Уильям Шекспир. Сонеты

9 февраля 2014 - Андрей Козырев

Сонеты Уильяма Шекспира

в переводах Андрея Козырева


Сонет 15

 

Когда я мыслю, что одно мгновенье

От смерти отделяет жизнь и рост,

Что занавесу на Земле—на сцене—

Сопутствуют аплодисменты звёзд,

 

Когда я понимаю: жизни всходы

Один растит и губит небосвод

И сок земли, что в молодые годы,

Бурлит, - остынет, если смерть придет, –

 

Как я хочу остановить мгновенье

И красоту спасти хочу помочь

В час, когда спорят Время с Разрушеньем

За право превратить рассвет твой в ночь!

 

Но стих мой—нож. Тебе, как садовод,

Он, как стволу, бессмертие привьёт.

 

Сонет 55

 

Тяжелый мрамор царских изваяний

переживут слова любви моей,

ты будешь жить в словах моих созданий,

что крепче камня, времени сильней.

 

И пусть война низвергнет всех кумиров,

на месте замков вырастет трава,

но Марс не уничтожит в этом мире

записанные в памяти слова.

 

Вражда и смерть окажутся бессильны

тебя разрушить; будешь ты велик,

когда в глазах твоих потомков милых

увидишь ты земли последний миг.

 

Твой милый образ будет жить в веках

в моих словах и в любящих глазах.

 

Сонет 30

 

Когда зову я на собранье дум

Воспоминанья о былых утратах,

Объемлет снова душу, сердце, ум

Боль, что ушла, казалось, без возврата…

 

Когда, вовек не плакавший, я лью

По всем друзьям, во тьму ушедшим, слезы,

Я ими окропляю страсть мою,

И отшумевшие бушуют грозы.

 

Когда беда приходит за бедой

И сердцем я бреду от горя к горю,

Сто раз мне боль счет предъявляет свой, –

Я вновь и вновь плачу, плачу, не споря…

 

Но, если ты со мной, мой милый друг,

Печаль и горе исчезают вдруг. 

 

Сонет 64

 

Я видел это: времени рука

Нам губит души, портит их обличья,

Медь сокрушают быстрые века,

Не вечно башен царственных величье;

 

Я видел это: мрачный океан

Волной голодной землю пожирает,

А суша дар берет, что морем дан,

И в прибыль свой убыток обращает;

 

Я видел это: быстрый ход времен

В прах низвергает троны, замки, царства, –

И понял, что любовь моя, как сон,

Убита будет Времени коварством.

 

Все это видеть– смерти лишь равно.

Как хрупко счастье, что судьбой дано!


Сонет 73

 

Во мне ты видишь тот осенний день,

Когда последний лист дрожит едва

На тонкой ветви, черной, словно тень,

И над землею птичья песнь мертва.

 

Во мне ты видишь вечер поздний тот,

Когда закат на западе погас

И бесконечный Божий небосвод

Второю смертью – тьмой отъят у глаз.

 

Во мне ты видишь тусклый уголек,

Что гаснет в пепле отпылавших лет,

И то, что было жизнью, сделал Бог

Мне смертным ложем… Грусть моя, мой свет,

 

Ты видишь все, что делает сильней

Любовь твою к живой душе моей.


Сонет 74

 

Как арестован смертью буду я,–

Залоги для спасения бессильны,–

То памятником мне строка моя

Пребудет лучшим, чем гранит могильный.

 

И ты найдешь, на белый лист взглянув,

Все, что во мне тебе дано судьбою.

Земле земное – прах мой– я верну,

Но дух навек останется с тобою.

 

И будет для тебя всего живей

Душа моя. Пусть смерти достается

Та жертва тлена, пища для червей,

Что бренным телом средь людей зовется!

 

Ей– тело, что на смерть обречено,

Тебе – бессмертье, что в словах  дано!

  

Сонет 77

 

Тебе стекло зеркальное покажет,

Как поседели волосы твои,

Но на бумагу стих сонета ляжет–

И юность будет жить в словах любви.

 

И ты увидишь в ясном отраженье,

как строчками морщины пролегли

на старческом лице, и дней теченье

стремится в вечность, за предел земли.

 

Так сохрани в словах свое богатство,

Все, что бессильна память сохранить;

Детей своих, друзей ушедших братство

Ты сможешь снова видеть и любить.

 

Как часто эти скромные слова

Таят все что, чем в нас душа жива!

 

Сонет 90

 

Когда меня забудешь ты, мой друг,    

В тот миг, когда весь мир объят пожаром,

Будь первой из моих сердечных мук,

Но не последним – самым злым – ударом!

 

Не умножай моих земных невзгод,

Не умножай тоски моей надсадной.

Пусть после бурной ночи не придет

Рассвет – дождливый, горький, безотрадный!

