ШАКАЛЫ

28 декабря 2011 - Ульяна Ульянова

 Я знаю тех, кто бьются в грудь, что - волк...

   Я в это верил поначалу...слепо.
   И наблюдал. Но растворялся толк,
   Который в смысле. Глупо и нелепо.
  
   Да, я хотел себя средь них найти -
   Мне памятью надежда подавалась:
   В далёком, плохо помненном пути
   Дорога среди гор моя скрывалась.
  
   Я шёл один. А горы - домом мне,
   Защитою. Кормильцем стал мне лес.
   Я болен был и ранен. Как во сне,
   Но всё же брёл. Надежды на чудес
  
   Ни признаков, ни лёгких указаний
   Не тешил я, готовый смерть принять -
   Она стремилась близ меня лобзаний,
   Чтобы меня, как падалицу, снять.
  
   И сдался я...лишь телом, не душой.
   Я наблюдал себя из некой выси,
   Как тело на тропе, что было мной,
   Сочилось кровью. Мчащиеся рысью,
  
   Настигли волки бренности моей.
   И их вожак промолвил перед стаей:
   - В хмельной охоте, удалью своей
   Добычу для еды мы достигаем.
   Мы не шакалы! Падали вкушать
   Свобода нашей мысли не позволит!
  
   - ...но мы устали...Надобно опять
   Искать добычу...
  
   -...............Стая не неволит!
  
   - ...а здесь прилично мяса, как еды.
   Неужто всё оставим для шакалов?!
   Охоты нашей призрачны плоды... -
   И стая, что устала, заворчала.
  
   - Как, в стае бунт? Шакальего хвоста
   Я слышу стук по каменной равнине.
   Вперёд два шага те, кто мыслит так,
   Чтобы расстаться с волчеством отныне!
   Кто не любитель собственной норы,
   Кому близки шакальи зубоскальства,
   С чужою самкой жаждет кто игры,
   В щенках своих выращивать зазнайство
   О собственной, тлетворной красоте,
   Какая для шакала - Супер Звёзды,
   Чья глупость зависает в высоте,
   Долой из стаи все, пока не поздно!
  
   И битва началась, где волк шакала
   Терзал до неизведанной поры.
   Земля, пусть под каменьями, стонала
   От крови, клочьев шерсти и жары.
  
   А телу обрелись свои итоги:
   Разбившись с высоты, шакалов власть
   Его сжевала в низменной дороге -
   Помин по мне... шакалы грызли всласть.
  
   Волков из стаи - только единицы.
   Шакалы же лавиною текли.
   Орлами стали волки - волки-птицы.
   Шакалы разбредалися в пыли.
  
   С тех пор прошло немало сотен лет.
   А волки так и не вернулись в стаю.
   Шакалами помечен волчий след,
   Помёт шакалий тропы устилает.
  
   Забыто слово старого Отца -
   Хранить очаг, беречь жену и совесть,
   Кормить крупой из серого свинца,
   Кто лапой грязной, да на волчью повесть.
  
   Растить щенков в заботе о родных.
   Кормиться духом, не гнилою спесью.
   Земель не гадить собственных, чужих.
   И чистою лишь напиваться песней.
  
   Остались волки где-то...Для натуры
   Разбредшись одиночеством по миру.
   Шакалы облачились в волчьи шкуры,
   Под нею те же - прежние сатиры.
  
   Смотрю, и стыд меня одолевает -
   Кто мнит себя всех круче и красивей,
   Детьми пророка стаю называют,
   Легендами бахвалятся. Спесивей
  
   Становятся день ото дня. Молва,
   За нею с пересудами - их дело.
   Как призрачна, Всевышний мой, канва,
   Какою, в духе, облачилось тело...
  
   Продажность выше собственных голов
   И примитивность в станище шакалов.
   Но...единичность подлинных волков,
   Какие одиноки средь бахвалов....
  
   11.12.08

© Copyright: Ульяна Ульянова, 2011

Регистрационный номер №0009796

от 28 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0009796 выдан для произведения:

 Я знаю тех, кто бьются в грудь, что - волк...

