ГлавнаяПоэзияЛирикаГородская → СЧАСТЬЕ САДОВОДА

 

СЧАСТЬЕ САДОВОДА

7 декабря 2011 - Юрий Семёнов

    Кто сказал, что пахнет мятой,

пахнет ландышем весной?

Я понюхаю лопату –

пахнет потом, то есть, мной.

Кто сказал, что труд на даче

начинается весной?

Чёрт поймёт, когда он начат

и настанет ли покой.

 

  Клок земли – всего шесть соток –

сад, цветник и огород.

Но зато на нём работы -

каждый день и круглый год.

Не считал часов, минуток,

только знаю я одно:

будет в сутках двое суток –

мне не хватит всё равно…

   Ноги ноют, сердце скачет,

словно бубен, голова.

От трудов моих на даче

в основном растёт трава.

У берёзки и пырея

конкуренция идёт:

кто из них двоих быстрее

все растения забьёт.

Гнёзда гусениц на ветках

и какие-то жуки.

Помидоры жрёт медведка,

сливы точат червяки…

Я на них зловонным ядом

распылителем пылю

и, конечно, с ними рядом 

заодно себя травлю.

Щедро струями облиты

ядовитого дождя,

сдохнут сразу паразиты,

я – немного погодя…

   Возле речки душно даже –

солнце жарит с высоты.

В лютый зной народ на пляже

прогревает животы.

Там ленивый и унылый

день деньской идёт балдёж.

Дефицитная рабсила 

пропадает ни за грош.

Вот бы мне бы эти силы!

Я бы им устроил Крым!

Дал бы грабли, дал бы вилы,

дал бы лейку в руки им.

И они  концу недели

до того бы обалдели –

хоть снимайся на экран

«Перебравший наркоман».

    Так бы с теми, кто на пляже

губит время.

                        У меня же

на моей любимой даче

дело выглядит иначе.

   Я поджарый, а не тощий.

и, тем более, не мощи.

А от дачной физкультуры

так набил мускулатуру,

что – соврать себе не дам –

позавидует Ван Дамм.

Замечать я стал нередко

при комплекции такой,

что красавица соседка

на меня глядит с тоской…

    Нет мне дела до простуды –

закалён, как пионер.

Кровеносные сосуды

гипертоникам в пример

держат восемь атмосфер!

И всё лето напролёт

сердце скачет, но – поёт!

    Врут ведь интеллектуалы,

что читаю слишком мало,

что теперь в глазах моих

нету мыслей никаких,

что на даче скоро стану

я похож на обезьяну.

Я на умниц не ропщу:

бог простит и я прощу.

    Пусть болят под вечер руки,

но, поверьте, не со скуки

до утра читаю всё ж

и Маринину, и ЗОЖ

и «Фазенду», и «Плейбоя»,

и ещё чего другое.

Жаль, карлухин «Капитал»

до конца не дочитал.

    Я нормальный россиянин

и, где надо, там лоялен.

У политики не сбоку

и, хоть в том не вижу проку,

но на выборы хожу,

словно Родине служу.

Но, бывает, на народе

лень ступать мне  в разговоры –

я с соседом о погоде

посудачу у забора.

И поплачется сосед:

    - С этой дачей столько бед…

То какой-то идиот

ночью в окнах стёкла бьёт,

то вчера подлюка-вор

шланги новые упёр,

то инкогнитый дебил

бак люменевый стащил…

Утром, глядь, капусты нет.

То намедни помидоры

помогли собрать… А след

к твоему ведёт забору,

разлюбезный мой сосед…

    У меня на даче ночку

тоже кто-то ночевал.

Набросал окурков в бочку,

на пороге наплевал.

На столе стоят стаканы,

а в стаканах тех тюльпаны

все с моей цветочной грядки –

вот такие, блин, порядки.

Есть записка на двери:

«Я нас… - ты убери».

