ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → С темным кожаным стершимся боком

 

С темным кожаным стершимся боком

3 марта 2014 - Виктор Вежнин
article197111.jpg

 

С тёмным кожаным

стёршимся боком

в самом дальнем

укромном углу,

ты, забытый,

стоишь одиноко,

верный лишь

одному ремеслу.

 

Впрок придуман

людскою нуждою

и почти что

с рождения дан;

но не ты

виноват в том „раскрое"-

 

верный спутник дорог -

чемодан.

 

Всю твою

суетливую сущность

ненавидел я,

знал бы ты - как!

Мне другое

намного лучше:

лес, тропа

да простой рюкзак.

 

Всё же честно

признать хочу я:

были дни -

заодно с тобой,

ни себя,

ни земли не чуя,

как на крыльях,

летел я домой!

 

Вспомни -

старый мосток деревянный

(я пацан был,

а ты - с портфель),

мы шагали:

ты - лёгкий,

как пьяный - я,

распахнув напоследок

шинель.

 

А потом

ты всё рос, раздавался,

и с собратьями

разных мастей

по дорогам

со мною катался

с грудой нужных

и прочих вещей.

 

И в тот год,

что судьбу „проутюжил",

ты опять

своё чрево разъял,

 

но, оставив

весь мир снаружи,

лишь пожитки

обычные взял.

 

Даже был бы ты

весь из резины,

всё ж никак

увезти не смог:

беломошник,

речные стремнины,

шум тайги,

глухариный ток.

Наконец

можешь створки захлопнуть,

от замков и ремней

отдохнуть:

ведь втащило нас

в эту Европу

без билета

в обратный путь.

 

Но с тобой поделюсь

(с кем же кроме),

старый чёрт,

хочешь верь, хочешь - нет,

что храню я

в твоём объёме,

как спасенье,

не взятый билет.

 

Он незримым флюидом

витает,

но среди

человечьих обуз

всё ж на чашках весов

равняет

мне отстёгнутый,

тяжкий груз.

 

Постарайся,

храни его дольше -

понимаю,

что вечного нет.

Всё ж - не меньше

(не нужно и больше)

свыше сброшенных

Господом лет.

 

А когда я свой час

почую

перед гранью,

где нет ничего,

я в тебя

этот стих запакую

и отправлю

бродить одного.

 

Июнь, 1991

Мёнхенгладбах

© Copyright: Виктор Вежнин, 2014

Регистрационный номер №0197111

от 3 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0197111 выдан для произведения:

 

С тёмным кожаным

стёршимся боком

в самом дальнем

укромном углу,

ты, забытый,

стоишь одиноко,

верный лишь

одному ремеслу.

 

Впрок придуман

людскою нуждою

и почти что

с рождения дан;

но не ты

виноват в том „раскрое"-

 

верный спутник дорог -

чемодан.

 

Всю твою

суетливую сущность

ненавидел я,

знал бы ты - как!

Мне другое

намного лучше:

лес, тропа

да простой рюкзак.

 

Всё же честно

признать хочу я:

были дни -

заодно с тобой,

ни себя,

ни земли не чуя,

как на крыльях,

летел я домой!

 

Вспомни -

старый мосток деревянный

(я пацан был,

а ты - с портфель),

мы шагали:

ты - лёгкий,

как пьяный - я,

распахнув напоследок

шинель.

 

А потом

ты всё рос, раздавался,

и с собратьями

разных мастей

по дорогам

со мною катался

с грудой нужных

и прочих вещей.

 

И в тот год,

что судьбу „проутюжил",

ты опять

своё чрево разъял,

 

но, оставив

весь мир снаружи,

лишь пожитки

обычные взял.

 

Даже был бы ты

весь из резины,

всё ж никак

увезти не смог:

беломошник,

речные стремнины,

шум тайги,

глухариный ток.

Наконец

можешь створки захлопнуть,

от замков и ремней

отдохнуть:

ведь втащило нас

в эту Европу

без билета

в обратный путь.

 

Но с тобой поделюсь

(с кем же кроме),

старый чёрт,

хочешь верь, хочешь - нет,

что храню я

в твоём объёме,

как спасенье,

не взятый билет.

 

Он незримым флюидом

витает,

но среди

человечьих обуз

всё ж на чашках весов

равняет

мне отстёгнутый,

тяжкий груз.

 

Постарайся,

храни его дольше -

понимаю,

что вечного нет.

Всё ж - не меньше

(не нужно и больше)

свыше сброшенных

Господом лет.

 

А когда я свой час

почую

перед гранью,

где нет ничего,

я в тебя

этот стих запакую

и отправлю

бродить одного.

 

Июнь, 1991

Мёнхенгладбах

Рейтинг: 0 64 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!