 

Покинь меня, но лишь не в миг, когда

Меня ослабят мелкие потери;

Покинь сейчас. Последняя беда

Сильней всех прежних. Знаю, помню, верю:

 

Все боли света меркнут рядом с ней–

С бедой лишиться благости твоей.

 

Сонет 93

 

Так. Буду жить, признав, что ты верна мне,

Наперекор всем слухам всей Земли.

Глаза смеются, сердце – тверже камня.

Лицо твое со мной, душа – вдали.

 

Во взоре у тебя я не узнаю

Ни злобы, ни следов житейских драм.

В глазах у многих судьбы я читаю

По временем оставленным следам.

 

Но, видимо, угодно это Богу:

Чудесна эта двойственность твоя.

Когда твоя душа таит тревогу,

Лицо мне дарит сладость бытия.

 

Все так. В раю, средь Божиих щедрот,

Прекраснее всего – запретный плод.


Сонет 98

 

Расстались мы, когда, цветя, ликуя,

Апрель повелевал большой Землей,

А в небесах, смеясь и торжествуя,

Сатурн свершал тяжелый танец свой.

 

Ни голос птиц, влюбленный и безгрешный,

Ни краски распустившихся цветов

Не помогли родиться сказке вешней.

Я был им чужд, печален и суров.

 

Ни лепестки цветущих белых лилий,

Ни первых роз душистый аромат

Моей душе, напомнив, не затмили

Твой поцелуй, твой несравненный взгляд.

 

Ведь я – зима, и блеск весенних дней –

Лишь тень от тени дорогой твоей.

 

 Сонет 102

 

Да, я люблю. Но страсть моя безмолвна:

Чем чувство тише, тем оно сильней.

Не любит тот, кто чувство славит вольно:

Не раб любви он – а тиран над ней.

 

Тебя встречал я песней золотою,

Когда любовь была еще юна.

Так соловей поет в цветах весною –

Но умолкает, лишь пройдет весна.

 

И лето не утратит красоты,

Когда замолкнет пенье в час единый.

Но музыку сочтешь невзрачной ты,

Едва привыкнув к песне соловьиной.

 

Как соловей, умолк и я – и пусть!

Боюсь в тебе я песней вызвать грусть.

 

Сонет 110

 

Да, это так: по свету я бродил,

Наряда не снимая шутовского,

За грош я продавал душевный пыл,

Страсть попирал я увлеченьем новым!

 

Да, это так: суровой правде я

Смотреть в лицо не смел – и отвернулся…

Но я нашел тебя, любовь моя,

И юный пыл опять во мне проснулся.

 

И вот – итог. Не буду я искать,

Чтоб жажду утолить, источник новый

И страсть мою изменой проверять.

К тебе, богиня, обращу я слово:

 

Позволь в конце нелегкого пути

Найти приют мне на твоей груди.

 

 Сонет 119

 

Каким питьем из слез Сирен убит,

Каким отравлен был я зельем ада?

Друг друга порождают страсть и стыд,

И только боль – за боль мою награда.

 

Но чем я был в дни счастья виноват?

В чем грешен был в час светлого веселья?

За что Господь казнил меня стократ

Так, что мои глазницы опустели?

 

Но – слава злу за все его добро!

Добро прекрасней станет лишь от горя,

И та любовь, что пленена хитро,

Сильней Вселенной станет, с горем споря.

 

Так, все в беде утратив, лишь теперь

Я сделался богатым – от потерь.

 

Сонет 129

 

Растрата духа и опустошенье  –

Вот сладострастья верная цена.

Оно жестоко, грубо. В нем в смешенье –

Бесстыдный стыд, невинная вина.

 

Мы вечно ищем то, что презираем,

Найдя, его готовы проклинать.

Приманки цену мы прекрасно знаем –

Но к мышеловке тянемся опять.

 

Безумны те, кто мчится к сладострастью,

Безумней, кто не мчался никогда.

Искать его – вот истинное счастье,

Найти его – вот горе, вот беда!

 

Но, зная все, спешим на свет из врат –

Небесных врат, ведущих прямо в ад.-

 

Сонет 140

 

Будь мудрой столь же, сколь жестока ты,

Не заставляй меня прервать молчанье!

Мне слово даст боль попранной мечты,

Но за меня заговорит страданье.

 

Да, ты не любишь. Но – хоть сделай вид,

Хоть обмани меня любовью мнимой!

Так часто врач больному жизнь сулит –

Но оба знают: боль неизлечима.

 

Ты холодом сведешь меня с ума!

Все скажет боль моими же устами,

И примет чернь за истину сама

Безумный бред безумными сердцами.

 

Так, нелюбви твоей наперекор,

Да будет чист – при мрачном сердце – взор!

