ТРИПТИХ "РУМАТА"

20 февраля 2014 - barguzin
article193532.jpg
Как лист увядший падает на душу
Моих надежд несбывшихся печаль.
Вам жаль меня? А мне себя не жаль.
Я проиграл.Храм истины разрушен.

Закрыто сердце и закрыты уши.
Безвинной кровью полнится Грааль.
Не жаль себя? А мне вас очень жаль.
Мир муравья до узкой тропки сужен.

Безумен мир, как и безумен Бог,
Что обнажил свой дремлющий клинок
В желании дать новое начало.

Чужому солнцу ярче не светить.
Чужому Богу трудно Богом быть,
Когда в нём человека вдруг не стало.

***

Горы пены прохладной под дерзкой рукой,
И вселенная вмиг для меня позабыта.
Становлюсь бесконечно-безумной волной,
И, отдавшись желанью, творю Афродиту.

Лёгким бризом ласкаю вершины холмов,
По ложбинам и впадинам негой стекаю,
Начиная творенье с основы основ,
Я ваяю свою Афродиту, ваяю.

Оживает мой сказочно-ласковый миф,
Подчинившись отчаянной власти прибоя.
Оглушающе-страстно грохочет прилив
И спадает истомой на ложе покоя.

Афродита сверкает в игривом луче.
А потом улыбнувшись, заснёт на плече.

***

Как лебедь с подбитым крылом взывает печально к звезде,
Лишённый коварной судьбой пьянящего чувства полёта,
Так я, заблудившись один в навязчиво-горькой беде,
Уже не мечтаю принять восторг упоённого взлёта.

И падает высохший лист, скользя по усталой душе,
Где возле чужих берегов ненужный восторг рукоплещет.
Осмеяна правда, а ложь в открыто-шальном неглиже
По теням ушедших Богов ремнями-насмешками хлещет.

Прости , Арканар, я устал мириться с законами тьмы.
Прохладная пена, увы, уже не остудит смятенья.
Выходит безумное "Я", оставив надёжное"мы",
Разбив о желание жить испитую чашу сомненья.

"Виват!" или "Проклят!" итог?
Неважно! Да здравствует, Бог!

© Copyright: barguzin, 2014

Регистрационный номер №0193532

от 20 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0193532 выдан для произведения: Как лист увядший падает на душу
Моих надежд несбывшихся печаль.
Вам жаль меня? А мне себя не жаль.
Я проиграл.Храм истины разрушен.

Закрыто сердце и закрыты уши.
Безвинной кровью полнится Грааль.
Не жаль себя? А мне вас очень жаль.
Мир муравья до узкой тропки сужен.

Безумен мир, как и безумен Бог,
Что обнажил свой дремлющий клинок
В желании дать новое начало.

Чужому солнцу ярче не светить.
Чужому Богу трудно Богом быть,
Когда в нём человека вдруг не стало.

***

Горы пены прохладной под дерзкой рукой,
И вселенная вмиг для меня позабыта.
Становлюсь бесконечно-безумной волной,
И, отдавшись желанью, творю Афродиту.

Лёгким бризом ласкаю вершины холмов,
По ложбинам и впадинам негой стекаю,
Начиная творенье с основы основ,
Я ваяю свою Афродиту, ваяю.

Оживает мой сказочно-ласковый миф,
Подчинившись отчаянной власти прибоя.
Оглушающе-страстно грохочет прилив
И спадает истомой на ложе покоя.

Афродита сверкает в игривом луче.
А потом улыбнувшись, заснёт на плече.

***

Как лебедь с подбитым крылом взывает печально к звезде,
Лишённый коварной судьбой пьянящего чувства полёта,
Так я, заблудившись один в навязчиво-горькой беде,
Уже не мечтаю принять восторг упоённого взлёта.

И падает высохший лист, скользя по усталой душе,
Где возле чужих берегов ненужный восторг рукоплещет.
Осмеяна правда, а ложь в открыто-шальном неглиже
По теням ушедших Богов ремнями-насмешками хлещет.

Прости , Арканар, я устал мириться с законами тьмы.
Прохладная пена, увы, уже не остудит смятенья.
Выходит безумное "Я", оставив надёжное"мы",
Разбив о желание жить испитую чашу сомненья.

"Виват!" или "Проклят!" итог?
Неважно! Да здравствует, Бог!
Рейтинг: 0 193 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!