше он поднимался, тем ярче сверкали на нём лучи солнца.
Молодому лётчику пришёлся по нраву этот спокойный и угрюмый диковинный край. Сперва с трудом различал сопки и озёра, зато реки служили хорошим ориентиром, ибо текли в основном поперёк тундры - либо на север, в Баренцево море, либо на юг - в Белое. А так как по суше от одного моря до другого не более 300 километров, то и реки здесь короткие, но зато необычные - хрустально чистые, порожистые, быстрые. Взяв разбег где-то на горной вершине, они лихо несутся по гранитному ложу в разные стороны. Встретив преграду, валун или скалу, обойдут, найдут щель, а если не удастся - раскинутся небольшим озерцом.
Замечал Алексей и новые стройки, и новые заводские трубы, видел, как стремительно, на его глазах разрастались молодые города и посёлки. Советские люди, его современники, самоотверженным трудом превращали край дикого безмолвия в край индустриальный. Алексей правильно поступил, попросившись сюда, на край земли. Человек, избравший военное дело своей профессией, должен начинать службу в сложных условиях, у границы. А он считал себя именно таким человеком. Эта убеждённость утвердилась в нём ещё в аэроклубе, где он с удовольствием занимался. Спокойный, сдержанный, он не разбрасывался, жадно впитывал то, что получал на занятиях. Энергичные черты открытого лица, острый взгляд глубоко посаженных глаз, квадратный подбородок выдавали в нём серьёзного, волевого, решительного человека.
Поступив в лётное училище, он легко осваивал его программу, но за этой лёгкостью был кропотливый труд. Он продумывал каждый шаг, учился анализировать свои действия, добивался в них точности, быстроты, чёткости. В его выпускном аттестате значились высокие оценки по технике пилотирования, воздушной стрельбе и знанию материальной части. В характеристике были такие слова: "...обладает быстрой реакцией, в воздухе находчив, инициативен".
Прочитав характеристику, командир сказал:
- Эти качества крайне необходимы в бою.
Да, он учился всерьёз, готовил себя к тому, чтобы по первому зову встать на защиту Родины. Обстановка в мире складывалась так, что команда "К бою !" могла прозвучать в любую минуту.
В Декабре 1939 года по радио была передана первая сводка штаба Ленинградского военного округа, в которой сообщалось о боевых действиях, начавшихся на границе СССР и Финляндии. Лейтенант Поздняков принимал самое активное участие в этих действиях. За мужество и героизм, проявленные в боях, он получил первую высокую награду - орден Красного Знамени.
Здесь же, в заполярном небе, Поздняков встретил Великую Отечественную войну. Он был командиром звена 147-го истребительного авиационного полка. От аэродрома до границы - рукой подать, а фашисты, как известно, имели особые виды на Мурманск - важный и крупный морской порт. Парализовать его, уничтожить все наши аэродромы, обеспечить полное господство в воздухе - такую они ставили задачу перед авиацией. Для этого старались максимально использовать благоприятное для полётов время, когда солнце круглые сутки не опускалось за горизонт.
Враг совершал налёты часто, большими группами, с разных сторон. Лётчики смело вступали в неравный бой.
Возглавляя группу перехвата, Старший лейтенант Л. Иванов первым врезался в стаю "Юнкерсов" и связал их боем. В неравной жестокой схватке - один против 7 - Иванов поджёг вражеский самолёт, но и сам геройски погиб. 22 Июля 1941 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Группа, возглавляемая Лейтенантом П. Кайковым, выполнив задание, подходила к аэродрому, когда в воздухе появились "Мессеры". Хотя боеприпасы у наших истребителей были почти израсходованы, они вступили в бой, не давая врагу возможности напасть на самолёты, выруливавшие к стоянкам. Лейтенант Кайков связал боем сразу 2 "Мессера". Один из них, получив серьёзное повреждение, отвалил в сторону, а второй продолжал атаковать, стремясь прорваться к нашему аэродрому. Когда у Кайкова кончились боеприпасы, он ударил винтом своей машины по хвостовому оперению "Мессера", и тот врезался в сопку.
Так сражались однополчане. Об их подвигах писали в газетах, рассказывали молодым пилотам. Призывая равняться на героев, Поздняков сам подавал пример.
...Зелёный светлячок сигнальной ракеты прочертил небо над аэродромом. Взревели моторы. Ударило из патрубков упругое пламя. Истребители один за другим пошли на взлёт.
Группу вёл Поздняков. Редкая облачность настораживала: враг часто маскировался в облаках, чтобы нанести внезапный удар. И на этот раз, прикрываясь облаками, "Мессеры" летели в направлении железнодорожной станции Кица. Наши истребители перехватили их и завязали бой. Выше общей группы Поздняков заметил ещё 2 "Мессера". Вероятно, на одной из машин их командир, который руководил боем. Его-то и нужно атаковать в первую очередь. Ведомый Лейтенант И. Фатеев понял замысел своего командира и последовал за ним.
Поздняков, направив самолёт в сторону солнца, стремительно набирал высоту. Он появился неожиданно и внезапно атаковал ведущего вражеской группы. Тот не успел выполнить оборонительный маневр. Алексей поймал "Мессера" в прицел и дал длинную очередь. Она прошила кабину, и самолёт, теряя управление, стал падать.
Тем временем Лейтенант В. Королёв, увлекая товарищей, ринулся на "Мессеров", которые, лишившись управления, перестроились в замкнутый круг и отчаянно отбивались. Имея значительное преимущество в высоте, наши "ястребки" парами пикировали на врага. Пример инициативных и смелых действий показывал Королёв, оборвавший полёт ещё одного Ме-109.
Боевые вылеты следовали один за другим. Достаточно сказать, что за 2 недели Сентября лётчики 147-го полка отразили 22 вражеских налёта. Это был самый напряжённый месяц войны.
...Утро 10 Сентября. Над сопками плывут дырявые тучи, накрапывает дождь. Техники готовят самолёты. Прибыв на стоянку, Поздняков осмотрел истребители, затем подошёл к своему. Он был влюблён в него, знал до мельчайших винтиков, но каждый раз обследовал особенно тщательно.
Взлетев, командир повёл звено через залив, вдоль дороги, к Западной Лице. "Будьте бдительны ! - предупредил Поздняков подчинённых. - Скоро линия фронта !"
Внизу, на земле, словно кто-то прочертил огненную черту, в которую сливались вспышки орудий, разрывы снарядов и мин. Поздняков знал, что здесь, у реки, в небольшой лощине, окружённой сопками, уже несколько суток стоят насмерть артиллеристы. Их непрерывно атакуют и обстреливают с 3-х сторон, бомбят с воздуха, но храбрецы не сдаются. Стойкость братьев по оружию восхищала и звала к действию.
Ещё 2 дня тому назад, возвращаясь вместе с Королевым из разведки, Поздняков заметил под облаками 3 "Юнкерса". Решив атаковать, он пошёл на сближение. Маневр был выполнен настолько удачно, что вражеские экипажи не обнаружили опасности. Поздняков подошёл сбоку на близкое расстояние и ударил по стрелку. Когда тот умолк, "Юнкерс" стал для него лёгкой добычей. Королёв атаковал другой, а 3-й повернул назад, так и не сбросив смертоносный груз на "батарейный орешек".
А теперь звено Позднякова должно нанести удар по егерям, облепившим сопки. Подойдя скрытно, на низкой высоте, командир, указав ведомым на цели, первым сбросил бомбы. Удар был внезапным и точным. Потом он повторился. Поздняковцы с бреющего расстреливали метавшихся в панике солдат. Артиллеристы, воспользовавшись поддержкой с воздуха, вырвались из окружения.
Именно 10 Сентября, на 4-й, самый тяжёлый для артиллеристов день боя, Поздняков, как говорится в наградном листе, 3 раза водил группы на штурмовку войск противника в район реки Западная Лица, сбил 2-й "Юнкерс", пытавшийся сбросить бомбы.
А вот ещё несколько строк, которые писались по горячим следам событий:
"04.09.1941. Лейтенант Поздняков вёл звено на штурмовые действия в район о. Куккесяр. Невзирая на ответный огонь, звено сделало 5 заходов по переднему краю противника. Возник пожар со взрывами, который продолжался до 6:00 следующего дня.
23.09.1941. Лейтенант Поздняков вёл группу в район Западной Лицы. Обнаружил 2 палатки, 1 автобус, около 10 машин. Указав на цель, Поздняков первым сбросил бомбы. Звеном уничтожены 3 автомашины, зенитная установка, склад с боеприпасами.
С 20 Августа по 20 Сентября 1941 года Поздняков произвёл 43 боевых вылета на штурмовые действия по войскам противника. Все боевые задания выполнялись отлично. Результаты успешных штурмовых действий подтверждены командованием войск и авиадивизии".
В представлении к званию Героя Советского Союза командир и военком полка написали, что Поздняков за 3 месяца войны произвёл 138 боевых вылетов, все задания выполняет отлично, в боях с противником проявляет инициативу, самообладание и отвагу.
Звено Позднякова считалось лучшим в полку. Он много работал над собой и с подчинёнными, изучал врага, совершенствовал тактическую выучку. Разбирая очередной бой, он говорил:
- Ближе подходите. Бить по "Юнкерсу" с 500 метров - мартышкин труд. Броня у него, как и у "Мессера", прочная. 200 метров - вот ударная дистанция.
Он вселял уверенность, призывал к взаимовыручке в бою.
- Враг силён, но вы ещё сильнее, - говорил Поздняков подчинённым. - На дерзость отвечайте дерзостью, навязывайте свою волю, свой маневр. Не порите горячку, действуйте хладнокровно, расчётливо, наверняка. Бой не прощает промаха. Будьте предельно осмотрительными, учитесь видеть всё, что делается выше, ниже, справа, слева...
