ГлавнаяПрозаДетские разделыСказки → Сказка Путешествие Александра (Луксурия и Ариадна)

Сказка Путешествие Александра (Луксурия и Ариадна)

23 сентября 2019 - Катрин Тоток
article457820.jpg
На сей раз, Александр шел не торопясь, наблюдая за переменами в этом необычном мире.
На стороне, которая раньше зловеще называлась темной, сейчас пробивались сквозь мертвые некогда земли, ростки вьюнков и диковинных цветов. Нимфы, гномы, птицы и звери с опаской исследовали новые земли, которые теперь были в полной доступности. Набухали почки на мертвых яблонях, жабы и водомерки теперь обживали уголки озерного края, в пустыне появлялись первые следы пребывания воды. Мир, который раньше не знал солнечного света, теперь наблюдал медленный солнечный восход.
Однако темнота не покинула волшебных обитателей полностью. Сгустками, висел то здесь, то там черный туман, а внутри него гудела и гремела огненная гроза. Из особо больших облаков, иногда падали шмотки раскаленной лавы, прожигая под собой все живое и светлое.
Так же не пропали и злые духи, которые ждали появления Александра, для своих корыстных целей.
Саша увидел её задолго до того как сблизился ней. Сидела дева на звере багряном. С семью головами и десятью рогами был тот зверь, и меж рогов виднелись имена его богохульные. Из пастей чудовища вырывались смердящие клубы вони. На спине его лежало роскошное кожаное седло, а в седле восседала самая прекрасная дева, какую Александр только видел. Её белокурые волосы, завитыми прядями свисали до пола, алые губы приоткрыты в легкой, соблазнительной улыбке. Одета на деве легкая порфира, еле скрывавшая наготу её тела. Золото блестит на запястьях и шее. В руке держит она золотую чашу.
Зверь взревел, а дева сладким голосом молвила.
-Путник, Александр! Молва о тебе дошла и до меня, но вот не говорили мне, что ты такой хорошенький, - речь девы была певуча. - Ты меня не знаешь, имя мне Луксурия. Я была знакома со всей твоей семьей, а вот и ты теперь со мной познакомься.
Саша удивился.
-Ты знала моих родных?
Луксурия грациозно слезла со зверя.
-Конечно, милый мальчик! Особенно тесно знала я отца твоего. Тэрон любил охоту, а еще любил навещать семью, что жила на окраине вашей деревни. Может быть, ты их знаешь, Гликерию и её славненькую, златовласую дочь Агату? Твой отец был от них просто без ума!
-Это не правда! - возразил Саша - Мой отец всегда любил только мою мать.
Зазвучал легкий смех Луксурии.
-Какой же ты невинный, маленький мальчик! Я могу открыть тебе страшную тайну, - она приблизила свои губы к уху Саши и шепотом заговорила. - Твой отец никогда не любил тебя и твою мать. Никто в твоей семье тебя не любил.
-Это все ложь! - вскричал мальчик.
Он помнил, как заботливо отец целовал мать в лоб, как родители спали, обнявшись, под пологом цветущих садов, как отец играл с ним и с братом в реке, как учил ловить рыбу, помнил, как мамины нежные руки укладывали спать и накрывали одеялом. Разве это не любовь?
-Наша семья любила друг друга, я тебе не верю, - уверенно сказал Александр.
-Не кричи и не ругайся. Мои слова не пустые, я могу тебе все показать.
-Что показать? - переспросил Саша.
Луксурия поцеловала чащу, что держала в своей руке.
-Я могу показать тебе, то, что чувствовали к тебе и к друг другу твои родители. Ты как никто другой должен это знать, ведь ради них ты борешься со злом. Если ты изопьешь из этой чаши, петля времени откинет тебя назад, и ты увидишь свою семью, и узнаешь их сокровенные тайны. Но если ты к такому не готов, то…- Луксурия направилась легкой поступью к своему зверю.
-Я готов! - подбежал к ней Саша. - Давай сюда свой кубок!
-Чашу, - с улыбкой поправила его дева.
Осторожность покинула Александра. Он сделал большой глоток. Жидкость по консистенции была, как кисель, только цвета ядовито-зеленого и вкуса соленого. Запаха не было. Растекалось, содержимое чащи, по телу холодным свинцом. Руки и ноги стали тяжелыми, голова задурманилась.
Луксурия нежно коснулась лба мальчика своими горячими губами.
-Милый и красивый Саша, засыпай. И то, что ты увидишь, заставит тебя повернуть назад, отказавшись от поисков, - дева уложила спящего мальчика себе на колени. - Спи дитя, и тебя погубят твои же сны.
