О юных панфиловцах


Дядя Витя, так я его называл,  который приехал в командировку  на Алма-Атинскую обувную фабрику и остановился у нас  по-свойски, работал в лаборатории по испытанию новой обуви на прочность. Но в скорости его сразу призвали на военные сборы. Он имел звание старшего лейтенанта.   На сборах при райвоенкомате ему с другими военными поручили организовать лагерь в горах  для мальчишек-подростков.Вот и получилось, что  в июле меня школьника по содействию моего  дяди  Невельского  "призвали на службу" в военноспортивный лагерь.
 В то время я перешёл в  седьмой класс. В летний день с утра собралась группа мальчишек возле военкомата с вещами, потом нас всех посадили на  настоящую военную грузовую машину, оборудованную для перевозки солдат -(вездеход ГАЗ 66) и повезли в горы. Никто из нас  не знал,  куда мы едем.
Вот уже поднимаемся по  горной дороге в крутую гору, от высоты немного кружится голова. Внизу видится всё как на ладонях – перелески в предгорье, сады, поля и вдалеке городок Каскелен, хотя городком его трудно назвать. Машина рвётся в высоту по грунтовой дороге всё выше и выше. Ухабы и угол подъёма становится угрожающим, нам казалось, что мы высыплемся сейчас из кузова, как арбузы и покатимся до самого Каскелена.  
По склону крутой горы потянулись заросли кустарника, на склоне расцветали розовые лилии и красные маки. Внезапно машина повернула и, обогнув верхнюю часть горы,  стала спускаться по противоположному склону.Глубоко внизу  в ущелье, куда машина сползала на тормозах, была видна речка, которая своим течением веселила всё окружающее место бытия. Речка называлась Каскеленка и  начиналась от ледника  Заилийского  Алатау, который таял медленно и постоянно, пополняя её хрустальной водой… Привезли нас  в чудесное место, где мы ожидали и жаждали приключений. У речки расположился небольшой  стан из военных палаток. Видимо, одна группа  заехала раньше нас, и разбила здесь этот лагерь. Старший лейтенант Невельский, приказал,  чтобы все построились.Была произведена перекличка на военный лад, и мы после этого стали знакомиться с окружающей обстановкой. Освоились быстро
и почувствовали себя здешними полноценными жителями, потому что получили подушки и матрасы. В палатках  было уютно и просторно. Столовая находилась на открытом воздухе, там был установлен большой длинный стол под навесом. С каждой стороны стола были прибиты длинные скамейки.
За столом можно было разместиться в количестве тридцати человек, а это как раз один отряд. Всего было два отряда. Поэтому столовались в две смены.
На кухне работали двое поваров, им помогали двое дежурных, которые были назначены в наряд  из  мальчишек-панфиловцев.
В этот же день после обеда и после завершения размещения всех приехавших новичков,  провели открытие лагеря имени двадцати восьми панфиловцев
с поднятием красного флага.   
В сторону юга на превосходящей высоте красовались горные снежные вершины, а ниже находился хвойный  лес. Ещё ниже, где природа менялась в своём состоянии на глазах, находился лиственный лес, кустарники, а далее гладкие склоны гор. Выше, по ущелью от нашего лагеря стояли две юрты. Там жили чабаны, которые пасли свои отары баранов на  холмах и  их  пологих склонах. 
Командиром нашего  отряда был ст. лейтенант Невельский, а заместителем был Витька Рудаков, он имел звание  ефрейтора. Потом я с ним подружился и узнал, что у него отец - машинист  тепловоза. И он говорил, что тоже будет учиться на машиниста .
На открытии выступил начальник лагеря - подполковник из военкомата, и сказал, что теперь мы будем называться юными панфиловцами, и дисциплина  должна быть армейская. Что все мы постигнем здесь основы военной науки, говорил он всё с чувством и  настроением…   
В палатках стояли металлические  печки.  Ближе к ночи дневальный затапливал печку, и в палатке   становилось очень тепло. На следующий же день меня поставили в наряд на охрану границы лагеря, я заступил на пост и был горд этим. На рукаве была красная повязка,  я стоял у шлагбаума по два часа в три смены. Дежурство было круглосуточным, ночью стоять было не страшно, потому что  луна так светила, что всё было видно,  и к тому же со мной дежурила собака, которая нас всех сразу признала. Хозяином собаки был командир второго отряда лейтенант Совранчук, он приехал раньше и привёз с собой собаку неизвестной породы по имени  Рита и привязал на цепь возле шлагбаума. Днём собаку отпускали на свободу, и она гуляла по лагерю. Вот и теперь она лежала рядом и прислушивалась к ночным звукам.  Рита была умной, поэтому на стрекочущих кузнечиков и светлячков она не обращала внимания. 