   Я в это верил поначалу...слепо.
   И наблюдал. Но растворялся толк,
   Который в смысле. Глупо и нелепо.
  
   Да, я хотел себя средь них найти -
   Мне памятью надежда подавалась:
   В далёком, плохо помненном пути
   Дорога среди гор моя скрывалась.
  
   Я шёл один. А горы - домом мне,
   Защитою. Кормильцем стал мне лес.
   Я болен был и ранен. Как во сне,
   Но всё же брёл. Надежды на чудес
  
   Ни признаков, ни лёгких указаний
   Не тешил я, готовый смерть принять -
   Она стремилась близ меня лобзаний,
   Чтобы меня, как падалицу, снять.
  
   И сдался я...лишь телом, не душой.
   Я наблюдал себя из некой выси,
   Как тело на тропе, что было мной,
   Сочилось кровью. Мчащиеся рысью,
  
   Настигли волки бренности моей.
   И их вожак промолвил перед стаей:
   - В хмельной охоте, удалью своей
   Добычу для еды мы достигаем.
   Мы не шакалы! Падали вкушать
   Свобода нашей мысли не позволит!
  
   - ...но мы устали...Надобно опять
   Искать добычу...
  
   -...............Стая не неволит!
  
   - ...а здесь прилично мяса, как еды.
   Неужто всё оставим для шакалов?!
   Охоты нашей призрачны плоды... -
   И стая, что устала, заворчала.
  
   - Как, в стае бунт? Шакальего хвоста
   Я слышу стук по каменной равнине.
   Вперёд два шага те, кто мыслит так,
   Чтобы расстаться с волчеством отныне!
   Кто не любитель собственной норы,
   Кому близки шакальи зубоскальства,
   С чужою самкой жаждет кто игры,
   В щенках своих выращивать зазнайство
   О собственной, тлетворной красоте,
   Какая для шакала - Супер Звёзды,
   Чья глупость зависает в высоте,
   Долой из стаи все, пока не поздно!
  
   И битва началась, где волк шакала
   Терзал до неизведанной поры.
   Земля, пусть под каменьями, стонала
   От крови, клочьев шерсти и жары.
  
   А телу обрелись свои итоги:
   Разбившись с высоты, шакалов власть
   Его сжевала в низменной дороге -
   Помин по мне... шакалы грызли всласть.
  
   Волков из стаи - только единицы.
   Шакалы же лавиною текли.
   Орлами стали волки - волки-птицы.
   Шакалы разбредалися в пыли.
  
   С тех пор прошло немало сотен лет.
   А волки так и не вернулись в стаю.
   Шакалами помечен волчий след,
   Помёт шакалий тропы устилает.
  
   Забыто слово старого Отца -
   Хранить очаг, беречь жену и совесть,
   Кормить крупой из серого свинца,
   Кто лапой грязной, да на волчью повесть.
  
   Растить щенков в заботе о родных.
   Кормиться духом, не гнилою спесью.
   Земель не гадить собственных, чужих.
   И чистою лишь напиваться песней.
  
   Остались волки где-то...Для натуры
   Разбредшись одиночеством по миру.
   Шакалы облачились в волчьи шкуры,
   Под нею те же - прежние сатиры.
  
   Смотрю, и стыд меня одолевает -
   Кто мнит себя всех круче и красивей,
   Детьми пророка стаю называют,
   Легендами бахвалятся. Спесивей
  
   Становятся день ото дня. Молва,
   За нею с пересудами - их дело.
   Как призрачна, Всевышний мой, канва,
   Какою, в духе, облачилось тело...
  
   Продажность выше собственных голов
   И примитивность в станище шакалов.
   Но...единичность подлинных волков,
   Какие одиноки средь бахвалов....
  
   11.12.08

Рейтинг: +2 178 просмотров
Комментарии (2)
Ольга Постникова # 28 декабря 2011 в 12:08 0
Какой глубокий смысл!
Ульяна Ульянова # 30 ноября 2012 в 12:49 0
c0137 ura