Во сне Саша оказался в своей деревне. Было лето. Стояла жара. Он возвращался из леса, где строил с друзьями крепость из палок. Проходя мимо соседского дома, он услышал голос отца. Он смеялся. Саша перелез через забор и очутился на просторном дворе. За сараем он увидел тетю Глиперию, она обнимала за плечи отца Саши. А отец с теплотой в глазах смотрел на эту чужую женщину. Рядом бегала дочь Глиперии, маленькая девчушка по имени Агата. Она пыталась поймать кота, но тот ловко от неё ускользал. Взрослые смеялись, держа друг друга в объятиях. А глаза Агаты были так похожи на глаза Александра, на глаза его отца.
-Этого не может быть…-выдохнул Саша. И горечь обиды разлилась внутри него.
Тэрон подбрасывал малышку в воздух, её мать смеялась, кот развалился пузом к солнцу на траве, и они были счастливы.
-Папа, папа, - щебетала маленькая девочка, обращаясь к отцу Саши, - А кого ты любишь больше, меня или Александра?
Тэрон не думая сгреб малютку в крепкие объятия.
-Конечно тебя, моя милая! А, Александра я совсем не люблю, - и, улыбаясь, продолжил баловаться со своей дочерью.
Слезы наполнили глаза Саши. Отец предал его! Человек, которого он считал своей защитой, своей опорой, своей гордостью, разбил ему сердце. Не желая дальше испытывать это унижения, Саша помчался домой, рассказать все своей мудрой и доброй матери.
Но дома ждало его еще  большее разочарование. Саша застыл от отчаяния в дверном проеме, когда увидел как его мать, целует черноволосый статный мужчина.
-Дорогая Деметра, выходи за меня замуж. Бросай Тэрона, он не достоин такой красавицы как ты! Я сверну горы ради тебя, - чужак нашептывал Деметре комплименты и уговоры, женщина таяла в крепких руках.
-Но как же мой сын?
-Когда он вырастет, то поймет тебя. Оставь мальчика с отцом. Или ты любишь его больше, чем меня? - мужчина покрывал поцелуями лицо матери Саши.
-Нет, только ты мне нужен на этом свете.
После этих слов сердце Александра обуял огонь. Гнев и ненависть вырвались наружу. Мальчик кричал. Громко, злобно и страшно. Зеленое пламя Луксурии объяло его ноги, затем поднялось к бедрам, и вот уж полыхает Саша зеленым пламенем по самую шею.
-Ещё чуть - чуть, еще чуть-чуть и ты сгоришь от огня предающего тебя Сладострастия, - ворковала над телом Саши прекрасная дева Луксурия, но в одно мгновение она сбросила мальчика со своих колен и взлетела на перепончатых крыльях на спину своего зверя.
В одном миллиметре от её прекрасного лица пролетело белоснежное копье.
-Оставь его в покое, блудница!
Верхом на белом единороге, облаченная в белый костюм наездницы, взмахивая мечем, неслась на Луксурию дева-воительница. Гордо был поднят её острый подбородок. Копна розовых волос, собранных в конский хвост, развивалась за её спиной. Уверенным взмахом своего меча, девушка снесла зверю семь голов его и приставила остриё своего клинка в шее Луксурии.
-Нечистая! Сними с него свои чары!
Зашипела Луксурия, расправляя летучемышиные крылья за спиной.
-А ты попробуй меня остановить, Ариадна!
Но только вылетели эти слова из уст Луксурии, слетела голова её с плеч. Рассыпалась тело блудницы на тысячу жемчугов, и собралось ступенькой заветной  лестницы.
Острием меча Ариадна соскребла с рога единорога волшебной пыли и осыпала Сашу с ног до головы. Потухло зеленое пламя, не успев поглотить мальчика. Александр открыл свои глаза.
-Где я? Что произошло?
-Ты в подлунном мире, где тьма и свет делили обочины одной дороги. Я Ариадна - дух добра. А Луксурия больше не побеспокоит тебя.
Мальчик заплакал. Ему было так тяжело. Груз, который он взвалил на свои детские плечи, был не посилен даже взрослому.
-Мама не любит меня, и папа меня тоже не любил. Зачем же мне спасать её? Ведь тогда она уйдет к другому мужчине!
-Бедный и сильный мальчик, - Ариадна обняла его. - Это все происки темных сил. Никто на этом белом свете, не любит тебя сильнее, чем мать. Разве ты не чувствуешь это, вот здесь, - она положила ладонь на его грудь. - Твоя мама всегда рядом с тобой. Это она оберегает тебя, а мы лишь исполняем её волю. Не плачь. Будь храбрым! Я верю, у тебя все получится! Вставай.
Она помогла мальчику подняться.
-Я тебе открою небольшую тайну, - заговорчески сказала Ариадна. - Тебе осталось найти только две ступеньки, и ты сможешь закончить свой путь.
-Правда? И потом я увижусь с мамой?
-Конечно, мой юный друг! И мама будет любить тебя всегда! А теперь, запрыгивай на моего верного скакуна. Так, мы быстрее домчим тебя до следующего темного хранителя.
Никто не скачет так же быстро как единорог. Александр был счастлив!
 