В общем, она попусту не лаяла, но тихонько могла зарычать. Не возлюбила собака Рита только повара Ахмеда, который при знакомстве с ней кинул ей голую кость и нечаянно попал в неё. А другая повариха Марина была у собаки в фаворе, потому что с лаской прикормила её. Я тоже с собакой  Ритой подружился за один день. 
Вот так и потекла наша интересная жизнь. Утром был подъём по-военному, физзарядка, водные процедуры на речке. Проводили занятия по строевой подготовке. Изучали карабин, автомат. Нам рассказывали про военную службу и про войну. Мы бегали кроссы и играли в военные игры. Вот на этом я остановлюсь более подробно.
Однажды начальник лагеря назначил  военные игры. Первый отряд назвали "Синие", а второй был назван "Зелёные". Сначала  была поставлена задача «зелёным», им давался час времени, чтобы уйти вверх по ущелью.  Разрешалось разделиться на три группы. Эти группы должны были спрятаться или маневрировать по ущелью. Зелёные должны были скрытно обойти противника или пропустить, оставшись незамеченными, чтобы потом напасть внезапно
на Синих и рвать своему врагу нарукавные повязки…  
А нам, Синим, предлагалось  идти вверх по ущелью цепью и не упустить врага, взять его в клещи и  также внезапно напасть и рвать повязки «зелёных».
Наш командир  сказал: "Порвём Зелёных, чёрт побери! Вперёд!". И мы медленно двинули цепью. Перед обрывом реки мы остановились. Невельский почувствовал что-то подозрительное. Там внизу в кустарниках были напуганы птицы, явно там кто-то прятался. Мы разделились  на две группы, чтобы напасть с двух сторон. Так, мы взяли врага в клещи. Наши пацаны бросились по крутым тропинкам  вниз и, Зелёные не успели сманеврировать. Борьба была недолгой, некоторые пытались от нас бежать через речку,  но это было невозможно. Повязки были сорваны у всех девяти человек, у нас пострадало двое.   Было понятно, что мы разбили только треть вражеского отряда, остальные ушли выше по ущелью. Военные действия продолжались, вперёд были отправлены разведчики, они должны были обнаружить врага и ни в коем случае не вступать в бой.  
Примерно три километра мы шли без приключений,  на склоне виднелись заросли верблюжьих колючек, и рядом паслись бараны, там же, чуть повыше находились две юрты, за которые уходить было нельзя по условиям игры. Наш командир, всех остановил и провёл переговоры с двумя  разведчиками, они только что спустились с правой горы. Оказывается, вражьи силы маневрировали возле зарослей колючек. А дальше и выше прятаться зелёным было бессмысленно, там они были бы на виду. Поэтому назревало сражение, главное нельзя было выпустить врага вниз к себе в тыл. Разделились на две группы, чтобы  напасть с одной стороны и не дать уйти зелёным вниз. Но враги сами двинулись навстречу нашему отряду. Невельский изменил тактику и с отрядом немедленно отступил, чтобы соединить наши силы. Манёвр  удался, вражеские  силы в азарте гнались за  отступающим отрядом,  но попали в мышеловку. Исход этой битвы был предрешён. В этот вечер мы праздновали победу. Ликованию юных душ не было предела, хотя все знали, что на следующий день после обеда в игре мы поменяемся ролями. А значит,  у зелёных есть возможность взять реванш. 
