Дом

20 февраля 2012 - Николай Гончаров

 

Я – ярославец в пятом поколении,

Мои истоки – в городе родном:

Прапрадед Николай, вложив умение,

На Мельничной срубил просторный дом.

 

Орудовал аршином, а не метром,

Не допускал погрешностей нигде.

Чуть трепетал под тёплым летним ветром

Кружочек стружки в русой бороде.

 

Звенел топор в мозолистых ручищах,

Янтарный сруб пах лесом и смолой,

А во дворе, кирпичиком начищенный,

Пел самовар с изогнутой трубой.

 

С конька виднелись Которосль и Волга,

И россыпь золоченых куполов.

И он смотрел восторженно и долго,

Счастливый тем, что создал крепкий кров.

 

По Пасхам в доме пахло пирогами,

Цвела сирень над лавкой во дворе;

Сменялись годы новыми годами,

Даруя жизни новой детворе.

 

Дом согревал по праздникам и будням,

Уютным светом принимал гостей.

Он стал приютом породнённым судьбам,

Свидетелем рождений и смертей.

 

Дед Николай ушёл из дома в штатском,

Присев на кухне – к доброму пути,

Но сгинул в сорок первом под Кронштадтом,

Полгода не дожив до тридцати.

 

Сменились миром годы лихолетья,

Жизнь потекла по правилам своим.

Всего лишь через два десятилетия

И для меня дом этот стал родным.

 

Снег за окошком, кошка на лежанке,

Мороз в сенях, преснушка на столе,

У печки дров березовых вязанка,

Высокий тополь в небольшом дворе.

 

Давно чужие тени бродят в доме,

В углах лампадки новые горят.

Все с улицы поразбежались, кроме

Двух – трех старушек, помнящих царя.

 

А дом стоит, немного покосившись,

И манит, чтоб за таинством дверей,

Вновь на минутку в детстве очутившись,

От позабытых чувств стать чуть добрей.                             

 

© Copyright: Николай Гончаров, 2012

Регистрационный номер №0028486

от 20 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0028486 выдан для произведения:

 

Я – ярославец в пятом поколении,

Мои истоки – в городе родном:

Прапрадед Николай, вложив умение,

На Мельничной срубил просторный дом.

 

Орудовал аршином, а не метром,

Не допускал погрешностей нигде.

Чуть трепетал под тёплым летним ветром

Кружочек стружки в русой бороде.

 

Звенел топор в мозолистых ручищах,

Янтарный сруб пах лесом и смолой,

А во дворе, кирпичиком начищенный,

Пел самовар с изогнутой трубой.

 

С конька виднелись Которосль и Волга,

И россыпь золоченых куполов.

И он смотрел восторженно и долго,

Счастливый тем, что создал крепкий кров.

 

По Пасхам в доме пахло пирогами,

Цвела сирень над лавкой во дворе;

Сменялись годы новыми годами,

Даруя жизни новой детворе.

 

Дом согревал по праздникам и будням,

Уютным светом принимал гостей.

Он стал приютом породнённым судьбам,

Свидетелем рождений и смертей.

 

Дед Николай ушёл из дома в штатском,

Присев на кухне – к доброму пути,

Но сгинул в сорок первом под Кронштадтом,

Полгода не дожив до тридцати.

 

Сменились миром годы лихолетья,

Жизнь потекла по правилам своим.

Всего лишь через два десятилетия

И для меня дом этот стал родным.

 

Снег за окошком, кошка на лежанке,

Мороз в сенях, преснушка на столе,

У печки дров березовых вязанка,

Высокий тополь в небольшом дворе.

 

Давно чужие тени бродят в доме,

В углах лампадки новые горят.

Все с улицы поразбежались, кроме

Двух – трех старушек, помнящих царя.

 

А дом стоит, немного покосившись,

И манит, чтоб за таинством дверей,

Вновь на минутку в детстве очутившись,

От позабытых чувств стать чуть добрей.                             

 

Рейтинг: 0 302 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!