Значения имен:
Луксурия (luxuria - блуд, похоть)
Ариадна (совершенно чистая)
Тэрон (охотник)
Агата (хорошая)
Глинерия (сладкая)
Деметра (земная мать)
 
«…сознание все более и более наполняется картинами сладострастия, грязными, жгучими и соблазнительными. Сила и ядовитый чад этих образов, чарующих и позорных, таковы, что вытесняют из души все возвышенные мысли и желания, которые увлекали (молодого человека) раньше. Нередко бывает, что человек не в состоянии думать более ни о чем другом: им всецело владеет демон страсти. На каждую женщину он не может смотреть иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее ползут в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть. Это уже состояние животного или, вернее, хуже животного, потому что животные не доходят до того разврата, до которого доходит человек».
Священномученик Василий Кинешемский

© Copyright: Катрин Тоток, 2019

Регистрационный номер №0457820

от 23 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0457820 выдан для произведения: На сей раз, Александр шел не торопясь, наблюдая за переменами в этом необычном мире.
На стороне, которая раньше зловеще называлась темной, сейчас пробивались сквозь мертвые некогда земли, ростки вьюнков и диковинных цветов. Нимфы, гномы, птицы и звери с опаской исследовали новые земли, которые теперь были в полной доступности. Набухали почки на мертвых яблонях, жабы и водомерки теперь обживали уголки озерного края, в пустыне появлялись первые следы пребывания воды. Мир, который раньше не знал солнечного света, теперь наблюдал медленный солнечный восход.
Однако темнота не покинула волшебных обитателей полностью. Сгустками, висел то здесь, то там черный туман, а внутри него гудела и гремела огненная гроза. Из особо больших облаков, иногда падали шмотки раскаленной лавы, прожигая под собой все живое и светлое.
Так же не пропали и злые духи, которые ждали появления Александра, для своих корыстных целей.
Саша увидел её задолго до того как сблизился ней. Сидела дева на звере багряном. С семью головами и десятью рогами был тот зверь, и меж рогов виднелись имена его богохульные. Из пастей чудовища вырывались смердящие клубы вони. На спине его лежало роскошное кожаное седло, а в седле восседала самая прекрасная дева, какую Александр только видел. Её белокурые волосы, завитыми прядями свисали до пола, алые губы приоткрыты в легкой, соблазнительной улыбке. Одета на деве легкая порфира, еле скрывавшая наготу её тела. Золото блестит на запястьях и шее. В руке держит она золотую чашу.
Зверь взревел, а дева сладким голосом молвила.
-Путник, Александр! Молва о тебе дошла и до меня, но вот не говорили мне, что ты такой хорошенький, - речь девы была певуча. - Ты меня не знаешь, имя мне Луксурия. Я была знакома со всей твоей семьей, а вот и ты теперь со мной познакомься.
Саша удивился.
-Ты знала моих родных?
Луксурия грациозно слезла со зверя.
-Конечно, милый мальчик! Особенно тесно знала я отца твоего. Тэрон любил охоту, а еще любил навещать семью, что жила на окраине вашей деревни. Может быть, ты их знаешь, Гликерию и её славненькую, златовласую дочь Агату? Твой отец был от них просто без ума!
-Это не правда! - возразил Саша - Мой отец всегда любил только мою мать.
Зазвучал легкий смех Луксурии.
-Какой же ты невинный, маленький мальчик! Я могу открыть тебе страшную тайну, - она приблизила свои губы к уху Саши и шепотом заговорила. - Твой отец никогда не любил тебя и твою мать, никто в твоей семье тебя не любил.
-Это все ложь! - вскричал мальчик.
