В поддержку конкурса о мамах.

14 октября 2012 - Валерий Расторгуев
article84358.jpg

В поддержку конкурса о мамах.

Brown Fleda I Write My Mother a Poem.Браун Фледа Стихи маме.
 
Мой вольный перевод.

I Write My Mother a Poem

Sometimes I feel her easing further into her grave,
resigned, as always, and I have to come to her rescue.
Like now, when I have so much else to do. Not that

she'd want a poem. She would have been proud, of course,
of all its mystery, involving her, but scared a little.
Her eyes would have filled with tears. It always comes

to that, I don't know why I bother. One gesture
and she's gone down a well of raw feeling, and I'm left
alone again. I avert my eyes, to keep from scaring her.

On her dresser is one of those old glass bottles
of Jergen's Lotion with the black label, a little round
bottle of Mum deodorant, a white plastic tray

with Avon necklaces and earrings, pennies, paper clips,
and a large black coat button. I appear to be very
interested in these objects, even interested in the sun

through the blinds. It falls across her face, and not,
as she changes the bed. She would rather have clean sheets
than my poem, but as long as I don't bother her, she's glad

to know I care. She's talked my father into taking
a drive later, stopping for an A & W root beer.
She is dreaming of foam on the glass, the tray propped

on the car window. And trees, farmhouses, the expanse
of the world as seen from inside the car. It is no
use to try to get her out to watch airplanes

take off, or walk a trail, or hear this poem
and offer anything more than "Isn't that sweet!"
Right now bombs are exploding in Kosovo, students

shot in Colorado, and my mother is wearing a root beer
mustache. Her eyes are unfocused, everything's root beer.
I write root beer, root beer, to make her happy.

Стихи маме.


Пишу своей маме сегодня стихи, стоя у края могилы,,
Был я сыном отнюдь не плохим, но поднять её больше не в силах.
И сейчас не имея того, что имел, говорю рифмой здесь, что сказать не успел.

Она знаю, любила стихи, иногда и слезинка блестела,
Научилась прощать все грехи, слушать рифмы душою умела.
Но теперь ничего мне уже не исправить, и только рифма врезается в память.

Так бывает наверно всегда, когда близкие люди уходят,
Жесты взгляды ее никогда, не забыть они рядышком бродят.
Мама, держусь молодцом, слезою тебя не пугаю, прикрывая рукою лицо.

Ароматом знакомых духов, что стоят в твоем старом комоде,
Задыхаться как в детстве готов, даже если они и не в моде.
С грустью детской как раньше гляжу на стекло, только времени мама так много прошло.

Твои серьги твое ожерелье, и на вешалке с кнопкой пальто,
Укрыто сейчас полутенью, в комнате мамы не остался никто.
В ней задернуты плотные шторы, поменяю там мама, всё я очень не скоро.

Я храню всё как есть, и стихи на листке на столе оставляю,
Верю мама, по-прежнему здесь, и конечно я их почитаю.
В них вместилась сегодня наверно вся жизнь, сердце ты не сдавайся, ты только держись.

Помню, мама ругалась с отцом, был любителем раки да пиво,
Пусть сюжет он конечно не нов, но ведь жили и жили красиво.
На старом авто по старинке, выезжали на отдых , такая простая картинка.

Позже стали летать самолетом, деревенскую жизнь позабыв,
Мир менялся, менялись заботы, но к стихам не угас, знаю пыл.
Ты их слушать любила умело, мама я о мире пишу, так как ты и хотела.

Но сегодня бушует война, в мирном Косово рвутся снаряды,
Не витает тишина, а в студентов стреляют и в Колорадо.
Мама строчки как раньше посвящаю тебе, только жизнь моя мама сегодня в борьбе.

Мне сейчас не до пива и раков, что когда-то отец позволял,
Знаешь, мама не рвался я в драку, но невольным участником стал.
Я пишу свои рифмы не очень красиво, но хочется сделать мир немного счастливым.
 
 

© Copyright: Валерий Расторгуев, 2012

Регистрационный номер №0084358

от 14 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0084358 выдан для произведения:

В поддержку конкурса о мамах.

Brown Fleda I Write My Mother a Poem.Браун Фледа Стихи маме.
 
Мой вольный перевод.