© Copyright: Андрей Козырев, 2014

Регистрационный номер №0187376

от 9 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187376 выдан для произведения:

Сонеты Уильяма Шекспира

в переводах Андрея Козырева


Сонет 15

 

Когда я мыслю, что одно мгновенье

От смерти отделяет жизнь и рост,

Что занавесу на Земле—на сцене—

Сопутствуют аплодисменты звёзд,

 

Когда я понимаю: жизни всходы

Один растит и губит небосвод

И сок земли, что в молодые годы,

Бурлит, - остынет, если смерть придет, –

 

Как я хочу остановить мгновенье

И красоту спасти хочу помочь

В час, когда спорят Время с Разрушеньем

За право превратить рассвет твой в ночь!

 

Но стих мой—нож. Тебе, как садовод,

Он, как стволу, бессмертие привьёт.

 

Сонет 55

 

Тяжелый мрамор царских изваяний

переживут слова любви моей,

ты будешь жить в словах моих созданий,

что крепче камня, времени сильней.

 

И пусть война низвергнет всех кумиров,

на месте замков вырастет трава,

но Марс не уничтожит в этом мире

записанные в памяти слова.

 

Вражда и смерть окажутся бессильны

тебя разрушить; будешь ты велик,

когда в глазах твоих потомков милых

увидишь ты земли последний миг.

 

Твой милый образ будет жить в веках

в моих словах и в любящих глазах.

 

Сонет 30

 

Когда зову я на собранье дум

Воспоминанья о былых утратах,

Объемлет снова душу, сердце, ум

Боль, что ушла, казалось, без возврата…

 

Когда, вовек не плакавший, я лью

По всем друзьям, во тьму ушедшим, слезы,

Я ими окропляю страсть мою,

И отшумевшие бушуют грозы.

 

Когда беда приходит за бедой

И сердцем я бреду от горя к горю,

Сто раз мне боль счет предъявляет свой, –

Я вновь и вновь плачу, плачу, не споря…

 

Но, если ты со мной, мой милый друг,

Печаль и горе исчезают вдруг. 

 

Сонет 64

 

Я видел это: времени рука

Нам губит души, портит их обличья,

Медь сокрушают быстрые века,

Не вечно башен царственных величье;

 

Я видел это: мрачный океан

Волной голодной землю пожирает,

А суша дар берет, что морем дан,

И в прибыль свой убыток обращает;

 

Я видел это: быстрый ход времен

В прах низвергает троны, замки, царства, –

И понял, что любовь моя, как сон,

Убита будет Времени коварством.

 

Все это видеть– смерти лишь равно.

Как хрупко счастье, что судьбой дано!


Сонет 73

 

Во мне ты видишь тот осенний день,

Когда последний лист дрожит едва

На тонкой ветви, черной, словно тень,

И над землею птичья песнь мертва.

 

Во мне ты видишь вечер поздний тот,

Когда закат на западе погас

И бесконечный Божий небосвод

Второю смертью – тьмой отъят у глаз.

 

Во мне ты видишь тусклый уголек,

Что гаснет в пепле отпылавших лет,

И то, что было жизнью, сделал Бог

Мне смертным ложем… Грусть моя, мой свет,

 

Ты видишь все, что делает сильней

Любовь твою к живой душе моей.


Сонет 74

 

Как арестован смертью буду я,–

Залоги для спасения бессильны,–

То памятником мне строка моя

Пребудет лучшим, чем гранит могильный.

 

И ты найдешь, на белый лист взглянув,

Все, что во мне тебе дано судьбою.

Земле земное – прах мой– я верну,

Но дух навек останется с тобою.

 

И будет для тебя всего живей

Душа моя. Пусть смерти достается

Та жертва тлена, пища для червей,

Что бренным телом средь людей зовется!

 

Ей– тело, что на смерть обречено,

Тебе – бессмертье, что в словах  дано!

  

Сонет 77

 

Тебе стекло зеркальное покажет,

Как поседели волосы твои,

Но на бумагу стих сонета ляжет–

И юность будет жить в словах любви.

 

И ты увидишь в ясном отраженье,

как строчками морщины пролегли

на старческом лице, и дней теченье

стремится в вечность, за предел земли.

 

Так сохрани в словах свое богатство,

Все, что бессильна память сохранить;

Детей своих, друзей ушедших братство

Ты сможешь снова видеть и любить.

 

Как часто эти скромные слова

Таят все что, чем в нас душа жива!

 

Сонет 90

 

Когда меня забудешь ты, мой друг,    

В тот миг, когда весь мир объят пожаром,

Будь первой из моих сердечных мук,

Но не последним – самым злым – ударом!

 

Не умножай моих земных невзгод,

Не умножай тоски моей надсадной.

Пусть после бурной ночи не придет

Рассвет – дождливый, горький, безотрадный!