Такие советы, подкрепляемые личным примером, не проходили бесследно. Подчинённые Позднякова слыли искусными лётчиками. Среди них - Лейтенанты Королёв, Фатеев, Хлобыстов.
Успех звена во многом объяснялся крепкой спайкой, высокой дисциплиной. Командир никому не давал поблажек. Когда однажды Хлобыстов, возвращаясь на аэродром, крутнул несколько сложных фигур, Поздняков зло заметил:
- Ты, надеюсь, в актёры не собираешься ?
Хлобыстов погасил улыбку:
- Извини, командир. Настроение вдруг такое... появилось.
- Извиняю. А повторится подобное - спрошу с полной строгостью.
Лейтенант А. Хлобыстов прибыл в полк из-под Ленинграда, где в первые дни войны отличился, сбив "Юнкерс", и спустя месяц был награждён орденом Красного Знамени. Они быстро нашли общий язык, подружились. "Алексей первый", "Алексей второй", как их в шутку называли. Оба были искренне преданы друг другу, а находясь в воздухе, отлично понимали друг друга.
- Тонкий ты педагог, командир, - сказал однажды Хлобыстов после очередного разбора, где Поздняков не только хвалил, но и деликатно отчитывал своих питомцев.
- Видимо, педагог во мне родился, да не состоялся, - сказал Поздняков, хотя все в полку знали, что нет более преданного авиации человека, чем он. Знали это и в ВВС армии, куда его приглашали для обмена опытом. Эта встреча и запечатлена на редком фотоснимке, опубликованном в сборнике "Героические подвиги советских воинов на Карельском фронте", выпущенном в 1950-х годах Политическим управлением Северного военного округа. На фронтовом фотоснимке лётчики Е. А. Кривошеев, А. С. Хлобыстов, М. П. Краснолуцкий, И. В. Бочков, А. П. Поздняков, П. С. Кутахов - прославленные асы фронта.
Земля тундры в те дни уже была покрыта снегом. Плотно укатанный, отдающий синевой, он лежал на лётном поле. Погода с каждым днём ухудшалась, низко над аэродромом плыли густые тучи, начинённые дождём и снежными зарядами. Потом, как гость, стало показываться солнце. Прокатывалось шаром по заливу и опять надолго пряталось. Освоившись с непогодой, враг то в одном, то в другом месте пытался прорваться к Мурманску, нанести удар по Туломской ГЭС, по железной дороге.
На этот раз Поздняков летел в район Луостари. Нужно было разведать новый аэродром. Фашисты, отчаявшись, перебрасывали на Север всё новые части, поспешно строили аэродромы. Он скрытно пробрался к цели. Шёл на небольшой высоте, лавируя между сопками, взмывая вверх, обходил облака, а когда подошёл к Мотовскому заливу, нырнул в облака, летел вслепую. По расчёту времени пробил облачность и увидел аэродром. Дав максимальные обороты, лётчик снизился и включил фотоаппарат. Вражеские зенитки "заговорили" в тот момент, когда Поздняков опять вошёл в облака. Он, как всегда, был неуловим и неуязвим. Во многом это объяснялось тем, что лётчик хорошо знал район действий, чувствовал себя хозяином в небе.
С наступлением весенних дней боевые вылеты участились. Порой не хватало времени для того, чтобы размяться, собраться с мыслями. Так было и в тот погожий день 8 Апреля 1942 года, когда Поздняков, с утра слетав на разведку, а потом на штурмовку, решил немного пройтись.
Алексей любил пору весеннего пробуждения. На небольших проталинах, образовавшихся среди сверкающего снега, выглядывали зелёные листочки брусники. Развернув их, он сорвал тёмно - рубиновую ягоду. Она была совсем свежая и сочная, перезимовавшая под снегом. Отведал одну, сладкую и вкусную, и потянулся за другой. От кусточка к кусточку Алексей бродил по лесным проталинам. Встретил пуночку - маленькую, щупленькую - вестницу весны. Он подумал, что она голодная, да и холодно ей ещё, но она бодро вспорхнула, как бы давая понять человеку, что в родном краю и снег не как везде - тёплый.
Проводив птичку тёплым взглядом, Поздняков посмотрел на часы. Надо было торопиться: Михалыч, его техник, наверное уже справился со своим делом, заправил и осмотрел самолёт, поджидает его. Вот уже несколько лет они вместе, трудятся бок о бок. Служба шла как и положено, служба тяжкая, требовавшая напряжения всех сил.
Вскоре Позднякова вызвал командир. Посты ВНОС обнаружили большую группу "Юнкерсов", летевших на Мурманск. Нали лётчики взлетели шестёркой. Привычно построились в 2 клина. Низко над заливом висело яркое солнце. Небо чистое и свободное, только вдали, у туманной кромки горизонта, виднелись дымки разрывов. Бросив взгляд на землю, Поздняков отчетливо увидел железную дорогу, разлившуюся реку Колу, прилепившиеся на берегу деревянные домики.
Поздняков был уже Капитаном, командиром эскадрильи. Не тая тревоги, он думал о молодых лётчиках. Трое из них - Лейтенанты Бычков, Семеньков, Юшинов - рядом, за его спиной. Все они горят желанием быстрее вступить в бой, но для победы над врагом одного желания мало. Накануне, разбирая очередной воздушный бой, командир полка говорил, что некоторые лётчики, выйдя на курс атаки, нервничают, второпях безрезультатно расстреливают боезапас. Этот упрёк в известной степени относился и к его подчинённым. Надо их учить, а при создавшейся обстановке заниматься этим можно только в бою. И этот бой вот-вот начнётся.
- Командир, фашисты ! - услышал комэск в рации хрипловатый голос Хлобыстова.
- Вижу, - хмуро ответил Поздняков. - Будем атаковать !
Навстречу шестёрке, казалось, плыло серое облако: 15 пикировщиков Ju-87 под прикрытием 5 многоцелевых Ме-110. Верный своей тактике, Поздняков решил атаковать головной Ме-110. Атаковать на встречном пути, в лоб. Увеличив скорость, Капитан передал по радио Хлобыстову:
- Иду в атаку !   Смотри за молодыми !
Лётчик словно слился со своей машиной, чувствовал её всем своим существом. Прикрываемый Фатеевым, комэск быстро сближался с самолётом противника. Вдруг справа, а потом и слева промелькнули огненные струи. Поздняков оглянулся, и на какое-то мгновение "Мессершмитт-110" выскочил из прицела, но только лишь на мгновение. Лётчик тут же довернул самолёт, "кресты" вновь попали в сетку. Теперь он не слышал выстрелов, не видел дымных трасс. Он знал, был уверен, что фашист не выдержит атаки, вот-вот провалится. Поздняков нажал на гашетки. Его огонь был снайперским - вражеский самолёт задымил.
Выходя из атаки, Поздняков увидел, что самолёт Фатеева под угрозой. Немец вот-вот откроет по нему огонь. Командир устремился на помощь товарищу, но раньше подоспели Бычков и Семеньков. Спасаясь от их пулемётного огня, Ме-110 отвалил в сторону и оказался совсем рядом с самолётом Хлобыстова. У того на прицеливание не было времени. И он ударил правой плоскостью по хвостовому оперению противника. "Мессершмитт-110" потерял управление и рухнул на землю.
- Молодец, Лёша ! - крикнул по радио Поздняков. - Так их...
Фашисты, тем не менее, упорно рвались к нашим объектам. Видя это, Поздняков приказал атаковать бомбардировщиков. Умело маневрируя, наши истребители подожгли один "Юнкерс", остальные в растерянности принялись было сбрасывать бомбы на сопки, стремясь выйти из боя. Но в этот момент из-за облаков на наших смельчаков свалилось ещё 8 истребителей Ме-109.
Положение поздняковской шестёрки стало критическим. На стороне врага внушительное превосходство. Что он предпримет ?   Постарается расчленить группу или, наоборот, возьмёт её в огненное кольцо ?
Капитан приказал группе выстроиться в круг. Самолёт Хлобыстова, "прихрамывая", тоже занял место в строю. Значит, все его подчинённые целы, все готовы к новой схватке. В создавшейся ситуации Поздняков видел один выход - лишить вражескую группу нового командира. Приняв решение, он развернулся и повёл самолёт в прямую атаку на головной "Мессер".
Самолёты на бешеной скорости неслись навстречу один другому. Расстояние между ними сокращалось с молниеносной быстротой. Кто кого ?   У кого крепче нервы, сильнее воля к победе ?   Под крылом опушка леса. Взять ручку на себя ?   Нет, он должен уничтожить врага. В этом сейчас он видел свой первейший долг. Выполняя его, знал, что идёт на верную смерть. Идёт сознательно, ради победы над врагом.
Когда машины были уже совсем рядом, фашист всё-таки дрогнул, пытался отвернуть в сторону, но это ему не удалось сделать. Оба самолёта врезались друг в друга и рухнули на землю.
Вражеские истребители бросились в разные стороны, но вскоре опомнились и, используя своё численное преимущество, вновь перешли в атаку. Воодушевлённые подвигом своего командира, наши лётчики дрались с ещё большей настойчивостью и преградили врагу путь к объектам.
Через некоторое время в газете "Боевая вахта" была напечатана небольшая заметка. В ней говорилось:
"Капитан Поздняков был всеобщим любимцем. Лётчики и техники, мотористы и оружейники любили его за веселый нрав, за безудержную храбрость, за удаль и отвагу. Это был воистину прирождённый универсальный воздушный боец, не знавший страха в борьбе с врагами Родины. Он хорошо знал театр военных действий, свободно ориентировался, часто летал в разведку один, не только днём, но и ночью. Как истинный следопыт, чутьём отыскивал цели, наносил их на карту, а наутро, отказавшись от отдыха, вёл своих боевых товарищей на штурмовку вражеских позиций. Его "ястребок" на бреющем, едва не цепляясь за верхушки деревьев, проносился над траншеями и огненными позициями врага, наводя на него панический страх".
Через несколько недель за проявленное мужество и героизм А. П. Позднякову было присвоено звание Героя Советского Союза. В 28 лет оборвалась его жизнь, но память о нём нетленна - она в боевых делах сегодняшних авиаторов, в трудовых свершениях тружеников Заполярья.
 