Зорким глазом ветеранов

Вдруг заметил: меж стаканов

на столе бутылка есть,

что не можно глаз отвесть!

На ходу восславив бога,

я от самого порога

к ней аллюром три креста…

А бутылочка пуста.

Я ругаюсь и сержусь,

Но убрал и вновь тружусь.

 

    А вокруг пылает лето!

Садоводы, не плошай!

Садоводу спуску нету –

собирает урожай.

А его хватило впору

и хозяину, и вору.

 

Долго тянется на даче

овощей и фруктов сбор.

Их, гнилых, по десять тачек

вывожу я за забор.

Позабыты воскресенья,

не хватает и суббот:

то соленья, то варенья,

то повидло, то компот.

А ночами потихоньку

гоним сок, как самогонку…

    И вот так немало лет,

глядь-поглядь, а лета нет.

 

    Осень. Холод. Окна плачут.

К вечерку уже мороз.

Кто на печку, я – на дачу

мчусь разбрасывать навоз.

У меня минуты лишней

нету даже и зимой:

снег утаптывать под вишней

вряд ли будет кто другой.

Вот такой круговорот

         круглый год.

 

    Я, авось, не стану шизом,

но забыл уже давно,

что такое телевизор,

что такое домино,

и рыбалка, и кино,

и картишки, и вино.

              Но!

 

    Мы не просто садоводы

и совсем не куркульё.

Мы – служители природы

и хранители её.

Мы сады и огороды

создаём своим трудом.

Ни наживы, ни дохода

мы от этого не ждём.

Для любого садовода

радость – видеть раньше всех,

как упрямо лезут всходы,

пробивая талый снег,

как весна взрывает почки,

зреют сливы в летний зной,

как глядит из-под листочка

огуречик озорной,

как осенней непогодой

лист октябрьский слёзы льёт…

    В чём же счастье садовода?

Не ответит садовод.

 

    Лезет он всю жизнь из кожи,

здесь и рай его земной.

     Это значит, люди, всё же

пахнет ландышем весной.  

© Copyright: Юрий Семёнов, 2011

Регистрационный номер №0001557

от 7 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0001557 выдан для произведения:

    Кто сказал, что пахнет мятой,

пахнет ландышем весной?

Я понюхаю лопату –

пахнет потом, то есть, мной.

Кто сказал, что труд на даче

начинается весной?

Чёрт поймёт, когда он начат

и настанет ли покой.

 

  Клок земли – всего шесть соток –

сад, цветник и огород.

Но зато на нём работы -

каждый день и круглый год.

Не считал часов, минуток,

только знаю я одно:

будет в сутках двое суток –

мне не хватит всё равно…

   Ноги ноют, сердце скачет,

словно бубен, голова.

От трудов моих на даче

в основном растёт трава.

У берёзки и пырея

конкуренция идёт:

кто из них двоих быстрее

все растения забьёт.

Гнёзда гусениц на ветках

и какие-то жуки.

Помидоры жрёт медведка,

сливы точат червяки…

Я на них зловонным ядом

распылителем пылю

и, конечно, с ними рядом 

заодно себя травлю.

Щедро струями облиты

ядовитого дождя,

сдохнут сразу паразиты,

я – немного погодя…

   Возле речки душно даже –

солнце жарит с высоты.

В лютый зной народ на пляже

прогревает животы.

Там ленивый и унылый

день деньской идёт балдёж.

Дефицитная рабсила 

пропадает ни за грош.

Вот бы мне бы эти силы!

Я бы им устроил Крым!

Дал бы грабли, дал бы вилы,

дал бы лейку в руки им.

И они  концу недели

до того бы обалдели –

хоть снимайся на экран

«Перебравший наркоман».

    Так бы с теми, кто на пляже

губит время.

                        У меня же

на моей любимой даче

дело выглядит иначе.

   Я поджарый, а не тощий.

и, тем более, не мощи.

А от дачной физкультуры

так набил мускулатуру,

что – соврать себе не дам –

позавидует Ван Дамм.