Все были в ожидании следующего дня. Помню,  в тот день на обед был сварен суп "харчо" и  на второе сарделька с толчёной картошкой и подливом,  и конечно компот с булочкой. Булочку я положил в карман, имея  вчерашний опыт. Собаку Риту в игру не взяли, потому что для неё не существовало не «синих», не «зелёных». Рита мирно сидела  на цепи, и разглядывала всех  своими внимательными глазами, её лопоухие уши иногда встряхивались от насекомых, она была довольна своим сытым положением. А мы, пацаны, построились в две шеренги, и нам опять ставилась задача. Задача у Синих была такая же, как и вчера у Зелёных.  В запасе был час времени, для того, чтобы выдвинуться вниз по ущелью и выбрать  позицию. По команде мы побежали и через пять минут,  уже скрылись из виду.Это был манёвр, когда нас не стало видно из лагеря, мы перешли на шаг. У Невельского явно был план, и он уверенно вёл наш отряд дальше вниз. Вдали показались  огромные камни. Это были валуны, некоторые из них были сверху стёсаны  и имели плоский верх. На эти камни можно было взобраться и  лечь позагорать, тем более, они были горячими. А  за сто метров до этих камней, земля в зарослях высокой травы и кустарника имела глубокие рытвины и ямы. Вот в эти ямы мы и разместили все свои основные силы. В некоторые ямы входило по три человека, а где и по два и одному. Невельский сам руководил маскировкой. Пять человек спрятались за огромными камнями, для того, чтобы выманить врага на себя.  Невельский проинструктировал всех так, чтобы пропустить врага к камням и напасть на них с тылу. После всего этого Невельский  выбрал себе огромный камень с края и забрался наверх, чтобы оттуда видеть сражение и одновременно погреться на солнышке. Враг уже двигался вниз по ущелью, не ожидая никакого подвоха. Зелёные шли цепью, как и предполагалось. Они не выдвинули вперёд разведку, наверно думали, что всё на виду и нет никаких сложностей. Но как же они ошибались? Вражеский командир увидел издали за камнями перебегающего нашего бойца с синей повязкой, потом второго. Это наши пацаны специально  создавали видимость. «Зелёные» на мгновение остановились, и решив, что в любом случае они должны стремительно напасть на нас. Что они и предприняли с криками «ура»  бросились к камням. Они бежали по тропкам мимо наших  потайных ям.  И пробежав рубеж нашей позиции, они получили удар в спину, а то есть наши засадные силы, встав из глубин, ринулись "порвать врага". Мы все кричали – та-та-та, та-та-та!!! Мне тоже удалось обезвредить одного противника,  которого я поймал за ногу.  И  с лежачего противника в борьбе сорвал зелёную повязку. Враг, такого удара с тыла не ожидал.
Всё закончилось окружением и разгромом. Начальник лагеря, проконсультировавшись с другими офицерами, признал нашу победу безоговорочно...

             Август 1986г.

© Copyright: Александр Павлович Зайцев, 2015

Регистрационный номер №0317182

от 17 ноября 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0317182 выдан для произведения:
Дядя Витя, так я его называл,  который приехал в командировку  на Алма-Атинскую обувную фабрику и остановился у нас  по-свойски, работал в лаборатории по испытанию новой обуви на прочность. Но в скорости его сразу призвали на военные сборы. Он имел звание старшего лейтенанта.   На сборах при райвоенкомате ему с другими военными поручили организовать лагерь в горах  для мальчишек-подростков.Вот и получилось, что  в июле меня школьника по содействию моего  дяди  Невельского  "призвали на службу" в военноспортивный лагерь.
 В то время я перешёл в  седьмой класс. В летний день с утра собралась группа мальчишек возле военкомата с вещами, потом нас всех посадили на  настоящую военную грузовую машину, оборудованную для перевозки солдат -(вездеход ГАЗ 66) и повезли в горы. Никто из нас  не знал,  куда мы едем.
Вот уже поднимаемся по  горной дороге в крутую гору, от высоты немного кружится голова. Внизу видится всё как на ладонях – перелески в предгорье, сады, поля и вдалеке городок Каскелен, хотя городком его трудно назвать. Машина рвётся в высоту по грунтовой дороге всё выше и выше. Ухабы и угол подъёма становится угрожающим, нам казалось, что мы высыплемся сейчас из кузова, как арбузы и покатимся до самого Каскелена.  
По склону крутой горы потянулись заросли кустарника, на склоне расцветали розовые лилии и красные маки. Внезапно машина повернула и, обогнув верхнюю часть горы,  стала спускаться по противоположному склону.Глубоко внизу  в ущелье, куда машина сползала на тормозах, была видна речка, которая своим течением веселила всё окружающее место бытия. Речка называлась Каскеленка и  начиналась от ледника  Заилийского  Алатау, который таял медленно и постоянно, пополняя её хрустальной водой… Привезли нас  в чудесное место, где мы ожидали и жаждали приключений. У речки расположился небольшой  стан из военных палаток. Видимо, одна группа  заехала раньше нас, и разбила здесь этот лагерь. Старший лейтенант Невельский, приказал,  чтобы все построились.Была произведена перекличка на военный лад, и мы после этого стали знакомиться с окружающей обстановкой. Освоились быстро
и почувствовали себя здешними полноценными жителями, потому что получили подушки и матрасы. В палатках  было уютно и просторно. Столовая находилась на открытом воздухе, там был установлен большой длинный стол под навесом. С каждой стороны стола были прибиты длинные скамейки.