Он помнил, как заботливо отец целовал мать в лоб, как родители спали, обнявшись, под пологом цветущих садов, как отец играл с ним и с братом в реке, как учил ловить рыбу, помнил, как мамины нежные руки укладывали спать и накрывали одеялом. Разве это не любовь?
-Наша семья любила друг друга, я тебе не верю, - уверенно сказал Александр.
-Не кричи и не ругайся. Мои слова не пустые, я могу тебе все показать.
-Что показать? - переспросил Саша.
Луксурия поцеловала чащу, что держала в своей руке.
-Я могу показать тебе, то, что чувствовали к тебе и к друг другу твои родители. Ты как никто другой должен это знать, ведь ради них ты борешься со злом. Если ты изопьешь из этой чаши, петля времени откинет тебя назад, и ты увидишь свою семью, и узнаешь их сокровенные тайны. Но если ты к такому не готов, то…- Луксурия направилась легкой поступью к своему зверю.
-Я готов! - подбежал к ней Саша. - Давай сюда свой кубок!
-Чашу, - с улыбкой поправила его дева.
Осторожность покинула Александра. Он сделал большой глоток. Жидкость по консистенции была, как кисель, только цвета ядовито-зеленого и вкуса соленого. Запаха не было. Растекалось, содержимое чащи, по телу холодным свинцом. Руки и ноги стали тяжелыми, голова задурманилась.
Луксурия нежно коснулась лба мальчика своими горячими губами.
-Милый и красивый Саша, засыпай. И то, что ты увидишь, заставит тебя повернуть назад, отказавшись от поисков, - дева уложила спящего мальчика себе на колени. - Спи дитя, и тебя погубят твои же сны.
Во сне Саша оказался в своей деревне. Было лето. Стояла жара. Он возвращался из леса, где строил с друзьями крепость из палок. Проходя мимо соседского дома, он услышал голос отца. Он смеялся. Саша перелез через забор и очутился на просторном дворе. За сараем он увидел тетю Глиперию, она обнимала за плечи отца Саши. А отец с теплотой в глазах смотрел на эту чужую женщину. Рядом бегала дочь Глиперии, маленькая девчушка по имени Агата. Она пыталась поймать кота, но тот ловко от неё ускользал. Взрослые смеялись, держа друг друга в объятиях. А глаза Агаты были так похожи на глаза Александра, на глаза его отца.
-Этого не может быть…-выдохнул Саша. И горечь обиды разлилась внутри него.
Тэрон подбрасывал малышку в воздух, её мать смеялась, кот развалился пузом к солнцу на траве, и они были счастливы.
-Папа, папа, - щебетала маленькая девочка, обращаясь к отцу Саши, - А кого ты любишь больше, меня или Александра?
Тэрон не думая сгреб малютку в крепкие объятия.
-Конечно тебя, моя милая! А, Александра я совсем не люблю, - и, улыбаясь, продолжил баловаться со своей дочерью.
Слезы наполнили глаза Саши. Отец предал его! Человек, которого он считал своей защитой, своей опорой, своей гордостью, разбил ему сердце. Не желая дальше испытывать это унижения, Саша помчался домой, рассказать все своей мудрой и доброй матери.
Но дома ждало его еще  большее разочарование. Саша застыл от отчаяния в дверном проеме, когда увидел как его мать, целует черноволосый статный мужчина.
-Дорогая Деметра, выходи за меня замуж. Бросай Тэрона, он не достоин такой красавицы как ты! Я сверну горы ради тебя, - чужак нашептывал Деметре комплименты и уговоры, женщина таяла в крепких руках.
-Но как же мой сын?
-Когда он вырастет, то поймет тебя. Оставь мальчика с отцом. Или ты любишь его больше, чем меня? - мужчина покрывал поцелуями лицо матери Саши.
-Нет, только ты мне нужен на этом свете.
После этих слов сердце Александра обуял огонь. Гнев и ненависть вырвались наружу. Мальчик кричал. Громко, злобно и страшно. Зеленое пламя Луксурии объяло его ноги, затем поднялось к бедрам, и вот уж полыхает Саша зеленым пламенем по самую шею.