Хлобыстов Алексей Степанович
 
Родился 23 февраля 1918 года в селе Захарово, ныне село Елино Захаровского района Рязанской области. В 1934 году окончил 7 классов. В том же году, после смерти отца, переехал к сестре в Москву. Поступил учеником электромонтёра на Карачаровский механический завод. С 1936 года работал в НИИ металлургического машиностроения, с 1938 года учился в Ухтомском аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. С. Хлобыстов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), летал на И-153. С 1 января 1942 года сражался в 147-м ИАП (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), на Карельском фронте. Летал на И-153, "Томагауке" и "Киттихауке".
К 10 апрелю 1942 года командир звена 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии лейтенант А. С. Хлобыстов совершил 266 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боёв, лично сбил 5 и в составе группы 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 4 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
13 декабря 1943 года командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии капитан А. С. Хлобыстов вылетел в паре на "свободную охоту" в район линии фронта, а также по дорогам Петсамо - Титовка. С боевого задания оба лётчика не вернулись. К этому времени А. С. Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 6 самолётов противника лично и не менее 18 в составе группы.
В 2009 году поисковым отрядом "Икар" было найдено место падения обоих самолётов. В 2013 году останки Героя с воинскими почестями похоронены на воинском кладбище посёлка Мурмаши Кольского района Мурманской области. Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, школа в посёлке Килп-Ярве Кольского района Мурманской области. На лице его имени в Москве и на территории НИИ в Москве, где работал А. С. Хлобыстов, сооружёны бюсты Героя. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (06.07.1942), Красного Знамени (22.07.1941, 05.06.1942); медалями.
*     *     *
Алексей Хлобыстов родился 23 февраля 1918 года в селе Захаровка Михайловского уезда Рязанской губернии  (ныне село Елино Захаровского района Рязанской области), в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Первоначально работал электромонтёром на Карачаровском механическом заводе, затем в НИИ металлургического машиностроения в Москве. Летать учился в Устомском аэроклубе в 1938 году. В Красной Армии с 1939 года. Закончив Качинскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году, попал служить в 20-й ИАП.
В июне 1941 года лейтенант А. С. Хлобыстов был отправлен в 153-й авиационный полк  (Ленинградский фронт), где 7 июля одержал первую победу на самолёте И-153, сбив вражеский истребитель Ме-109. Он был тогда ещё совсем неопытным пилотом, не имевшим той уверенности и твёрдости, которая присуща старым, испытанным бойцам. Радость и волнение настолько захватили его, что полковой врач, осмотрев его после вылета, нашёл у лётчика повышенную температуру и отправил его в санчасть.
Конечно, молодость взяла своё, и он так же быстро успокоился, как и разволновался. Уже через час оказалось, что температура у него нормальная и вообще он может спокойненько отправляться в очередной полёт.
Вскоре, 7 июля 1941 года, ему удалось серьёзно повредить ещё один вражеский самолёт, который был вынужден совершить вынужденную посадку рядом с нашим аэродром. За эти победы 23 июля 1941 года был награждён орденом Красного Знамени. Позже полк был переброшен на Волховский фронт.
В декабре 1941 года Алексей прибыл в 147-й истребительный авиационный полк  (Kарельский фронт), около Mурманска, летающий на американских истребителях Curtiss P-40 "Томагаук".
8 апреля 1942 года 6 машин 147-го ИАП были подняты на перехват группы из 15 пикировщиков Ju-87 и 5 многоцелевых самолётов Ме-110. Один "Стодесятый" был сбит, но вскоре появилась новая группа вражеских самолётов из 8 Ме-109.
Хлобыстов атаковал Ме-110 и зажав его поливал огнём. Однако "Мессер" продолжал лететь, огрызаясь огнём стрелка. И тогда, Алексей ударил его крылом своей машины, после чего, Ме-110 повалился вниз и взорвался на земле. Самолёт Алексея Хлобыстова получил лишь незначительное повреждение крыла и вскоре Алексей присоединился к группе капитана А. П. Позднякова  (фото справа)  и Ивана Фатеева, чтобы атаковать Ju-87.
Один "Юнкерс" взорвался после атаки Позднякова, а другие стали быстро разворачиваться и уходить на свою территорию. Но тут в бой вступили истребители противника. Поздняков атаковал в лоб командира группы Ме-109 и таранил его. Оба самолёта при столкновении взорвались... За этот подвиг командир эскадрильи 147-го ИАП Алексей Павлович Поздняков посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Хлобыстов был ранен в бою с двумя другими Ме-109 и, выбрав момент, уже повреждённым крылом своего Р-40 срезал хвост вражеской машины. Продолжая полёт он наблюдал, как его жертва упала на землю и взорвалась, не давая пилоту шансов на спасение...
Алексей Хлобыстов не только выполнил 2 тарана в одном бою, но и вернулся на аэродром с сильно повреждённым крылом своего "Томагавка" !
В материалах наградного листа о втором таране лётчика сказано следующее:
"В самый критический момент боя, когда в него вступила вторая группа самолётов противника 8 Ме-109, Хлобыстов сошёлся в лобовой атаке с двумя Ме-109, попытавшимися взять его в клещи.
Передав товарищам по радио: "За Родину !   Иду на таран !", Хлобыстов вторично в этом бою таранил самолёт противника, на этот раз Ме-109, ударив по плоскости его своей правой плоскостью. В результате тарана Ме-109 был сбит, а у самолёта Хлобыстова отбита часть плоскости до центра звезды и часть элерона. Несмотря на это, Хлобыстов довёл машину до своего аэродрома".
Всего в этом бою лётчики 147-го авиаполка сбили 5 вражеских самолётов.
9 мая 1942 года Хлобыстов в составе группы сбил 3 вражеских истребителя Ме-109.
14 мая 1942 года он одержал ещё одну победу, сбив истребитель Ме-109. Уже в самом начале боя его самолёт был повреждён пулемётной очередью. Алексей был ранен в ногу и руку. Задымил и тут же вспыхнул мотор. Машина стала медленно терять высоту и тут он увидел прямо перед собой, чуть ниже, вражеский истребитель. И Алексей не раздумывая бросил свой "Тамагаук" на самолёт противника. Это был его 3-й воздушный таран !
После этой победы Алексей долгое время провёл в госпитале, там же узнал о присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза.
К тому времени лейтенант А. С. Хлобыстов он совершил 266 успешных боевых вылетов. Проведя 16 воздушных боёв, сбил 4 самолёта лично и 6 в группе с товарищами.
После госпиталя его направили в Подмосковье - подлечиться и отдохнуть в санатории ВВС. После вручения в Кремле "Золотой Звезды" и ордена Ленина, Хлобыстову предоставили небольшой отпуск для поездки домой.
В газетах тогда часто появлялись заметки, в которых говорилось о победах, одержанных Хлобыстовым и его товарищами по эскадрилье. В номере за 25 июня 1942 года в статье "Такая уж привычка" сообщается, что, вылетев на разведку, Хлобыстов в паре с лётчиком Крымским обнаружил и уничтожил "Мессершмитт". Ещё через 2 дня неразлучная пара Хлобыстов - Крымский опять уничтожила истребитель противника. День спустя очередной жертвой славного Гвардейца стали сразу 2 вражеских самолёта - "Мессер" и "Юнкерс", сбитые им совместно с лётчиками Пшенёвым и Жариковым.
В штабе части и в штабе соединения вели точный учёт сбитых нашими лётчиками самолётов. Всё заносилось в карточки, записывалось в сводки. Сам Хлобыстов в такой записи не нуждался. Потому что он помнил каждый сбитый им самолёт, каждый оставлял метку в его душе, а случалось, что и на теле.
Осенью он сбил свой очередной самолёт. Этот ему особенно запомнился. Наверное, потому, что при этом он и сам потерял и свою машину. Его истребитель, получив сильные повреждения, упал на землю. С помятой грудной клеткой очутился Хлобыстов в госпитале. Было обидно и больно. Больно не только оттого, что помята грудь. До боли в сердце жалел он свой истребитель, с которым успел сродниться и который, когда он летал, был как бы продолжением его самого, его рук и ног. Он лежал весь забинтованный: и лицо и грудь. И когда друзья пришли его навестить, они не сразу узнали его. Кто - то пошутил по этому поводу:
- А враги уже узнают почерк Алексея Хлобыстова.
Алексей сделал вид, что не расслышал этих слов. Он интересовался жизнью полка, спрашивал, получили ли новые самолёты, которые тогда ждали. Он вновь мечтал о полётах, о боях и о новых победах.
Вскоре он вернулся на фронт. И снова фронтовые изнурительные будни, вылеты, воздушные бои, радость побед и горечь утрат, когда не возвращались с задания товарищи.
Когда лётчики поднимались по тревоге в воздух, их провожали те, кто оставался на земле. Провожали и надеялись, что все благополучно вернутся на свой аэродром. Хлобыстов, обычно, шутил:
- Я всегда прилечу. Хоть на костылях, хоть на одном крыле, а доберусь до своих.
Но вот однажды боевые товарищи не дождались его. 13 декабря 1943 года, командир эскадрильи 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан А. С. Хлобыстов, погиб, выполняя разведывательный полёт над территорией занятой противником.
Наземные войска наблюдали в районе падения его самолёта мощный взрыв и сильный пожар. Не исключено, что свой последний полёт лётчик завершил 4-м тараном - огненным.
К тому времени Алексей Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов лично и 24 в группе с товарищами  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 33 групповые победы лётчика. ], был награждён вторым орденом Красного Знамени.
Подвиги Героя не забыты. В Москве и Мурманске есть улицы, носящие его имя. В Килп - Ярве, под Мурманском, есть школа которая носит имя Хлобыстова. Там, в музее боевой славы, собрано немало материалов об отважном лётчике.
*     *     *
 
