А. Рембо. К 160-летию поэта

24 ноября 2014 - Анатолий Побаченко
  Артюр Рембо. 1 В палящем зное, без глотка воды, идёт упрямо к цели цепь верблюдов, среди горбов болтается ублюдок – глаза что ночь да каменный кадык. Вдали ему виднеются склады, тюки для барж, слоновой кости груды … Писать песком здесь просятся этюды и раем пахнут спелые плоды. В уме кипящем зреют планы действий. Тому способствуют пустыни вести: уж спрос растёт! Не подвела б нога! Шагать Рембо два месяца осталось … А жизнь, как персик, пополам распалась, и давит дольку чёрная рука. 05.02.1995 2 О Востоке мечтая, бросил землю Европы, в африканских песках слушал песни кабил. Поэтический гений он рано сгубил, чтобы снова торить непомерные тропы. Истрепали ветра корабельные стропы, звуки стонущих слов навсегда разлюбил, чашу славы своей чуть поэт пригубил и пошёл за мамоной сомнительной пробы. Песня спета, Париж! Вспоминай же, Верлен, как тебя увлекал он в губительный плен стихотворной тоски и великих скандалов. Где пустыня и зной, лижет камни гюрза за безценнок пойдут голубые глаза, золотистый табак, древесина сандала. 29.05 1996

© Copyright: Анатолий Побаченко, 2014

Регистрационный номер №0254969

от 24 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0254969 выдан для произведения: Артюр Рембо. 1 В палящем зное, без глотка воды, идёт упрямо к цели цепь верблюдов, среди горбов болтается ублюдок – глаза что ночь да каменный кадык. Вдали ему виднеются склады, тюки для барж, слоновой кости груды … Писать песком здесь просятся этюды и раем пахнут спелые плоды. В уме кипящем зреют планы действий. Тому способствуют пустыни вести: уж спрос растёт! Не подвела б нога! Шагать Рембо два месяца осталось … А жизнь, как персик, пополам распалась, и давит дольку чёрная рука. 05.02.1995 2 О Востоке мечтая, бросил землю Европы, в африканских песках слушал песни кабил. Поэтический гений он рано сгубил, чтобы снова торить непомерные тропы. Истрепали ветра корабельные стропы, звуки стонущих слов навсегда разлюбил, чашу славы своей чуть поэт пригубил и пошёл за мамоной сомнительной пробы. Песня спета, Париж! Вспоминай же, Верлен, как тебя увлекал он в губительный плен стихотворной тоски и великих скандалов. Где пустыня и зной, лижет камни гюрза за безценнок пойдут голубые глаза, золотистый табак, древесина сандала. 29.05 1996
Рейтинг: +1 131 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!