-Ещё чуть - чуть, еще чуть-чуть и ты сгоришь от огня предающего тебя Сладострастия, - ворковала над телом Саши прекрасная дева Луксурия, но в одно мгновение она сбросила мальчика со своих колен и взлетела на перепончатых крыльях на спину своего зверя.
В одном миллиметре от её прекрасного лица пролетело белоснежное копье.
-Оставь его в покое, блудница!
Верхом на белом единороге, облаченная в белый костюм наездницы, взмахивая мечем, неслась на Луксурию дева-воительница. Гордо был поднят её острый подбородок. Копна розовых волос, собранных в конский хвост, развивалась за её спиной. Уверенным взмахом своего меча, девушка снесла зверю семь голов его и приставила остриё своего клинка в шее Луксурии.
-Нечистая! Сними с него свои чары!
Зашипела Луксурия, расправляя летучемышиные крылья за спиной.
-А ты попробуй меня остановить, Ариадна!
Но только вылетели эти слова из уст Луксурии, слетела голова её с плеч. Рассыпалась тело блудницы на тысячу жемчугов, и собралось ступенькой заветной  лестницы.
Острием меча Ариадна соскребла с рога единорога волшебной пыли и осыпала Сашу с ног до головы. Потухло зеленое пламя, не успев поглотить мальчика. Александр открыл свои глаза.
-Где я? Что произошло?
-Ты в подлунном мире, где тьма и свет делили обочины одной дороги. Я Ариадна - дух добра. А Луксурия больше не побеспокоит тебя.
Мальчик заплакал. Ему было так тяжело. Груз, который он взвалил на свои детские плечи, был не посилен даже взрослому.
-Мама не любит меня, и папа меня тоже не любил. Зачем же мне спасать её? Ведь тогда она уйдет к другому мужчине!
-Бедный и сильный мальчик, - Ариадна обняла его. - Это все происки темных сил. Никто на этот белом свете, не любит тебя сильнее, чем мать. Разве ты не чувствуешь это, вот здесь, - она положила ладонь на его грудь. - Твоя мама всегда рядом с тобой. Это она оберегает тебя, а мы лишь исполняем её волю. Не плачь. Будь храбрым! Я верю, у тебя все получится! Вставай.
Она помогла мальчику подняться.
-Я тебе открою небольшую тайну, - заговорчески сказала Ариадна. - Тебе осталось найти только две ступеньки, и ты сможешь закончить свой путь.
-Правда? И потом я увижусь с мамой?
-Конечно, мой юный друг! И мама будет любить тебя всегда! А теперь, запрыгивай на моего верного скакуна. Так, мы быстрее домчим тебя до следующего темного хранителя.
Никто не скачет так же быстро как единорог. Александр был счастлив.
 
Значения имен:
Луксурия (luxuria - блуд, похоть)
Ариадна (совершенно чистая)
Тэрон (охотник)
Агата (хорошая)
Глинерия (сладкая)
Деметра (земная мать)
 
«…сознание все более и более наполняется картинами сладострастия, грязными, жгучими и соблазнительными. Сила и ядовитый чад этих образов, чарующих и позорных, таковы, что вытесняют из души все возвышенные мысли и желания, которые увлекали (молодого человека) раньше. Нередко бывает, что человек не в состоянии думать более ни о чем другом: им всецело владеет демон страсти. На каждую женщину он не может смотреть иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее ползут в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть. Это уже состояние животного или, вернее, хуже животного, потому что животные не доходят до того разврата, до которого доходит человек».
Священномученик Василий Кинешемский
 
Рейтинг: +1 44 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
90
80
76
76
75
67
67
67
64
63
62
61
60
В октябре... 25 октября 2019 (Людмила Рулёва)
60
59
58
58
57
57
57
56
56
55
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
55
53
50
50
47
42
40