Замечать я стал нередко

при комплекции такой,

что красавица соседка

на меня глядит с тоской…

    Нет мне дела до простуды –

закалён, как пионер.

Кровеносные сосуды

гипертоникам в пример

держат восемь атмосфер!

И всё лето напролёт

сердце скачет, но – поёт!

    Врут ведь интеллектуалы,

что читаю слишком мало,

что теперь в глазах моих

нету мыслей никаких,

что на даче скоро стану

я похож на обезьяну.

Я на умниц не ропщу:

бог простит и я прощу.

    Пусть болят под вечер руки,

но, поверьте, не со скуки

до утра читаю всё ж

и Маринину, и ЗОЖ

и «Фазенду», и «Плейбоя»,

и ещё чего другое.

Жаль, карлухин «Капитал»

до конца не дочитал.

    Я нормальный россиянин

и, где надо, там лоялен.

У политики не сбоку

и, хоть в том не вижу проку,

но на выборы хожу,

словно Родине служу.

Но, бывает, на народе

лень ступать мне  в разговоры –

я с соседом о погоде

посудачу у забора.

И поплачется сосед:

    - С этой дачей столько бед…

То какой-то идиот

ночью в окнах стёкла бьёт,

то вчера подлюка-вор

шланги новые упёр,

то инкогнитый дебил

бак люменевый стащил…

Утром, глядь, капусты нет.

То намедни помидоры

помогли собрать… А след

к твоему ведёт забору,

разлюбезный мой сосед…

    У меня на даче ночку

тоже кто-то ночевал.

Набросал окурков в бочку,

на пороге наплевал.

На столе стоят стаканы,

а в стаканах тех тюльпаны

все с моей цветочной грядки –

вот такие, блин, порядки.

Есть записка на двери:

«Я нас… - ты убери».

Зорким глазом ветеранов

Вдруг заметил: меж стаканов

на столе бутылка есть,

что не можно глаз отвесть!

На ходу восславив бога,

я от самого порога

к ней аллюром три креста…

А бутылочка пуста.

Я ругаюсь и сержусь,

Но убрал и вновь тружусь.

 

    А вокруг пылает лето!

Садоводы, не плошай!

Садоводу спуску нету –

собирает урожай.

А его хватило впору

и хозяину, и вору.

 

Долго тянется на даче

овощей и фруктов сбор.

Их, гнилых, по десять тачек

вывожу я за забор.

Позабыты воскресенья,

не хватает и суббот:

то соленья, то варенья,

то повидло, то компот.

А ночами потихоньку

гоним сок, как самогонку…

    И вот так немало лет,

глядь-поглядь, а лета нет.

 

    Осень. Холод. Окна плачут.

К вечерку уже мороз.

Кто на печку, я – на дачу

мчусь разбрасывать навоз.

У меня минуты лишней

нету даже и зимой:

снег утаптывать под вишней

вряд ли будет кто другой.

Вот такой круговорот

         круглый год.

 

    Я, авось, не стану шизом,

но забыл уже давно,

что такое телевизор,

что такое домино,

и рыбалка, и кино,

и картишки, и вино.

              Но!

 

    Мы не просто садоводы

и совсем не куркульё.

Мы – служители природы

и хранители её.

Мы сады и огороды

создаём своим трудом.

Ни наживы, ни дохода

мы от этого не ждём.

Для любого садовода

радость – видеть раньше всех,

как упрямо лезут всходы,

пробивая талый снег,

как весна взрывает почки,

зреют сливы в летний зной,

как глядит из-под листочка

огуречик озорной,

как осенней непогодой

лист октябрьский слёзы льёт…

    В чём же счастье садовода?

Не ответит садовод.

 

    Лезет он всю жизнь из кожи,

здесь и рай его земной.

     Это значит, люди, всё же

пахнет ландышем весной.  

Рейтинг: 0 354 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!