Чирков Андрей Васильевич
 
Родился 28 сентября (10 октября) 1917 года в городе Екатеринослав (ныне - Днепропетровск). Окончил 4 класса и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал электромонтёром в трамвайном депо № 1. Окончил Днепропетровский аэроклуб, установил рекорд продолжительности полёта на планере. В 1937 году по комсомольской путёвке направлен в Качинскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1938 году. Служил в Ленинградском военном округе.
С 12 января по 13 марта 1940 года младший лейтенант А. В. Чирков участвовал в Советско-Финляндской войне в должности командира звена 2-й эскадрильи 5-го САП (ВВС 14-й Армии). В первом же боевом вылете на штурмовку войск противника был сбит и в течение 20 часов пробирался по снегу к своим. Затем служил в 147-м ИАП. Летал на И-16 (или И-153), побед не имел.
С 22 июня 1941 года лейтенант А. В. Чирков на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи 158-го ИАП (39-я ИАД, ВВС Ленинградского фронта), летал на Як-1. В сентябре 1941 года направлен на ту же должность в 154-й ИАП, где пересел на "Киттихаук". С июня по ноябрь 1942 года командовал эскадрильей в 196-м ИАП. В ноябре 1942 года направлен на ту же должность в 29-й Гвардейский ИАП, где летал на Як-7 и Як-9.
К июню 1943 года помощник командира 29-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии майор А. В. Чирков совершил 389 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 16 и в составе группы 8 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 18 личных и 9 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 3135).
В декабре 1943 года назначен командиром 196-го ИАП, летал на "Аэрокобре". 19 июня 1944 года Гвардии майор А. В. Чирков сбит в воздушном бою, ранен и в боевых действиях больше не участвовал. В июле 1944 года направлен на учёбу в Академию. Всего выполнил 420 боевых вылетов, провёл 78 воздушных боёв, в которых сбил лично 22 и в составе группы 8 самолётов противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1949 году уволился в запас с должности заместителя командира 103-й Гвардейской авиационной дивизии. Жил в Ленинграде. Умер 10 сентября 1956 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Его имя носит улица в Днепропетровске, там же в депо трамвайного парка № 1 установлен бюст Героя.
Награждён орденами: Ленина (15.03.1942, 04.02.1944), Красного Знамени (05.02.1940, 20.12.1941), Отечественной войны 1-й степени (10.04.1943); медалями (в том числе и американской, в июле 1943 года).
*     *     *
Легендарный лётчик - истребитель, герой боёв за Ленинград, Андрей Васильевич Чирков был одним из лучших бойцов фронта, а позднее, возглавив полк, показал себя незаурядным командиром. Человек исключительной силы воли, он не раз проявлял её в критических ситуациях...
Чирков родился 10 октября 1917 года в городе Екатеринослав   ( ныне Днепропетровск ). После школы ФЗУ, работая электромонтёром в трамвайном парке, окончил Днепропетровский аэроклуб. Здесь он установил рекорд продолжительности полёта на планере. В 1937 году комсомольская организация дала ему путёвку в Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
Самую первую свою победу Андрей Чирков одержал задолго до начала Великой Отечественной войны - в 1939 году. Тогда его врагом была тяжёлая болезнь. Во время тренировочного прыжка с парашютом при сильном ветре молодой лётчик, неудачно приземлившись, получил тяжёлые травмы: перелом голени, разрыв мышечных тканей. Через несколько часов началась гангрена. После нескольких операций врачи решились на ампутацию.
Лётчик уже было смирился с этим, но в самый последний момент передумал. Госпиталь находился неподалёку от аэродрома. Услышав звук пролетавшего самолёта, Чирков отбросил маску с наркозом и твёрдо сказал: "Не дам резать !"
Его отвезли в Ленинград к известному хирургу. Пусть, мол, светило растолкует этому упрямцу, что спасти ногу всё равно нельзя. Однако профессор сказал:
- Трудно, но надо попробовать. Он будет нам хорошим помошником. Больной иногда может сделать то, что не под силу врачам. И я не удивлюсь, если этот упрямец снова начнёт ходить на своих ногах, а потом и в небо поднимется.
Так и случилось. Искусство врачей и молодой организм позволили превозмочь страшный недуг...
После окончания Качинской авиашколы, Андрей Чирков служил на Крайнем Севере. В период Советско - Финляндской войны молодой лётчик зарекомендовал себя смелым воздушным бойцом и волевым человеком.
4 декабря 1939 года звено истребителей старшего лейтенанта Л. А. Гальченко вылетело на штурмовку колонны войск противника. Погода была неважная - сильная облачность. Но лётчики, едва различая друг друга, продолжали полёт к цели. Пробив облака, они обнаружили под собой шоссейную дорогу. Первым увидел врага младший лейтенант А. В. Чирков. Выйдя вперёд, он эволюциями самолёта указал командиру группы курс на неприятельскую колонну. Старший лейтенант Гальченко повёл звено в атаку. Обработав первую колонну, они обнаружили на подходе новую. Снова наши истребители устремились в пике. Атака следовала за атакой. Как потом стало известно, этой штурмовкой финским частям были нанесены значительные потери.
Во время выполнения одного из заданий задания Чирков потерпел аварию - отказал мотор. Лётчик посадил машину далеко от аэродром и 20 часов в 30-градусный мороз пробирался к своим. Он шёл по глубокому снегу. Очень беспокоила больная нога, и всё же Андрей дошёл до своих. За проявленную отвагу и мастерство при выполнении боевых заданий, командование ВВС округа представило Чиркова одним из первых к награждению орденом Красного Знамени.
Во время Великой Отечественной войны Андрей Чирков не раз поражал всех необыкновенным мужеством. Как известно, ВВС Ленинградского военного округа в первый день войны не подвергались массированным ударам вражеской авиации, поэтому смогли вступить в сражения в лучших условиях, чем ВВС западных приграничных округов.
Война застала 158-й истребительный авиаполк, в котором служил Чирков, на полевом аэродроме, километрах в 80 южнее Луги. Вылетать по тревоге приходилось часто. С первого же дня в небе появились воздушные разведчики, направлявшиеся в сторону Ленинграда. Кроме того, неподалеку от аэродрома находились две важные для Ленинграда железнодорожные станции - Порхов и Дно. Лётчики почти не уходили с аэродрома. Самолётное крыло стало для них крышей, под которой они коротали время между вылетами. Тем, кто дежурил, даже еду привозили сюда.
Утром 23 июня 1941 года, дежуря в готовности № 1, заместитель командира эскадрильи лейтенант А. В. Чирков получил команду вылететь на перехват двух вражеских самолётов. Быстро взлетев на новом истребителе Як-1, он по стреле, выложенной на земле, взял курс в сторону противника и после тщательных поисков вскоре увидел впереди себя и выше на 300 метров немецкие бомбардировщики "Хейнкель-111". Они шли без истребительного прикрытия. Противник был так уверен в превосходстве своей авиации, что вначале посылал группы бомбардировщиков даже без истребительного сопровождения.
Чирков зашёл со стороны солнца и затем как снег на голову обрушился не ведущего Не-111. Бомбардировщик загорелся. А Чирков всё стрелял и стрелял по нему, пока вражеский самолёт не врезался в землю. Тем временем, второй бомбардировщик, беспорядочно сбросив бомбы, повернул назад и скрылся... Это была первая воздушная победа, одержанная лётчиками Ленинградского военного округа.
Через 3 дня он одержал свою вторую победу, вновь сбив один Не-111 и подбив другой, который с дымом и потерей высоты ушёл на запад.
Вылетать в те дни приходилось так часто, что командир эскадрильи Пётр Покрышев, будущий дважды Герой, и его заместитель Андрей Чирков, случалось, дежурили одновременно. Вместе и вылетали, вместе и уничтожили более десятка вражеских машин. Но из одного такого полёта Покрышеву пришлось возвращаться одному - Чирков был сбит огнём стрелка бомбардировщика. Вернувшись в полк, Андрей рассказал товарищам:
"Перехитрили меня фашисты, особенно нижний стрелок. Несколько раз я зажигал этот проклятый "Хейнкель", а он, как отсыревшее полено, подымит и погаснет. Ближе не подпускал стрелок - радист, но я всё - таки разделался с ним и подошёл так, что рукой подать. Выпустил ещё одну очередь - горит !
Только на радостях не заметил, как нижний стрелок перелез наверх и заменил убитого. Когда увидел это, было уже поздно. Он так мне врезал, что я схватился за лицо, а в ладонях кровь. И самолёт мой падает..."
Чирков был отправлен в госпиталь. Там он донимал врача просьбами отпустить его в полк. А на 4-й день не выдержал и сбежал. Время тогда было трудное, поэтому Чиркову было разрешено остаться в полку.
Упорные бои развернулись в августе 1941 года на ближних юго - западных подступах к Ленинграду. В эти дни наши лётчики, несмотря на двойное - тройное превосходство вражеской авиации, смело вступали в бой, нередко сражаясь один против пяти и более противников.
7 августа 1941 года Андрей Чирков и его двое ведомых младшие лейтенанты Джабидзе и Шиошвили сопровождали группу СБ. На подходе к Большому Сабску их перехватили 15 Ме-109. Немцы с ходу попытались прорваться к бомбардировщикам, но не смогли. Завязался бой. Чирков с первой же атаки поджёг один "Мессер". Ведомые неотступно следовали за своим командиром. Но они были ещё недостаточно опытными лётчиками, и немцам удалось оторвать их от Чиркова.
Зажав тройку "Яков" со всех сторон, немцы повели на них атаки. Первым оказался сбитым Шиошвили. Потом вспыхнул самолёт Джабидзе. Чирков остался один против 14 "Мессеров". Искусно маневрируя, он сбил ещё одного врага. Но когда вцепился в хвост очередного противника, в кабине разорвался снаряд. В руку впились осколки, она сразу отяжелела и перестала слушаться. Чирков не успел вовремя нажать на гашетку пулемётов, и Ме-109 ушёл от атаки. В тот же момент сверху на Як-1 свалился "Мессер". Боковым зрением Чирков увидел огненные трасы: пушечные очереди противника разворотили правую плоскость и подожгли мотор. Лётчик бросил машину в глубокий вираж и сбил пламя. Драться на искалеченном самолёте не было никакой возможности, и Чирков круто повёл "Як" к земле, рассчитывая, что зелёная окраска машины на фоне лесов и полей скроет его от глаз противника.
Снижаясь, Чирков обернулся, чтобы посмотреть, где враг. Немцы не преследовали советского лётчика. Им было уже не до Чиркова. Высоко над ним снова кипел бой. С "Мессерами" дралась подоспевшая на помощь бомбардировщикам тройка И-16. СБ благополучно долетели до цели и отбомбились. Чирков не дотянул до своего аэродрома и посадил самолёт на поле неподалеку от нашей передовой. Едва он вылез из кабины, как потерял сознание. Лётчика подобрали санитары из ближайшей войсковой части. Они и доставили его в медсанбат, откуда Чиркова перевезли в один из ленинградских госпиталей. Вскоре он вернулся в свой полк и продолжил боевую работу.
В августе 1941 года лейтенант А. В. Чирков сбил несколько вражеских самолётов и уже к середине месяца довёл число своих личных побед до 7. Но победы давались нелегко: в 1941 году он дважды был ранен и дважды до срока уходил из госпиталя, возвращался в часть. Но то, что случилось 21 января 1942 года под Погостьем, не оставляло сомнения - Чирков не вернётся...
Было это уже под вечер. Шестёрка лётчиков 154-го истребительного авиаполка, ведомая старшим лейтенантом П. А. Покрышевым прикрывали наши войска от налётов вражеской авиации в районе Погостья. Зоркий, настороженный, Андрей Чирков первым увидел новые немецкие истребители Ме-109F. Головная пара шла в атаку на наши самолёты. Остальные 4 были готовы вступить в бой каждую секунду.
Чирков пошёл навстречу врагу. Лётчик ведущего "Мессера" не отвернул. Самолёты шли друг на друга. Силуэт вражеской машины уже заполнил весь прицел. Чирков дал пулемётную очередь. "Мессер" приближался... Но в последний момент не выдержал и рванул вверх. Чирков - за ним. Любой ценой он решил уничтожить противника.
Резко взмыв, Чирков снова оказался перед Ме-109F. Это произошло так неожиданно, что вражеский лётчик уже не мог ничего предпринять. Самолёты столкнулись...
Андрей успел заметить, что "Мессер" разваливается на куски. Падал, ломаясь, и самолёт Чиркова. Он выбросился из кабины и раскрыл парашют. Теперь можно было осмотреться. Увидев землю, лётчик пришёл в смятение: ветер сносил его за линию фронта.
Чирков начал подтягивать стропы, пытаясь превратить шёлковый купол в подобие управляемого паруса. Но ничего из этого не получилось. Заставить парашют скользить в обратную сторону, против ветра, не удалось. Приближалась земля, на которой был враг.
Приземлился Чирков в лесу. И так как дело происходило под вечер, немцам не удалось обнаружить его. Голоса вражеских солдат постепенно отдалялись и скоро совсем пропали. Андрей начал пробираться к своим. По его предположениям, до линии фронта было чуть более 10 километров. Выбрать направление помогли карта и компас.
Однако верный курс ещё далеко не всё. На каждом шагу лётчика подстерегала опасность. Он мог неожиданно столкнуться с немцами. Был у Чиркова и другой враг, который неотступно следовал за ним и всё больше давал о себе знать, - мороз. В воздухе с Чиркова сорвало шлем и перчатки. Как ни прятал он руки, как ни поднимал воротник комбинезона, пальцы деревенели, а голову будто стягивало обручём.
Скоро меховые унты стали невероятно тяжёлыми. Чирков с трудом вытаскивал их из глубокого снега. Одолевала усталость. Хотелось присесть и отдохнуть. Чирков несколько раз падал, но торопливо поднимался и снова шёл. Отдыхать решил стоя, прислонясь к дереву. Садиться боялся, чтобы совсем не одолела слабость. Перед рассветом чуть было не наткнулся на немецкий патруль, но успел спрятаться за дерево. Солдаты прошли так и не заметив лётчика.
Всё чаще слышались голоса, возникали силуэты людей. Потом опять никого. Чирков понял, что передний край совсем близко. Немцы прячутся в укрытия, чтобы не попасть под пулю или осколок. Это было на руку лётчику. Мешали только взлетавшие время от времени ракеты. Однако и от них была польза. При свете ракет он высмотрел расположение пулемётных гнёзд, заметил где стоит артиллерийская батарея, отыскал в проволочном заграждении место, развороченное снарядом. Едва погасла очередная ракета, Чирков метнулся к ближайшей воронке. Переждал, когда снова воцарится темнота, и с разбегу ткнулся в то место, где колючая проволока была изорвана снарядом.
Из окопов ударили автоматы. Чирков припал к земле. Отлежавшись немного, снова пополз. Так и добрался до нашего переднего края. Это было третье и самое неожиданное возвращение Чиркова в полк.
13 марта 1942 года тройка наших лётчиков, в числе которых был и Андрей Чирков, провела успешный воздушный бой с большой группой немецких самолётов. В тот день, прикрывая наземные войска, звено истребителей 154-го авиаполка в составе А. А. Матвеева, П. А. Пилютова и А. В. Чиркова над линией фронта встретило 4 истребителя Ме-109. Атаковав врага, наши лётчики сбили один из них и тут же увидели пикировщики Ju-87, которые готовились бомбить наши войска.
Ведущий повёл звено на "Юнкерсов", когда вдруг сверху на них "свалилось" ещё 9 "Мессеров". Ввязываться с ними в бой было нельзя - важнее было помешать пикировщикам прицельно сбросить бомбы. Оторвавшись от Ме-109, наши истребители ударили по Ju-87. Один самолёт загорелся, другие шарахнулись в стороны. Теперь все силы, всё внимание и мастерство наши лётчики обратили на борьбу с истребителями противника, которые стремились расправиться с отважной тройкой. Но врагу так и не удалось сбить ни одного нашего самолёта.
В другой раз звено, ведомое уже Чирковым, перехватило большую группу бомбардировщиков, которые под прикрытием четвёрки Ме-109 держали курс на Ленинград. Воздушный бой длился около 30 минут. В итоге наши лётчики уничтожили 4 самолёта врага и без потерь вернулись на свой аэродром.
В январе 1943 года после очередного перевооружения полка Андрей Чирков одним из первых освоил истребитель Як-7Б и в первом же бою на новой машине сбил 2 вражеских FW-190.
К июню 1943 года Андрей Васильевич Чирков, ставший к тому времени уже помощником командира 29-го Гвардейского истребительного полка по воздушно - стрелковой службе, совершил 389 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил 18 самолётов противника лично и 9 - в составе группы.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Весной 1944 года Чирков принял командование 196-м истребительным авиаполком. В июне лётчики 275-й истребительной авиационной дивизии, куда входил и полк Чиркова, вели напряжённые бои на Карельском перешейке. 19 июня оказалось для них самым напряжённым. В этот день было проведено 15 воздушных боёв и сбито 22 неприятельских самолёта. Один из них записал на свой счёт и Андрей Чирков   ( по некоторым источникам его жертвой стал капитан Ханс Винд - финский ас с 75-ю победами ). Но на свой аэродром он тогда не вернулся.
Его подчинённые успокаивали друг друга: "Не может он пропасть". Слова ведомого о том, что хвост командирской машины отрубило зенитным снарядом, никто не хотел принимать в расчёт.
Но время шло, а Чиркова не было. И вдруг, когда лётчики уже начали терять последнюю надежду, к командному пункту полка подкатила машина, из которой устало выбрался майор Чирков. Прощаясь с шофёром, он вдруг спохватился и начал рыться в карманах:
- Не нужны мне теперь эти трофеи. - И высыпал в руку тому горсть пуговиц. - Верни их. Пусть пришьют обратно.
Окружившие Чиркова однополчане ничего не понимали. Тогда майор поведал свою историю:
- О том, что мне пришлось ещё раз побывать за линией фронта, вы, конечно уже догадываетесь. Так вот, пробираюсь я по лесу и вижу двух немецких связистов. Подкрался к ним и крикнул: "Руки вверх !". Они вмиг побросали свой провод, и ладошки к небу. А так как их всё - таки двое, обрезал я им пуговицы на штанах. Так, думаю, спокойней будет. В таком виде и сдал нашей наступающей пехоте. А вот сейчас вспомнил про пуговицы...
Все расхохотались. Чирков оглядел подчинённых и с напускной строгостью сказал:
- Командир вернулся, а им смешки. Лучше докладывайте, как дела. И машину мне подготовить. Сегодня уже не полечу, а завтра - обязательно...
И уже на следующий день, 20 июня 1944 года, командир 196-го истребительного авиаполка майор А. В. Чирков в бою с 3-мя немецкими истребителями сбил один из них, а остальные принудил к бегству. Ещё много боевых вылетов совершил после этого Андрей Чирков, много раз сходился в воздухе с врагами и побеждал их.
За годы войны, сражаясь в небе Ленинграда, над Ладогой и Волховом, Гвардии майор А. В. Чирков выполнил 420 успешных боевых вылетов, участвуя в 78 воздушных боях сбил лично 24 и в группе с товарищами 9 самолётов противника.
В 1949 году по состоянию здоровья уволился в запас. Почётный гражданин Ленинграда Андрей Васильевич Чирков жил и трудился в этом городе.
Прошедший сквозь огонь войны и выживший все смертям назло, отважный воздушный боец умер после тяжёлой болезни 10 сентября 1956 года, 39-ти лет от роду.
 