 

Покинь меня, но лишь не в миг, когда

Меня ослабят мелкие потери;

Покинь сейчас. Последняя беда

Сильней всех прежних. Знаю, помню, верю:

 

Все боли света меркнут рядом с ней–

С бедой лишиться благости твоей.

 

Сонет 93

 

Так. Буду жить, признав, что ты верна мне,

Наперекор всем слухам всей Земли.

Глаза смеются, сердце – тверже камня.

Лицо твое со мной, душа – вдали.

 

Во взоре у тебя я не узнаю

Ни злобы, ни следов житейских драм.

В глазах у многих судьбы я читаю

По временем оставленным следам.

 

Но, видимо, угодно это Богу:

Чудесна эта двойственность твоя.

Когда твоя душа таит тревогу,

Лицо мне дарит сладость бытия.

 

Все так. В раю, средь Божиих щедрот,

Прекраснее всего – запретный плод.


Сонет 98

 

Расстались мы, когда, цветя, ликуя,

Апрель повелевал большой Землей,

А в небесах, смеясь и торжествуя,

Сатурн свершал тяжелый танец свой.

 

Ни голос птиц, влюбленный и безгрешный,

Ни краски распустившихся цветов

Не помогли родиться сказке вешней.

Я был им чужд, печален и суров.

 

Ни лепестки цветущих белых лилий,

Ни первых роз душистый аромат

Моей душе, напомнив, не затмили

Твой поцелуй, твой несравненный взгляд.

 

Ведь я – зима, и блеск весенних дней –

Лишь тень от тени дорогой твоей.

 

 Сонет 102

 

Да, я люблю. Но страсть моя безмолвна:

Чем чувство тише, тем оно сильней.

Не любит тот, кто чувство славит вольно:

Не раб любви он – а тиран над ней.

 

Тебя встречал я песней золотою,

Когда любовь была еще юна.

Так соловей поет в цветах весною –

Но умолкает, лишь пройдет весна.

 

И лето не утратит красоты,

Когда замолкнет пенье в час единый.

Но музыку сочтешь невзрачной ты,

Едва привыкнув к песне соловьиной.

 

Как соловей, умолк и я – и пусть!

Боюсь в тебе я песней вызвать грусть.

 

Сонет 110

 

Да, это так: по свету я бродил,

Наряда не снимая шутовского,

За грош я продавал душевный пыл,

Страсть попирал я увлеченьем новым!

 

Да, это так: суровой правде я

Смотреть в лицо не смел – и отвернулся…

Но я нашел тебя, любовь моя,

И юный пыл опять во мне проснулся.

 

И вот – итог. Не буду я искать,

Чтоб жажду утолить, источник новый

И страсть мою изменой проверять.

К тебе, богиня, обращу я слово:

 

Позволь в конце нелегкого пути

Найти приют мне на твоей груди.

 

 Сонет 119

 

Каким питьем из слез Сирен убит,

Каким отравлен был я зельем ада?

Друг друга порождают страсть и стыд,

И только боль – за боль мою награда.

 

Но чем я был в дни счастья виноват?

В чем грешен был в час светлого веселья?

За что Господь казнил меня стократ

Так, что мои глазницы опустели?

 

Но – слава злу за все его добро!

Добро прекрасней станет лишь от горя,

И та любовь, что пленена хитро,

Сильней Вселенной станет, с горем споря.

 

Так, все в беде утратив, лишь теперь

Я сделался богатым – от потерь.

 

Сонет 129

 

Растрата духа и опустошенье  –

Вот сладострастья верная цена.

Оно жестоко, грубо. В нем в смешенье –

Бесстыдный стыд, невинная вина.

 

Мы вечно ищем то, что презираем,

Найдя, его готовы проклинать.

Приманки цену мы прекрасно знаем –

Но к мышеловке тянемся опять.

 

Безумны те, кто мчится к сладострастью,

Безумней, кто не мчался никогда.

Искать его – вот истинное счастье,

Найти его – вот горе, вот беда!

 

Но, зная все, спешим на свет из врат –

Небесных врат, ведущих прямо в ад.-

 

Сонет 140

 

Будь мудрой столь же, сколь жестока ты,

Не заставляй меня прервать молчанье!

Мне слово даст боль попранной мечты,

Но за меня заговорит страданье.

 

Да, ты не любишь. Но – хоть сделай вид,

Хоть обмани меня любовью мнимой!

Так часто врач больному жизнь сулит –

Но оба знают: боль неизлечима.

 

Ты холодом сведешь меня с ума!

Все скажет боль моими же устами,

И примет чернь за истину сама

Безумный бред безумными сердцами.

 

Так, нелюбви твоей наперекор,

Да будет чист – при мрачном сердце – взор!

Рейтинг: +2 229 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!