I Write My Mother a Poem

Sometimes I feel her easing further into her grave,
resigned, as always, and I have to come to her rescue.
Like now, when I have so much else to do. Not that

she'd want a poem. She would have been proud, of course,
of all its mystery, involving her, but scared a little.
Her eyes would have filled with tears. It always comes

to that, I don't know why I bother. One gesture
and she's gone down a well of raw feeling, and I'm left
alone again. I avert my eyes, to keep from scaring her.

On her dresser is one of those old glass bottles
of Jergen's Lotion with the black label, a little round
bottle of Mum deodorant, a white plastic tray

with Avon necklaces and earrings, pennies, paper clips,
and a large black coat button. I appear to be very
interested in these objects, even interested in the sun

through the blinds. It falls across her face, and not,
as she changes the bed. She would rather have clean sheets
than my poem, but as long as I don't bother her, she's glad

to know I care. She's talked my father into taking
a drive later, stopping for an A & W root beer.
She is dreaming of foam on the glass, the tray propped

on the car window. And trees, farmhouses, the expanse
of the world as seen from inside the car. It is no
use to try to get her out to watch airplanes

take off, or walk a trail, or hear this poem
and offer anything more than "Isn't that sweet!"
Right now bombs are exploding in Kosovo, students

shot in Colorado, and my mother is wearing a root beer
mustache. Her eyes are unfocused, everything's root beer.
I write root beer, root beer, to make her happy.

Стихи маме.


Пишу своей маме сегодня стихи, стоя у края могилы,,
Был я сыном отнюдь не плохим, но поднять её больше не в силах.
И сейчас не имея того, что имел, говорю рифмой здесь, что сказать не успел.

Она знаю, любила стихи, иногда и слезинка блестела,
Научилась прощать все грехи, слушать рифмы душою умела.
Но теперь ничего мне уже не исправить, и только рифма врезается в память.

Так бывает наверно всегда, когда близкие люди уходят,
Жесты взгляды ее никогда, не забыть они рядышком бродят.
Мама, держусь молодцом, слезою тебя не пугаю, прикрывая рукою лицо.

Ароматом знакомых духов, что стоят в твоем старом комоде,
Задыхаться как в детстве готов, даже если они и не в моде.
С грустью детской как раньше гляжу на стекло, только времени мама так много прошло.

Твои серьги твое ожерелье, и на вешалке с кнопкой пальто,
Укрыто сейчас полутенью, в комнате мамы не остался никто.
В ней задернуты плотные шторы, поменяю там мама, всё я очень не скоро.

Я храню всё как есть, и стихи на листке на столе оставляю,
Верю мама, по-прежнему здесь, и конечно я их почитаю.
В них вместилась сегодня наверно вся жизнь, сердце ты не сдавайся, ты только держись.

Помню, мама ругалась с отцом, был любителем раки да пиво,
Пусть сюжет он конечно не нов, но ведь жили и жили красиво.
На старом авто по старинке, выезжали на отдых , такая простая картинка.

Позже стали летать самолетом, деревенскую жизнь позабыв,
Мир менялся, менялись заботы, но к стихам не угас, знаю пыл.
Ты их слушать любила умело, мама я о мире пишу, так как ты и хотела.

Но сегодня бушует война, в мирном Косово рвутся снаряды,
Не витает тишина, а в студентов стреляют и в Колорадо.
Мама строчки как раньше посвящаю тебе, только жизнь моя мама сегодня в борьбе.

Мне сейчас не до пива и раков, что когда-то отец позволял,
Знаешь, мама не рвался я в драку, но невольным участником стал.
Я пишу свои рифмы не очень красиво, но хочется сделать мир немного счастливым.
 
 

Рейтинг: +2 583 просмотра
Комментарии (4)
Бен-Иойлик # 15 октября 2012 в 19:59 0
ПЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ
«Чти отца твоего и матерь твою,
да благо ти будет, и да дологолетен
будеши на земли».

Не забывайте рОдных матерей,
Что журавлей считают не спроста,
Спуститесь к ним однажды насовсем,
По Пятой Заповеди ГОспОда!

Валерий Расторгуев # 16 октября 2012 в 13:08 0
придет время и об отцах напишем.Спасибо v
Ирина Рудзите # 16 октября 2012 в 17:49 0

Валерочка какой печальный стих ,отличный перевод!!!
Валерий Расторгуев # 16 октября 2012 в 21:07 0
Спасибо Ириша не все так просто в жизни и у них. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c Но жизнь продолжается.