Рейтинг: +1 1628 просмотров
Комментарии (14)
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:18 +1

Родился 2 (15) июня 1915 года в деревне Федосово Старицкого уезда Тверской губернии (ныне Лотошинский район Московской области) в крестьянской семье. Русский. Учился в школе в селе Нововасильевское Лотошинского района Московской области. С 1928 года жил в селе Новая Дуброва. В 1929 году окончил 7 классов школы, в 1933 году — школу ФЗУ. Работал слесарем на комбинате.
В Красной армии с 1935 года. В 1937 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.
Участник советско-финской войны 1939—1940 годов в должности командира звена 5-го смешанного авиационного полка и 147-го истребительного авиационного полка.
Отличился при выполнении боевого задания 5 декабря 1939 года в районе населённого пункта Сальмиярви Печенгского района Мурманской области. Истребительная эскадрилья, в составе которой находился И. М. Белов, была встречена сильным зенитным огнём противника. Увлекая за собой других, И. М. Белов устремился на позиции врага и, снизившись до 25 метров, поражал его основные огневые точки. За время боевых действий совершил 10 боевых вылетов на истребителе.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 февраля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Белову Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 105).
В феврале-ноябре 1940 года учился в Военно-воздушной академии (Монино), но был отчислен. Продолжал службу в строевых частях ВВС (вначале в Заполярье, а с начала июня 1941 года — в Западном военном округе).
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года в должности заместителя командира 42-го истребительного авиационного полка. Погиб 7 сентября 1941 года при бомбардировке противником аэродрома в городе Карачев Брянской области.
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:19 +1

Гальченко Леонид Акимович

Родился 2 апреля 1912 года в городе Петровск-Порт (ныне Махачкала, республика Дагестан). Окончил 7 классов, учился в дорожно-строительном техникуме и Краснодарской школе сельскохозяйственной авиации. С 1933 года в Красной Армии. В 1935 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков, служил в Ленинградском военном округе.
Участник советско-финляндской войны 1939-1940 гг. в должности флаг-штурмана 5-го смешанного авиационного полка. Летал на И-15бис, выполнил более 50 боевых вылетов, из них 23 - на штурмовку войск противника. Награждён орденом Красного Знамени. С 1940 года старший лейтенант Л. А. Гальченко служил в 145-м истребительном авиационном полку. В 1941 году окончил курсы усовершенствования командного состава в Липецке.
С 22 июня 1941 года капитан Л. А. Гальченко на фронтах Великой Отечественной войны в составе 145-го ИАП (1-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 14-й армии, Карельский фронт), командовал эскадрильей. Летал на И-16 и ЛаГГ-3. К октябрю 1941 года совершил 77 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника. За эти подвиги представлен к званию Героя Советского Союза, которого удостоен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 872).
22 октября 1941 года майор Гальченко назначен командиром вновь сформированного 609-го истребительного авиационного полка, который до ноября 1942 года прикрывал с воздуха Кандлакшское направление в составе ВВС 32-й армии (затем - 7-й Воздушной армии). В ноябре 1942 года назначен заместителем командира вновь формируемой 259-й истребительной авиационной дивизии 7-й Воздушной армии. Затем занимал такую же должность в 258-й и 261-й смешанных авиадивизиях. В мае 1944 года назначен заместителем командира 324-й истребительной авиадивизии. Летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. Всего к 1 ноября 1944 года подполковник Л. А. Гальченко выполнил 310 боевых вылетов, провёл около 40 воздушных боёв, в которых сбил 12 самолётов противника (по документам найдено 6 лично и 5 в группе). С ноября 1944 года вместе с дивизией находился в резерве в Московском Военном округе, до конца войны в боевых действиях более не участвовал.
После войны продолжал служить в авиации, занимал различные командные должности в ВВС Закавказского военного округа. В 1950 году переведён в Заполярье, под Мурманск, командиром 16-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии ВВС Северного округа. В 1952 году зачислен слушателем Высшей военной академии (Военная академия Генерального штаба). С 1954 года полковник Л. А. Гальченко - в запасе. Жил в Махачкале. Умер 26 сентября 1986 года.
Награждён орденами: Ленина (06.06.1942), Красного Знамени (05.02.1940, 16.01.1942, 23.07.1944, ...), Отечественной войны 1-й степени (13.02.1944, 06.04.1985), Красной Звезды; медалями, в том числе "За боевые заслуги" (03.11.1944).
* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:20 +1

Громов Георгий Васильевич

Родился 1 апреля 1917 года в деревне Оленино Темкинского района Смоленской области. Окончил 6 классов. С 1932 года жил в Москве. С 1933 года работал электромонтёром Московского треста "Энергострой" и учился в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В декабре 1938 года окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов. Служил младшим лётчиком в ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 145-го ИАП, летал на И-15бис, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Г. В. Громов на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 145-го ИАП, продолжая летать на И-15бис. В июле 1941 года направлен в 147-й ИАП на такую же должность (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), летал на МиГ-3 и "Киттихауке". С января 1942 года - командир эскадрильи. С 12 июля 1943 года - штурман полка. В феврале 1944 года назначен заместителем командира 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (258-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт). В апреле 1944 года назначен командиром 515-го ИАП (на 1-м Белорусском фронте), где летал на Як-9 и Як-3. Участвовал в Белорусской, Висло-Одерской, Берлинской наступательных операций.
К апрелю 1945 года командир 515-го Померанского ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени истребительного авиационного полка (193-я Демблинская ордена Суворова 2-й степени истребительная авиационная дивизия, 13-й Седлецкий Краснознамённый истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия 1-й Белорусский фронт) Гвардии подполковник Г. В. Громов совершил 400 боевых вылетов, провёл 64 воздушных боя, сбил 7 самолётов противника лично и 18 в составе группы (в материалах наградного листа говорится о 13 личных победах, полученных путём пересчёта групповых побед в личные, согласно приказу командующего 7-й Воздушной армии). Войну закончил в Берлине, всего выполнил 408 боевых вылета. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1950 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические командные курсы, в 1956 году - Высшую военную академию имени К. Е. Ворошилова. Командовал 279-й истребительной авиационной дивизией (Прикарпатский военный округ). С августа 1961 года - командующий авиацией 8-й отдельной армии ПВО (Киев). С сентября 1963 генерал-майор авиации Г. В. Громов - в запасе. Жил в Киеве. Умер 26 сентября 1975 года, похоронен в Киеве на Байковом кладбище. Именем Героя названа средняя школа в Тёмкинском районе Смоленской области.
Награждён орденами: Ленина (15.05.1946), Красного Знамени (29.11.1941, 13.07.1942, 01.07.1945), Александра Невского (24.09.1943), Отечественной войны 1-й степени (18.09.1944), Красной Звезды; медалями.
* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:21 +1