За столом можно было разместиться в количестве тридцати человек, а это как раз один отряд. Всего было два отряда. Поэтому столовались в две смены.
На кухне работали двое поваров, им помогали двое дежурных, которые были назначены в наряд  из  мальчишек-панфиловцев.
В этот же день после обеда и после завершения размещения всех приехавших новичков,  провели открытие лагеря имени двадцати восьми панфиловцев
с поднятием красного флага.   
В сторону юга на превосходящей высоте красовались горные снежные вершины, а ниже находился хвойный  лес. Ещё ниже, где природа менялась в своём состоянии на глазах, находился лиственный лес, кустарники, а далее гладкие склоны гор. Выше, по ущелью от нашего лагеря стояли две юрты. Там жили чабаны, которые пасли свои отары баранов на  холмах и  их  пологих склонах. 
Командиром нашего  отряда был ст. лейтенант Невельский, а заместителем был Витька Рудаков, он имел звание  ефрейтора. Потом я с ним подружился и узнал, что у него отец - машинист  тепловоза. И он говорил, что тоже будет учиться на машиниста .
На открытии выступил начальник лагеря - подполковник из военкомата, и сказал, что теперь мы будем называться юными панфиловцами, и дисциплина  должна быть армейская. Что все мы постигнем здесь основы военной науки, говорил он всё с чувством и  настроением…   
В палатках стояли металлические  печки.  Ближе к ночи дневальный затапливал печку, и в палатке   становилось очень тепло. На следующий же день меня поставили в наряд на охрану границы лагеря, я заступил на пост и был горд этим. На рукаве была красная повязка,  я стоял у шлагбаума по два часа в три смены. Дежурство было круглосуточным, ночью стоять было не страшно, потому что  луна так светила, что всё было видно,  и к тому же со мной дежурила собака, которая нас всех сразу признала. Хозяином собаки был командир второго отряда лейтенант Совранчук, он приехал раньше и привёз с собой собаку неизвестной породы по имени  Рита и привязал на цепь возле шлагбаума. Днём собаку отпускали на свободу, и она гуляла по лагерю. Вот и теперь она лежала рядом и прислушивалась к ночным звукам.  Рита была умной, поэтому на стрекочущих кузнечиков и светлячков она не обращала внимания. 
В общем, она попусту не лаяла, но тихонько могла зарычать. Не возлюбила собака Рита только повара Ахмеда, который при знакомстве с ней кинул ей голую кость и нечаянно попал в неё. А другая повариха Марина была у собаки в фаворе, потому что с лаской прикормила её. Я тоже с собакой  Ритой подружился за один день. 
Вот так и потекла наша интересная жизнь. Утром был подъём по-военному, физзарядка, водные процедуры на речке. Проводили занятия по строевой подготовке. Изучали карабин, автомат. Нам рассказывали про военную службу и про войну. Мы бегали кроссы и играли в военные игры. Вот на этом я остановлюсь более подробно.
Однажды начальник лагеря назначил  военные игры. Первый отряд назвали "Синие", а второй был назван "Зелёные". Сначала  была поставлена задача «зелёным», им давался час времени, чтобы уйти вверх по ущелью.  Разрешалось разделиться на три группы. Эти группы должны были спрятаться или маневрировать по ущелью. Зелёные должны были скрытно обойти противника или пропустить, оставшись незамеченными, чтобы потом напасть внезапно
на Синих и рвать своему врагу нарукавные повязки…  
А нам, Синим, предлагалось  идти вверх по ущелью цепью и не упустить врага, взять его в клещи и  также внезапно напасть и рвать повязки «зелёных».
Наш командир  сказал: "Порвём Зелёных, чёрт побери! Вперёд!". И мы медленно двинули цепью. Перед обрывом реки мы остановились. Невельский почувствовал что-то подозрительное. Там внизу в кустарниках были напуганы птицы, явно там кто-то прятался. Мы разделились  на две группы, чтобы напасть с двух сторон. Так, мы взяли врага в клещи. Наши пацаны бросились по крутым тропинкам  вниз и, Зелёные не успели сманеврировать. Борьба была недолгой, некоторые пытались от нас бежать через речку,  но это было невозможно. Повязки были сорваны у всех девяти человек, у нас пострадало двое.   Было понятно, что мы разбили только треть вражеского отряда, остальные ушли выше по ущелью. Военные действия продолжались, вперёд были отправлены разведчики, они должны были обнаружить врага и ни в коем случае не вступать в бой.  