Иванов Виктор Павлович

Родился 29 декабря 1919 года в деревне Анашкино, ныне Новоржевского района Псковской области. Окончил 7 классов и курсы счетоводов. Работал в колхозе. Окончив Великолукский аэроклуб, стал лётчиком-инструктором планерного клуба. С 1937 года жил в Ленинграде, где работал механиком на заводе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.
С июня 1941 года младший лейтенант В. П. Иванов на фронтах Великой Отечественной войны. Воевать начал в составе 147-го истребительного авиационного полка, летал на И-153. С марта 1942 года сражался в составе 768-го ИАП ПВО на английских истребителях "Харрикейн" и американских "Киттихауках". Всего в Заполярье выполнил около 200 боевых вылетов, сбил 1 самолёт противника лично и 11 в группе с другими лётчиками.
В августе 1942 года капитан В. П. Иванов был отозван с фронта и как один из сильнейших лётчиков системы ПВО страны направлен во вновь формируемый в Химках истребительный авиационный полк ПВО Особого назначения (позднее - 910-й ИАП, 148-й Гвардейский ИАП). Часть создавалась из лучших пилотов-истребителей ПВО на самолетах Як-1Б и Як-7, предполагалось, что это будет "полк асов", аналогичный армейским 434-му ИАП и 9-му ГИАП.
К маю 1944 года командир эскадрильи 148-го Гвардейского истребительного авиационного полка (148-я истребительная авиационная дивизия, Войска противовоздушной обороны страны) Гвардии капитан В. П. Иванов совершил 556 боевых вылетов, в 33 воздушных боях сбил 15 самолётов противника (5 лично и 10 в группе). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4102).
К концу войны Гвардии майор В. П. Иванов выполнил более 600 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 17 самолётов противника (5 лично и 12 в группе). Кроме выше перечисленных типов, летал на Як-9 и Як-3 (в конце войны несколько таких истребителей было получено для звена управления полка).
После войны продолжал службу в Военно-Воздушных Силах СССР. В 1952 году окончил Высшие офицерские лётно-тактические курсы командиров частей ВВС в Липецке. Служил в строевых частях ВВС, командовал авиационным полком. Летал на МиГ-9, Як-15, Як-17, Як-17БФ, МиГ-15, МиГ-17. С 1959 года Гвардии полковник В. П. Иванов - в запасе. Жил в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). Умер 24 августа 1997 года.
Награждён орденами: Ленина (22.08.1944), Красного Знамени (29.11.1941, 14.02.1943, 14.02.1944), Александра Невского (27.03.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:22 +1

Кайков Павел Александрович

Родился 10 января 1917 года в деревне Межево ныне Конаковского района Тверской области в семье рабочего. Русский. Окончив 7 классов и школу ФЗУ при Калининском вагоностроительном заводе (ныне Тверской вагоностроительный завод), работал токарем. В РККА с 1938 года. Окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков в 1939 году. Участник советско-финской войны 1939—1940 годов.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Лётчик 147-го истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я армия, Карельский фронт) комсомолец лейтенант Кайков П. А. произвёл 67 боевых вылетов на штурмовку вражеских объектов, сопровождение самолётов, прикрытие аэродрома и 110 вылетов на связь и доставку боеприпасов и продовольствия партизанам в тыл противника. Участвовал в 5 воздушных боях.
29 ноября 1941 года лейтенант Кайков вылетел в составе эскадрильи на штурмовку войск противника на Мурманском направлении. При посадке на свой аэродром советские лётчики были атакованы истребителями противника. Несмотря на почти полный расход боеприпасов, наши лётчики приняли бой. Кайков сразился с двумя Me-109. Он старался экономить патроны, но они быстро кончились. Вскоре один «мессершмитт» вышел из боя. С другим он сошёлся на высоте 150 м в лобовой атаке. Немец с разворотом стал переходить на бреющий полёт. Кайков догнал его и над самыми верхушками деревьев ударил винтом своего МиГ-3 по хвостовому оперению Мессершмитта. При этом оба самолёта врезались в землю.
6 июня 1942 года лейтенанту Кайкову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина. Похоронен в Мурманске. Его именем названы улицы в Твери и посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области, одна из школ Мурманска, профессиональное училище в Твери. На здании школы в родной деревне установлена мемориальная доска.
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:23 +1

Королёв Василий Иванович

Василий Королёв родился 22 Апреля 1918 года в деревне Еднёво, ныне Волоколамского района Московской области, в семье рабочего. С 1930 жил в Москве. Окончил 10 классов и школу ФЗУ при Московском электрозаводе имени В. В. Куйбышева. Работал токарем. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.
С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал сначала на Карельском фронте, летая на биплане И-153. Позднее "Чайки" были заменены истребителями МиГ-3, на которых воевал уже в Заполярье.
...Зелёный светлячок сигнальной ракеты прочертил небо над аэродромом. Взревели моторы. Ударило из патрубков пламя. Истребители пошли на взлёт.
Группу вёл Поздняков. Редкая облачность настораживала: враг часто маскировался в облаках, чтобы нанести внезапный удар. И на этот раз, прикрываясь облаками, "Мессеры" летели в направлении железнодорожной станции Кица. Наши истребители перехватили их и завязали бой. Выше общей группы Поздняков заметил ещё 2 "Мессера". Вероятно, на одной из машин их командир, который руководил боем. Его-то и нужно атаковать в первую очередь. Ведомый Лейтенант И. Фатеев понял замысел своего командира и последовал за ним.
Поздняков, направив самолёт в сторону солнца, стремительно набирал высоту. Он появился неожиданно и внезапно атаковал ведущего вражеской группы. Тот не успел выполнить оборонительный маневр. Алексей поймал "Мессера" в прицел и дал длинную очередь. Она прошила кабину, и самолёт, теряя управление, стал падать.
Тем временем Лейтенант В. Королёв, увлекая товарищей, ринулся на "Мессеров", которые, лишившись управления, перестроились в замкнутый круг и отчаянно отбивались. Имея значительное преимущество в высоте, наши "ястребки" парами пикировали на врага. Пример инициативных и смелых действий показывал Королёв, оборвавший полёт ещё одного Ме-109.
Боевые вылеты следовали один за другим. Достаточно сказать, что за 2 недели Сентября лётчики 147-го полка отразили 22 вражеских налёта. Это был самый напряжённый месяц войны.
К Октябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я армия, Карельский фронт) Лейтенант В. И. Королёв совершил 64 боевых вылета на штурмовку скоплений войск противника и 68 вылетов на разведку и прикрытие своих войск.
Однажды, при возвращении с боевого задания по прикрытию штурмовиков, разбомбивших вражеский аэродром, в бою против группы вражеских истребителей, сбил одного, но сам на горящем самолёте был вынужден приземлиться на лесной массив. Раненый и обожжённый, он 4 дня пробирался сквозь зимнюю тайгу, и был подобран пограничниками. Вернулся в свою часть.
Весной 1942 года полк получил звание Гвардейского и стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП. На смену "МиГам" пришли американские Р-40 "Киттихаук".
К тому времени Лейтенант В. И. Королёв считался одним из лучших асов полка: при отражении налётов немецкой авиации на Мурманск и объекты Кировской железной дороги он сбил несколько самолётов. Но ему нередко приходилось выполнять и задачи штурмовика. Вылетев 30 Августа 1941 года во главе 6 истребителей на боевое задание, Лейтенант В. И. Королев увидел автоколонну врага из 40 автомашин. Колонна двигалась по дороге от Кайрала на Алакуртти. Советские лётчики с ходу сбросили на колонну бомбы - несколько машин загорелось. Затем истребители перестроились в круг и, снижаясь почти до земли, стали расстреливать врага из пулемётов. Совершив по несколько атак, они вернулись на аэродром.
В Сентябре 1941 года В. И. Королёв во главе группы самолётов И-153 в течение двух недель поддерживал 88-ю стрелковую дивизию на Кестеньгском направлении. Однажды с воздуха было обнаружено продвижение вражеских войск к линии фронта. Королёв сразу же повёл свою группу на штурмовку. Бомбами, реактивными снарядами и пулемётным огнём наши лётчики уничтожили 2 танка и 2 повредили, разбили 5 полевых орудий. Колонна мотопехоты была разгромлена.
22 Февраля 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях, Лейтенанту Василию Ивановичу Королёву было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 896).
В Феврале 1943 года В. И. Королёв был переведён в 760-й ИАП на том же фронте, получил звание Капитана.
В Июле 1943 года в групповом бою под Мурманском вступил в поединок с немецким пилотом, который сбил 3 наших истребителя. Враг был уничтожен. Через несколько дней такая же судьба постигла и другого "Мессера", подкарауливавшего наши самолёты на посадке.
В Январе 1944 года был подбит и ранен. К тому времени совершил 388 успешных боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 12 групповых побед. ]
В 1945 году Майор В. И. Королёв вышел в запасе. Жил в Москве. Работал в Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. Умер 30 Апреля 1989 года. Похоронен в городе Долгопрудный Московской области на Южном кладбище (участок 24).
Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (дважды), "Знак Почёта"; медалями.
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:24 +1

Крупский Виктор Иосифович

Родился 21 декабря 1921 года в городе Кременчуге (ныне Полтавская область Украины). Окончил 7 классов и 1 курс механического техникума. Работал на заводе, учился в аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. Служил в 163-м резервном авиационном полку (ВВС Ленинградского военного округа).
С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. И. Крупский на фронтах Великой Отечественной войны в должности пилота 147-го ИАП (1-я АД, ВВС 14-й Армии, Карельский фронт), летал на И-153. Участник обороны Мурманска. С января 1942 года воевал в 760-м ИАП, летал на "Харрикейне". Нёс боевую вахту по защите Кировской железной дороги и её объектов. 24 марта 1942 года назначен командиром звена.
К 25 июня 1942 года заместитель командира эскадрильи 760-го истребительного авиационного полка (1-я авиационная дивизия, ВВС 26-я Армии, Карельский фронт) старший лейтенант В. И. Крупский совершил 240 боевых вылетов, в 28 воздушных боях сбил лично 5 и в группе 7 самолётов противника (в наградном листе говорится о 3 личных и 8 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 897).
С декабря 1942 года - командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (258-я ИАД, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт), летал на "Киттихауке". 25 марта 1943 года сбит в воздушном бою, получил тяжёлое ранение, долго лечился. После возвращения исполнял обязанности помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе. С августа 1944 года Гвардии майор В. И. Крупский - помощник командира 257-й САД (7-я Воздушная армия, Карельский фронт), на боевые задания не летал по состоянию здоровья. Всего совершил 330 боевых вылетов, провёл 32 воздушных боя, в которых сбил лично 9 и в составе группы 10 самолётов противника.
В 1946 году уволен в запас по болезни. В 1952 году окончил Высшую школу Министерства заготовок СССР. Работал заместителем уполномоченного Министерства заготовок в Полтавской области Украины. В 1978-1985 гг. занимал пост председателя Орловского облисполкома. Умер 10 сентября 2000 года. Похоронен в городе Орле на Троицком кладбище.
Награждён орденами: Ленина (22.02.1943), Красного Знамени (07.11.1941), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (13.11.1944), Красной Звезды (01.05.1942), Трудового Красного Знамени, Дружбы народов; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:25 +1

Кузнецов Николай Александрович

Родился 10 октября 1918 года в деревне Емельяново (ныне Южский район Ивановской области). Детство провёл в городе Коврове (Владимирская область). В 1934 году окончил там 8 классов школы № 3, затем школу фабрично-заводского обучения (ФЗО). Работал формовщиком чугунно-литейного цеха на Ковровском экскаваторном заводе. В 1937 году переехал в город Владимир, работал токарем на граммофонном заводе. В 1936 году окончил городской аэроклуб. С ноября 1938 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу пилотов (ныне г. Оренбург). Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
С 19 октября 1941 года младший лейтенант Н. А. Кузнецов на фронтах Великой Отечественной войны в должности пилота 147-го ИАП (1-я САД, ВВС 14-й Армии, Карельский фронт), вскоре назначен командиром звена. Летал на И-153 и "Харрикейне". С января 1942 года старший лейтенант Н. А. Кузнецов - командир эскадрильи 760-го ИАП, в августе 1942 года назначен начальником воздушно-стрелковой службы полка. Летал на "Харрикейне", "Киттихауке" и Ла-5.
К 5 июля 1944 года помощник командира по воздушно-стрелковой службе 760-го истребительного авиационного полка (324-я истребительная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) майор Н. А. Кузнецов совершил 375 боевых вылетов, в 35 воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 12 самолётов противника (в наградном листе говорится о 14 личных и 12 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4312).
С конца июля 1944 года - помощник командира по воздушно-стрелковой службе 195-го ИАП (той же 324-й ИАД), где летал на Ла-5 и Як-9. К ноябрю 1944 года совершил более 500 боевых вылетов, провёл около 40 воздушных боёв, в которых сбил лично 13 и в составе группы 12 самолётов противника (согласно наградных материалов к 1 октября 1944 года имел 16 личных и 12 групповых побед).
С сентября 1945 года - в запасе. Работал пилотом в группе особого назначения при Главном управлении Северного морского пути. С 1946 года - заместитель директора судостроительного завода в Архангельске. Позднее работал в Гражданской авиации (в авиаотрядах городов Куйбышев и Ростов-на-Дону). С 1950 года жил в Ростове-на-Дону, работал в сельхозреммеханизации, на фабрике пластмассы. С 1961 года на пенсии. Последние годы жил в городе Владимире. Умер 24 октября 1982 года, похоронен на кладбище "Улыбышево".
Награждён орденами: Ленина (22.02.1942, 26.11.1944), Красного Знамени (09.04.1943, 06.10.1943, 20.07.1944); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:26 +1

Матвеев Александр Андреевич

12 января 1943 года после тщательной подготовки началось наступление войск Ленинградского и Волховского фронтов с целью прорыва блокады Ленинграда. За 7 дней ожесточённых боёв железное кольцо, которым враг сжимал с осени 1941 года город на Неве, было разорвано.

Весомый вклад в победу над врагом в ходе этой операции и дальнейших боевых действий внесли авиаторы 275-й истребительной авиационной дивизии, её Гвардейские полки. Из 3000 самолётов врага, которые были уничтожены на подступах к Ленинграду, более 500 записали на свой счёт пилоты этого соединения. Командовал дивизией генерал - майор авиации А. А. Матвеев.
Александр Матвеев родился в 1910 году в городе Коврове ( Ивановская область ). С 1928 года в рядах Красной Армии, с 1934 года - в авиации. До 1937 года был лётчиком - инструктором в Борисоглебской авиационной школе. Затем закончил Авиационный факультет при Военно - Политической академии, служил в истребительной авиации.
А. А. Матвеев прошёл большой и славный путь. Боевое крещение получил в боях с японскими захватчиками на реке Халхин - Гол летом 1939 года. Комиссар эскадрильи 70-го истребительного авиационного полка, Александр Матвеев совершил 71 боевой вылет, в 19 воздушных боях сбил лично 2 и в группе 5 японских самолётов.
С ноября 1939 года по март 1940 года принимал участие в Советско - Финляндской войне в должности комиссара 147-го истребительного авиаполка ( в Мурманске ). Совершил несколько десятков боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника. 7 мая 1940 года награждён первым орденом Красного Знамени, а 22 февраля 1941 года - и вторым
Великая Отечественная война застала А. А. Матвеева в Подмосковье - он был комиссаром 17-го истребительного авиаполка. Здесь Александр Андреевич прослужил не долго.
11 ноября 1941 года Матвева назначили командиром 154-го авиаполка. Под его руководством полк проходил в тылу переформирование и ( одним из первых в Советских ВВС ) осваивал новую технику - американские истребители Р-40 "Томагаук". Затем, в конце ноября, полк получил приказ перебазироваться на аэродром Подборовье и, вместе с 127-м авиаполком, приступил к выполнению основной боевой задачи - сопровождение транспортных самолётов до Ленинграда.
В полку было 24 экипажа. Многие его лётчики в первые месяцы войны летали на самолётах И-16 в небе Ленинграда и уже имели боевой опыт. Основу, костяк полка, на боевом счету которого к концу войны значилось свыше 460 сбитых вражеских самолётов, около 1000 проведённых воздушных боёв, несколько тысяч вылетов на сопровождение воздушно - транспортных караванов, составляли такие известные ленинградские лётчики - истребители, как Пётр Пилютов, Пётр Покрышев, Георгий Петров, Алексей Сторожаков, Сергей Титовка, Андрей Чирков, Владимир Матвеев, Николай Зеленов, Пётр Зюзин, Александр Горбачевский, Константин Коршунов, Иван Леонович, Фёдор Чубуков. Все они в последствии были удостоены звания Героя Советского Союза.
Начало боевой деятельности полка на трассе воздушного моста было сопряжено с немалыми трудностями. Вспоминая о тех днях, А. А. Матвеев рассказывал позднее:
- Новый самолёт доставлял немало хлопот. Конструктивно он не был приспособлен к полётам в условиях суровой зимы: от морозов лопались трубки и соты маслянных радиаторов, застывала гидросмесь, а запасных частей и материалов для ремонта не хватало. Много пришлось повозиться инженерам, техникам и механикам, чтобы приспособить теплолюбивых "американцев" к русским морозам. Хитроумные техники полка к маслянным радиаторам и гидросистемам приладили краники и в сильные морозы масло и гидросмесь на ночь сливали и уносили в тёплое помещение.
Труднее было с серебряным припоем для ремонта радиаторов. Но справились и с этим делом - у местных жителей раздобыли старые серебрянные монеты и кое-какие поделки из серебра, переплавили их и делали припой. После всех этих доделок и доводок американские "Томагавки" стали летать.
Лётчики полка, бывало шутили: "Если понадобится, у наших техников и топор ( "Томагавк" - боевой топорик американских индейцев ) будет летать". Нечего греха таить: самолёты были неважные, но тем не менее лётчики полка летали и воевали на них неплохо.
Вскоре появилась и новая проблема - уже к весне 1942 года полк стал испытывать острую нехватку запасных моторов "Аллисон".
Из-за этого большое число машин оказалось на приколе. Тогда по личной инициативе подполковника А. А. Матвеева и полковника П. Маликова, в 1-й авиаремонтной базе ВВС в Ленинграде, началась работа по переделке Р-40 под советские моторы М-105П и М-105Р. Всего было переделано около 40 машин. И хотя их лётно - технические характеристики несколько ухудшились, на них можно было воевать. А это, в тот период времени, было важнее всего !
Воздушный мост, родившийся в сентябрьские дни 1941 года, превратился в арену жесточайших воздушных схваток. Больше месяца лётчики 154-го полка ( 22 ноября 1942 года преобразованного в 29-й Гвардейский ИАП ) сопровождали в Ленинград транспортные самолёты. Не всё налаживалось сразу. На первых порах были промахи, ошибки и даже неоправданные потери лётчиков. Так же как лётчики соседних 127-го и 286-го полков, пилоты 154-го полка выдерживали чрезмерную физическую и моральную нагрузку. Они по 5 - 6 раз в день поднимались в воздух, отважно сражаясь с противником, имевшим 2 - 3 кратное численное превосходство.
Согласно данных наградного листа на орден Ленина ( награждён 15 марта 1942 года ), к февралю 1942 года майор А. А. Матвеев совершил 80 боевых вылетов с налётом в 74 часа, в 5 воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника.
154-й истребительный полк майора Матвеева был одним из тех, на чью долю выпала нелёгкая задача прикрывать с воздуха наши войска, пытавшиеся пробиться к Ленинграду с востока - со стороны Большой земли. Малоизвестные когда-то Погостье, Виняголово, Кондуя, Смердыня, Кордыня что ни день упоминались тогда в боевых донесениях. Близ этих мест шли тяжёлые бои и на земле и в небе.
Особенно напряжённым был март 1942 года. Ни один вылет не обходился без боя. Но самым тяжёлым для лётчиков оказалось 13 марта. Механики едва успевали заправлять самолёты горючим и боеприпасами. Осуществляя командование полком, Александр Андреевич часто вылетал на боевые задания и сам.
Прикрывая 13 марта 1942 года наземные войска, звено 154-го ИАП в составе А. А. Матвеева, П. А. Пилютова и А. В. Чиркова над линией фронта встретило 4 истребителя Ме-109. Атаковав врага, наши лётчики сбили один самолёт и тут же увидели пикировщики Ju-87, которые готовились бомбить наши войска. Александр Матвеев повёл звено на "Юнкерсов", когда вдруг сверху "свалилось" ещё 9 "Мессеров". Однако ввязываться с ними в бой было нельзя - важнее было помешать пикировщикам прицельно сбросить бомбы. Оторвавшись от Ме-109, наши истребители ударили по Ju-87. Один самолёт загорелся, другие шарахнулись в стороны. Теперь все силы, всё внимание и мастерство наши лётчики обратили на борьбу с истребителями противника, которые стремились расправиться с отважной тройкой. Но врагу так и не удалось сбить ни одного нашего самолёта.
40 минут длился этот тяжёлый бой ! Кружась, словно в водовороте, взмывая и пикируя, стреляя и увертываясь от пулемётных трасс, наши лётчики не подпустили "Юнкерсы" к переднему краю. Ни одна бомба не упала на позиции советских войск. Так ничего и не добившись, немецкие самолёты ушли. Только тогда повернула к аэродрому и группа Матвеева. Продлись этот бой ещё 5 минут - пришлось бы садиться где - нибудь возле линии фронта. Горючего хватило только чтобы дотянуть домой.
Через день в газете появился приказ командующего фронтом о награждении майора Матвеева и капитана Чиркова орденом Ленина, майора Пилютова, капитана Покрышева и отличившегося несколько ранее лейтенанта Мармузова - орденом Красного Знамени.
Потом было ещё много напряжённых воздушных боёв... В мае 1943 года 29-й Гвардейский авиаполк, за успешные боевые действия, удостоился чести именоваться впредь "Волховским".
Согласно данных наградного листа на орден Отечественной войны 1-й степени, к маю 1943 года Гвардии подполковник А. А. Матвеев совершил 171 боевой вылет с налётом в 134 часа. Участвуя в 12 воздушных боях, сбил лично 5 самолётов противника и ещё 2 в составе группы.
О высокой лётной выучке майора А. А. Матвеева может служить следующий эпизод из его жизни.
Старшего инженера 154-го истребительного полка К. Н. Шатаева влекло небо, и он овладел самолётом. Шатаев уже не сомневался, что хоть время от времени сможет летать. Ему оставалось лишь сдать командиру полка зачёт по технике пилотирования. Можно было не сомневаться, что он сдал бы его, но случилось так, что экзамен не состоялся. Едва машина оказалась в воздухе, как совершенно неожиданно самолётные лыжи, будто пики, нацелились в землю. Оказалось, что на радостях Константин Шатаев не выполнил первой заповеди лётчика - принимая от механика самолёт, не осмотрел его. А механик, отстегнув, как положено, на ночь резиновые амортизаторы, которые удерживали лыжи в горизонтальном положении, утром забыл пристегнуть их обратно.
И вот теперь неминуемо должна была произойти авария, если даже не катастрофа. После того как острые концы лыж ткнутся в посадочную полосу, могло случиться всякое. Разве что отойти в сторону и плюхнуться в глубокий снег... Но командир полка, словно испытывая судьбу, повёл самолёт не к снежной целине, а на укатанную полосу. Все замерли. Сейчас круто опущенные носки лыж вонзятся в спрессованный тяжёлыми катками снег, и самолёт, беспорядочно кувыркаясь, разлетится на куски...
И вдруг, когда беда казалась неминуемой, самолёт резко вздернул нос и как-то странно "присел" на хвост. Задние концы лыж коснулись укатанного снега, и самолёт, в то же мгновение очутившись в горизонтальном положении, как ни в чём не бывало заскользил по посадочной полосе.
Все были восхищены мастерством командира полка. Но сам Александр Андреевич Матвеев избегал разговоров об этом случае. Он даже строжайше предупредил, чтобы никто, чего доброго, не вздумал написать в газету о его необычной посадке. Он не гордился ею, а стыдился. Стыдился не самой посадки, действительно блестящей, а того, что привело к ней, - непристёгнутых амортизаторов. Что же касается инженера, то его лётная карьера тогда же и закончилась. Выбравшись из самолёта, жомандир полка сказал, что очень ценит его как инженера, но в качестве лётчика его с большим успехом заменит любой новичок, только что закончивший лётное училище...
6 мая 1943 года подполковник А. А. Матвеев назначен заместителем командира 275-й истребительной авиационной дивизией ( получившей 27 января 1944 года почётное наименование "Пушкинская" ), а 17 июля 1943 года стал командиром этой дивизии, которую возглавлял до конца войны, показав себя не только блестящим лётчиком - истребителем, но и граммотным командиром.
Летом 1944 года, в период боёв за Выборг, немецкая авиация предприняла попытки бомбардировки наших войск группами по 30 - 50 самолётов. Вражеские истребители оказывали упорное сопротивление нашей авиации, стремясь не допустить их к своим войскам и объектам.
Для отражения налётов бомбардировщиков противника командир 275-й истребительной авиадивизии полковник А. А. Матвеев по данным радиолокационных станций немедленно высылал группы по 6 - 8 истребителей с последующим наращиванием сил в зависимости от боевой обстановки. Истребители делились на сковывающую и ударную группы. Перед нанесением массированных ударов нашей авиацией поднимались группы по 8 истребителей, очищающих воздушное пространство от неприятельских истребителей. Нападения немецких самолётов успешно отбивались нашими лётчиками.
Войну Александр Матвеев закончил с 14 воздушными победами. Всего совершил более 300 боевых вылетов ( с учётом боёв в Монголии и Финляндии ), сбил 7 вражеских самолётов лично и столько же - в составе группы. [ По данным М. Ю. Быкова имел 3 личные и 2 групповые победы в ВОВ. ]
После войны Александр Андреевич остался в ВВС. С отличием окончив Военную академию Генерального штаба, занимал высокие должности. В 1946 - 1971 годах был начальником Батайского ВАУЛ. Службу закончил в звании генерал - лейтенанта авиации, будучи Начальником Управления ВУЗов ВВС страны. В 1975 году вышел в отставку.
Последнее время А. А. Матвеев жил в Москве. 29 марта 1979 года Александру Андреевичу присвоено звание Почётный гражданин города Волхова. Умер в 1998 году.
За годы службы награждён орденами: Ленина ( дважды ), Красного Знамени ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени, Кутузова 2-й степени, Александра Невского, Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:26 +1