Примерно три километра мы шли без приключений,  на склоне виднелись заросли верблюжьих колючек, и рядом паслись бараны, там же, чуть повыше находились две юрты, за которые уходить было нельзя по условиям игры. Наш командир, всех остановил и провёл переговоры с двумя  разведчиками, они только что спустились с правой горы. Оказывается, вражьи силы маневрировали возле зарослей колючек. А дальше и выше прятаться зелёным было бессмысленно, там они были бы на виду. Поэтому назревало сражение, главное нельзя было выпустить врага вниз к себе в тыл. Разделились на две группы, чтобы  напасть с одной стороны и не дать уйти зелёным вниз. Но враги сами двинулись навстречу нашему отряду. Невельский изменил тактику и с отрядом немедленно отступил, чтобы соединить наши силы. Манёвр  удался, вражеские  силы в азарте гнались за  отступающим отрядом,  но попали в мышеловку. Исход этой битвы был предрешён. В этот вечер мы праздновали победу. Ликованию юных душ не было предела, хотя все знали, что на следующий день после обеда в игре мы поменяемся ролями. А значит,  у зелёных есть возможность взять реванш. 
Все были в ожидании следующего дня. Помню,  в тот день на обед был сварен суп "харчо" и  на второе сарделька с толчёной картошкой и подливом,  и конечно компот с булочкой. Булочку я положил в карман, имея  вчерашний опыт. Собаку Риту в игру не взяли, потому что для неё не существовало не «синих», не «зелёных». Рита мирно сидела  на цепи, и разглядывала всех  своими внимательными глазами, её лопоухие уши иногда встряхивались от насекомых, она была довольна своим сытым положением. А мы, пацаны, построились в две шеренги, и нам опять ставилась задача. Задача у Синих была такая же, как и вчера у Зелёных.  В запасе был час времени, для того, чтобы выдвинуться вниз по ущелью и выбрать  позицию. По команде мы побежали и через пять минут,  уже скрылись из виду.Это был манёвр, когда нас не стало видно из лагеря, мы перешли на шаг. У Невельского явно был план, и он уверенно вёл наш отряд дальше вниз. Вдали показались  огромные камни. Это были валуны, некоторые из них были сверху стёсаны  и имели плоский верх. На эти камни можно было взобраться и  лечь позагорать, тем более, они были горячими. А  за сто метров до этих камней, земля в зарослях высокой травы и кустарника имела глубокие рытвины и ямы. Вот в эти ямы мы и разместили все свои основные силы. В некоторые ямы входило по три человека, а где и по два и одному. Невельский сам руководил маскировкой. Пять человек спрятались за огромными камнями, для того, чтобы выманить врага на себя.  Невельский проинструктировал всех так, чтобы пропустить врага к камням и напасть на них с тылу. После всего этого Невельский  выбрал себе огромный камень с края и забрался наверх, чтобы оттуда видеть сражение и одновременно погреться на солнышке. Враг уже двигался вниз по ущелью, не ожидая никакого подвоха. Зелёные шли цепью, как и предполагалось. Они не выдвинули вперёд разведку, наверно думали, что всё на виду и нет никаких сложностей. Но как же они ошибались? Вражеский командир увидел издали за камнями перебегающего нашего бойца с синей повязкой, потом второго. Это наши пацаны специально  создавали видимость. «Зелёные» на мгновение остановились, и решив, что в любом случае они должны стремительно напасть на нас. Что они и предприняли с криками «ура»  бросились к камням. Они бежали по тропкам мимо наших  потайных ям.  И пробежав рубеж нашей позиции, они получили удар в спину, а то есть наши засадные силы, встав из глубин, ринулись "порвать врага". Мы все кричали – та-та-та, та-та-та!!! Мне тоже удалось обезвредить одного противника,  которого я поймал за ногу.  И  с лежачего противника в борьбе сорвал зелёную повязку. Враг, такого удара с тыла не ожидал.
Всё закончилось окружением и разгромом. Начальник лагеря, проконсультировавшись с другими офицерами, признал нашу победу безоговорочно...

             Август 1986г.
 
Рейтинг: +1 469 просмотров
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 18 ноября 2015 в 19:47 0
Интересно