Поздняков Алексей Павлович

Родился Алексей Поздняков 26 Февраля 1916 года в селе Тулиновка, ныне Тамбовского района Тамбовской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов начальной школы и 1 курс техникума механизаторов сельского хозяйства, затем работал электромонтёром. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, награждён орденом Красного Знамени.
С началом Великой Отечественной войны на фронте. Сражался в небе Заполярья.
К Сентябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка ( 1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Армия, Карельский фронт ) Лейтенант А. П. Поздняков совершил 138 боевых вылетов на штурмовку и бомбардировку живой силы и техники противника, в воздушных боях сбил 2 самолёта.
В Марте 1942 года полк стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП и имел на вооружении американские самолёты Р-40 "Томагаук". А. Поздняков командовал эскадрильей, одновременно выполняя функции штурмана полка.
8 Апреля 1942 года в напряжённом воздушном бою на подступах к Мурманску, в паре с И. Д. Фадеевым, сбил многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110. Затем, при участии А. С. Хлобыстова, пикировщик Ju-87. В ходе последующего боя Капитан А. П. Поздняков тараном на встречных курсах уничтожил ведущего группы вражеских истребителей и погиб.
6 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в схватках с врагами, Алексею Павловичу Позднякову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Похоронен в посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области. Награждён орденами Ленина и Красного Знамени.

* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:27 +1

Хлобыстов Алексей Степанович

Родился 23 февраля 1918 года в селе Захарово, ныне село Елино Захаровского района Рязанской области. В 1934 году окончил 7 классов. В том же году, после смерти отца, переехал к сестре в Москву. Поступил учеником электромонтёра на Карачаровский механический завод. С 1936 года работал в НИИ металлургического машиностроения, с 1938 года учился в Ухтомском аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. С. Хлобыстов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), летал на И-153. С 1 января 1942 года сражался в 147-м ИАП (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), на Карельском фронте. Летал на И-153, "Томагауке" и "Киттихауке".
К 10 апрелю 1942 года командир звена 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии лейтенант А. С. Хлобыстов совершил 266 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боёв, лично сбил 5 и в составе группы 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 4 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
13 декабря 1943 года командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии капитан А. С. Хлобыстов вылетел в паре на "свободную охоту" в район линии фронта, а также по дорогам Петсамо - Титовка. С боевого задания оба лётчика не вернулись. К этому времени А. С. Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 6 самолётов противника лично и не менее 18 в составе группы.
В 2009 году поисковым отрядом "Икар" было найдено место падения обоих самолётов. В 2013 году останки Героя с воинскими почестями похоронены на воинском кладбище посёлка Мурмаши Кольского района Мурманской области. Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, школа в посёлке Килп-Ярве Кольского района Мурманской области. На лице его имени в Москве и на территории НИИ в Москве, где работал А. С. Хлобыстов, сооружёны бюсты Героя. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (06.07.1942), Красного Знамени (22.07.1941, 05.06.1942); медалями.
* * *
Владимир Савончик # 10 сентября 2017 в 18:28 +1

Чирков Андрей Васильевич

Родился 28 сентября (10 октября) 1917 года в городе Екатеринослав (ныне - Днепропетровск). Окончил 4 класса и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал электромонтёром в трамвайном депо № 1. Окончил Днепропетровский аэроклуб, установил рекорд продолжительности полёта на планере. В 1937 году по комсомольской путёвке направлен в Качинскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1938 году. Служил в Ленинградском военном округе.
С 12 января по 13 марта 1940 года младший лейтенант А. В. Чирков участвовал в Советско-Финляндской войне в должности командира звена 2-й эскадрильи 5-го САП (ВВС 14-й Армии). В первом же боевом вылете на штурмовку войск противника был сбит и в течение 20 часов пробирался по снегу к своим. Затем служил в 147-м ИАП. Летал на И-16 (или И-153), побед не имел.
С 22 июня 1941 года лейтенант А. В. Чирков на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи 158-го ИАП (39-я ИАД, ВВС Ленинградского фронта), летал на Як-1. В сентябре 1941 года направлен на ту же должность в 154-й ИАП, где пересел на "Киттихаук". С июня по ноябрь 1942 года командовал эскадрильей в 196-м ИАП. В ноябре 1942 года направлен на ту же должность в 29-й Гвардейский ИАП, где летал на Як-7 и Як-9.
К июню 1943 года помощник командира 29-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии майор А. В. Чирков совершил 389 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, в которых сбил лично 16 и в составе группы 8 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 18 личных и 9 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 3135).
В декабре 1943 года назначен командиром 196-го ИАП, летал на "Аэрокобре". 19 июня 1944 года Гвардии майор А. В. Чирков сбит в воздушном бою, ранен и в боевых действиях больше не участвовал. В июле 1944 года направлен на учёбу в Академию. Всего выполнил 420 боевых вылетов, провёл 78 воздушных боёв, в которых сбил лично 22 и в составе группы 8 самолётов противника.
После окончания войны продолжал службу в ВВС. В 1949 году уволился в запас с должности заместителя командира 103-й Гвардейской авиационной дивизии. Жил в Ленинграде. Умер 10 сентября 1956 года, похоронен на Ново-Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Его имя носит улица в Днепропетровске, там же в депо трамвайного парка № 1 установлен бюст Героя.
Награждён орденами: Ленина (15.03.1942, 04.02.1944), Красного Знамени (05.02.1940, 20.12.1941), Отечественной войны 1-й степени (10.04.1943); медалями (в том числе и американской, в июле 1943 года).
* * *
Тая Кузмина # 11 сентября 2017 в 10:52 +1
Владимир, это огромный труд, проработать, просмотреть столько материала, отобрать самое важное, поставить фото. Вы здорово всё это делаете! Спасибо!!! Будем помнить героев войны!

lenta9m
Владимир Савончик # 11 сентября 2017 в 13:33 0
36 Да уж! Попотеть пришлось. Более 40 лет занимаюсь этим делом! lenta9m